Реализованная Вероятность

Горбунова Ирина Валерьевна

Дилогия "Реализованная Вероятность" (первая книга - "Пришелица Ниоткуда", вторая - "Молодые Волки возвращаются") повествует о контактах и конфликтах двух полярных миров - мира гуманистов-конфедератов и мира изуверов-имперцев. Оба главных героя, конфедератка Шейла и имперец Аррк Сет, имеют сходное происхождение - непосредственно от космопортовых крыс. Шейла, рождённая "по ту сторону закона", возвращается в лоно Конфедерации, потеряв всех близких людей. Не удовлетворённая только служением Семье Человечеств, она ищет предназначения "на стороне" - в Реализованной Вероятности, в галактической империи зла, созданной неким Автором Бестселлера с неведомой планеты. Аррк Сет, не видя другой реальности, кроме имперской, самоутверждается единственно возможным, по его мнению, путём - путём всегалактической узурпации. Шейла появляется вовремя, чтобы предотвратить галактическую войну, спасти Аррка от гибели и раскрыть перед ним иную реальность - свою. Обогащённый опытом Конфедерации, Аррк возвращается в родной мир, чтобы помочь спасти его от новой - внешней - угрозы. Задача непростая, но ещё куда труднее складываются взаимоотношения героев.

 

Горбунова Ирина Валерьевна

 

Реализованная Вероятность

)

 

Штормовое предупреждение автора

   Всякое сходство главного героя с реальными (т.е. реализованно-вероятностными) лицами, как-то: Чойо Чагасом, Шорр Каном, Дартом Вейдером и Лордом Волдемортом, и пр., и пр., - прошу считать преднамеренным. Сердечно приглашаю всех и каждого (в меру эрудиции) - искать другие параллели и расхождения, цитаты и аллюзии, тексты и подтексты, тонкие намёки и толстые обстоятельства. Условности "не-профессорского" жанра, что тут попишешь...

 

Книга I. Пришелица Ниоткуда

 

Пролог: Автор бестселлера

   "...Победа горчила жертвами.

   И бывшие захватчики, и бывшие освободители понемногу утягивали свои звездолёты с Суэрси, оставляя позади арену битвы - руины вместо городов. От истинных агрессоров, похоже, мало что осталось: как на поверхности планеты, так и на дальнем краю галактики. Немного уцелело и защитников столичного мира, и просто гражданского населения; немногих из них радовал рассвет триумфального дня, пахнущий гарью, смертью и выхлопами космических крейсеров.

   И лишь дворец владык Суэрсийских, почти неповреждённый, по-прежнему гордо возносился навстречу заре; и по-прежнему надменно взирали на царящее светопреставление барельефы Великих Предков, выщербленные кое-где.

   Из Залы Советов, озарённой отблесками пожарищ, королева Саэлла, император Тельдамарит, Джагвер Джемберри и Аррк Сет тоже видели картину судного дня Суэрси. Точнее, лишь трое присутствовали здесь во плоти и крови; четвёртый же - император - в голографической проекции.

   Какие думы, какие чувства обуревали каждого в ту минуту?

   Возможно, Сэра Саэлла заключила, что за победу и свободу галактика заплатила, в конечном итоге, не самую высокую цену: всего лишь гибель её, королевы Суэрси, столичного мира. Тельдамарит Девятнадцатый наверняка всё ещё унимал дрожь в руках и в душе: использование Звёздного Молота ни для кого не проходит даром. И никто не осудил бы сурового капитана Джемберри за вполне вероятную молитву, неумело вознесённую им в мыслях: хвала всем древним богам Ритлиоры-Прародины, что не привели ему, капитану Джемберри, видеть пробуждение Звёздного Молота ещё разок...

   И, пожалуй, Аррк Сет - хотя и предпочёл держаться в тени из понятной осторожности - остался верен себе: предполагал с насмешкой, какую же странную компанию представляют собой они четверо здесь и сейчас.

   - Ваше Величество... соболезную от всего сердца. - Первым вышло из оцепенения изображение императора: учтивый поклон в адрес Сэры Саэлла, выразительный кивок на пожарища за окном.

   - Вам тоже несладко пришлось, - отозвалась королева в обычной своей манере: кратко, рубленно, без колебаний опустив титул.

   - Пять населённых планет моей Империи я вынужден был уничтожить сам. - Голос Тельдамарита зазмеился едва приметной трещиной. - Иначе невозможно было ударить в самый центр их флота...

   Машинально император поднёс ко лбу руку, так недавно развязавшую слепую убийственную мощь Звёздного Молота. И ответно дрогнуло (или показалось?) лицо Джагвера Джемберри, словно высеченное из красноватого гранита. Верно, ум звёздного пилота мгновенно сопоставил сектора пространства: тот, где разыгралась битва - и тот, где находилась его родина, Алайонел.

   - Во имя Светлого Неба... - продолжал император как бы про себя. - Прибегнуть к Молоту дважды на памяти одного поколения... это уж чересчур.

   И Аррк Сет не счёл уместным напоминать, что в первый раз из упомянутых двух Молот был потревожен - исключительно по его, Аррк Сета, милости.

   Император Тельдамарит смотрел уже на Джагвера Джемберри - долго, пристально и странно. Обычно повелители половины галактики не смотрят так на простых капитанов - будь те даже героями данной галактики.

   Однако день был - не обычный, но судный.

   - Командир эскадрильи Джагвер Джемберри... - Торжественность слов смазалась дрожью голоса. - Отныне вы - контр-адмирал Таурийского флота и кавалер ордена Алмазного Созвездия!

   - Служу Империи! - чётко, по-военному отдал честь тот.

   - Понимаю: награда весьма скромная за все ваши заслуги, прошлые и нынешние. И вовсе ничтожная компенсация... за гибель родины, - завершил Тельдамарит XIX совсем вполголоса.

   - Служу Империи... - повторил бывший капитан - но уже как-то опустошённо, погашенно, забыв по-уставному щёлкнуть каблуками. - И, пользуясь повышением в звании, разрешите доложить Вашему Величеству... галактика не была бы предупреждена об угрозе вовремя, если бы не...

   - Если бы не ваш покорный слуга. - Из полутьмы в круг света, едва не к самому головизору, решительно шагнул Аррк Сет.

   Истинным талантом его было - появляться на сцене в самый удобный для себя и в самый неожиданный для окружающих момент. Лицо императора стремительно налилось багровым, а под конец - и удушливо-синим.

   - Светлое Небо и Вечные Звёзды... вы?! - В голосе его - почти хрипе - клокотал гнев пополам с изумлением.

   - Неужто Вашему Величеству не приятно лицезреть и чествовать ещё одного героя галактики? - невинно вопросил Аррк Сет. - Смею верноподданнейше надеяться, вы уделите и под моё начало какой-нибудь вакантный флот, не говоря о небольшом королевстве? В столь знаменательный день, счастливо избегнув порабощения собственной августейшей души, - пристало ли вам, сир, быть мелочным? помнить старые разногласия?!

   - Он действительно первым предупредил нас о вторжении ассвари. - Сэра Саэлла заполнила паузу, образовавшуюся от временной потери императором дара речи. - И прошёл с нами весь путь. И неоднократно он выручал нас, мы же - его.

   - Полагаю, Ваше Величество, вы уже повелели вздёрнуть этого самоуверенного негодяя? - Император совладал с собою - почти.

   - Королям Суэрсийским неведомо такое изъявление признательности, - обрезала Сэра Саэлла - тоном куда более спокойным. - Полагаю, и наследник Тельдамаритов не опозорит память предков?

   - Он убил моего отца! - взревел император, срываясь вновь.

   - Это к вопросу о предках Вашего Величества? Кто старое помянет... - Аррк Сет развёл руками. - Кроме того: уверяю, в инциденте с вашим батюшкой погорячился вовсе не я, но мой ставленик, а ваш камергер. Впрочем, насчёт этой ядовитой гадины, сколь помню, вы давно позаботились, чтобы он получил своё. Да ускользни он даже от вашего справедливого возмездия - его тут же казнил бы я. За самоуправство.

   И несостоявшийся узурпатор улыбнулся широко, обезоруживающе, - вновь вынудив Тельдамарита захлебнуться возмущённым изумлением.

   - Можете убедиться, сир, сколь свято чту я память вашего славного отца.

   - Леди Саэлла... - Император подался вперёд всем своим грузным телом, словно в тщетной попытке дотянуться до горла Аррк Сета собственноручно. - Смею повторить: место этого негодяя - на виселице!

   - А я полагаю, - в свою очередь, выступила вперёд королева, и голос её зазвенел привычной, титановой решимостью, - что место его - на посту моего премьер-министра! Светлое Небо свидетель, как недостаёт умных, предприимчивых людей в моём близком окружении... впрочем, вам не хуже знаком дефицит подобного рода. И, коль скоро адмирала Джемберри вы похитили у меня, - оставьте и мне право не разбазаривать верных соратников... Ваше Императорское Величество!

   - Кхм... моим мнением на сей счёт поинтересоваться забыли, как видно? - осторожно кашлянул Аррк Сет.

   И - был вознаграждён телепатическим шипеньем королевы:

   "Молчали бы, старый интриган, когда спасают из петли вашу трижды никчемную шею!"

   Но если кто и замолчал ещё раньше и надолго - так это император, обескураженный заявлением королевы сильнее, нежели всеми подобострастными издевательствами Аррк Сета до того.

   Но то ведь была - Сэра Саэлла. Сэра Саэлла входила в Конклав Учёных галактики. Сэра Саэлла пилотировала звездолёты любого класса и тоннажа. Сэра Саэлла была единственным (до самых недавних пор по крайней мере) телепатом-гуманоидом на всю Империю и окрестности. И Сэра Саэлла употребляла все без исключения титулы разве что как брань в рамках космофлотского приличия.

   Великая оригиналка Сэра Саэлла, правительница звёздного королевства Суэрси... возможно, всё к тому и шло, чтобы с великим честолюбцем Аррк Сетом они спелись идеально.

   - Если в одно прекрасное утро, - заговорил наконец Тельдамарит, тяжко роняя каждое слово, - вы обнаружите, леди, что ваш трон занят Аррк Сетом, - не жалуйтесь, что я вас не предупреждал. Не стану, впрочем, обострять с вами дипломатические отношения из-за головы одного опасного проныры. Хотя не скрою: это самый странный ультиматум, выслушанный мною когда-либо от коллеги-правителя... Прочного мира и скорейшего процветания вам и вашему народу, леди. Мы все заслужили то и другое.

   И, резко кивнув - жест отнюдь не монарший, - голопроекция императора исчезла.

   - Итак, увлекательные приключения, похоже, подходят к концу, - после недолгой паузы констатировал Аррк Сет. - Начинается повседневная, мирная рутина... да что я учёных учу! Теперь-то все мы трое, друзья, - люди государственные, а стало быть, подневольные.

   - "Увлекательные приключения"?! - Джагвер подступил к нему, задыхаясь от негодования и сжимая кулаки. - Может, и гибель моего родного мира вы назовёте - "увлекательным приключением"?!

   - Мой друг, у вас полностью отсутствует чувство юмора, - пожурил Аррк Сет почти отечески. - А ведь оно ох как помогает в минуту жизни трудную... вот как в вашей критической ситуации.

   Что-то на мимолётный миг чувство юмора и ему вздумало отказать - поймал вдруг себя на неуместной мысли экс-узурпатор. Что за новости, в самом деле. Вроде всю сознательную жизнь было ему до фонарика до красного: на месте ли некая планета Ватуромга, или же ухнула к демонам в преисподнюю, вместе с солнышком, вокруг которого болталась. Никогда не страдал излишними сантиментами на предмет исторической родины, будь она трижды неладна... стоит ли начинать теперь, когда она предположительно угодила в ту пятёрку обитаемых миров, коими вынужден был пожертвовать император, во имя выживания остального человечества.

   Вполне реалистичный политический ход. А сантименты, суеверия и прочий идеализм - это для образцовых космофлотцев вроде друга Джава...

   Сэра Саэлла доверительно коснулась плеча алайонельца - хотя глаза её оставались суровы.

   - Искренне соболезную, адмирал. Но на войне - как на войне.

   - Что ж, - заключил Аррк Сет примирительно. - Долгие проводы - лишние слёзы. А доблестному адмиралу, снедаемому служебным рвением, нетерпится приступить к своим новым почётным обязанностям, не так ли?

   На какое-то мгновение всерьёз представлялось: вот сейчас новоиспечённый адмирал наконец дорвётся до глотки своего врага-соратника, невзирая на присутствие и покровительство королевы. Аррк Сет негромко рассмеялся; дружески похлопал космического аса по плечу.

   - Ну-ну, старый боевой товарищ. Что нам делить - ведь оба мы с честью вышли из одних и тех же передряг. И, в награду, оба ходим теперь примерно в равных чинах, да ещё по разным ведомствам... Если уж приспела пора позабыть вечные распри между властями военными и гражданскими - отчего бы нам с вами не начать с себя?

   Ещё мгновение алайонелец мерил его свирепым взглядом, скрежеща зубами. А затем, как-то сразу угаснув, только рукой махнул. И, как продолжение того же жеста, отдав честь королеве, направился прочь из Залы, по-военному чётко печатая шаг.

   - Космофлотцы бравые - головы дырявые, - бормотнул Аррк Сет ему в спину. - Суровые лица, бронзовые сердца и устав вместо мозгов... - Он развернулся к Сэре Саэлла; глаза её теперь смеялись, и он готовно улыбнулся в ответ. - Не кажется ли Вашему Величеству, что в нашей героической команде старина Джав был - единственный истинный герой? И признайтесь честно: вы ведь тоже вздохнули с облегчением, избавясь наконец от столь героического по призванию соратника. Редкостные образцы зануд, эти настоящие герои.

   - И ещё признаюсь: не устаю восхищаться вашими иронией и самообладанием, - добавила королева Саэлла.

   - Позвольте возвратить вам комплимент. - Аррк Сет галантно склонился к её руке. - А теперь - откровенность за откровенность: вы это серьёзно... насчёт премьер-министра?

   - Подозреваю, что пригрела на груди змею, и крайне ядовитую. - Королева словно размышляла вслух сама с собою. - Что ж, в таком случае, доведётся мне стать - укротительницей змей.

   - Всего-то, - усмехнулся Аррк Сет.

   - Кстати, господин министр... вы бы приложили к вашей боевой ране хотя бы чистый платок. Кровь всё идёт... Видите, я уже принимаю вас в своё подданство. И даже начинаю заботиться о вашем благе, как подобает милостивой государыне. Искренне надеюсь на ответные жесты доброй воли.

   Откуда-то из угла донеслось странное царапанье, неуверенное покряхтыванье. Приоткрылась дверца - не парадная, снесённая напрочь, но боковая, малоприметная. Образовавшийся в проёме тщедушный, как насекомое, старик - за его плечами мялись и другие, ещё более невзрачные личности - гаркнул неожиданно зычным, церемонимейстерским ором:

   - С благополучным возвращением, Ваше Королевское Величество!

   - Благодарю за всестороннюю поддержку. - Сэра Саэлла чуть изогнула бровь.

   Из потайного коридора разразились вдруг тирадой разноголосых сипов, шипов и хрипов: похоже, повыползавшие из щелей придворные обнаружили и опознали Аррк Сета. Лучезарно улыбаясь, королева взяла его за руку.

   - Позвольте рекомендовать, господа: новый премьер-министр королевства Суэрси!

   И, не заботясь нисколько о произведённом фуроре, увлекла его к выходу из Залы Советов, на частично оплавленную террасу.

   - Вперёд же, мой друг. Осмотрите внимательней вашу новую вотчину. Жизнь продолжается, и нас ждут великие дела.

   - Не просветите ли сперва, Ваше Величество: какие именно? - Неожиданно Аррк Сет почувствовал, что испытывает удовольствие от несопротивления.

   И, как-то совсем запросто, королева Саэлла очертила взмахом руки бренные останки своей столицы.

   - Нужно же когда-то начинать восстанавливать из разрухи этот бедлам. Хотя, возможно, я ещё крепко подумаю: стоит ли?"

* * *

   ...Немного измождённый парень богемного облика, лет чуть за тридцать, устало приподнял от раздолбанной пишущей машины одну только голову: спина, несмотря на бессонную трудовую ночь, хранила "стальную выправку хребта". Скудная военно-воздушная закваска, атавизм от Мировой, до сих пор сидела в нём (возможно, цепляясь уже из последних сил). Немудрено, впрочем, при теперешнем образе жизни, что день ото дня он всё меньше становится похож на лётчика-аса, и всё больше - на пробку канцелярскую.

   Что ж, он сам избрал свою новую судьбу; и, по большому счёту, не жалеет. Ни о прошлом, ни о будущем, равно зыбко-эфемерных, отнюдь не дающих ему твёрдой гарантии на встречу завтрашнего рассвета.

   Только вот... как всегда, немного грустно возвращаться от блеска звёздных королевств и титанических битв в космосе - в более чем непритязательную обитель начинающего, безвестного литератора. В обветшалую мансарду, хозяйка которой со дня на день готова заявить своему постояльцу: "Вот вам Бог, а вот порог", - наскучив его вечными баснями о гонорарах, по-прежнему затерянных во мраке грядущего.

   Сегодня же, поставив в рукописи последнюю точку (вернее, знак вопроса), тем самым он сказал сотворённому им миру последнее прости. Пора настежь распахнуть окна рассвету нового дня - и всем бесконечным опостылевшим заботам, что он неизбежно принесёт. Послевоенной инфляции, опустошившей кошельки посолидней графоманских; и наболевшему - дальше больше - квартирному вопросу; и долгой-нудной волоките от издателя к спонсору и обратно: вечная круговерть, ситуация одна - люди разные.

   Жизнь под неизбывным знаком "хлеб наш насущный даждь нам днесь" - согласитесь, в конце концов это может поднадоесть.

   Но отныне - всё изменится. Его звёздная сага принесёт ему известность и капитал. После того, как ради неё он пренебрёг всем - службой, родственными связями, общественным мнением; после того, как вложил в неё скудные сбережения, и бессонные ночи, и самоё душу, - не может быть иначе. Да, именно так: мировое имя - и неразлучное с ним богатство. Вилла с серебристыми колоннами где-нибудь на Миафлосских островах... или ладно, для начала сойдёт один из тех небольших, респектабельных особнячков в живописных окрестностях Тломиса.

   Да после этой дрянной ночлежки с хозяйкой-скупердяйкой - раем покажется какой угодно шалаш, лишь бы единолично-собственный.

   Но главное - может статься, даже Сэра Саэлла (не та, что звёздная королева, а та, что реальная) больше интереса найдёт в литераторе с именем (так и быть, пока не мировым, а просто...), нежели в непризнанном таланте, дембеле из военно-воздушных сил.

   Непременно найдёт. Нужно только решиться - и посвятить первую свою книгу: "Боевым друзьям, а также настоящей Сэре Саэлла - будущему асу".

   Ибо Сэра-прототип столь же непохожа на будничное окружение, как и Сэра-королева. Далеко не всякая девушка променяет пустоцвет вечеринок, нарядов и сплетен - на карьеру лётчика-истребителя, полную суровой истинности.

   Возможно, после Сэра и упрекнёт его: зачем-де вознёс её на такой рискованно-высокий пьедестал. Неважно. Лишь бы восприняла его, наконец, всерьёз. Тогда уж как-нибудь выпадет повод тихонько убедить её:

   - Другие пусть слагают саги    О героинях звёздных трасс.    Ты не уступишь им в отваге -    Ни впредь, ни в прошлом, ни сейчас...

   Солнечный зайчик, детски-невинный шалун, скакнул из окна частью на рукопись, частью на нос автору, - побудив того чихнуть от всей души. Правильно намекаешь, приятель. Ночь - пору бесплодных мечтаний - окончательно сменило юное, напористое утро, властно требующее решений и действий.

   Для начала Автор будущего бестселлера потянулся в своём чудовищно неудобном кресле - смачно, с хрустом, до трепета каждой жилки. После невесть какой по счёту трудовой ночи мир в глазах малость оплывал тающим снегом. Неплохо бы сварить на кухне крепкого далфару... если, конечно, там ещё завалялось что-то в этом роде.

   Но как удержаться от прощального, грустно-гордого взгляда на финальные слова рукописи - на зыбкие силуэты королевы Саэлла и Аррк Сета, проступающие из-за безликих печатных значков. Вот они, на террасе роскошного и призрачного дворца: тоже встречают рассвет, с терпким привкусом нездешних пожарищ... Доброго пути в самостоятельную жизнь, ребята. И - ныне отпущаеши: в это утро истекает срок власти творца над творением...

   Зачем-то затянут последний, благословляющий взгляд. Что ещё тщился высмотреть Автор в своём продполагаемом первом шедевре? разве что - подтверждение собственной, шальной прощальной мысли?

   Что ж - что хотел, то получил сполна.

   Уже за гранью того последнего-распоследнего, грозящего открытым финалом знака вопроса, - Сэра-королева вдруг посмотрела на Аррк Сета совсем иначе, серьёзно, выжидательно.

   - И ещё, Аррк... с вас причитаются - подробные и обстоятельные рассказы о мире, где вы пропадали всё это время.

   И, напротив, совсем неуставно-ёрнически подмигнул Аррк Сет: скорее ему, Автору, нежели собеседнице. И - обжёг полусонный мозг язвительной телепатеммой:

   "Не-е, Профессор... всё не так было!"

   Уф-ф, чтоб тебя! Или мара изнурительной ночи морочит и теперь? или свои кровные герои впрямь подались в самоволку, и не только после - даже и до открытого всем ветрам финала? О чём они толкуют, во имя Светлого Неба?!

   Никоим образом не мог Аррк Сет - без ведома творца - пропадать пропадом в каком-то ином, разительно непохожем... да попросту чужом, не-Авторском мире! И тем более не положено ему - обучиться там телепатии.

   Ах вы, черти мои, черти... для этого, что ли, я вас выдумывал, неблагодарных?!

   Однако если и есть на свете персонажи книг, способные издеваться в лицо собственному Автору, - то Аррк Сет из этого десятка.

   Может, незадачливый демиург поразиться толком не успел, когда на террасе, рядом с его героями, чересчур чётко обрисовался - посторонний. Женщина: стройная, спортивная, буйно-черноволосая... мертвенно-спокойное лицо почти девчонки - и глаза, старше своей владелицы лет на тысячу минимум.

   То была - не его героиня. Немыслимо, что кому-то вообще могла такая понадобиться: молодая хищница с душой, выжженной давно и дотла.

   И со странным, даже абсурдным, что на слух жителя планеты Ритлиора, именем: Шейла ... почему-то Автор знал, что чужачку-диверсантку зовут именно так.

   Но что впрямь ни в какие ворота не лезло - то, как посмотрел его Аррк Сет на пришелицу незваную-непрошеную.

   Вот этого взгляда горькой нежности - и правда не могло быть... потому что этого быть не могло.

 

Часть I

Из грязи в князи - с выжженной душой

 

1.

   Хозяин бара "Бронзовый Файр" мог распрощаться со своим заведением. Если только уже не распростился - с жизнью.

   Жаль. Славное местечко... было. Для этой стороны - вполне приличное. Отнюдь не притон: Патруль носа не подточит!

   Нашла о чем сокрушаться, кретинка сентиментальная...

   Почва так и норовила ускользнуть из-под ног: минута-другая, и система искусственной гравитации взбесится окончательно. Герметичность тоже держалась - на честном слове да на одной сопле: импульсы огнемётов, лучемётов, энергомётов и ещё невесть каких "мётов" изрешетили купол до состояния швейцарского сыра. Оглушительно пахло озоном, оплавленным металлом, обугленным пластиком, алкогольным перегаром, - и, наипаче, поджаренной плотью. Добрых две трети бывшей суши покрывали теперь моря разливанные из бренди, виски и охладительной жидкости; и разноцветное пламя отплясывало на их поверхности залихватски-бестолково, как пьяный в невесомости. Осколки, обломки, руины... трупы...

   Армагеддон в масштабе астероида.

   И нечто надвигалось в этом огне, дыму, чаду, аду, - нечто смутное, но неотвратимое. Вероятнее всего, то была смерть.

   Смерть ломилась напролом, сквозь бывшую стойку бара; определялась в очертаниях, издевательски двоилась: здоровенный зейранский типчик, обладатель на редкость дубоватой рожи - и здоровенная же бабища-рептилоид из расы вэн-гаров, когти наизготовку.

   Двойники? - в известной мере. Все прирождённые секьюрити, с какой бы планеты ни происходили, - как с одного оригинала клонированы. И оригинал-то - из отбросов общества.

   Да ещё из-за стены огня, с безопасного расстояния, незримый и всезрящий (труба иерихонская, футы-нуты!), плюгавец-ригеллианин, босс, вовсю разорялся на тему: да сколько ж можно копаться, чтобы прикончить пятерых сопляков?!

   Копаться, по всему судя, действительно оставалось недолго.

   Девчонка (назвать её женщиной - была бы изрядная натяжка) вжалась намертво в угол за стойкой; и пальцы с белизной в костяшках едва не в щепы крошили рукоять маленького бластера. Сухая, угловатая, - не цветок, стебелёк из стали; перевита узлами взведённых мышц, покрыта коростою копоти, ран, лохмотьев от бывшего комбинезона. Глаза - загнанного зверька. Волосы - до плеч - выкрашены в "засыхающую кровь": ярко-алые у корней, все оттенки бурого посередине, тускло-чёрные на концах.

   И - губы, сведённые судорогой, высвободили дикий оскал: прямо в раздвоившуюся рожу смерти.

   Полчаса назад их правда было пятеро. Три парня, две девчонки. Все - земляне (насколько можно говорить о чистоте генов в наше благословенное космополитическое время). Пять пальцев, способных сжаться в довольно увесистый кулак.

   Хорошо спаянная команда, в галактике известная - и даже славная - под именем Молодых Волков.

   Ещё бы! - на все руки мастера. Шпионы, жулики, взломщики, хакеры, киллеры, охранники, технари, - что угодно для души. Свободные художники, ценные наёмники: без работы скучали редко, успевай только заказы подхватывать...

   Пока не дёрнула нелёгкая завербоваться к Живчику Текки, шушере двуличной. Будто не доходили до них упорные слухи, что обычная у него расплата с наёмниками - из лучемёта в затылок. А чтоб следов не оставить, концов не найти... Скрестили, щеглы желторотые, пальцы на счастье (больно уж мягко, подлец, стелил!): брехня, мол, пронесёт, авось да небось. А нет - знать, планида такая. Что есть жизнь, как не гонка за длинным кредитом? рано или поздно суждено ведь проиграть её и Молодым Волкам.

   Сказано - сделано. Без промаха, как в дерьмо пальцем. Осталась изо всей стаи - она одна, и то ненадолго. Самая молодая волчица.

   Да и какое там уже - волчица... так, крысёныш, загнанный в угол. Что противопоставить надвигающейся двуликой смерти, кроме игрушечного бластера да судорожного оскала?

   Да теней, в памяти всё ещё до боли живых.

   Шерлок, брат-близнец - и Айно, его девушка. Мбога, чернокожий весельчак, ей же строивший глазки чем дальше, тем откровенней - и Даккар, "Капитан Немо", старший из всех, признанный лидер... мрачно-неприкаянный, одинокий даже в команде...

   Вон их обожжённые трупы валяются по всему бывшему зальцу бара. Среди обломков столиков и осколков бутылок - такой же, отслуживший своё, ни к чему уже не пригодный хлам. Последнее смертное объятье с врагами (идущий во Тьму ищет надёжных спутников!) - и случайное соседство с крысами, опоздавшими покинуть корабль в час катастрофы. Чётче, яснее, больнее всего: рука Шерлока, откинутая в сторону, в самую лужу бренди; и язык пламени уже робко лизнул её, пробуя на вкус новую пищу.

   Скоро, ох скоро, холодная и безжалостная как лезвие меча, дооформится мысль: если брат мёртв, зачем ещё жива ты? Не самое ли время - прихватить с собою за черту как можно больше гадов (недосягаемая мечта - Живчик Текки самолично!), в память о ребятах?!

   Если б ещё месть хоть кого-то когда-то вернула...

   Покорёженная металлическая стойка - хлипкая баррикада! - рухнула наконец; ещё пара дюймов, и вовсе не понадобилось бы добивать девчонку-крысёныша в углу. По инерции сунулся вперёд на пару шагов синекожий верзила зейранец. Коротко пыхнул игрушечный бластер - громила споткнулся, даже не изменив выражения тупости на роже. Грохнулся, с аккуратной дыркой между глаз, почти под ноги своей убийце.

   Может, этаким амбалам правда плевать: живы ли они, или уже сдохли.

   Хлюпик-босс выхаркнул новую порцию проклятий, поневоле подался ближе (и недосягаемая мечта стала малость реальней!). Рядом с ним в дыму заворочалась ещё одна - вторая! третья! - груда мускулов. Лазер тебе в глотку, Текки! - ты что, правда клонированием их размножаешь, тут же на месте?! Ладно, с ними после; первый удар - ближайшей вэн-гарихе...

   И, за долю секунды до нажатия на спуск, чутьё предупредило: зарядов - по нулям.

   Всё, пушка-душка, верная подружка. Отстрелялась, голубушка. Да и тебе, девочка, недолго прикидываться барельефом в углу: скоро совсем по стенке размажут!

   Рептилоидная туша - легка на помине! - видно, что-то начала соображать... шевельнулась угрожающе. Ровным счётом дюжина кривых дециметровых кинжалов сверкнули металлическим красным отливом уже в опасной близости.

   Таких штучек обычно зовут... ну, скажем, Ки-Нарр Кровавый Коготь; и жизненное предназначение данной Ки-Нарр - развенчивать ту байку, будто, мол, все вэн-гары поголовно владеют Силой. Наверняка, изо всей Силы эта дубина не нюхивала и телепатию; и, значит...

   Ну что - значит?! Вовремя же тебе напоминают о существовании в природе Силы, Молодая Волчица! отныне и навсегда - Волчица Одинокая. Может, ещё поднапряжёшься и выудишь, что там тебе толковал Тинжери, старик-эшрэй? О бесконтрольности (по малолетству); о триггерных ситуациях?

   Ведь эта ситуация пахнет выхлопом - дальше некуда?!

   Сразу шесть когтей сдирают со стены уцелевшую обшивку в том самом углу, где только что была ты... для тебя самой ведь приятный сюрприз - обрести вдруг завидную, ртутную увёртливость крошек-элиффянок! Шекочущий свет поднимается (не волной - целой цунами!) откуда-то из солнечного сплетения; мгновенно обрабатывается мозгом... Резко выброшены вперёд обе руки - с каждого пальца срывается по фиолетовой молнии, чтобы скоро и безошибочно найти каждая свою цель.

   Крошка Кровавый Коготь сгорела вмиг и дотла, поражённая в упор. Троица других амбалов, уже мёртвые, пару секунд корчатся на полу в пляске святого Витта - мрачные лиловые факелы.

   - Она владеет Си...

   Последняя молния вколачивает Живчику Текки обратно в глотку едва начатый вопль: жутковатое, невнятное бульканье. Не слишком ли лёгкая смерть для гадёныша? эх, будь ты постарше, поискуснее...

   Непроницаемо чёрная вуаль покрывает мраком мозг вместе с бесплодными сожалениями - слишком уж стремительно. Всё, полная выкладка. Покойся с миром, брат... встретимся в Последнем Пределе, ребята...

   - Эй! что тут происходит?

   С прощальной чёткостью слышишь негромкий оклик в рацию... ни властности, ни ужаса, - тревога и сострадание в нём. Видишь в дверном проёме (дверь высажена давно) две гуманоидные фигуры. Нормальные габариты, лёгкие скафандры - слишком хорошо знакомые, чёрные с серебром.

   "Как всегда, вовремя..."

   Дурацкая мысль, полная горького злорадства, вспыхивает уже на краю благословенного небытия.

 

2.

   ...Боль.

   Рваная, воспалённая, гноящаяся боль.

   Нет, не в ранах.

   В сознании.

   Будто добрую половину его отхватили без жалости, без анестезии, тупым ржавым ножом.

   В уцелевшей половине бьётся, как птица в силке, что-то из когда-то прочитанного. "А смерть, оказывается, груба. Да ещё и грязна. Она является со множеством отвратительных инструментов, похожих на докторские. Каменные молотки для ударов; ржавые железные крючья для разрывов сердца..."

   Припасены у неё, видно, и тупые ножи - для раскройки разума...

   Да: смерть. Не твоя - увы. Стократ горше, непоправимей.

   Смерть брата Шерлока, самой родной, близкой души в этой неласковой вселенной. Как иначе, если существа, причастные к твоему появлению на свет, тебе в принципе неизвестны; случайные же наставники, включая жизнь, все как один снисходительно-равнодушны, если не откровенно-жестоки.

   Болтали, помнится, будто вы с братом и спите вместе... ничего поновее не придумали, кретины.

   Разве без того они, близнецы, не две половинки одной сущности? У кого искать опоры, как не друг у друга? Да ещё - у товарищей, у родной маленькой стаи Молодых Волков.

   Айно, богатырша-северянка, вылитая валькирия; Мбога-балагур, столь же насмешливый, сколь и надёжный; сумрачный Даккар, беспрекословный лидер...

   Ничтоже сумняшеся, наперекор воспалённой ране в сознании - теснятся за закрытыми глазами прежние, живые, верные, полные молодого задора. Боже... все боги, ангелы, демоны метагалактики, будьте вы тридцать три раза прокляты! сделайте так, чтоб это оказалось тяжёлым сном, похмельным виденьем, бредом сумасшедшего... чем угодно - только не жестокой реальностью!

   Ведь ни полунамёком не сулил катастрофу тот обычный вечер в "Бронзовом Файре"... милое название, славное, спокойное заведеньице. Выработанный астероид, купленный умницей-хозяином по дешёвке и оснащённый как целая портативная база. Что стаканчик пропустить, что катерок подлатать, что сделку провернуть, да и залечь на дно при нужде, - самое то, что доктор прописал. Публика в меру пристойная, в меру захмелевшая. Отрадное отсутствие всяких развесёлых девочек и мальчиков. Охрана неожиданно обходительная: ни перекачанных мускулов, ни микроскопических мозгов, но буянить не дают, не взирая на личности.

   Тихая пристань - отнюдь не для одной пятёрки Молодых Волков.

   Память отчаянным усилием тщится ухватить, удержать каждую подробность того вечера... Вон вся их команда, за любимым столиком, самым укромным... Приятный полусвет-полумрак, музыка на грани слышимого; приглушённая разноголосица, общая на весь зал и особая на каждую компанию... И, легко перекрывая всё это - с особенной ясностью врезалось! - некий острослов с гитарой из противоположного угла, как из рога изобилия, сыплет частушками явно своего сиюминутного сочинения, похабными и не очень. Щедро одаривает краснобайством каждое лицо и каждое событие в баре: на злобу дня, на потеху почтеннейшей публике. И присные его (вон, обсели столик чуть не во всех двенадцати измерениях!) дружно подхватывают припев, всякий раз открывающийся словами: "Эх-ма, планетка Тинкс!..", или: "Планетка Лирулин!..", или там: "Планетка Зургинар!.." Этак-то недолго перебрать всю Конфедерацию - и на второй круг... что там мелочиться - на наш век планеток хватит!

   Хорошо сидим. Тихо-мирно, едва не по-семейному.

   Нет, не спускали здесь Молодые Волки кровную выручку: та только ждала их. Ладно, не убежит. Дельце уже обтяпано, удачно и даже не без виртуозности, вполне в их стиле; почему б не опрокинуть по рюмочке-по другой уже теперь, в ознаменование?

   Мудрость предков: не говори гоп, пока не перепрыгнешь.

   Древняя земная поговорка, что ж ты так убийственно точна? лучше бы врала как сивый мерин...

   - ...Илагр тебя заешь... кто раскачивает базу?! - Общее благолепие взрывается рявкающим, сиплым контральто. - Ох, надеру кому-то задницу... ик!..

   У самой стойки болтается, как в невесомости, дюжая сарнийка. (Ещё бы не сарнийка: где ж могут водиться илагры, как не на Элкорне? да и сама - илагриха илагрихой, только пьяная вдрызг). Современный комби - и донельзя архаические косы средневековой морской пиратки. Мощную грудь крест-накрест перетягивают какие-то дурацкие портупеи самого бутафорского вида: прямо первопроходец из скверной космической оперы. Кому конкретно грозится надрать задницу эта колоритная кинозвёздная личность - темна вода во облацех; но вот что сама надралась сверх кондиции - факт бесспорный. Вон, перегаром на три парсека шибает; и зрачки расширены по-берсерковски: без наркоты не обошлось. Со своим галлюциногеном, что ли, ходит? хозяин "Файра" ничего подобного в бренди не сыплет, хоть на Писании присягнуть.

   С какой радости, подруга, глушишь всякую пакость, да ещё в откровенном одиночестве? ладно, твои проблемы. Ни публика и ни охрана вмешиваться не спешат.

   Один внештатный шут с гитарой отреагировал завидно метко:

   - Как-то раз сидела в баре,    Дула бренди с галюном.    Подымаюсь - что такое?!    Ходит база ходуном!

   - Ы-ы-ы?!..

   Набычась, сарнийка предпринимает было архисложный манёвр разворота при полной разболтанности всех бортовых систем... заплелась в собственных конечностях, грузно кувырнулась на пол - и тут же захрапела сочно, богатырски, сном праведницы.

   А остряк-самоучка знай наяривает в том же духе:

   - Кто раскачивает базу?!    Изловлю - убью заразу!    Пёрла к гаду напролом -    Протрезвела под столом!

   Общий смех над поэтической вольностью: где-где, а под столом, голубушка, не заваляется. Вон, уже подскочили двое предупредительных вышибал. Поднатужились, подхватили обмяклую тушу за руки, за ноги, - эх, дубинушка, ухнем! Потащили, болезную, в свободный номер мотеля... ещё, кажется, цедила она в забытьи забористую наёмничью брань. Жаль, только-только себе под нос.

   Такие вот драгоценные, жизненно важные мелочи: разбегаются, разбредаются, просачиваются сквозь пальцы водою Леты, реки забвения, - не удержать! Вот-вот испарятся, опалённые уже близким, неотвратимо грядущим ужасом...

   ...Вот ещё яркий, сочный обрывок - из последних: изысканный и одетый соответственно вэн-гарский парень (явный, породистый Тёмный!) ретируется из зала едва не бегом. Ибо с обеих сторон на нём виснут, не скрывая истинных намерений, две гуманоидные цыпочки подшофе, похожие как сестрички родные в азарте похоти.

   И прощальный заряд остроумия подталкивает злосчастного рептилоида тычком в спину:

   - Как с подружкой мы на пару    Полюбили раз вэн-гара.    Раз любили, три и пять...    Встречу - полюблю опять!

   Кажется, всей забегаловкой подхватили очередной припев: "Эх, ксенофилия!.." и так далее. Под массированным артиллерийским огнём доморощенного рифмоплётства бедняга выкатывается, не чуя ног. (Отряхнуть с себя кисок мартовских с бульдожьей хваткой ему, однако, и тут не удаётся). Тем паче недосуг ему обернуться, чтобы швырнуть в ёрника энергоразрядом - или хотя бы горьким упрёком. Поэты, мол! удавить из жалости!

   - Эк парня-то припекло! - Мбога, после приступа веселья, прямо-таки смахивает слёзы с ресниц.

   - Парня - или девочек? - уточняет невозмутимая валькирия Айно.

   - Я-то думал, все эти ящурки-чурупашки неравнодушны к гуманоидам в качестве сексуальных партнёров, - притворно недоумевает Шерлок. - Привыкли там, в своём Большом Магеллановом, строить из себя высшую расу, безнаказанность со вседозволенностью.

   - Ещё хороший вопрос, кто из этой троицы почитал себя высшей ра...

   Неистощимый балагур Мбога вдруг запинается на полуслове; долю секунды смотрит в никуда взглядом удивлённого ребёнка - и опрокидывается навзничь. (Только много позже осознала ты, что у него оплавлена половина черепа). Ещё один пучок энергии с беспощадной точностью выжигает у Айно всё лицо - ну и мозг, само собой. (Знали, стервы, куда метить в первую очередь: в самых мощных бойцов команды!). Опомнясь, Шерлок со звериным воем встаёт во весь рост - и тотчас получает своё. (Вскоре - ты видела это! - брата ещё доработали "контрольным в голову" - пущей надёжности ради. Уже, видно, в курсе были, что хороший приятель Волков - эшрэй, хирург не из последних, как все эшрэи, да впридачу владеющий Силой...)

   Лишь за остатки команды, за тебя с Даккаром, Живчику довелось заплатить цену несоразмерную. Долго, похвально долго отстреливались спина к спине; положили львиную долю Живчиковых громил. Лишь очень нескоро, когда уютный залец "Файра" превратился в оплавленный ад; когда вопящая публика, вкупе с обслугой и охраной, давно унесли ноги кто куда (иные и не успели, тут же полегли), - тогда достали и Даккара. Попросту голову срезали лучом...

   ...Боль, боль, боль... океан пульсирующей боли затопил уцелевший обрубок души; и во всей вселенной - боль, только боль и ничего, кроме боли. Ты-то хоть смыться успел, злоязыкий кабацкий менестрель? и ты, симпатяга хозяин покойного "Файра"?..

   ...Заботливая рука, протянувшись через всемирный потоп боли, касается сознания: и нежно, и властно. Кому-то, верно, невтерпёж вытащить из-за черты дуру-девчонку, хоть за шиворот, хоть за патлы, - какого бы мнения ни была на сей счёт сама дура-девчонка. Ох, не в корысть мне сейчас никакая забота, ни сострадание, ни человеколюбие... Нет, вру: нужно человеколюбие. Но - одного-разъединственного свойства: оставьте так, как есть. Не тяните, ради всего святого, насильно в рай, вверх, к жизни, свету... к вечной боли, навсегда переполовиненной душе. Бросьте тут, во Тьме... где брат... встретимся в Последнем Пределе, ребята...

   Тянут-таки: слишком вымотанную, чтобы противиться; захлёбывающуюся раскалённой плазмой памяти. Вот и смутный свет сквозь веки; туманно-тревожный голос сквозь вату в ушах...

   - Достойная этшивин...

   Вялое, как медуза на песке, недоумение. Эк загнули - "достойная этшивин"! тамбовский волк вам достойная этшивин. Конфедераток так величайте - прирождённых, правоверных, законопослушных. А мы - ренегаты мы. Отринули законы Конфедерации, справедливейшие и гуманнейшие во вселенной, - вот ведь нехорошие мы какие! Космические джентльмены удачи мы; флибустьеры. "Флибики" - так, для простоты, наверняка выражается наш доблестный Патруль...

   Патруль? То-то мелькнули на задворках памяти два индивида в чёрном и серебряном. Явились - не запылились к месту происшествия; как всегда, вовремя.

   Прям-таки, хоть продолжай частушку в духе того юмориста с гитарой, чья судьба для тебя отныне покрыта мраком. Ну, к примеру:

   - В баре флибики сидели    И на стойку щурились.    Как патрульного узрели -    Сразу окочурились!

   И разухабистый припев: "Эх, база Патруля!.."

   Тоже, кажется, вольные-фривольные вариации на тему чего-то когда-то прочитанного... ну не Вильда Крамольница, чего нет, того нет. И увы - флибики-то, в общем, окочурились прежде, чем узрели патрульного...

   И прихватили с собой ребят!

   Стон бессильной ярости срывается-таки. Сама-то - не "как всегда вовремя"?! Что помешало более к месту применить чёртову Силу? - страх за свою трижды никчемную шкуру?!

   Продолжаешь, сама себе палач, терзать душу и память; хотя и в курсе: шкурничество тут ни при чём. Всё - "бесконтрольность", о которой предупреждал старина Тин. Хоть тресни - не смогла, желторотая, распознать кольцо агрессии, сомкнувшееся вокруг Молодых Волков. Всё ж таки Текки, сволочь, телепат не из последних был: прикрывал своих тупых амбалов вплоть до нужного момента. И после - не нашла в себе ни капли энергии, чтобы защитить хотя бы уцелевшего Даккара.

   Была не была! - удаётся разлепить веки, словно схваченные металлоцементом в вакууме. Искусственный свет, искусственный воздух; тесноватые стены, обитые квазибиопластом и напичканные определённого сорта аппаратурой, - медблок космокатера. И ты вся утыкана мудрёными датчиками, регенераторами, стимуляторами - как акула прилипалами. И где-то высоко, почти в мифологических небесах, - смутное пятно лица (кажется гуманоидного, и кажется женского), венчающее чёрный с серебром мундир.

   Реальность напоследок заваливается навзничь, притворяясь мертвецки пьяным забулдыгой... и зрение твёрдо, раз навсегда обретает фокус. Лицо, с тревогой и надеждой всматривающееся в тебя, впрямь женское, гуманоидное. Медная кожа, заострённые уши, глаза пронзительной, изумрудной зелени... санбиолийской национальности, лицо-то. Вон, расцвело улыбкой усталого облегчения.

   - Очнулись? Отлично, - резюмирует, ангел-хранитель в униформе Патруля.

   Отлично?! позвольте усомниться. Кому как. Кое-кто (заметьте: тот, кого это касается непосредственно) не оценит сей факт воскрешения Лазаря даже на "удовлетворительно".

   Ещё и потому, что плоть - растерзана, раздроблена, расплющена, парализована, и для верности садистски перекручена во всех двенадцати измерениях... не говоря о душе. Попытка пошевелиться обречена заведомо. Тела - нет вовсе; разум - жалкий огрызок. Как жить со всем этим? - вернее, безо всего?!

   - Лучше бы вам полежать спокойно, достойная этшивин. - Одновременно с добрым советом, благодетельница плавно подкручивает верньер на каком-то приборчике, приткнувшемся к черепу пациентки. - Телесных повреждений у вас - минимум; но вот энергетический дисбаланс, психологический шок... боюсь, с этим я мало чем помогу вам, в полевых условиях. - И, хмурясь на показания датчиков, довершает доверительно: - Просто чудо, что в живых остались.

   Молчишь. Кажется, кусаешь губы.

   Конфедераты, блин! умеют же подобрать гладкие, стройные, наукообразные определения, чтобы подвести итог катастрофе.

   Вам бы этакое чудо-юдо... кровному врагу не пожелаешь.

   - Стоило ли так горячиться... там, в баре? Без того смертей было достаточно.

   Го-ря-читься?! это уж чересчур! Океан боли взрывается изнутри багровым тайфуном - страшным не столь силой своей, сколь безысходностью...

   Это был мой брат!!! - хочется вытолкнуть этот тайфун из груди, волчьим воем на всю равнодушную вселенную. Молчишь. Смысл-то?!

   - Достойная этшивин... Шейла. - Пальцы касаются плеча с той же осторожной заботливостью, как перед тем мысль касалась сознания. - Вас ведь так зовут?

   Да, молчишь ты. Меня так зовут... или звали. Какое имя у человека вроде тебя - с обрубком вместо души?

   И как достучаться участием и принять его - в ходе столь невозможного, одностороннего диалога?

   - Право, я очень сожалею. (По глазам видно, по мыслям слышно: сожалеет санбиолийка-патрульная, в равной мере, как о твоём брате и ребятах, так и о Живчике с его ублюдками). Но друзья ваши (интересно, отличает она вообще твоих друзей от твоих же врагов?)... Словом, их мозг восстановлению не подлежал...

   Одно только забыла добавить, благодетельница. Что и твой мозг, в принципе, восстановлению не подлежит. Отныне и до конца жизни, к коей тебя вернули так милосердно.

   Впрочем, это ты слишком хорошо знаешь и без напоминаний.

   - Соболезную... - Одно из самых бессмысленных, беспомощных, безысходных слов во всех языках.

   - Что вы тут, капитан Фэйрикс, панихиду затеяли? - Новый голос вихрем врывается в тесный медблок: бодрость почти ненаигранная. Вслед - его обладатель, долговязый парень в патрульном же мундире. Помимо воли ослепляет тебя солнечным, "рыжим, рыжим, конопатым" обличьем. Землянин, что ль, или элкорнец? - Девочка без того не в себе...

   - А вы по какому праву оставили центропост, капитан Хованский? - Коллега пытается попасть в тон: впечатление весьма унылое! - Кажется, ваша обязанность - вести катер?

   - До базы, полагаю, доберёмся и на автопилоте. Не ахти какой подвиг навигации.

   База... база Патруля, надо думать?

   - Там ведь - лучший центр реабилитации в галактике, достойная этшивин, - спешит предупредить невысказанное тобой капитан Фэйрикс.

   Безразлично смотришь сквозь неё. С чего они взяли, эти патрульные, будто тебя так уж заботит твоё собственное будущее? Волоките куда вам желательно, не препятствую. На реабилитацию; на вивисекцию; на урановые рудники; к чёрту на рога. Не всё ли равно теперь.

   Брата ведь не вернут; и тебя к нему не отпустят с миром.

   - Ты бы, Фэйр, присоединилась ко мне в центропосту, если серьёзно, - рекомендует капитан Хованский. - Девочку нелишне оставить в покое, пока не доберёмся до более квалифицированной помощи. Наша некомпетентная миссия завершена: вернули к жизни, и на том слава прогрессу.

   - Уел, Стёпа. Скорейшего выздоровления, телесного и душевного, достойная этшивин Шейла.

   Санбиолийка пробегает пальцами ещё по каким-то кнопкам. В каюте сгущаются спокойные, серовато-сиреневые сумерки; на грани восприятия зудит всепроникающе-приятная музыка, или просто сонный лепет воды, перекличка птиц. Пахнет летним вечером; разогретой за день землёй; скошенной травой; близкой ночной грозой. Свет, звук, аромат струятся, обволакивают, баюкают изувеченный мозг; заставляют отступить даже грызущую боль, твою вечную отныне спутницу; та наверняка ухмыляется, прячась в нору подсознания до поры.

   Может, в будущем стоит пересмотреть своё отношение к наркоте - в сторону большей терпимости?

   Капитан Хованский кланяется учтиво, полыхнув костром всей своей натуры.

   - Поспать бы вам, достойная этшивин.

   Здравая мысль - лучше поздно, чем никогда. Капитан Хованский выпадает из поля зрения, прихватив и капитана Фэйрикс. Удалились из каюты? или самоё сознание опять ускользает?

   В любом случае - туда дорога, и стоит ли противиться. Ведь до чего просто: не думать, не чувствовать, не помнить... просто - не быть.

   Просто... просто... просто... про...

 

3.

   - Жизнь нужно строить заново, - проговорил Эндомаро.

   Пальцы почтенного эшрэя выпустили пучок тончайших нервных волоконец, прежде чем пробежаться по одному из лежащих в вазочке крупных персиков. Эшрэи - существа с очень развитым осязанием, что и позволило им стать лучшими в Конфедерации хирургами, ювелирами и микроэлектронщиками. И теперь, похоже, прикосновение к нежной пушистой кожице плода доставляло Эндомаро не меньшее удовольствие, чем его вкус.

   Очень юная землянка с очень древними глазами рассеянно следила за изящными движениями руки собеседника; и губы её не находили сил сложиться в привычную горькую, циничную пожимку. Попробуй тут быть циничной, когда за твоим столиком приютилась этакая помесь доброго доктора Айболита с плюшевым мишкой Винни-Пухом. Антропоморфное существо росточком метра в полтора, почти сплошь покрытое мехом цвета осенней листвы, шелковистым даже с виду. Добавьте ещё лицо, тонкое, совершенное, исполненное спокойного достоинства, кроткого милосердия, древней мудрости и настоящей силы, той самой, которая в демонстрации не нуждается, - всё в равных пропорциях.

   В общем, эшрэи - также существа с очень развитым личным обаянием. Что делает их также лучшими психотерапевтами в Конфедерации.

   Двое находились в уединённой, светлой, ажурной беседке; беседка - в такой же уединённой, светлой, ажурной берёзовой рощице; а рощица - на планете Земля.

   На Терре-Прародине, будь оно всё трижды неладно.

   А давненько не приходилось ступать на твёрдую почву каких бы то ни было планет (не говоря об историчской родине, не виданной вообще никогда сроду; что, впрочем, равно относится ко всем прочим планетам Конфедерации). Всё какие-то метеоритные пояса; астероиды выработанные и под завязку полные "полезными излетаемыми"; а также рукотворные базы пиратских боссов, мелких и посолидней. Если и доводилось высаживаться на планеты - то, опять-таки, сплошь на дикие и несимпатичные, буйные и первозданные, и даже на неоткрытые... словом, к мыслям о пикнике уж никак не склоняющие.

   Не побывала до сих пор изо всей галактики - только в её центральных, обжитых, цивилизованных краях, собственно в Конфедерации. Зато все как есть крысиные норы во всех захолустных дебрях - наперечёт знакомы.

   И вот - не было счастья, так несчастье помогло! - сподобилась.

   На историческую родину.

   А ничего себе местечко, следует признать. Тонкие светлые стволы в весёленькую тёмную пестринку; нежно-зелёные кроны в золотистых солнечных веснушках, взъерошенные ветерком, лопочущие что-то несуразно-ласковое бессчётными листочками-язычками; голосистые пташки-потешницы в кружеве ветвей; щеголихи-бабочки в роскошной путанице разнотравья...

