Так под начальством твоим, о, Пелид, ненасытный в сраженьях, Подле кривых кораблей ополчались ахеяне в битву. В свой же черед и троянцы равнялись по скату долины. Зевс той порой с вершины горы многодольной Олимпа Дал приказанье Фемиде бессмертных созвать для собранья.

20-5

Всех облетела богиня, в чертог направляя к Зевесу, Не пропустив никого из потоков, кроме Океана, И ни единой из нимф, обитающих в рощах красивых, Или в источниках рек иль на влажных лугах травянистых. К Зевсу, сгустителю туч, вошли они в дом и уселись

20-10

В портиках тесаных гладко, которые с мудрым расчетом Зевсу отцу Олимпийцу построил Гефест хромоногий. Все у Кронида собрались. И вместе с другими из моря, Слову богини послушный, явился земли колебатель. Сев посредине, он стал вопрошать о намереньях Зевса:

20-15

"Молниеносный, зачем ты бессмертных созвал для собранья? Или устроить затеял дела аргивян и троянцев? Снова сраженье и бой между ними теперь запылали". И, отвечая, промолвил Кронид, собирающий тучи: "Ты угадал, о, земли колебатель, намеренья сердца,

20-20

То, для чего я собрал вас: о гибнущих людях забочусь. Я на вершине Олимпа останусь сидеть и отселе Буду глядеть, наслаждаясь. А вы, остальные все боги, В путь отправляйтесь туда, где ахейцы стоят и троянцы. Тем и другим помогайте, как всякий в душе пожелает.

20-25

Если Ахилл и один без дружины пойдет на троянцев, Не устоять им всем вместе перед быстроногим Пелидом. Только завидев его, уж они задрожали от страха. Ныне ж, когда он в душе из-за друга так страшно разгневан, Сам я боюсь, как бы стен он, судьбе вопреки, не разрушил".

20-30

Так говоря им, Кронид возбудил бесконечную распрю. В битву отправились боги, различное в сердце замыслив. Гера с Палладой Афиной к стоянке судов полетели. К флоту Ахеян помчался и царь Посейдон земледержец Вместе с Гермесом, подателем благ, своей мудростью славным.

20-35

Сзади, хромая, пошел и Гермес, полагаясь на силу: Медленно тонкие ноги под телом большим ковыляли. К войску троянцев помчался Арей шлемовеющий; с ним же Феб длиннокудрый пошел с Артемидою стрелолюбивой И Афродита с улыбкою нежной, и Ксанф, и Латона.

20-40

Долго, пока Олимпийцы вдали оставались от смертных, Греки в душе ликовали о том, что Ахилл богоравный Вновь, по отсутствии долгом, в жестоком бою появился. Но содрогались троянцы и трепет им сковывал члены, Все ужасались при виде, как сын быстроногий Пелея

20-45

Медным оружьем сверкал, на убийцу Арея похожий. Вскоре ж бессмертные боги с толпою героев смешались. Грозная Распря явилась, войска побуждая к сраженью. Громкий воинственный клик издавала Паллада Афина То за стеною у рва, то на звучном прибрежии моря.

20-50

В свой же черед и Арей, на темную тучу похожий, Зычно кричал, то с высот городских ободряя троянцев, То пробегая вдоль вод Симоиса по Калликолоне. Так, побуждая троянцев и греков, блаженные боги Подняли битву героев и распрю затеяли сами.

20-55

Страшно с высот загремел сам Зевес, отец и людей, и бессмертных. Той же порой из глубин всколебал Посейдон знаменитый Необозримую землю и гор заостренных вершины. Дрогнула вся до подошвы ключами обильная Ида, Дрогнули горы, суда аргивян и твердыня троянцев.

20-60

Страх в преисподней объял Аидона, владыку усопших. С криком он с трона вскочил, опасаясь в душе, чтобы сверху Землю над ним не разверз Посейдон, колебатель могучий, Чтобы обители мертвых богам не открылись и людям, Душные, полные мрака, которых страшатся и боги.

20-65

Столь оглушительный гул той порою раздался, как в битве Боги столкнулись друг с другом. Тут против царя Посейдона Выступил Феб Аполлон, приготовив крылатые стрелы, Пред Энниалием стала богиня Паллада Афина, Гере навстречу пошла златокудрая, бурная в гневе,

20-70

Метких владычица стрел Артемида, сестра Дальновержца, Против Латоны стал мощный Гермес, приносящий богатства, Против Гефеста — Поток знаменитый, глубокопучинный, Тот, кого люди Скамандром зовут, а бессмертные Ксанфом. Так вечносущие боги один за другим наступали.

