За три дня Эмили навела порядок во дворе и в доме. Она с трудом держалась на ногах от усталости, но изводила себя сознательно — в надежде, что это поможет ей, как следует выспаться.

Напрасный труд!

По вечерам, падая в кровать от изнеможения, она часами лежала без сна, снова и снова переживая последний разговор с Клайдом.

Днем она прислушивалась к каждой проезжающей машине, тщетно надеясь, что это пикап Клайда.

Хотя на что она надеется? Ведь она своими собственными руками сделала все, чтобы он ушел из ее жизни навсегда!

Но ведь именно этого она и хотела. Или нет?

Узнав, что Клайд ее любит, она испугалась. А теперь, когда он ушел из ее жизни, поняла, что любит его.

Только это ничего не меняет.

Наутро, встав ни свет, ни заря, Эмили побросала в сумку вещи, закинула ее в багажник и выехала на безлюдную в этот час улицу. Накануне она занесла ключ от дома в агентство недвижимости, попросила Памелу присматривать за котом и оставила для него приоткрытым окно на кухне.

В Бостон Эмили приехала в самое пекло. Протискиваясь в пробке, она вдыхала выхлоп и старалась не думать о том, как легко дышится на тенистой Черри-лейн.

Принеся домой вещи, она решила освежиться в бассейне и перед глазами тут же встала картина: ночь, голубая гладь воды и ладное загорелое тело Клайда.

Нет, она определенно мазохистка! Спрашивается, зачем притащила его в Бостон? Вернее, зачем предложила ему остановиться у себя дома? Теперь придется мучиться воспоминаниями.

На следующий день, придя в школу, Эмили встретила Терри.

— Ну что, как прошло лето? — спросила та, окинув ее пытливым взглядом.

— Нормально, — пробормотала Эмили.

— Что-то ты бледная… Приболела?

— Да нет, просто устала, — избегая смотреть Терри в глаза, сказала Эмили. — Ремонт и все такое…

Терри молча кивнула, но, судя по выражению ее лица, не поверила ни единому слову.

— У тебя сегодня много дел?

— Да часа на два, — ответила Эмили, а про себя подумала: к сожалению. Будь ее воля, она бы осталась в школе до вечера. — А что?

— Если хочешь, поужинаем вместе, — предложила Терри. — Подождешь меня?

Они частенько проводили вечера вместе, но сейчас сидеть в ресторане настроения у Эмили не было. Но и торчать весь вечер дома не хотелось.

Она кивнула.

— Заходи ко мне в кабинет, когда освободишься. Идет?

— Идет. Ну, пока!

Эмили поднялась в свой кабинет и, отворив дверь, уставилась на доску объявлений. Надо составить план занятий и внеклассных мероприятий, а у нее ни одной мысли в голове.

Она подошла к столу, села и какое-то время сидела, глядя невидящими глазами на пустой класс, а потом принялась наводить порядок в столе.

Часа через два появилась Терри.

— Ну что, готова?

Эмили молча кивнула и потянулась за сумочкой. Хотя она толком ничего не успела, сидеть в кабинете не было смысла. Сегодня никакой план составить ей не удастся.

— Ты на машине? — спросила она у подруги.

— Да. За каникулы я все-таки сумела привести свою старушку в божеский вид, — ухмыльнулась Терри. — А ты?

— Как всегда.

— Какая жалость! — Терри притворно вздохнула. — А я-то хотела тебя прокатить с ветерком!

— Благодарю покорно! — Эмили невольно улыбнулась. — В последний раз, когда ты меня подвозила с ветерком, я чуть язык себе не откусила!

— Просто ты слишком много болтаешь! — хохотнула Терри и взглянула на часы. — Ну что, тогда встречаемся в половине седьмого в нашей любимой «Феличите»?

— Подруга, у меня сейчас с деньгами туго, — честно призналась Эмили. — Так что предлагаю ударить по китайской кухне. Ты как?