   А ещё где-то - гордые города и оживлённые космопорты; мощные заводы и высокоучёные Институты; прекрасные музеи и первозданные заповедники; тучные плантации и многолюдные курорты... что угодно для души.

   Идиллия. Живи - не хочу.

   Вот Эндомаро, её маленький золотистый-пушистый ангел-хранитель, тоже говорит: жизнь нужно строить заново.

   Только - к чему?

   Как можно наверстать, нажиться всласть - одной за пятерых? наглядеться, наслушаться, надышаться допьяна? насвершать свершений, наоткрывать открытий, наизобретать изобретений, чёрт побери?!

   Золотые блики, пятна солнечного света и теней от листвы, играли на белом пластиковом столике; и продолжали играть на кожице персика удивительные пальцы эшрэя; и продолжала бессознательно следить за всем этим пятнадцатилетняя девчонка-землянка.

   Землянка по имени Шейла. Молодая Волчица; Одинокая Волчица; Чудом Уцелевшая Волчица.

   Теперь, смыв с шевелюры устрашающую боевую раскраску, оказалась она - просто буйно-черноволосой. Оправившись худо-бедно от недуга, стало прежним тело: тонким, жилистым, по-подростковому угловатым и оформившимся не до конца, - но уже гибким, крепким, хищным, как закалённый клинок. И кожа налилась здоровой смуглостью под родным солнышком...

   Только вот глаза навсегда остались - древними.

   А лицо - мёртвым.

   А душа - выжженной.

   Дотла.

   Какая тут, к хаосу, жизнь?!

   Чуткий Эндомаро уловил мигом, когда мрачные мысли сидящей рядом стали сгущаться с катастрофической быстротой. Оставил свою игру с персиками; пальцами пробежал по щеке землянки - легко, перисто.

   И заурчал умиротворяюще. Как большой кот, когда он пригреется у огонька, да впридачу его попотчуют сметанкой и почешут за ушком.

   Эшрэй Эндомаро. Шейлин собеседник и лечащий врач (нейрохирург и психотерапевт). А в дальнейшем, быть может, - и Наставник.

   Очень он напоминал другого эшрэя, кого Шейла знавала ещё на той стороне. Эшрэя по имени Тинжери.

   При случае, он исполнял при Молодых Волках те же роли.

   Собеседника, лечащего врача и Наставника.

   Иногда. Когда этого хотел.

   Но и плату за свои услуги брал далеко не всегда. А ведь та сторона - есть та сторона: даром там и болячка не сядет.

   Впрочем, и эшрэи - всегда эшрэи. Человечнейший народ из народов Конфедерации; а значит - человечнейшие из человечных.

   Даже на той стороне.

   А на стороне конфедеративной - так тем более.

   - Законы бытия неотменимы, - произнёс эшрэй Эндомаро голосом не громче урчания. - Ушедшим - память; живым - жизнь.

   Свободной рукой он ненавязчиво протянул собеседнице один из персиков; та приняла и надкусила экзотический фрукт, едва ли осознав вкус.

   Дело ясное - промолчала в ответ. Чего уж тут... коль скоро угораздило меня уцелеть месяц назад - есть ли смысл приставлять бластер ко лбу теперь. Это бы значило, помимо прочего, чёрную неблагодарность в отношении вас, док. Не кто иной - вы ведь меня выволокли из-за черты...

   - Кроме того - ты способна ко владению Силой, юная Шейла. Силу же недопустимо оставлять в небрежении. Особенно - при твоих возможностях.

   Тактичное существо, Эндомаро не имел обычая высказывать нелицеприятные вещи - не в бровь, а в глаз. Но суть предельно ясна: оставить тебя и впредь беспризорницей, юная Шейла, - так со временем выйдет из тебя вполне даже приличная Тёмная. Кому это нужно?

   Да и в определённых кругах, с недавних пор, не начинала ли ты уже слыть... ну, не Тёмной, - тёмненькой?

   Подтемнённой.

   До поры до времени, по малолетству.

   Ещё годик-другой - и... если бы только ребята были живы...

   Теперь же - не всё ли равно? творить ли беспредел по галактике - или?..

   - Не лучше ли - прожить жизнь полную, яркую, нужную людям? - Эндомаро подхватил её недооформленную мысль. - Я верю... более того - знаю: такая жизнь тебе доступна.

   Блажен, кто верует... Шейла надкусила персик ещё раз.

   Насчёт полной жизни - это уж вы загнули, док, при всём к вам уважении. А вот насчёт жизни, нужной людям... гм...

   Коль скоро её пустая оболочка ещё способна принести пользу человечеству - почему бы нет? Приносить пользу человечеству, в принципе, можно и с выжженной душой.

   Вон от киберов, домашних ли, сельскохозяйственных, - ещё какая польза! а души они отродясь не имели, даром что квазибио.

   Так ведь и она теперь - если и "био", то определённо "квази"... приветствую вас, железные-полезные мои собратья новоиспечённые! Что с того, что мои возможности вроде как обширнее ваших? Тем лучше!

   Припёрли меня спиной к стенке жизни, причём конфедеративного образа жизни... куда деваться прикажете? Смирись, Молодая Волчица, - и трудись во благо ещё лет двести, не меньше. Приятная перспективка, не так ли?!

   Солнце клонилось к закату, вытягивая тени, добавляя багрянца в блики. С вершины ближней берёзы раскатился виртуозной трелью соловей. Знаменитый. Курский. Местность-то - соответствующая.

   "Роща соловьиная стоит, белая берёзовая роща..."

   - Для меня честь назвать вас Наставником, достойный этшивел.

   Что-то высокопарное с трудом выдавилось... самой противно.

   - Можно просто по имени. - Эндомаро отозвался открытой, хорошей улыбкой. - Для этого мы уже достаточно знаем друг друга, юная Шейла.

   Да уж, достаточно... Эндомаро и приютил её, Одинокую Волчицу, в своём доме и в своей семье. Вон на опушке, у озерка, угадывается его бледно-золотистый коттедж, единственный в ближайшей округе. (Несмотря на общительность и обострённую человечность, эшрэи в душе отшельники, в городах селиться не больно любят, - парадокс изрядный). Славные люди его обитатели. Сам Эндомаро; и спутница его Раллетеру; и дети его, сын и дочь, оба старше землянки раз в десять... Эндомаро-то самому лет около пятисот - возраст вполне средний. Эшрэи - раса, вторая по старшинству после антарийцев-Древнейших; хотя и моложе намного. Антарийцы - последние из предыдущего Поколения цивилизаций; эшрэи - первые из нынешнего.

   А образование, возможно более всестороннее, получить насущно необходимо. То есть, следует усиленно заполнять пробелы в том, которое уже имеешь.

   Тяжко без образования в наш просвещённый век!

   - Здравое и взрослое решение, юная Шейла, - опять подхватывает её мысль Эндомаро. - Полагаю, ты оправилась и окрепла достаточно, чтобы приступить к обучению.

   - Да... Наставник.

   Вправду, сегодня речь насчёт обучения зашла впервые... да только отнюдь не от здравого и взрослого ума сложилось у неё решение.

   Просто - от безысходности.

   А Тинжери она никогда не величала - Наставником. Звала запросто, как и все ребята, - "старина Тин".

   Интересно, по окончании обучения станет ли для неё когда-нибудь и Эндомаро - просто "стариной Эндо"? или для конфедерата пиетет перед Наставником - дело святое и незыблемое?

   Уже думаешь глупости, Молодая Волчица... прогресс на марше! Тому, кого начинают заботить пустяки, немедленная смерть уж точно не грозит.

   Тем более - пустяки, ради которых стремишься дожить до будущего.

   Франтоватый щегол без страха впорхнул в беседку, уселся на край столика. Эндомаро неторопливо очистил один из персиков от части кожицы, с тем чтобы радушно предложить птахе угощение.

   И Шейла подалась вперёд, чтобы разглядеть гостя поближе... увы - мгновенный всплеск испуга, и птаху как ветром снесло.

   - Телепатическое общение с животными - тоже искусство, - улыбнулся Эндомаро ободряюще. - Терпение, юная Шейла. Вот тебе первый урок.

   Первый - и на всю жизнь, надо полагать. Негоже, чтоб даже пернатые шарахались от твоего угрюмого вида.

   И впрямь - жизнь надо строить заново...

 

Часть II

Владеющая Силой, жаждущий власти и абсолютное оружие

 

1.

   О-о-ох... ну зачем так выламывать руки, господа секьюрити?!

   Боятся, видимо. Пра-авильно делают. Представляй полный объём твоих возможностей, так не просто боялись - откровенно трусили бы. До такой степени, что вовсе не возымели бы желания - подходить к тебе ближе, чем на десяток парсеков. Окажись же по случайности, как вот сейчас, рядышком, - попрятались бы друг у друга в карманах, и вся недолга.

   А так (меньше знаешь - усердней служишь!) только вцепились, как пираньи, с двух сторон, так что суставы протестующе потрескивают; и нет-нет, да и покосятся на диво дивное, которое изловили. (Судя по их мыслям - для девушки ты малость перекачана).

   Это про тебя-то... ну не абсурд?! Сама ты отнюдь не тешишь себя иллюзиями, будто с блаженной подростковой поры так уж сильно прибавила хоть ввысь, хоть вширь, - по какому вектору ни возьми. Вполне средний рост; вполне заурядная комплекция. Что б вы, мальчики, запели, попадись вам самая стандартненькая сарнийка: богатырша-великанша, в плечах косая сажень, и мускулатурой заросла почище, чем тропики - джунглями? Кто-то или что-то наверняка преставилось бы на месте: либо вы сами, либо ваше несуществующее превосходство самцов. Ну, последнее - потеря небольшая, и во многом даже общественно-полезная.

   Нет, подобного потрясения с фатально-воспитательным исходом ты, конечно, в жизни у них не вызовешь: ну не Арханта Скалы Сокрушающая, не обессудьте! Однако вполне способна убедить эту парочку крутых парней, что ты существо серьёзное: вывод, посильный даже для вышибальего ума.

   Хотя - куда больше подвезло и с ростом, и с комплекцией тому, пред чьи ясные очи тебя, собственно, и представили усердные человекообразные волкодавы. Очи, надо заметить, те ещё... Взгляд чёрный и острый, как обсидиановый нож, сразу выдаёт (имеющий глаза да увидит!) честолюбца и циника, знающего эту стерву-житуху и этих сволочей-людишек, как облупленных.

   Словом, малый из тех, кому палец в рот не клади: отхватит по самый локоть, если не вместе с головой.

   Крупный босс, видно; может статься, и Координатор; или даже - Тёмный Координатор. Но нет: Силой не пахнет и близко, даже не телепат... вот ещё одна несообразность! Само по себе обстоятельство отрадное: с подобными типами только так и можно иметь дело. Превосходя на порядок-другой, но никак не наоборот. Мол, ещё будем посмотреть, кто в нашей игре кошка, а кто мышка, и не переменятся ли роли в самый критический момент. Оно-то блажен, кто верует неколебимо... в смысле кошки то есть.

   Вот, и мурлычет лениво-обворожительно:

   - Итак, леди, из самых компетентных источников мне стало известно, что вы входили в камеру Звёздного Молота. Верится, мягко говоря, с трудом; но при более чем здравом рассудке Дирм Орта галлюцинации исключены. Я прав?

   Звёздный Молот? что ещё за чёртов Звёздный Молот?! Сознание рассредоточено, расслоено, как при мыслепоиске; и свободно парящий дух наблюдает с высоты птичьего полёта, как пленённое тело кивает - подтвердительно и даже охотно.

   Да, мол. Не отрицаю, мол. Свято чту Закон о свободе информации, мол.

   - Так как же, леди, насчёт интересной и познавательной лекции о сущности Звёздного Молота? - ещё того мягче вопрошает нездешний босс-Координатор. - Может, даже продадите мне его в натуральном виде, за взаимовыгодную цену?

   - Это так необходимо, Ваше Узурпаторское?

   Ты-пленённая: ответная, невозмутимая ирония. Ты-свободная: длящееся недоумение по поводу сверхосведомлённости твоего собственного второго "я", в то время как"я"-первое - ну ни в зуб ногой. Босс-Координатор: спокойная, властная сила... харизма, что называется, футы-нуты! И два человековолкодава: преданность слепая, звериная, нерассуждающая. Фанатики, ядрёна бомба, основная движущая сила истории! таких-то на харизму купить - конфетка, не дельце!

   М-да, картинка... кадр из скверного фантастического боевика, да и только.

   И завершает впечатление: неказистый агрегатик со шлемом, утыканным электродами, скромненько приткнулся в уголку; и пара ещё менее приметных лабораторных крыс деловито копошатся вокруг, щёлкая тумблёрами, вращая верньеры. Немудрено, что сперва не обратила внимания. Правда, энергетика у этого драненького патефона... не влезай - убьёт! Здоровенная и зловредная.

   Прям-таки объект культа личности, кибер-версия фашистского лидера, вроде Сталина или Гитлера: величайшее ничтожество. Ни вида, ни обаяния; один гипертрофированный комплекс неполноценности.

   Справедливости ради, сам "Его Узурпаторское" от своей же машинки подавления выгодно отличается: умом и сообразительностью. И - обаянием. Личность. Бесспорная индивидуальность - хоть и без пятой клёпки со съехавшей крышей.

   За подобными выводами ты-свободная не упускаешь и диалог - длящийся диалог "Его Узурпаторского" с тобой-пленённой.

   - Отчего же? мне ваше сотрудничество необходимо просто-таки позарез, сколь знаете.

   - А мне ваше - нет. (Будь руки незаняты - развела бы). Дальше что?

   - Дальше? - вам опять-таки известно. - Красноречивый взгляд босса-Координатора (гордость почти отеческая) перебегает с собеседницы на неприметно-зловредную машинку. - Вы уже в курсе, леди, каким образом эта вещь работает... грубовато, зато действенно. Альтернатива? либо ваша добрая воля - либо... я в любом случае остаюсь - при интересующей меня информации; вы же - при пустой оболочке вместо мозга. Третьего не дано.

   В тоне, во взгляде его исподволь становится меньше мягкости, больше властности; пристальными обсидиановыми глазами режет нервы без ножа. Но втуне: ты-пленённая лишь улыбаешься лучезарно-многознающе. Сначала - адской машинке; а там - и её владельцу.

   Мол, видали мы таких... вот там-то и сям-то, где лазер не светит. Мол, и мы не вчера родились, дяденька, так что Бармалеем уже не больно-то нас застращаешь. Мол, покопайтесь-покопайтесь под моей черепушкой, да повнимательней: вдруг чего интересное пропустите.

   И вот тогда посмотрим-поглядим, кто будет последним смеяться, горланя песенку: "Летят перелётные крыши..."

   Босс-Координатор улыбается в ответ: этакая смесь дружелюбия и плотоядности.

   - Светлое Небо свидетель: я желал консенсуса до последного. Но если уж вы твёрдо настроены упорствовать... Добро пожаловать - на послойную ментоскопию!

   Взмах руки - и радушный, и властный; и в ответ один из усердных секьюрити от души награждает тебя тумаком меж лопаток; и...

   И - словно этим жиденьким тычком тебя-пленённую выпихивают из данного пространственно-временного континуума; воссоединяют с тобой-свободной почти силком; и, придав нешуточное ускорение, понуждают лететь, лететь, лететь... а затем падать, падать... возвращаться... через миры и века - то ли в реальности, а то ли в "воображенья краю священном"...

 

2.

   - ...Шейла...

   Знакомый голос выплывает из запредельных далей, произносит знакомое имя... ещё бы не знакомое - поди, её собственное! Дружеская рука тактично трогает за плечо: это Хейтсо Хаффла. Вот же оно, его твёрдое, крупное, открытое лицо с кожей цвета кобальта; терновые ягоды глаз, в данную минуту тревожно-участливых...

   - Шелли... с тобой всё в порядке?

   - Бр-р-р... примерещится же такая бр-р-редятина!

   Молодая, лет сорока, землянка энергично мотает головой, полная мрачной решимости вытрясти оттуда какие бы то ни было видения раз навсегда: кш-ш, идиотские! Синекожий зейранец, ровесник её, улыбается облегчённо, едва лишь убедившись, что немедленная потеря рассудка ей не грозит.

   В порядке я, Хейти. Теперь уже в полном: не стоит беспокойства. Всё. Дома. Опять в знаменитом на всю галактику баре "Три Хвоста" на базе Патруля, с приятелем за столом и с коктейлем в стаканчике: единственная, слава прогрессу, достоверная реальность в этом безумном, безумном, безумном мире. Родная галактическая Конфедерация - в противовес пошлой космической опере времён НТР. Приветливые, исполненные достоинства лица знакомых и незнакомых, дружеские беседы, уютные киберофицианты - взамен узурпаторов и фанатиков, свихнувшихся учёных и фашистских машинок для подавления личности.

   И славный, тактичный Хейтсо (а на обширном, подобно утёсу, плече его, как обычно, топчется его любимица, сова-неясыть по кличке Афина) не спешит выведать-выпытать причины и следствия странного её мыслепоиска. Мол, просветит, когда - и если - сама сочтёт нужным.

   - Эта работа вымотала нас всех сильнее, чем мы хотим и можем признать, - только и замечает он. - И небольшой, но полноценный отдых нами честно заслужен.

   Всё путём, Хейти, - взглядом и мыслью подтверждает Шейла. Дурь от магнитных бурь - не обращай внимания. Все мы нынче слегка не в себе.

   Работёнка-то впрямь выдалась бешеная, какая раз в миллиард лет только и бывает, - хвала прогрессу, что не чаще! И всё - на нашу долю; и память ещё свежа, как рана по сердцу.

   Рохи-орниоптоиды едва не потеряли свою подопечную расу - тавалла.

   Мировая война, ядерная зима - стандартная в общем ситуация. Как правило, Конфедерация до таких самоубийственных крайностей исторического опыта никого не допускает. Очень старается не допустить.

   А вот на сей раз - не уберегли.

   Да и заваруха-то вся началась - кошмарной нелепицей. Добро б ещё тавалла, хрупкие орниоптоиды, отличались такой же агрессивностью, как те же кхарсы-инсектоиды, во время оно встретившие Контакт посреди четвёртой мировой войны. Ничего подобного от тавалла не ожидали даже в Академии Прогресса. Просто некий международный террорист-камикадзе (ловкий чертяка, какими только и бывают иные выдающиеся психи!) просочился к ядерной кнопке одной из местных супердержав. Ну и шарахнул сразу дюжиной ракет по другой супердержаве, из соображений, внятных ему одному. А там пошло-поехало (безумие заразительно!): ответный удар, упреждающий удар, контрудар... в конце концов - уже со сбитым прицелом, вслепую, в силу гибельной инерции. И ещё держава втянулась, не успели глазом моргнуть; и ещё третья, и пятая, и сорок пятая, не столь уж и "супер"... Таки "мировой пожар раздули", как сулили в начале века, когда атом ещё дремал себе где-то спокойно, нерасщеплённый.

   Цепная реакция, в общем, внезапней и неотвратимей лавины в горах. Недели за две-за три с лица планеты почти начисто были сметены какие бы то ни было творения разума, да заодно около 70% населения (даже несколько рохи-наблюдателей угодили в общую мясорубку в первый момент). Благо им. Ибо за геенной огненной - смертью мгновенной по пятам явились ядерная зима и лучевая болезнь - смерть медленная, изнурительная. И оставшиеся в живых - позавидовали погибшим.

   На долю же Конфедерации выпало - самое практичное и самое тяжкое: упорно и методично очищать воздух, воды, почвы и гены. Полных пять лет промаялись. Это, надо полагать, взамен Контакта и Реформы, которые в отношении тавалла ожидались с года на год, и которые осуществляются тоже всем Содружеством. Как после Контакта, после катастрофы конфедераты, работая, особо не таились от местных. А те и внимания не обращали, вплотную занятые своими насущными проблемами: паникой, выживанием и каннибализмом. Трудно их за то попрекнуть, после пары-тройки лет, когда планета не взрастила ни былинки, ни маковой росинки... при таких-то условиях и конфедерат с миллиардолетним Стажем озвереет! Попытались, помнится, разбросать по планете продуктовые склады, "Большая Галактика Продакшен", - так благое сие намерение принесло жертв больше, чем пользы делу.

   Главного, впрочем, достигли: планета и цивилизация не погибли окончательно. Радиактивная пыль рассеялась, и животворные лучи солнца пробились сквозь атмосферу. Почвы понемногу становились опять плодородными; и зверьё возвращалось (собирали, как после всемирного потопа, всякой твари по паре!); и мутантов среди флоры, фауны и человечества не заметно покуда... От человечества, правда, осталось-то - громкое имя да горькие слёзы. Пара процентов от довоенного числа населения, и те отброшены от позднетехнократической формации - к позднефеодальной. А ведь Контакт уже властно стучался в двери и в умы... ещё бы год-два... эх!

   И - катастрофа, гостья незваная-непрошеная.

   Теперь-то Конфедерация позаботится, чтобы юные тавалла наверстали утраченное за ближайшую пару веков. Всякое - заново! - открытие ли, изобретение будет поощряться извне, морально и материально; всяческие варварства и мракобесия - пресекаться в зародыше. Инквизиция, и фашизм, и безраздельная диктатура капитала - всех этих прелестей тавалла вдосыть испытали до своего Армагеддона, и повторяться стоит ли? достаточно им для собственного исторического опыта.

   Да, отныне за чудом выжившей расой-подростком рекомендуется - глаз да глаз. Может, ещё при жизни Хейтсо и Шейлы тавалла благополучно вступят в Контакт, подвергнутся Реформе и Присоединятся. В перспективе: новые братья в Семье Человечеств; и новая радость общения; и новые творцы, торящие новые пути познания...

   Пока же - едва не лишившись всего этого раз навсегда! - Конфедерация отходит от катастрофы, как от обморока. Не изгладить из памяти наиболее... гм... достоверные подробности. У каждого, видно, есть теперь ночи, когда кричишь от кошмаров, - как обычный варвар со многими комплексами, а вовсе не конфедерат с психикой, профессионально тренируемой сызмала. И это ещё те, кто дёшево отделался.

   А помните, ребята, того шебутного парня-рохи, Корхэм-Вифра? Да-да, того самого, кто, будучи слегка подшофе, развлекал вас сентенциями вроде: "Вы, гуманоиды, крайне нелепые создания. Во-первых, у вас нет хохолка; во-вторых, у вас нет хвоста!"

   Нет с нами Корхэм-Вифра. Валяется в глубокой коме уже с полгода; и удастся ли лучшим специалистам восстановить его разум, напрочь изломанный потрясениями, - ещё хороший вопрос. Полгалактики за такой же хороший ответ!

   А Криччер-Крек, глава лирулинского Института Предвидения, дала себе самоотвод с этого поста - и внедрилась в остатки цивилизации тавалла, рядовой наблюдательницей. Дабы на месте лечить болезнь, которую проворонила предупредить...

   ...Требовательное пощипывание за ухо спугивает безотрадные Шейлины воспоминания. Афина, оказывается, перекочевала уже к ней на плечо - и теребит упорно.

   - Ну что тебе, богиня воинов Паллада? - Вопрос риторический, для проформы: и так ясно, даже без телепатии.

   - Голодна, - подтверждает Хейтсо, - есть выпрашивает.

   - А-а... - откуда-то разочарование в голосе, - так это её обычное состояние. Недосыть, одно слово.

   - Неясыть, - поправляет Хейтсо назидательно, кажется слегка покоробленный. - Я знаю родную твою земную фауну доскональней тебя - как не стыдно?

   - Никак не стыдно, - честно признаётся Шейла; утыкается в свой коктейль с излишней сосредоточенностью.

   Фа-ауна... Отнюдь не золотое детство её кащеевски-скупо было на флору и фауну и на прочую буколику. Зато куда как щедро одарило её - металлопластовыми джунглями и всякого рода двуногими хищниками. Хотелось бы меньше, Высший Разум свидетель. И чем меньше, тем лучше.

   Запоздало спохватясь, неловко кашляет Хейтсо.

   - Великий Космос! расти и расти мне ещё от мальчишки - до настоящего конфедерата. Никакого понимания, никакого такта... Прости, Шелли.

   Без проблем, Хейти, - извиняет та молча. Вот только и забот у тебя, что ежесекундно помнить о заскоках всякой бывшей флибички. Не помру от одного корявого слова.

   Афина, предмет невольного инцидента, невозмутимо восседает на плече у землянки, приоткрыв клюв и трепеща пёрышками на горле - в манере, свойственной всем совам. Так и хочется сказать, как ребёнку малому: "Закрой рот - ворона влетит".

   Хотя, может, Афинушке-недосыти, с её феноменальным аппетитом, того и нужно.

   А в общем, хорошо сидим... с Хейти, с Афиной, коктейль вот потягиваем. Опять же - особая аура бара "Три Хвоста", куда ведут, согласно общему мнению, все дороги Конфедерации. (Кстати, до сих пор доподлинно неизвестно, чьи именно хвосты подарили имя заведению. Выдвигались, в качестве рабочей версии, и хвосты комет, и чертей, да и существ более прозаических, таких как рептилоиды. А может, какой разиня-курсантик, во времена незапамятные возвращаясь с патрулирования на базу, ухитрился притащить за собой с той стороны целых три "хвоста". Темна вода во облацех. Зато развлечений на миллиарды лет вперёд хватит - гипотезы строить).

   Мрачновато тут всё-таки в последнее время, гнетуще как-то. До катастрофы с тавалла куда как непринуждённей было. То всем баром обмывают чьё-то открытие, изобретение, шедевр или иной звёздный час. То какая-нибудь парочка спонтанно объявит себя семьёй, и поздравляют их опять же всем баром. А то посвящают кого-то во владеющие Силой, и неофит отплясывает лихой антарийский лэйран, левитируя в полуметре над полом, дабы доказать свою профпригодность всем желающим.

   Были времена...

   Нынче - всякая компания сама по себе; и разговоры - сплошь тревожные, приглушённые. Прямо "консилиум смерти" в медблоке безнадёжно больного, а не бар "Три Хвоста". Кибера опять же какие-то снулые; домашних животных минимум, детворы тоже; и танцплощадка сиротливо пустует - почти. Только две неугомонные элиффянки пытаются развлечь публику и себя традиционным своим способом - гамбой. Этот их национальный рукопашный бой (неофициально - "борьба элиффянских девочек") схож с гибельно красивым танцем, самые виртуозные "па" которого трудноуловимы даже при замедленной съёмке. И овладеть ими в совершенстве способны только женщины, и только элиффянки. Парадоксальные существа эти элиффяне, с какой стороны ни смотри. Мужчины у них нормального роста, женщины - сплошь метр сорок с каблуками; и однако, вся их докосмическая история - матриархат. Потому, верно, что крошки-элиффянки, неуловимые как ртуть, - обладательницы самой завидной реакции в галактике.

   Вот дело: поразмыслить об элиффянах. Ещё о том, например, что Присоединились-то они - самостоятельно! безо всякого посредства старших братьев по разуму. Серьёзно: не ведали ни опеки, ни Реформы. Росли-развивались себе, неоткрытые, где-то на дичайшей окраине галактики; набирались болевого исторического опыта, сына ошибок трудных, никем не руководимые. А в один прекрасный день вышли в космос своим ходом - да и свалились на голову Конфедерации, как атомная бомба в каменный век. Бывает же... тавалла вон опекали-опекали, уже предвкушали радостный труд Реформы и результат его - праздник Присоединения... и на-поди...

   Та-ак... заходим на очередной круг. Хватит. Оправятся ещё тавалла, наверстают, отреформируются и Присоединятся. Есть даже шанс застать вдвойне счастливое событие на склоне жизни. Сделали, что могли.

   А пока - отвлечься, развлечься, оторваться...

   Отдохнуть.

   - Ты где отдыхать думаешь, Шелли? - Хейтсо подхватывает её последнюю, отчаянную мысль.

   - В Реализованной Вероятности, - роняет Шейла, как нечто само собой разумеющееся.

   Убедившись окончательно, что тут поживиться нечем, Афина раскрывает бесшумные крылья и отчаливает - побираться по залу. Хейтсо, напротив, застывает памятником Реформатору, уставясь на свою визави, как на Призрак Затерянных Колоний; и челюсть его медленно, но верно отвисает до пояса.

   - Ты что?!..

   Договаривай уж, приятель: ты что - с нарезки слетела?!

   Похоже, что так. Слетела.

   ...Как вы все хорошо знаете из курса космогонии, мальчики и девочки, есть в нашем двенадцатимерном пространстве-времени такое презанятное измереньице... назовём его условно Одиннадцатым. Да-да, то самое местечко, где воплощаются любые придумки фантастов всех эпох и миров. Энергия там, что ли, такая особенная, животворящая, исключительно склонная к трансформации в материю? Или, может, оные утописты и анти сами с волосами: создали это безразмерное измерение собственными соединёнными усилиями, даже не подозревая того?

   Разные есть гипотезы. Но, как бы там ни было,- оно и есть Реализованная Вероятность.

   Курорт, прямо скажем, в Конфедерации непопулярный. Ну кому в здравом уме улыбается - влететь в какой-нибудь "Скотский хутор" или в "Нам здесь жуть"... пардон - "Нам здесь жить"?! После наших-то, долговыстраданных законов любви и человечности?! И - по доброй воле?!

   Смеётесь, достойные этши?!

   Разве что бывшей флибичке, и то не всякой, взбредёт в голову забубённую подобная блажь.

   - Шелли... - Хейтсо всё ж довольно быстро (выдержка конфедерата!) возвращает челюсть в естественное положение; осторожно-увещевающе касается локтя землянки. - Не опрометчивое ли решение? Если жаждешь сильных ощущений - ну, давай поисследуем Внешний Космос вместе?

   - Спасибо, Хейти, - лишнее.

   Вот уж впрямь опрометчивость так опрометчивость. Стократ опрометчивей, чем просто влезть в Реализованную Вероятность.

   Вы никогда не пытались, достойные этши, предпринять Глубокий Поиск в компании зейранца? Если да - от души сочувствую; если нет - и впредь не советую. Отыщите в дебрях пространства хоть самую-рассамую гостеприимную, благодатную, да просто райскую планетку, - и то он (сиречь зейранец) будет брюзжать не умолкая, даже делая доклад в Центре Космических Исследований. Мол, и гравитация там хилая, и радиация жидкая, и эволюция дохлая, и вообще не мирок - бледная немочь, всем рыбам на смех.

   Таковы все они, и Хейти не исключение. Национальный менталитет.

   Ибо сила тяжести на их прародине - раза в полтора выше Оптимальной; радиационный фон - то же самое; флора и фауна - роскошны, буйны и жутковаты как нигде, исключая разве что знаменитую Трайду. (Но та - изначально разумными необитаема). Так что зейранцы - ещё более компетентные спецы по выживанию, чем даже земляне, если такое возможно.

   Нет, никакого у неё настроения исследовать Внешний Космос, с зейранцами или без оных. Что ей - опасности безобидного, природно-стихийного свойства?! Мучительно хочется - джунглей социальных. Телепортироваться вслепую, наугад: авось удачно попадёшь в некую пошлую космическую оперу, во Всегалактическую Империю, живущую по волчьим законам. В чей-нибудь откровенно варварский - и безнадёжно варварский - пространственно-временной континуум. Вроде того, что примерещился ей только что. И там, разрядки ради, тряхнуть бандитской стариной, и на вполне законных основаниях... Не так ли, бывшая Молодая Волчица?

   Вот оно... почему не сидится ей спокойно в Конфедерации, где высший героизм и высшее приключение - спасти жизнь: человека, человечества, Семьи Человечеств. Вот почему тянет пощекотать нервишки от пустой поры, ради самого процесса. Вот почему тесно, пресно, плоско ей - там, где другим просторно, полнокровно, многогранно, увлекательно...

   Просто половина души умерла вместе с Шерлоком и ребятами: раз навсегда. Что с того, если некая особь по имени Шейла существует и поныне. Пообтесалась, остепенилась, конфедераткой заделалась, Силой овладела... цивилизацию вот спасать помогала, совсем накануне. А жизнь не в жизнь, прок не впрок, - так, в чужом пиру похмелье... сплошь какие-то несуразицы, полумеры, суррогаты. Есть у неё работа - но нет дела жизни. Есть приятели - нет дружбы. Есть любовники - нет любви. Сколько ни колотись, ни выдирайся из семи шкур, любя всё сущее и трудясь во благо, - видно, уже не напоить переполовиненную душу новым смыслом.

   Кто бишь из великих подметил: душа не может быть ничем заполнена; ибо она - не сосуд, а содержимое?

   То-то.

   И вовсе не затем нацелилась она в Реализованную Вероятность, чтобы опять обрести это, безвозвратно утерянное содержимое... или получить что-то взамен. Не то место - эти миры понарошку.

   Вот пошалить, поразвлечься, - в самый раз.

   - Как знаешь, Шейла, - решительно резюмирует Хейтсо, - но в твоём предприятии я тебе не компания.

   - Я тебя и не зову. Должен же быть среди нас двоих хоть один здравомыслящий.

   - И тебе советовал бы быть рассудительней. Не говоря о прочем, законы Реализованной Вероятности изучены - с пятого на десятое. Попадёшь в чужой континуум, и друг друга взаимно аннигилируете. Что тогда?

   - Думаю, невелика будет потеря для Семьи Человечеств.

   В глазах и в мыслях Хейтсо, чёрным по белому: ну можно ли так - о живом человеке? пусть даже - о себе родимой?!

   Хейти, Хейти, конфедерат прирождённый, правоверный, из цивилизации с семью миллионами лет Стажа! Не постичь тебе - даром что телепат - всех мотивов, подвигающих Молодую Волчицу на возможное самоубийство не ради всеобщего блага, а так просто. Ну и попустись, приятель. Ей самой они далеко не исчерпывающе внятны, мотивы эти чёртовы.

   - Есть такая версия, будто и мы сами - чья-то Реализованная Вероятность, - замечает Шейла примирительно.

   Оно-то лестно думать, что сотворил тебя - лично сам старина Высший Разум Вселенной, босс над всеми творцами... да мало ли и правда. Как бы там ни было - немного найдётся континуумов, о которых не только творец, но и творение скажет от всей души: "Сие есть - хорошо весьма!" А вот у нас - именно такой. Амбиции отдельно взятой бывшей варварки не в счёт.

   Афина, пока суд да дело, успевает сцепиться в воздухе с чьим-то роакхом - маленьким зейранским птеродактилем. Вон, кто ближе оказался, разнимают колоритных дуэлянтов, рискуя быть покусанными под горячую руку. Но не допускать же до фатального исхода своим бездействием. Что не поделили, зверушки загадостные? - хаос их разберёт; только выглядят оба изрядно потрёпанными.

   - Подводная лодка в степях Украины погибла в неравном воздушном бою, - мрачновато острит Шейла. - Поди, Хейти, о сове своей позаботься. Больше толку.

   Может, такие слова в отношении приятеля и бестактны, и жестоки даже; но - справедливы. Потому Хейтсо только кивает понимающе - и спешит к месту инцидента.

   Мол, на дураков не обижаются. И на всяких заигравшихся в варварство - тоже.

   Всё равно результат будет не нулевым - минусовым.

 

3.

   Видеофон на пульте управления разразился ноющим сигналом: вызывали с планеты. Вот и прибыла в Реализованную Вероятность: с приездом, Молодая Волчица! Оказалось вполне элементарно - как в игре "Открой-портал", каковою в Конфедерации тешатся все дети, склонные ко владению Силой. Из остатков человеколюбия, дабы не шокировать местных наверняка неведомой здесь телепортацией, в последний момент решено было явиться сюда более стандартным способом: в личном космокатере. Она ведь отдыхать летит, а вовсе не основывать религиозный культ, с собой родимой в качестве верховного божества! Хотя, может, и оригинальная была бы манера провести заслуженный отпуск!

   Переполох поднялся, впрочем, и так, судя по настойчивой истерии вызова. Кажется, данная галактика находится сейчас на военном положении; и, кажется, это в принципе её обычное состояние. Таковы же докосмические, неприсоединившиеся в её родной реальности. Вечно планета испещрена "горячими точками", каковые время от времени сливаются во всеобъемлющем пожаре мировой войны. Тут, видно, та же ситуация, и в масштабе межзвёздном. "Давным-давно, в далёкой-предалёкой галактике, имели место звёздные войны..."

   Можно предположить, что творится сейчас внизу: коллективная паника, и над нею - как в исторических хрониках - этакий левитановский голос. Мол, всем, всем, всем! на орбите обнаружен звездолёт неизвестной конструкции!! "жёлтый" уровень боевой тревоги!!!

   Или даже "красный".

   Эка честь для её верного, шустрого, маневренного, но всё же миниатюрного катерка.

   Ах да, сигнал всё зудит кариозным зубом... хватит тельняшку драть, ребята! Сейчас предоставлю вам сомнительное удовольствие лицезреть мою особу. Вот только на нужную волну подстроюсь. Да телепатические способности навострю вдвойне: языка-то не знаю!

   На мониторе образовался, по всему судя, центропост космопорта; и, на фоне множества приборов, два типуса в чём-то вроде униформы. С виду - классические инфантильные милитаристы. Выпялились на гостью, как на космическую версию Летучего Голландца: смесь предельного изумления с предельным же ужасом. То самое блаженное состояние, когда подобрать отвисшую до пупа челюсть - дело добрых пяти минут.

   Она-то ожидала - чёткой, по-военному, команды. Вроде: "Назовите ваше подразделение и личный код, солдат!" На худой конец, грозного предупреждения: "Вы вторглись в чужое воздушное пространство! через полминуты - открываем огонь на поражение!"

   Вместо того - добилась лишь растерянного, бестолкового:

   - Кто... откуда?..

   - Шпиёнка. - Разве без вопросов не ясно? - Из империи Сарнийской. По мне ж сразу видно.

   - А... а... это где?..

   Спасибо, не брякнул совсем по-деревенски: "А чаво энто?" Ох, и пентюхи тут у вас в армии, или в космофлоте, или как бишь ваша лавочка зовётся. Особенно вот ты, ведущий переговоры, с виду старше и по званию, и по возрасту. (Из тех, к кому усы идут, но ещё не дошли). Раскудахтался, как базарная торговка, пустым мешком из-за угла пришибленная!

   - Где-где... у Сардэ на бороде! - Блестящая мысль: выдерживать сарнийский тон и впредь. - Далеко, парни. Так далеко, что оторопь берёт.

   - Вы что ж... корабль сюда привели... сами ?!

   Великий Космос! она-то думала, лимит идиотских вопросов уже исчерпан!

   - Нет. Крысы подсобили!

   - Ка-акие... крысы?!

   - Те самые. Знаете, с гибнущего корабля первыми когти отрывают.

   Как хотите, достойные этши, а пора прекращать этот кретинский диалог.

   - Вот что, парни: осточертело мне тут неприкаянной болтаться, на вашей орбите. Можно, я сяду?

   Теперь, не дожидаясь реакции, - просто нырнуть в атмосферу, ориентируясь на сигнал. Пара секунд - и зависнуть намертво уже ниже облаков, в полукилометре от поверхности. Ну-ка, что там внизу?

   У-у, панорамка! Впечатляет. Прямо под катером - внушительный космопорт, пожалуй, слишком утилитарно-урбанистический, чтобы быть пассажирским. Для грузовиков, или торговый... а то и военный. Да, заметила: во-он стволы по всему периметру, в небо неусыпно вперяются... понты корявые. В отдалении - вроде город, даже целый мегаполис. Смотреть довольно приятно: ажурные конструкции, зелень, транспорты какие-то над крышами, шик-блеск-красота... что-то родной Конфедерацией потянуло.

   Так, с визуальным наблюдением в общих чертах ясно... теперь - очередь датчиков, сенсоров, сканеров, анализаторов. Состав атмосферы... рок-н-ролл, вполне приемлем. Уровень гравитации... ну, с этим разобрались уже, когда рассчитывали оптимальный радиант... тоже в норме. Болезнетворные микроорганизмы... пока неважно, при силовом-то поле да при конфедеративном иммунитете; на досуге разберёмся подробнее. Ноосфера: мощная, но дикая, чудовищно загрязнённая; обезьяны с атомным оружием, что с них взять. Экология: как ни странно, чистая-белопушистая... неувязочка! Космическая опера, однако... это вам не ефремовский Торманс, научно-популярно безупречный. Биосфера: что-то смутно... но, судя по всему, не всё своё зверьё под корень извели...

   - Ни с места! потеряете ещё метр высоты - открываем огонь!! на поражение!!!

   Проснулись! ну чего верещишь, как птеродактиль во гневе? Зависла уже неподвижно, слава прогрессу, секунд десять назад.

   Но, как понимаете, вечно торчать в вашем небе не резон мне.

   - Всё-таки, парни: как насчёт разрешить посадку? Очень у вас космодромы симпатичные. Проявите гостеприимство, а?

   Взялась опять за рычаги управления; и, почти синхронно, инфантильный милитарист с физиономией храброго зайца потянулся к своему пульту. К здоровенной кнопке, горящей лихо-ало.

   Они что, серьёзно пальнуть в неё собираются, недоумки? Ей-то что; зато они хлопот не оберутся, когда снаряды срикошетят. Зафиксировать их силовым полем подле катера? Что-то нет настроения играть в бейсбол крылатой ракетой вместо мячика. А если вот эдак?

   Пацан всё ж тычет пальцем в кнопку; но та гаснет за долю секунды до того, вот незадача! Не в силах разувериться в мощи отечественной артиллерии (самой-рассамой, самее некуда!), жмёт ещё, и ещё, и ещё, как одержимый. Без толку: пушки, с видом кающихся грешников, все как одна уставили дула в землю, и на команды реагировать - ни-ни.

   Оставив наконец измывательства над пультом, офицерик разражается отменнейшей бранью. Кажется, в хвост и в гриву костерит предков своих обожаемых орудий вплоть до тридцать третьего колена; а также перебирает все и всяческие противоестественные способы, каковыми могла быть зачата, рождена и взращена незваная гостья.

   Потеха да и только. Представляете, достойные этши, сколько пищи местному фольклору предоставил бы настоящий конфедеративный Центр Клонирования? На пять жизней вперёд хватит - смаковать да изгаляться.

   Отдельные выражансы, впрочем, виртуозно хороши и без Центра Клонирования. Надо бы на ус намотать. Да по возвращении - подробно пересказать душке Кимушке... в смысле, Киму Лановскому, генералу Галактического Патруля. Он, кажется, единственный в Конфедерации коллекционер самых грязных ругательств и самых интересных женщин. Собирает то и другое, как произведения искусства: любуясь самозабвенно и бескорыстно. Потому, верно, ни один самый ушлый психолог до сих пор не счёл столь своеобычное хобби - социально опасным атавизмом.

   Под такие-то отвлечённые размышлизмы да под шквал жутчайших поношений из видеофона - катерок аккуратненько касается крохотной посадочной площадки, на отшибе от грозных-устрашающих-громадных крейсеров с линкорами. (Зачем нам излишняя шумиха в прессе? мы, конфедераты, люди скромные!). Взгляд на монитор внешнего обзора... эге, да площадочка уже оцеплена - почище иного императора на выезде! С полсотни стволов, не меньше, уставлены в открывающийся выходной люк. Вот ведь перепужались вусмерть, вояки бравые, из-за одного-разъединственного плюгавого кораблика. Только по причине неизвестной доселе конструкции?

   Ах да, она ведь им всё портовое вооружение из строя вывела, одним махом - сто убивахом! Затрепещешь тут пред лицом Неведомого. Вон, из паникующего офицерика в центропосту до сих пор проклятия хлещут, как из прорванной канализации... право, надоел пуще демьяновой ухи. Лёгкое усилие воли - видеофон захлёбывается где-то посреди "ублюдка сифилитических суратов". Со временем нелишне бы выяснить поточнее, что за штуки эти "сураты": организмы, механизмы, фольклорные персонажи?

   Но пока что предстоит - выбраться наружу. А следовательно - не миновать объяснений с местными солдафонами.

   В общем и в целом - доброе начало отпуска.

 

4.

   Не успеваешь ступить на трап - тебя едва не сбивает с ног добрый казарменный ряв. Вовсю разоряется командир подразделения: так, по логике вещей, определяешь ты его роль. Вон он: с кожей медного, санбиолийского оттенка, а комплекцией напоминает хорошо сбитого землянина.

   Не санбиолиец и не землянин, вовремя одёргиваешь себя, - но нечто, вовсе неизвестное науке антропологии в твоём лице. Вообще, не стоит тут, в Реализованной Вероятности, в континууме чёрт-те-какого писаки, мерить что-либо на привычный конфедеративный аршин. Отречёмся от старого мира!

   Являешься народу на первой ступеньке трапа. Начальник оцепления, только что сотрясавший воздух и потрясавший пушкой, глуповато застывает с разинутым ртом; недовыкрикнутое распоряжение бродит окрест насмешливым эхом, собака лает - ветер носит. И он, что ли, не в силах поверить, что ты ухитрилась посадить катер без посторонней помощи?

   Небрежно оглядываешься. Со всех сторон - глаза, глаза, глаза... стволы, стволы, стволы. Приподнимаешь руки, дабы обнаружить отсутствие агрессивных намерений и оружия как такового: к чему оно, если силовое поле при тебе. Есть всё ж опаска: как бы впрямь не сорвались, пальбу-канонаду не подняли. Оказывай потом первую помощь им же, недотёпам.

   Опускаешь руки (довольно с вас, ребятки, изъявлений миролюбия! кто не понял - тот дурак!). Сановно грядёшь вниз по трапу. Коронованная особа, да и только. Вон, кстати, и почётный эскорт.

   Начальник оного эскорта слегка приходит в себя. Сам опускает руку (а в ней судорожно затиснуто нечто, вроде архаичного обреза). Кланяется с галантностью тиранозавра.

   - Леди... - произносит полувопросом, обескураженно.

   Подавляещь истерический смешок. Вот ведь окрестил! ничего умнее не выдумал. "Ле-еди"!.. Ещё бы брякнул - "сиятельство"! или - "мой Координатор"!

   Подчинённые его, впрочем, по-прежнему начеку, - профи! Почти сплошь - гуманоиды; и уж совсем сплошь - мужеска пола. Патриархальный, что ли, мирок? вот влетела так влетела, в самое яблочко!

   То-то твоё искусство пилотажа стало для местных массовым камнем преткновения, не верь глазам своим. Видно, женщины здесь не водят звездолёты, даже не помышляют ни о чём таком. Доведётся, однако, аборигенам обоих полов переоценить некоторые ценности, под твоим тлетворным влиянием.

   Так даже интереснее.

   Пока суд да дело, базар да вокзал - вот уж и последняя ступенька. Тут только командир припоминает о своём долге защитника отечества - не покупаться ни на какую провокацию. Непреклонно вскидывает свой самопал; шагает навстречу, по-военному печатая шаг.

   - Извольте, леди, оставаться пока на месте.

   Витязь на распутье, понимаешь! до сего дня, поди, женщин и за полноценных людей не считал. Немудрено, что теперь сбит с толку прямо влёт. Дурак и хам, красавец и атлет. Бравый парень; настоящий мужчина. Из тех, то есть, малоприятных варваров, что никак цены себе не сложат... мистер Круче-Нас-Только-Яйца. И лицо-то безупречно-скульптурное, до неприличия; активист-коммунист из соцреалистической киноленты, ни дать ни взять! Устав вместо мозгов, партбилет вместо сердца.

   Вот кому ты всенепременно отряхнёшь пыль с ушей: с нашим удовольствием и в ближайшее свободное время.

   А в данный момент - гипертрофированно-мужественная его физия что-то даже тоску нагоняет. Здоровенную и зелёную.

   - Лю-уди! - тянешь с насмешливой меланхолией, - ваша паранойя не кажется идиотской вам самим? Вот сейчас, по-вашему, с места не сойдя захвачу всю планету, одна и без оружия?

   - Нынче рисковать не приходится, - изрекает общее мнение командир, всё с той же дубинной непреклонностью. - Время, леди, такое... без пяти парсеков война.

   - Пять парсеков - прорва пространства. И пять минут, при иных обстоятельствах, - прорва времени.

   И опять вояка бывалый давится своей непреклонностью. Такие-то сентенции, простецкие на грани солдафонства, - да в устах леди?! Ещё и космокатер, стервоза, пилотирует!

   Крушение основ.

   - Не абы какая ведь тут заштатная колония - Туарель, столичная планета Империи! - почти извиняется он с сильным оттенком ура-патриотизма. - Венценосное семейство, правящий кабинет, мозг и сердце цивилизованной галактики... особый пропускной режим...

   И всё равно шпионы кишмя кишат - подхватываешь его последнюю, вовремя недовысказанную мысль. Но - ты-то при чём? Диверсанты на то и диверсанты, чтоб внедряться незаметно. А не внаглую средь бела дня, при всём честном народе.

   Значит, всё-таки Империя. Чем дальше в лес, тем больше стресс.

   Пренебрежительно жмёшь плечами; изгибаешь губы.

   - Да подавитесь вы своей столичной планетой, с Империей вместе. Сто лет мне снилось такое добро.

   - Эй, вы полегче! - Кипя благородным негодованием, командир вскидывает самопал повыше; тот же жест вышколенно-синхронно копирует всё оцепление. - Вас бы самоё проверить хорошенько: что за птица, да откуда свалились. И позвольте усомниться в вашей безоружности. Не каждый день встретишь аппаратуру, способную вывести из строя вооружение столичного космопорта, со всеми приписанными кораблями вкупе!

   Аппаратура? хаос с ним, пусть для вас будет аппаратура. Насчёт телекинеза - всё равно не поймёте; да и объяснять - не то настроение.

   Осенённый новой пакостной догадкой, командир нервно передёргивает затвор верной своей пушки.

   - Может, и с ручным оружием та же история, по вашей милости?!

   - Плодотворная мысль, - констатируешь вслух.

   Сканируешь нескладный самопал подробнее; заодно припоминаешь самые расхожие космические оперы, читанные когда-либо.

   - Пули, сколь понимаю, разрывные; атомные. А в снарядах боеголовки и посолиднее будут? Анамезонные? инфрануклеонные? может и антиматерией их начиняете?

   Кажется, на сей раз сугубо военный жаргон в нежных устах леди уже меньше шокирует несгибаемого командира. То-то, парень, привыкай. Я ещё не такую спецтерминологию знаю не понаслышке.

   Будешь пай-мальчиком - расскажу подробней на досуге.

   В подтверждение твоих догадок, однако, бравый малый выдавливает одно лишь придурковатое:

   - Ну...

   - Вот те и "ну", подковы гну. Силовое поле у меня рассчитано на нагрузку посерьёзней, да будет вам известно. Отскочили б ваши мячики, да к вам с обратным адресом. Что б тогда сталось с вашим портом, и с градом-столицей, и, неровён час, с венценосным семейством, - воображаете? Не знаю, как вам, - мне таких осложнений даром не надо.

   - Такое мощное защитное поле? - Старый солдат профессионально-подозрителен.

   - Не верите - проверьте. Мне взлететь?

   - Оставайтесь уж на планете, леди! И настоятельно прошу разблокировать наши орудия. Не желаете же вы подрывать обороноспособность родной Империи?!

   Хмыкаешь двусмысленно. С чего ты взял, парень, что твоя Империя и мне - родная?

   - Добро. Но при условии, что вы растолкуете тому истерику в центропосту, почему не рекомендуется в меня палить. - Единственно разумное, что можно произнести вслух. - Кто у вас таких слабонервных к оружию допускает?

   Приходится командиру проглотить и эту пилюлю. Вон, поднёс к губам руку с портативной рацией на ней; вылаял короткий приказ.

   Ответным жестом доброй воли стучишь по клавишам своего наручного видеофона, предварительно соскочив с трапа. Первооткрывательница ступает на неведомую планету... где фанфары, где туш?! Ах, тут не полагается? и к хаосу. Много ты таких неведомых повидала; и для конфедерата это скорее норма, чем исключение.

   - Орудия ваши в полном ажуре, - рапортуешь не без иронии. - Пусть ваш пушкарь в центропосту спит спокойно. Родина его не забудет.

   Честно говоря, по клавишам барабанить - это так, для отвода глаз. Пусть всё спишут на "аппаратуру": зачем сразу все карты раскрывать. Трап, он же выходной люк, убирается вверх; воссоединяется с обшивкой без намёка на шов.

   Отработанным движением командир (и всё подразделение вслед за ним) вбрасывает свой атомно-разрывной самопал в кобуру за спиной. Коротко щёлкает каблуками, берёт двумя пальцами "под козырёк".

   - Капитан эскадрильи Джагвер Джемберри, к вашим услугам, леди. С кем честь имею?

   - Шейла. - Уточняешь сразу: - Просто Шейла. Свободная художница, вне рангов и званий.

   - И - вне политики? - Капитан Джемберри ухмыляется почти совсем по-человечески.

   - Там посмотрим. - Тонкий намёк на толстые обстоятельства: понимай как знаешь.

   - Но всё же, леди: цель вашего визита на Туарель?

   - Любопытство, если угодно. - Поразмыслила немного, этакая скучающая богатая бездельница. - Столичная планета Империи, как-никак. Всю жизнь, может, мечтала познакомиться с настоящим императором.