20-75

Сын же Пелея меж тем порывался в толпу, чтобы встретить Гектора, сына Приама, чьей крови всех более жаждал Бога Арея насытить, — воителя, грозного силой. Только Энея вождя Аполлон, подстрекатель героев, Против Пелида направил, вдохнув непреклонную силу.

20-80

Голос и образ приняв Ликаона, Приамова сына, Феб Аполлон Дальновержец такое сказал ему слово: "Где, о, советник троянцев, твои похвальбы и угрозы, Где обещанье твое с Ахиллесом Пелидом сражаться, Данное в прежние дни, как вино попивал ты с царями?"

20-85

И, отвечая на это, промолвил Эней богоравный: "Сын благородный Приама, зачем ты меня побуждаешь Против желанья сражаться с бестрепетным сыном Пелея? Я не впервые б сошелся теперь с быстроногим Ахиллом, Ибо однажды меня он копьем обратил уже в бегство

20-90

С Иды высокой, где сделал на наших быков нападенье, Медью пронзивши Лирнеса с Педасом. Меня ж Олимпиец Спас, одарив меня силой и быстрыми сделав колени. Чуть я не пал от руки Ахиллеса и гнева Афины, Что выступает пред ним и, победу даря, помогает

20-95

Острым копьем умерщвлять и Лелегов, и воинов Трои. Вот отчего человек с Ахиллесом не в силах сражаться: Вечно пред ним кто-нибудь из богов, отвращающий гибель. Прямо летят его стрелы, не раньше слабеют, чем в тело Мужа вопьются. О, если бы жребии битвы сравнялись

20-100

Волей богов! Не легко надо мной одержал бы победу Этот воитель, хотя и гордится, что весь он из меди". Феб Аполлон, сын Зевеса, ему, отвечая, промолвил: Ныне дерзай, о, герой, помолившись богам вечносущим. Ты, утверждают, рожден Афродитою, дочерью Зевса,

20-105

Царь же Ахилл быстроногий от низшей родился богини, Ибо одна от Зевеса, другая — от старца морского. Несокрушимую медь понеси пред собой и сражайся, А не ищи извернуться посредством угроз или жалоб". Так говоря, он вдохнул в полководца великую силу.

20-110

Медью сверкая, Эней средь переднего ряда пробрался. Но не укрылось от Геры, что сын благородный Анхиза Через смятение битвы навстречу пошел к Пелиону. Прочих бессмертных созвав, белорукая молвила Гера: "Ныне обдумайте оба, о, царь Посейдон и Афина,

20-115

В мыслях своих обсудите, как эти дела нам устроить. Яркою медью одетый, навстречу Пелееву сыну Вышел Эней, а его Аполлон подстрекнул Дальновержец. Дайте ж, решим, что полезней: прогнать ли Анхизова сына, Или кому-нибудь также из нас к Ахиллесу явиться.

20-120

Силой великой его одарить и наполнить отвагой, Дабы узнал Ахиллес, что первейшие в сонме бессмертных Любят его и что боги ничтожные, слабые силой, Гибель и ужас войны отклоняли досель от троянцев. С тем ведь сошли мы с Олимпа и в это сраженье вмешались,

20-125

Чтобы сегодня Ахилла беда средь врагов не постигла. После пускай он претерпит страдания, нити которых Выпряла Парка ему, когда он от Фетиды родился. Если всего не услышит из уст небожителя бога, Как бы не стал он бояться, что против него среди боя

20-130

Вышел бессмертный. А боги опасны, представ пред очами". Ей отвечая, сказал Посейдон, потрясающий землю: "Гера, не гневайся столь безрассудно: тебе не пристало. Я не желаю отнюдь, чтобы вечные боги друг с другом В битве столкнулись теперь, ибо мы несравненно сильнее.

20-135

Лучше уйдем из толпы и на месте возвышенном сядем, Пусть о войне многослезной заботятся смертные люди. Если ж битву начнут Аполлон и Арей мужегубец, Или задержат Ахилла и биться ему помешают, То и меж нами немедля возникнет смятение брани.

