Брат Клод, скрестив руки, наблюдал, как брат Люпо привязывал жертву к поспешно установленно shy;му алтарю внутри туннеля. Подземный Саннидейл представлял собой переплетение темных и жутких переходов, канализационных труб и естественных пещер.

Некоторые из подземных помещений населяли .демоны и чудовища- зло, из-за которого Истребительница никогда не сидела сложа руки.

Клод рассматривал скелет – наполовину челове shy;ческий, наполовину рыбий, который они обнаружи shy;ли, приготавливая алтарь для жертвоприношения.

Жертва для Хаоса… Одна из многочисленных жертв, которые они принесли за последние несколько часов, – прелестное юное создание.

Брат Люпо начал ритуал, а Клод и остальные читали нараспев заклинания. Сколько жертвоприноше shy;ний он совершил и на скольких присутствовал? На сотнях. И при этом каждое было особенным. Девушка на алтаре стонала и пыталась освободить shy;ся. Как обычно. И всегда это было напрасно. Где-то Глубоко в сердце он жалел ее, хотя обычно почти ни чего не чувствовал к жертвам. По крайней мере, ее смерть будет мгновенной.

Все затаили дыхание. Люпо сказал:

– Отойдите назад.

Клод слегка нахмурился. Это не было частью ри shy;туала.

Вдруг тело Люпо начало светиться в ауре вязкого черного пламени.

Люпо протянул руки вперед. Возможно, жертва поняла, что последует дальше, и завизжала, несмотря на кляп.

Это было ужасно. Туннель наполнился дымом.

Труп превратился в кучку пепла. Гнев и восхище shy;ние охватили Клода, когда братья начали падать на колени в знак поклонения Люпо, который овладел Черным сожжением, самым опасным оружием разру shy;шения Ил Маэстро.

Люпо красноречиво посмотрел на Клода и улыбнул shy;ся. Клод подумал, что, если они оба выживут в войне с Фулканелли, конфронтация между ними неизбеж shy;на. Клод не умел делать сожжения, поэтому Люпо дол shy;жен умереть.

Он повернулся к остальным:

– Время идти, братья. Мы боремся за наши жизни. Мы боремся за Хаос.

– За Хаос, – вторили они.

Люпо отошел от алтаря и открыл деревянный кон shy;тейнер с автоматическим оружием:

– Каждый из вас должен быть вооружен.

Клод тем временем исследовал пепел жертвы на на shy;личие знаков и предзнаменований: похоже, все сложит shy;ся удачно. Люпо отвлекся и внимательно посмотрел на Клода. Тот пожал плечами и сделал непроницаемое лицо. Затем прошел в глубь туннеля, прикрыл глаза и мысленно нарисовал себе чертика, сидящего у него на плече и нашептывающего ему на ухо, как обезьянка шарманщика.

Он концентрировался до тех пор, пока не ощутил 1 тяжесть тела чертика, уколы его когтей и могильный

запах.

– Найди наследника. Найди Микаэлу, – сказал чертик, потом расправил свои кожаные крылья в и улетел.

– О, великие темные боги, – пробормотал Клод, -

сделайте меня властелином этого мира, и я стану ва-

шим посыльным, вашей собакой. Я буду поклоняться

вам. – Ничего не произошло. Несмотря на эту осо-

бую молитву, никогда ничего не происходило. Он про-

бовал снова и снова: ~ Я принесу вам власть. Я не

успокоюсь, пока не добуду Истребительницу.

Наконец-то его молитвы были услышаны. Ледяная дрожь пробежала по его телу, что-то вошло в него и осталось внутри. Он в нетерпении сжал руки. Потуннелю эхом прокатился звук – жуткий и громкий.

– Я получил прямое указание от тех, кому мы слу shy;жим, – объявил Клод братьям. – Настало время.

– Мы еще не закончили, – надменно сказал Люпо.

Клод почувствовал, как то, что вошло в него, раз shy;лилось по мускулам и тканям. Кости на лбу вылезли под косым углом, хрящ на переносице прорвался че shy;рез жилы и кожу.