   - Добро. - Капитан хмыкает: наивное, мол, дитя, кто ж тебя допустит до императора?! (Не переживай, парень: куда мне нужно, я войду без допусков и паролей, и попробуйте кто-то что-то вякнуть против.) - Однако вынужден откланяться, леди. Внеплановое патрулирование - по вашей милости. Кто вас знает? может, пока вы тут всем зубы заговариваете да помехи наводите - чёртов Аррк Сет уже половину своего флота вывел на орбиту Туареля.

   Аррк Сет ...

   Впервые слышишь это имя.

   Отчего кажется оно - тревожно-знакомым?

   - Проверю-ка ваш возможный "хвост" - самолично с ребятами.

   - Да на здоровье. - Машешь рукой милостиво: летите и не грешите, мальчики, а в принципе - не моя печаль, как вам предпочтительней развлекаться. - Моё, что ли, топливо сожжёте от пустой поры.

   Игнорируешь волчий зырк лихого капитана; хотя отмечаешь, что теперь в нём просверкивает и невольное уважение. Молодцом, парень! уже подаёшь надежды на перевоспитание. Будем общаться. Через месячишку-другой, глядишь, окончательно из тебя человека сделаю.

   Учти только: все твои морально-этические, мужеско-шовинистические вывихи стану вправлять, как деревенский коновал: без анестезии. Иначе не умею. Взвесь ещё хорошенько, самонадеянный туземец: стоит ли вообще со мной связываться.

   - Я же покуда, - заключаешь небрежно, - поищу тут таверну поприличнее. Горло с дороги надо же промочить. Там и ищите меня, капитан, буде арестовывать надумаете...

   - Эскадри-илья! - Зычный фельдфебельский бас перекрывает твоё последнее великодушное предложение. - По машина-ам!- разой...дись!!

   Подавая благой пример, капитан Джемберри первым подхватывается с места; прорывается сквозь своё же оцепление; и - бегом марш, дай Бог ноги! - устремляется к основному гнездилищу звёздных крейсеров с линкорами. (А до них - далекова-ато!) Солдатики-статистики, из которых за всё время диалога на высшем уровне ни один ни звука не проронил (правильные ребята!), - всей толпой за ним.

   Как говорится, "Боевая Гвардия тяжёлыми шагами..." Гудрон дыбом, пыль столбом, дым коромыслом.

   Смотришь им вслед. Шальная мыслишка мелькает: а вдруг, по принципу "облом не дремлет", ввиду вашей чёртовой столичной планетки именно теперь разгуливает какой-нибудь Аррк Сет, или иной Нехороший Парень?

   Как выражаются наши бывшие подопечные элкорнцы: поди докажи потом, что ты не реллем.

   Реллем-реллем! - зловредно возразят те, кому выгодно. Тонны полторы живого мяса, и не отвертишься. Ату его, гигантского!

   Так вот, с корабля на бал, и пришьют какое-нибудь "групповое дело": шпионаж да терроризм, контрреволюция с антисоветчиной, вредительство через намерение...

   И - Архипелаг ГУЛаг! ГУЛаг Архипелаг!

   Ладно, отбрехаемся. Впервой, что ли.

 

5.

   С порога нахлынул, властно ворвался в глаза, уши, ноздри, память,- знакомый, подзабытый конгломерат, обычный для такого рода заведений: краски-блики-шумы-запахи. Кабак как кабак: портовая зона, квартал красных фонарей. Сиживала, сиживала; едва не с десяти годков.

   И не одна... нет, об этом - ни мысли! Стаканчик опрокинуть пришла, не более того.

   Напитки-то сплошь незнакомые... а чего ещё ожидать в чужой реальности? Без химического анализа, хотя бы самого поверхностного, не обойтись. Та-ак... остановимся на пойле средней крепости. Кое-что из вон тех бутылок, под общей торговой маркой "Со Старой Ритлиоры", подойдёт пожалуй. Большинство остального - самогон, либо чистый спирт, а то и вовсе ракетное топливо. Не-ет, достойные этши, увольте! это - на крайние случаи жизни.

   Стоит, правда, оч-чень хорошо это удовольствие! ну да ладно, конфедерату не в деньгах счастье, и даже не в их количестве. Припасти платиновый слиточек на первое время она озаботилась ещё на родине: Эндо ссудил, душа добрая, эшрэевская. И уже выменяла она Наставников дар (поворчал Эндомаро, доведавшись, куда и зачем она лыжи смазывает, но препятствовать не счёл необходимым) на солидную сумму в твёрдой местной валюте. Дельце провернула, само собой, не в банке государственном, легальном,- но в портовых трущобах и у такого жучка, кто обтяпает что угодно и кому угодно, и вопроса лишнего не задаст.

   Она, правда, оказалась клиенткой столь новой-свежей-нестандартной, что вопрос у этого проныры-гориллоида так на языке и вертелся: кто, мол, такая, почему не знаю? "Геологоразведчица", - впечатала в его мозги злокозненные взглядом и мыслью. Может, и не поверил. Может, и принял за обычную воровку. Или за девку портовую, заныкавшую часть выручки от сутенёра. Или вовсе за наводчицу от "легавых". Или...

   Ну, да ваши проблемы - не наши заботы. И обратно.

   Главное, всеобщий эквивалент он ей выдал. И если в процессе надул - разве что самую малость. Дело житейское, лень связываться из-за такой ерунды.

   Теперь, как говаривали сарнийцы во время оно: хэй-вэй! гуляй да пей!

   Со спокойной совестью.

   Ибо когда денежки выйдут - работа найдётся. Чтобы спец уровня Молодой Волчицы - да невостребованным остался? даже и в таком заштатном патриархальном мирке, что гордо провозгласил себя пупом земли, аппендицитом вселенной?!

   Смеётесь, достойные этши.

   Лощёному, как все бармены всех пространств и эпох, зеленокожему типчику за стойкой явно было не до смеха. Пора, пора ей привыкать к тому суеверному взгляду, каким выпяливается здесь на неё каждый встречный-поперечный. Тем более, в этом тихом омуте портового кабачка, где черти (виновата - контингент) всё привычный: сплошь крутые космические асы, да при них жрицы свободной любви. А тут - на-поди! - подгребает этакий невозможный, дикий гибрид того и другого (полез Мичурин на ёлку за укропом - тут его, болезного, арбузами и привалило). Девица в вызывающем комби, подозрительно смахивающем на мундир неведомой армии; да на поясе невиданное-неслыханное, но - ёжику понятно! - оружие. (Куда ж владеющая Силой - да без собственного лучевого меча? Это объясняясь с оцеплением, пришлось заблаговременно сделать его невидимым: мы-де люди мирные-безобидные! А сюда не с голыми руками явиться - святое дело).

   Закачаешься тут: что за пташка экзотическая?

   У-у-у, парень! страшно аж жуть, какая экзотическая. Стимфалийская. Меднопёрая. Так ежели ты не Геракл (что несомненно) - лучше не шути, а пойло поприличнее волоки. На цырлах. Пока пташка добрая.

   - Л-л-л... леди?.. - промямлил наконец, силясь нацепить на физию дежурную улыбочку. (Лазер вам в глотку!- как сговорились все!) - Чем служить могу?

   - Тёмным офри со Старой Ритлиоры. Бокала будет достаточно.

   И - тем аргументом, что искони убедительнее оружия, об стойку перед его носом: бряк!

   Заюлил, понятно; рассыпался мелким бесом. И столик подыскал отдельный, в укромном уголке; и требуемый бокал самолично поднёс. Нечасто, поди, швыряются тут такими заказами,- лучше перекланяться, чем недокланяться. Хаос её знает, штучку эту... вдруг - какая-нибудь дочка наркобосса инкогнито?!

   Вечно вы, варвары немытые, предположите - самое банальное.

   Пока усаживалась за этот самый столик - кое-кто из ближайших соседей тоже таращился: мол, я ещё не в угаре?! Большинству, однако, вся посторонняя экзотика вместе взятая была - глубоко до фонарика. До красного. Тот перед дружбанами-братанами куражится; у того руки девкой заняты; иной вовсе лыка не вяжет. Правильно, так и должно. В таких злачных местах у каждого проблемы свои, и совать свой взнос не в свой бизнес - чревато.

   А в её - так тем более.

   Но сейчас местный сервис вполне устраивает её. Особенно, когда испарился этот угодливый хлыщ с маслеными глазками и устами, которыми бы мёд пить. Столик удобный, креслице из мягкого пластика,- блаженство! Вокруг типичная обстановочка её бурной юности - красотища! Хаотично перебегают в полумраке блуждающие огоньки светомузыки; облепленный зеркальцами шар вращается под потолком, бликами сыплет - в глазах рябь. На плюгавой эстраде наяривают нечто вроде низкопробной попсы - в самый раз для крутых пилотов, кому ворсел на ухо наступил; да стриптизёрки корячатся, цыпочки ощипанные, девушки-спагетти... танец семи покрывал, футы-нуты! Человеческая похлёбка в зальце кипит, бурлит, булькает, бормочет помаленьку; время от времени перекипает хмельным ором, или площадной бранью, или истошным взвизгом девицы, ущипнутой за ляжку. Сложное амбре перегара алкогольного, табачного и наркотического; острого, звериного пота; дешёвых-претенциозных благовоний. Официантки всех цветов спектра, чересчур легко одетые, снуют как заводные с подносами меж столиков; глазки - остренькие, цепкие, жадные. Углядят одинокого-подвыпившего - мигом сменят нынешнюю профессию на древнейшую. Может, какая и к ней подсядет, с предложением нескромным? вот потеха будет.

   И - разговорчики...

   - ...Сын, значит... в папаши, значит, записала тебя подстилка космофлотская!

   - Выходит, что так...

   Первый голос - нахрапистый, помятый-пропитый-прокуренный; второй - даже отдалённо-интеллигентный, унылый по обыкновению. Явно - некто, жизни нюхнувший, учит этой самой жизни лопоухого пентюха, влипшего в старую как мир бабью историю.

   Компашка, однако: Бывалый да Балбес... а куда подевался Трус, привычно дополняющий троицу?

   - Сын, значит... лейкемия! - гнёт своё Бывалый. - А про триппер вашей с нею любимой внучки она тебе случайно ничего не напела? С неё станется, со шлюхи.

   - А если - правда? - вздыхает сердобольный Балбес.

   - Тьфу, так твою растак! распинаюсь тут, разливаюсь... Хочется быть дойной уртуве - хозяин-барин!

   Дальше неинтересно. История впрямь бородатая, варварская, дремучая. Даже с "уртуве" всё предельно ясно: местный эквивалент коровы.

   Навострим-ка другое ухо... может, и Трус поблизости объявится, сообщит чего поновее?

   Увы. Явно не трус. На словах (вернее, на трёпе) по крайней мере.

   - Лоб в лоб сошлись... как вас вижу, парни! По оружейной панели хлоп, хлоп - по нулям снарядов! Эх! пропадать - так с музыкой, и во славу оружия Ик!-мперии! Захожу на таран...

   Да-да; знаем-знаем. Наизусть. Скоро, скоро доберёшься, герой, до кульминационного пункта байки. Как расстреливал из ручного бластера тяжёлые крейсера, флагманские линкоры, некрупные планетоиды и ещё всяко-разно, что уж и вовсе враки завиральные.

   Хорошая бы, парень, из тебя бензоколонка вышла: баки заливаешь - будь здоров!

   Притон как притон - всё путём. Ребят недостаёт... нет, нет, нет!! не думать!!! Вкусим-ка от местных вин. Грех одному пить; да за неимением лучшего...

   Неплохо! Первый же глоток обжигает горло пламенем тёмно-лилового бархата (тот же вкус, что и цвет напитка в бокале). Вино вправду благородное; похоже на элитное файяльское, которое давят крылатые деймы не из ягод, но из мясистых цветов. Не чаяла, не гадала - в таком-то злачном месте, да в чёрт-те-какой дали от родины!

   Мир добреет катастрофически; подёргивается радужной дымкой с уклоном в розово-голубую гамму. Ну их в матрицу, давешних солдафонов. И расчёты, чем бы привычным тут прожить-прокормиться, - туда же. Всему своё время. Пока же - до утра б так сидела. Винцо бы смаковала растянутыми в вечность глотками; вникала в букет, в аромат... стоит, может, и целую бутылку заказать? В день Посвящения, небось, и не так и не тем её накачивали! ничего, жива доныне.

   В заслуженном отпуске она или кто? владеющая Силой или где?

   А посему быть...

   Тьфу, пропасть! что за леший?!

   Сверху на плечо рушится чья-то тяжкая длань... в смысле, лапа. Хозяйски так, бесцеремонно. Мда-а, достойные этши! здесь вам не Рио-де-Жанейро.

   И даже не Зиффью-Вирр.

   - К-р-рошка!.. - отрыгивают вместе с неслабой волной перегара. (Папочка-папочка, заспиртуй бабочку!)

   О, Космос! ни сна, ни отдыха измученной душе. Вина попить не дадут мирной иномирянке.

   Обернулась. Над измятым в гармошку мундиром-комби - густо-свекольная (то ли от природы, то ли с бодуна, не разбери-поймёшь) ряшка. Глазки носорожьи; лоб неандертальский; челюсть волевая - бульдогу впору. Не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка... ну что стоишь, качаясь? Может, и за плечо-то моё схватился - просто, как за первую попавшую опору в нестабильном похмельно-угарном мире?

   В шаге позади - ещё компашка таких же поддатых. Скалятся, подначивают; пошатываются. Все как один - в униформе уже знакомой.

   Тоже космофлотцы, значит. Имперские, стало быть, соколы. Хе!

   Соколы шизокрылые да беркуты клюворылые.

   - Ки-иска...

   Опять своё блажит... кому что, а эшрэям нейрохирургия. Чего ещё жаждать крутым парням-астронавтам после долгого-нудного рейда? - только выпивки да женщин. Потребность в первом уже утолили - на месяц назад, на месяц вперёд. А насчёт второго... хватило ума - положить глаз именно на неё. Хотя вон он, полный зал сговорчивых цыпочек.

   Ладно... попробуем обойтись дипломатией.

   Но сначала, не глядя, - ткнуть пальцем (хоть и некультурно это) в болевую точку на потном, волосатом запястье. Так, слегка. Изумлённо икнул лихой пилот; лапища кулём свалилась с плеча. Есть. Теперь - ухмыльнуться пошире, до ушей, хоть завязки пришей. Не вставая.

   - Ребятки! а вы меня часом ни с кем не путаете?

   Попритихли. Пошатываются. Мозги с перепою ворочаются натужно.

   - Я здесь не работаю. - Ещё уточнить: с чувством, с толком, с расстановкой.

   - Дак, ты эта... - Свекольнорожий потирает место болевой точки (и не так сильно тебе досталось, хорош симулировать!) - Ты сегодня... ужечья-то девочка?

   - Я - ничья девочка. Я - сама по себе девочка. Своя собственная.

   И, помедлив, для пущей ясности:

   - И сегодня, и в четверг. После дождика.

   - Дак, эта... я тебя хочу!

   Аргументик!

   - А я тебя - нет. Дальше что?

   Крепенько, видать, встали в тупик свекольнорожий сотоварищи: что за подстилка такая чудная? может, и не подстилка вовсе?! Одна сидит, без парня, да ещё что-то из себя воображает... Вон, кто-то даже палец в рот сунул, как карапуз озадаченный. В зубах ковыряет: мыслительному процессу, что ли, способствует?

   Выковырял:

   - Шлюха отказывается обслужить нас всех разом? Морду воротит? Волоки её сюда, Крум! за патлы!

   Всё. Конец дипломатии; начало военных действий. За такое - челюсть набок!

   - Дак, эта...

   Свекольнорожий растопыривает клешню - ту самую, пострадавшую: пьяному море по колено. Силится привычно сграбастать девку-упрямицу... хватает пустоту... не удержав равновесия, суётся было сам приложиться фейсом об тейбл... не успел!

   Эх, знатно ему поднесла! прямо в ряшку его беркутову, клюворылую. Хорошо летел, крутой пилот, к самой стойке: соколом ясным.

   Шизокрылым.

   Стукнулся башкой забубённой; вырубился без шума, без ика. Жалко, никого из своих по пути не зашиб, одной силой инерции.

   - Ещё вопросы есть, ребятки?

   Тишина. Недобрая; душная; зрелая насилием. Тучей сгустилась в эпицентре стычки; расползается по всему кабаку, как по застойной воде, кругами от брошенного каменюги. Вот и квартет имени басни Крылова перестал надрываться на эстраде; и стриптизёрки застыли абстрактными скульптурами; и подгулявшие компашки как-то разом проморгались. От запаха близкой крови, что ли?

   Затишье перед бурей: непрочное. Вот-вот какая-нибудь девица разорвёт его в клочья истошным воплем.

   Ох, что-то будет? что-то будет?!

   Будет-будет. И брани быть, и городам гореть. И женщины вина, а не богов, что сгинут и герои, и вожди.

   Вон, вождя женщина уже сделала. Ваша очередь, герои. Если только не сообразите смазать пятки подобру-поздорову...

   - Парни! она Крума... пришила!

   - Ах ты, суратина шелудивая!..

   Не дошло. Толкуйте ещё: мол, в драке первое дело - главаря обезвредить, остальные сами разбегутся... Чушь собачья. Или не того главаря она обезвредила? Истинный главарь, поди, вперёд не лез, в тени держался, оттуда заправлял. И теперь заправляет?

   - Эй, да чего там?! бей её, ребята!

   - Скрутим, оттрахаем до смерти!..

   Всё. Вякнула какая-то потаскуха-истеричка; рухнула тишина, высвобождая насилие, как джинна из бутылки; стена пьяных рож угрожающе качнулась вперёд...

   И ответным, встречным жестом опрокинулось изящное креслице; бокал с остатками дорогого вина коротко, жалобно звякнул, разлетаясь вдребезги, - плевать. Вот вы, значит, как, господа Крутые Парни, женщин за полноценных людей не считающие?! Добро пожаловать, близнецы-братья Джагвера Джемберри! Переоценим ценности, джентльмены?

   Получите и распишитесь - женщину, у которой инструкторов рукопашной было в избытке и разных: начиная с элиффянок, заканчивая жизнью. И которая, ко всему прочему, так давно не дралась - по-настоящему.

   Истомилась, истосковалась, - вас, имперских соколиков, поджидаючи!

   Ради такого счастья - можно и Силу отставить, и защитное поле снять. Иначе неспортивно.

   Ах, у вас парализаторы! может, и чего покрепче? Ладно, увернёмся. Конфедераты мы или где? И меч лучевой имеем, на крайний поджаренный.

   Первый жлоб ринулся к жертве с воинственным воем... наткнулся солнечным сплетением на кулак... хрипнула напоследок лужёная глотка, и груда мускулов осела на пол мешком муки... Тьфу! хоть бы соперники стоящие. Вояки, понимаешь!

   Мастера спирта.

   О-о, простите-извините, леди "силачка"-иномирянка! сейчас подберём вам в лавке других, поприличнее.

   Рефлексируешь, кретинка... а кто-то прыткий уже запустил в тебя пластиковым креслом! Расстервенились и правда не в шутку! В последний момент поднырнула под импровизированный снаряд, сохраняя боевую стойку; тот врезался в прилизанную башку ни в чём не повинного бармена, рот разинувшего на драку: спасибо, что на излёте. Контузило беднягу-хилятика, однако, крепенько; свалился, бессознательно вцепляясь в драгоценные свои бутылки - так и посыпались с предсмертным бряком! И всё на него, болезного, сомлевшего! ещё и стойкой сверху приложило!

   Верещат, кажется, уже все тридцать или сорок развесёлых девиц, тут присутствующих, вперебой: концертик не для слабонервных! Кто на своих самцах-защитниках виснет, не отдерёшь; кто под стол лезет, сверкая задницей в окне; иные и к выходу, и куда попало рванули голову сломя. Вопли, визги, кудахтанье... курятник, охваченный паникой по случаю визита хоря.

   Парни, космачи бывалые, само собой получше держатся. Молчат мужественно; а не то загибают тройным загибом. Нашлись и дружки у нападающих: так и прут на подмогу, в тыл, с флангов норовят зайти. Вон, один из парализатора пальнул-таки, не вынесла душа поэта. Увернулась опять; один из забулдыг на разряд сам напросился, на полузамахе кулаком.

   Расхохоталась - посреди свалки, бесшабашно, на весь кабак; заставила отшатнуться очередного жаждущего мести. Не сарнийка-берсерк из рода Гартелдов; и всё равно - потеха.

   Мала куча! куча мала!

   Правило "боя одного со многими" в действии.

   Постоять, что ли, прохлаждаясь в сторонке, пока недотёпы эти сами друг друга не переколошматят? Так ску-учно.

   Ну щас повеселимся; всласть.

   Подцепить для начала вот этот столик (к полу приварен, говорите, намертво? плевать, отдерём!) Столько-то непрошеных союзничков (не твоих, а наоборот) застывают с разинутыми ртами, с выкаченными белыми зенками варёных рыб; им-то и подарочек. Эх, раззудись, плечо!

   Есть! заодно с тремя летунами смахивает, впечатывает в стенку и случайную девицу... всё польза, глядишь, ору станет поменьше на пару-тройку децибел.

   Первый шаг необратим; пора из обороны - в атаку, да в режиме "спурт". Расступись, питекантропы! как бишь там её, блаженной памяти воинственную песенку пиратов-сарнийцев?

   Буйной Реллад подобна, грозе морей -

   Смело в бой, дочь Сарнии! Хэй!

   Чашу битвы хмельной осуши до дна,

   Ведь твоё ремесло - война!

   Кажется, вся эта ископаемая галиматья вырывается вслух, когда смерч по имени Шейла Молодая Волчица врезается в ближайшую шайку-лейку, покрупней да покрепче. Удар! удар!! шквал ударов!!! Хрустит чья-то скула, свороченная набок; чьи-то зубы крошатся под ноги; чья-то пушка описывает шикарную параболу, под самый потолок. Знай наших!.. стоны; вопли; заковыристая брань; шлепки обмякших тел об пол; мгновенная потрясённая тишина... Проблёскивает неурочная разбитая бутылка, сгоряча втыкается в чью-то союзную физиономию...

 

6.

   - Эй! какого пульсара тут...

   Знакомый голосина. И парень знакомый, супер-гипер. Капитан Джемберри, собственной персоной. Засёк её от дверей; скалится с дружелюбием тиранозаврового черепа в Музее Палеонтологии. Дескать, снова ты, баламутка! так задницей и чувствовал!

   Ну что, летун бравый? Ринешься на подмогу единокровным, единоверным (так и наседают, не уймутся! успевай только в морду подносить!)? Или всё ж за даму вступишься, рыцарь Печального Образа? Давай, определяйся!

   Ох, разошлась ты, Молодая Волчица! хоть за пивом посылай.

   - Держи-ись!.. - ревёт капитан, адресуясь невесть кому.

   Танком вклинился в потасовку - таки к ней прорывается, таки своих молотит! Прорвался; под глазом уже франтоватый фингал наливается спелой сливой... с боевым крещением, красавчик! Кулаками расчистил для себя жизненное пространство, подле неё... слава прогрессу! не загораживать собою ринулся, по-джентльменски! Встал, как напарник, как соратник: спина к спине под мачтой.

   Ценю - мелькнула мысль; совпала с очередной, в кровь разбитой полупьяной харей.

   С новой силой пошла потеха: в четыре руки, в четыре ноги. Капитан ещё акустической атакой оглушает, не хуже Соловья-Разбойника: благо глотка - дай Боже здоровья! Воинственные кличи да нецензурное меж строк: этакий слоёный торт - кушайте, не обляпайтесь! Она-то с пелёнок предпочитала драться - молча... на вкус да на цвет...

   Космос, да когда ж угомонится это разворошённое осиное гнездо?! Капитана уже зацепили по плечу чем-то острым; она пока невредима - рефлексы конфедератки не подкачали. Хоть из парализаторов палить надоело, и на том спасибо: не нужно специально прикрывать спонтанного напарника. Кулаки, ножи да бутылки битые - чепуха чепух и всяческая чепуха...

   Накликала! вон, кажется, подваливает - не то чтобы проблема неразрешимая, но и не совсем чепуха. Здоровый ящер (местный родич вэн-гаров, не иначе!) раскручивает над головой, на манер лассо, толстую цепь. На конце которой - то ли три, то ли пять устрашающих кривых лезвий... Ой-вэй! пора принимать радикальные меры, не то с отчаянного капитана снимут скальп. Изволь потом лечить болезнь, которую вполне можно предупредить.

   Лучевой меч уже в руке... колесо лилового пламени прочерчивает полумрак тёмной рукопашной. Большая часть цепи отлетает куда-то к ситтхам прочь; вскользь подбривает-таки темечко - не капитану, кому-то постороннему.

   И в заминку, в потрясение новым чудом не замедлил вклиниться капитан - первостатейным казарменным рыком.

   - Может, хватит, парни?!

   Парни сопят, пыхтят, мнутся, переглядываются растерянно; разжимаются кулаки. Помяты парни, побиты; и не просто - как собаки. Потрясены до глубины печени; до самых основ своего мироздания.

   С кем же, чёрт побери, сцепились?!

   - Та-ак, ребята... - Капитан обводит вверх тормашками перевёрнутую забегаловку тяжёлым, ртутным взором. - Пошумели, пар стравили? - и хорош. Кто ещё на ногах - подобрали падаль и пропали пропадом со всех моих радаров. Ясно выражаюсь?!

   Куда уж ясней. Компашки спешно разбирают своих нокаутированных; растаскивают к выходу; по углам, по щелям расползаются. Знают тут капитана Джемберри.

   Хорошо знают.

   Теперь узнают не хуже и её - Шейлу Молодую Волчицу.

   Недурственное начало отпуска.

   Капитан Джемберри зыркает и на кисок, забившихся по закуткам, всё ещё попискивающих там. Прочищает ухо мизинцем.

   - И уймите, кто-нибудь, этих подстилок! Осточертели пуще Аррк Сета, будь он трижды проклят...

 

7.

   - Ну, ты даёшь!

   - Мы уже на брудершафт пили, капитан?

   - Мы на брудершафт - дрались! Спина к спине. Куда уж ближе.

   Угу, кивает Шейла. Не возражаю, кивает Шейла.

   Сама не терплю "выканья" со свойскими парнями - кивает.

   - А выпить? так оно можно.

   И опять ты прав, лихой пилот. Можно и даже нужно, после такой-то катавасии.

   Бармен, оказывается, очухался уж давненько. Только вида не подавал. Мышкой притаился, таракашкой в щели: а чтоб опять не подвернуться под горячую руку. Умно, парень.

   Но теперь - полундра миновала, и самое время отвлечь тебя от причитаний над твоими бутылками, погибшими смертью храбрых. Тащи-ка чего поприличнее из выживших.

   - Ты что пьёшь-то, вояка?

   - А всё, что горит, летун.

   - И имеешь всё, что движется? девочка, да ты - настоящий мужчина!

   Шейла хмыкает. Какие задворки Вселенной ни возьми - признаки "настоящей мужественности" разнообразием не балуют.

   - Эй, приятель... Рамван! - Это Джагвер бармену. - Тьфу! прекрати ты выть, как девица по суженому! Жизнь продолжается, и бизнес тоже. Две кружки суэрсийской карлавы - на бочку.

   И, хлопнув себя по нагрудным карманам, - уже Шейле, досадливым шипом:

   - Ш-тоб тебя! ни монеты не захватил, ни кредитной карточки. Угощать надумал, кретин... Рам после всего в долг шиш отпустит, без того у него из-за нас проблемы.

   - Хочешь сказать - я заварила, мне и расхлёбывать? - Шейла нырнула к себе в карман. - Расслабься, парень: я угощу. С прибытием. Ты - в другой раз.

   - Так ты не только при оружии - при денежках тоже? - аж присвистнул Джагвер.

   - Ага. Только что императора вашего раскурочила. Очень кстати тут в порту ошивался, инкогнито. Со всей своей казной. Видно, каждую шлюху осчастливить надумал. Чтоб ни одна не ушла обиженной.

   - С тебя станется!

   - С меня? - или с императора?

   Бармен Рамван хлопнул на столик две солидные кружки с шапками рыжеватой пены - требуемая суэрсийская карлава. (По химическому составу - ближе всего к земному пиву). Сгрёб выручку жестом иллюзиониста - куда там Копперфильду. Потопал восвояси, непрестанно, едва не в слезах поскуливая: "Разори-или! как есть разорили!! в разор разорили!!!"

   Убрался, нытик, слава прогрессу. Можно сидеть в своё удовольствие.

   А хорошо-о! Тихо вокруг, мирно; пусто. Оркестрик со стриптизёрками успели куда-то слинять; шлюшки визгливые тоже; и посетители расползлись подчистую - раны зализывать. Новые не спешат заглянуть на огонёк - побаиваются: дурные вести не ждут на месте.

   И она, посреди разгрома ею же учинённого (ну, не только ею, справедливости ради; и не так непоправимо тебя раздолбали-разорили, Рам-скряга, не ври!), расположилась с комфортом, как дома в "Трёх Хвостах". Пивко местное потягивает; недурственное! Да не одна - с новообретённым приятелем, с кем только что дралась "на брудершафт", проще говоря спина к спине. Одни-разъединственные во всём зале, как белые люди.

   Что ещё нужно для счастья?!

   - Вояка, а вояка? как бишь тебя зовут, прости, запамятовал?

   - Шейла, кэп. - Космос, неужто имечко у неё такое заковыристое? добро б Нефертити какая-нибудь, или там Ируандика! - Шей-ла. Повтори.

   - Галактику избороздил вдоль-поперёк - ничего подобного не слыхивал. - Лихой пилот с шумом прихлёбывает из кружки. - Ну, какое б ни было - такое есть.

   Вот спасибочко! дозволил, милостивый государь, оставить за собой исконное имя. Облагодетельствовал по гроб жизни.

   - А я - Джагвер Джемберри, - напомнил на всякий случай - специально для кретинов, видно.

   - Уяснила. Ещё по прибытии. - Ухмылка со значением: не все, мол, и не везде такие тугодумы, как у вас в Космофлоте. В Славном-Имперском-Орденоносном... и каком бишь ещё?

   - Для друзей - Джав, - не обижаясь, добавил космический волк: со встречным намёком.

   Во-она даже как? не только в приятели-соратники-собутыльники - уже и в друзья набиваешься, с налёта-с поворота? Не больно-то соблюдают в вашем лучшем из миров варварское золотое правило насчёт пуда соли.

   Душа нараспашку, доверие без оглядки - это скорей по-нашему.

   По-конфедератски.

   Не подозревала за тобой, парень!

   При ближайшем рассмотрении, куда более приятным малым он оказывается - капитан Джемберри, для друзей Джав. Ну, перец-имперец; ну, космофлотец; ну, самую малость солдафон, самую каплю шовинист. И что с того, что лицом смахивает - на образцово-показательного то ли комсомольца, то ли ковбоя (тот и другой, в общем, одним миром мазаны - суперменовским)? Небось не сам себе лицо выбирал. Какое сделали папа с мамой (или, ещё того слаще, - автор этого боевичка), с таким и ходи всю оставшуюся. Да нечего тявкать на судьбу.

   Может, и споёмся в скором времени.

   - Там посмотрим-поглядим... дружище!

   Это уже вслух; туманное обещание подкрепим хлопком по плечу - от души. Реакция на жест доброй воли слегка нестандартная: шипенье от боли сквозь зубы. Эх, дубина! двинула парня, а он же ранен...

   Нет смысла в выражениях сочувствия: сильно, мол, зацепило? Нарвёшься, как пить дать, на фарфаронистую отповедь: ерунда, царапина... сама бы так отвесила.

   Больше дела - меньше слов.

   - Дай-ка...

   Приложить ладонь, просканировать - доля секунды... царапина не царапина - разрез почти до кости. Кровь свернулась было, да от чужеродного миролюбия вот опять выступила. Ничего, до свадьбы заживёт.

   Несильный энергетический поток и дезинфицирует, и регенерацию ускоряет многократно. Разминка для начинающих.

   - Ты чего... чёрт, щекотно! И не болит уже...

   Джав хлопает глазами на руку Шейлы поверх своего плеча: та слабо мерцает лиловато-золотистым. С полминуты - и сеанс окончен.

   - Гуляй, парень.

   - Светлое Небо! и Вечные Звёзды...

   Недоверчиво, почти с опаской Джагвер, капитан Джемберри, матёрый космический волк, касатся пальцами собственной раны... бывшей.

   - Извини, рукав так распоротым и будет, - невинно ухмыльнулась Шейла, - А шрам - по желанию клиента. Могу совсем убрать; могу оставить для пущей важности.

   - Как... ты меня заштопала?!

   - Долгая история, кэп. Долгая и сложная. В одну лекцию нипочём не втиснуть. Придётся катать весь курс.

   - Может, профессор, ты ещё и телепат?

   - Он самый. А что такого?

   - Ничего... в общем ничего особенного. - Наконец Джав оставил в покое чудом затянувшуюся свою "царапину"; взамен в затылке поскрёб. - Просто телепатами обычно... негуманоиды бывают.

   Интересные тут у вас дела-делишки! Шейла прихлёбывает с задумчивым видом.

   Мысль не нова; ситуация не беспрецедентна. И в Конфедерации негуманоиды обычно более способны к телепатии - изначально, от природы. Почему да отчего так - в версиях дефицита нет; и имя им - легион, а цена - грош.

   Но уж из подобного курьёза вовсе не следует, будто не нужно обучать искусству мысленного общения и гуманоидов!

   - Лихая вояка; крутой пилот; телепат; ещё много чего, о чём и подозревать трудно... - вполголоса, скороговоркой бормочет между тем Джав. - Кроме тебя, подруга, знаю единственную такую же девушку. И это - Её Величество Сэра Саэлла, правительница королевства Суэрси!

   Странный какой-то у тебя тон, приятель: смесь благоговения с брезгливостью. Видно, это ваше величество тут большой оригиналкой слывёт; и многим - против шерсти; и хотел бы ты, крутой космач, выложить ей начистоту и в глаза всё, что о ней думаешь, - да сословная разница неодолима.

   Мол, кабы не наследница трона - драть бы девчонку, по малолетству, как ситтхову козу. Дурь да блажь выбивать, ума вгонять - и всё в задние ворота.

   - Постараюсь познакомиться, - хмыкнула Шейла между двумя глотками.

   - Страсть у тебя к высочайшим особам. Королеву едва ли тебе устрою, сама понимаешь. Если кто поскромнее, но из близких тебе по духу... та же Ламси Трок, старуха. Из торговцев - но до суперкарго дослужилась. С ней сознакомлю при оказии. Найдёте о чём потрепаться: два квазара, три пульсара, дальние миры...

   Тут уж по тону Джава ясно: в их космачьей среде эта "старуха" - свой в доску парень, оригинальность в допустимых рамках. Интересно: её, Шейлу, когда-нибудь здесь воспримут - так?

   - Но всё же. - Джав со стуком отставил почти опорожнённую кружку. - С каких Небес ты к нам свалилась, клубок загадок? Что не из Империи, и даже не с Границ, - любой поймёт, кто не кретин. Неужто откуда-то... Извне?! из туманности Тафлура, что ли?

   - Говоря начистоту, о туманности Тафлура впервые слышу с твоих слов...

 

8.

   - Джав!

   Окликают-перебивают от входа. Кто-то из завсегдатаев расхрабрился? Рано или поздно этого следовало ожидать.

   Конец тет-а-тету; и стоит ли сожалеть.

   Плывут... великолепная четвёрка бравых парней. По мундирам судя, тоже офицерики космофлотские, молодые-интересные-неженатые... а какие ещё приятели могут быть у Джава?

   Кожа всех оттенков: зеленоватая, синеватая, желтоватая... один даже - вроде очень тёмного африканца. Прямо сценка из древнего-бородатого анекдота (знакомый временщик рассказал), про "в полночь на кладбище". "- Вот я, мол, зелёный, я - утопленник... а он, мол, синий, он - удавленник... а ты кто, такой чёрный?" - "Да вы чё, мужики, сдурели?! я - шахтёр из четвёртой смены!!!"

   И - с вытянутыми физиономиями, все как один (а не только "шахтёр", как по анекдоту полагается).

   Джав, напротив, усом не ведёт. Не успели друзья-сослуживцы приблизиться, не успели все претензии выпалить, - вежливо представляет каждого землянке, указывая кивками:

   - Айгор; Локви; Фейк; Орцел. Все капитаны Космофлота, как и я. Знакомься, Шейла. Славные ребята.

   - Джав, а Джав! кто это старину Рама разделал? - Лицо Фейка, невысокого сухопарого живчика, даже не синее, скорее сероватое: может, от изумления? - Ты, что ль, порезвился?

   - Угум... навёл шороху, и тут же девочку свеженькую подцепил. - По многострадальному Джавову плечу бьёт теперь Локви: весь как сажа, стать богатырская, а глаза и скулы вроде монгольских. - Молодцом, молодцом! по-нашему, по-космофлотски. Привет, крошка! - Это он уже Шейле; подморгнул скабрезненько: мол, третьим буду?

   - Но-но, Лок! - Джав ухмыльнулся двусмысленно. - Не укоротишь язык - эта "крошка" и тебя по стенке размажет. Никакой ложкой не соскребут.

   - Хочешь сказать - она тут учинила полундру с авралом?! - У Орцела (все оттенки медового - кожа, волосы, глаза; совсем пацан ещё!) серьёзные проблемы с дикцией. Из-за полуотвалившейся челюсти, скорей всего.

   - А то! - Джав причмокнул с явным смаком. - Сцепилась один на один со всем кабаком; кабаку, как видите, несладко пришлось. Я сам только к концу подсобил: больше авторитетом, чем кулаками. Да Шейла без меня бы управилась... а, Шейла?

   Притихли капитаны космофлотские. Отаптываются, посапывают, позыркивают - но помалкивают. Подхватывают челюсти уже где-то на уровне ниже плинтуса; с натугой, со скрипом ставят на место, не попадая шарнирами в пазы.

   Правоту Джавовой саги, однако, сомнению не подвергают.

   Верно, среди друзей, коллег и просто шапочных знакомых Джав слывёт кем угодно, только не треплом кукурузным.

   Шейла тоже не спешит вмешиваться в беседу чужих сослуживцев. Приглядывается, наблюдает; наслаждается. Как быстро взялся помогать ей самоутвердиться капитан Джемберри, крутой парень. Приятная неожиданность!

   Первые года три ты работаешь на имидж - всю оставшуюся имидж работает на тебя... Джав, изведав все прелести сего процесса на собственной шкуре, заботится теперь об ускорении его первой половины для неё. Спасибо!

   Кроме шуток, спасибо.

   Айгор, с виду постарше всех, акварельно-зелёный как водяной (на Шейлин непросвещённый взгляд - братец единокровный распотрошённого бармена; разве что лоску поменьше, мускулов побольше), шлёпнул себя ладонью по лбу: осенило.

   - Светлое Небо! не ты ли, девочка, устроила во всём порту переполох с орудиями?!

   Сообразительное существо! Шейла покосилась на него с одобрением.

   - Она самая, - подтвердил и Джав. - Мою же эскадрилью и отрядили разбираться.

   - Никаких посторонних флотов не засёк на орбите? - невинно подала голос Шейла.

   - Твоё счастье, - кивает Джав притворно-сурово.

   - Так, может... - Глаза Айгора вспыхивают надеждой почти сумасшедшей. - Может, девочка, ты бы и нашему общему приятелю Аррк Сету подпортила его огневую мощь?

   И Джав уставился на неё, словно видя впервые. Так раскусывают в захожем чудиле - мессию.

   - Шейла... ты чем тут заняться думаешь?

   - Пока думаю.

   - Чего там! - айда к нам в Космофлот. Сам замолвлю словечко кому следует!

   - Это было бы интересно, девочка-воин!

   Чернокожий Локви, присев на край столика, всеми десятью конечностями голосует "за" великодушное предложение Джава. Взгляд цепкий, бесцеремонный... раздевающий. Э-э, красавчик! в твоей компании, смотрю, ты самый компетентный бабьих дел мастер.

   Дождёшься.

   - Парниши! вам что, шлюх в борделях мало - для интереса? - Ещё один невозмутимый вопросик.

   - Да... - Слегка смешался космофлотский гигант Локви. - Мы же с Джавом совсем не то имеем в виду! ("Что имею, то и введу!" - ха!) Джав у нас вообще пай-мальчик... того... девочек не обижает.

   - Вы мне это дело бросьте! - Насмешка в голосе - угрозы стократ доходчивей. - Узнаю - сама вам откручу и заставлю съесть... то самое, чем девочек обижают.

   И уже отчётливо передёрнул мощной шеей, сглатывая, душка Локви. Понял, что такими вещами "девочка-воин" шутить не расположена.

   Вот-вот сорвётся, затрепыхается: да ни Боже мой! да ни Светлое Небо!! и ни Вечные Звёзды!!!

   И чем истошнее будет вопить, тем меньше ему веры на слово.

   Инцидент спешит исчерпать Айгор, самый старший-мудрый.

   - Ребята! Джав... и (заминка) Шейла...Если мы к вам подсядем, горло промочить, - вы не очень против будете?

   - А то мы тут мимо гуляли... - присоединился и Фейк.

   - Так и гуляйте дальше на здоровье, - пробурчал Джав (а в глазах - искры веселья). - За этим столом сидят те, кто дрался. На кой нам тут ещё те, кто гулял да глазел?

   - Я-то решил, у вас тут пир на весь мир. - От Шейлиной посулы Локви оправился довольно быстро.

   - Да; но допускаются только победители. Не с руки Шейле всякому обалдую встречному-поперечному выпивку ставить.

   А мысль недурна. Не глядя, не считая - выцепить из кармана добрую горсть местных кредиток; на стол бросить. В плане завязывания полезных знакомств.

   - Подите, ребятки, ещё раскулачьте хозяина. Я угощаю - по случаю своего прибытия на славную планету Туарель!

   Локви, парень без комплексов, сграбастал всю энную сумму едва ли не раньше, чем та коснулась столешницы. Зазывно махнул остальным: мол, на халяву - даже трезвенники и язвенники... Подхватились, потопали: выцарапывать Рама-бармена из его затяжного сплина.

   Джав (чудеса в решете: сколь быстро-незаметно и она стала воспринимать капитана Джемберри как "Джава"! тлетворное, вседоверительное влияние Конфедерации...) проводил их взглядом, не скрывая уже ухмылки. Мощным глотком доосушил свою кружку.

   - Хорошо б и на нашу долю захватили выпивку, обормоты.

   - Могу им внушить, - рассеянно уронила Шейла.

   - Ты можешь, охотно верю. А на Лока не обижайся. Он всех так проверяет, на вшивость. Вообще ребята неплохие. Думаю, в нашу компанию ты вольёшься. Сдружишься.

   - И против кого дружить станем?

   - Не знаю, как у вас в туманности Тафлура - мы сейчас все дружим против Аррк Сета, чертяки. Обнаглел он сверх всякой меры, этот... - Джав поперхнулся.

   - Ублюдок сифилитических суратов, - охотно подсказала Шейла самое памятное из местного нецензурного репертуара.

   Джав ещё раз булькнул Голлумом, и теперь отчётливее.

   - Откуда...

   - От верблюда. От того самого, что у вас в центропосту сидел, когда я приземлялась. Сидел - и высказывал свою на меня точку зрения. Подробно. С красочными отступлениями. Так и не вдолбили ему, видно, что браниться при дамах - тем паче в адрес оных - не принято.

   И, помолчав, доцедив карлаву суэрсийскую:

   - Не станешь при мне робеть в выражениях - зауважаю больше.

   Новая пауза. Джав переваривает сие интересное сообщение; Шейла ему не мешает. Остальная компания шумит у стойки, с жаром споря: какой именно выпивкой-закуской шикануть. Щедро, значит, она им отвалила.

   - А начистоту - даже не в курсе, кто таковы эти сураты.

   - Так я тебе покажу! - оживился Джав. - Эка невидаль! в каждом порту этого зверья полно, какую планету ни возьми. Родом, говорят, ещё со Старой Ритлиоры... умеют же всюду приспособиться!

   - Как и люди.

   - Точно.

   Уяснила. Зверьё. Впрочем, догадаться о смысле ругательства несложно.

   На матушке-Терре выразились бы проще: сукин сын.

   - Так, Шейла... - Джав осторожно трогает за рукав. - Как насчёт послужить в Космофлоте? Сдаётся, солдатская доля не в новинку тебе.

   - Правильно сдаётся. - Память, память! Каду деваться, куда бежать от неё? от себя?! - Когда-то война была моим ремеслом...

   Была, да не сплыла. Подростком ещё пригубила эту "чашу хмельную"; и осушила до дна залпом; а на дне - гибель, мрак, разор!

   Да минет вас чаша сия, достойные этши!

   Джав отшатывается, едва не опрокинув пустую кружку.

   - Что... с твоими глазами? Пепел...

   И опять ты чертовски прав, приятель. Прах и пепел. Руины, радиация; призраки. Лучше не шевелить всего этого. Её мертвецы спят чутко.

   Прости, не хотела пугать тебя, Джав. Сейчас, сейчас наполню взгляд суррогатом жизни. Давно научилась.

   - И как у вас оклады? - приемлемые? С голодухи не пухнете, в пяти парсеках от войны?

   - А... как?..

   Ну вот! заморозила парня своими призраками, недотёпа!

   Вернувшаяся компания спасает положение. С торжеством выставляют на стол трофеи - три разнообразные бутылки, да к ним бокалы в числе шести, на всех. Бармен и две перепуганные официанточки поспешают сзади, тащат подносы с закусками.

   - Сильны-ы вы, ребята! - споро откупоривая бутылку, тянет зеленокожий Айгор. (И ничуть он на проныру-Рама не похож - померещилось с непривычки). - Всех девочек расшугали, и всю клиентуру... и забегаловка как есть вверх дном!

   - Не думаю, чтоб Шейла по своей инициативе тарарам подняла. - Джав - хвала прогрессу, явление друзей из ступора вывело! - прищурясь смотрит, пока не добивается подтвердительного кивка.

   - Кстати, Джав: уже уломал девочку-воина в Космофлот? - Локви косится исподтишка; поэтически подвывая, добавляет ритмично: - Девочка-воин с именем странным...

   Шейла только фыркает.

   - Нетерпится получить по достоинству? По мужскому?

   - Достали тебя, вижу, на этом поприще... - скисает гигант (во всех смыслах) Локви.

   - Дома у меня - никто особенно. А здесь - ваш же брат космофлотец, довожу до сведения общества.

   И, подтягивая к себе один из бокалов, Шейла завершает проникновенно:

   - И перестаньте, наконец, трепаться обо мне в третьем лице, будто меня тут нет вовсе. Я ещё "эффект неприсутствия" на себя не напускала.

   Кабацкий персонал уже сгрузил свою ношу на столик и быстренько слинял. Парни разобрали тарелки с шумом-гамом; Джав придвинул пару блюд землянке.

   Беглый тест на физиологическую и биохимическую совместимость. О'кэй, не токсично, есть можно.

   Больше ни один посетитель не рискует пока сунуть нос в разгромленный кабачок... ладно, не заскучаем без них.

   - Итак, господа офицеры! за девочку-воина, будущую звезду Имперского Космофлота! - поднял первый тост неугомонный Локви.

   - Смотрите, ребята, каков трофей! - Теперь уже пацанёнок Орцел ухитрился смазать ему торжественность момента.

   Дотянувшись, поддел носком ботинка, извлёк из неприметного угла на всеобщее обозрение - столь памятную цепь с металлическими когтями. Таки пять их оказалось. На один - на крайний - налипли чья-то кровь и микроскопический лоскут скальпа.

   А с противоположного конца - толстое кованое звено блестит разрезом от лазерного луча.

   Углядел, молодой-зоркий! Шейла сама и думать забыла.

   - Цепь Гарби-Ящера, - определил, эксперт дотошный. - Другой такой нет... и вообще ни одной нет, теперь-то.

   - То-то мне примерещилось, будто Шейла молнией пыхнула. - Отложив вилку, Джав подхватил рассечённый конец; изучает придирчиво. - Вон, уже штуку какую-то подозрительную приладила к поясу. Клянусь Вечными Звёздами, парни: из кораблика наша Пришелица Ниоткуда (тьфу! "гремуху" ей прицепил, летун, как пить дать!) выходила с пустыми руками.

   - А теперь, надо же, вооружена и очень опасна! - Фейк (в самом деле, мастью он синевато-дымчат, вроде элиффянина) с сомнением прицокнул языком. - Что ты за существо, Шейла? сплошная закавыка!

   - У-ух! продемонстрируешь?

   Ишь ты, разгорелись у Орцела-мальчонки янтарные глазёнки, на новую-то игрушку! Надо бы поостудить, и решительно. Только вот кусок мяса прожевать...

   - В другой раз, приятель. В боевой обстановке, и то не во всякой. Вещь, от пустой поры непоказуемая.

   - Как Звёздный Молот? - Пацан кивает, однако, понимающе.

   Звёздный Молот? что ещё за чёртов Звёздный Молот?

   Где-то она этот спецтермин уже слыхала...

   - "Молот, шмолот"! - передразнил Локви. (Эге, брат, да ты у нас не только бабник, но и скептик!) - Принято считать, что в природе он существует. Да только когда нагрянет растреклятый Аррк Сет - не вышел бы против него наш император с голым блефом.

   Значит, монархия у вас тут, ребята, парламентская, а не абсолютная. Коль скоро простой капитан без опаски катит бочку на самого главного босса.

   Небось у Аррк Сета на языкатых руки подлиннее - мелькает вздорная мысль.

   - Но супероружие Шейлы - наглядная реальность! - резко обрывает Орцел: со всем максимализмом запальчивой юности, ещё подогретым винными парами. - Распороть цепь из сплава, который обшивке крейсера впору...

   - Что и требовалось доказать: в Космофлоте такая "реальность" отнюдь не помешала бы, накануне нерядовой войны.

   Айгор уже разливает вторую бутылку; предшественница как-то незаметно опустела и перекочевала под стол - лихо же пьётся вшестером! Первый бокал подсовывает Шейле; ненавязчиво так. Задался целью завербовать её любой ценой, хоть укатавши вдрабадан, - со всем "супероружием" и прочими потрохами? Или - просто привычная здесь "рыцарская" форма дискриминации, мышиная возня вокруг прекрасных дам?

   Джав осушает бокал залпом; скалится ободряюще.

   - Космофлотскими окладами Шейла уже интересовалась. Только что.

   - Практичная леди! - похвалил Фейк.

   - В казармы к нам, Шейла, можем тебя провести хоть сегодня. - Локви знай своё гнёт. - Для ознакомления, так сказать, с жилищными условиями...

   Пой, ласточка! Шейла невозмутимо прихлёбывает очередное нечто "Со Старой Ритлиоры".

   А неплохо сидим, на афинских развалинах. Пир горой, дым коромыслом. Новые приятели - или почти уже приятели... собутыльники - бесспорно. С Джавом вообще предельно ясно: парень свойский, надёжный, положиться можно. Что до остальных - ещё разберёмся, кто тут не друг и не враг, а так.

   Пристроиться, что ли, и правда в их Космофлот, пока зовут. Ремесло с детства привычное. Поглядим ещё на их казармы...

 

9.

   ...А казармы оказались - вполне божеские.

   Добрались туда - уже под глубокий вечер и под изрядной мухой. (То есть, парни: ей-то размагничиваться рано!) План незаметного проникновения она же и предложила: на ближайшее дерево - и прыжком в окно, заблаговременно открытое.

   Забава детская для любого конфедерата, не говоря о "силаче".

   А в глазах аборигенов - лишнее упрочение престижа.

   Что апартаменты, как нарочно, подвернулись Локвины, - то не суть важно. Локви или другой кто - неплохо устроились холостяки-космачи. Каждому причитается отдельная как бы квартирка, две вполне комфортабельные комнаты с ванной и даже баром. Почти как в родной Конфедерации, на базе Патруля. И - как подглядела Шейла в истинных, за чертой хмеля, воспоминаниях бравых капитанов - простые солдаты содержатся Империей ненамного скромнее.

   Обеспеченная-таки цивилизация, вопреки нелепому социальному устройству.

   Вон, Локви и из собственного бара угостил честную компанию. После очередного, обильно сдобрённого заиканиями и заплетаниями языков, ура-патриотического тоста ("Да здравствует союз нерушимый разумных свободных, сиречь Империя с присными! и да сгинет подлейший Аррк Сет, самодур и выскочка, враг демократии и прогресса!..") - махнула Шейла рукой, дала добро. Как водится, опрокинули ещё и ещё по стаканчику - за столь здравое и во всех смыслах полезное решение. Поднаторели же местные вояки в единоборствах с "зелёным змием"!

   Под новые тосты выяснила для себя Шейла ещё кое-какие небезынтересные вещи. Что Джав, например, родом с планеты Алайонел, системы Сайла, имперского сектора Алаварру; и что служба космофлотская - это у него династическое. А, скажем, мальчишка Орцел - совсем с противоположной окраины галактики, из какого-то захудалого удельного княжества Кайворра, но рода неплохого для своего захолустья, потому-то уже офицер...