20-140

Только надеюсь, что скоро, рукой укрощенные нашей И обращенные в бегство, они по нужде, против воли, Вспять на Олимп возвратятся, в собрание прочих бессмертных". Слово такое сказав, Посейдон их повел темнокудрый К древней ограде Геракла, к высокой стене, что троянцы

20-145

Некогда вместе с Афиной воздвигли для этого мужа, Чтобы, укрывшись за ней, от морского чудовища спасся, В день как оно от прибрежья погналось за ним по долине. Там Посейдон темнокудрый и прочие боги уселись, Непроницаемой тучею плечи покрыв. А напротив

20-150

Сели защитники Трои на Каллликолоне холмистой Около вас, дальнемечущий Феб и Арей истребитель. Так Олимпийские боги держали совет меж собою, Сидя на разных концах. Они медлили. Те и другие Пагубный бой начинать. Но Кронид с высоты приказал им.

20-155

Медью зажглась вся долина, людьми и конями покрылась, И задрожала земля под ногами мужей наступавших. Двое в то время бойцов, затмевавших отвагою прочих, Вышли в средину меж войск, порываясь друг с другом сразиться, Сын знаменитый Анхиза Эней и Ахилл богоравный.

20-160

Первым, угрозой дыша, устремился Эней, сын Анхиза, Шлемом кивая тяжелым и медным копьем потрясая, Крепко держа перед грудью неистовый щит округленный. В свой же черед и Пелид поспешает, как лев истребитель, Если, всем миром сойдясь, поселяне убить его жаждут;

20-165

Гордо, сперва, он ступает, угрозы врагов презирая; После ж того, как стрелой угодит в него юноша храбрый, Он припадает к земле, кровожадную пасть разевает; Пена клубится на деснах и стонет в груди его сердце; Медленно бьет он хвостом по могучим бокам и по бедрам,

20-170

Сам побуждая себя непреклонно с врагами сражаться; Вдруг он, сверкнувши очами, кидается прямо и мчится, Чтоб человека убить иль упасть самому пред толпою: Так Ахиллеса царя побуждало бесстрашное сердце Гордо навстречу идти непреклонному сыну Анхиза.

20-175

После того как сошлись, наступая один на другого, Первый Энею сказал быстроногий Ахилл богоравный: "Что предо мною ты стал, так далеко ушел от дружины? Сердце, быть может, тебя побудило сражаться со мною В гордой надежде на то, что царить над троянцами будешь,

20-180

Почестью равный Приаму? Но если б меня и убил ты, Все-таки скиптра тебе не вручит он и почести царской, Ибо он сам не бездетен и волею тверд и разумен. Или участок земли, и садами, и пашней богатый, Больший, чем прочим, тебе отведут во владенье троянцы,

20-185

Если меня умертвишь? Да свершить это, думаю, трудно. Помню, однажды копьем я тебя обратил уже в бегство. Или забыл ты про день, как тебя отогнал я от стада, Сверху по кручам Идейским преследуя быстро ногами? Не озираясь ни разу, в то время ты мчался, покуда

20-190

Бегством не спасся в Лирнессу. Но вскоре напал я на город И разгромил при содействии Зевса отца и Афины. Множество пленниц увел я, лишив их сиянья свободы. Ты же Кронидом тогда и другими спасен был богами. Ныне, надеюсь, тебя не спасут они вновь, как мечтаешь.

20-195

Но повинуйся совету: назад удались поскорее, Скройся в толпу и не стой предо мною. Одумайся раньше, Чем поплатишься. Глупец познает только то, что свершилось". И, возражая, Эней обратился к Ахиллу и молвил: "Ты не надейся, Пелид, что словами, как будто младенца,

20-200

Сможешь меня напугать, ибо сам хорошо я умею Колкие речи твердить и, как ты, наносить оскорбленья. Оба мы знаем рожденье друг друга и ведаем предков, Много от смертнорожденных наслушавшись древних преданий. Сам же в лицо ты моих не видал и твоих я не видел.

20-205

От беспорочного ты, говорят, происходишь Пелея, Мать же тебя родила пышнокудрая нимфа Фетида. Я объявляю себя непреклонного духом Анхиза Сыном возлюбленным. Мать же моя — Афродита богиня. Ныне одна из них будет оплакивать милого сына,

20-210

Ибо не верю, что мы, обменявшись словами, как дети, Так разойдемся друг с другом и праздно покинем сраженье. Или, желаешь, поведаю все, и да станет известным Род наш тебе, как уж многим известен он людям доныне? Первый родился Дардан от сгустителя туч Олимпийца.

