Вечер. В кабине космонавтов включен свет. В одном кресле – Нина, в другом – Борис. Голос Маевского:

– Внимание!

Снова с быстротой змеи прыгнула, выгнувшись, светящаяся линия и поплыла…

Кудесник и Нина молчат.

– Ну что? – спрашивает голос Маевского. Кудесник отрывает взгляд от экранчика и говорит микрофону:

– Юра, быстро проверь все контакты и сопротивления на клапанах: 12-2, 13-2, 17-2 и 18-2. Проследи, прощупай пальцем все провода к этим клапанам, начиная от главных запорных первой ступени…

– Но Егоров уже смотрел, – говорит голос Маевского из репродуктора.

– Посмотри еще раз. Только быстро. Юрка Маевский сделает все точно. Проверит контакты и сопротивления проверит. И прощупает провода. Он, наверное, уже начал это делать. Юрка Маевский знает, что ничего там не обнаружит. И он, Кудесник, тоже знает. Егоров смотрел и ничего не нашел. И он не найдет. Но Юрка все проверит: "А вдруг!" Именно Юрка проверит лучше всех: педантично и неторопливо.

У него ясная и холодная голова. Даже сейчас холодная и ясная. Он понимает, что сейчас здесь, на стартовой, решается задача со многими неизвестными. И он решает одно уравнение за другим, срывает с неизвестных маски. Одну за другой. Он, Кудесник, знает, что Юрке ничего не надо объяснять, ему все ясно. Все так же ясно, как ему самому. И он не сделает сейчас лучше, чем сделает Юрка.

Замечательно, что есть Юрка!

– Ну, как там? – спрашивает Кудесник.

Репродуктор молчит.

Кудесник отодвигает микрофон, оборачивается к Нине.

– Хочешь вафли?

– Хочу.

Борис протягивает начатую пачку. Нина берет, но не ест.

– Боря, в чем же дело? Почему такое запаздывание? Борис молчит. Потом говорит:

– Иди поспи. Мы справимся. Тебе надо отдохнуть.

– Ты же знаешь, что я не пойду, – просто говорит Нина.

Борис опять молчит, потом вдруг его словно прорвало:

– В огромной отличной машине есть какая-то зараза, микроб, который гадит!! И мы, как идиоты, не можем эту падаль отыскать!!

– Не ругайся, – устало говорит Нина. – Помнишь, как советовал Игорь: "Никому не рассказывай о своих горестях: друзей это опечалит, врагов – развеселит…" Борис улыбается, пододвигает микрофон.

– Ну, как там?

– Все в порядке, – глухо отвечает голос Маевского.

– Если и дальше все будет в таком порядке, мне лучше спускаться отсюда без лифта, вниз головой, – мрачно говорит Кудесник.

– Когда надумаешь, сообщи. Я позову Баха. Пусть посмотрит, на что способен наш простой советский инженер! – Голос у Маевского совсем другой, веселый голос.