   И, само собой, не преминул-таки Лок её затиснуть в уголок, чтоб никто не уволок. Пришлось приласкать по зубам. После чего он захрапел глубоко и мирно; она же обратным ходом - в окно и на дерево - отправилась спать к себе на катер. Довольно с неё на сегодня курортных впечатлений.

   А что там ей вслед подумали, и подумали ли вообще, - то уже ваши проблемы да не наши заботы, парни...

 

10.

   Заполненный инфокристаллик выскользнул на ладонь из кулона, где невинно поблёскивал под видом просто красивого камушка. Новый - свеженький, чистенький, аки первый снег - легко встал на место предшественника.

   Чтобы уже через недельку, неровен час, уступить это место следующему.

   А что? и таким манером развлекается здесь некая Шейла, аборигенами прозванная Пришелицей Ниоткуда. Сляпала себе, на скорую руку да на долгую муку, подобие стандартной наблюдательской аппаратуры - да и собирает себе материальчик, и даже угрожающими темпами. По возвращении - неплохой можно смонтировать фильмец. Документальный, и научно-популярный, и с элементами остросюжетного заодно. Чуточку удачи - может введут его, после Всегалактического Обсуждения, в курс социопсихологии для, скажем, школы третьей ступени. Полюбуйтесь-де, достойные юные этши, какие курьёзные казусы бывают в природе: космический уровень технологий при докосмическом уровне сознания. Убойный винегрет, а?

   Верный шанс оправдаться перед Конфедерацией за свою самоволку в Реализованной Вероятности. Прогулка получится вроде Глубокого Поиска: с удовольствием, да и не без морали.

   А континуумчик впрямь оказался - в самый раз для Молодой Волчицы, жаждущей вспомнить молодость. В роли пупа мироздания и аппендицита бытия здесь выступает некая планета Ритлиора. Ныне заштатная, а некогда прародина одной весьма нахрапистой, пронырливой и технократической гуманоидной цивилизации, через край исполненной первосортного киплинговского духа. Вышли они в космос, беспризорники, и вытащили за собой все свои имперские замашки, а также и прочие, не более приятные атавизмы. Знаете песенку, достойные этши?

   На земле нам стало тесно -    В космос мы повылезли.    Большинство планет окрестных    Этого не вынесли...

   И дальше:

   В колонистов мы играли -    Пол-Вселенной разогнали.    А вторая половина    Нам вендетту объявила...

   Так-то. Повылезли они, значит, в космос - и, будучи в душе скорее колонизаторами, чем колонистами (чувствуете тонкую разницу?), живо подмяли под себя всех соседей по означенному космосу. Соседи, как нарочно, оказались сплошь негуманоиды, и почти сплошь пацифисты. Которые же мало-мальски агрессивны, те ни в коей мере не склонны к технологическому развитию: им же хуже. Короче, доблестные ритлиорцы шапками их закидали, для собственного удобства и для очистки совести объявив "национальнымименьшинствами", и расползлись по галактике неудержимым победным маршем, как раковые клетки. Основная опухоль - Империя Тельдаэтлуф, столичная планета Туарель звезды Артли - нагло урвала самый центр, есть где разгуляться амбициям. Ну и метастазы, метастазы по краям: королевства, герцогства, княжества, любимое развлечение которых - вперебой вопить о своём суверенитете, а под этот шумок междоусобничать себе всласть. Или, набравшись наглости, пощипывать даже метрополию.

   Такая вот, ребятки, сага о покорителях космоса со всеми обитателями его. Прецедент известен, достойные этши, и с нами по соседству: в Большом Магеллановом. Только там в роли перцев-имперцев выступили вэн-гары, рептилоиды; и ситуация сложилась несколько иная, пожалуй и паршивей, чем здесь. Опекали ж их, чертяк, реформировали, как нормальных людей, и в космос вывели за ручку... да не в добрый час. Конфедерации, в сущности, ещё и не было в Большом Магеллановом. Из космических рас - одни вэн-гаровские опекуны, и тем всего-то пять миллионов лет сравнялось: юные Древнейшие, более неблагодарного поприща и нарочно не придумаешь. А душки вэн-гары оказались подростками одарёнными, но трудными: в равной мере склонны и к владению технологиями, и к владению Силой. И самый-то сомнительный талант прохлопали неопытные опекуны у своих ребятишек: умение лгать мыслью, явление из ряда очевидных-невероятных!

   Теперь даже наши Древнейшие, антарийцы, признают, что ничего подобного на своём веку не встречали; а их век, слава прогрессу, исчисляется во многих квадриллионах лет, уже в Последний Предел поглядывают, утомлённые. А что говорят задним числом они, бывшие опекуны вэн-гаров? Да ничего не говорят. Смолкли навеки, и "заднее число" для них не состоялось.

   Вэн-гары, поросята, видя такой благоприятный для себя расклад, - что учинили? истребили свою расу-опекуна подчистую. Одним махом - сто убивахом. В благодарность за заботу. А другие цивилизации в Большом Магеллановом? - хорошо, если до феодальной формации доросли. Так, устранив главную помеху своему честолюбию, и провозгласили себя милые вэн-гарчики господствующей расой. Довелось уже нашей Конфедерации долго-нудно внушать зарвавшимся юнцам, что брать чужое нехорошо: в плане добрососедской взаимопомощи, да и собственного самосохранения заодно. А как именно мы этого добились - то уже совсем другая история; да и вся Конфедерация и окрестности её знают наизусть.

   Мы же вернёмся к нашим метастазам, то бишь к звёздным империям, королевствам, графствам и иже с ними на базе гуманоидной цивилизации с Ритлиоры. В данный момент истории вся эта шайка-лейка, что и между собой-то собачится непрестанно (гонору-то, гонору у иных удельных князьков! на дюжину Тёмных Координаторов хватит, да ещё на тридцать три мелких босса останется...), обрела общую угрозу всегалактической войны. Некий князёк-не князёк, а скорее просто предприимчивый плебей, не мелочась зарится на единоличную здесь власть. А всех прежних владык, больших и поскромнее, с их насиженных тронов - под зад коленкой, как водится в подобных случаях.

   И каждого ведь сумел убедить, что не шутит. Окопался не где-нибудь, а среди астероидных поясов, и извне малоприступных, и внутри изобилующих "полезными излетаемыми": военная индустрия на дому. Лет двадцать, говорят, шито-крыто строил флот, аки Пётр Первый, во главе с базой-флагманом вроде "Звезды Смерти". А также сколачивал армию из отбросов, да ещё название какое громкое: "Союз Очищения Огнём"! Крестовый поход, что ли, готовит? реальный политик, реальный! Божьей милостью. Подобные идейки ох и широкий резонанс находят во все времена.

   То-то Пришелица Ниоткуда влетела в самый интересный момент, в апогей массовой истерии под рекламным слоганом "всё для фронта, всё для победы!" Ба-альшого кипежа наделал этот Аррк Сет (чьё имя без эпитетов "чёртов", "растреклятый", "суратов сын" или в лучшем случае "коварный" здесь как-то не принято поминать всуе). И наделает ещё много больше, когда война преодолеет последние пять парсеков, указанных капитаном Джемберри, и нагрянет вплотную.

   Действительно ловкий парень и серьёзный противник, судя по тому, какую бешеную контрпропаганду тут развернули.

   Развернуть-то, впрочем, развернули; а добавить самый малый штрих к успеху - позабыли. Как-то: урегулировать свои застарелые дрязги, сплотиться хотя бы перед угрозой общего врага. Результат налицо, и плачевный весьма. Те, кто громче всех вопили о суверенитете, под этим видом куплены Аррк Сетом давно и со всеми потрохами. Ещё больше коронованной шушеры в подвешенном состоянии: ни тпру ни ну. И Аррк Сет покуда навербовал среди таких сторонников побольше, чем император. Да и порядка в стане Аррк Сета побольше, что на взгляд сторонней наблюдательницы. Пусть даже порядок откровенно фашистский. Какой бы ни был - всё эффективнее, чем имперские потуги на конституционную монархию, с её неизбежными сварами, склоками и всеобщими амбициями. Аррк Сет, по крайней мере, учитывает - и допускает - в своём лагере уязвлённое самолюбие единственного человека: Аррк Сета.

   А император сейчас, кстати, молодой да неопытный, новенький-готовенький: Тельдамарит XIX. Только-только выбился в люди из наследников трона - и в заваруху, как в омут; и некому научить уму-разуму. Папашу его, Тельдамарита XVIII, как раз перед Шейлиным появлением здесь расшлёпали вражьи агенты. (Такая вот шпионская сеть у Аррк Сета: император, бедняга, о подобной и мечтать не смеет!) А расшлёпав, ещё ухитрились всех собак перевесить на императорского же родного сына, только на младшего - Тельдрика. Подбросили пару компроматов, и в шляпе дело.

   Тот - ни сном и ни духом, естественно. От политики дальше некуда, входит в Конклав Учёных галактики, живёт отшельником на тихой Ритлиоре-Прародине, этакий книжный жук околовсяческих наук. Почтил отчий дворец своим присутствием, раз в пятилетку - да время плохое выбрал: попал под горячую руку вспыльчивому своему братцу. И загремел в края не столь отдалённые, где небо в клеточку, друзья в полосочку. Извини, мол, родимый: узы крови сами по себе, интересы государства сами по себе... дабы не путать Божий дар с яичницей, посиди-покукуй до выяснения обстоятельств.

   Ну и пусть его сидит: муха тоже вертолёт. Так, в стиле детской частушки-нескладушки, размышляла гостья поначалу. Учёный - нос копчёный, видали мы таких!

   И учёные-то здесь какие-то... докосмического пошиба. Оторванная от жизни каста; прочно отгородились от действительности перламутровой раковиной своей науки.

   Не люди - моллюски двустворчатые.

   Судите сами, достойные этши: почему здесь правят бал имперцы, а в родной Конфедерации каждый первый гражданин - творческий интеллигент. И порядки - соответствующие.

   Такой вот премилый континуумчик. Выдуман явно автором бестселлеров (и обязательно мужиком) с той самой захудалой патриархальной планетки Ритлиора. С планетки наподобие Зейрана - или опять же Земли-матушки во время оно. И родная его цивилизация явно на той стадии развития, когда из мозгов у населения ещё не выветрилась эйфория научно-технического прогресса, только прогресса и любой ценой прогресса. Головокружение от успехов; и лишь отдельные здравомыслящие люди уже предполагают: вскорости эти мнимые успехи выкажут такой второй конец палки, что чертям тошно. Да кто их слушать станет: пока гром не грянет - не перекрестятся.

   Поменьше б думали о железках, и побольше - о душах... жаль, своего конфедеративного ума не вложишь.

 

11.

   Кстати, сама Шейла в этом мирке карьеру сделала - стремительно и без проблем. Даром что женщина; даром что без роду-племени-блата. Знай наших. Знай Молодых Волков.

   Спасибо Джаву: вправду протежировал её, душа-парень, своему непосредственному начальству в чине полковника. Этой дубине в эполетах она только надавила на мозги самую малость - и тут же он безоговорочно признал перспективность и целесообразность её службы в Космофлоте, невзирая на почти беспрецедентность ситуации. Дальше дело техники: ввели в штат, поставили на довольствие; даже иридиевый кулончик эшрэевской работы пригодился - не в качестве начального капитала, как предполагалось, а для маскировки самодельной мини-стереокамеры.

   Несколько сложнее оказалось - поставить себя "свойским парнем" среди соратников. Но и это наладилось. После очередного успешного боевого вылета, после какого-то по счёту выбитого зуба - вся армада уяснила твёрдо: здесь сексуальные домогательства исключены. Просвещение тупых и новичков, кстати, очень скоро и по собственному почину взяли на себя душка Джав и ещё пара-тройка надёжных приятелей: те же Айгор, Фейк, Орцел. Избавили от грязной работы - благодарность им огромная. Позволили без помех заняться прямым своим делом.

   А дело она себе нашла в этой заварухе - по всем статьям удачное. И душе, и кошельку; и оказалась сразу - вне конкуренции. Контрразведкой, так сказать, занялась. Самое нужное ремесло в преддверии войны. Знакомая работа; знакомая, лихая, вольготная жизнь Молодой Волчицы, жизнь под знаком Великого Беспредела. Да притом - в законе, а не вне оного.

   Вышло-то всё в общем случайно, как многие великие открытия. Поздним вечером знаменательного дня, когда состоялось её назначение в Космофлот, Джав и компания сумели убедить её, что пропускать такие события всухую - значит, оскорблять самые основы миропорядка. Завеялись в какой-то портовый кабачок сомнительной репутации: обмывать, стало быть. А в таких злачных местах много кое-чего интересного узнаешь, стоит пошире развесить уши, а также и мозги. Она и развесила. И мигом засекла - переговоры аррк-сетовского шпиона со своим связным: не самая крупная рыбка - но лиха беда начало! Шепнула что нужно ребятам; рассыпались цепью; сцапали обоих, трогательно уверенных в собственной конспирации, прямо за руку - при передаче друг другу традиционных секретных планов чего-то. Когда доставили то и другое (и диверсантов, и планы) тёпленькими к начальству, этот манекен для мундира едва удар не схлопотал. А Джав, предоставив отчитываться своей протеже, стоял в сторонке, улыбался скромненько. Мол, я ж говорил вам, господин полковник, эта девушка далеко пойдёт, и в самом скором времени... а вы не верили.

   Так во вкус и вошла. Взяла за правило: между патрулированиями (иногда и из очередного рейда притаскивала заговорщиков по мелочам - нынче эта порода всюду расплодилась!) бродить под "эффектом неприсутствия" по разным там присутственным местам столицы и окрестностей. Вынюхивала вражьих агентов по кабачкам, притончикам, магазинчикам, деловым конторам, явочным квартирам. А после обнаружения дело уже маленькое: цап-царап - за ушко и на солнышко. Желательно вместе с компроматом, пущей достоверности ради.

   Обрела известность в самое короткое время, проще говоря. Друзья наградили прозвищем "Глаз-Алмаз". (Сама же не упускала случая съязвить: "Глаз как алмаз, нос как паровоз!"... или ещё вариант: "Соколиный глаз, воробьиный нос!") У начальства-кончальства выслужила сразу лейтенантский чин. Хотели даже к ордену представить, да вовремя отмазалась. Излишний ажиотаж вокруг контрразведчика - да кому ж это нужно?!

   Слово за слово, месячишко-другой-третий минул - и сам император соизволил обратить августейшее внимание на безвестную аферистку. Живо заинтересовался, что за доброхот у него под боком орудует, да ещё поэффективнее всех штатных дармоедов, вместе взятых. Вынашивал даже мысль, как бы сознакомиться поближе.

   Случай сознакомиться с императором вскоре выпал как нарочно - и какой случай!

   Шикарнейший.

   А начался прозаически: стандартной разнарядкой на патрулирование. Завеялась, по обычаю своему, на отшибе от остальной эскадрильи. Свернула в заманчивые дебри, прошвырнулась в необитаемом лабиринте угасающих звёзд. Там почуяла неладное; напустила на катер "эффект неприсутствия"; нырнула в малоприметный пояс астероидов. После непродолжительной игры в салочки с вёрткими камушками вышла на довольно солидный планетоид...

   На котором - оп-почки! - целая "стрелка". Можно сказать, в верхах. Участвуют явно как имперская, так и аррк-сетовская стороны. И обсуждают - интере-есненькие проблемы!

   Как-то: дислокация и передислокация имперских и союзных флотов на полгода вперёд. А также: кто из "верных" Империи князьков да из высших имперских сановников уже готовы к тому, чтобы быть перекупленными душкой Аррк Сетом. Мол, клиенты дозрели - пожалте!

   Ну, перевела она свою стереокамеру в режим автономного полёта, а заодно и темпорального прыжка с самонаводкой. Камера, умница, сместилась во времени на часик назад, зафиксировала весь междусобойчик аккуратненько, от начала до конца. А когда Высокие Договаривающиеся Стороны, весьма довольные друг другом, собрались разлетаться - были накрыты, голубчики, парализующим полем. Одним на всех, мы за ценой не постоим. А затем переброшены на катер иномирянки, вместе с результатами их труда и с оплатой за оный. (Толкуйте ещё: мол, от трудов праведных - палат каменных...) Зато оружие она у них всё конфисковала: вот такая вредная! Попыхтела, но дотянула неслыханный свой улов до Туареля; а там - прямиком к Его Величеству. Сочла себя вправе: не с пустыми ж руками.

   Что там началось!..

   Вот незадача! самый крупный из "наших" двурушников оказался - главнокомандующим всего Имперского Космофлота. И её, стало быть, самым большим боссом: ситуация щекотливая! В чине адмирала, ни больше ни меньше: Керим Оллтар собственной персоной. Ну и остальные тоже - сплошь шишки космофлотские, разве что поскромнее.

   Как очнулись; да как обнаружили себя: а) в личном кабинете императора; б) в компании доверенных людей Аррк Сета; и в) с полным набором улик, включая Шейлины записи... Поросячьим визгом изошли - любо-дорого. Да фальшивка! да подлог! да клевета! да не верь глазам своим, Твоё Императорское!!! Керим Оллтар даже сгоряча затребовал генерального прокурора Империи, Лан Вареха. Уважили; вызвали. Явился означенный крючкотвор - и, с ходу его просканировав, выяснила Шейла: и у того рыльце в пушку. О чём с подкупающей прямотой не замедлила сообщить императору.

   Ох и запрыгали оба! ни дать ни взять, блохи на противне. Давай вперебой путаться в версиях, оговаривать друг друга и всех, кто на ум пришёл, тонешь сам - топи другого. (Вот спасибо, кучу имён назвали: их бы тоже проверить...) Учинили галдёж на всю столицу, даже император под конец не выдержал - рявкнул перинитским драконом. Полно-де валить с больной головы на здоровую; осточертели!

   Оно-то Шейла сама бы могла приказать высокопоставленным заговорщикам что угодно. Например - резать правду-матку как на духу. Но, весьма кстати, гостили тогда у императора (с официальным дружественным визитом, с союзным договором) знаменитая Сэра Саэлла, королева Суэрсийская, и её министр иностранных дел, орниоптоид с именем, непроизносимым даже для эшрэя. (Шейле вон, землянке, оно как в одно ухо влетело, так в другое тут же благополучно улетучилось). Прибыли они, значит, к месту разборок, заинтересовавшись, что там за шум, а драки нет; и явлением своим подвигли императора на гениальную государственную мудрость. Благо оба телепаты, и лица сторонние - предложил им Тельдамарит провести независимую экспертизу предательских мозгов. В третейские судии, стало быть, пригласил.

   А те не отказались, взялись за дело умело, - и результат угадайте-ка с трёх раз. Собрался усиленный наряд дворцовой стражи - да и увёл всех скопом, болезных, в дворцовые же казематы, на предварительное заключение перед трибуналом. Что, по законам военного времени, означает одно: скорую и неизбежную "вышку".

   Помнится, молодой-зелёный император ещё сопроводил экс-адмирала и экс-прокурора тоскующим взором. Все мысли на лице - чёрным по белому: Керим, дружище! Лан, старина! неужто вы могли - так меня кинуть?! Я ль вас не обласкал, я ль не доверял как себе?!

   Но вот ничуть Шейле не было жаль Его Величество. Как ни стыдно признаться. Сами виноваты, ребята. Насадили у себя, своей доброй волей, имперский образ мышления. Расхлёбывайте теперь весь букет побочных эффектов: недоверие, шпионаж, измену и хроническую мигрень - бесплатное приложение к короне. И не мяукайте.

   Впрочем, несмотря на жестокое разочарование в людях вообще и в своих приближённых в частности - Тельдамарит явил миру ещё один перл державной мысли. Привлёк ту же "экспертную комиссию", дабы точно освидетельствовали вину или наоборот его брата. Мигом доставили злополучного принца Тельдрика из тех же дворцовых казематов; дали тройке телепатов официальную санкцию на копание под черепушкой Его Высочества. Ну, оправдали полностью; отмели напрочь всяческие наветы; реабилитировали, к счастью не посмертно. Жалко, что ли? - тем более, что святая истина.

   Хочется верить, возвращение в лоно семьи любимого младшего брата, отмытого добела, компенсировало императору потерю адмирала с прокурором. Во всяком случае, героических телепатов он отпустил с миром и с честью.

   При расставании Шейла и королева Саэлла ещё обменялись мгновенным взглядом, вбирающим вечность... после такого - либо дружба до черты, либо уж луч в спину, и третьего не дано. Поживём-посмотрим, умрём-увидим, которая версия подтвердится.

   И ещё Шейла, на прощание, грозилась нагрянуть во дворец в другой раз. Со специальной миссией: просканировать тут каждого бездельника, на предмет лояльности Империи и преданности лично Лорду Тельдамариту. А император с принцем, братья, вновь обретшие друг друга (стараниями её, Шейлы, сотоварищи), тому и рады. Рассыпались в реверансах, целовали ручки, приглашали заглядывать запросто, на огонёк...

   Так оно и было доподлинно, достойные этши.

   Комедия да и только.

   И даже фарс.

   Безумный день без женитьбы Фигаро.

   Под вечер, коротая время с друзьями за кружкой пива, Шейла представила всю историю подробно и в лицах; честная компания покатывалась от хохота до колик в печёнке. Не все, правда. Нашлись ура-патриотические бяки-буки, почерпнувшие во всей потехе только лишний повод побрюзжать: о продажности в самых высших эшелонах, да о мягкотелости молодого императора, да о катастрофически прогрессирующей наглости суратова сына Аррк Сета, да куда катимся, уважаемые... Вышибла их Шейла телепатическим пинком, чтоб веселья не портили, и вся недолга.

   Словом, жизнь копошится своим чередом. Шлёпнули адмирала-изменника - назничили нового, лояльного служаку: по слухам, глуп как осёл, зато предан как пёс, всё безопаснее. Из апартаментов императора, прослышав о грозной контрразведчице да о намеченной ею генеральной чистке придворных кадров, скоропостижно рванули отдельные крысы, и в их числе обер-камергер Ранго Тай. (Что-то землянка задницей чувствовала: старого императора кокнул именно этот последний). Безвестная межпространственная авантюристка Шейла, Пришелица Ниоткуда, в определённом смысле стала особой, приближенной к августейшему семейству.

   И война приблизилась ещё на полпарсека, если не на целый.

   Реализованная Вероятность, мир понарошку, игра в войнушки... а втягивает как бы не безвозвратно.

   Чем дальше, тем больше представляется вся эта космическая опера - чем-то подлинным...

 

12.

   Страдальчески пискнул монитор у двери: кто-то пришёл. Шейла спешно накинула кулон с новым инфокристаллом. Скорее всего, просто Джав или ещё из ребят кто явился не запылился: визит вежливости по пути из борделя в казино. Но, может, и господин полковник, дуб-дерево хвойное, отрядил посыльного с совсекретным поручением. Так лучше подогнать экипировку заранее.

   Монитор осветился. Вот сюрприз! Принц Тельдрик - собственной царственной персоной! - изволили прибыть в её скромную космофлотскую казарму. Не погнушались.

   Ради такого счастья не грех и в струнку вытянуться, прищёлкнуть каблуками, отдать честь: субординация почти без тени иронии.

   - Служу Империи, Ваше Высочество!

   - Предпочёл бы без церемоний, леди Шейла.

   Славное всё-таки лицо у принца: приветливое, открытое... искреннее. И улыбка хорошая: не официозная, не дежурно-дипломатическая, просто человеческая. Учёный, не политик, - что да то да. Возвращался бы поскорее в свою лабораторию на заштатной Ритлиоре-Прародине, к своим околовсячески-научным изысканиям. Покуда не испортили парня придворные интриганы.

   Но нет. По нынешним кризисным временам - опасно. Она-то знает почему; как знает и брат-император. Не мешает и сегодня напомнить лишний (не лишний!) раз.

   Пригласить его, что ли, в Конфедерацию с ответным визитом, когда полундра минует? Вот где рай для учёных.

   За размышлениями Шейла успела отворить принцу дверь, а также претерпеть галантное целование ручки (каковую протянула, по привычке, для доброго пожатия). Стоит ли из-за ерунды лезть в бутылку, и тем самым - в чужой монастырь со своим уставом. Вон королева Саэлла тоже крутой пилот да лихой стрелок, и умница изрядная; а в целовании ручки ничего криминального не усматривает.

   Проехали.

   - Проходите, располагайтесь... Тельдрик. - Без церемоний, так без церемоний: будьте как дома, не забывайте, что вы в гостях... Ассортимент её бара, правда, на принцев не рассчитан, но уж чем богаты. - Что вы пьёте в это время суток?

   - Я, собственно, во дворец вас приглашаю, леди. (Вот заладили тут все: леди, леди! нашли Тёмного Координатора). Там и выпьем; там и побеседуем. И... по дороге тоже.

   Что он имел в виду под своей многозначительной паузой? Что иные вопросы предпочёл бы задать ей строго с глазу на глаз? На двойную игру вроде органически не способен, даже в уме ничего подобного не держит. Не вэн-гар, поди - мыслью лгать.

   - Как угодно. Самое малосекретное можем начать обсуждать здесь и сейчас. Кстати: с каких пор Его Величество гоняет к простым солдатам родного брата? Достойных доверия совсем не осталось?

   Тельдрик страдальчески кривится: мол, не сыпь мне соль на сахар. Правда, к чему бестактности?

   Быстро же они возвращаются, прежние флибустьерские замашки!

   - Извините.

   - Не за что. И не грешите против истины, леди, называя себя простым солдатом. Разве что для конспирации. Прошу вас...

   В дверях пропустил, галантный кавалер, даму вперёд. Терпеливо дождался, пока она закодирует замок; ещё раз кивнул приглашающе.

   Хоть под ручку пройтись не предложил, и на том ему спасибо. Пялить глаза, в общем, особо некому: коридор на диво пустынен, как вымерли все. Слух, видно, уже прошелестел по казармам: инспекция, мол, на самом высшем уровне! - и обитатели предпочли скоропалительно испариться. Мудрая солдатская геометрия: любая кривая короче прямой, проходящей вблизи от начальства.

   - Лично моё к вам дело, леди, касается - вашего корабля. - Шагая рядом, принц слегка склоняется к собеседнице: разница в росте значительна. - О его возможностях уже легенды ходят.

   - Не моя вина. - Шейла жмёт плечами. - Не я их сочиняю.

   Но уж поводы для измышлений и брожения умов даёшь, дорогуша, и полным ходом.

   В первом же рейде, машинально, ушла в нуль-пространство на виду у всей эскадрильи. По прибытии в порт немудрено, что ребята обсели её вороньём, глаза по семь кредиток. Пришлось объяснять, что за зверь нуль-привод, да заодно и с чем едят биполярную структуру Вселенной. В общих чертах. (Тогда только узнала: ни о чём подобном здесь понятия не имеют, зато в обычном пространстве квантовый барьер перемахивают не моргнув... вот уж нескладица, только в космической опере и возможная). И на практике демонстрировала некоторым надёжным друзьям во внеслужебное время. Те сразу признали: такой способ передвижения куда эффективней, чем принятый здесь. Ахали, охали, присвистывали; предлагали запустить в серийное производство, запатентовав предварительно, - станешь, мол, мультимиллионершей!

   А недавно обнаружила она подле своего катерка парочку головорезов в форме дворцовой охраны. Отдыхали на травке, парализованные. Внутрь, не иначе, вломиться пытались. Пришлось катерку отшить их так, чтобы впредь неповадно было - не только этим двоим, но вообще кому бы то ни было.

   Неужто Тельдрик подослал, в неуёмном научном азарте? Не его стиль опять же.

   Аррк-сетовы шпионы, вероятнее всего. В мозги им тогда не заглянула - что-то лень обуяла. А следовало.

   - Прошу позволения подняться к вам на борт, - улыбнулся Тельдрик. - С группой коллег, учёных и инженеров... и с вами, конечно. Как для доверия, так и для консультаций.

   - Без проблем. Да будет соблюдён Закон о свободе информации; и да будет несомненной Польза сотрудничества.

   Прервавшись, Шейла выразительно посмотрела в глаза.

   - Желательно только - договариваться по-хорошему.

   Никакой реакции. Лёгкое недоумение, и совершенно искреннее. Так и думала, брат принц, что к покушению на мой катер ты касательства не имеешь.

   Видно, опять диверсанты. Ушли, их счастье. А зверь её сам о себе позаботится и далее.

   На эскалаторе спустились молча; дверь автоматически распахнулась, выпуская двоих наружу... Ух ты, шикарная какая игрушечка припаркована поблизости! Автомобиль-трансформер (наземный, водный, воздушный): серебристый, обтекаемый, очень похожий на конфедеративные.

   Только и существенной разницы, что в Конфедерации такие доступны каждому; здесь же - немногим избранным, вроде принцев крови.

   Видали, в общем, и круче... и прекрати, наконец, пожирать эту цацку глазами завидущими, Молодая Волчица!

   - Поведёте? - предложил принц великодушно.

   Ухмыльнувшись, Шейла погрозила ему пальцем.

   - Тонкий намёк на бартер, Ваше Высочество? Мол, в обмен часов на ...надцать моего машинного времени?

   - Нет. От всего сердца.

   - Верю.

   Тельдрик прикладывает к двум замкам запястье с браслетом; обе передние дверцы отодвигаются с музыкальным звоном. В машине - пусто. Ни водителя, ни кого бы то ни было.

   С радушной улыбкой принц указывает землянке на сиденье перед приборной доской и штурвалом.

   - Что ж вы, Тельдрик, ходите в народ один и без охраны? - попеняла Шейла, прежде чем влезть на место пилота. - В такое-то беспокойное время?

   - Вы о покушениях? - Принц присаживается рядом; запирает обе двери; вводит в электронный мозг код доступа. - Сколь знаю, с этим и у вас, леди, не всё благополучно. Будьте осторожны.

   В душе усмехаясь, Шейла склонилась к управлению. Так, на приборной доске уже задан режим полёта - тем лучше. Двигатель; навигационная система; штурвал... Машина взмывает свечкой; берёт курс на столицу.

   А что до покушений на Пришелицу Ниоткуда - да, таковые имели место.

   Начать с того, что процесс над разоблачёнными Шейлой изменниками и казнь оных были подробно засняты, и запись аккуратненько и без проволочек транслирована на всю галактику. С расчётом, что дойдёт и до колеблющихся союзников, и до уже отколовшихся, и до самого Аррк Сета. Ваша-де карта бита, господин узурпатор, да какая! один из крупнейших козырей.

   Имя разоблачительницы, само собой, в тайне сокрыли; да при аррк-сетовой агентуре любая совсекретность - рыбам на смех. Кто надо и что надо, вождю "Союза Очищения Огнём" донесли как бы не до официальной трансляции.

   Так что с недавних пор лично Аррк Сет здорово обижен лично на Пришелицу Ниоткуда. Ещё бы! приложила она его крепенько. Что называется, фейсом об тейбл.

   Она б на его месте тоже оскорбилась. Даром что далеко не столь честолюбива, и планов Барбаросса в галактическом масштабе не строит.

   Но поначалу для спасения помянутых планов Аррк Сет ничего умнее не придумал, кроме как подослать к чересчур прыткой контрразведчице одного-двух-трёх террористов с парабеллумами. Ну, подстерегли её в разное время в разных подворотнях; постреляли-порезвились. Двое ушли благополучно, целыми-невредимыми; третьего зацепило его же пулей, срикошетившей от её силового поля. Довелось изрядно подлатать недотёпу, чтоб дожил хотя бы до трибунала.

   Потом эта игра прекратилась. Быстро сообразил Аррк Сет: тут штучка не простая, в лоб не возьмёшь, нужно искать подходы потоньше. По каковой причине палить в неё больше не палят; зато чем дальше, тем чаще она ловит на себе самое пристальное внимание. Пытаются, видно, исподтишка раскусить: кто она и что она.

   Ну-ну... моря удачи и дачи у моря вам, ребятки.

   Да и сам ты, Аррк Сет, видно, существо из экстраординарных, и достоин самого пристального исследования. Погоди, надоедят мне имперцы - нанесу визит и тебе. Уж насколько официальный-дружественный, будем посмотреть.

   Что, скажите на милость, удержит меня от подобного шага? - соображения морально-этические?

   Да кто поверит в эти враки, будто имперцы нравственней тебя, Твоё Узурпаторское?!

   Самое, пожалуй, нравственное, что может предпринять в такой ситуации конфедерат, владеющий Силой: попытаться попросту - предотвратить войну. Такой-то простой вывод озарил меня буквально накануне, Твоё Узурпаторское. И на досуге я ещё помозгую, как именно провернуть это благородное во всех отношениях дельце...

   - Будьте осторожны.

   Принц ещё раз заботливо предупреждает... спугивает её безмолвный заочный диалог с неведомым Аррк Сетом. Машина давно вошла в черту мегаполиса Туарель; вписалась в оживлённый поток столичного воздушного движения.

   - Спасибо за участие. - Шейла кивает. - Но я-то себя защищу. А вас беречь нужно, как зеницу ока. У Аррк Сета на вас виды особые. И похитить вас ничего не стоит ему. В любой момент.

   И, не отрывая глаз от приборов, добавляет внушительно:

   - Например, для научного диспута о Звёздном Молоте.

   Императорский дворец вырастает впереди: уже знакомыми уступами, террасами, висячими садами, башенками.

 

13.

   Припарковались к террасе на том уровне, где официально-дипломатически-деловая часть дворца: всякие там залы для собраний, заседаний, приёмов, советов, банкетов, - а также и личный рабочий кабинет императора. К машине тут же подскочил кто-то из прислуги; взгромоздился за штурвал, поднялся в воздух. Уровень, где покои принца, расположен повыше, сколь помнила Шейла; там же и ангар для его игрушечки.

   Ну а мы, для скорости, сразу к Его Величеству.

   Некий "привратник усатый" хорошо вышколенным жестом нажал нужные кнопки, распахивая герметическую дверь перед хозяином и гостьей. Понты корявые, не более: автоматика здесь была бы куда уместней, и надёжней, и экономичней, и рациональней, и... список можно длить и длить. Но что поделать: мало ли людишек при дворе тусуется, и все, между прочим, ням-ням хотят. Надо же предоставить каждому какую-никакую формальную синекуру, хоть видимость создать, что не даром они жуют свой урванный кус пирога. Хи-хи. Видно, профессия Императора Всея Галактики далеко не столь возвышенно-романтична, как представляет большинство аборигенов... раб своих рабов, кому, как не конфедератке, лучше знать!

   Как бы там ни было, куда более подобострастно привратник поклонился почётной гостье, нежели высокородному хозяину. Сразу видно, кого здесь больше боятся - и, следовательно, уважают.

   Опять-таки: хи, хи и ещё тысячекратно хи.

   Можно подмигнуть чересчур угодливому царедворцу - панибратски-задорно. То-то, мол, парень. Будь пай-мальчиком, не стремись проглотить больше своего веса, в закулисные интрижки не впутывайся - и никакая Пришелица Ниоткуда тебя не вычислит. И не вычистит.

   В противном случае лебези, не лебези, а разговор будет короткий. А расправа ещё того короче.

   Принял ли телепатемму, нет ли - демонстративно бровью не повёл. Старый служака... ну да пусть его.

   За дверью открылся уже знакомый холл, отделанный в стиле вроде "рококо": нарочитая ажурная хрупкость, уйма завитушек, бутоньерок и прочей вычурной резни... пардон - резьбы; весь антураж - натуральная платина и натуральное же дерево. Ну и дальше - анфилада залов, при необходимости способных вместить целый линкор, или даже парочку, если потеснятся. Зал, отделанный лазуритом - под "морскую волну"; и зал, отделанный под "звёздный блеск и чёрный космос"; и зал официозного вида, с амфитеатром кресел и трёхмерными мониторами во всю стену - для собраний-заседаний-совещаний-завещаний; и бальный зал - с замаскированными светомузыкой и антигравами... Все помещения, естественно, битком забиты придворными курицами и петухами в бутафорских платьях и настоящих драгоценностях (кудахчут-сплетничают, флиртуют-интригуют, и про том воображают, что по горлышко заняты государственной службой), а также подобострастными слугами (снуют как отравленные тараканы, разнося напитки и закуски высокородным дамам с господами). Также в изобилии присутствуют всякого рода "жучки" и "самострелы", идентификационные устройства, скользящие панели, потайные ходы, типы в штатском с подозрительно военной выправкой, - всё чин чином.

   Знакомая картина... ух и средств ухлопали на всю эту великодержавную мишуру! На роскошь, и комфорт, и безопасность, и престиж, и прочая, и прочая, включая приживалов-прихлебалов. За глаза хватило бы - на оснащение доброго десятка исследовательских экспедиций, или на столько же действительно полезных научных разработок... если не на целую Реформу. Если бы да кабы... Таковы все они, разного рода "техно-", "тео-", "бюро-", "демо-" и прочие "-кратии". Много понту, мало толку. Где есть палаты, там есть и трущобы (по крайней мере "хрущобы"); и вторых, как правило, несравненно больше. И ведь, хоть при всём желании и из лучших побуждений, ни за что Император Всея Галактики не сменит первые на вторые. Неправильно поймут сами же обитатели "хрущоб" - и, чего доброго, вздёрнут-линчуют спятившего властителя на первом фонаре. Так изволь, властитель, блюди златым блюдом символы державы. Корми-содержи немеряную орду прислуги, царедворцев, телохранителей и иных нахлебников.

   Не Шейла первая открыла, что бесплатное приложение к короне - хроническая мигрень.

   Особенно - на военном положении.

   ...За такими-то философскими раздумьями (и, параллельно, за непрекращающейся дискуссией с принцем о полезных свойствах биполярной структуры Вселенной, нуль-привода, хеттского рубина и тэдлия) двое аккуратненько обминули святая святых - тронный зал. (Ух и роскошь, верно: изумруды на золоте сидят, горностаями погоняют!) Оставили позади роящийся, кланяющийся, лебезящий пустоцвет общества (" -Ах, Ваше Высочество! ох, леди Пришелица Ниоткуда! ух, опора-надёжа наша, гиганты мысли, отцы-матери имперской демократии!..") Наконец, благополучно пройдя сквозь строй сверхчувствительных сканеров и сверхзамаскированных охранников - прошмыгнули в самую неприметную, непарадную дверку в самом уединённом загашничке дворца. Слава прогрессу, хоть здесь ума хватило не поднимать нездоровый ажиотаж!

   Императорский рабочий кабинет был - не зал, но и не комната. Не из чванства, но по существу - даже конфедератка Шейла признавала, хоть и не без язвительных оговорок. Громоздкая-де махина Империя - и управление соответствующее! а впрочем, в нашем Совете Чести и Права обстановочка покруче будет. Но и здесь - вполне деловая атмосфера, царство новейшей-сложнейшей аппаратуры, хотя не без заботы о комфорте. Всё, как в любом конфедеративном Институте.

   Здесь, тихо, неприметно (посторонним вход категорически запрещён!) билось сердце громадной Империи.

   Гордись, Пришелица Ниоткуда: допустили тебя - держать руку на пульсе...

   Несколько особо-доверенных клерков (элитные разведчики-конттразведчики), колдовавших над потоками информации со всех концов галактики, испарились как призраки на рассвете при первом появлении гостей. (На всякий случай и Шейла просканировала командный центр и окрестности: нет, шпионов и шпионских штучек в зоне досягаемости не наблюдается, можно говорить спокойно). Кресло перед главным терминалом развернулось совершенно беззвучно (хотя так и чудилось - вот-вот протестующе крякнет под немаленьким весом своего обитателя!) Избушка-избушка, стань к компьютеру задом, к нам передом... Навстречу вошедшим поднялась хорошо знакомая личность: явное фамильное сходство с принцем, и постарше всего лет на пять; чуток повыше ростом, и уж намного массивней. И лицо такое же резкое, смуглое, в принципе способное быть и приветливым, и открытым, - при должности менее нервной. Теперь-то, конечно, уже обозначилось на нём нечто такое-эдакое, специфически-императорское... волевой зажим челюстей, грозные складки меж бровей, взор пронзительно-проницательный. То ещё радует, что несмываемая печать прожжённого политикана, не брезгающего никакими средствами, в него не въелась.

   Пока.

   Понимаю, парень. Быть не просто мужем государственным, но самым большим боссом известного нам всегалактического бедлама, да вследствии трагедии, да не в самое спокойное время... это вам, достойные этши, не летняя Робинзонада. Блажен твой брат Тельдрик, что может себе позволить витать в эмпиреях чистой науки. А вот тебе позавидовать трудно, Величество. Хочется только пожелать от души, чтоб не окончательно ты закоснел-заматерел на своём троне; да не прострелял в первой же заварушке последние остатки совести-человечности...

   Ах да, совсем позабыла: Император ещё и галантный кавалер, должность обязывает. Запамятовала - напомнили: довелось вторично претерпеть архаичный ритуал целования ручки. На сей раз - от старшенького.

   - Леди Шейла... - И, всё ещё испытывая неловкость от осознания прежних ошибок, Тельдамарит пожал затем локоть брата. - Тельдрик...

   Принц, в обычной своей почти конфедеративной манере, расцвёл всепрощающей улыбкой и пониманием чистосердечным. Соответственно Шейла ограничилась, без выкрутасов, уважительным поклоном и привычным обращением: "Достойный этшивел..."

   - Присаживайтесь. - Император коротко указал на ближайшие кресла, ошую и одесную себя. - Не станем терять времени, к делу. Полагаю, леди, вы уже знаете, что приглашены не на светский раут.

   - О корабле мы с леди Шейлой практически договорились. По дороге. - Прежде чем присесть, Тельдрик немного потерзал встроенную в стену малоприметную клавиатуру; бесшумно отъехала в сторону панель бара, выдвинулась полукруглая платформа с тремя невероятно хрупкими на вид фужерами. - Кроме того, я обещал леди... что-нибудь тонизирующее. По прибытии. Да и тебе не повредит, брат.

   - Без тостов обойдёмся, - сдержанно пророкотал Тельдамарит; свой фужер, однако, взял с видимым удовольствием. (Сколько часов, интересно, отпахал здесь как проклятый?) - Что вы решили насчёт вашего корабля, леди?

   Первый большой глоток напитка заставил основательно встряхнуться - но, впрочем, в голову не ударил. Самое то, чтобы промочить горло именно в данной ситуации: беседа предстоит долгая и серьёзная. Это вам не философская трепотня ни о чём с приятелями-офицерами за кружкой пивка в кабачке. Дела державные, чай.

   - Катерка не жалко. Инженерных консультаций тоже. Но, надеюсь, мне будет на чём летать, когда моего зверя разберут по винтику, во имя научно-технического прогресса? (Впрочем, если понадобится срочно слинять домой - катер мне не так уж необходим... только вам это знать необязательно, господа). Если да - готова предоставить всяческое содействие.

   - А... ресурсы, материалы? - осторожно закинул император.

   - Гм? - Шейла приподняла брови.

   - Осмелюсь предположить... некоторые металлы, кристаллы, энергоносители, применяемые в ваших кораблях, в нашей галактике - отсутствуют? На вашей же родине... наоборот? - Судорожная дипломатическая улыбка свела губы императора: понимаю-де, наглость - второе счастье, но... - Вы и нас поймите, леди. Война всё ближе, и время работает не в нашу пользу.

   И опять Шейла хмыкнула - вопросительно и чуть иронично.

   Уж не контрабандой ли хеттских рубинов предлагаете мне заняться, Ваше Императорское? Может, ради вашей драгоценной войны ещё прикажете, чтоб я перетащила сюда наши элиффянские судоверфи? со всем прилагающимся оборудованием, материальным имуществом и специалистами, элиффянами и не только?

   Никто вас не учил, сир, что заглядывать в зубы дарёному коню нехорошо?

   - Всесторонне обдумаю эту проблему. - Пока вполне можно ограничиться ни к чему не обязывающими туманными намёками. - Но и вы, право... на пришельцев надейтесь да и сами не плошайте. Снарядите всех своих геологоразведчиков, поисковые партии соберите, или как у вас принято...

   - Если вас интересует награда, леди...

   - Не интересует. Всё, что нужно для счастья, у меня есть.

   И Тельдрик молча улыбнулся; успокаивающе тронул императора за локоть. Мол, неужто не наслышан ты, августейший брат мой, о феноменальном бескорыстии Пришелицы Ниоткуда? так и не обижай попусту ценную союзницу.

   Проглотив последние капли из своего фужера, Тельдамарит со стуком отставил его обратно на выдвижной столик. Смерил юного-зелёного принца тяжёлым взглядом. Не больно-то верит Его Величество в бескорыстие, чьё бы то ни было. Работа такая.

   Вредная.

   Парень, парень! по большому счёту, ты ведь меня помоложе будешь - на добрый десяток лет. И уже такой скептик и циник!

   Ну ладно тебе, Молодая Волчица... на себя в зеркало погляди.

   Вот кое-что другое ты сработала накануне, к вопросу о бескорыстии... и едва не выпустила из головы, дубина!

   - Кстати. - Протянула свободную от фужера руку - на ладони материализовались два миниатюрных приборчика на тэдлиевых цепочках. - Презент вам, достойные этши, от чистого сердца. Советую возвести это в ранг государственной тайны - и носить всегда при себе, активированными, под видом амулетов. Вам гарантирую абсолютную безопасность; любителям же покушений - ряд... гм... малоприятных сюрпризов.

   - Что это, леди? - Тельдамарит покосился подозрительно.

   - Жуткие монстры. Гибрид генераторов ИСП с парализаторами.

   - Что значит "ИСП"? - Это уже Тельдрик: неподдельный научно-исследовательский интерес; уже подхватил, не мудрствуя лукаво, один из мини-агрегатиков; рассматривает.

   - Индивидуальное силовое поле, - охотно расшифровала Шейла; отставила опустевший фужер. - Защищает от любых видов оружия, в том числе - массового поражения. На агрессию реагирует однозначно и автоматически: как парализатор. Вещь, полезная во всех отношениях. Сама с нею неразлучна, сколько здесь нахожусь.

   Принц, умница, уже надел цепочку на шею, спрятал приборчик под одеждой - храни меня, мой талисман! Только, приятель, ради прогресса, не превращай его в груду запчастей... попробуй ограничиться моим многострадальным катером. И вы, Величество Императорское, хватайте, пока дают. Не робейте - не взрывоопасно.

   - Если фирма развернётся - обеспечу силовыми установками помощнее и ваши боевые флоты. Хотя бы часть. От каждого - по способности, каждому - по возможности, - сообщила Шейла доверительно. (Лучше, конечно, поискать пути, как бы вообще обойтись без заварухи... но это уже - моя личная тайна). - Впрочем, не обольщайтесь, достойные этши, будто вам приоритет - только за то, что вы самые крупные здесь шишки. Просто вы двое - единственные, насколько мне известно, кто на данный момент истории посвящён в тайну вашего Абсолютного Оружия... как бишь его там. Мало ли кому вздумается просеять ваши высокородные мозги сквозь мелкое сито.

   - Как бы там ни было - благодарю вас, леди. - С немалым трудом, видно, император приглушил свой рык до отдалённого раската грома. (Терпи, Величество! Пришелица Ниоткуда тебе позарез нужна, а ты ей - не особенно; а значит - она может позволить себе обойтись без подхалимства). Пристроил наконец и свой "талисман" на надлежащее место. - Что я не могу уже, как прежде, доверять защитным системам в собственном доме, - тут вы правы, к прискорбию. Проклятый Аррк Сет наглеет не по дням, а по часам... не сочтите за лесть, леди, но вы сейчас то единственное, что его сдерживает. Таково моё впечатление.

   - И ещё, леди Шейла, - признайтесь: в тайну Империи теперь уже посвящены не двое - трое. - Принц улыбается вполне беззлобно, задорно, по-мальчишески. - От вашей проницательности ведь ничто не укроется? включая Звёздный Молот?

   Тут, пожалуй, уместнее всего скроить неопределённо-загадочную мину. Экскурсия к местному Абсолютному Оружию и правда у неё запланирована: любопытно же взглянуть-разобраться. (По недостоверным слухам судя, это - нечто, стократ хуже инфрануклеонной бомбы и противометеоритной пушки, взятых вместе). Но стоит ли сейчас распространяться. Всплывёт ещё, посреди такой приязненной беседы, с пелёнок знакомый пиратский принцип: трое могут сохранить тайну только при условии, если двое - за чертой.

   Вот так... с виду расслабиться, позволить взгляду отрешённо скользнуть по деталям интерьера.. Терминалы, мониторы, звёздные карты с дислокациями-передислокациями, потоки шифрованной информации со всех фронтов... Вот ещё, на относительно свободном участке стены, небольшой голографический портрет в траурной рамке; наводит на мысли скорее о семейном фотоальбоме, чем о придворных-конъюнктурных богомазах. На портрете - серьёзный такой старичина, ещё в силе, с лицом немного обрюзгшего ястреба. Властитель записной, матёрый. Весь каким был, без прикрас; даже без единой регалии, скорее просто в домашнем платье.

   Тельдамарит Восемнадцатый. Отец нынешнего императора, в бозе почивший безвременно.

   И напротив - портрет. Побольше, попышней, уже в романтически-приукрашенном стиле, в богато инкрустированной раме: всё как полагается. Этакий себе лик Величайшего Вождя и Отца Всех Народов - знаем, знаем. Однако, фамильное сходство (да что там - тождество!) несомненно. Таким вполне мог бы быть покойный император - лет двадцать назад. Или, если угодно, император ныне здравствующий... лет десять вперёд.

   Тельдамарит Первый. Основатель династии, и империи, и Звёздного Молота, и Ещё Чего Только Не...

   Тьфу, пропасть! клонированием их тут, что ли, размножают? Императоров местных?!

   Ладно, замнём для ясности. С генетикой я всё равно не в ладах. Отрешёмся от генеалогических древ; вернёмся к проблемам насущным.

   - Что-то ещё на повестке дня? - Шейла обратилась к императору: вид деловито-выжидательный.

   Тельдамарит через плечо оглянулся на свой терминал; набрал нужную комбинацию цифр. Оп-почки! В воздухе развернулась шикарнейшая многомерная голопроекция галактики. Границы звёздных королевств - чётким пунктиром проходят; каждая область выделена своим особым цветом. Угум... синий обозначает приверженцев Империи; красный - союзников Аррк Сета; зелёный - нейтралов. Охохонюшки! что-то раковая опухоль узурпации времени даром не теряет... или мерещится?

   - Вот, леди, ситуация без прикрас, без пропагандистской шелухи, - зарокотал император - по возможности бесстрастно. (Уфф! значит, разговор по душам с собственным воображением откладывается!) - Перспективы не блестящие, сколь видите. Несмотря на все ваши неоценимые усилия. - Выжидательный взгляд был возвращён собеседнице с процентами.

   - Чем ещё могу служить Империи? - Вежливость вполне официальная, можно даже сказать уставная.

   - Насколько вы в ладах с дипломатией, леди Шейла?

   Хоро-оший вопрос! пол-Конфедерации за ответ, хоть сколько-нибудь удовлетворительный. Ну, слышала пару раз в жизни такое слово... рискну даже предположить, что в словаре оно безнадёжно затерялось где-то между "дилижансом" и "дирижаблем". Жаль, давно что-то не лазила в оный словарь, с целью уточнить значение этого заковыристого термина.

   - Смотря что от меня требуется, - осторожно отозвалась Шейла.

   - Миссия полномочного посла, - рубанул Тельдамарит напрямик. - В предстоящей войне Империи нужны союзники - любой ценой! Следовательно, не обойтись без надёжного человека, готового облететь по крайней мере нейтральные государства. Склонить к содружеству их правителей - не суть важно, какими средствами. Уговорить, улестить, подкупить, пригрозить... внушить телепатически, наконец!

   На какой-то миг - Шейла с удивлением отметила - лицо императора преобразилось в лик вдохновенно-непреклонно-героический... вот как у Великого Предка на конъюнктурном полотне.

   Или - просто отчаянная надежда утопающего на соломинку?

   - Поймите меня правильно, леди... с вашей оперативностью, и неуязвимостью, и даром убеждения...

   Вот как... не-ет, сир, ни за какие коврижки. Торжественный обет у меня: в заслуженном отпуске - никаких новообращений кого-либо в какую бы то ни было веру. Ещё меньше желания - вдалбливать всяким разным политиканам расхожую истину: "Кто не с нами - тот на себя пеняй!"

   Понимаю, Ваше Величество: самая любимая у вас мозоль - союзники... прекрасно понимаю, от души сочувствую, но ничем больше помочь не могу. У каждого - свои мёртвые зоны.

   У Пришелицы Ниоткуда в том числе.

   - При всём к вам уважении, достойный этшивел... - Лёгкий полупоклон; можно ещё руками развести. - Насчёт телепатии - не возражаю; с даром убеждения - уже сложнее. Поручите хоть шпионаж в самом логове Аррк Сета - эффект будет куда ощутимей. (Вот это - святая истина; только позднее, не сейчас). Склад характера скорее авантюрный, нежели дипломатический. Виновата.

   - Воля ваша, леди. - Как-то обмяк, грузно осел в своём кресле владыка полугалактики; взгляд застлало печальной задумчивостью. - Приказывать вам не имею права: формально вы даже не моя подданная. Завидую вам, вольной искательнице приключений...