20-215

Он основал Дарданию, в те дни, как священная Троя Не возвышалась еще средь долины, и здешние люди Жили в домах у подножия Иды, ключами обильной. Сын у Дардана родился, владыка мужей Эрихтоний, Самый богатый из всех на земле обитающих смертных.

20-220

Тысячи три кобылиц на поемных лугах травянистых У Дарданида паслись, жеребятами резвыми горды. Страстью ко многим Борей воспылал и на пастбищах тучных С ними смешался в любви, обернувшись конем темногривым. Те, от Борея зачав, жеребят породили двенадцать,

20-225

Столь легконогих, что если по нивам цветущим скакали, То не ломали колосьев, а вихрем неслись по верхушкам. Если ж они пролетали по гребню широкому моря, То, не касаясь, скользили по краю волны белоснежной. Троса родил Эрихтоний, царя над троянским народом.

20-230

Трое родилось от Троса могучих детей беспорочных: Доблестный Ил, Ассарак да еще Ганимед богоравный, Самый прекрасный из всех на земле обитающих смертных. Он за свою красоту был похищен богами, да вечно В сонме бессмертных живя, виночерпием служит Зевесу.

20-235

Лаомедон беспорочный родился от Ила владыки. Пять сыновей воспитал он: Приама царя и Тифона, Клития, Лампа и Гикетаона, потомка Арея. Капис рожден Ассараком и сына имел он Анхиза. Я от Анхиза рожден, от Приама — божественный Гектор.

20-240

Вот я каков по рожденью, вот предки, чьей кровью горжусь я. Силу же только Зевес, кто могуществом всех превосходит, Смертным дарует мужам и ее отнимает, коль хочет. Только не время теперь на словах состязаться, как дети, Полно без дела стоять посреди беспощадного боя.

20-245

Можем обидные речи мы оба твердить бесконечно, Столько, что груза всего не свезешь на стовесельном судне. Гибок язык у людей и на разные речи способен, Слов же обильная жатва для всякого спора готова. Слово какое промолвишь, такое в ответ и услышишь.

20-250

Только какая неволя нам спорить бесплодно друг с другом, Бранные речи твердить уподобившись женам крикливым, Что, приведенные в ярость снедающим душу раздором, Обе на улицу вышли и вслух попрекают друг дружку Правдою и небылицей, послушны лишь голосу гнева?

20-255

Ты не удержишь словами отваги моей непреклонной, Раньше чем яркою медью с тобою сразимся сегодня. Дай же, скорей испытаем друг друга копьем медноострым". Молвив, копье боевое в чудовищный щит он кидает. Страшно весь щит загудел, копья острием пораженный.

20-260

И Ахиллес содрогнулся и поднял могучей рукою Щит перед телом, боясь, что тяжелым копьем длиннотенным Сын благородный Анхиза пробить его может навылет. Глупый, о том позабыл он и в мыслях своих не подумал, Что не легко уязвимы дары небожителей славных

20-265

И не легко уступают усилиям смернорожденных. Не пролетело сквозь щит и оружье Анхизова сына: Золото было помехой — подарок великого бога. Две полосы лишь пробило копье, еще три оставалось, Ибо пятью полосами тот щит обтянул Хромоногий,

20-270

Медными сверху двумя и двумя оловянными снизу, А золотой посредине: она то копье задержала. Следом за ним и Пелид — копье длиннотенное бросил. Сына Анхиза ударил он в щит равномерно округлый Близко от верхнего края, где медь, как и шкура бычачья,

20-275

Тонким пластом простирались. И ясень с горы Пелиона Вышел насквозь через щит, и он весь загудел от удара, В страхе согнулся Эней, подымая свой щит перед телом, Так что копье пролетело над самым плечом у героя И, порываясь вперед, острием своим в землю воткнулось,

20-280

Оба пласта пронизав на щите, покрывающем мужа. Древка избегнув, поднялся Эней, ужасаясь при виде, Как оно близко вонзилось, и скорбь его очи покрыла. Тотчас Ахилл устремился, извлекший свой щит заостренный, Громко и страшно крича. А Эней взял метательный камень,

20-285

Крупный булыжник; его не снесли бы и двое из смертных, Ныне живущих. Легко сын Анхиза один его поднял. Тут бы Эней устремился и камнем ударил Ахилла В блещущий шлем или щит, что хранили героя от смерти. Ринулся б также Пелид и мечом бы лишил его жизни,