– Мы закончили здесь, – объявил Клод, но это был уже не его голос. Величественный и глубокий, это был Голос Древнего – Властителя Хаоса. – Настало время встретиться с Фулканелли, настало время ему умереть.

Пункт наблюдения находился на холме, позади кинотеатра.

– Первый раз я хочу, чтобы ты мне солгал, но ты говоришь правду, – пробормотала Баффи.

Итан пожал плечами:

– Извини.

– Итан, почему ты до последней минуты ничего не говорил о Минотавре? – Джайлс посмотрел на своего бывшего друга, а теперь очень ненадежного со shy;юзника.

•- Потрошитель, я люблю, когда есть немного нео shy;пределенности. Это то, что мне нравится в Сыновьях Энтропии. Я имею в виду Энтропию. Непорядок. Смятение. Это то, что заводит таких отступников, как я. – Он прикрыл рот ладонью. – Ой, прошу проще shy;ния, мисс Саммерс, вы еще нежны и молоды.

– Заткнись, Итан, – огрызнулась Баффи и посмот shy;рела на лабиринт.

– Вы ее видите? – спросила она Ангела, потом взглянула на Джайлса.

Джайлс покачал головой:

– Мне жаль, но нет.

– А я чувствую что-то, – объявил Ангел, нюхая воздух. – Какой-то мускусный запах.

– Это Минотавр, – покачал головой Итан в при shy;творном сожалении.

Баффи начала осторожно спускаться с холма, при shy;говаривая:

– Куда дует ветер?

Джайлс шел за ней, Ангел следом. Замыкал шествие Итан.

Они дошли до внешней стены лабиринта, мгнове shy;ние постояли неподвижно, потом Баффи глубоко вздохнула и ударила ногой в стену. Джайлс увидел, как она исчезла внутри лабиринта, а потом появилась опять.

– Что все это значит? – спросил Ангел Джайлса.

– Лабиринт – это летучий голландец. Наверное, I его протащили из другого мира с помощью магии, – |объяснил Джайлс. – С началом магической войны

барьеры между мирами стали такими тонкими…

– А это значит… – отозвался Ангел. Джайлс нахмурился:

– В любой момент лабиринт может засосать об shy;ратно, и он материализуется в потустороннем мире.

Привратник никогда раньше не мог вернуть обратно то, что проскользнуло в наш мир, но сейчас, когда ба shy;рьеры ослабли, это сделать очень просто.

– Значит, если мы войдем внутрь, нас может унес shy;ти в другое измерение и мы никогда не вернемся обратно? – Итан собрался уходить. – Я здесь посижу, если вы не возражаете.

Ангел схватил его за руку:

– Мы возражаем. Мы очень даже возражаем. Чем быстрее мы найдем Джойс, тем скорее мы выдворим отсюда Ад.

Джайлс прикрыл глаза:

– Истребительница не может так рисковать. Мир…

– О, пожалуйста! – закричала Баффи. – Он висит на волоске, так? Я не хочу больше об этом слышать! ! Там моя мать. Я собираюсь войти. И вы не сможете мне помешать. – Она высоко подняла подбородок. -

Разве что поможете мне.

– Я знал, что ты так скажешь.

– А я знала, что вы будете уговаривать меня не делать этого…

Баффи нырнула в лабиринт. Команда – за ней. Там пахло гнилым мясом и было абсолютно темно, но Баффи решительно опустилась на корточки, исследуя то, что под ногами. Потом двинулась вперед по утоптанной земле.

– Нам нужно отмечать маршрут, – сказал Ангел. – Есть правило правой руки, – ответил Джайлс. ~

Все время нужно поворачивать направо. Это сраба shy;тывает в любом лабиринте. В Англии.

– О'кей, Алиса в Стране Чудес, – пробормотала Баффи. – Но я так не делаю. Я действую методом «на shy;учного тыка».

– Очень хорошо, – сказал Джайлс, – но если мы потеряемся, тогда ищи меня по голосу.

– Эй, где Итан? – сказал Ангел.

Баффи увидела отступающего колдуна, схватила его и подтолкнула вперед:

– Еще что-нибудь в этом роде, и ты никогда боль shy;ше не будешь смотреть телевизор.