   - Не сушите голову, Ваше Величество. - От непонятного смущения Шейла даже титул употребила, свободная гражданка Конфедерации. - Мало у вас без меня хлопот..

   - Разве, брат, леди Шейла не полезнее нам - здесь?

   Принц Тельдрик - поразительно! - всё смакует свой тоник: учёный-сибарит, откровенно скучающий в компании сплошных политиков. Ждёт - не дождётся вожделенного мига, когда сможет заполучить Пришелицу Ниоткуда в единоличное пользование. И тогда уж - обсудить с нею проблемы действительно животрепещущие: ну там нуль-привод, генератор ИСП.

   Старший и младший брат. Император и принц. Толковый дипломат и толковый инженер.

   Прям-таки, две стороны натуры одного Основателя. Отражённый свет былого безумного гения.

   Чуть пригорбясь (под бременем державным, надо думать), Тельдамарит грузно поднялся из кресла. Приблизился к карте-голопроекции вплотную. Смотрел долго, пристально.

   Невесть с чего, Шейла отметила мимоходом: одет сегодня властитель вполне буднично. Простого покроя блуза и брюки, короткий плащ - всё чёрного цвета со струящимся серебристым отливом. Но и здесь на левом плече выткана непременная эмблема местной верховной власти: призрачный стилизованный парусник на фоне стилизованных же звёздных далей, и всё заключено в сферу - символ бесконечности. И ещё над парусником, высокой полукруглой аркой, - рекламный слоган... простите - девиз Тельдамарита Основателя: "Смелые сердца, попутный ветер, новые берега!"

   Мол, этих "трёх китов" вполне достаточно, чтобы дать опору целой галактической империи... расскажите анекдот. Копнуть здесь историю поглубже - наверняка не раз и не два найдётся повод, чтобы заменить все эти красивости на "геноцид, лагеря и фашизм".

   Опять твой цинизм, Пришелица Ниоткуда... а "Вселенная" здесь - как по Циолковскому: от слова "вселяться".

   "Вселенная" - по-местному "тельде".

   Соответственно "Тельдаэтлуф" - "Вселенская Держава"; "Тельдамарит" - "Вселенский Владыка", "Повелитель Вселенной".

   Тенденциозно, как всегда в подобных случаях... "Владыка, которого сапогами попирают из Вселенной"...в смысле, "сапоги которого попирают Вселенную".

   Вот у Аррк Сета, с его "союзниками очищения огнём", - вспомнилось почему-то, - с символикой куда проще. Факел - и до свиданья. Кто не понял - тот дурак.

   - ...Союзники, союзники... - Приглушённый - словно про себя - рокот императорского голоса спугнул неуместные геральдически-лингвистические изыски землянки. - Ещё Пограничные Графства затеяли свою отдельную усобицу, как раз вовремя... Не удивлюсь, если от Аррк Сета мы будем отбиваться вдвоём с королевой Саэлла, в конечном итоге...

   Лёгкое движение за плечом: Тельдрик осушил наконец свой фужер, подался вперёд. Как раз при упоминании Сэры Саэлла. Кажется - с того дня, как королева приложила руку (то бишь мозги) к его реабилитации, принц не просто благодарен, но безнадёжно влюблён в неё. Хотя, может, только кажется.

   Хорошо бы, если - только. Двое учёных в одной правящей семье - да что ж это будет?!

   Гремучая смесь, почище Звёздного Молота: тушите свет, ховайтесь в жито!

   А указанный Молот всё же заслуживает самого пристального внимания.

   Тельдамарит вернулся к терминалу, не глядя ткнул нужную кнопку - призрак Вселенской Державы, расползающейся по всем швам от первого серьёзного удара, исчез бесследно. Пустота. Только перекрёстный огонь с двух портретов - взгляды предка ближайшего и предка отдалённейшего.

   Интересно, а куда подевался портрет Аррк Сета - непременная мишень для метания дротиков?

   Неужто столь благородный и полезный для психики обычай здесь неведом? Упущение, упущение... ввести, что ли, в обиход?

   - Больше у меня вопросов и поручений к вам нет, леди. - Тон Тельдамарита выдавал усталость и разочарование, развеять которые не в силах даже краткая лекция о дротиках и портретах недругов... стало быть, и затеваться не стоит. - Жаль, что вы не пожелали проявить ваш дипломатический дар - уж простите, с трудом верится, что вы его лишены. Когда твёрдо решите переключиться на шпионаж - надеюсь, я буду извещён одним из первых. Что до изучения вашего корабля: Тельдрик назначен главным инженером и руководителем проекта... впрочем, с ним-то вы уже договорились.

   - Свяжемся в ближайшее время, леди Шейла. - Приветливо улыбаясь, принц тоже встал, чтобы попрощаться.

   Пора, однако, и нам выбираться из насиженного кресла: хорошего помалу.

   - Коль скоро аудиенция закончена, - подытожила Шейла, - прошу позволения вернуться к моим обязанностям в Космофлоте. Часа через три у нашей эскадрильи патрулирование... Служу Империи!

   Козырнула - для того только, чтобы избежать прощального лобызания ручки; чётко развернулась кругом, направилась к выходу, по инерции печатая шаг. (Как хотите, эти бесконечные "леди" уже начинают всерьёз портить характер... хоть бы "лейтенантом" титуловали, что ли!) В дверях нос к носу столкнулась с одним из давешних клерков-контрразведчиков; по уставу, обменялась салютом и с ним. Почудился ещё - профессионально-быстро пригашенный недружелюбный взгляд...

   Опасную конкуренцию, что ли, почуял в её лице? интересный поворот!

   Давненько же никто под неё не копал.

 

14.

   Словно нейрокнут, хлестнул по самым нервам сигнал тревоги. Коммуникатор выплюнул добрую порцию шифрованной истерии, переходящей в панику:

   - Третий, я Лидер! Боевой порядок "Три-дробь-девять - Ка-240"! Срочно!! вчера!!!

   И в следующий миг - уже открытым текстом:

   - Шелли! Шелли!.. Где тебя вечно демоны носят, так твою растак?

   Закидоны, однако... Каких-то соблазнительных пару секунд землянка подумывала - не оскорбиться ли всерьёз. Где меня носит?! - спроси, друг Джав, у блаженной памяти адмирала Оллтара. Если, конечно, найдётся время и охота для спиритического сеанса.

   Впрочем, на обиженных воду возят. Особенно в ситуации, сложившейся ныне. "Три-дробь-девять" (нападение сил противника, превосходящих тебя втрое) - это вам не школьная экспедиция во времени. Плюс ещё "Ка-240" - тяжелый крейсер, один как минимум... нешуточным выхлопом дело пахнет!

   Пора, в общем, ребят выручать.

   Автоматическим жестом палец потянулся ткнуть в нужную кнопку на пульте... и - отдёрнулся под солёное словцо, кажется на сарнийском. Перцы-имперцы! конфисковали родной, надёжный катерок, а взамен подсунули это одоробло местного производства. На анамезонных (кажется) моторах, с мозгами меньше микробьих и даже без элементарного нуль-привода. И ещё хотят, чтобы Пришелица Ниоткуда, как тот жид, по верёвочке бежала да всюду поспевала: и шпионов вылавливать, и атаки превосходящего противника отражать, и вообще спасать коллективную задницу здешней цивилизации, что уж мелочиться. Куда оперативней было бы - просто пешком по космосу. Жаль, аборигены поймут неправильно.

   А посему - тащить тебе, Молодая Волчица, эту проржавевшую обузу к месту событий на собственном горбу. Способом телепортации. Ну-ка...

   ...Ой-ой-ой!.. вправду, табак дело. Цветные пятна в глазах - следствие небольшого дисбаланса от тяжёлого нуль-пространственного прыжка - ненавязчиво сменяются шикарнейшей пиротехникой в окружающем космосе. Взрывы снарядов распускаются повсюду, затмевая бриллиантовый блеск звёзд, разукрашивая бархатно-чёрный космос всеми оттенками спектра. Этакие симпатичные адские цветики-семицветики. Ну-ка, кто первый составит желание, оно же завещание?

   Вместо желаний-завещаний, однако, эфир густо нашпигован ядрёными космофлотскими проклятиями. В реактор их, мол, и в конвертер, в чёрную дыру и в радиозвезду, генетических мутантов, суратьих выкидышей!.. М-да... вот уж воистину - "поле брани"!

   В такой сверкающей каше сгоряча и не разберёшь, кто здесь кто и кого дубасят...

   Чу! вот он и крейсер. Мудрено не заметить этакого мастодонта: впрямь тяжёлый-растяжёлый, тяжелей некуда, сотни две с лишним мегатонн. Обзор застит на полгалактики (факел "союзников" красуется едва не во весь борт) - и плюётся во все стороны семечками-ракетами. Класс "Джиутар", никак не меньше. Хвала прогрессу ещё, что не торпеды "Илуэ", не самонаводящиеся... И к тому же целый рой истребителей при нём... раз, два, три... в общем, много. Пять-шесть эскадрилий, кроме шуток, против наших двух! Ой-вэй, взяли ребят в оборот!

   Вон, кстати, раскуроченный истребитель, из наших: парусник на борту уцелел; но что до остального, жизненно более важного - кхм... судя по виду, всю рубку к ситтховой бабушке разворотило. Хорошо, что пока только один. Вовремя она подоспела...

   - ...Шелли!.. - опять не то рявкнул, не то взвизгнул голос Джава в передатчике. - Захлопни пасть, в пульсар твою душу, - ракета влетит! Помога-ай!..

   Отчаяние лихого командира, следует заметить, вполне извинительно. Только сию секунду едва успел увернуться от какой-то смертоносной пташки: чуть ближе к затылку, и вечный покой. Однако что-то и правда она размечталась. Пора брать ситуацию под контроль, иначе одной жертвой дело не ограничится. Итак...

   Прежде всего, пожалуй, стоит защитить свою команду единым силовым полем. А после шугануть Нехороших Парней в три шеи - соответствующим телепатическим импульсом, нацеленным на безотчётную панику. Сойдёт и классический: "Полундра, спасайся кто может!!!" Незачем ей тут гора костей и лужа крови. Довольно будет, если эти самонадеянные ребята-"союзнички" оторвут отсюда стабилизаторы подобру-поздорову.

   Так... наши и теперь держатся кучно - да хотелось бы перегруппироваться ещё тесней, чтоб удобнее работать.

   "Парни, - мысленно передала всем землянка, - боевой порядок "Алмаз" позади меня, живо!"

   Живо, так живо. Без лишних разговоров все - включая Джава - устремились к её катеру. Преисполненные святой веры в тактико-стратегическую непогрешимость Пришелицы Ниоткуда. Даже "союзники" на миг опешили: что за нечаянный-негаданный манёвр?

   Остаётся только оправдать...

   Ничтоже сумняшеся, палец ткнулся в давно привычную точку на пульте. Корпус истребителя содрогнулся в родовых конвульсиях; откуда-то из чрева его выползла здоровая дура с обтекаемой боеголовкой и хвостовым стабилизатором, рыгнула пламенем из дюз - и была такова. Тысяча чертей! ну когда она уже затвердит накрепко, что посудина, которую ей отныне пилотировать, - чужая?! "...Вот, Шелли, - опять забубнили в уши давешние извинения Джава, - лучшее, что могу тебе предложить. В сравнении с твоим зверем, не спорю, каменный век; но чем богаты... Даже одна "Илуэ" в арсенале осталась, самонаводящаяся..."

   Неужто этой самонаводящейся, одной-разъединственной на всё побоище, и шарахнула сгоряча? Лазер тебе в глотку, Молодая Волчица!

   Тупо следила - ничего умней не придумала! - как со сверхсветовой скоростью, с убийственной точностью суперторпеда вышла прямёхонько на огромную массу союзнического крейсера, на жар его реактора. Как сумасшедшая вспышка, на миг ослепив, разом очистила обзор; да ещё несколько истребителей, имевших несчастье ошиваться поблизости от левиафана, угодили в общий ад. Как уцелевшие "союзники" (в смысле, противники) не мудрствовали лукаво - развернулись как по команде и дай Бог дюзы: никакой специальный "пси-фактор безотчётной паники" не потребовался. Вполне осознаваемых поводов для паники предостаточно. А Светлое Небо ведает, сколько ещё "Илуэ" в запасе у этого новоприбывшего скромняги? а вдруг за штурвалом этого невзрачного корыта - сама, язык не поворачивается, Пришелица Ниоткуда?! Тяжёлый крейсер в одночасье на атомы разметала, дорого не взяла, - а нам болезным много ли надо?!

   Полундра, спасайся кто может!!!

   Что-то там облегчённо-поздравительно-победное вопили парни на всех мыслимых частотах; любовно честили спасительницу последними словами; сплотились вокруг ещё тесней, никаким уже не боевым порядком - просто себе бестолковым, ликующим роем, словно тянулись через вакуум хлопнуть по плечу... А землянка всё бесчувственно сидела за пультом, пронзённая - впервые столь определённо! - отвращением к убийству. Двадцать лет в Конфедерации не проходят даром... и хватит, как страус, прятать голову в пиратское прошлое. Тем более, подобные гекатомбы и в худшие времена были - не в её вкусе... Сколько бишь народу входит в экипаж тяжёлого крейсера? - полтысячи? больше?..

   - Ну, Шелли! ну, внебрачная суратова дочка! - пробился сквозь давящий шум в ушах зычный рык Джава. - Не знаю, из какого "ниоткуда" ты свалилась на наши головы, - но что б мы без тебя делали?!

   - Летали б уже по Светлому Небу, всей эскадрильей, - скептически хмыкнул ещё кто-то, кажется Айгор. - Как думаете, парни, улучшилась бы таким образом наша боеспособность, а?

   Кстати о Светлом Небе, оно же Последний Предел... В поле зрения опять попал злосчастный раздолбанный истребитель - и прочно занял ведущую позицию в череде первостепенных забот, и заставил наконец встряхнуться.

   - Эй, парни... - Горло пришлось прочистить не раз, пока из звериного хрипа не родилось нечто осмысленное. (Если повезёт - спишут на помехи в системе связи). - Кому досталось?

   - Локу. - Хмуро умолк Джав; и синхронно притихли на прочих волнах. - Получил своё, прохвост... да пребудет на Светлых Небесах.

   В обход печально-торжественной ритуальной фразы, ниточка мыслепоиска уже тянулась, нащупывала: ну-ка, что там? Ага, грудная клетка, брюшная полость... нога сломана в двух местах... кости, кровь, потроха - всего-то. Главное - мозг не затронут; остальное - подлатаем. Немного дезинфекции, немного регенерации, - на несколько часов напряжённой работёнки, как раз к возвращению на базу будет как новенький. Эшрэй, понятно, справился бы оперативней... ну да лучше камень, который есть, чем лазер, которого нет.

   Короче, отставить панику. Если к списку сегодняшних жертв прибавится и Лок, по её милости...

   - Получил своё? - выдала вслух, на весь эфир. - Да чёрта с два!

   Счастье ваше, ребята, если в данный момент никто не поддерживает со мной видеосвязь. И не наблюдает, как бедолага Локви - раскуроченный почище своего корыта - в лиловатом мерцании материализовался на полу моей рубки. Хо-хо! то ли ещё будет, достойные этши!

   Но истребитель, уж не обессудьте, чинить не возьмусь...

 

15.

   Последний, мягкий телепатический импульс - и космофлотский гигант Локви, всхлипнув по-детски, приоткрыл полубессознательные глаза.

   - Где... где я?..

   - На Небесах. - Землянка ухмыльнулась. - На Светлых. А я - райская гурия... Давай очухивайся, хорош симулировать!

   Она держала его руки, ладонь к ладони, переливая жизненную энергию. Хм-м... райская гурия?- или адская фурия?!

   - Шелли, ты? Всё тот же сарказм... - Кряхтя и гримасничая, пациент взглянул на мир уже куда яснее: верно, Сила впрок пошла. - Здорово меня шарахнуло? Ни дьявола не помню...

   - Счастье твоё. Размазало тебя по космосу порядком. Потроха пришлось ложкой соскребать. - Выдержав актёрскую паузу, Шейла осклабилась новому перлу чёрного юмора. - А вот мужское достоинство твоё, приятель, так и не нашли, и не потому, что плохо искали. Видать, на атомы распалось, прости-прощай. Петь тебе сопрано всю оставшуюся.

   - Эй, не шути так! не то...

   - Что - "не то"? Изнасилуешь меня прямо здесь? В благодарность за труды? или - чтоб доказать всем желающим, что ты не евнух?

   - Та-ак, - вклинился Джав по аудиосвязи. - Дошло до дискуссий на отвлечённые темы - значит, управились. И вовремя. Подлетаем к Туарелю.

   - Слава прогрессу, - буркнула Шейла на родном галакто.

   - По буквам, пожалуйста. - Физиономия Джава - вполне благодушная, надо сказать - нарисовалась на мониторе видеофона. - И позволь-ка, кудесница, взглянуть на чудом исцелённого.

   - Да сколько угодно, - чуть подвинулась Шейла. - Смотрины бесплатные - не ахти какой музейный экспонат.

   Локви сколь возможно подтянулся в кресле, даже козырнуть попытался.

   - Служу Империи, коллега-капитан.

   - Ты ещё каблуками щёлкни. Что-то раньше не водилось за тобой излишнего патриотизма, равно как и чинопочитания. Или решил переоценить кое-какие ценности, узрев Светлое Небо вблизи?

   Довольно быстро, впрочем, Джав перевёл глаза с "чудом исцелённого" обратно на "кудесницу".

   - Ты ж имей в виду, Шел... после рапорта начальству - не исчезай дальше Рамова заведения. Подвиги твои обмыть не грех: не всякий день выскальзываем из таких узких мест без потерь. С Лока - бутылка, с остальных - закуска... не возражаешь, Локви воскресе?

   - Я даже не против, если Шейлу нашу представят к повышению, и она станет ходить в равных с нами чинах. - Лок, ещё слабый как новорожденный (в известном смысле так и есть), нашёл-таки силы двинуть землянку кулаком в плечо. - Или медальку какую-никакую пожалуют, от щедрот горячо любимого государя императора. Достойная награда за спасение моей драгоценной шкуры. Ну, и за тот крейсерок разнесённый ко всем чертям... Эй, подруга, ты в порядке? Прости, забыл, какая ты у нас скромняга...

   Заключительной, неуклюжей остроты Шейла уже напрочь не восприняла. Снова, как наяву, по обнажённым нервам хлестнул слитный вопль ужаса сотен в одночасье погибших. Сотен испепелённых заживо - собственноручно ею...

   - Эй, девочка! - Сквозь телепатический ад с трудом пробился чей-то жиденький голосишко (на самом-то деле, конечно, командный рёв!) - Ты себя с утра нормально чувствуешь? Весь день - то горячку порешь, то в транс впадаешь, попеременно. Просто по-человечески себя вести нельзя?

   В недрах опустошённости неоткуда почерпнуть воли, даже чтобы элементарно огрызнуться. В числе прочей эскадрильи её (чужой!) катер успел между тем войти в атмосферу Туареля - на автопилоте. Вот так же и она после сегодняшних "беспримерных подвигов". На автопилоте. Верно подмечено, друг Джав.

   На мониторах внешнего обзора стремительно неслись навстречу - снизу вверх - индустриально-милитаристические ландшафты столицы. Принимай героев своих, родная империя... где фанфары, в пульсар твою душу?!

   - Ого-го, ребята! - Ещё один - изумлённо-радостный - возглас достучался извне до сознания землянки. - А к торгашам, между прочим, приземлилось нечто подозрительно знакомое. Случайно не "Мару-Алаффи", взгляните-ка?

   После секундного - для идентификации достаточного - замешательства загалдели, захмыкали, загикали все разом, друг друга особо не слушая.

   - Как же не "Мару-Алаффи"?

   - Оно самое - старое корыто Урма Трока!

   - Столько новых собутыльников - как кстати!

   - С новыми байками, с экзотическими закусками...

   - Кэп, а кэп? Отбей ты этот чёртов рапорт господину полковнику прямо сейчас, трудно, что ли? Так уж обязательно живьём к нему на ковёр являться, после блистательного-то разгрома противника?

   - Что ж, этого ватуромгского жулика Трока ещё пускают в приличные, тем более в столичные космопорты? Со всей его контрабандой?

   - Куда ж столичным портам - без контрабанды? Рука руку моет. Учись, курсант!

   - А совсекретность в отчётах ему милашка Ламси обеспечит. В своём деле она дока - почище всех имперских спецслужб!

   - Гм, повезло Урму с его благоверной. Как... ну, примерно как всем нам - с Шелли, а?

   - Гы-гы-гы!..

   - Всё, парни, расслабьтесь. - Последнее веское слово, как всегда, осталось за капитаном Джемберри. - Рапорт отослал в штаб, получение подтвердили. Гуляем с чистой совестью.

   Среди общего предвкушающего шума-гама затерялось характерное пощёлкивание: Джав нащупывал новый канал связи.

   - Эй, там, на "Мару"! свистать всех наверх! Джав вызывает, капитан Джемберри - помните ещё такого?... Урм, старый жирный ворюга, в пульсар твою душу! ты что, опять свою частоту поменял, конспиратор хренов?!

   На обзорных мониторах, изрядно замедлившись, разворачивалась панорама соседнего - торгового - порта. Помним, помним. Любимое развлечение в свободное время - встречаться на нейтральной территории, вместе бражничать, травить вперебой байки о собственной доблести, подзуживать друг друга "жирнозадыми торгашами" да "тупоголовыми вояками"... На самом-то деле, лучше нам сотрудничать, чем конкурировать. Рука руку моет - очень справедливое замечание. И ремёсла наши одно другого стоят: не больно-то разжиреешь или отупеешь, знай оборачивайся. И у вас, у торговцев, ребята молодец к молодцу подобрались, отчаюги. Все на контрабанде завязаны, а кто и на откровенном пиратстве. А как иначе жить прикажете?! - от трудов праведных да палат каменных...

   Можно, конечно, разглядеть, которая из выводка купеческо-рейдерских посудин внизу - искомая "Мару-Алаффи", "Блуждающая Звезда" в переводе. Можно - да нужно ли? Не то настроение, не говоря об энергоресурсах.

   - ...Урм, свободный ты торгаш! вот ты, значит, как - старых друзей забывать...

   - Капитан в данный момент занят, - безупречно-вежливо просипели наконец по вновь открытому каналу. - Даю суперкарго. Приём.

   - Шелли, Шелли! - невесть с чего, оживился Джав в адрес землянки. - Подстройся и ты, код 1 - 3 - 8 - 8... Ламси Трок, суперкарго с "Мару", - помнишь, посулил вас сознакомить? Вот, прошу любить и жаловать... моя, кстати, землячка, с Алайонела... может, хоть она тебя развлечёт...

   - В бесплатные клоуны не нанимаюсь, забыл, что ли, сынок?

   Монитор Шейлиного видеофона раздвоился; рядом с Джавом образовалась давно обещанная Ламси Трок, суперкарго с "Мару".

   И с первого взгляда Шейла решила раз навсегда, что Ламси Трок её, пожалуй, не развлечёт. Более того: сомнительно, что такая вообще способна развлечь кого бы то ни было.

   Суперкарга ты, мамаша, а не суперкарго! - едва удержалась от язвительной телепатеммы землянка. Занудная типоза с физиономией престарелой барракуды, сразу ж видно. И мозги, наверняка, под завязку закачаны сплошными финансами и дебитом-кредитом... Великий Космос! Такого только подарка судьбы ей недоставало, под занавес этого по всем статьям удачного дня...

   Впрочем, трудновато на неё угодить, когда она в таком настроении.

   - Признавайся, Ламси, старушка. - Вот уж кто откровенно развлекался, так это Джав. - Далеко ли были, высоко ли летали? и кого обокрали?

   - Не настолько далеко, чтоб не прослышать о вашей знаменитой Пришелице Ниоткуда. Вся чёртова галактика только про неё и трубит - уже, кажется, больше, чем даже про Аррк Сета. Это, стало быть, она и есть?

   Уставилась в упор выблекшими карими гляделками: бесцеремонность, свойственная всем варварам. Ну разумеется, ты-то представляла, что Пришелица Ниоткуда повыше ростом, да облом не дремал в конечном итоге... Вообще вся ты, мамаша, какая-то слинявшая, как после многих стирок. И кожа, когда-то медная, как у Джава (землячки-и!) И волосы, когда-то, возможно, блестяще-чёрные. И голос - как у андроида с претензиями на человекообразие.

   И такую-то друг Джав прочил ей в "близкие по духу"! Вон, и теперь бормочет нечто вроде: "Шелли, это Ламси... Ламси, это Шелли..." Космос, Космос! ну почему все эти воинствующие феминистки, за редким исключением, - либо воблы сушёные, либо дуры набитые, а чаще то и другое разом?!

   Хотя, справедливости ради, поживи-ка ты при развитом мужском шовинизме, Молодая Волчица. Поварись в этом соку с рождения, хлебни своей неизбывной второсортности сполна и с процентами. Что б ещё из тебя выросло, в этакой среде обитания.

   - Что ж, лейтенант, если хоть четверть легенд о вас - правда... - продолжала между тем суперкарго с "Мару-Алаффи".

   - Вспомнила! Шелли никогда их не сочиняла. - Джав, похоже, начал с огорчением догадываться, что две "родственные души" отчего-то не сходятся характерами. - Но вот тебе строго достоверный факт: сегодня она лично размазала по космосу тяжёлый крейсер - атомов не собрали. И, тем самым, спасла все наши задницы от верного поджаривания. Можешь сама в бортовой журнал заглянуть.

   - И по этому поводу нужно - что? - встрял Локви из-за Шейлиного плеча.

   - Кто там ещё у вас в рубке, лейтенант? - Старая вобла прищурилась с видом завзятой дуэньи. - Конечно же Локви, кому кроме. Первый греховодник во всём Имперском Космофлоте.

   - Лам, это совсем не то, что ты думаешь! - от души оскорбился Лок, и не без оснований на сей раз.

   - Так что ваша команда, присоединяется? - Джав, дипломат-самоучка, поспешил сгладить острый угол. - А то мы приглашаем всех желающих, победу праздновать. Встречаемся у Рама, через... часа вам на сборы достаточно?

   - Кой-кто и за пять минут управится. - Ёж бы понял, что идея грандиозной попойки не больно-то по душе суровой, как мать игуменья, суперкарго. - Что до меня лично и до Урма - не обессудьте. Приземлились вот сию минуту, хлопот полон рот, с одной только таможней... Остальные - как знают, бездельники.

   - Ну, ребята хоть захватят из загашников, что поэкзотичней? - Лок, похоже, по натуре своей не приспособлен смириться с той аксиомой, что всех на свете не обольстишь.

   - Ещё чего! Мы в этом дельце не участвовали - с какой стати должны выпивку ставить?

   Угум... мало того что зануда, так ещё ханжа и сквалыга впридачу. Подумаешь, обойдёмся без твоего общества, да и без твоей выпивки тоже. Не больно-то и хотелось.

   - Так мы ждём... - скрепил Джав совсем уже упавшим голосом. - Я-то надеялся, девочки, вам найдётся о чём потрепаться.

   - Рада знакомству, лейтенант. - Без тени радости Ламси Трок склонила голову. - Возможно, в будущем мы его возобновим.

   - Поживём - посмотрим, умрём - увидим, - вполне вежливо согласилась землянка.

   - Шел, ну зачем так мрачно. - скривился Джав.

   Физиономия суперкарги с "Мару" исчезла с монитора - какое облегчение! Торговый космопорт уплывал назад; военный надвигался навстречу. Мозг продолжали терзать призрачные вопли загубленных душ... вот так же кричали тавалла в дни своего атомного апокалипсиса. По крайней мере, к убийству (вернее, самоубийству) тавалла лично Шейла руку не приложила. Скорее напротив, честь ей и хвала...

   В кого ты превращаешься здесь, Молодая Волчица? Не кажется ли тебе, что заслуженный отпуск заходит слишком далеко?

   Ох, не завершить бы его - примеряя чёрный плащ по ту сторону Силы!

   Может, не так плоха идея - нарезаться вдрабадан сегодня вечером у Рама. Может, под это дело она даже отважится показать ребятам, как играют в "Луноход". Или даже - в "Камасутру". Отчего бы нет? - наверняка о таких вещах тут ни сном и ни духом.

   И уйдут все заново пробуждающиеся замашки Тёмной - в дуракаваляние, в безобидную хохму... чем плохо?

   Напиться... забыться... ничего не помнить...

   Хотя бы на ближайшую ночь.

 

16.

   - Тётя...

   Слабенький голосишко чудом пробился через двойную шумовую завесу: вовне и внутри, в баре и под черепом. Похмельная головушка (с утра что-то лень бороться с атавизмами вчерашнего кутежа) с натугой оторвалась от кружки пива, мотнулась через плечо: кто там ещё?

   Девчушка. Лет около десяти. Худенькая до нездоровья - дитя асфальта, картофельный росток. Не в лохмотьях - но недалеко от того.

   И мордашка, и глазёнки! слишком уж серьёзные, много видавшие, много страдавшие... не-ребячьи.

   А может, просто - голодные?

   Рука дорассудочным порывом нырнула в карман...

   - Да я не про то, тётя! - Слегка даже отпрянув, девочка скроила гримаску: как котёнок от запаха нелюбимой еды.- Ты ведь... тоже - космофлотская?

   Угу - кивнула как болванчик; казалось, голова сейчас отвалится. О-ох, велик бодун! зело велик...

   - А разве другие тёти бывают - космофлотские? - рассуждает чадо далее, словно сама с собой наедине.

   - Я - не другие тёти. - Прорезался наконец и голос: через хрипы, скрипы, трески, как через радиопомехи. - Я - это я.

   - Понятно.

   Шмыгнула философски, пигалица; чумазым кулачонком поелозила по носу-курносу. Откуда и зачем вообще ребёнок - здесь?

   Козявка в муравейнике. Набегут, загрызут, умнут - недорого возьмут.

   - Ты что тут делаешь-то, кроха?

   - Живу я тут.

   Укорный взгляд искоса: разве, мол, без глупых вопросов не ясно? а ещё - космофолотская!

   Никогда не умела общаться с детьми, Молодая Волчица. Утром с опохмелу - наипаче.

   А что тут предпринять? разве - кивнуть приглашающе.

   - Коль так - садись. Потолкуем.

   Дважды упрашивать не приходится. Проворно, без стеснения вскарабкалась, кнопка, в высоковатое для неё пластиковое кресло.

   Мол, за тем и пришла - потолковать. По душам.

   - Меня - Диса зовут, - отрекомендовалась степенно. - А тебя - Шейла, я знаю.

   Погуживало в меру осиное гнездо Рамванова заведения (полюбилось оно, однако! сама не заметила, как в завсегдатаи записалась). Пили с похмелья; и пили просто так; и куражились; и девочек щипали. Но - в некотором отдалении: почтительный вакуум образовав вокруг одинокой женщины в униформе Космофлота, с лейтенантскими "крылышками".

   Знали, хорошо знали, на что способна неистовая вояка, Пришелица Ниоткуда, если привести её в соответствующее настроение. И завязываться не тянуло как-то. Пусть даже - нализавшись вдрызг.

   А значит... значит... подле неё и чудо это чумазое, такое здесь неуместное - в безопасности?..

   Полунедоумённая мысль зародилась - странной тёплой точкой.

   Как раз там, где уж два десятка лет кряду была - одна стылая пустота.

   - И ещё ты дерёшься здорово. Я видала.

   Мысли мои, что ли, читаешь? замухрышка ты, замухрышка...Замолкла опять. Посверкивает остренько - из-под свалявшихся вихров цвета неразличимого. Прицеливается: задать ли свой главный к грозной "тёте" вопрос? В принципе можно догадаться - какой именно.

   Приотвыкла, Молодая Волчица, от вида детей, не окружённых многоуровневой заботой: родных, Наставников, врачей... всей Конфедерации. Разбаловалась в безмятежном уюте формулы: "чужих, мол, детей не бывает"...

   Где как, где как, достойные этши.

   - Ты меня... научишь классно драться? И летать тоже?

   Решилась, выпалила-таки главный вопрос. Слишком знакомый, до ноющей боли всего нутра. Дитя, дитя... представляешь ли, на что идёшь?

   - Зачем тебе?

   - Ка-ак - зачем?! - Горькая, не по возрасту, складка обозначилась в углу детских припухлых губ. - Выскочить отсюда... хоть в Космофлот!

   И ещё смотрела. Слишком пристально; слишком понимающе.

   - Ты потому учить меня не хочешь, что мне - платить нечем?

   - Давно... ты здесь? (Космос, Молодая Волчица! чем нести подобную чушь - не лучше ли найти подходящую тряпочку, да и помолчать в неё?!)

   - Я тут - родилась. Хлана-Золотце - мамка моя.

   Опять притихла. Погашенно как-то; пригорбясь.

   - Только застрелили её, третьего дня. Пьяная драка, шальная пуля.

   Слёз утраты, такой недавней - не было ни в глазах её, ни в голосе. Ослепительная, пустынная сухость...

   И, ощутив ответную сухость в горле, - ощупью землянка опрокинула в себя остатки пива из кружки.

   Глазами Дисы смотрело на неё - собственное её детство без детства.

   Или даже хуже.

   У неё, по крайней мере, был - брат Шерлок. И были с братом - равные возможности на старте.

   А эта дочь портовой шлюхи - есть ли у неё что-то, кроме безотрадного предопределения?

   Мудрено ли, что так до срока цинизм взрослой жизни застлал детские глаза - пеплом небывшего детства?

   - А у тебя в глазах пепел, тётя Шейла.

   Так спокойно было отмечено; почти мимолётно. Делаешь успехи, Молодая Волчица: не так уже это ужасно, как на первых порах. По крайней мере - дети и животные, чуткие души, больше не шарахаются от тебя как от прокажённой.

   Хотя, наверное, смотря какие дети. Дису вот мало что способно удивить, поразить, напугать в жестоком окружающем мире, на десятом-то году жизни. Всякого насмотрелась.

   И теперь только плечами жмёт, безразлично. Подумаешь, невидаль: пепел в глазах.

   Сами не лучше.

   - Говоришь - зачем мне. - Дальше развивает, с угрюмой, взрослой убеждённостью. - Небось сама знаешь. Космофлот - сила. Космофлотцев все боятся. И уважают. А заниматься... тем, чем мамка? дудки.

   - Так уж обязательно - в Космофлот?

   - Куда ещё? - Хохотнула безрадостно: мол, что за притча - взрослой тёте элементарные вещи растолковывать? - Принца-маркизета какого охмурить, чтоб за себя взял? сказочка для младенцев и дурачков.

   Шумел притон вокруг - по утреннему делу вполглотки. Временами ржали парни, взвизгивали девицы. Того самого сорта девицы, не быть причисленной к которым твёрдо решила для себя Диса.

   - И то, так ведь тоже выходит: продалась. За крупные за денежки. А в Космофлоте - сама на ноги встанешь, да и человеком станешь.

   И последний вывод крохи защемил сердце грустной гордостью.

   Что ж - не пропадёт твой скорбный труд, Молодая Волчица? Похоже, кое-кто из здешних особ женского пола начал переоценивать ценности в плане мужского шовинизма, под твоим-то дурным примером. Вот как эта пацанка.

   Лёд тронулся, господа присяжные заседатели? Только кто будет парадом командовать?

   Может, изначально стоило ей тут - не страдать ерундой? не шпионов Аррк Сета выуживать - но таких вот всепонимающих беспризорников?..

   - Ше-ейла!..

   Здрасьте! Джав громогласный ввалился... как некстати. Не дал до конца додумать.

   - Похмелиться - мысль дельная, после вчерашнего. - Вот он уже рядом; по плечу хлопает; недоумённо замечает Дису. - Эт-то что за чудо оборванное?

   - Её - не трожь!! - для себя самой неожиданно, рявкнула-вызверилась землянка.

   - И не собирался... - Полуоглушённый акустическим ударом без причины, Джав как-то съёжился внутри мундира; присвистнул робко, глаза квадратные. - Дочка, что ли?

   - Не твоё дело!

   Опять огрызнулась... как пантера, защищающая детёныша, и то правда. И Диса вон ощетинилась ежом на капитана бравого; глаза - льдинки. Не за что ей любить таких вот разбитных "дядей"-космофлотцев, всласть попировавших с "мамкой", пока та была ещё жива...

   А ведь какой-то из них - виновник её жизни... Дочка, брат кэп, - да не твоя ли?!

   - И брысь-ка ты, Джав, - завершила Шейла уже устало. - Не до тебя.

   - Ла-адно... мне-то что... - бормотнул тот, испаряясь послушно.

   Эх, мир понарошку, игра в войнушки... А ведь попадаются отдельные люди - если и не совсем реальные, то настоящие. Диса вот... Джав тот же... зря парня обидела под горячую руку!

   Автор ли бестселлера их такими выписал? или самопроизвольно зародились?

   Ледок в глазах Дисы подтаял с краешка - от тепла восхищения.

   - Здо-орово ты его оттянула! (Что ж тут "здорового"? дитя, дитя...)

   - А я тебя с ним часто вижу, - развивает далее Диса. - Он, что ли, твой дружок?

   - Не дружок, а друг, - поправила Шейла внушительно. - Разницу понимаешь?

   - Ну-у... разве так бывает?

   - Хочешь верь, хочешь нет.

   И - безотчётным порывом, на лету созревшим решением, - обхватив чумазую мордочку девчушки ладонями:

   - И ещё - бывает место, куда лучше Космофлота. Отведу, если не боишься.

   - Бояться? - Диса смотрела серьёзно, не отстраняясь. - Хуже, чем тут - вряд ли где будет.

   - Тогда - идём.

   Сквозь человеческий муравейник, сквозь хмельной чад проводила кроху к выходу. В самых дверях детские пальцы доверительно, без принуждения охватили ладонь. Взрослую, аномально взрослую ладонь, чьим уделом до сих пор была ласка - лишь лучевого меча, да клавиатуры компьютеров, да рычагов управления в звездолёте.

   И тёплая точка внутри немного расширилась. Может, будет Большой Взрыв, новый День Творения - в отдельно взятой душе Молодой Волчицы?

   Пойдём, девочка, расскажу сказочку: в некотором измерении, за тридевять галактик, в тридесятой туманности, жила-была Семья Человечеств...

   И не только расскажу - покажу.

   И даже - осуществлю наяву.

   ...За разгорающийся денёк боролись уходящая весна и неотвратимая война. Воздух пах клейкой листвой, выхлопами дюз и близостью угрозы; птицы и двигатели вперебой наполняли его неистовым шумом. А в грязноватом закоулке подле Рамова кабака - ни души: смотри, сканируй - напролёт.

   Пора.

   Лиловатая вспышка смахнула женщину и девочку, рука об руку, из этого пространства-времени.

 

17.

   - У-у, хоромина! Императору впору...

   Присвистнула кроха; глазёнки разбежались. Видно, куда сильнее потрясло её место назначения, чем способ транспортировки.

   А телепортация удалась как нельзя лучше: точно в гостиную. Памятная обстановка, и в общем нехитрая. Сплошь в палевых тонах, и сплошь квазибиопласт: обивка на стенах, покрытие на полу, обтекаемой формы диван, несколько кресел. Рукотворный зимний садик в углу, крохотный фонтанчик лепечет свою успокоительную младенческую несуразицу. Против окна - единственная репродукция, рафаэлева Мадонна, тоже тихой отрешённостью веет...

   Доводилось, доводилось заглядывать на огонёк, не раз, не два... и по делу, и в гости, и так просто. Степенные учёные беседы днём, неистовство страсти ночью.. Всякое бывало; многое нахлынуло.

   Не рано ли жить воспоминаниями, Молодая Волчица?

   Вон - Диса, проблема насущная, за рукав теребит; глаза - по квазару. Предполагала девочка, что офицерьё в жизни неплохо устроилось... но - чтоб настолько?!

   - Твоя?

   - Увы. - Откровенность, так до конца. - У меня, впрочем, что-то наподобие. Холостяцкая квартирка...

   - А... где это всё?

   - Далеко, малыш. Я родилась здесь...

   И, мгновение помедлив:

   - То есть, почти здесь.

   Ну будет, Шейла... полегче на виражах. Незачем прямо тут на месте вываливать на девчонку всю правду-матку. О том, например, что настоящее место твоего рождения - на той стороне, в притончике вроде Рамванова. Пообживётся, попривыкнет - сама разберётся. Если возымеет такое желание - переворошить чьё-то застарелое грязное бельё.

   Сосредоточимся-ка, отрешимся; протянем нить мыслепоиска. Вечер вопросов и ответов может подождать. Сейчас главное - выяснить...

   "Хейти! ты дома?"

   Первым из коридора - со стороны рабочего кабинета - вкатывается в дверь домашний кибер; сверху на нём восседает хорошо знакомая птица.

   Конечно, для кого как - знакомая.

   - Привет... - Диса улыбается растерянно: то ли машине, то ли сове.

   Ну, если Афина тут - скоро и хозяин где-нибудь поблизости объявится. Не напрасно сюда завернули.

   Лёгок на помине! - вплывает, неся богатырскую свою фигуру как пушинку, при слабоватой для себя гравитации планеты Элиффа. (Впрочем, какая гравитация, кроме родной, для них не слабовата, для шкафчиков-зейранчиков?) Как всегда, лучится приветливой улыбкой во всё лицо.

   Космос! как же, оказывается, стосковалась по цивилизованным существам... и по Хейти - в особенности.

   - Шелли! Кончился твой отпуск? - Старый друг взглядывает на Дису с немалым недоумением (ещё бы - вид, мягко говоря, для Конфедерации экстравагантный!), но в общем с симпатией, как и полагается смотреть взрослому на ребёнка. - А что за юное существо с тобой?

   - Принимай аппарат, приятель. - Шейла ухмыляется скорее устало, чем радостно. - Прямиком из Реализованной Вероятности. Сирота. Требуется повышенное внимание, очень много витаминов и Наставник высшей квалификации. Устроишь? Только на тебя и рассчитывала...

   - О чём толкуете?

   Диса тянет за рукав; отстранилась как-то, опять ощетинилась, загнанным в угол дикобразом. Привыкла, сторожкий зверёныш, не доверять людям вообще, а мужчинам в особенности.

   И не без оснований... теперь - тоже. Шутка ли! приволокли, понимаешь, на незнакомую хазу, треплются по непонятной фене... кому угодно не по себе станет. Пора вспомнить об элементарной вежливости: больше двух говорят вслух, пусть даже телепатически.

   - Хейти... - Красноречивым жестом Шейла касается своего лба, после чего указывает на кудлатую головёнку Дисы. - Нашего галакто она, сам догадываешься...

   Незамедлительно Хейтсо выдаёт самую добрую из своих неизменно добрых улыбок. Кланяется уважительно, серьёзно, без тени сюсюканья.

   - Маленькая этшивин... добро пожаловать в Конфедерацию Миров!

   - А... это... - Льдинки в глазах Дисы - слава прогрессу! - начинают подтаивать (воистину - лёд тронулся, господа присяжные заседатели!) - Он что, тоже твой "не дружок, а друг"?

   - Всякое бывало. - В основном сегодня, конечно, день истины. - Но прежде всего - друг.

   - Ну-у... с этим дело иметь можно. - определила Диса снисходительно. - Кроме шуток. Этот парень... того... добреньким не прикидывается. А - такой и есть по жизни.

   Высокая оценка. Возможно даже - начало доверия. Детей и животных не проведёшь на фальшивках вроде заискивания: утютю, мол, и уси-пуси. Только по-настоящему открыв им сердце, и открыв сознание, и предварительно очистив то и другое от малейших следов вранья, агрессии, взрослой надменности... впрочем, у Хейти и сроду такого добра за душой не водилось.

   Неопределённо гугукнув, Афина развернула крылья, отчалила со своего насеста на кибере (тот, едва получив свободу, покатил восвояси) и, беззвучно облетев комнату по кругу, устроилась на обширном плече хозяина. И завороженно следила Диса, как Хейти почёсывает птицу "за ушком", басисто воркуя какую-то ласковую бессмыслицу.

   Ещё одно очко в пользу Хейти и Конфедерации - хотелось бы верить Шейле.

   - Только не заливай баки, - подытожила кроха, - будто бы он - офицерик космофлотский.

   - Представь себе, в Патруле я отслужил, - отозвался сам Хейтсо с лукавой серьёзностью опытного Наставника. - Сразу после Высшей школы - вот Шелли подтвердит, вместе служили. Офицером, правда, стать не собирался - чего нет, того нет. Демобилизовался после двух обязательных лет, исполнив долг каждого взрослого гражданина.

   - Тогда, - хмыкнула Диса солидно, с твёрдым знанием дела, - ваш Патруль - что-то вроде нашего пансиона. Для благородных.

   Какое-то мгновение Хейтсо пристально смотрел на неё, вскинув брови, чуть подавшись вперёд, - в изумлении перед редкостно удачной шуткой. А после - расхохотался сочно, раскатисто, чистосердечно. Не выдержав, и Диса прыснула в кулачок: что-что, а смеяться Хейти умеет заразительно, как никто. Счастливо-лёгкий, не в пример комплекции, нрав,- определённо не от ближайших предков, северно-суровых зейранцев, но от прабабки, бесшабашной санбиолийки.

   Глядя на них, и Шейла хохотнула - эх, гора с плеч. Похоже, контакт налаживается, и гид для Дисы в новом для неё мире избран - удачно.

   Едва отсмеявшись, Хейтсо крупно шагнул вплотную к гостям. Самый подходящий момент выбрал, ни прибавить ни отнять.

   - Хейтсо Хаффла, между прочим. - Протянул ладонь - необъятную, надёжную. - Можно просто Хейти.

   И, почти уже не дичась, девчушка протянула навстречу свою, крохотную, чумазую ладошку.

   - Диса. - Шмыгнула носишком - оценивающе, словно принюхалась. - А ты, это... совсем на других не похож. Даже не знала, что такие - бывают.

   - Здесь все - такие. - Теперь Хейтсо серьёзен до грустинки. - Увидишь. Ничего не бойся, маленькая этшивин. Дети не должны бояться.

   - Хвала прогрессу - первое знакомство прошло без особых трений, - не удержавшись, выдохнула Шейла вслух.

   Мигом отдёрнув руку, Диса опять прижалась, как бездомный котёнок, к ней поближе.

   - Ты - уже уходишь? - Глазёнки тревожные, всепонимающие. - Разве не ты будешь... меня учить?

   - Наставник из меня... - Чем ещё поддержать кроху, кроме как опустить ладонь на острое плечико.

   - Говоря откровенно, я тоже не Наставник... годами не вышел, - вступил Хейтсо. - Шелли, не лучше ли всего будет - связаться с Эндо? Не думаю, чтобы он отказался посодействовать.

   - На него, признаться, и рассчитывала.

   - Кто таков - Эндо? - Это Диса - теребит требовательно. - Что здесь со мной будет?

   - В школу тебя определим. (Космос, неужто кроха вправду расценит её уход - как предательство?) Ты ведь хотела бы - в школу?

   - В шко-олу... - с невесёлой такой растяжечкой повторила Диса. - Кто туда пустит такую-то? Чем платить стану?

   - У нас каждый расплачивается за себя сам - по достижении совершеннолетия, - пояснил Хейтсо по-деловому. - Любимой работой, и ничем иным. Назови - более справедливую плату.

   - И в Космофлоте отработать - можно? - Ох, дитя, глазёнки разгорелись... дался тебе этот Космофлот.

   - Отчего нет? выбор за тобой. Времени предостаточно, чтобы определиться, - ровно до двадцати лет.

   - Только вот я - девчонка портовая. - Диса стремится внести полную ясность. - А ну как... хулиганить начну?

   - И правильно поступишь. Детям полагается шалить. Когда ещё поозорничать вволю, если не в твоём возрасте.

   Хейтсо вдруг присел перед нею: глаза вровень, усмешка хитрущая.

   - Может, начнём - не теряя времени?

   Подхватил пигалицу на руки; отступил на шаг; повыше над головой вскинул. Завертел, как на карусели, замысловатыми виражами, - Афина, протестующе гугукнув, сорвалась с его плеча, перебралась на спинку кресла, где поспокойней. И впервые Шейла услышала визг своего трущобного найдёныша - восторженный, взахлёб, взрыв незамутнённой детской радости.

   Кто бишь из древних-великих настаивал на педагогической задаче первостепенной важности - увлечь ребёнка детскими шалостями? как бы не Сухомлинский.

   С новой остротой ощутила землянка теплоту в сердце, когда умница Хейти аккуратно "поставил ребёнка на планету". Ребёнка запыхавшегося - и, кажется, слегка разочарованного: обидно быстро закончился нечаянный-негаданный аттракцион!

   - Ну, ты даёшь...

   - Школа, конечно, дело немаловажное... но - после, - непререкаемо-авторитетно заявил Хейтсо; ничуть не перебила ему богатырского дыхания чумазая пушинка. - А первым делом - в ванную, вторым - за стол. Есть возражения?

   Словно разом позабыв о недавнем озорстве - Диса бочком отодвинулась обратно к Шейле. В упор взглянула: серьёзно-серьёзно.

   - Что-то неотложное у тебя - там, в Космофлоте? Ну ясно: время почти военное, этак и расшлёпать могут. За дезертирство.

   Удалось ли вполне сдержать грустную улыбку? дитя, дитя!

   - Обещаю, что этого никому не позволю. - Изо всех сил изобразила в голосе ласковую убеждённость - насколько таковая вообще для неё достижима. - А дела у меня вправду, малыш, важнее некуда.

   - Зна-аем... шпионить во славу любимой Империи...

   Притворно-зверски Шейла зыркнула в её сторону - даже Хейти прыснул.

   - М-м-м... - Диса готовно указала пальчиком на сомкнутые губы. - М-м-м... могила. Никому не проболтаюсь.

   - Впрочем, теперь неважно. Здесь нет политиканов.

   - Вот уж по ком не заплачу!

   - Что ты ещё затеяла, Шелли? - подошёл и Хейтсо.

   - Нечто стоящее, - тут же вступилась Диса убеждённо. - Правда, тётя Шейла?

   И Хейти только руками развёл, улыбнувшись: какие уж тут дискуссии.

   - Ну... удачи. - Диса "дала пять" очень солидно.

   - Будь благоразумна, - многозначительно напутствовал Хейтсо.

   Помню, помню... мол, не увлекайся реализованно-вероятностными войнушками - до полной серьёзности...

   ...Уже за дверью, изготовившись к телепортации, землянка успела уловить восторженный вопрос Дисы:

   - А зверя твоего - как звать?

   - Афина, - охотно пояснил басистый добрый голос Хейтсо. - Была на планете Земля такая богиня мудрости. И вот... сова - её священная птица.

   Отлично. Первая в жизни Дисы школьная лекция да будет посвящена истории вкупе с биологией. И, разумеется, ещё одной науке, важнейшей: человечности.

   Не обессудь, малыш: я в этой дисциплине скорей профан, чем профи. Когда-нибудь поймёшь - и, надеюсь, не осудишь очень строго. А пока пусть учат тебя более достойные. Хейти, и Эндо, и будущие школьные товарищи, и ещё многое множество прирождённых конфедератов. Пусть все они от чистого сердца дарят тебе - то, что ребёнку необходимее воздуха, но чего ты до сих пор была лишена так безжалостно.

   Сказку.

   И будет сказка - волшебной и непременно доброй; и будет она - наяву. Ибо имя ей - Семья Человечеств.

   Я же буду счастлива и своей, посильной лептой: первым шагом, первым толчком. Довольно с тебя, флибустьерка горбатая-исправленная. Молодая, понимаешь, Волчица!

   Мавр сделал своё дело - брысь.

   Обратно, к столь милым сердцу шпионским штучкам...

   Дверь из гостиной бесшумно и, как показалось, застенчиво приоткрылась на дециметр, не больше. Чумазая мордашка просунулась в щель - мордашка портового крысёныша, сроду цепкого и зубастенького, а теперь непривычно сконфуженного.

   - Тётя Шейла...

   Быстрые глазёнки, не робеющие ни при каких обстоятельствах, виновато уставились на носок ветхого башмачка. Похоже, хозяйка надумала вдруг провертеть им дыру в квазибиопласте напольного покрытия - и вплоть до центра планеты. Заведомо знаю, мол, что собралась докучать взрослым, занятым людям несусветной чушью...

   - Что, малыш? - Старомодно-благовоспитанный Дисин вид почему-то отозвался перехватом в горле.

   - Так ты, того... ты устроишь, чтоб у нас... войны не было? Войн быть не должно, а?

   И, тут же переборов смущение надеждой и доверием, - в упор, ничуть не мямля, единым выдохом:

   - Ты ведь это сможешь, правда, тётя Шейла?

 

18.

   Первым, что увидела Шейла по возвращении к своему столику в Рамовом кабачке, был - изрядно обескураженный Джав.

   Первым, что она услышала по возвращении, был - изрядно обескураженный вопрос:

   - С тобой, подруга, уже того... общаться можно? По-человечески?

   - Извини, приятель. Нервишки расшалились. - Шейла присела рядом.

   - Так хлебни карлавы, - предложил Джав философски; подтолкнул ей заботливо заготовленную кружку с рыжей пенной шапкой. - Для душевного равновесия, и для опохмелу - лучше нет средства.