20-290

Если бы их не узрел Посейдон, потрясающий землю. Тотчас он к прочим богам обратился и слово промолвил: "Боги, мне грустно глядеть, как сын благородный Анхиза Вскоре в Аид снизойдет, укрощенный оружьем Ахилла, Ибо поверил он глупый словам Аполлона владыки,

20-295

Но от погибели черной его не спасет Дальновержец. Только зачем бы сей воин страданья терпел, неповинный, За преступленья чужие? Не мало даров он отрадных Жертвовал вечным богам, обитающим в небе пространном. Дайте ж на помощь к нему поспешим и от смерти избавим.

20-300

Не прогневили б мы Зевса, дозволив Ахиллу Пелиду Сына Анхиза убить. Не судьба ему ныне погибнуть, Чтобы не вовсе бесследно исчезло потомство Дардана, Мужа, который Крониду других сыновей был дороже, Всех, кого смертные жены ему принесли когда-либо

20-305

Стало уже ненавистно ему поколенье Приама. Ныне могучий Эней над троянцами царствовать будет, Также и дети детей, что должны от Энея родиться". И волоокая так отвечала почтенная Гера: Сам, о, земли колебатель, обдумай ты участь Энея,

20-310

Или спаси, иль дозволь, чтобы он, невзирая на храбрость, Был укрощен под руками Ахилла Пелеева сына. Мы же не раз обещали и часто в том клятвы давали Перед собраньем бессмертных, и я, и Паллада Афина, Что никогда отвращать от Троянцев напасти не будем,

20-315

Если бы даже вся Троя зловещим огнем запылала В день, как зажгут в ней пожар непреклонные дети ахеян". Слово такое услышав, земли колебатель могучий Двинулся с места вперед через бой и смятение копий. Вскоре он прибыл туда, где Эней с Ахиллесом стояли.

20-320

Облаком темным тогда он окутал глаза Ахиллеса, Сам же меж тем из щита богоравного сына Анхиза Ясень обратно извлек с наконечником острым из меди И положил его близко у ног Ахиллеса Пелида. После, высоко подняв над землею, он кинул Энея.

20-325

И перенесся Эней, устремленный рукою нетленной, Через ряды колесниц, через множество воинов пеших И очутился на самом конце многотрудного боя, Там, где стояли киконы и в битву еще ополчались. Близко туда подошел Посейдон, потрясающий землю,

20-330

И, обратившись к Энею, крылатое слово промолвил: "Кто из бессмертных тебя в заблуждение ввел, сын Анхиза, Кто посоветовал биться с бестрепетным сыном Пелея, С ним, кто сильнее тебя и к тому же бессмертным любезней? Вечно пред ним отступай, где бы с ним ни встречался в сраженьи,

20-335

Чтобы судьбе вопреки не спуститься в обитель Аида. После ж того, как Ахилла постигнет судьба и кончина, Смело в переднем ряду с остальными врагами сражайся, Ибо никем из ахеян другим умершвлен ты не будешь!" Слово окончив и все разъяснив, он покинул Энея

20-340

И поспешил, чтобы тучу отвеять от глаз Ахиллеса. Очи широко раскрыв, сын Пелея кругом оглянулся. Тяжко вздохнул и такое в душе своей слово промолвил: "Боги, великое чудо, по истине вижу своими глазами. Древко лежит на земле, но нигде отыскать не могу я

20-345

Мужа, в которого бросил копье, умертвить порываясь. Знать, и Эней, сын Анхиза, богам вечносущим любезен. Мне же казалося прежде, что он безрассудно хвалился. Впрочем, пускай убегает, он снова со мной не сразится, После того как сегодня, столь радостно, смерти избегнул.

20-350

Дай же, со словом теперь обращусь к непреклонным ахейцам, После пойду на троянцев и всех испытаю оружьем". Молвив, к рядам поспешил, ободряя в них каждого мужа: "Вы не держитесь вдали, богоравные дети ахеян, Ближе к врагам подступайте, пусть каждый с троянцем сразится.