— Ударять будешь ты! — хохотнула та. — Я и так за лето поправилась. Боюсь вставать на весы.

— Куда пойдем? Может, в «Золотой лотос»? — предложила Эмили.

— А мне все равно. В кои-то веки хотела с подругой погурманствовать, а ты…

— А кто боится вставать на весы? — улыбнулась Эмили. — Хватит трепаться, поехали!

Через полчаса они уже сидели в уютном полумраке китайского ресторанчика.

— Слышала новости? — спросила Терри, когда они сделали заказ. — С нового учебного года изменяются условия трудового договора.

Терри была активным членом профсоюза, и подобные вещи ее живо интересовали.

— Нет, я никого не видела кроме тебя. Ну и что там новенького?

— Как обычно! Ничего хорошего!

Терри принялась с воодушевлением вещать, а Эмили время от времени с понимающим видом кивала. На самом деле теперь, когда она приняла решение уйти из школы, ей это было глубоко безразлично, но из уважения к подруге она изобразила на лице сочувствие.

— Эми, а ты не больна? — снова спросила Терри. — По-моему, ты здорово похудела. — Последнее высказывание прозвучало как обвинительный приговор.

— Да говорю тебе, я устала! Все лето занималась ремонтом дома. — Эмили вздохнула. — Поскорее бы нашелся покупатель!..

На самом деле последние дни, после прощального разговора с Клайдом, Эмили почти ничего не ела.

После ужина Эмили вернулась домой и какое-то время делала вид, что читает. Глаза бегали по строчкам, буквы складывались в слова, а слова во фразы, но в голове не возникало никакого отзвука.

Отложив книгу, она включила телевизор. Спорт, реклама, боевик… Вспомнив поход в кино, она выключила ящик и вздрогнула от оглушительно громкого телефонного звонка.

Может, это Клайд? — подумала она и чуть ли не бегом бросилась к телефонной трубке. Но это был всего лишь Дэвид, агент по недвижимости.

— У меня для вас хорошие новости, мисс Пайлз, — сообщил он. — Два клиента уже заинтересовались вашим домом.

Вот это да! Двух дней не прошло, как она отнесла ключи в агентство, а Дэвид уже развил такую активность? Конечно, клиенты могут и передумать, но все равно приятно, что дело сдвинулось с мертвой точки.

Эмили приняла душ и легла в постель, надеясь наконец-то выспаться.

Увы! Еще одна бессонная ночь.

Ей плохо одной. Она скучает по Клайду.

В третьем часу ночи Эмили в сотый раз перевернулась, пытаясь устроиться поудобнее, и впервые озвучила то, о чем неотступно думала последние дни:

— Я люблю Клайда.

В четвертом часу ей пришло в голову, что жизнь без него еще страшнее, чем вечная боязнь его потерять.

А когда в комнату прокрались первые лучи солнца, она поняла, что не может без него жить.

Господи, неужели она такая трусиха? И как же так получилось, что горе переросло в гнев и обиду, которые, отравили ей всю ее жизнь?

Эмили встала, вышла в гостиную и включила телевизор: она не переносила, когда в квартире тихо.

Тупо глядя на экран, она думала: как же ей распорядиться своей жизнью?

Так ничего и не придумав, Эмили привела себя в порядок и отправилась в школу. До общего собрания преподавателей оставалось еще три часа, и она рассчитывала успеть составить план.

Покончив с бумажной волокитой, она снова принялась копаться в своих ощущениях. Как было бы хорошо, если бы можно было отключать мозги! До собрания еще полтора часа. И надо их как-то убить.

Эмили вспомнила, как они с Клайдом говорили про комплекс вины, и ей пришло в голову, что она винила в смерти родителей не только себя, но и их самих. Вернее, она на них обиделась. Ну да, обиделась за то, что они оставили ее одну. Ведь она тогда была несмышленым подростком, а разубеждать ее было некому.

Но теперь-то она уже большая девочка! Может, хватит обижаться на весь свет? Что случилось, то случилось. И в нелепой трагической смерти родителей никто не виноват. Ни она, ни они сами.