   Вот спасибо на добром слове, парень! угадал-удружил. Именно то, в чём она сейчас насущно нуждается, - приникнуть губами к холодному запотевшему пластику; основательно промочить горло. Пусть лично для неё "опохмел" уже неактуален. Такая карусель событий с утра... не захочешь - проморгаешься.

   Поверх своей кружки Джав бросил на неё один-единственный взгляд.

   Серьёзный-пресерьёзный.

   - Шелли, а Шелли? а с какой радости мы вчера так нализались?

   - Уфф! ты даёшь, дружище! Если даже ты запамятовал... Чудесное спасение праздновали, по вашему потрясающему космофлотскому определению.

   - Угум... действительно, чудесное спасение. В твоём лице. - Отставив кружку, Джав похлопал свою визави по плечу. - Тебе-то, героине дня, Светлое Небо велело - помнить.

   - Смутно, - отрезала Шейла, вдруг помрачнев. - И рада бы вычеркнуть напрочно...

   И Джав присмирел, в который раз за сегодня. Верно, сквозь похмельный угар слишком ясно увидел её-вчерашнюю, когда что-то надломилось в ней непосредственно после "чудесного спасения".

   Не одурманить, не развеять, не развлечь...

   - Что? Даже не упомнишь, как всей забегаловкой в "луноход" играли?! - наигранно-весело, натужно извлёк из памяти самое забавное, безобидное. - Сама ж нас и научила, Шелли, когда уже поднабралась изрядно... как и мы все, что греха таить.

   Только хмыкнула землянка: с отсутствующим, как надеялась, видом. Впрямь, разве что с большого бодуна взбрело б ей в голову - обучать местных имперских космофлотцев игре в "луноход". В последний раз так дурачилась, дай Боже памяти, в свои пятнадцать. С ребятами, когда те были ещё живы...

   - Я так хорошо-о помню. - Джав лукаво пальцем грозит; всё тщится, напарник верный, рассеять обложные тучи в её душе. - К примеру: как ты, звезда контрразведки, ползёшь вокруг столика на карачках, бубня на весь бар: "Я - Луноход-13! следую на станцию для дозаправки!" Стаканчик где-то над головой нашарила, и - хлоп! Дозаправилась...

   - Неужели? - Шейла дрогнула углами губ, из одной вежливости.

   - С места не сойти! А Лок ещё вздумал изображать ремонтный док в открытом космосе. К тебе подкатил: мол, не угодно ли снять с вас некоторые части такелажа, в плане текущего профилактического техосмотра? А ты ему, бедняге, сразу в зубы!

   - Пускай с местных весёлых девочек такелаж снимает. И потом осматривает сколько душе угодно. Хоть профилактически, хоть ещё как.

   - Светлое Небо, Шелли! по-моему, обижаться на Лока бессмысленно.

   Взамен ответа, Шейла сунула нос поглубже в свою кружку - весьма красноречиво. О чём толкуешь, приятель? ты ли не в курсе, как я обижаюсь?!

   А девочку Локви вчера подцепил-таки. Кажется, одну на двоих с Орцелом. Сразу бы так поступил - был бы вовсе пай-мальчиком. Всё неймётся ему, восставшему из гроба.

   Сама-то она до сих пор в толк не возьмёт, с чем связано её полуосознанное табу на амурные приключения здесь. То ли с одним Локом, то ли вообще с местным махровым мужским шовинизмом. А может, если бы Джав предложил ей нечто нескромное, - она б ещё подумала.

   Да только Джав - настоящий друг. Деликатный. Знает, каких мёртвых зон не следует у неё касаться.

   Оно и к лучшему, наверно. Есть такая стервозная варварская закономерность: приобретая любовника - теряешь друга. И тут, скорее всего, та же ситуация. Не променять бы родственную душу на сексуальный тренажёр.

   - Впрочем, Шелли, - резонно заключил Джав, - если б ты всерьёз оскорбилась на Лока, так просто не стала б ему вправлять кишки вчера...

   И поперхнулся карлавой, сообразив, что сморозил лишнее. Отбулькавшись, откашлявшись - взглянул покаянно. Мол, язык мой - враг твой, чего с похмельной головы не трёкнешь! не принимай к сердцу, Шелли, на самом-то деле, знаю, подобная мелочность не в твоём стиле...

   Мелочность... вот уж святая истина, Джав. То, что я вправила кишки Локу, - впрямь, сущая безделица.

   В сравнении с той доброй полутысячей народу, чьи кишки сгоряча размазала по космосу, в процессе "чудесного спасения" Лока, и Джава, и всех остальных.

   Уничтожила чужих врагов - вызволила своих друзей - убила ещё чьих-то друзей...

   Чёт-нечёт.

   Разменная монета в не-моей грандиозной игре.

   Джав несмело, крадучись тронул за рукав.

   - Шелли... если не моё это суратье дело - так сразу и скажи...

   - Но всё же: кто тебе и что тебе эта давешняя малолетняя приблуда? - Подхватить его навязчивую мысль не стоит труда: давненько уж прокручивает её так и сяк, от любопытства чахнет. - Да никто. Приблуда и есть. Сама впервые увидела её нынче утром.

   - Так удочерить, что ли, надумала? в наше-то чёртово предвоенное время?!

   - Куда нам грешным. - Что-то теперь и Джавовы глаза по семь кредиток потянули - в который раз - на откровенность без оглядки. - Взяла да перебросила девчонку в своё "ниоткуда". Лучшее, что могла для неё сделать, для козявки. Так-то.

   - Фью-у! да за каким пульсаром...

   Отчётливо щёлкнуло что-то в микросхемах друга Джава... озарение, что ли?

   - Ну уж не от пустой поры, сколь я тебя знаю. Небось в твоём "ниоткуда" не придётся ей, от хорошей-то житухи, ублажать всяких разных бравых летунов... не будем тыкать пальцем.

   - Точно, приятель. Там "удочерители" поприличней, чем одна известная тебе авантюристка.

   Ухмыльнувшись с явным одобрением, Джав приподнял, как для тоста, полупустую кружку.

   - Кроме шуток... молодчага ты, Шейла!

   Что-то тебе вроде в глаз попало, Молодая Волчица... где бы там ни было, хоть в Реализованной Вероятности, всюду везёт тебе - на настоящих людей.

   Удачливость просто неприличная, для такой-то аферистки - перекати-поле. Которая до сих пор, что греха таить, ведёт себя здесь, как распоследняя снобка, безнаказанность со вседозволенностью. Корчит из себя, понимаете, некий Ночной Дозор - есть боевичок-фэнтези такого названия в историческом прошлом родной Земли. Или даже - Дневной Дозор.

   Реализованная Вероятность - Реализованной Вероятностью... но если и дальше так же класть на всех и вся, кроме собственного всемогущества, - тут ведь и вправду до Тёмной стороны недалеко, достойные этши...

   Оно-то, конечно, мирок здесь - дрянь из дряней, это и любой прирождённый конфедерат подтвердит, вплоть до Координаторов и Старейшин. Но странно, чем дольше живёшь тут, тем больше убеждаешься: в самом затрапезном углу вселенной встречаются - люди. И ради них стоит жить, и им стоит помогать.

   Так отрадно пусто, в разгар дня, в любимом твоём кабачке под идиоматическим красным фонариком. Кто с утра похмелялся - те уж расползлись; кто к вечеру намечает оттянуться по полной - ещё на огонёк не слетелись. Микстовая зона, хрупкий, недолговечный вакуум... в самый раз - для откровений вполголоса с настоящими людьми.

   Будь они хоть трижды реализованно-вероятностными.

   - Слушай, Джав... - Подавшись вперёд в безотчётном порыве, Шейла стиснула его локоть: испытующе, до боли. - Понимаю, это ремесло всех нас кормит... но, положа руку на сердце: насколько ты в восторге от этакой всегалактической катавасии?

   - Какие тут, к суратам, восторги... - Джав морщится и шипит украдкой, но отстраниться не пробует. - Меня моё ремесло кормит... а кто возьмётся сирот кормить? Таких вот, вроде твоей новой подружки? Много их, малолеток, на улице очутится - после того как стольких парней ухлопают. Ещё если Звёздный Молот замешают... ходят такие слухи, при Основателе эта чёртова штуковина целый спиральный рукав вдребезги-пополам разнесла! И ни вдов, ни сирот...

   Наконец сама Шейла удосужилась разжать тиски силы своей дурной, иномирянской; напоследок шикнул сквозь зубы бравый капитан, да освободившейся рукой и отмахнулся.

   - Дерьмо, дерьмо и ещё трижды дерьмо, по большому счёту! И ради того только, что один амбициозный кретин вздумал попереть с трона другого такого же!

   Теперь - Джав... а до того - Диса... Всё, последняя капля, призванная подхлестнуть решимость некоей Пришелицы Ниоткуда.

   Отчётливо скрипнув стулом по полу, Шейла воздвиглась из-за стола; мимоходом опрокинула в рот остатки карлавы. Для куражу, надо думать.

   - Ну, хорош тут недвижимость изображать. Пора узнать кое-какого врага в лицо.

   - Прямо к Аррк Сету растреклятому ты, что ли, собралась?!

   В изумлении Джава, впрочем, больше покорности судьбе, чем реального протеста. Мол, кой чёрт тебя остановит, подруга, раз уж что-то тебе втемяшилось в башку забубённую?!

   - Не угадал, приятель. Не к нему.

   И, помедлив, всё ж добавила откровенно:

   - Пока что.

 

19.

   Защита у хвалёного имперского супероружия оказалась - не бей лежачего.

   Этакий себе совсекретный коридорчик-тупичок; в конце его дверка водонепроницаемая-лазеронепрошибаемая; вблизи неё стены нашпигованы датчиками, настроенными строго в резонанс с членами императорской семьи, и ни с кем иным.

   Имеешь соответствующий генетический код - заходи-бери. Не имеешь - не обессудь: получи вместо Абсолютного Оружия - знатный энергоразряд в упор, и гори синим пламенем, с места не сойдя.

   Системка, может, и двухсотпроцентно эффективная в отношении любого аборигена (будь он хоть самим Аррк Сетом); однако на владеющих Силой явно не рассчитанная.

   Откуда бы, впрочем, знать имперским технарям о возможностях конфедеративных "силачей", а также о сокровенных тайнах хеттского рубина и агронциса? или даже - о существовании таковых в природе?

   И уж, разумеется, сама Пришелица Ниоткуда откровенно не в том настроении, чтобы посвящать здешних воинственных варваров в такие опасные загадки мироздания. Есть многое на свете, друг Горацио... этим глубокомысленным штампом, пожалуй, и ограничимся в наших обстоятельствах.

   ...В принципе, Шейла почитала себя достаточно компетентным хакером, чтобы перепрограммировать всю эту музыку - на свой генетический код. Но стоит ли овчинка выделки? Дело хлопотное и, откровенно признаться, долгое-нудное. А потом изволь ещё восстанавливать всё в первозданном виде. Ибо безвременная кремация императора или принца как результат её шалостей Шейлу уж никак не устраивает.

   Не эффективнее ли - просто телепортироваться за эту совсекретную дверку? коль скоро в системе её защиты отсутствуют хеттские рубины?

   Сказано - сделано.

   Честно признаться, некий щекотный холодок шустрил по всем внутренностям, снизу вверх. Священный трепет, неизбежный в предчувствии зрелища, о коем имеют представление считанные единицы из местных (исключая, быть может, ещё каких-то десять миллиончиков читателей этого боевичка).

   Ух ты! что-то будет?!

   А ничего особенного и не было.

   Действительность, как то чаще всего случается, куда прозаичнее предвкушений. По крайней мере, если судить по первому обманчивому впечатлению.

   Начать с того, что в непосредственной близости от Звёздного Молота средства защиты отсутствовали - напрочь. В чём ничего не стоило убедиться, осторожно посканировав окрест и приспустив силовое поле. Первую и единственную линию обороны, видимо, посчитали более чем достаточной, чтобы отпугнуть кого бы то ни было, падкого на даровщинку.

   Уфф! можно выдохнуть и гулять, как у себя дома по Музею Истории.

   И хранилище Звёздного Молота, сокровеннейшего из сокровищ Империи, на поверку оказалось - не ахти какой хороминой. Так себе, ночной кошмар клаустрофоба: комнатушка полукруглая, низкосводчатая, без окон, без дверей. Синеватый, предрассветный сумрак. Стены цельнометаллические - ангар для лилипутского космокатера, да и только.

   Вот и вся обстановка.

   И что бишь ещё?

   Ах да: собственно Молот...

   С чёртову дюжину небольших генераторов тихо-мирно, себе под нос погуживают по всей окружности стены. Примерно столько же конусов, цилиндров, кубов из непроницаемо-чёрного металла (происходи дело в родной Конфедерации - естественно было бы заподозрить в нём агронцис) собраны в центре помещения - похоже, безо всякой связи-системы. Притворяются себе безобидными железяками, при иных обстоятельствах склонными даже к полезной работе. Мимикрия, на какую только и способны разрозненные детали адской машины.

   Ну да нас, воробьёв стреляных, на мякине не проведёшь.

   Поглядим-посмотрим, разберёмся поближе...

   В глаза бросается ещё один малоприметный элемент интерьера: часть стены превращена в некие "мудрости древней скрижали", испещрённые письменами на местном галакто, немного архаичном; внизу даже чертёж прилагается. Как ещё сверху не означено: инструкция, мол, по эксплуатации полупортативного агрегата "Молот Звёздный", он же "Оружие Абсолютное"?!

   Не мешает ознакомиться в любом случае. Ну-ка...

   "...К наследникам моим, потомкам ближайшим и отдалённейшим, я, Тельдамарит Первый, создатель Империи Тельдаэтлуф, обращаюсь теперь. Обращаюсь, дабы завещать страшную силу, последнюю надежду на краю бездны..."

   Та-ак... ясно. Политическое завещание первого из Тельдамаритов. Велеречивое и маловразумительное, как все государственные документы подобного рода.

   Тем не менее, пробежим дайджестом по диагонали... Малоубедительная попытка растолковать сущность любимого своего детища, где смысл безнадёжно заплутал не в трёх - в трёхстах тридцати трёх, как минимум, ораторских красивостях. Одно недвусмысленно - окончание. Там, где Великий Предок заклинает-умоляет Надменных Потомков, взывая к одной лишь сознательности оных: прибегайте, мол, к Молоту только от безвыходности крайней. В случаях, подобных... далее приводится инцидент с некими иногалактическими, судя по всему, захватчиками, именуемыми "ассвари", ради торжественных проводов которых, собственно, и был создан Молот. Да и в подобных случаях - применяйте его исключительно для самозащиты, но никак не для агрессии, Светлое Небо избавь. А то принцип известен: роя другому яму, не слишком разгоняйся - чревато.

   "...Ибо завещаю вам, потомкам, мощь губительную, сути которой я сам далеко не постиг до конца..."

   Фью-у! ну ты даёшь, Основатель Империи. Наизобретал чёрт-те чего, о чём сам имеешь представление, туманней некуда.

   Вот что значит - быть гибридом политика с учёным... у кого угодно чердак в подвал уедет.

   Впрочем, варвары все таковы. Сначала изобретут порох, а потом шлёпают губами, глядя на мировые войны.

   Чертёж, однако, куда внятнее инструкции. Судя по нему, вот этот самый большой куб - своего рода системный блок агрегата. Его ум и память, честь и совесть.

   И если протянуть ниточку мыслепоиска в самое хитросплетение микросхем, ещё подкрепив контакт прикосновением руки...

   Сознание легко скользнуло во времени назад, через бездну более чем тысячелетия, в течение которого Звёздный Молот грозно дремал, непотревоженный. К самым дням его создания - и применения, первого и последнего в истории империи.

   Пока что...

   ...Пространство-время колотились в слитном припадке эпилепсии - каждой космической пылинкой, каждым оцепенелым мгновеньем. Планеты необитаемые и населённые, влёт сбитые с проторенных маршрутов вокруг своих звёзд, смешались в дикий хаос ошмётков. Самые светила срывались со своих орбит, лопались кровавыми пузырями, истекая шквалами радиации. Фокус и апогей беспримерной гекатомбы, рукотворная чёрная дыра, зияла и ширилась на целый спиральный рукав галактики; неудержимым потоком в её алчное жерло сыпались, сыпались, сыпались солнца, миры, астероиды, корабли... и жизни, жизни, жизни...

   На полном приволье резвился-ярился-бесновался джинн, колоссальнейший из всех, кем-либо когда-либо выпущенных из бутылки. И кто взялся бы обнадёжить, что удастся подчинить его, усмирить, в конечном итоге затолкать обратно?

   Может, лишь по воле случая попала в общую мясорубку и такая сущая безделица, как неприятельский космофлот. Вместе со всеми захватчиками, существами странными и отталкивающими: типичные Агрессивные-Рептилоиды-В-Жанре-Экшн...

   И оцепенел на границе армагеддона - создатель его и виновник: грузный гигант со смуглым ястребиным лицом и взором, подобным вулкану.

   Один из тех неисчислимых, не первых и не последних, кто ничтоже сумняшеся совместил правителя, воина, учёного - в одном лице. И что в результате? хаос разрушения, кровавый кошмар; Содом и Гоморра.

   Может, сами они, вершители судеб, - такое же слепое могущество? беспредел неподконтрольный, нерассуждающий, недальновидный? Звёздный Молот, с равным безразличием крушащий и чужих, и своих, и целую вселенную без разбора? Легко пробудить - мудрено остановить.

   Может, та беспримерная битва немало серебра вплела в смоляные пряди первого всегалактического императора...

   ...Лихорадочно-горячая рука соскользнула в изнеможении с чёрного холодного металла. Разъединились бесстрастный интеллект машины и человеческий мозг, живой, потрясённый, вдохнувший да выдохнуть забывший.

   Теперь Пришелица Ниоткуда знала не понаслышке, что такое Звёздный Молот.

   Звёздный Молот, говоря упрощённо, пробивал изрядную брешь в антимир; стоит чересчур увлечься, или просто зазеваться чуток, - и вся галактика, без малого, обрушится в тартарары.

   Уж эти аборигены. Антимир открыли, пусть даже как бесплатное приложение к Абсолютному Оружию; а нуль-пространство - ни-ни. Хотя от последнего куда как больше пользы, а жертв и разрушений - в обратной пропорции.

   Чему удивляться, впрочем: варвары есть варвары. Расщепив, к примеру, атом, - не находят ничего умнее, кроме как состряпать бомбу.

   Только перед этой вот чёртовой штуковиной любая атомная бомба - детский лепет на лужайке, не более.

   По всем признакам Тельдамарит I, родоначальник великого царствующего дома (как и полагается родоначальникам великих царствующих домов), был - ярко выраженным безумным гением. Угораздило же тебя, парень, сотворить два таких потрясающих одоробла: Вселенскую Державу и Звёздный Молот!

   Впрочем, это Высший Разум - "творит". А мы грешные - "вытворяем".

   Святая истина.

   И ещё истина сверкнула, не новая, но именно в ту минуту ставшая непреложным убеждением. И рука, только что без сил прервавшая контакт с ужасами древности, сжалась в упрямый кулак, словно для безмолвной клятвы.

   Война с применением столь дьявольского оружия - не должна повториться. Новому рукотворному апокалипсису, новой гигантской гекатомбе - не бывать.

   Во всяком случае, этого не допустит Пришелица Ниоткуда. А уж каким способом она того добьётся, и кому из великовозрастных шалунов придётся выдать ата-та по попке - Тельдамариту, или Аррк Сету, или всем подряд, до кого дотянется... лучше не спрашивайте, достойные этши.

   Сориентируемся по ходу, и плевать на амбиции политиканов. На амбициозных воду возят; а жизни людские - драгоценны.

   Разобранный Звёздный Молот таился в полутьме сгустками мрака. Удачно притворялся скопищем безобидных генераторов, микросхем, полупроводников.

   Ни спасение, ни насилие - безличная, безразличная, слепая мощь.

   А сил на обратную телепортацию оставалось - не густо. Выйти, что ли, отсюда - под прикрытием обычного "эффекта неприсутствия"? Даже не слишком заботясь о невидимости?

   Кому тут смотреть?!

   Смутное, на грани уловимого, копошение обозначилось в малоприметной стенной нише; и тут же вслед - задушенное бульканье.

   Нервишки шалят?

   Какая-то из охранных систем запоздало среагировала?

   Или?..

   Активизируем-ка "инфракрасное зрение", что бы там ни было...

   ...Тщедушная фигура в полумраке; тень среди теней. Физиономия какая-то... никакая: тускло-серая, невнятная, без единой "особой приметы". Зенки побелевшие, как у варёной рыбы (причина двоякая: изумление перед невиданным чудом - и самый банальный страх за собственную шкуру!), выпучены в упор.

   Так и превратился бы в таракашку! так и юркнул бы в щель понезаметнее!

   И правда, дышать нечем в этом императорском дворце. По самому совсекретному коридору пройдёшь - на шпиона наступишь. Бедняга император.

   Следовало бы, по идее, принять срочные меры, или хотя бы полумеры.

   Но - душа не лежала.

   Так уж пропиталась насквозь отвращением к любому насилию, после приятного знакомства с Абсолютным Оружием. Не только убивать собственноручно, не только тащить "под вышку", - даже стереть из чужой памяти события последней пары-тройки минут, и то представлялось немыслимым.

   Живи-гуляй уж, диверсантик, хаос с тобой. Спеши-стучи хозяину, усердная ищейка: даже в этом не препятствую, не выдираю законную добычу из горла.

   Благостна я нынче, милосердна, цивилизованна - по самое мама не горюй.

   ...Верно, ещё долго-нудно приходил в себя незадачливый шпик, когда грозная иномирянка-контрразведчица, бич аррк-сетовой агентуры, убралась безо всякого инцидента. Чудесное донесение, чудесное же спасение - не многовато ли чудес для одного вечера?

   Ну, ускользнул - твоё счастье.

   А мы, с вашего позволения, удалимся. Для дум дальнейших; миротворческих.

   Когда ещё поразмыслить о миссии мира, как не в увольнительной на три дня? Выдали-расщедрились - по случаю вчерашнего беспримерного подвига...

 

20.

   - Лейтенант Шейла! разрешите обратиться...

   Нагнали в скверике: в увольнительной и то покоя нет. Какой-то "юноша бледный со взором горящим". Честное слово: не поэтическая красивость, а так оно и есть. Мундир космофлотский; нашивки капральские; физиономия безусая.

   Незнакомая.

   Козырнул:

   - Капрал Фелт Вирен. Утром переведён к вам из восьмой эскадрильи.

   Из Локвиной - мигом сообразила землянка. Горе ей луковое с этим Локви. Только и знает, что подвёртываться то и дело на её пути, влетать камешком в сапог: нарочно ли, невольно.

   Гигант космофлотский.

   Соблюдём, однако, субординацию и мы. Честь отдать - пожалуйста; хаос с тобой, солдатик, обращайся. Оборотень в погонах, понимаешь...

   - Я к вам с поручением, лейтенант Шейла...

   Вот невезуха! я-то думала, парень, ты меня кружечкой пивка угостить намерен, со знакомством! От господина полковника, что ль, поручение срочное-совсекретное? Или - от самого императора?

   Давай, катай.

   - Капитан Джемберри вызывает вас, лейтенант, - выпаливает пацан в ответ на её иронию невысказанную, одной пожимкой губ обозначенную. - Дело важное, отлагательств не терпящее.

   Всего-то?! - едва вслух не брякнула. Мог бы своими ногами за ней сходить, старина Джав, - не в службу, а в дружбу.

   Или звякнуть хотя бы.

   С каких пор обленился-загордился?

   Неужто подпёрло нечто впрямь невообразимое?

   - Докладывайте по существу, капрал.

   - Лейтенант Шейла! - Мигом вытянулся в струнку; зачастил готовно. - Сегодня, около трёх часов пополудни, в системе Артли был обнаружен дрейфующий крейсер. Имперский. Обследовали; в полной исправности, но команды... ни человека... - Круглая-лопоухая физиономия вытянулась до неправдоподобия. - Отбуксировали в порт; и вот... капитану Джемберри досталось расшифровывать "чёрный ящик". Так он за вами послал, лейтенант, как за самым компетентным...

   Дух перевёл - уфф!!! кажется, всё передал, что велели, ничего не напутал.

   И ещё уставился в упор - глазами вдохновенного камикадзе.

   А к горлу, к губам землянки поднималось откуда-то изнутри, пузырьками шампанского, - бесовское веселье. Наружу рвалось: придурковатым смехом.

   До чего забавный отпуск выходит! Где б и когда ещё так развлеклась?!

   Чердачная мальчишечья романтика. Тимур и его команда. Осенняя Фэнтезиада. Как в том детском стишке: "К эльфу хоббит раз пришёл, и сказала кроха: сытый хоббит - хорошо, а голодный - плохо!"

   Что ещё скажешь, кроха?

   - Кое-какую информацию капитан Джемберри уже извлёк, - подогрел интерес солдатик (всё тем же, мальчишески-чердачно-романтическим тоном). - Довольно... э-э... странную. И, кажется, опасную.

   - Какую именно? - Если не поставить рамки точным вопросом - долго ещё будет туману напускать!

   Капрал Фелт Вирен жмёт плечами - совсем неуставно.

   - Для того вас и требуют, лейтенант. Для расшифровки. Вы-то повидали виды...

   Опять вперился - взором благоговейным, светлым, кристальным.

   Космос! да не становится ли она в чужом континууме - столпом опорным бытия? Только этого недоставало.

   Опять вот подвалило нечто жуткое, пугающее, сулящее скоропостижную гибель всей выдуманной галактике. И, как всегда, без Пришелицы Ниоткуда вода не освятится.

   Трепещите же, все на свете "чёрные ящики". Грозная иномирянка-контрразведчица идёт по ваши души грешные. Всегда готова, как пионер, приступить, оправдать и расколоть.

   Взрослая тётя играет в войнушки с такими же, изрядного возраста, мальчиками.

   Ради такого случая даже лезть в мозги к пацану, выведывая смутные подробности, - лишнее. Войти в курс дела прямо на месте - куда интереснее.

   Близкий рёв чего-то внушительного - стартующего ли, садящегося - на полминуты заложил уши. Переждав - скомандовала не без издёвки:

   - Так шагом марш, капрал. Промедление - смерти подобно.

   Просиял непритворно, солдатик; чётко развернулся налево кругом; помаршировал, печатая шаг старательно-вымуштрованно. Может, даже чересчур для демократических нравов Имперского Космофлота.

   Ну, а мы следом: вразвалку, поспешая медленно. Он-то - при исполнении, а мы - в увольнительной.

   Даст Бог, эта чёртова спиральная штуковина без нас не сколлапсирует ещё минут пять.

   А нет - туда дорога.

   Скверик плавно перетёк в окраину космопорта. Последний нахлынул властно: всеми посадочными площадками, ангарами, флотилиями, орудиями, ремонтными механизмами, огнями, шумами, запахами. Индустриализмом-урбанизмом-милитаризмом. Неизбывной круглосуточной суетой сует, парадоксально сотканной из деловитости и бестолковости: много народу, мало кислороду, кто спешит, кто работает, кто околачивается. И каждый тебя приветствует: знакомые ухмыляются, незнакомые козыряют, знай не зевай, отвечай соответственно.

   Благодать.

   С чего бы свербит странное чувство, будто видишь всё это - в последний раз?

   То ли настораживает, что до сих пор никто по-приятельски не окликнул - Фелт Вирена?

   Центропост, уже залитый огнями в сумерках, провожатый как нарочно обминул десятой дорогой. Окраиной, окраиной свернул в закоулочек вовсе глухой, на отшибе (развели государственных тайн, футы-нуты, сами себя боятся!) Вот и загадочная цель, прямо по курсу: крейсерок из класса лёгких, в пару десятков мегатонн. Вид мрачноватый, неосвещённый; трап опущен; у нижней ступеньки двое лбов, вооружённых и очень опасных, несут караул, маяча как привидения. Иллюзия, кстати, полная: кожа у обоих - бледная до анемичного.

   Тоже её приветствовали, как ангела-избавителя: вскинули в салюте атомные ружья. Вновь застыли угрожающими столбами. Даже не гаркнули для порядка: "Стой, кто идёт?!!" Даже пароль не спросили.

   В курсе дела.

   Фелт Вирен посторонился, пропуская вперёд даму (тем более даму, старшую по званию). Засопел, взбираясь на трап, уже в затылок. Шлюзовая камера втянула обоих... что-то света и тут маловато, ну да хаос с ним.

   Теперь, пожалуй, можно, прежде чем заявиться в рубку лично, предупредить Джава: мол, не дрейфь по геликоиде, помощь на подходе. Звякнуть: телепатически. К таким её штучкам Джав успел привыкнуть, чай штаны не обмочит.

   Протянула ниточку мыслепоиска; взамен Джава, нашарила вдруг нечто совсем уж постороннее, неуместное, непотребное...

   И - то была последняя, недодуманная мысль.

   В следующий момент мозг взорвался странной чёрной сверхновой.

 

21

.

   Сознание возвращалось, как сквозь дебри непродёрные. С буреломом, совами, лешими да кикиморами, и с прочей древнесказочной жутью.

   То корень за ноги перецепит; то шипы ткнутся в физиономию; а то над самым ухом замогильно гугукнет нечто неопознанное. Вон, впереди - как бы не топь... огоньки блуждающие над чёрной, алчной трясиной. И в воздухе, всепроникающий, - гул какой-то чужеродный, как от двигателей местного звездолёта, если находиться внутри...

   Новый натужный стон перекрывает всю какофонию; не сразу соображаешь, что - твой собственный. О-о-о! поднимите мне веки...

   Веки в конце концов поднимаются без посторонней помощи, хотя с грехом пополам. Первозданная, былинная чащоба, как по волшебству, сменяется грязноватыми металлическими стенами, тесно сомкнутыми. Под спиной - нары какие-то, что ли; на потолке, опрокинутом навзничь, - пара-тройка анемичных лампочек посвечивают только-только себе под нос. И больше, кажется, не за что зацепиться омутнённому глазу.

   А гул-то никуда не девался.

   То ли в голове с бодуна шумит; то ли впрямь отсек звездолёта. И что-то он подозрительно смахивает на карцер. Допрыгалась, Молодая Волчица? "На губу" посажена господином полковником, за всё хорошее?!

   В памяти всплывает фанатическая физиономия Фелт Вирена... щёлк! последовательность событий восстанавливается мигом. Если б "на губу" - ещё бы полбеды. А то ведь - несёт меня лиса за тёмные леса... прямиком в гости к душке Аррк Сету.

   Ещё парализатор в затылок разрядил, свинтус! угораздило её разгуливать без силового поля именно сегодня.

   Чтоб и всем так хорошо жилось, как ей всю жизнь везёт!

   С другой стороны, если рассматривать весь казус в аспекте юмористическом... давненько с нею не справлялись так запросто - обычным парализатором! Хват ты, Фелт Вирен, капрал аррк-сетовского космофлота! говорят, дуракам счастье... А "союзников очищения огнём" сама ведь давно проведать собиралась: на вождя их посмотреть, да себя показать.

   Прям-таки, спасибо за оказию, ребята! не гора к Магомету, так наоборот.

   Ага! способность логически мыслить восстановилась быстро, и без нарочных усилий. Вот что значит - от души посмеяться над своей же незадачей. Хороший запас прочности-сопротивляемости в её старом добром организме (или просто парализаторы в этих краях на редкость чахлые?) Если с координацией движений так же благополучно обошлось - о'кэй, можно развлекаться дальше.

   Тело покинуло неудобные нары, приняло прямоходящее положение - в общем беспрекословно. Разве что чуть разболтанным-развинченным ощущалось, непривычно. Не таким, правда, раздёрганным-разбитым-опустошённым, как после усмирения вулкана или торнадо (по долгу службы доводилось и этим заниматься, как всякому владеющему Силой). Ни остаточных судорог, ни энергетического дисбаланса; зрение в фокусе, голова ясная, каждая мышца реагирует как должно. Чего ж вам боле?

   Ах да: как там с остальными способностями?

   Взялась сканировать: для начала потихоньку, с оглядкой, в малом радиусе... ох, чтоб тебя! То ли она ослепла на третий глаз, оглохла на четвёртое ухо? то ли эти остолопы, союзнички-очистители-огнепоклонники, настолько её не уважают, что даже охрану у дверей не удосужились выставить? Ф-фу, порядок: во всех прочих местах корабля, в рубке особенно, деятельное присутствие людей ощущается явственно. Да и сам корабль - всем своим сложным механизмом, и каждым узлом в отдельности - для неё как на ладони.

   На какое-то время просто бы замереть, блаженно, благословенно: простая радость прибывающих сил. Когда каждая клеточка впитывает энергию космоса; а энергия космоса из каждой клеточки же вымывает всё остаточно-затхлое; и рвётся наружу - уже подконтрольная разуму, к полезной работе готовая! Не радость даже - упоение. Протянуть ниточку мыслепоиска - и держать на мощном, надёжном пульсе двигателей, в нём черпая покой и бодрость. Или окликнуть доверчиво: "Моё сознание открыто для вас!" - и бортовые компы-интеллектуалы ответно поверят тебе деловитые свои мысли-расчёты. Курс; все трудности-опасности его; конечная цель полёта!

   Последнее соображение отрезвляет. Нет, провести остаток пути в энергетической эйфории - так не годится. Силы восстановились - пора напомнить о себе этим фанатикам, чтоб не больно расслаблялись-зарывались. Ишь, даже одного-двух завалященьких стражей к ней не приставили... оскорбление профессиональной гордости! Держитесь теперь, солдатики, раззадорили всерьёз! Не в меру надеетесь на кодовый замок? - так вступить с ним в телепатический сговор - работёнка непыльная. Или думаете, пленница тихо-мирно, никому не мешая, проваляется себе в отключке до места назначения? - так убедитесь наглядно, что за жизнеспособные ребята конфедераты.

   Может, просто телепортироваться за дверь, не порушив запоров? Вот поломают мозги свои фанатические, когда приволокут её обратно!

   Ладно... стоит ли пинать убогоньких.

   Герметичная дверь отъехала с ощутимой натугой, с кряхтеньем дряхленьких сервомоторов. Темноватый запущенный тупичок за нею - сканируй-обсканируйся! - очаровательно пуст, как головка местной светской дамочки.

   Ну, с Богом - прямиком в рубку.

 

22.

   - Привет, парни.

   Небрежно окликнула, непринуждённо облокотилась в дверном проёме: мол, мы тут мимо гуляли... Скучающе огляделась: рубка как рубка. Пульт управления; приборы; монитор внешнего обзора... на этом последнем, мгновенно перечеркнув мирную звёздную панораму, нет-нет да и прошнырнёт сорванец-метеорит. А прямо по курсу - целый астероидный пояс! и, кажется, ещё пылевая туманность впридачу, нарочно чтоб пилоты не скучали.

   Полно, да подходящий ли момент выбрала ты для своего сенсационного "явления народу", Молодая Волчица? Похоже, поднимать пресловутую панику на корабле именно сейчас - идея не лучшая?

   Центральная из трёх фигур за пультом, не выпуская напряжённо зажатых рычагов управления, оборачивает к двери знакомое (теперь уже) лицо.

   Фелт Вирен.

   - Какого дья...

   Поперхнулся ходовым ругательством, юноша бледный; ещё побледнел - ну прямо восставший из гроба. Зашлёпал губами, захлопал ушами: умора. Даже взор горящий, и тот остекленел слегка.

   Рулей, однако, не выпустил. Летун старый - годы малые.

   - В-в-вы?.. - только и выдавил наконец.

   - Как видите. Скучно стало. Решила прошвырнуться. Может, у вас веселее?

   Два дружных ика: фелт-виреновы коллеги осознали гостью. Тьфу, пропасть! все равны, как на подбор: те же юноши бледные, те же взоры горящие.

   Прикладной генетикой их вождь пробавляется, что ли? В смысле, клонированием? Иначе, может, и не сколотишь порядочной армии фанатиков?

   - Ка-ак?.. - запинается клон по имени Фелт Вирен.

   - Вот этого низшим формам жизни знать необязательно, капрал Вирен.

   - Капитан Вирен! - Мальчишка обиженно приосанивается, не выпуская-таки рулей.

   Ого-го, карьерный рост! неужто в награду за поимку её, Шейлы, скромной персоны?

   - Шустро выслужились. Уже меня обскакали, не успела глазом моргнуть. Широкой, видно, души человек ваш босс.

   Вслед за командиром, задирают нос до небес оба подчинённых. Так и не уловили в восхищении - иронию.

   Может, в их фанатических мозгах вовсе не укладывается этакое кощунство - издёвка над обожаемым вождём?

   В упоении своей лучшей в мире службой, лихие пилоты едва замечают предательски подкравшийся вплотную метеорит. Спохватываются, когда уже пожалуй и поздно избежать столкновения; дружно принимаются терзать пульт - усердно, лихорадочно, только что-то всё не по делу...

   Одним прямым скользящим прыжком - вперекор пьяным синусоидам корабля - дотягиваешься до рулей; без труда смахиваешь нервно-судорожные пальцы незадачливого капитана; дёргаешь на себя - до упора, без колебаний. Отчаянный провал вниз, в бездну... уфф!..

   Разминулись.

   - Может, я поведу? - предлагаешь сочувственно.

   Фелт Вирен (бледный не то что до губ - до глаз!), будучи отторгнут от пульта, хватается, как за соломинку, за кобуру на поясе. Извлекает старый знакомый парализатор.

   - Отойди!.. - откровенно "пускает петуха".

   - Никакой благодарности... ну, пошалила, виновата. Каюсь. (Может, правда стоило сидеть - не рыпаться вплоть до места назначения?) Чем хвататься за свою пукалку, ты бы подбросил мне в камеру хоть комп. Или книг пару-тройку. Тогда буду вести себя паинькой... Кстати, лететь ещё далеко ли?

   Секунду ошарашенно помедлив, пацан до отказа раздувает грудь и даже щёки; и, единым духом, выталкивает великолепный сверлящий вопль:

   - Да-уберите-вы-чёртову-аферистку-из-чёртовой-рубки-к-чёртовой-бабушке-пока-чёртовы-метеориты-не-расплющили-чёртово-корыто-в-чёртов-блин!...

   В рубку, привлечённые небывалым сотрясением воздуха, просовываются ещё столько-то любопытствующих физиономий: что, мол, за шум, а драки нет? Узнаёшь среди них тех самых лбов, что стояли в карауле у трапа. Эти, отдадим справедливость, среагировали быстрей: вскинули всё те же верные свои ружьишки (небось даже спят с ними, за неимением баб!) без лишних расспросов, нацелили неотвратимо.

   Ой-ой... сейчас друг друга перестреляют и пульт изрешетят, от ума большого! Пора и правда прекращать балаган, во избежание многочисленных фатальных исходов.

   - Всё, всё, ребята, поняла, не дура! - Руки за голову, ухмылка миролюбивая, чин чином; напоследок ещё подмигнуть капитану, и совесть чиста. - Или всё-таки мне повести дальше вашу посудину? Для надёжности?

   Неистовый взор мальчишки дал понять, какого мнения тот о подобной затее в частности и о Пришелице Ниоткуда в целом.

   Яснее ясного дал понять.

   Яснее слов и даже выражений.

   Хаос с вами; проехали. Наше дело предложить - ваше дело отказаться. Кто куды, а мы к себе в карцер.

   Встряхнула вас хорошенько, чтоб не дремали при исполнении - и то ладно.

 

23.

   А встряхнулись и впрямь не на шутку, горе-союзнички.

   К прежнему стационарному замку спешно прибавили ещё штук пять портативных; за дверью выставили на караул целый взвод без малого... из одной крайности - в другую! Крепко возжаждали реванша, вояки бравые: мол, век нам "Очищения Огнём" не видать, если упустим "чёртову аферистку" ещё раз! И тельняшку на груди - тр-р-ресь!!! - вдребезги пополам! и кулаками в грудь!..

   Кинг-Конг жил, Кинг-Конг жив, Кинг-Конг forever.

   Добро, мальчики... потешьте уязвлённое самолюбие. Не препятствую.

   Естественно, ни запрошенных книг, ни персонального компа узнице и теперь не предоставили. Из тех ли соображений, что кур перед смертью не поят? или просто-напросто не водится на военных звездолётах такого добра?

   Так или иначе, а время пришлось коротать согласно мудрому принципу: используй то, что под рукою, и не ищи себе другое. Сначала - за трансатомной физикой. Полсуток без малого изгалялась, превращая кусок обшивки в наружной стене в прозрачную стеклосталь, пока не добилась максимальной прочности при минимальном коэффициенте преломления света. Чтоб и обзор идеальный, и шальной метеорит не прошиб дыру аккурат в том месте.

   Эффектно было бы, конечно, ускользнуть именно так: через пробоину в обшивке, ищи-свищи. Но при большом желании смазать лыжи владеющий Силой в пробоинах не нуждается; а желания-то такого и нет вовсе. А есть желание противоположное: свести с пронырой Аррк Сетом знакомство покороче.

   А пока наблюдай-медитируй - не хочу, коль скоро прорубила себе "окно в Европу".

   Есть на что посмотреть.

   Поначалу только метеориты частили - дальше больше. Исподволь внедрились в настоящий астероидный пояс; такие манёвры пошли - знай держись! Пылинки, песчинки, камешки, каменюги, целые планетоиды; самые крупные - средоточие кипучей деятельности, горноразработки, плавки, ковки, штамповки, прессовки, спорой сборки чего-то, подозрительно смахивающего на военные звездолёты. Добротное, судя по всему, и отлаженное предприятие. Вот и приобщилась, шпиёнка, к святая святых - рождению аррк-сетовского флота... сбылась мечта идиотки! Не стоит, однако, спешить с докладом к императору. Спиной и пониже чувствуешь: самое-то главное-интересное - впереди.

   Вон, прямо по курсу - плотненькое такое, аккуратненькое звёздное скопленьице. Светила, в количестве ровно восьми, все как на подбор угасающие, подмигивают тускло-красным: глаза колоссального паучары, затаившегося во вселенской тьме. Дескать, пожалте!

   Антураж вполне в духе космической оперы, и в самый раз для галактического узурпатора. Скромно, как говорится, и со вкусом.

   Впрочем, антураж антуражем, а логовище настоящего паука вынырнуло из-за метеоритов задолго до приближения к упомянутым мрачноватым солнцам. Такая себе база преуспевающего пиратского главаря из родной вселенной Пришелицы Ниоткуда. Летающая крепость размером с хорошую планетку, довольно нескладное милитаризированное одоробло: шары какие-то, конусы, кубы, цилиндры, многогранники, просто бесформенные обломки, словно наспех притянутые друг к другу; и стволы изобильно щетинятся изо всех дыр, где надо и где не надо. Вид не ахти какой изящный - зато уж грозный, как жук навозный.

   Для полноты картины, ещё б неисчислимый флот вокруг. Серьёзный такой флот. И не просто, а очень серьёзный. Под рекламным слоганом: "Трепещи, галактика!"

   Увы - ничего преподобного не наблюдается покуда. Ни самого завалященького почётного эскорта.

   Разве что крохотные челноки нет-нет да и шмыгают серебристыми рыбёшками: от астероидов и обратно к базе, от астероидов и обратно...

   Не таков пентюх Аррк Сет, чтобы до срока выставлять всю свою боевую мощь сосредоточенной на каких-то паре-тройке квадратных парсеков: любуйся кто желает, заходи-бери. Раздёргал небось свой могучий флот на отдельные подразделения - и рассовал по тысячам заначек, благо таковых избыток в этих дебрях. Но в нужный момент, будьте покойны, весь он сожмётся в стальной кулак. С целью грохнуть по Империи так, чтобы этой последней мало не показалось. Чтоб из штанов выскочила - да бегом-бегом с голым задом в светлое будущее, огнём от скверны очищенное!

   Ладно, пока что это лишь твои прожекты, приятель Аррк Сет... жаждущий власти предполагает, а владеющая Силой - располагает. И Империя, между прочим, тоже кое-чем располагает. Абсолютным Оружием, например - и тою же Пришелицей Ниоткуда, ещё того абсолютнее (а главное, скромнее!) Таков расклад сейчас, а дальше...

   Поживём-посмотрим, умрём-увидим.

   Слышишь?!

   Я уже здесь!

   А вождю успели доложить! За отсутствием флотов, пришлось со скуки делить своё внимание между наблюдением за базой и отслеживанием переговоров в верхах. Те прошли без особых проволочек, в обстановке деловой и, по чести признаться, сдержанно-нетерпеливой. Вождь "союзников", как видно, истомился вконец, ожидая своих клевретов. И теперь рад-радёхонек, что их рискованная до безрассудства миссия увенчалась-таки успехом. Ещё бы: заполучить главного вредителя своим замыслам - это вам не квазар сверкнул! Жаль, имидж любимого полководца, "отца солдатам", не позволяет проявить торжество в полную силу.

   Основное же, что стоило вынести из этого обмена отчётами-распоряжениями: вождь желает лицезреть пленницу чем скорее, тем лучше, и вчера не было бы слишком поздно. Не иначе чтобы удостовериться лично, что неслыханный триумф не мираж. Вот ладно. Могли и запрятать её в самое глубокое подземелье, а ключ выбросить: до выяснения обстоятельств. И примерно через полсуток, наскучив этой лавочкой, довелось бы Пришелице Ниоткуда являться к вождю - без доклада-протекции, своим ходом.

   Лучше уж - честь по чести.

   В одном из внешних кубов - верно ангаре - раздвинулись внушительные герметичные ворота. (Знаем, знаем: коль в стене открылся люк - успокойся, это глюк). Одновременно в коридоре за стеной образовалась некая мышиная возня, шарканье ног, сухие по-военному реплики. Распахнулась дверь; в карцер бодренько вступил всё тот же Фелт Вирен. Запнулся на полушаге; готовая к отдаче команда обернулась отчаянным бульканьем.

   Не мешало бы подбодрить мальчишку дружелюбной ухмылкой через плечо.

   - Здравия желаю, кэп. Прибыл по мою душу грешную? - ну что застыл, как памятник Реформатору? Не боись, в космос не высквозит.

   - Разговорчики! - Взял-таки себя в руки, солдатик-фанатик; тон, правда, скорее ребячески-обиженный, чем непреклонно-повелительный.

   Знал, что ловил, парень. Ешь теперь хоть с кетчупом вприкуску.

   Очередной челночок прошмыгнул впритирку к импровизированному иллюминатору; отчётливо сверкнул в глаза намалёванный на борту факел - эмблема "союзников". За спиной капитана изумлённо икал конвой - стволы наизготовку.

   И нисколько не торопилась Пришелица Ниоткуда, поднимаясь с замызганного пола, где до того прочно устроилась в позе "лотос".

   Кивнула милостиво - и кто ж тут хозяин положения?

   Добро уж: ведите, показывайте, что у вас да к чему. Умираю - жажду познакомиться с вашим боссом. И надеюсь, что это взаимно.

 

24.

   ...Металл.

   Металл, металл, металл...

   Стальные переходы разбегаются, сходятся, путаются; шаги отдаются гулким эхом; и слишком ощутимо смотрят в затылок с дюжину стволов. Свет - режущий; воздух - душноватый, многократно переработанный. Кой-где герметичные дверки угадываются. А ещё - механизмы какие-то мерно стучат в недрах всего сооружения; да и на стенах "жучки" с "самострелами" присутствуют в избытке. Попадаются и организмы кое-какие навстречу: сплошь индивиды в военных мундирах с эмблемой Факела, вымуштрованные, нелюбопытные, вооружённые и очень опасные; и взор, горящий фанатизмом - один на всех, мы за ценой не постоим. Обмениваются с усиленным конвоем жестами вроде "Хайль Гитлер!", и вся недолга.

   А в целом - для зрения, слуха и прочих чувств, включая телепатию, никакой пищи особой. Насквозь утилитарное логовище ренегатов-оборванцев... навидались мы таких-то во время оно.

   Наверняка, аскеза с воздержанием здесь в огромадном почёте; как же иначе!

   Канун великого и ужасного крестового похода... Светлое Небо с вами, господа, какие-такие разносолы?! Всё для фронта, всё для победы! Экономия на всём, и дисциплина не то слово стальная - титановая! шаг вправо, шаг влево...

   Зато совсем уже скоро, когда под нашим несокрушимым напором эта древняя-дряхлая-прогнившая Империя содрогнётся до основанья и затем... налетай, парни, мародёрствуй - не хочу! Кто был ничем, тот станет всем!

   Поновее ничего не выдумал, Твоё Узурпаторское.

   А впрочем, какой смысл от добра добра искать, когда старые испытанные кнут с пряником спокон веку себя оправдывают без осечки.

   Небось и сам ты, дружище Аррк Сет, неустанно являешь последователям своим образец спартанской жизни. Вон, и этот коридор, и эта дверь ну ничем, ну никакими знаками высшей власти не выделяются среди множества себе подобных. А по всем признакам - путешествию конец.

   Вот так рождаются нездоровые сенсации. Вроде красивых до отвращения легенд о жертвенных-самопожертвенных революционных вождях, отцах всех и всяческих народов.

   Потом любую кровь и любой террор охотно спишут на прогресс, историческую необходимость и всенародное обожание.

   Зна-аем мы эти штучки-дрючки... по истории проходили.

   ...Пальцы уже не просто белые, а трупно-синюшные хватают за плечо у самой шеи: опять Фелт Вирен. Приблизил физиономию (гибрид ужаса с восторгом) вплотную; вперился взглядом василиска. Вот-вот зашипит, как докосмическая мамаша на юное чадо, впервые выводимое в свет. Мол, не забыла, к приличным людям идём! посмей только оконфузиться - я т-тебя!..

   Прочий эскорт благоговейно поотстал перед дверью в покои, священные для любого "союзника".

   Изо всех сил давишься истерическим весельем.

   Да кто ж здесь, достойные этши, играет в войнушки в большей мере?!

 

25.

   - Радость и повиновение, мой повелитель! - Глаза юного конвоира вспыхивают нездоровым, щенячьим восторгом. (Мальчик, мальчик! никто никогда не просвещал тебя, сколь губителен фанатизм вообще и в таком нежном возрасте особенно?) - Пленница доставлена!

   - Усердное служение и похвальный итог, Фелт Вирен.

   Голос сочный, рокочущий, барский... актёрский, по большому счёту. Повелитель, значит. Повелитель этой кучи-малы утиля и окрестных астероидов. Аррк Сет собственной персоной. Наслышаны, наслышаны. Посмотрим-поглядим...

   Первым делом в глаза бросаются: высокий рост, крепкая кость, массивная мускулатура. Ещё чуть-чуть, и привет ему от Хейтсо да от усиленной гравитации Зейрана. Венчает сию крупную (в прямом и в переносном смысле) фигуру буйная чёрная грива, прямо бетховенская. Из-за стола, однако, навстречу не встал; даже головы не поднял от бумаг - надо думать, совсекретной, государственной важности. Вообразил себя отдалённейшим потомком Горгоны Медузы? Или за малолетнего своего фанатика переживает: мол, воззрится тот в августейшие очи - да, неровен час, ослепнет от чрезмерного благоговения? Правильно, чего кадры почём зря разбазаривать.

   Вон, уже от одной витиеватой похвалы - зарделся красной девицей. Хм-м... "мужское общество к добру не приведёт, и комментариев не ждите - опускаем..."

   - Когда великий день настанет, - Аррк Сет продолжает играть царственными интонациями, - верные слуги не будут обделены достойной наградой. Теперь же - оставьте нас, доблестный капитан. Считаю нужным допросить пленницу наедине. Дабы, может статься, обрести могущественную союзницу.

   - Но, мой повелитель... - В голосе Фелт Вирена не на жизнь - насмерть схлёстываются звериная покорность с человеческой тревогой. - Это существо... не секрет, сколь оно коварно и опасно!

   "Существо"! Спасибо, что не "чудовище". Или не "тварь" - ещё того лучше. А впрочем... лестно, лестно.

   Гигант-узурпатор вдруг вскидывает голову... первого, ошеломлённого впечатления, кажется, не удаётся вполне скрыть. На снежно-бледном, как у антарийца, лице - две внезапно распахнутые космические бездны. Чёрные, безмерные, непроницаемые, как сама Вселенная. И, как она же, льдисто-мрачно-беспощадные. Этакие очи чёрные, да не жгучие, а вполне даже бесстрастные.

   Но нет: одна, всеобъемлющая страсть в них загорается тотчас. Праведный гнев. Самый наподдельный. Пробу ставить некуда. Великий Станиславский покривил бы душой, произнеся: "Не верю".

   - С каких пор сомневаетесь вы в твёрдости духа вашего вождя, Фелт Вирен?! - Бичующий, проповеднический голос - как с амвона. (Христос, Магомет и Эрихью Первопророк - дружно померли от зависти!) - Вы рисковали много сильней, и всё же доставили сюда эту женщину, исполнив свой долг. Так подобает ли вождю уклоняться от своего, постыдно дрожа за собственную жизнь? Какой же пример явит он вам - и в канун исторического похода, призванного очистить галактику от скверны?!

   - Радость и повиновение, мой повелитель!

   Обрядовая формула взвивается жалким, ощипанным петухом вместо ликующего феникса. Усердный не по уму служитель культа личности вмиг испаряется, как не бывало.