20-355

Мне одному тяжело, не взирая на всю мою силу, Столько преследовать войска и разом со всеми сражаться. Сам бы Арей, хоть и бог он бессмертный, сама бы Афина, Не устояли одни среди пасти подобного боя. Впрочем, надеюсь исполнить без устали все, что возможно

20-360

Сделать могуществом рук или легкостью ног, иль отвагой. Прямо в средину рядов отправляюсь и кто из троянцев Встретится с этим копьем, тот не будет мне рад, полагаю". Так, ободряя, сказал он. В то время блистательный Гектор Громко к троянцам взывал, на Ахилла идти собираясь:

20-365

"Вы не страшитесь Пелида, о, гордые воины Трои! Мог бы и я на словах без труда с олимпийцами биться, Только на копьях опасно, они несравненно сильнее. Так и Ахилл, полагаю, не все исполняет угрозы. Он совершает одно, а другое, не кончив, бросает.

20-370

С ним я померяюсь, будь он руками проворен, как пламя, Будь он, как пламя проворен и светлого крепче железа". Так он сказал, ободряя. И подняли копья троянцы, Тесно ряды их сомкнулись и бранные клики раздались. К Гектору тою порой подошел Аполлон и промолвил:

20-375

"Гектор, в переднем ряду с Ахиллесом не думай сражаться, Только в толпе с ним встречайся, поодаль от шума сраженья, Чтобы копьем не попал или близко мечом не ударил". Так он промолвил и, голос вещавшего бога услышав, Гектор почувствовал ужас, вернулся в толпу и укрылся.

20-380

Тою порой Ахиллес, облеченный великою силой, Ринулся, грозно крича, на троянцев. И первым убил он Ифитиона, начальника многих племен, Отринтида. Нимфа Наяда его родила от бойца Отринтея В Гиде, богатой стране, у подножия снежного Тмола.

20-385

В голову дивный Ахилл его ранил копьем посредине, В миг как вперед он рванулся, и надвое кость раскололась. Шумно он грохнулся в прах, и Ахилл, похваляясь, воскликнул "Ныне лежишь, Отринтид, между всеми мужами страшнейший! Вот где нашла тебя смерть, а рожден ты на береге дальнем

20-390

Светлой Гигеи, где дом и отцовское поле покинул, Близ многорыбного Гилла, у темнопучинного Герма". Так он хвалился. И сумрак окутал глаза Отринтида, Тело ж его истоптали колеса и кони ахеян В ряде передних бойцов. Вслед за этим Ахилл богоравный

20-395

Демолеона, дитя Антенора, искусного в битве, Дротом ударил в висок, угодивший по медному шлему. Не воспротивилась медь, но насквозь острие пролетело, Пробило кость черепную, и кровью весь мозг обагрился. Так Ахиллес усмирил его в миг, как он ринулся в битву.

20-400

Гипподамаса потом, с лошадей соскочившего наземь, В спину копьем он ударил, готового броситься в бегство. Дух испуская, троянец как бык заревел криворогий, Если его к алтарю Посейдона, царя над Геликой, Юноши силою тащат, и рад им земли колебатель:

20-405

Так застонал и троянец, прощаясь с душою отважной. Сын же Пелея с копьем на героя пошел Полидора, Сына Приама. Отец запрещал ему биться с врагами, Ибо средь всех сыновей Полидор, как последнерожденный, Был ему прочих дороже. Он легкостью ног отличался.

20-410

Тою порой, безрассудный, своей быстротой похваляясь, Рыскал в ряду он переднем, пока не лишился дыханья. В миг, как он мимо прошел, богоравный Ахилл быстроногий В спину копьем его ранил, туда где крючки золотые Пояс держали на нем, как бы панцирь двойной образуя.

20-415

Тело навылет пройдя, острие у пупка показалось. С криком он пал на колени, и вскоре, окутанный тьмою, Рухнул во прах, прижимая руками зиявшую рану. Как только Гектор узрел Полидора, любезного брата, Наземь упавшего, тщетно пытавшего скрыть свою рану,

20-420

Облако скорби окутало очи героя. Больше не смог он вдали устоять, но, похожий на пламя, Острым копьем потрясая, пошел Ахиллесу навстречу. Видя, как он устремился, Ахилл, похваляясь, воскликнул: "Вот приближается муж, истерзавший мне сердце печалью,

20-425

Ибо товарища он умертвил у меня дорогого. Полно теперь избегать нам друг друга на поле сраженья". После прибавил, взглянув исподлобья на сына Приама: "Ближе ступай, чтоб скорей угодил ты к погибели в сети!" Сердцем не дрогнув, ему отвечал шлемовеющий Гектор:

20-430

"Ты не надейся, Пелид, что словами, как будто младенца, Сможешь меня испугать, ибо сам хорошо я умею Колкие речи твердить и, как ты, наносить оскорбленья. Знаю, что силой ты грозен, что я несравненно слабее. Только грядущее скрыто на лоне богов вечносущих.