Эмили закрыла лицо ладонями и зарыдала. Выплакав все слезы, она положила голову на стол и наконец, уснула.

Ее разбудила Терри.

— Подруга, с тобой все в порядке? — с тревогой спросила она, глядя на заплаканное лицо Эмили. — Скоро собрание, а ты выглядишь как привидение!

Эмили протерла глаза.

— Все в порядке. Вот только умоюсь холодной водой.

— Да что с тобой происходит?

— Ничего особенного. — Эмили встала и подошла к умывальнику. — Просто всю ночь сражалась с призраками.

Когда она умылась, Терри сказала:

— Послушай, Эми, я ведь не литератор, а всего лишь химик. Так что будь добра, объясни попроще!

Эмили улыбнулась.

— Не обижайся, Терри! Просто сегодня ночью я сделала для себя одно открытие.

— И какое, если не секрет?

— Из-за своей глупости я потеряла такого мужчину! — И она снова залилась слезами. — Что же я наделала!

— Ты имеешь в виду того типа, который пару раз встречал тебя у ворот школы на крутой тачке? — уточнила Терри. — Ей-Богу, не стоит по нему так убиваться!

— Да нет! Это другой. — Эмили улыбнулась сквозь слезы. — Я познакомилась с ним в Огасте.

— Ну, ты даешь, тихоня! — хохотнула Терри. — И кто же покорил сердце неприступной красавицы?

— Его зовут Клайд, — тихо сказала Эмили, и ее лицо озарилось улыбкой. — Он такой… такой…

— Подруга, лирику можешь смело опустить, — без церемоний прервала ее Терри. — Говори по делу, а то скоро собрание.

Когда Эмили рассказала подруге суть дела, та покачала головой и вынесла суровый вердикт: — Я тебе так скажу. Одно из двух: или ты круглая дура, или трусиха такая, каких свет еще не видывал. Это же надо бросить такого мужика!

Терри вышла, а Эмили смотрела ей вслед и все думала над ее словами.

Все собрание она мучилась сомнениями, а по дороге домой попыталась представить свою жизнь лет этак через пять. Допустим, она станет писателем. И что? Она так и будет всю жизнь писать книги для чужих детей? Вместо того, чтобы растить своих собственных?

Эмили позволила себе помечтать о том, что у нее дети от Клайда. Интересно, на кого они будут похожи? И будет ли Клайд хорошим отцом? Ответ на последний вопрос она знала наверняка. Из Клайда получится прекрасный отец. Он такой добрый и заботливый, настоящий образец детям.

А еще она впервые подумала о том, что ее родители умерли, но после них осталась она. А что она оставит после себя на земле?

Вечером позвонил агент и сообщил, что один из клиентов согласился купить дом за ее цену и готов внести предоплату хоть завтра, так что ей в ближайшее время предстоит приехать в Огасту и подписать акт купли-продажи.

Повесив трубку, Эмили подумала, что ей надо бы радоваться: теперь она может бросить школу и наконец-то заняться любимым делом, а она только сейчас осознала, что вот-вот порвется последняя ниточка, связывающая ее с Огастой.

Наутро Эмили поехала в школу и попросила у директора отпуск за свой счет. Тот, как обычно, прочитал нотацию, но все-таки отпустил.

Она поднялась к себе в кабинет, забрала из стола личные вещи и словно во сне вернулась домой.

На душе было пусто. Почему она ничего не чувствует? Ведь сбылась ее давняя мечта.

Просто ей не с кем разделить свою радость! А единственный на земле человек, с которым она хочет поговорить, за сотни миль отсюда. И даже позвонить ему нельзя.

А что, если поехать к Клайду? Захочет ли он разговаривать с ней? Ведь она его так обидела!..

Есть только один способ выяснить это: поехать к нему и поговорить! Да-да, надо сказать Клайду, что она совершила чудовищную ошибку.