   И в тот же миг (лучше поздно, чем никогда!) память взрывается пониманием. Классическое детективное: "где-то я этого типуса раньше видала..." Где-где... да в бредовых своих видениях! когда ещё тихо-мирно посиживала с Хейтсо в "Трёх Хвостах". Так недавно... всего-то в прошлой жизни, какую-то эпоху тому назад. Пустяки.

   Однако сильна-а ты, Молодая Волчица! по возвращении - не забудь подать заявку на работу в Институт Предвидения. В любой из двадцати семи. Оторвут с руками. А остальные неудачники пусть плачут... или объявляют вендетту счастливцам, по желанию.

   Значит, эту цинически-харизматическую личность, осуществлённую мечту дедушки Ницше, звать-величать Аррк Сетом. Возобновим же знакомство. Помнишь меня, Твоё Узурпаторское?

   А кой хаос его разберёт... может и помнит, с него станется. Отнюдь этот малый не прост. Ещё в первую встречу мнение о нём сложилось определённое: мол, дело ясное, что туманность - тёмная. Вон, соизволил наконец покинуть свой неуютно-походно-складной, в стиле Наполеона, пластиковый стул, пока что заменяющий ему вожделенный императорский трон. Сановно грядёт навстречу, излучая радушие буквально изо всех пор. И - улыбка: памятная, широкая, небрежно-самоуверенная в своём знании жизни.

   - Фанатики... самая могущественная сила из всех возможных. И - наиболее легко управляемая. - Доверительно, как со старинным приятелем за кружечкой пивка, делится своими "ноу-хау" по части абсолютной власти. - Если, конечно, знать, какого сорта лапшу им вешать на уши, и в какой именно момент истории. Ну, ведь на то и есть единичные незаурядные, здравомыслящие умы, не так ли? Дайте им точку опоры в виде армии фанатиков - и они перевернут вселенную.

   Мда-а... кому на роду написано повиснуть на рее, тому не страшна смерть от скромности. Но следует признать: в своём предмете, парень, ты уже употребил в качестве лёгкой закуски всех возможных собак, включая кошек. Тебя бы - в нашу Высшую Школу Истории, лектором к начинающим наблюдателям... читать курс революций, дворцовых переворотов и диктатуры пролетариата. Не профессор был бы - просто клад. На руках бы носили, пылинки сдували. Всей Конфедерацией, серьёзно.

   Так как насчёт, а?!

   - Сколь понимаю, армией фанатиков вы уже располагаете. - Взамен предложения, шикарнейшего на местной бирже труда, можно лишь усмехнуться пренебрежительно. - Осталась малость: перевернуть вселенную.

   - Всего-то... за этим, как можете догадаться, дело не станет. - Приглашающе-когтящий жест кота в адрес мыши. - Покорнейше прошу, леди, присесть. Дабы без помех обсудить кое-какие спорные детали предстоящего переворота.

   - Надеюсь, без целования ручек обойдёмся? - Немного брезгливости в тоне: ну что ты втуне тратишь свои актёрские данные! я тебе не пополнение для армии фанатиков, не уяснил ещё?!

   - Что вы, что вы! разве можно - условности этикета между двумя такими деловыми людьми, как вы да я?!

   Придётся, видно, подыграть радушному, как паук, хозяину, взгромоздившись в одну из этих адски неудобных штук у стола: отчего нет? Можно бы, с места не сойдя, трансмутировать одра под собой (а ещё смешней - под хозяином!) в комфортнейшее квазибиопластовое кресло - таких тут, поди, днём с фонарём не сыщешь. Но - смысл? Не для баловства прячут тузы в рукавах - для самых триггерных ситуаций.

   Не станем, так и быть, раздражать дракона раньше времени. Пусть его потешится самодовольной улыбкой во всё лицо. А цветовая гамма этого лица, впрямь, смыкающейся полярностью контрастов достойна антарийца: кожа - белый снег; глаза - чёрный лёд.

   Только вот у антарийцев-Древнейших нипочём не встретишь: такой живой, выразительной мимики - и такого циничного, беспринципного взгляда.

   Садясь напротив, не прекращая обаятельно улыбаться, Аррк Сет извиняется разведением рук.

   - Тяжела ты, доля вождя. С удовольствием предложил бы вам больше удобств, включая выпивку; но увы. Не держу - даже для себя. Имидж.

   Имидж - ничто, жажда - всё... идиотская рекламная фразочка из исторического прошлого Земли. К нашей ситуации, впрочем, подходит идеально. И произнесена она - одним из аррк-сетовых коллег по владычеству над умами; правда, коллегой ничтожным, безвестным, и оттого не менее - если не более - могущественным.

   Едва ли понравится тебе, Твоё Узурпаторское, упоминание этого мелкого беса, позорящего славное сословие абсолютных монархов.

   - Ну, не скажу, что прям-таки у вас тут - всем дырам дыра. - Рассчитанный укол: на тот случай, если собеседник больно высокого мнения о своём сверхспартанстве. - Видали хуже. А что до выпивки - нет так нет. Мы, трезвенники убеждённые, друг друга поймём.

   - Вы-то - трезвенница? да ещё убеждённая?! До меня, вообразите, доходили слухи противоположные. Будто между шпионажем вы-де кутите безобразно в компании всяких там имперских вояк, не пропуская ни одного квартала красных фонарей... Леди, леди!

   Аррк Сет шутливо, как дочери обожаемой, грозит ей пальцем; и смотрит вполне приязненно.

   - Видит Светлое Небо: мне такая преамбула к деловой беседе нравится. Этакая остроумная, хлёсткая пикировка, взамен биения кулаком в грудь и обрыдлого трескучего вздора: героизм, патриотизм, верность долгу... Как люди разумные и здравые, мы ведь напрочь обойдёмся без этой идеалистической шелухи?

   - Охотно. - Один только острый, короткий взгляд, как первый серьёзный выпад в фехтовании: дуэль так дуэль. - Представьте, и в нашей системе ценностей героизм не по делу, а тем паче патриотизм - не более, чем вздор. Трескучий и даже общественно опасный. Что до верности долгу... согласитесь, это вешь уже посущественней. Хотя на ней одной тоже недалеко поскачешь.

   - Вот как? - Теперь, кажется, собеседник весь - подлинная, ненаигранная заинтересованность... даже по мыслям слышно. - Какие же ещё существенные вещи занимают почётное место... в вашей системе ценностей?

   - Долго перечислять. Долго и нудно. (Вот ещё недоставало! Кажется, она в отпуск сюда прилетела! причём тут метание известной бижутерии перед известными животными?) Потому - воздержусь.

   - Отчего же? - Поздно увиливать: сама настроила сверхпрактичного узурпатора на философский лад, сама и расхлёбывай. - Я выслушаю с удовольствием. Времени предостаточно.

   - Ой ли? а кто здесь не чает поскорее и целиком сглотнуть эту чёртову спиральную штуковину, в кулуарах именуемую галактикой? Сами себе противоречите, Ваше Узурпаторское.

   В ответ - смех от души: сочный, вкусный, искренний.

   - До чего приятно иметь дело с собеседником, не чуждым чувства юмора... титул потрясающий! - Успокаивается Аррк Сет так же внезапно, как развеселился. - Только и вы противоречите себе, леди Пришелица Ниоткуда. Хорошо, любить меня у вас причин особых нет. Но, признаться, я ожидал более серьёзного вашего отношения к тем, на кого вы работали до последнего времени. Мол, такие все положительные, миролюбивые, неустанно пекущиеся о благе подданных император и компания - и Аррк Сет, паршивый выродок, наглый захватчик, которого давно следует прибрать к ногтю...

   - Жаль, всё как-то недосуг: за дрязгами в собственном лагере. - Не выдержала - сорвалась-таки на ответ прямой и горький; и знать бы: вонзила ли меч по рукоять, или сама раскрылась безо всякой нужды. - Вот ещё! добрые цари, Нехорошие Парни-самозванцы... сказочка для докосмических. И то - для самых недалёких.

   - И вы, разумеется, давно ни на грош в неё не верите? - Теперь Аррк Сет - шутки в сторону - совершенно строг и собран.

   - Такой уж легковерной я представляюсь с виду? Говоря откровенно - без разницы, кто именно из ваших надутых индюков займёт местный имперский престол. Что одна венценосная дубина, что другая, - лично мне глубоко плевать. А народам вашим, подозреваю, подавно.

   - Признаюсь вам: в предстоящем перераспределении жизненных благ роль венценосной дубины меня самого мало прельщает... - задумчиво и доверительно начинает Аррк Сет.

   - Само собой. (Кто же, чёрт возьми, на деле ведущий, а кто ведомый в этой игре равных - готова признать! - интеллектов?) Такие, как вы, заранее заботятся о выборе ставленика. Из достаточно почтенной семьи, достаточно представительного и с достаточно атрофичным серым веществом. Этакая симпатичная куколка-марионетка, которую столь удобно подёргивать из-за трона за нужные ниточки.

   Глядя с неподдельным уважением, Аррк Сет несколько раз беззвучно ударяет в ладоши. Разумная предосторожность! хлопнешь по-настоящему - верные псы ещё поймут неправильно, ворвутся целой сворой, и пиши пропало: вся забава насмарку!

   - Браво, леди! Головы у нас работают в сходном направлении, как выяснилось. Один лишь нюанс: почему вы до сих пор сотрудничаете с имперскими прихвостнями, но не с единомышленником, то бишь не со мною? Или вы ещё беспринципнее, нежели я? настолько вам безразлично, на кого работать, лишь бы платили исправно?

   Выложить тебе, что ли, начистоту, всё как есть? Ну не работаю я тут, а совсем наоборот: курорт себе устроила, по случаю заслуженного отпуска. Ну, едва успели вытащить из-за черты одну суицидально настроенную цивилизацию-подростка... бешеная, знаешь ли, выдалась перегрузочка. Теперь вот - резвлюсь тут, шалю, балуюсь... отрываюсь на полную катушку. Вспоминаю тревожную молодость. Даже "силач" запросто с нарезки слетит, буде после такого сверхнапряга, как спасение цивилизации (остатков её!), не позволит себе равнозначную разрядку.

   Однако, Шейла... кривить душой перед собою же - так ли обязательно? Отпуск, разрядка - ещё не вся правда. Есть другая. Высшая; настоящая.

   И склонные к суициду цивилизации-подростки (и цивилизации-недоросли, вроде здешней) - ключ к этой правде. Раз увидев и осознав Звёздный Молот, можно ли самоустраниться со спокойной совестью? Даже в епархии императора он, мягко говоря, дьявольски ненадёжен... а прибери Аррк Сет эту штуковину к своим рукам загребущим - да что ж это будет?! Большущий бах и ностальгия по Хиросиме, вот что. И даже сверх того. Неровен час, все на свете ядерные зимы, и Тёмные Координаторы, и даже вэн-гары, убившие свою цивилизацию-опекуна - вспомнятся с ласковой грустью, как милые школьные шалости лучших друзей!

   - Есть только одна вещь, небезразличная мне. - Всё, что накипело, прорывается-таки вслух, и в лицо самому Аррк Сету, - к хаосу докосмическую версию благоразумия! - Если б вы, "сильные мира сего", исключительно друг другу грызли глотки, тихо-мирно по-семейному, - ради вас я бы палец о палец не ударила. Но война... миллиарды жертв, принесённых в угоду вашему честолюбию... вы любопытствовали, Ваше Узурпаторское, что для нас превыше всего? Жизнь человеческая - вот ценгнейшее в нашей системе ценностей. Понимаете теперь, почему я не делаю особых различий: между вами - и, допустим, императором? Что для него, что для вас люди - не люди, но разменная монета в ваших грандиозных играх. С необразованными фанатиками куда удобнее иметь дело, нежели с полноценными сознательными гражданами? не так ли?

   Уфф!.. поднимет на смех прямо сейчас - или врубится только спустя пару секунд?

   Долго, очень долго - и по-прежнему вдумчиво, без тени насмешки - беспринципный узурпатор вглядывается в глаза... втягивает, манит чёрными пучинами вселенной.

   - Никто ещё не приводил мне подобных аргументов, - произносит медленно, веско, словно в полутрансе. - Не абстрактный вздор - патриотизм, верность идеалам, - но люди! до чего потрясающе просто - и сильно...

   И, минуя защитный скепсис собеседницы, неожиданно тянется навстречу - во взгляде, в мыслях - беспредельным одиночеством. Если бы знала ты, Пришелица Ниоткуда, как утомительно - быть и слыть всегда кумиром, первым, недосягаемым... приветствую - равную, долгожданную!

   Враги? - плевать. Ибо лучший враг - дело тоже нешуточное; а при глупом союзнике - и врага не нужно.

   - Вы - исключительно интересное существо, - признаёт вполголоса. - И, кем или чем бы вы ни были, - вы мне нравитесь.

   - Ваши симпатии или наоборот - проблема ваша личная. (А тебе-то самой благоразумно ли - на хрупкое доверие отвечать уничтожающей насмешкой?!) Да и врёте безбожно, Ваше Узурпаторское. Насадили тут махровую аскезу, причём начиная с себя родимого. И, сколь понимаю, немаловажная составляющая вашей аскезы - женоненавистничество?

   Вселенски-чёрные глаза вновь подёргиваются льдом: абсолютный нуль абсолютной власти, привычная шкура, привычная броня галактического узурпатора. Дура ты всё-таки, Молодая Волчица! в глубине души - флибичкой родилась, флибичкой и помрёшь. Валяй теперь, продолжай игру по правилам той стороны, раз так больше нравится. Эх, какой шикарный этико-психологический этюд завершился грандиозным пшиком... единственно из-за твоего уязвлённого самолюбия!

   - Аскеза? как иначе бросить всю эту алчную саранчу на процветающие области галактики? Я вот не вижу более практичного способа, кроме как предварительно выморить их добрым постом... а вы как считаете? Что до женоненавистничества...

   Низкий, мелодичный, мурлыкающий смех - одним голосом; глаза давно превратились в ножи чёрного обсидиана, отточенные до бритвенной остроты на пробном камне твоей же язвительности, Пришелица Ниоткуда.

   - Право же, леди... для столь блистательных умов, как наши с вами, - имеют ли значение сентиментальные благоглупости, нагромождённые общественным мнением вокруг вашего пола? Неужто не может быть симпатично мне существо, подобное вам, просто... как человек?!

   Вот он, удар в самую болевую точку, в самую чувствительную струнку... и пропущен он, этот удар, без особой воли к сопротивлению. Кто ещё здесь догадался бы увидеть в некоей Шейле, Пришелице Ниоткуда, не межпространственную авантюристку, не экзотику в виде военизированной дамочки, но - просто человека?! Столь по-конфедеративному?! Не ирония ли судьбы, что признаётся тебе в этом - галактический узурпатор и беспринципный мерзавец?

   Ирония, дорогуша, ирония... теперь - не более того. Нет больше - доверия; нет равного - и равной. Да было ли вообще?

   Или единственная реальность - то, что есть сейчас? Вождь армии фанатиков - и опасная пленница, по макушку начинённая совсекретными государственными тайнами... и хватит иллюзий!

   Аррк Сет решительно встаёт; коротко выстукивает комбинацию цифр (высочайшая воля!) на своём наручном приборчике, вроде стандартного видеофона. Оп-почки! в совершенно гладкой стене бесшумно возникает герметичная дверка. Ловкий трюк, браво! Никакая собака не догадается, даже владеющий Силой; если только не знать, что ищешь.

   - Следуйте за мной, леди. - Властный жест в том направлении. - Пожалуй, есть смысл продолжить нашу беседу в другом месте и в иных условиях. Не то ещё долго будем ходить вокруг да около.

   В иных условиях... надо полагать, в более удобных тебе, Твоё Узурпаторское? А что, кто-то что-то имеет против?

   Пусть только попробует.

 

26.

   По обе стороны потайной дверки - цап-царап! - оказывается, уже караулит гостью парочка дюжих молодчиков. Навалились бесшумно, как хорошо вышколенные волкодавы; профессионально заломили локти, вцепились мёртвой хваткой - не отряхнуть. То есть, ты-то как раз отряхнёшь, и в любой момент; но пока - можно не надо. Интересно ведь, что-то дальше.

   Потащили по каким-то тесным-душным-запутанным коридорам, как у бармаглота в кишках. Тоже, Критский Лабиринт, - забава детская! ладно, мальчики, что с вами поделать: подыграю. Жажду, Тезей в юбке, взглянуть одним глазком, что за породу минотавров вы тут нарочно для меня вывели, павловы-мичурины-вавиловы... Вот, уже впихивают...

   Ба, старая знакомая комната! Режущий, мертвенно-белый свет; в целом голые металлические стены; заковыристая пыточная машинка с нейрошлемом в уголке; тщедушная обслуга в количестве двух индивидов при ней; в углу противоположном нарочито неудобный, как всё здесь, стол. Для обер-палача, надо полагать, то бишь для самого вождя.

   Так-так... помним-помним.

   - Идёт о вас слава, леди, что вы неплохо разбираетесь в технике. - Аррк Сет, разумеется, тоже уже тут. (До чего ж бесшумно скользил за нею и конвоирами! прямо как Хейтина Афина по воздуху). - Может, с ходу поймёте функцию и принцип действия... гм... вот этого механизма?

   Плавный жест - ирония и гордость в равных долях - в сторону адской машинки. Принцип действия, хе-хе! проницаемый блок слабо расколоть, и этим всё сказано.

   - Аппарат послойной ментоскопии, и довольно примитивный. (Проглоти пилюлю, Узурпаторское, коль подавиться не боишься!) Читая мысли, заодно осуществляет неплохую лоботомию. Рвёт синапсы, под конец и подчистую мозги выжигает... это, как понимаю, для пущего драматического эффекта?

   Вместо повелителя дико оскорбляется один из обслуги агрегата: тот, что постарше да пожёлчней с виду. (Создатель! - перехватываешь мысль на вспышке). Ещё б не разнервничаться, когда твоё сокровеннейшее научно-фашистское ноу-хау раскусывают так небрежно-походя, а шелуху сплёвывают так брезгливо. Ну уж учёный, спаси-сохрани Высший Разум! в твоём мире этакие реликты только на докосмических планетах обитают. Лабораторный крыс, злобный трус. Такой запросто пригласит тебя на вечеринку - в газовую камеру. Или приятельски угостит кружкой пива - с ядом, действующим медленно и скверно.

   Лебезит перед вышестоящим, изощрённо-жесток с подчинённым и с жертвой, - ханжа, пресмыкающееся! ну да пусть его.

   Аррк Сету всё ж в выдержке не откажешь. Лишь рассмеялся негромко, журчаще.

   - Сомневаюсь, чтобы умница Гэл Тафит, конструируя для меня эту полезную вещь, нарочно думал о спецэффектах. Само собой вышло... а ведь неплохо, верно?

   - Держали б уж штатных телепатов. Коль скоро простого аппарата для чтения мыслей толком состряпать не можете.

   Рассчитанный удар: оскорбить вождя при его людях. Но - опять втуне: минуя повелителя - в его клеврета. Жёлтый сморчок Гэл Тафит вмиг наливается дурной кровью. Мол, пусть только знак подадут! убедишься, аферистка, на своей шкуре, каков толк от моего творения!!!

   Грозён, грозён! выше - только небо, круче - только яйца.

   - Отчего же? меня мой послойный ментоскоп устраивает вполне. И точные сведения, и дополнительное устрашение: двойная польза. Располагает к добровольному сотрудничеству, не так ли, леди? - Мгновенно - словно небрежным взмахом кисти - Аррк Сет сгоняет улыбку с лица; опять превращает взгляд в обсидиановое лезвие с температурой абсолютного нуля. - Так, может, обойдёмся без крайних мер? и вы сами поделитесь тем, что знаете?

   - Ничего не знаю, - тянешь меланхолично. - Никуда не летаю. Меньше знаешь - больше живёшь... как учит Мудрый Терц Второпредков.

   - Это ещё что за господа? - Даже любопытство Аррк Сета - прежде такое живое - теперь льдисто-безразлично.

   - Так, - продолжаешь с той же меланхолией. - Цитата из одной забавной книженции, не более.

   - Очень мило - но не станем отвлекаться от главного. - Аррк Сет соизволил улыбнуться вновь: одними губами, иронично. - Вот эта личность, несомненно, вам тоже незнакома?

   Прикосновение диктаторской длани к малозаметному пульту, встроенному в ближайшую стену, - та превращается в объёмную голограмму. На ней... а правда, достойные этши, где я раньше видала этого серенького типа? Ах да, во время последней своей шалости с участием этого имперского супероружия. Прикидывался статуей в ближайшей стенной нише; таращился выпученными, белыми, как у статуи же, зенками, будто ты совершила нечто выдающееся. С его колокольни, конечно...

   Космос, ну до чего же никакущий! Раз заметишь - при новой встрече поломаешь мозги, пока опознаешь.

   Полезное, впрочем, качество для резидента.

   - Сентиментальные вы, женщины, существа. - Голос Аррк Сета барственно-покровительствен; изображение волей его и властью исчезает со стены. - А в политике ничто не губит так скоро, как благодушие. Неплохо бы вам усвоить несколько элементарных истин, леди, если уж вздумали ввязаться в эту всегалактическую кабацкую свалку. Ну что помешало вам пристукнуть соглядатая? - тем более, что вы, по его словам, в упор на него смотрели.

   Действительно: что? По молодости лет отправляла за черту вполне реальных людей из реального мира - и дрыхла сном праведницы. А тут - на-поди! - пожалела персонажа космической оперы, и то третьестепенного.

   Расплата незамедлительна: в виде плена и допроса, которых запросто можно было избежать.

   О-о-ох... ну зачем так выламывать руки, господа секьюрити?.. стоп, это уже где-то когда-то было...

   - Итак, леди, - мурлычет далее Аррк Сет, - из самых компетентных источников мне стало известно, что вы входили в камеру Звёздного Молота. Верится, мягко говоря, с трудом; но при более чем здравом рассудке Дирм Орта галлюцинации исключены. Я прав?

   И это было. Только теперь-то ты досконально (даже чересчур!) знаешь, что за штучка Звёздный Молот. А сейчас ещё и узнала, что за птица Дирм Орт. Для пущей ясности уже не замнёшь.

   Потому, видно, кивок твой недостаточно безмятежен, излишне угрюм.

   - Так как же, леди, насчёт интересной и познавательной лекции о сущности Звёздного Молота? Может, даже продадите мне его в натуральном виде, за взаимовыгодную цену?

   Кажется, сейчас полагается твоя реплика. Издевательская. Да ну его к ситтхам. Осточертело.

   - И, может статься, заодно сообщите ещё кое-что, крайне меня занимающее? - Аррк Сет сам вынужден заполнить нависшую паузу. - Кого, например, из моих людей вы ещё намеревались выдать императору, в ближайшее время. Польщу вам, леди: вы нанесли моим планам больший урон, чем кто-либо до сих пор. И затем... - Глаза его вдруг опять теплеют неделовой, искренней живостью. - Надеюсь выведать любопытные подробности... насчёт места, откуда вы на самом деле.

   Вот даже как? Валяйте, Узурпаторское. Впихивайте меня в вашу громоздкую машинку - и ничего не утаю, всё как на духу раскрою. И про Реформу Земли, и про катастрофу с тавалла, и про "мой дом - Вселенная, моя семья - Человечество". Получите и кушайте с кетчупом.

   Другой вопрос: не заработаете ли мозговое несварение? и выдержат ли ваши бедные титановые нервы?

   Я-то, как владеющая Силой, клятвенно обещаю сохранить свои синапсы в целости. Для того хотя бы, чтоб в конце концов показать вам длинный нос.

   Да... не мешало бы, на всякий пожарный, сгустить силовое поле вокруг себя... сказано - сделано.

   Аррк Сет, резче обозначив складку меж бровей, отворачивается. (Чёрт, даже окон нет, куда взглянуть взамен: на то и совсекретная лаборатория, чтобы располагаться в самых потаённых недрах базы. А впрочем, что там особенного созерцать за окнами, буде даже таковые в наличии? - давно опостылевший казарменный, милитаристский пейзаж?) Неторопливо несёт дюжее своё тело к столу. Хочет подчеркнуть, что игра в кошки-мышки ему наскучила, и что пора выяснить доподлинно, о чём молчат ягнята?

   - Светлое Небо свидетель: я желал консенсуса до последного. Но если уж вы твёрдо настроены упорствовать... Добро пожаловать - на послойную ментоскопию!

   Взмах руки - и радушный, и властный; и в ответ один из усердных секьюрити от души награждает тебя тумаком меж лопаток; и...

   И - никуда тебя не вышибает; тем более - в родное пространство-время. Если куда и летишь кубарем, то прямёхонько к адской машинке. Там тебя с неожиданным для таких хлюпиков проворством перехватывают Гэл Тафит с ассистентом; каким-то хитрым приёмчиком (ловкость рук и никакого мошенничества!) перешвыривают точно в кресло...

   И - нейрошлем наглухо скрывает от тебя диктатора с присными.

* * *

   ...Поначалу похоже было: как если бы в мозг снаружи царапался довольно посредственный телепат. Хаос с тобой (один-два-три не самых существенных блока приопустить), входи. Потешь себя иллюзией, будто тут в полной мере соблюдена привычная формула вежливости конфедератов: "Моё сознание открыто для тебя". Чем богаты...

   А-а, язви тя в матрицу! прошляпила, всезнайка, момент, когда адская машинка клещами палача внедрилась в самое сокровенное; извлекла оттуда, наизнанку выворачивая нутро памяти, то самое - казалось бы, надёжно и навечно погребённое...

   ...Неистощимый балагур Мбога вдруг запинается на полуслове; долю секунды смотрит в никуда взглядом удивлённого ребёнка - и опрокидывается навзничь... Ещё один пучок энергии с беспощадной точностью выжигает у Айно всё лицо - ну и мозг, само собой... Опомнясь, Шерлок со звериным воем встаёт во весь рост - и тотчас получает своё... вскоре - ты видела это! - брата ещё доработали "контрольным в голову"...

   Не-е-ет!!!

   Ярость и боль взрываются сверхновой: лёд и пламя, невозможный, убийственный симбиоз! Струйки оплавленного металла - жалкие остатки нейрошлема - стекают по волосам, лицу, плечам, по границе силового поля. Падают на пол - багровыми, тяжкими, пузырящимися каплями: кровь памяти.

   И нечто, заключённое в кокон из гигантской шаровой молнии, поднимается из оплывающего снежным сугробом кресла в полный рост...

   Возможно, в тот момент ты виделась со стороны - божеством карающим, или там демоном огненным, восставшим из ада... плевать. Только чувствовала смутно: вот аппаратура новейшей инквизиции нехотя дотлевает за спиной; вот чудом сообразившая отскочить обслуга, а также секьюрити и сам босс, образовали подобие немой сцены из "Ревизора", и слитный панический вопль "Спасайся кто может!!!" умирает не родившись, раздирает глотки, не находя выхода даже в хрипе...

   И - рана в памяти, худо-бедно зарубцованная было, но опять развороченная безжалостно.

   Шерлок и ребята мертвы, мертвы, мертвы... давно и безнадёжно мертвы, раз навсегда мертвы! И вот: перед тобою те, кто покушался воскресить их - и убить ещё раз...

   В последний момент - и почти инстинктивно - меняешь готовые сорваться с пальцев убийственные энерголучи на парализующие импульсы воли. (Ка-акой цивилизованной становишься! самой не противно?) Первые два - с подковыркой, с сюрпризом - Гэл Тафиту с ассистентом. Ещё парочку - попроще, на излёте - для секьюрити: им, примитивам, и так сойдёт. Ты же, босс-Координатор, поживи покуда, оставаясь при ясном сознании. Прочувствуй... что прочувствуй? Если б ты сама знала!

   Шаровая молния-показуха опять застывает вокруг тела бронёй, вдвойне надёжной в своей невидимости. В голове - сверкающий кровавый шурум-бурум, как в первый день творения... или в последний день мира.

   Медленно, очень медленно (марионетка, потянутая кверху за ниточки) воздвигается из-за стола Аррк Сет. Бесконечно долгое мгновение созерцает цвет своих тщательно лелеемых замыслов - смятый, оплавленный, искорёженный.

   - Что... - Голос, наконец прорвавшийся, тускл и шершав, как шлак; подозревала ли ты у существа, неуёмно-жадного к жизни и власти, этакую интонацию? - Что с моими людьми?!

   - С каких-таких пор, Ваше Узурпаторское, печётесь вы - о людях? (Столь незаменимые кадры? но ведь "незаменимых нет, за исключением вождя", - не такова ли философия вождей от Начала Начал?) Очухаются через сутки-другие, если раньше не вмешаюсь. Единственно: никакой гарантии, что обожаемый ваш Гэл Тафит - или как его там - когда-либо сумеет восстановить свою фашистскую машинку. Маразм. Виновата.

   Голос-то у тебя - не лучше, чем у диктатора. Шлак иронии, выжженный дотла от первоначального смысла. Что-то курортные впечатления уже чашу переполнили. Не пора ли Силу в зубы - и домой?

   В поле зрения попадает ближайшее распростёртое тело - Гэл Тафит. Склонившись, касаешься его головы, чтобы исследовать поподробнее: не чересчур, не до маразма ли мозги ему повредила и правда? Вовремя ощущаешь покалывание в затылке; вскидываешься заполошно...

   В руке у Аррк Сета успела образоваться изящная пушчонка (почему-то вид у неё донельзя пижонский). Лицо - теперь даже не снег, а пепел; и палец уже давит на спуск. Пролетариат, которому терять нечего!

   - Кретин!.. - только и успеваешь выкрикнуть.

   Три беззвучных хлопка, один за другим. В грудь, вернее в силовое поле, почти ласково тычутся разрывные атомные пульки. Чёрт, почему они рикошетят как правило - в самого же горе-снайпера, а не просто в мебель рядом?! Есть, видно, закон всемирного тяготения, и есть - закон всемирной подлости.

   Несостоявшийся узурпатор лениво, как тряпичная кукла, сползает по стеночке на пол; правое плечо, половина шеи и лица оплавлены жутко, до кости. Бросаешься к нему, цедя все известные тебе проклятия на всех известных языках вселенной. И понимаешь мигом: тут все твои знания-умения расстрелянной обоймы бесполезней. В чём парень сейчас нуждается, так это в настоящем конфедеративном медблоке да в хирурге-эшрэе экстра-класса. Иначе - элементарно и скоропостижно загнётся буквой "зю".

   Левый глаз, широко распахнутый, вселенски-чёрный, заплывает мертвенным туском; правый - выжжен начисто... Решение вспыхивает спонтанно: да, срочно домой... только не одна.

   Ибо всякая жизнь достойна того, чтобы быть спасённой. Тут же выгода двойная: таким вот простым, как всё гениальное, способом сорвать войну - убрав главного зачинщика с глаз долой да из сердца вон, раз навсегда.

   Прощальная догадка: передав этот чёртов полутруп в более компетентные руки, вернуться сюда. Дабы обратиться к галактической общественности с подобающим случаю воззванием. Дескать, был да сплыл ваш всеобщий любимец Аррк Сет, больше не увидите, ручаюсь; а куда именно и с какой целью я его спроворила, то наши проблемы да не ваши заботы. Скептики и все желающие - добро пожаловать. Приходите; проверяйте; берите базу узурпатора, пугало Империи, голыми руками за самую задницу. Если кому-то пригодится в хозяйстве такое добро: абстрактная скульптура "Груда металла в поисках сварщика" общим весом гигатонн в тыщу, и к ней бесплатное приложение - армия фанатиков в разброде и шатаниях.

   Нам всё это уж точно не ко двору.

   Нам - домой, домой... срочно...

 

Часть III

Тёмных Координаторов заказывали?

 

1.

   Напоследок сдобрив радость встречи ещё одним хлопком по плечу, Хейтсо рассмеялся от всей души.

   - Шелли, ты превзошла себя... вот так типаж! Чойо Чагас из книги Ефремова, ни дать ни взять.

   - Там, откуда он, таких хреновых Чойо Чагасов... по дюжине на душу населения. - Шейла в ответ ухмыльнулась безрадостно. - Хватай - не хочу.

   - Для чего ж ты этого прихватила? Кажется, Конфедерация не давала тебе спецзаказ на Тёмного Координатора.

   - Единственный способ предотвратить войну в их мирке. Изъять ключевого баламута, и дело с концом!

   Хейтсо покосился недоверчиво: сперва на неё, затем на стеклосталевую веранду медблока с экзотическим гостем.

   - Полагаешь, в твоей власти предотвратить там войну? Всякое событие в Реализованной Вероятности предопределено: волей творца, действием книги...

   - Значит, он самопроизвольно телепортируется обратно, и заваруха вернётся на круги своя. - Начиная уже раздражаться, Шейла утомлённо плюхнулась в кресло. - Почём я знаю? а попытка не пытка.

   В пределах досягаемости, весьма кстати, обнаружилось окошечко линии доставки. Поплутав слегка в подзабытых комбинациях цифр, землянка наконец извлекла оттуда искомое - большой стакан апельсинового сока. В несколько глотков - горько-сладких, освежающих - осушила его и не глядя впихнула обратно.

   - Вон Диса: до сих пор не самотелепортировалась и не самоаннигилировалась.

   - Может статься, не столь она магистральная фигура в романе. Впрочем, - заключил Хейтсо примирительно, - если он был ранен так серьёзно, как ты уверяешь, Шелли...

   Та только подбородком повела в сторону веранды.

   Там исподлобья зыркал на цветущий сад и на порхающих пташек Аррк Сет. Зыркал, надо заметить, единственным глазом: второй до сих пор закрывала чёрная повязка. Видок ещё тот - как у классического флибустьера. Какаду на плече недостаёт, для полноты картины... подарить, что ли, хохмы ради?

   Чувствовалось, что классическому флибустьеру среди всей этой буколики, как пауку в операционной, - здорово не по себе. Для таких-то типчиков слаще всякого аромата роз - запах близкой крови.

   Может, правда - подбросили сурата в птичник? тьфу, ну и прицепчивы эти реализованно-вероятностные идиомы в стиле Джава Джемберри!

   Герметическая дверь бесшумно разъехалась и убралась в стены, пропуская в комнату Эндомаро.

   - Как он там? - сразу подхватилась его ученица. А потом спохватилась: - Наставник...

   - Гораздо лучше, насколько можешь судить, юная Шейла. Непосредственная угроза жизни миновала давно - вот, сегодня впервые встал с постели. Общее состояние - почти в пределах нормы... полагаю, пора назначить комплекс восстановительных упражнений. Глаз полностью регенерирует недели через две.

   И - вежливый полупоклон в адрес новоприбывшего Хейти.

   - Достойный этшивел.

   - Здравствуйте, Наставник.

   Что-то в знакомой доброй улыбке Эндо слишком отчётливо читается переутомление. И глаза запали; и даже золотистый-пушистый мех как-то свалялся, потускнел.

   Похоже, исцеление дороже обошлось врачу, чем пациенту. Ох, нелёгкая это работа - вытаскивать из-за черты всяких зарвавшихся узурпаторов.

   Шейла уже с новым ожесточением терзала пульт линии доставки, пока та не выдала любимый протеиновый коктейль Эндо - с энсилийскими фруктами.

   - Подкрепитесь, Наставник.

   - Благодарю... признаться, гораздо больше волнует меня психическое, нежели физическое состояние твоего подопечного, юная Шейла. Непомерный эгоизм, властолюбие, агрессия, безответственность...

   - Внушительный букет душевных недугов, - резюмировал Хейтсо вполголоса.

   - Настоящий, стопроцентнейший политикан, - скрепила Шейла. - Социально опасный тип. И не просто, а очень опасный. Я предупреждала.

   Эндомаро - он потягивал коктейль деликатными глотками, в обычной манере эшрэев - ободряюще коснулся её щеки свободной рукой.

   Своими чудодейственными перистыми пальцами.

   - Случай не столь безнадёжный, я уверен. Конфедеративный образ жизни сам по себе располагает к переоценке ценностей и к исцелению психики - хотя и работа предстоит колоссальная. У этого же достойного этшивела несомненное преимущество - мощный потенциал интеллекта.

   - Да уж, безумный гений... Диса в школе? - перебросилась Шейла.

   - Я вызову её сегодня. Перемены, произошедшие с нею, тебя приятно удивят, - заверил Эндомаро; и Хейти кивнул, сияя.

   - Даже не удосужилась навестить девчонку, за всей суматохой... свинство. - Шейла взглянула тревожно. - Надеюсь, она вообще пожелает меня видеть.

   - Едва ли она перестанет быть благодарной тебе когда-либо, Шелли, - улыбнулся зейранец. - Просто чудесный ребёнок.

   Допив коктейль, Эндомаро аккуратно отставил стакан в окошко линии доставки.

   - Полагаю, юная Шейла, - заключил почтенный эшрэй, - теперь тебе следует навестить твоего нового подопечного.

   Откуда-то с карниза сорвалась Афина, спланировала точно на плечо Хейти.

   Правильно, птаха. Айда знакомиться вместе.

 

2.

   На движение позади Аррк Сет отреагировал, как недавно посаженный в клетку волк: резким, настороженным поворотом и едва не рычанием. Смерил первого выходящего на веранду - им оказался Эндомаро - взглядом, далёким от дружеского приветствия.

   - Ну чего выпялились, Ваше Бывшее? - съёрничала Шейла, бесшумно являясь следом. - Живых инопланетян не видали?

   - Вы? - отметил тот без особого восторга.

   - Нет, Тёмный Дайвер.

   - Понятия не имею, что бы значил этот ваш... тёмный...

   - Ничего хорошего, - отрезала Шейла.

   - Разве так принято разговаривать с выздоравливающими, Шелли? - Хейтсо, с Афиной на плече, весьма кстати выступил в излюбленной своей роли миротворца.

   - Совсем не так принято - смотреть на своего лечащего врача. - Землянка продолжала прищурясь, словно в оптический прицел, буравить взглядом незадачливого узурпатора. - Если вы ещё не догадались, сэр: именно это существо с мехом выволокло вас из-за черты. За патлы. Вопреки тому, что большинство здешнего персонала уже всерьёз подумывали о "консилиуме смерти". Делайте выводы... Ваше Бывшее.

   - По гроб жизни обязан, док. - Кланяясь Эндомаро, Аррк Сет мигом аккуратненько наклеил на физиономию любезную улыбочку: многолетняя политиканская выучка! - Кстати, - с той же фальшиво-приязненной миной он обернулся к Хейтсо. - Кажется, до сих пор не имел чести быть знакомым с вами... э-э... господин...

   - Хейтсо Хаффла. - Готовно-искренне зейранец просиял улыбкой навстречу, прижав ладонь к груди.

   - Аррк Сет. К вашим услугам.

   Ну-ну, рассыпался курским соловьём! На словах - "навеки ваш!", а в мыслях - как бы лыжи салом смазать. Да если совсем повезёт, устроить на прощанье фейерверк помасштабней, чтоб Таллар им курортом показалась, конфедератам этим, благодетелям человечеств. Главное, по всем сусекам поскрести, а надыбить и здесь эквивалент Звёздного Молота. Или, на худой конец, изобрести новый... Знаем мы вас, узурпаторов.

   А неважнецки выглядишь, приятель... особенно рядом с Хейти заметно. Немудрено: всякий спадёт с лица и с тела, добрую неделю провалявшись одной ногой в могиле. Вот уж не предполагала, что кожа у тебя может стать ещё бледнее (прям-таки до трупно-синюшного!), а уцелевший глаз - ещё бездоннее. Может, просто ввалился нездорово... чёрная дыра, ни дать ни взять. И шрамы - на лице, на шее - до сих пор зияют жутковато, воронками от недавнего артобстрела.

   Только деградируй вся Конфедерация, если я тебе сочувствую, Узурпаторское.

   Тем более, что счастливую идею вышибить мозги Пришелице Ниоткуда ты не вполне оставил даже здесь и сейчас.

   Ну и кретин.

   - Да, во избежание недоразумений... - Тон Аррк Сета всё ещё церемонен до отвращения, как на светском рауте. - Эта птаха у вас на плече, господин Хаффла... не поймите меня превратно... она - разумное существо? или...

   - Домашнее животное. - Хейтсо подхватывает его мысль; ласково проводит ладонью по крыльям насторожившейся Афины.

   - И ещё. - С младых ногтей привыкший к дипломатическим увёрткам, Аррк Сет на сей раз жаждет полной ясности. - Насколько могу судить, я - в больнице?

   - Поразительно меткое наблюдение. - Шейла, похоже, с утра прочно настроилась на змеиный лад. - Да, и в моём родном "ниоткуда"... ещё один феномен сообразительности!

   Дабы пресечь перепалку в зародыше, Эндомаро плавным жестом указал своему пациенту на низкую софу из квазибиопласта.

   - Позвольте обследовать вас, достойный этшивел.

   Подпустив в парадно-любезную свою улыбку нотку покорности судьбе, Аррк Сет слегка развёл руками; улёгся куда предписано. Ни нервом не дрогнул, когда Эндомаро, аккуратно сдвинув повязку, невесомыми прикосновениями принялся прощупывать поражённый глаз. Уже в курсе, верно, что пальцы эшрэя - поточнее всякого диагностического прибора.

   - Одежда не помешает? - только и справился - сама предупредительность - некоторое время спустя, когда Эндо перешёл от осмотра внешних повреждений к сканированию его внутренних органов. - Ах да, - иронический взгляд в адрес Шейлы, - в присутствии дамы...

   - Видала дама кое-что пострашней голого мужика. - Шейла лишь фыркнула, вздёрнув подбородок. - И кто-то когда-то удостоил данную даму почётного звания человека. Не припоминаете, кто именно?

   - В известной мере, все мы тут врачи, - поспешил примирительно вмешаться Хейтсо. - По долгу службы владеющих Силой.

   - Итак, достойный этшивел. - Выпрямившись и слегка стряхивая свои нервные волоконца, прежде чем упрятать их в желобки на пальцах, Эндомаро спокойно-доброжелательно делился с пациентом итогами обследования. - Регенерация повреждённых тканей и органов протекает без осложнений; общая очистка и омоложение организма - тоже. После месяца здорового образа жизни - сможете забыть о начинающихся язве желудка, отложениях солей, неврозах, анемии...

   Угу... и наверняка, приятель, добрая половина камней, которые ты держишь за пазухой, уже успели благополучно перейти в печень! К слову Шейла прикинула, каков возраст Аррк Сета. Что-то в районе сорока... ровесничек, в пульсар его душу! Может статься, даже одногодок - её или там Хейти.

   Две большие разницы, однако - сорок лет конфедеративных и реализованно-вероятностных.

   Зрелость ранняя, беспечное продолжение молодости - и зрелость поздняя, угрюмо чреватая старостью.

   - Месяц... - повторил Аррк Сет задумчиво; с ощутимой натугой принял сидячее, затем стоячее положение. (Здорово же повело его, беднягу, в первый момент... ослаб вконец!) - Позволено ли поинтересоваться: долго я вообще здесь валяюсь?

   - С недельку, - первой, напрямик высказалась Шейла. - Предупреждая вопрос о вашей орде фанатиков, с которой вы намеревались перевернуть мир: она уже разгромлена. Наголову. Естественно, я потрудилась сообщить галактике о вашем чудесном исчезновении; после чего проследила за бравыми имперскими вояками, чтоб не слишком увлекались резнёй. Впрочем, доблестные союзники-огнепоклонники, лишённые вашего чуткого руководства, не больно-то сопротивлялись. Так что большинство их уцелело - и, надеюсь, вернётся к нормальной человеческой жизни. Насколько правомерно говорить о нормальной и, тем паче, о человеческой жизни применительно к вашему олигархическому мирку... Да о чём я толкую! судьбы ваших людей как таковые, вне ваших антиправительственных замыслов, не должны особо вас волновать, не так ли?

   Уфф!.. следует отдать тебе справедливость, Твоё Бывшее: удары ты держать умеешь. Или просто уже смекнул, что от Пришелицы Ниоткуда всегда жди и не таких пакостей.

   В любом случае - умница.

   И, пожалуй, следует предупредить ещё один твой вопрос: нет, домой мы тебя вряд ли отпустим, да и здесь бедокурить не дадим. Опыт в обуздывании таких-то у нас богатый: не ты первый мелкий пакостник, возомнивший себя вселенским злом. Так что лучше сразу расставайся со своими смутными планами насчёт каких-то там "начал с нуля", которые тебе, естественно, "не впервой". Если только речь не идёт о начале с нуля карьеры добропорядочного гражданина Конфедерации.

   Едва ли, конечно, ты вслух задашь такой вопрос, политикан прожжённый. Только здесь и без того все в курсе, куда именно смотрит каждый уважающий себя волк. Как ни жаль, парень, а в обществе сплошных телепатов придётся волей-неволей отвыкать от своих многочисленных, до совершенства отточенных и доселе безотказных дипломатических увёрток.

   Не поможет, не спасёт, не самосохранит.

   - Благодарю за исчерпывающую информацию. - Аррк Сет отвесил землянке преувеличенно галантный поклон, вежливо улыбнувшись сквозь сжатые зубы. - Одной головной болью, как говорится, меньше. Можно регенерировать не дёргаясь.

   - Шелли, ну зачем ты так... - В тоне Хейтсо странно переплавились укор (давней подруге) и сочувствие (к разнесчастному неудавшемуся узурпатору). - Следовало бы мягче, деликатнее... и постепенно, предварительно подготовив!

   - С кем поведёшься - так тебе и надо, - изрекла Шейла, ни к кому конкретно не обращаясь. - Вот и Хейти, кристально-честный конфедерат, в дипломаты-политиканы записался.

   Ну не смотри так, Хейти... хватит изображать Совет Чести и Права в полном составе! Сейчас сама разрыдаюсь над незадачей бедняги Аррк Сета. Да, появилась у меня с некоторых пор такая скверная привычка: вываливать полный короб неприятных новостей на беззащитные головы больных и страждущих. Впрочем, и изначально я не отличалась цивилизованными манерами, сколь помните, достойные этши.

   Выпихнуть бы меня взашей из приличного общества в "космические проходимцы" - то бишь, пардон, в Глубокий Поиск - сроком эдак на полвека кряду, да и вздохнуть облегчённо! Следовало бы, не отрицаю.

   - И опять-таки предупреждаю ваш вопрос: да, здесь у нас все такие телепаты, - не без сарказма пояснила Шейла Аррк Сету. - И ещё почище. Могла б я, на сон грядущий, постращать вас Старейшиной Р'рингроултом, - не будь вы таким большим мальчиком.

   Не выдержав, от души рассмеялся Хейтсо. Видно, слишком живо представил себе Старейшину Р'рингроулта (да пребудет в Последнем Пределе) в роли буки, коим Шейла - докосмическая мамаша пугает непослушное чадо своё - Аррк Сета. Впрямь картинка преуморительная... землянка невольно хмыкнула в свою очередь, а следом за ней - и экс-узурпатор.

   Всё, развеялась грозовая туча... что б мы были без юмора.

   - Два часа отдыха в вашем распоряжении, достойный этшивел Аррк. - Предоставив пылкой молодёжи полную свободу исчерпать инцидент самостоятельно, как подобает опытному Наставнику, Эндомаро вступил в беседу в самый благоприятный из всех возможных момент. - Рекомендую прогуляться: окрестности здесь исключительно живописны. Не думаю, чтобы климат субтропической зоны планеты Земля пошёл вам во вред - скорее напротив. После попрошу пройти в ваш медблок: для завтрака и процедур.

   - Будет сделано, док. - Аррк Сет попытался взять "под козырёк": как показалось, не ёрнически, просто дурачась.

   Спасибо, хоть не изобразил "Хайль Гитлер", принятый среди его бывших "союзников".

   Афина снялась с плеча Хейтсо; неуверенно покружила по веранде; наконец решившись, опустилась на плечо Аррк Сета. Тот машинально протянул руку, чтобы потрепать сову "за ухом".

   Без каких-либо фатальных для своего здоровья последствий - отметила Шейла не без удивления.

   - Афина вас признала, - констатировал и Хейтсо: скорее с радостью, нежели недоумённо. - И почти сразу - добрый знак. Заслужить её доверие не так-то легко... значит, вы обаятельный и располагающий к себе человек, Аррк!

   - Вот не подозревал за собой... век живи - век учись! - Не без труда вернув взметнувшиеся до самых волос брови в нормальное положение, Аррк Сет воззрился на Эндомаро (видно, как на самого солидного и достойного уважения). - Кстати, коль скоро о том зашла речь... обучение здесь насколько доступно, господа?

   - Обучение необходимо каждому, - пояснил Наставник степенно-доброжелательно. - В невежестве пребывая - как можно понять, насколько сложна и насколько проста жизнь в Конфедерации Миров? Индивидуальная программа для вас будет разработана в два-три дня - срок довольно долгий, учитывая вашу уникальность, достойный этшивел. С другой стороны, к тому времени вы будете в более подходящей физической и моральной форме, чтобы приступить к усвоению новых знаний.

   Одобрительно улыбнулся Хейтсо; Шейла же едва удержала ядовитый смешок. Ишь размахнулся - "обучение"! этакий весь из себя смиренный, покладистый, за сотрудничество всеми конечностями голосующий! Навидались мы таких вот выжидательных позиций.

   Думаешь, обучился угону звездолётов - и улизнул без помех?

   Дудки, брат. Проблем будет чуточку побольше.

   - Ваша птица меня определённо полюбила... достойный этшивел, правильно? - слегка запнувшись на новой для себя формуле вежливости, Аррк Сет обращался уже к Хейтсо. - Может, и вы не против будете составить мне компанию на прогулке? И вы, док... если, конечно, не очень заняты с прочими вашими пациентами? - Наконец, любезно-змеемудрый взгляд - землянке. - И, разумеется, вы, леди Шейла... или как вас теперь величать прикажете?

   - А зовите хоть анамезоном, только в реактор не заливайте, Ваше Узурпаторское.

   Решительно, как заправская светская дама, подхватила кавалера под локоток: за что боролся, на то и напоролся. (И вправду исхудал ты изрядно, парень... отныне сидеть - не пересидеть тебе на тренажёрах!) Повлекла за собой прочь с веранды, в сад.

   Выйдем-выйдем, потолкуем.

   - И вот ещё что, - процедила не разжимая губ. - Не пытайтесь даже - знаю я ваши политиканские способы изъявления признательности! - свернуть шею Наставнику Эндомаро. Он умел раз в десять больше, чем я, ещё когда моя недоброй памяти бабуля ходила пешком под стол. Так что не советую проводить подобных экспериментов - хотя с виду Эндо вполне пушистое создание. Последствия будут, гм, прелюбопытными.

   И, рассчитанно выдержав паузу, заключила выразительным, гадючьим шипом:

   - А я ещё добавлю.

 

3.

   - ...Итак, общеисторическое значение Сталинградской битвы?

   - Коренной перелом во Второй мировой войне. Начало конца фашистского режима Гитлера. Последствия: избавление ряда народов Европы от германской экспансии. И окончательное порабощение народов супердержавы-победительницы... упрочение фашистского режима Сталина, всемерно возросший вес Красной Империи в мировой политике.

   - Красная Империя... как называли свою страну её обитатели?

   - СССР.

   - Расшифруй.

   - Союз Советских Социалистических Республик. Или Советский Союз. В обиходе.

   - Вторая супердержава планеты Земля?

   - США... то есть, Соединённые Штаты Америки.

   - Которая из них распалась первой?

   - СССР... 1991 год, ровно за 63 года до Контакта. США просуществовали до середины Реформы. Вплоть до избрания Президента Джудит Каннингем, сторонницы сотрудничества с Конфедерацией.

   - Назови примеры краха имперской политики той и другой супердержавы.

   - США - во Вьетнаме и Ираке. СССР - в Чехословакии и Афганистане. Чечня была несколько позже.

   - И ещё вопрос: кто из исследователей Красной Империи первым дал объективную оценку Второй мировой войне и режиму Сталина?

   - Александр Солженицын.

   - Награда ему за это?

   - После смерти на Земле - переселение в Конфедерацию, или Второе Рождение, как для всех Опередивших Время. Впоследствии занимался социопсихологией и биполярной математикой; активно участвовал в Реформе Земли.

   - А от сограждан?

   - Лагеря, затем изгнание. - Диса шмыгнула, по старой привычке, носом - а может, вздохнула украдкой. - И поговорка есть такая докосмическая: нет пророка в своём отечестве.

   И ты почему-то подавила вздох. То ли от облегчения, а то ли странная меланхолия накатила.

   Вот она, та самая маленькая сиротка, оборванка-замарашка, которую ты совсем недавно выдернула из сомнительного портового кабака в широкий мир. Тот самый сторожкий, зубастенький зверёныш, однажды доверившийся без оглядки тебе, непонятной "космофлотской тёте", Пришелице Ниоткуда. Сидит рядышком на нижней ветке цветущей магнолии, в саду при медкомплексе на острове Корфу. Болтает босыми ногами с милой непринуждённостью; и бойко, чётко, пулемётной скороговоркой расстреливает все твои псевдоменторские вопросы, ухитряясь хранить важный вид первой ученицы. Смесь прилежания и лукавства, неуёмного озорства и жадного интереса ко всему на свете; сгусток энергии и пытливости.

   Словом - вполне нормальный ребёнок.