– Мне нравится, когда ты злишься. Баффи, стиснув зубы, пошла за ним.

Туман рассеялся, и полная луна осветила лабиринт. На усыпанную костями землю легли длинные тени.

Все замерли – прямо перед ними стояло существо, которое Баффи смутно помнила из мифологии: мус shy;кулистый, грязный человек с огромной головой быка. Массивные рога поблескивали в тусклом свете,

– Нет, – застонала Баффи.

С ревом чудовище бросилось вперед.

– О, да, – обрадовался Фулканелли, когда услы shy;шал рев Минотавра. Его лицо затряслось от восторга. Он встал со стула в своей комнатушке на складе и на shy;стежь распахнул дверь. Братья в капюшонах застыли в ожидании приказаний.

– Истребительница явилась, – уверенно сказал он. – Идите в лабиринт и возьмите ее.

– Идти… идти в лабиринт, Маэстро? – пискнул один из них, очень молодой австралиец с козлиной бородкой и серьгой в ухе. – К… чудовищу?

– Я последую за вами меньше чем через минуту, – уверил его Фулканелли, – после того, как произнесу одно заклинание. – Он потер руки. – Если нам повезет, с ней будет и наследник.

Братья стояли и переглядывались. Фулканелли закипел от ярости и метнул луч голубой энергии в австралийца. Тот вскрикнул. Остальные перешаг shy;нули через его труп, не смея ослушаться приказания.

Внезапно в коридоре началась стрельба. Тела братьев падали на пол, заливая его кровью. Повсюду раз shy;давались крики боли и ужаса.

Фулканелли прыгнул обратно в свою комнату и захлопнул дверь. Он был мертвенно бледен. Закрыв глаза, он пробормотал несколько заклинаний.

В это мгновение лица Люпо и Клода засветились прямо у него перед глазами. Потом лицо Клода рас shy;творилось, а на его месте возникло лицо Древнего, , одного из Властителей Хаоса.

– Глупец! – взревел он. – Приравнял себя к Белфегору. Теперь ты умрешь.

Фулканелли покачал головой. – Вряд ли, – прошептал он и послал в лицо демо shy;ну самое сильное заклинание. Черты лица Древнего мгновенно расплылись, а тело скорчилось от боли.

Воодушевленный удачей, Фулканелли создал во shy;круг себя энергетическое поле, защищавшее от пуль. Он уверенно пересек комнату и вышел в коридор. Многие из его последователей были мертвы. Остав shy;шиеся в живых жались друг к другу.

В тот же миг дверь в другом конце коридора слете shy;ла с петель, и коридор заполнили люди, вооруженные пулеметами.

– Не допущу этого, пока я жив! – закричал Фулканелли.

Он запылал черным пламенем.

Увидев это, первый ряд атакующих пошатнулся и замер. После небольшого замешательства люди Фул-канелли пошли в наступление, вырывая у противни shy;ков оружие и стреляя в упор.

Фулканелли снова применил Черное сожжение. Один из нападавших, вскрикнув перед смертью, вспыхнул как факел, и еще один…

Фулканелли носился, оттесняя вторгшихся ярост shy;ным шквалом энергии.

Вдруг раздался крик брата Люпо:

– Вперед, вы, придурки!

Дети Хаоса нырнули в лабиринт, стреляя во все, что видели. Они прочесывали основные проходы ла shy;биринта, как обезумевшие от погони охотничьи со shy;баки, учуявшие запах лисы.

Баффи услышала грохот пальбы, когда бежала со всех ног от нападавшего Минотавра. В конце камен shy;ного коридора она развернулась, оттолкнулась и уда shy;рила его в морду. Он взревел и попытался схватить ее.

– Слушай, – сказала она, обрушив на него удар, от которого его кости затрещали. – Отдай мне мою маму, а потом мы вытащим тебя отсюда.

– Сомневаюсь, что он говорит по-английски, – за shy;кричал Итан.

В этот момент три фигуры в капюшонах спрыгну shy;ли откуда-то сверху, одна из них упала на Минотавра, две другие – на Баффи.