Клайд отер рукавом пот с лица и присел на пень только что спиленного дуба. Сердцевина уже прогнила, так что он в любом случае через пару лет засох бы. Своей мощной кроной старый дуб закрывал вид на залив, и Клайд давно хотел его спилить.

Он погладил ладонью теплую кору. Да, запас дров на зиму у него существенно пополнился! Будет сидеть у камина и любоваться заливом. В гордом одиночестве…

Клайд огляделся. Снаружи дом уже полностью закончен. Сухие деревья и кусты он выкорчевал. Участок вокруг дома привел в порядок. Осталось только порубить на дрова этот дуб.

Вот уже почти неделю он работает не покладая рук, пытаясь заглушить боль и обиду, а толку чуть. Никакая трудотерапия не в силах помочь ему забыть Эмили.

Клайд вскочил, надел рабочие перчатки и, схватив топор, рубанул самый толстый сук. Перевел дыхание и собрался отсечь следующий, но услышал шум машины на дороге.

Прикрыв глаза ладонью, он узнал старенький джип Памелы Стентон. Интересно, что ей понадобилось?

Клайд положил топор на пень. Если честно, то сегодня при всем уважении к Памеле принимать ее не расположен. Да и вид у него еще тот! Весь потный, в волосах опилки…

Джип остановился на площадке за домом, и гул мотора смолк. Клайд застегнул рубашку на груди и пошел встречать гостью.

Когда из-за дома показалась Эмили, Клайд решил, что у него галлюцинация.

Он остановился как вкопанный и протер глаза, но видение не исчезало. Эмили все так же стояла у стены его дома.

Какого черта ее сюда принесло?!

Сосчитав до десяти, он подошел и остановился перед ней в нескольких шагах.

— Зачем ты приехала? — не слишком любезным тоном вместо приветствия спросил он.

Она болезненно поморщилась и, достав из сумочки конверт, протянула ему.

— Вот привезла деньги…

У Клайда защемило в груди, но он ожесточился и с минуту молча смотрел на нее.

Она похудела и осунулась. Под глазами темные круги…

— Могла бы выслать переводом, — буркнул он, не двинувшись с места.

Эмили протянула конверт, и Клайд заметил, что у нее дрожат руки.

— Я… я хотела передать их тебе лично. Клайд засунул руки в карманы джинсов. Она хочет, чтобы он взял у нее деньги? Пусть подождет!

А ведь этот конверт — последнее, что их связывает! — пришла в голову ненужная мысль.

Ну что за бред! Их уже ничто не связывает. Эмили сама порвала все, когда отказала ему. И теперь он не станет с ней миндальничать!

— Зачем? — спросил он, сузив глаза. — Зачем ты приехала в такую даль?

Опустив руку с конвертом, Эмили взглянула мимо него на красноватый в лучах закатного солнца залив.

— Хотела извиниться, — тихо сказала она. — За то, что наговорила перед отъездом. — Она посмотрела ему в лицо и снова перевела глаза на залив. — Я тебя обманула.

Клайду стало тяжело дышать.

Она его обманула? Но как?

Она что, замужем? Или обручена? Но ведь он был у нее в квартире в Бостоне и не заметил там никаких признаков присутствия мужчины. Может, она в разводе? Мозг лихорадочно предлагал версии — одну бредовее другой, — и ни одна из них Клайда не устраивала.

— Обманула? — спросил он, сдерживая гнев. — О чем это ты?

Эмили судорожно вздохнула и расплакалась. Клайд с трудом сдержался, чтобы не подбежать к ней и не прижать к себе.

— Да, я солгала тебе, — давясь слезами, проговорила она. — Сказала, что не смогу тебя полюбить.

Клайд шагнул к ней, боясь поверить в сверкнувший лучик надежды.

— И что же ты решила? — осторожно спросил он, а про себя подумал: если она готова побороть свои страхи, он пойдет ей навстречу. Он переедет в Бостон. Пусть каменные джунгли ему не по нутру, но лучше поселиться в Бостоне, чем жить в Пайн-Гроуве без Эмили.