20-435

Им лишь одним то известно, не я ли, хоть менее сильный, Дух твой исторгну. И наше копье с наконечником острым". Так говоря, он с размаха копье длиннотенное бросил. Слабо дохнула Афина и медь отклонила дыханьем От многославного сына Пелея; копье же вернулось

20-440

К дивному Гектору вспять и у ног его близко упало. С криком зловещим Ахилл устремился на сына Приама, Медью желая убить, но того Аполлон Дальновержец, Будучи богом легко удалил, осенивши туманом. Трижды бросался вперед богоравный Ахилл быстроногий

20-445

С медным копьем и три раза туман рассекал он сгущенный. И, нападая в четвертый, на грозного бога похожий, Яростный крик испустил он и слово крылатое молвил: "Снова, собака, ты смерти избегнул теперь, хоть опасность Близко была: Аполлон из беды тебя вызволил снова.

20-450

Видно, взывая к нему, ты вступаешь меж копий свистящих. Только покончу с тобой и потом, среди битвы столкнувшись, Если средь вечных богов у меня хоть один есть заступник. Ныне хочу устремиться на прочих, кого ни настигну". Так говоря, он Дриопса ударил копьем по затылку.

20-455

Мертвый, тот рухнул к ногам. Его кинув, Ахилл устремился Против Демуха, большого и сильного Филеторида, Сделал недвижным, ударив сначала копьем по колену, После огромным мечом, и дыханье исторг у героя. Дальше настиг Лаогона и сына Биаса Дардана,

20-460

Силой заставил обоих сойти с колесницы на землю, Первого ранил копьем, а другого — мечом. Вслед за этим Троса убил он, Аластора сына. Тот, встретив Ахилла, Обнял колени царя; он молил о пощаде и жизни, Вспомнил о равенстве лет, возбудить к себе жалость надеясь.

20-465

Глупый, того он не знал, что Ахилла склонить невозможно, Ибо пред ним находился не кроткий, не мягкосердечный, А беспощадный герой. И пока, обнимая колени, Тот о пощаде молил, он мечом поразил его в печень, Выпала печень, — одежда наполнилась кровью,

20-470

Очи покрылися тьмой и дыхание жизни исчезло. Дальше, пред Мулием став, Ахиллес его ранил близь уха, И через ухо другое копья острие пролетело. После Ахилл на Эфекла пошел, Агенорова сына, В голову по середине огромным мечом его ранил.

20-475

Меч с рукояткой огромною весь разогрелся от крови, Смертью и грозной судьбою глаза отягчились Эфекла. После Пелид быстроногий пронзил заостренною медью Левкалиона в то место, где сходятся мышцы у локтя. Стал он с повисшей рукою, недвижный, как бы в ожидании,

20-480

Смерть созерцая вблизи. — И Пелид разрубил ему шею Тяжким мечем; голова отлетела со шлемом далеко; Мозг из хребта его брызнул; он лег, по земле распростертый. Дальше настиг Ахиллес беспорочного сына Пирея Ригма, который пришел из фракийской земли плодородной.

20-485

В тело он ранил его посредине, и в легком застряла Острая медь; тот упал с колесницы. Меж тем сын Пелея Ареифоя слугу, что коней повернуть собирался, В спину ударил копьем и свалил, — от страха смешалися кони. Точно как бурное пламя свирепствует в месте безводном,

20-490

В темном ущелье горы и глубокая чаща пылает, В час, когда ветер свистит и огонь развевает повсюду: Так он повсюду бросался с копьем, небожителю равный, И за бежавшими гнался, земля вся окрасилась кровью. Точно как муж поселянин впрягает быков большелобых,

20-495

Белый ячмень собираясь молоть на гумне крепкозданном, И под ногами мычащих быков шелушатся колосья: Также и цельнокопытные кони Ахилла топтали Трупы людей и щиты. Окрасилась черною кровью Ось колесницы внизу, также оба с боков полукружья;

20-500

Красные брызги туда и от конских копыт долетали И от ободьев колес. Богоравный Ахилл быстроногий Славы искал и в крови обагрял непобедные руки.

* * *