– Баффи! – закричал Ангел и изо всей силы уда shy;рил кулаком одного из них в висок, а другого отбро shy;сил, как мешок с картошкой.

Еще одна фигура в капюшоне свалилась на Баффи.

– Эй, ребята, вы что с вертолета прыгаете? – спро shy;сила она и резким ударом сразила вновь прибывшего наповал. Потом наклонилась за своим пистолетом, а когда выпрямилась, увидела, что над ней навис Минотавр. Она направила на него пистолет и при shy;стально посмотрела на чудовище.

– У них есть оружие. Они убьют тебя – это дело времени. Отдай мою маму, и все выберемся отсюда.

Казалось, он не понял ни слова из того, что она ска shy;зала. Потом неожиданно повернулся и вприпрыжку побежал прочь.

– Трусливая курица! – закричала она ему вслед. Вдруг пальба стихла и наступила тишина.

– Баффи! Она у нас! У нас! – Джайлс, где вы? – Правило правой руки, – прокричал он в ответ. Она положила руку на правую стену лабиринта и побежала вдоль нее. На минуту остановилась и по shy;звала:

– Итан, Ангел!

– Баффи, я за тобой! – ответил Ангел. Она почувствовала его руку у себя на плече. Пальба возобновилась, заставив их обоих лечь на

землю и прикрыть головы. Когда Баффи наконец отважилась взглянуть вверх, ее взору предстало страшное зрелище: Минотавр держал в руках освещенное лунным светом, обмякшее тело ее матери.

– Нет, – прошептала Баффи и встала, намерева shy;ясь двинуться вперед.

– Баффи, оставайся на месте! – взмолился Ангел.

Минотавр подошел ближе. Голова Джойс Саммерс неестественно повисла, глаза были закрыты. Баффи ринулась на Минотавра, который странно взглянул на нее, а потом отдал девушке свою ношу.

– Баффи, бежим! – завопил Джайлс и взял бес shy;чувственную Джойс из рук Баффи. – Они прямо за

тобой.

– Бежать? – спросила она недоверчиво.

Вдруг лабиринт заколыхался. Минотавр протянул руку Баффи. Она сказала:

– Пошли. – Но только она это произнесла, все кру shy;гом затряслось и заскрежетало снова.

Баффи, а за ней Ангел и Джайлс добежали до кон shy;ца коридора, перекатились через стену и упали на мокрую от ночного тумана траву. Минотавр был на полпути, когда лабиринт исчез. Он вскрикнул, со shy;всем как человек, когда его разрубило надвое. Его ту shy;ловище и голова плюхнулись на землю. Все остальное исчезло вместе с его логовом.

Баффи и ее друзья побежали к машине.

– Где Итан? – спросил Ангел.

– Надеюсь, он в Аду! Или в Другом Мире! – ска shy;зал Джайлс.

– Да без разницы, – ответила Баффи.

Зловоние, исходящее от трупов, душило Фулка-нелли. Он лежал, скорчившись, в туннеле. Лабиринт

исчез.

– А Истребительница? – спросил Белфегрр.

– Мы поймаем ее, – сказал Фулканелли. Он был ранен в ногу. Розовое сияние окутало рану, и нога сно shy;ва стала целой.

– Поймаем так же, как и наследника? .- Он не покинет Саннидейл живым.

– Очевидно, уже покинул, – сказал Белфегор ров shy;ным, очень спокойным голосом. – Что? – спросил Фулканелли, вскинув голову.

– Ты что, не чувствуешь? В Гейтхаусе новый При shy;вратник. Жак Рене выскользнул у тебя из рук.

– Это невозможно! – закричал Фулканелли. -Я установил преграды, охрану.

– Он обошел их. И ты поплатишься за это жизнью.

– Нет, – быстро сказал Фулканелли в панике. По shy;том продолжил более спокойно, потому что у него появился план: – Нет. Я справлюсь с этим. Я поеду в Бостон.

– И? – подначил Белфегор.

– Я убью нового Привратника. – Он улыбнулся. – А когда он будет мертв, Истребительнице негде будет укрыться, и я убью ее тоже.