Она подняла на него глаза и молча смотрела, словно не понимала, о чем ее спрашивают. Тишина становилась тягостной.

— Еще не знаю, — пробормотала она, округлив глаза. — Что ты имеешь в виду?

Теперь Клайд хотел от нее гарантий. Пожизненных гарантий.

— Мое предложение остается в силе, — суровым тоном произнес он. — Ты станешь моей женой?

Глаза у нее стали огромными, а потом она с готовностью кивнула.

— Да, я хочу стать твоей женой. Очень хочу.

— Ты хочешь, чтобы я переехал в Бостон?

Глаза у нее стали бездонными, и она не сразу еле слышно спросила, словно не могла в это поверить:

— А ты бы на это пошел? Ради меня?

— Да, — не колеблясь ответил Клайд.

И тогда она снова расплакалась.

Клайд в два шага преодолел разделявшее их расстояние и, прижав ее к груди, заключил в свои объятия.

Она вся дрожала, и Клайд поскорее вытащил ее из тени дома на солнышко. А когда ее рыдания утихли, и Эмили немного согрелась, он взял ее за плечи и, легонько отстранив, заглянул в лицо.

У нее был такой несчастный вид, что у Клайда сжалось сердце, а потом он почему-то улыбнулся и спросил:

— Неужели это так страшно? Любить меня? Она подняла на него свои бездонные глазищи и дрожащим голоском призналась:

— Если честно, то я боюсь.

Клайд наклонился и, поцеловав ее в лоб, сказал:

— Я знаю. И как же нам быть? Я могу пообещать тебе лишь то, что уже пообещал. Пока живу, буду любить тебя.

— Знаю. — Эмили вздохнула. — Просто я поняла, что жить без тебя не могу. И решила больше не бояться.

— Ну и как? Получается? Эмили засмеялась.

— День на день не приходится!

— Может, попробуем вместе?

— С удовольствием! — улыбнулась она и уткнулась лицом ему в грудь.

Клайд обнял ее и шепнул:

— Я весь потный. Но я же не знал, что ты приедешь…

— А мне нравится твой запах! — шепнула Эмили и, приоткрыв ворот рубашки, прижалась губами к его груди.

Клайда захлестнула волна желания, и он представил себе, как занимается с ней любовью прямо на берегу в отблесках костра под рокот волн.

Усилием воли он разжал кольцо рук. Если он ее сию секунду не отпустит, то за себя не ручается. А им еще предстоит многое обсудить. Клайд обвел глазами свою землю и спросил:

— Ну что, может, поедем к твоему агенту и выставим дом на продажу?

Эмили покачала головой и одарила его таким восхищенным взглядом, что у него запела душа:

— Нет, Клайд. Я много думала и поняла, что в принципе не имею ничего против Огасты и жизни в провинции в целом. — Эмили твердо решила быть откровенной с ним до конца и во всем. — Ты был прав. В большом городе проще затеряться.

Она отступила на пару шагов и огляделась.

— Знаешь, что мне пришло в голову? А ведь Пайн-Гроув идеальное место для творчества. — Она перевела взгляд на его лицо. — Тут так красиво, а главное — тихо и спокойно. Словом, ничто не отвлекает от работы.

Клайд шагнул к ней, привлек к себе и, наклонив голову, припал к ее губам.

Когда он отпустил ее и она распахнула глаза, мужское самолюбие Клайда было полностью удовлетворено. Глаза Эмили красноречивее любых слов просили продолжения.

— Когда мы поженимся, я найду способ отвлечь тебя от работы, — ухмыльнулся он.

Спрятав лицо у него на груди, Эмили прошептала:

— Да уж, ковбой, постарайся! — А потом ее руки скользнули к пряжке его ремня, и она еще тише сказала: — Раз уж мы с тобой выяснили отношения, может, не стоит с этим ждать до свадьбы?