   Только что неслась навстречу тебе во весь дух, взахлёб щебетала о новых мирах, друзьях, делах, знаниях (и "Наставник Эндо" через каждые два слова), - шквал, обвал, лавина впечатлений!

   Прощай навсегда - диковатое, анемичное, запущенное "дитя асфальта". Здравствуй - живенькая, крепенькая девочка, с милым, курносым и, как выяснилось, веснушчатым личиком. Струящийся вымпел мелко-волнистых волос цвета мёда. Маечка-тельняшка, короткие обтрёпанные шорты, исцарапанные коленки. И - трогательный самодельный лук через плечо. ("А я - Лима Арбалетчица!") И глаза, взамен прежних колючих льдинок, через край полны солнца и ветра.

   И есть, есть твоя доля во всеобщей заботе, чтобы в жизни Дисы больше не встретились грязь и мерзости. Вот награда тебе за посильную лепту - новая встреча. В ауре грустной нежности и странной, миражной зыбкости, как на старой семейной голограмме.

   Вконец перепутались, переплавились реальность с Реализованной Вероятностью: и в окружающем мире, и в твоём восприятии.

   - История мне без труда даётся, - просто добавила Диса. - Потому, что я сама жила... ну, как будто в ваши исторические времена. Изнутри понятно, что к чему.

   - А как - с комби-скейтом, плаваньем, скалолазаньем, фехтованием?

   - Пока хуже, - честно призналась Диса. - И с физикой, математикой, генетикой, кибернетикой - тоже. И стреляю вовсе не так метко, как Лима Арбалетчица... Но Наставник Эндо говорит: поводов для паники нет, спешить некуда. Ребята тоже во всём помогают.

   Взгляд прямо в глаза - по-прежнему солидный, по-новому открытый.

   - Я наверстаю. Правда. Ты ведь вернулась насовсем? И тоже будешь со мной заниматься?

   - Несомненно, малыш. Только свистни.

   - А если ты вернулась насовсем, - сияя всем своим существом, Диса приступила к главному, - значит, в моём мире теперь не будет галактической войны?

   - Как я тебе и обещала. - Позволяешь себе слегка потрепать легкомысленные солнечные кудряшки. - Ради такого трудного дела - довелось притащить сюда самого Аррк Сета. Другого выхода не было.

   Прервав себя - пристально вглядываешься в смутное движение впереди, в рощице апельсинных деревьев.

   - Вот, похоже, и он сам. Лёгок на помине.

   - У-ух ты!

   В полном восторге (и отчасти для того, чтобы щегольнуть недавно освоенным гимнастическим трюком) кроха свешивается вниз головой, цепляясь за ветку ногами, рассыпая стрелы из колчана. А затем - оп-почки! - рывком, без помощи рук возвращается в исходное положение.

   - Живой Аррк Сет! Колоссально!

   - Точно. Теперь уже - живой.

   - А что с ним сделается?

   - Недавно пытался меня застрелить, только и всего.

   - А-а, - глубокомысленно тянет Диса; ёрзая на ветке, придвигается ближе. - Во владеющего Силой безнаказанно не пальнёшь... знаю.

   Всё ещё возится нерешительно, стрекоза; глазёнками посверкивает. Соскакиваешь на землю, собираешь в траве самодельные стрелы; полной пригоршней протягиваешь законной владелице.

   - Выкладывай начистоту, юная этшивин: хочется посмотреть вблизи на всамделишного Аррк Сета?

   - Ну-у... - Диса мнётся; протягивает ручонку в цыпках за своими Разящими-Без-Промаха. - Наставник Эндо говорит: чрезмерное любопытство - нецивилизованно.

   - Наставник Эндо абсолютно прав. Потому мы, пожалуй, не станем прыгать как оглашенные вокруг живого Аррк Сета, свистя, улюлюкая и тыкая пальцами, - верно? Я только представлю вас друг другу: вежливо и вполне цивилизованно. Идём?

   Потревоженно шелестнули листья на апельсинных деревцах, почти вплотную подступивших к магнолии; и Диса пока что раздумала спрыгивать со своего насеста.

   - Если не Ранаир к Пророкам... - ухмыльнулась чуть скептически.

   Раздвинулся глянцево-зелёный занавес ветвей - на садовую дорожку, под косые рыжие лучи заката, выступил классический флибустьер Аррк Сет во всей красе. Опять нацепил на губы радушную паучью улыбочку; из руки в руку небрежно перебрасывает здоровенное яблоко, густо-красное до черноты. Змий-искуситель в саду Эдема, футы-нуты! и две Евы перед ним, на выбор: великовозрастная и малолетняя. С кого, интересно, начнёт мозги пудрить, на первородный грех совращать?

   А вот белоснежный курортный костюмчик (максимально лёгкие шорты и блуза) рановато нацепил, стиляга. Атлетическое тело и здоровый загар такое одеяние подчеркнуло бы идеально, спору нет; но вот для бледной немочи совсем не годится. Откровенно не тот эффект... да ещё болтается как на вешалке.

   - До боли знакомый голос. - Прижав руку с яблоком к груди, бывший узурпатор кланяется, следует отдать справедливость, совсем уже по-конфедеративному. - Вот и опять встретились, леди Шейла, не успев расстаться. Счастливая звезда.

   - Счастливая? - только и вздёргиваешь плечом ты.

   Распелся колохалтурой! если и звезда - разве что тот самый пульсар, который так любит поминать дружище Джав. Причём - для обоих взаимно.

   А Джава, оказывается, уже и теперь ох как недостаёт, вояки бравого...

   Предусмотрительно сбросив в траву всё своё вооружение, Диса опять свешивается вниз головой; раскачивается как маятник, с каждым разом сильнее. Толчок, кульбит в воздухе - и вполне элегантное приземление.

   На четвереньки.

   Лиха беда начало!

   - Вот ещё один сюрприз... ребятишек не видел лет двадцать, тем более вблизи, шутка ли! - Тактично дождавшись, пока Диса подхватит лук со стрелами, отряхнётся и выпрямится, Аррк Сет отвешивает поклон и ей. - Достойная юная этшивин...

   - Диса. Рада знакомству, лорд Аррк Сет, - выдаёт пигалица единым духом.

   Глядит в упор с интересом, но без доверия особого. Ещё бы! нежданный-негаданный осколок прошлого, которое рада бы забыть поскорее!

   - Неужто и здесь я в рекламе не нуждаюсь?

   Усмехнувшись вполне приязненно, тот протягивает ей соблазнительный "запретный плод". Ну, что ты говорила?! грехопадение начинается! Быстро же наш болящий-скорбящий (средиземноморский воздух пошёл впрок, после синтетического-то кислорода!) становится прежним Аррк Сетом. Обходительным, самоуверенным, иронично-проницательным.

   И - затаённо-опасным, как Звёздный Молот.

   Отгоняешь вздорную, но тревожную мысль: не к добру, ох не к добру открыла ему самый факт существования Дисы. Параноики пишут нолики, шизофреники вяжут веники... подумаешь, велика персона - полумёртвый аферист с амбициями! Лидер фанатиков, разгромленных в пух и прах; генерал без армии, к тому же заброшенный за тридевять вероятностей, в тридесятую реальность. Что от него ожидать такого уж невиданно-каверзного? Всей Конфедерации, чай, уши лапшой не завесит. В крайнем случае, удерёт на ту сторону, порезвится немного, помутит воду в омуте... так опять же личность известная, приткнём в два счёта!

   Окстись, Пришелица Ниоткуда! уже не ты одна против целой Империи - напротив, твой закадычный враг один против целой Конфедерации. А кто не понял - тот дурак, Твоё Узурпаторское.

   Диса тем временем решительно встряхивает золотистой гривкой: новая версия грехопадения сорвана в зародыше.

   - Здесь нищеты не существует, милорд. А витамины более всего необходимы выздоравливающим - так говорит Наставник Эндомаро.

   - Грамотная тут молодёжь! поглядеть любо-дорого. - Ничуть не обижаясь, Аррк Сет сочно укусывает своё яблоко. - И, главное, к старшим уважительная. Однако постой... ты назвала имя Наставника Эндомаро? вот и открылся у нас с тобой общий добрый друг. И впоследствии, как полагаю, даже общий Наставник.

   Задумчиво хрумкая, он перевёл взгляд уцелевшего глаза с Дисы на тебя и обратно - сопоставляет что-то...

   - Может, малышка, мы ещё вместе вспомним славного парня Хейтсо Хаффлу, с его неразлучной птицей, носящей имя местной богини? так он с утра тоже здесь.

   - Хейти приехал?! - Не в силах сдержать восторга, Диса запрыгала на одной ножке. - Шейла, ты позовёшь Хейти с Афиной? Купаться вместе пойдём!

   - Выходит, Диса, - резонно заключил Аррк Сет, - остаётся нам только одно: крепко подружить между собой.

   - Никак у Вашего Узурпаторского дар телепатии открылся? - саркастически вставила ты. - От срикошетившей пули?

   - Раньше, леди Шейла, гораздо раньше. - Аррк Сет - сама учтивость - приоткрывает зубы в церемонной улыбке. - Как, по-вашему, достиг бы я высшей власти, не обладая этим даром? Не столь безупречно, как вы, не спорю... однако, сколь понимаю, док не склонен запрещать мне самосовершенствоваться. Даже напротив, к вашему сведению.

   С трудом подавляешь истерический смешок. Эндо, что ли, пошутил неудачно? Аррк Сет, владеющий Силой? - бедная старушка Вселенная!

   Немигающий жутковатый взгляд чёрной дыры на мертвенно-бледном ещё раз перемётывается с Дисы на тебя - и приковывается напрочно, по-следовательски.

   - Кем же это чудо вам приходится, леди Пришелица Ниоткуда? Сестра? дочь? кузина? племяшка?

   - Не мне, а вам приходится: соотечественницей.

   Что-то полная откровенность с задушевным врагом входит у тебя во вредную привычку. Хаос его ведает, кому это повредит в дальнейшем?!

   Едва не поперхнувшись последним куском яблока, Аррк Сет вперяется из-под вскинутых бровей - опять-таки не в Дису, в тебя.

   - И кому, позвольте поинтересоваться, объявила войну эта пичуга? - трогательным-дружелюбным-беззащитным Объединённым Мирам туманности Тафлура? Коль скоро мы оба здесь и по вашей милости - то, надо полагать, за сходные грехи?

   - Дурак! - срываешься-таки.

   - Не слишком вежливо. И в ещё меньшей степени... цивилизованно.

   Аррк Сет небрежно отбросил огрызок в траву. Перевёл на Дису проникновенный взор.

   - Не кажется ли тебе, малышка, что леди Шейла несколько... гм... отличается от прочих своих соплеменников?

   Ну, это уж чересчур! опять он за свою проверенную политику "разделяй и властвуй"?! Кто-то кому-то сейчас выдаст - по первый галактический цикл!

   Однако со взрывом благородного негодования тебя опережает Диса. Судя по сдвинутым бровкам и стиснутым кулачкам (живо припоминаешь собственные детские драки), навязанная сверху политика "разделяй и властвуй" для неё оказалась ножом поострее, чем для тебя.

   Поклёп на тётю Шейлу, главного человека в моей судьбе и вообще во вселенной?! да ни в жизнь этот номер не пройдёт!

   - И всё равно Шейла самая лучшая, много вы понимаете в радиактивном выхлопе!

   Всё. Мигом слетел недолговечный цивилизованный лоск. Сердцевина обнажилась - цепкая малолетка из портового притона.

   Дикарка, теперь уже худо-бедно вооружённая знаниями Конфедерации... гремучая смесь!

   - А вы - вы просто социальный тиранозавр! и место вам - в Юрском парке.

   И, секунду помедлив, высунула язык: универсальный в любой реальности жест обиды и презрения!

   Кибер-садовник хлопотливо пробежал мимо, по пути бесследно смахнул брошенный Аррк Сетом огрызок. Где-то поодаль, за оливковыми рощицами, собиралась оживлённая ватага: выздоравливающие пациенты вкупе с лечащими врачами отбывали к морю для вечернего омовения.

   Похоже, и Диса прониклась всеобщим порывом; с ноги на ногу перемялась, теребя тетиву лука.

   - Ну, так я - за Хейти и Наставником Эндомаро? Найдём удобную бухту и дадим тебе знать, Шейла, лады? Если ты ещё не закончила свои дела с сомнительно-полезными ископаемыми...

   - Ископаемое покорнейше просит позволения присоединиться. - Несколько обескураженный Аррк Сет попытался загладить инцидент церемонностью. - Общий наш друг Эндомаро ещё утром предписал мне плаванье...

   - С политиканами не плаваем! Служу Империи!

   Шутовски щёлкнула, егоза, воображаемыми каблуками, взяла под воображаемый козырёк; развернувшись налево кругом, вприпрыжку припустила к далёкой компании. Босые пятки так и сверкают, кожаный колчан хлопает по спине, и неуклюжее оперение стрел торчит поверх волос, как воинственный убор краснокожего.

   Скрылась среди олив, в путанице корявых стволов и непомерных вечерних теней; лёгкий топоток растворился в звоне цикад. Слава прогрессу, бурная сцена обошлась без свидетелей!

   - Где вы отыскали этакое дитя природы, поделитесь секретом? - полюбопытствовал Аррк Сет, как показалось, без тени обиды. - Малютка за словом в карман не лезет... собственный её талант - или ваша школа, признавайтесь, леди Шейла?

   - Думать надо, что болтаете, Ваше экс-Узурпаторское, - отмахиваешься вяло. - Не на митинге.

   - Вот я и думаю: пожалуй, не плохо и не скучно нам будет, всем втроём, в этом вашем, как бишь его там... Юрском... Где социальные ископаемые собраны, на потеху почтеннейшей публике.

   - Уточняю: вдвоём. Ты да я, да мы с тобой. Диса ещё вырастет. Нас же с вами, детишек изрядного возраста, надо было в люльке придушить. Теперь уже поздно что-либо исправлять.

   Как-то исподволь замечаешь, что бредёте вы вдвоём, неторопливо, к оливковой роще, по следам Дисы. Пикируясь вполне беззлобно, уже в силу привычки. И сумеречный туман затягивает сизой вуалью последние угли заката; и запахи становятся по-вечернему одуряющими, а нестерпимый звон цикад зарождается, кажется, не вовне, а где-то в собственном твоём мозгу.

   - И всё-таки: если я к вашему милому обществу присоединюсь - не прогоните?

   - Плавать-то умеете, Ваше Бывшее?

   - Понятия не имею. Никогда не пробовал. Недосуг было.

   - Тогда учтите, у нас правило: спасение утопающих - дело рук самих утопающих.

   - С детства привычное мне правило, леди.

   В дупле оливы, над самым ухом, застенчиво подала голос первая сова. Почти одновременно - весёлый телепатический оклик Хейтсо деликатно коснулся сознания. Нашлось в этом зове, между прочим, местечко и для Аррк Сета.

   Судя по тому, как последний вскинулся с непривычки - послание достигло и его.

 

4.

   - За ум берётесь, Ваше Узурпаторское? Дело!

   Небольшой спортзальчик пустовал, как обычно в этот неурочный час дня. Только Аррк Сет, в гордом одиночестве, усердно пыхтел и корячился на тренажёре в уголку. Впридачу ещё чёрный диск гипноизлучателя прицепил на лоб, что-то на корку наматывает... Юрий Цезарь, блин! Не так давно Эндо сотоварищи, без устали впадая в охи-ахи от Ай-Кью экзотического гостя, разработали индивидуальную программу обучения, достойную столь выдающегося державного мужа. На каковой гранит науки "державный муж" набросился с охотой, увлечением, воодушевлением и даже не без жадности, на взгляд Шейлы несколько подозрительной.

   Вот и теперь - отнюдь не сразу и без восторга особого покинул эмпиреи чистого знания. Проморгался, поморщился, щёлкнул по кнопкам прибора, уселся неподвижно. Вернулся, стало быть, в мир бренный, грубый, материальный; к привычным уже хохмочкам-язвочкам непрошеной покровительницы. Глазами хлопает... хвала прогрессу - уже обоими.

   - Леди Шейла?

   - Угум. Опять я, докучливая.

   - Тоже пришли на тренажёрах посидеть? Милости прошу.

   - Другого места, что ли, не найду - на тренажёрах посидеть...

   Окинула своего протеже придирчивым взглядом - сверху вниз. Уже поприличней выглядишь, Твоё Узурпаторское. Обнажённый торс мало-помалу обретает привычные мускулистые очертания; и на шрамы вполне можно смотреть без дрожи в коленках, скоро совсем изгладятся. Росинки пота блестят на коже; а с кожи средиземноморское, чудодейственное солнышко успело изгнать трупную бледность, взамен подарив свой тёплый, золотистый оттенок. Сдаётся, приятель, отроду ты вовсе смуглый... это ж сколько надо было предаваться аскезе в астероидных поясах, чтобы побелеть как антариец?!

   И пристальные обсидиановые глаза - оба - уже практически в полном порядке. Особенно теперь, прояснённые от дурмана избыточной информации.

   С видом неподражаемо смиренным - сила-де солому ломит - Аррк Сет убрал гипноизлучатель со лба и пристегнул к поясу.

   - Пора прерваться, пожалуй. Здесь, сколь понимаю, исповедуют умеренность и благоразумие во всём.

   - Что ж вы штудировали с таким похвальным усердием, Ваше Узурпаторское? Устройство инфрануклеонной бомбы?

   - Если скажу, что - всегалактическую историю, вы меня несомненно поднимете на смех. Мол, прохвост вдвойне, исконногенетический и профессиональный, как все политики... или ещё по какой причине. Можете, впрочем, убедиться доподлинно на сей раз.

   Ковырнул крышку прибора, указал на открывшийся инфокристалл жестом галантной иронии. Никаких-де государственных тайн, извольте! Шейла только фыркнула, с ногами взгромождаясь на ближайший подоконник.

   - Воображаю, к которым из исторических лиц вы обращаетесь за советом, вдохновением и благим примером! Назову их наперечёт, не прибегая к телепатии: Торквемада? Гитлер? Эльгимер Кровавый? Владычица Лиидж Вторая? Хотя вру: вам больше по душе закулисные махинаторы, серые кардиналы. Ришелье; матушка Лима; Зай-Грир...

   - Дэйра Вэндорский, - почти промурлыкал Аррк Сет, пополняя список славных имён с видимым удовольствием.

   - Вот уж кумир абсолютно не в вашем вкусе! Чересчур о подданных радел, напрочь забывая о собственной выгоде, - что бесспорно даже для заядлых циников, как вы да я.

   - Не отрицаю, леди. Чрезвычайно редкий, незаурядный тип государственного деятеля. Даже... Опередивший Время, правильно?

   - Попросту идиот, по-вашему. - Шейла изобразила пренебрежение. - Вы б ещё отцом Одольдо повосхищались. Или Аризией Первопророчицей.

   - При вас не стану: не поверите всё равно. Приберегу свои восторги для Наставника Эндомаро, тот меня поймёт и простит... Не возражаете?

   Вежливо прервав собственную насмешку (отчего та обрела характер издевательства вовсе наглого), Аррк Сет поколдовал над пультом тренажёра, уменьшая нагрузку; снова взялся за рычаги. Шейла передёрнула плечами безразлично: мне-то что, Твоё Узурпаторское, хоть ты вешайся у меня на глазах?!

   Всё ж за работой его мышц (тех самых, на шее и на плече, что были выжжены и радиоактивны не так давно) землянка исподтишка наблюдала с тревожным интересом. Задействовав как обычное зрение, так и рентгеновское.

   О'кэй... где приложили руку эшрэи, там до свадьбы заживёт гарантированно.

   - Кстати, вы ничего особенного не замечаете, леди Шейла? - Аррк Сет, оказывается, вполне способен поддерживать светскую беседу без отрыва от физических упражнений. - Я уже свободно говорю с вами на галакто... на вашем галакто.

   - Все говорят на нашем галакто. Не ахти какой подвиг.

   - Смотря для кого и при каких обстоятельствах. А ещё - в данный момент вы меня сканируете, - невинно, как бы между прочим добавил Аррк Сет. - Я чувствую.

   Оп-почки! вот правда сюрприз так сюрприз. Желание сканировать испарилось, как не бывало.

   Что ж - Эндо, чудило-мудрило, впрямь обнаружил у своего нового питомца способности ко владению Силой? и даже - счёл безопасным развивать таковые?

   В ближайшем будущем придётся подискутировать с ним по душам, на время отбросив пиетет ученика перед Наставником.

   Лично Шейла таким вот жукам даже телепатию не доверила бы. Последствия могут быть таковы, что ложек не напасёшься - расхлёбывать.

   Тёмных Координаторов заказывали, достойные этши?

   Или успели, историки, подзабыть Тимофея Снегирёва? Первый "силач" среди землян - не из Опередивших Время, конечно, но уже после Реформы и Присоединения. Как на грех, оказался Тёмным... всё-то у нас, у землян, не слава прогрессу, и тут отличились от других. Сам у себя обнаружил способности, сам у себя их развил в соответствующем направлении: сам пью, сам гуляю! Живенько, не будь дурак, прибрал к ногтю всю ту сторону. Там и пол-Конфедерации вдрызг разнёс, опомниться не дал. Покушался даже на самоё Центр Клонирования, в целях шантажа. Под конец довёл до самоубийства Виестру Тайл, Реформатора собственной планеты, и только тогда опамятовался.

   Такая вот куча-мала подвигов... ославил родную цивилизацию на всю галактику и окрестности.

   Говорят, просто-напросто был безумно влюблён в эту самую Реформатора Тайл, псих-одиночка. В этаком-то ничтожном стакане воды ухитрился поднять бурю на все времена. У Аррк Сета, правда, с любовью всё на мази: в смысле, подобную эмоцию его нервная система производить не способна. Если не считать непомерных себялюбия и властолюбия... но уж с этими страстями можно наворотить дел и много больше, и много эффективнее.

   Вывод, кажется, однозначен: буде у Аррк Сета откроется хоть мало-мальское подобие способностей - придушить в зародыше.

   Дальше будет поздно.

   Аррк Сет продолжал усердно приводить в порядок заново восстановленные мышцы, тайком катая на губах ухмылочку. Впредь не лишне бы, общаясь с ним, ставить телепатический блок. На всякий экстренный-поджаренный.

   - Прослышал я отдельные намёки, - оставив рычаги тренажёра, начал вдруг Аррк Сет без тени притворства, - будто мой родной мир, да и сам я - не более, как досужий вымысел неопознанного борзописца. Так ли это?

   - Я за свой-то мир не поручусь. - Шейла усмехнулась, устраиваясь поудобнее на подоконнике: ноги затекли. - Не одни вы такие, реализованно-вероятностные. Впрочем, если вашего творца-бумагомарателя вы воспринимаете как личное оскорбление... никто вам не мешает остаток дней своих посвятить его идентификации и поиску. Чтобы в конце концов собственноручно набить ему морду, да тут же на месте и в ящик сыграть, от сознания честно выполненного долга.

   - Так уж я похож на круглого идиота? - Аррк Сет дрогнул углами губ - почти незаметно.

   - Как сказать... - буркнула Шейла двусмысленно.

   - Скажите напрямик и на галакто, - посоветовал Аррк Сет не без сарказма.

   Ну, сам напросился, Узурпаторское.

   - Кто, спрашивается, угробил всю свою сознательную жизнь на то, чтобы взгромоздиться на трон какой-то заштатной галактической империи? С нашей точки зрения - поступок идиотский, если не кретинский.

   - Точки зрения бывают разные, леди Шейла.

   - Расслабьтесь, Ваше Бывшее. Для вас отныне, и присно, и вовеки веков не предвидится иной точки зрения, кроме конфедеративной, - не осознали ещё? Извольте приноравливаться, в ваших лучших традициях. Кто тут у нас непревзойдённый спец по выживанию и процветанию в любых условиях?

   - В вашем секторе Вселенной, конечно же, верх благоразумия - это жизнь свою за други своя. Усвоил. Уже усвоил.

   Лицо Аррк Сета сделалось отрешённо-кротким до самого до не могу... как у всех хулиганов, интриганов и политиканов, когда те замышляют очередную пакость. Бубни-бубни, мол, леди Шейла, как там космические корабли бороздят Большой Театр. Бей на самолюбие, бери на "слабо", выворачивай наизнанку ваши же сверхвысокогуманные конфедеративные законы, как хочешь из штанов выпрыгивай, лишь бы обратить меня в вашу веру. А мы ещё будем посмотреть, чьи тут моральные принципы жизнеспособнее. И кто будет командовать парадом, в конечном итоге.

   Ну-ну... жди-пожди Гостей Из Антимира.

   Лет этак через миллиардик-другой - всякое может статься...

   Назойливым комаром заныл многоцелевой портативный приборчик - видеофон-часы-компьютер-и-ещё-всяко-разно - на запястье Аррк Сета. (Как? уже и этим его снабдили?! впрочем, для повсеместной идентификации и обнаружения - самое то, что надо). Выключив сигнал и вздохнув позаметнее, тот извлёк откуда-то знакомую чёрную повязку.

   - Мой добрый гений Эндомаро напоминает, что пора моей злополучной сетчатке отдохнуть от Светлого Неба. - Развёл руками, поясняя; легко поднялся, подошёл почти вплотную. - Не подсобите ли? чертовски неудобная штуковина.

   - Что уж поделать с таким илагром, вроде вас, - хмыкнула Шейла.

   Приняла эластичную ленту, переданную преувеличенно-церемонно; начала прилаживать, привстав на своём подоконнике на одно колено (амбал ты всё-таки, Твоё Узурпаторское!) Поймала себя на неуместной мысли, что пальцы путаются в рассыпчатых смоляных прядях, а глаза отслеживают струйку пота на бицепсе.

   - Уверяет Эндомаро, - продолжал непринуждённо болтать Аррк Сет, - что не сегодня-завтра мне позволят расстаться с этой гостеприимной, но поднадоевшей больничной обстановкой. Скорее бы. Нетерпится изучить поближе тот дивный новый мир, куда меня занесло так нечаянно-негаданно.

   - И изучив - несколько усовершить его, на свой вкус и усмотрение. - Просто необходимо съязвить в ответ, иначе чёрт-те до чего додумаешься... да где же, наконец, пазы для этих растреклятых кнопок?! - Вписать, так сказать, своё имя в скрижали - чтобы Снегирёву и Зай-Гриру в Последнем Пределе икнулось от зависти. Не так ли?

   - Не так, - возразил Аррк Сет очень мягко; жаль, не разглядеть выражения его лица. - Куда нам грешным... поди, каждый мой шаг и каждая мысль под особым контролем? Я ведь, - вкрадчивая усмешка, - социально опасный тип? и не просто, а очень опасный?

   Магнитные застёжки встали наконец на надлежащее место. Ах, чтоб тебя, гений наизнанку! с тобой знай держи ухо востро, нос по ветру и мыслезащиту наготове!

   С видимым облегчением Шейла ткнула Аррк Сета ладонью меж лопаток. Взашей, так сказать.

   - Гуляйте, Ваша Проницательность. Только поскорее бы вам уяснить и принять, ради вашего же блага: диктаторов-узурпаторов-фашистов тут терпят только в неприсоединившихся мирах, и то исключительно ради исторического опыта. Тот же, кто намерен иметь дело с Конфедерацией, должен уже указанного опыта набраться. И либо воспринимать жизнь всерьёз, без претензий на мировое господство и прочих подростковых комплексов неполноценности; либо...

   - Либо? - переспросил Аррк Сет, изогнув бровь и глядя в упор.

   - Основательная прокачка мозгов. - Пущей убедительности ради, Шейла пристукнула пальцами по подоконнику. - И - на чёртовы кулички галактики, в урановые рудники. Трудиться во благо - не мытьём, так катаньем.

   Ох и чушь собачья! страшная сказочка для флибустьерских младенцев, на сон грядущий. Где уж тут до экономической выгоды от каторжного и рабского труда, если в роботах недостатка нет?

   Едва ли стреляного воробья Аррк Сета проведёшь на столь безграмотной мякине.

   Стреляный воробей Аррк Сет не отводил острого, обсидианового взгляда. То ли в слишком грубой лжи уличал, то ли вовсе что-то непонятное-чудное?

   - Совсем ведь позабыл, политикан прожжённый, всю прелесть женской заботы, - произнёс с какой-то несвойственной интонацией.

   И - не сдержавшись, отпрянула Шейла; ощерилась по-волчьи.

   - Потолкуйте по душам со своим воображением, Ваше Узурпаторское!

   - Будет сделано,- покладисто согласился тот; пригасил взгляд, оступил на шаг.- Потолкую. Да заодно приму ионный душ после тренировки, с вашего позволения. Вам же, леди, советую отрешиться от тревог за мою физическую форму, а взамен заняться совершенствованием своей собственной. Тренажёрный зал к вашим услугам. Честь имею!

   Церемонно поклонился, щёлкнул каблуками в милитаристской манере своего мира; неторопливо отправился восвояси. В дверях столкнулся с оживлённой группой таких же, как сам, выздоравливающих, жаждущих восстановить силы. Со всеми раскланялся как ни в чём не бывало, непринуждённо, в лучших традициях Конфедерации ("Достойные этши... достойные этши...")

   И, прежде чем скрыться в коридоре, ещё зыркнул через плечо единственным лукавым, блестяще-чёрным глазом.

   Предоставив ей сползать, как идиотка распоследняя, с подоконника при всём честном народе.

   Спасибо ещё, честной народ блистал отсутствием, пока они выясняли отношения! Иначе, как пить дать, отыскался бы тонкий психолог, не преминувший заметить: милые, мол, бранятся - только тешатся. Или изречь ещё какую народную мудрость - она же банальная благоглупость - в том же духе.

   Компания бодро, с шутками-прибаутками разбирала тренажёры, устанавливала оптимальные нагрузки. Между делом то один, то другой задорно окликал землянку. Присоединиться, что ли, и правда к ним - полным накопившейся энергии, стосковавшимся по движению, заново рвущимся жить? Только, Узурпаторское, не тешь себя иллюзией, будто это я послушно внимаю твоим тонким намёкам на толстые обстоятельства, насчёт якобы недостаточного физического совершенства. Просто - общему порыву возвращённой жизни поддалась.

   Что до самого Аррк Сета - то одна, по крайней мере, грань его сложной-неоднозначной натуры уж точно в совершенствовании не нуждается. А именно - его совершенная наглость.

 

5.

   Герметическая входная дверь убралась в стену, открыв мир квазибиопласта, приглушённого света и приятно-прохладного воздуха с лёгким запахом хвои.

   - Здесь будете жить, - прокомментировала Шейла, гостеприимно посторонясь. - В случае затруднений - моя квартира напротив.

   - Надеюсь, что причиню вам не так много хлопот. Пользоваться линией доставки, домашним кибером и персональным компьютером я уже выучился. Равно как пилотировать флайер либо автомобиль-трансформер.

   В подтвержение, Аррк Сет прикоснулся к терминалу на стене; вполне привычным движением запер и закодировал дверь за собой. Попутно отметил мысль своего гида, полуизумлённую-полунасмешливую: мол, быстро схватываешь, птенец.

   - Спасибо, кстати, что предусмотрели в компьютерной сети квартиры программу на моём родном языке, - поблагодарил с небрежной любезностью. - Кода никто нипочём здесь не разгадает. Для особой надёжности предпочёл бы, правда, настроить эту охранную систему на собственный ДНК.

   - Уймите вашу паранойю. Пора б уже знать, что в Конфедерации чрезвычайно редко встречаются домушники. Пойдёмте, покажу остальное.

   Одна из внутренних дверей отъехала сама собой, когда сканер отреагировал на их приближение. Из длинного белого холла вступили в просторную гостиную: абсолютно белая квазибиопластовая обивка, абсолютно чёрная мебель из того же материала, и осветительные полоски из агронциса на стенах и потолке, также непроницаемо-чёрные в дневное время суток. Линия доставки на стене; напротив - стереовидеофон; над окном - система отопления-кондиционирования-очистки-обогащения воздуха. И - всё: необжитой, стерильный какой-то вид.

   - Наставник Эндомаро уверяет, что такой контраст тонов более всего вам по душе, Ваше Узурпаторское, - пояснила Шейла с отстранённо-корректной интонацией экскурсовода. - По мне, интерьерчик - как в доисторическом офисе, антарктические льды от зависти растаяли. Лично я бы в такой обстановке часа не выжила... ну, о вкусах не спорят. Если передумаете, терминал изменения цветовой гаммы - вот. Здесь же субатомный трансформатор: может, деревянную либо пробковую обивку вы предпочтёте квазибиопластовой, вольному воля, экспериментируйте всласть. Что до картин, статуэток и прочих фарфоровых слоников, а также книг, инфокристаллов, научных приборов и инструментов по мелочам - линия доставки для всего этого добра в рабочем кабинете. Для одежды, медикаментов - в спальне. В столовой... соответственно. Здесь можно заказать лёгкие напитки-закуски, для дружеской компании. Каталоги всюду прилагаются: хранятся и обновляются в компьютерной сети, просматриваются на дисплеях. Прошу любить, жаловать и владеть.

   - Недурно, - сдержанно отметил Аррк Сет. - Признаюсь начистоту: там, где мне довелось обитать до сих пор, таких хором у меня не водилось.

   - Общедоступная холостяцкая квартира. - Шейла небрежно пожала плечами, предлагая не городить чушь насчёт каких-то там роскошей. - Малый джентльменский набор. Гостиная. Столовая. Спальня. Рабочий кабинет, он же библиотека. Спортзал. Три комнаты для гостей. Санитарный узел: ионный душ, электрический массаж и такое прочее. Кухню даже не предлагаем: едва ли ваше хобби - кулинария. Сад, бассейн - на балконе. Ангар для флайера - на крыше. Вот и всё. Для семейных у нас апартаменты обширнее, сколь понимаете...

   Осекшись, пристально заглянула в глаза собеседнику; помахала растопыренной пятернёй перед самым его лицом.

   - Эй, Ваше Бывшее... ну что остолбенели? вы здесь - хлебосольный хозяин, или памятник Реформатору на площади Реформы?! Предложите, что ли, гостье присесть; да продемонстрируйте, как вас натаскали по части линии доставки. Раз уж похвалялись.

   Вот опять... то официально-менторский, почти машинный тон, то сплошная издёвка; а что сверх того... Сам проштрафился, впрочем.

   Стоило глазеть в прострации, всемерно подтверждая репутацию дикаря из третьеразрядного бестселлера. Без того кое-кто здесь уверен непреложно, что наивысшее чудо техники, посильное для твоего ума, - примитивный послойный ментоскоп.

   Стареешь, Аррк. Размагничиваешься. Теряешь хватку.

   - Так не годится. - Привычно скрыв досаду - изобразить ответную, непринуждённую полуиронию. - Кого ещё пригласим? Хейтсо? Наставника Эндомаро? Диса, к сожалению, несовершеннолетняя...

   - Что с того - несовершеннолетняя? - Шейла смотрит недоумённо. - Куда и зачем - пригласим?

   - Как же? Обмывать. - Очень авторитетным кивком Аррк Сет обвёл благоприобретённую комнату.

   - Такое у нас не обмывают, эх вы, Узурпаторское! поскольку - само собой разумеется.

   Так и не дождавшись джентльменского жеста, Шейла опустилась в бархатно-чёрное кресло, тут же принявшее форму её тела; потянулась сама к линии доставки.

   - Вот откроете новую цивилизацию, или ещё что-нибудь полезное, - тогда и обмоем. А пока - просто красного санбиолийского и фруктов, приятной беседы ради.

   Здравствуйте! опять оплошал. Чтобы хоть как-то сохранить лицо - одно остаётся: присесть рядом, с учтивым поклоном принять бокал из рук своей покровительницы.

   Давно пора, право, привыкнуть к богатству и могуществу здешней цивилизации. Уже по тем условиям, что были ему предоставлены в медкомплексе (сервис по высшему разряду, разве что принцев крови так лечат!), можно сделать определённые выводы. Но эта слегка уменьшенная копия императорских покоев, запросто именуемая здесь "общедоступной холостяцкой квартирой"... гм...

   Говорят, с хорошим смиряешься быстро.

   Прояснить бы ещё такой вопрос на засыпку: с какой стати с ним здесь носятся, как с писаной торбой? В память прежних заслуг? - так более чем сомнительны они, особенно с конфедеративной точки зрения. У себя-то на родине так толком он ничего не достиг, кроме грандиозного пшика; а пыжился-то, грозился, стращал!.. Тем паче тут - кто он? - никто, и звать его никак. Пустое место. Отсчёт с нуля.

   Было бы кому пыль в глаза пускать.

   Происходи всё в привычном с детства мире - без запинки рассказал бы, где бывает бесплатный сыр. Но... подозревать в коварстве, в своекорыстии, в какой-то архисложной игре - конфедератов?!

   Профессиональных лжецов, махинаторов, интриганов, прожжённых политиков вычислил бы - с первого взгляда, с первого нюха. "Рыбак рыбака видит издалека", - так съязвила бы Шейла, и была бы совершенно права. В чём-в чём, а в заговорах да в предвыборных кампаниях поднаторел он получше многих.

   Только конфедератам вперяйся, не вперяйся в глаза взглядом многоопытным, цинично-незамутнённым - бестолку. Ни намёка на двойное дно. Одна бездна искренности - прямо страшно становится. Не влезай - убьёт.

   Просты - да не простаки; миролюбивы - да не беззащитны. Как по местным священным писаниям: мудры, как змеи, и кротки, как голуби.

   Душа конфедерата - драгоценный, прозрачнейший кристалл, огранённый в тысячах измерений. Так, весьма поэтично, выразилась Виестра Тайл, Реформатор Земли, с округлением два миллиона лет тому назад. И о душах варваров немытых, докосмических тоже выразилась, столь же метко, да не столь лестно: гнилые, мол, омуты, битком набитые чертями всех мастей.

   Так-то, дружище Аррк. Предложат тебе завоевать этих парадоксальных существ, именующих себя запросто Семьёй Человечеств, - откажись наотрез. Ибо спиной и пониже безотчётно чувствуешь: с фанатиками, основной движущей силой стервы-истории, здесь, пожалуй, туговато.

   Но, во имя Светлого Неба: чего ради так щедро пичкают здесь его, социально опасного (и не просто, а очень опасного) типа, всеми неограниченными благами цивилизации?!

   - Коль скоро вас волнует, чем придётся расплачиваться за жильё и за лечение, и вообще за гостеприимство... - Между двумя глотками вина, походя Шейла "подхватывает" (кажется, так это здесь называется) его мысль. - Пока учитесь - находитесь на иждивении Содружества, как любой урождённый конфедерат. Однако, учитывая ваши чрезвычайные обстоятельства, - постарайтесь определиться с профессиональными интересами и начать работать чем раньше, тем лучше, Ваше Бывшее. Размусоливать ваше образование на стандартные четверть века не резон ни нам, ни вам. И, в принципе, никакой иной платы не потребует от вас Семья Человечеств, помимо добросовестного труда и полноценной жизни, достойной разумного существа. Хотите верьте, хотите нет.

   Отставив полупустой бокал на столик, землянка смерила новоиспечённого хозяина апартаментов (слово "квартира" с непривычки представлялось тут слабоватым) недобрым, снайперским прищуром.

   - Не исключено, впрочем, что вы окажетесь хроническим тунеядцем. Как бы там чистосердечно ни ставил на ваши блестящие извращённые мозги Наставник Эндо.

   - Так уж я похож на представителя золотой молодёжи?

   Спокойно-безразличный, почти скучающий тон... и - слишком явственное ощущение этой растреклятой жилки на виске. С голосом, лицом, жестом, взглядом совладать - не проблема для профессионального политика. Куда неподконтрольней - яростная пульсация крови; то единственное, что способно выдать волну бешенства, душно подступившего к горлу.

   Когда-нибудь и Шейла распознает этот признак. Если уже не догадалась, телепатка.

   И ведь наверняка представляет, из какой грязи довелось ему карабкаться в князи: сцепляя зубы, срывая ногти, не зная детства, рассчитывая на себя одного. Знает - и язвит насмешками, столь же болезненными, сколь и несправедливыми... чёрт бы тебя побрал, Пришелица Ниоткуда!..

   Полегче на вираже! - вовремя одёрнул сам себя. Теперь и здесь ты - Пришелец Ниоткуда, бродяга безродный, ноль в квадрате. Зато она - свояв доску... и вовсю пользуется вседозволенностью, какую только предоставляют родные пенаты.

   Не сообразил разве - ещё там, в своих безраздельных владениях, - что расстановка сил поменялась диаметрально и надолго?

   Хотя насчёт "раз навсегда"... не станем пока тешиться иллюзиями, всем телепатам напоказ; но и зарекаться не следует.

   Шейла - хвала Светлому Небу! - не сочла обязательным развивать тему его тунеядства подробнее. Ограничилась одним тонким намёком на толстые обстоятельства. Может, просто педагогические воззрения у неё такие, для Конфедерации своеобычные? Может, решила она, что в противовес бесчисленным пряникам, которыми наперебой закармливает "этого политикана" Содружество, с её стороны не повредит немного кнута? А чтоб не сильно зарывался. Знаем мы, дескать, этих варваров... только начни им потакать - мигом приступят к любимому силовому упражнению: сядут на шею и начнут качать права!

   Вот, явно сменила, перестраховщица, гнев на милость; подхватила с блюда какой-то сочный экзотический фрукт, надкусила деликатно. И - поверх него подмигнула (очевидное-невероятное!) едва не кокетливо.

   - Всё-таки, Ваше Бывшее... чем это вы, если не секрет, закодировали вашу дверь?

   Банальнейшее, легкомысленное любопытство, так свойственное "прекрасному полу"... однако, вот так Пришелица Ниоткуда. Воплощённая Безупречность-Компетентность-Всемогущество!

   Оказывается, ничто человеческое - более того, женское - ией не чуждо? кто бы заподозрил?!

   - Так ли это важно - для вас лично? - По её примеру, взял и он что-то съедобное, наугад; ответно (не без труда) переключился на светский, лёгкий, почти игривый тон. - Вы-то, при необходимости, телепортируетесь сюда и в обход всех охранных систем, не так ли?

   - Ну, а вдруг мне взбредёт на ум соблюсти вежливость? - Шейла продолжала настаивать, склонив голову к плечу и уничтожая свой фрукт с аппетитом, хотя и аккуратно. - Исключительно из этических соображений, должна же я знать ваш код? хоть намекните.

   - Скажем так: имя моей первой любви. Можете начинать гадать...

   Взамен гадания, на него обрушился шквал чистосердечного веселья.

   - Первая любовь! - и Аррк Сет?! Определённо шутите, Ваше Бывшее!

   - Вполне вероятно. На что, на что - на любовь у меня никогда не оставалось времени...

   Светлое Небо свидетель, как хотел он сдержаться; но запретной горечью прорвались последние слова. Горечью столь явственной, что и Шейла поперхнулась хохотом, осеклась на полувзмахе рукой. И зажатая в пальцах шершавая красно-коричневая персиковая косточка представилась вдруг нелепой, неуместной, оскорбительной... для обоих.

   У тебя-то, моя соперница-спасительница-тюремщица, когда-нибудь оставалось время - для любви? Для первой; для последней; для какой бы там ни было по счёту?

   Грустная получилась шутка, Шейла.

   Пришлась точно по больному месту, одному на двоих.

   Ведь правильно угадал я в тебе, Пришелица Ниоткуда, - родственную душу, портовую крысу? Не отпирайся.

   "Потустороннее" ты существо. В смысле, с той стороны. Есть тут и такая, уже в курсе. Наверняка была в жизни твоей одна незабвенная планетка, где ты родилась, и где сызмала надрывалась от каторжного труда. Был космопорт, и в нём ни шаткое ни валкое, полунищее существование, и родители-чернорабочие... позднее, уже вырвавшись и худо-бедно встав на ноги, перекрестила ты их в квалифицированных инженеров, дабы поддержать престиж и не сойти с ума. И не ошибусь, предположив: были в твоей судьбе воровство, и пиратство, и хакерство, и контрабанда, и ещё целая обойма сомнительных способов самоутверждения в том же роде. И не сомневаюсь, удалось тебе стать не последним человечком в своём мире - по ту сторону закона, по ту сторону Силы. Там ведь разговор короткий: либо доказываешь ежесекундно, какой ты самый-самый; либо сожрут тебя и с потрохами.

   А потом подвернулся тебе на пути некто, посамее тебя; и сграбастал за шиворот, и натыкал носом в лужу, и втянул насильно в рай, в честную-счастливую-цивилизованную жизнь. Вот как ты меня теперь.

   Ну, может, не в точности так всё было с тобой, как со мной. Но если в чём и есть расхождения, так в незначительных деталях. Суть-то незыблема: оба мы - продукты одной системы воспитания. Потому-то теперь ты так усердно тычешь меня носом в лужу прошлых грехов. Вместо того чтобы гладить по шёрстке верой-надеждой-любовью: мол, что за славный ты малый, Аррк, на самом деле, только сам того не знаешь!

   Да дудки, ребята, всё он про себя знает, - так возразишь ты всем чересчур ретивым гуманистам, каковых тут тринадцать на дюжину. И то знает, какой он, чертяка, обаятельный; и то знает, что обаянию его ни на грош верить нельзя. Прожжённый политикан, в общем, ещё натворит тут дел!

   Хотя и сама постигла на собственном опыте: все средства хороши, лишь бы не вернуться больше на свою планету Ватуромга, на историческую родину, будь она трижды неладна... рад бы забыть, да не забудется!

   А забудется - так напомнится.

   Вот, даже здесь закодировал свою дверь - всё тем же, неизбывно въевшимся, именем. Тем самым, что не откроешь даже родственной душе, и тем более - родственной душе. Лучше уж сморозить, в виде отступного, заведомую чушь: первая любовь, столичный университет, папа-герцог, чёрт с рогами...

   А родственная душа сидит в роскошном кресле напротив, надолго поперхнувшись неуместным весельем; и персиковая косточка всё ещё судорожно-нелепо зажата в руке. И в глубине глаз, приоткрывшейся невольно - ветер заносит радиоактивным пеплом руины чего-то, давнего, но не забытого, не отболевшего доныне...

   Запоздало сморгнула родственная душа - наваждение сгинуло.

   - Простите... глупо вышло. - Голос Шейлы тускло-невыразителен; косточку она отложила на стол быстрым, вороватым движением, словно сунула кому-то пугливую взятку. - С чего бы весь сыр-бор затеяла? когда соберусь к вам в гости, просто нажму кнопку вызова, конечно же. Не в обычае конфедератов вламываться в чужую квартиру... вы не думайте...

   - Не буду. - Почему-то неловко стало за Пришелицу Ниоткуда: всегда такую безупречно-беспощадную, теперь же вдруг явившую не только слабину, но жизнь пополам сломанную. - Кстати, не возражаю, если сразу после гостиной вы продемонстрируете мне мой рабочий кабинет. Что-то давно не обучался - а время не терпит, вы верно подметили.

   - В университет на Элиффе так и не надумали поступать? - осведомилась Шейла в известной мере нейтрально.

   - Предпочитаю частные уроки. Кроме того: допускать меня в места, где б я мог навербовать себе новых фанатиков... так ли целесообразно? Ведь в университете вашем - сплошь бывшие флибустьеры, с нестабильной психикой, падкие на сотворение себе кумиров? я не ошибаюсь? Сорву ещё чьё-то перевоспитание, покажу пример дурной-заразительный, - что тогда? В ваших же интересах на пушечный выстрел меня не подпускать не только к университету, но и к Элиффе.

   - Ваше Узурпаторское? а, Ваше Узурпаторское? Народу не нужна нездоровая самокритика. Народу нужна здоровая самокритика. Перефразируя классиков.

   Шейла опять созерцала его, склонив голову к плечу: довольно уныло, надо заметить. Ну уел, дескать... гордись до пенсии и дальше.

   - Лучше бы ваше новоселье курировал Наставник Эндомаро, - добавила невпопад. - Он тоже поблизости живёт. За городом - знаете? Эшрэи предпочитают уединение...

   Знаю, Шейла. И что планета эта зовётся Земля, а этот город - Курск, тоже знаю. Не стоит беспокойства.

   - Добро. Рабочий кабинет? - пусть будет так. А вот вам для подкрепления сил.

   Решительно поднялась из-за стола Шейла; посвистела мелодично. В гостиную вкатился домашний кибер, подхватил на поднос вино и фрукты, засеменил прочь. В направлении рабочего кабинета, надо думать.

   Отпраздновали, стало быть, новоселье.

   Пора и нам отчаливать. Навстречу трудовым будням.

 

6.

   Как в зачарованном сне, скала не промелькнула - проплыла мимо; запечатлелась в глазах чётко, подробно, до малейшей шероховатости, до последней былинки, приткнувшейся в трещине. Таким же первозданным, обострённо-растянутым было чувство, как вода упруго принимает тело, её рассекающее: сначала - руки... затем - голову... торс... ноги до кончиков пальцев... Несколько губастых рыбёшек в панике вильнули мимо лица; дно приближалось причудливыми рывками, то вальяжно, то вдруг неуловимо-стремительно. Шуточки ошалевшего, как сорвавшийся с привязи щенок, субъективного времени.

   Или сам он ошалел - от щенячьей радости бытия, не испытанной никогда прежде? Впадает в детство - которого и сроду толком не знал? Мудрено ли, что мировосприятие, до недавних пор такое безупречно-трезво-циничное, рассортированное по полочкам раз навсегда, теперь взбрыкивает необъезженным мустангом.

   Ещё бы! не далее как вчера, кажется, не только в мировосприятии - в самом мире его не находилось места такому вот озерку, тихому, прозрачнейшему, пронизанному солнцем насквозь...

   Ладони вытянутых рук толкнулись в донную гальку; вспугнули стайку зеленовато-золотистых бликов, что беспечно-эфемерно колобродили там, подобно хороводу эльфов в полнолуние. Будет вам, глупые! ненадолго вторгся в ваши забавы неуклюжий сухопутный чужак. Пора ему, пожалуй, и в родную стихию. Воздух в нетренированных лёгких почти весь вышел; да и резь в глазах от пресной воды малоприятно напоминает о себе.

   Обратный путь прошёл уже с нормальной скоростью и в реальном пространстве-времени. Пробкой выскочить на поверхность, отфыркиваясь ожесточённо - тоже, в общем, действия прозаические, естественные. Лёгкие, однако, ещё упражнять и упражнять.

   И, отдышавшись - на широких, размеренных взмахах к противоположному, отлогому берегу.

   Плавание было удовольствием новым, за месяцы не потерявшим ошеломляющей неизведанности, восхитительной остроты. Точно так же, впрочем, воспринимались история Конфедерации, и трансатомная физика, и генетика, и астронавигация... вообще весь здешний "дивный новый мир". Не окончательно растерял он, оказывается, способность души исключительно детской: любопытствовать, радостно удивляться - вплоть до эйфории. Наложились туда же, верно, и сладкая жуть воскресения из мёртвых; и трепет возвращённой молодости, рвущейся жить заново; и вся атмосфера дома-Вселенной, семьи-Человечества, куда его зовут с распростёртыми объятиями, с душой, распахнутой настежь. "И меня - как есть, с грехами - примешь ты и дашь согреться"... это про него и про Конфедерацию. Так и чувствуется, как бронированная политиканская шелуха отмирает, отлетает день за днём, слой за слоем, открывая в ответ сокровенное, истинное. Прямо страшно становится за свою дальнейшую судьбу.

   Невозможные существа конфедераты, "достойные этши". Целая реальность под знаком очевидного-невероятного.

   Кто бы мог подумать, например, что отдельно взятого за задницу Аррк Сета, в его сорок с порядочным хвостиком, возможно надрессировать в том же плавании - за считанные дни? Слава прогрессу - так говаривают местные, и они, бесспорно, правы, - слава прогрессу за такое полезное изобретение, как гипнообучение!

   А практическую часть его занятий - вплоть до недавнего времени - курировали Шейла и Хейти. Наставник Эндомаро, тот всё может... на суше, в воздухе и в вакууме. Но вот вода - не его епархия, чего нет, того нет. Любой водный вид спорта для эшрэев суть вид ритуального самоубийства, без преувеличений. Избыток влаги разъедает их мех мгновенно, словно кислотой (такая структура волоса особая, водобоязненная); а это для них фатально.

   Ноги коснулись дна. После полукилометра водного пространства, преодолённого размеренным кролем, сердце билось ровно, почти спокойно. Правильно рассудили доброхотные учителя, что такого большого мальчика уже можно отпускать купаться одного. А Наставник Эндо ждёт его - на безопасном удалении от смертоносной для себя стихии; опять же - исключительно благоразумное решение.

   А галька, между прочим, у берега уступила место мягчайшему песочку; разве что одиночный гладкий круглый голыш нет-нет да и подвернётся под ступню, заставив прихромнуть. И впереди - золото пляжа перетекает в ситцево-пёструю разнотравную зелень луга вполне естественно. Ещё дальше - рощица; берёзки, резвушки-болтушки в весёленьких ажурных сарафанах, контрастируют с мрачноватыми соснами: строгие кроны, тёмная хвоя, чешуйчатые стволы-колонны словно из меди выкованы. Воздух звенит шёпотом листвы, аккордами волн, птичьими колоратурами, шмелиными басами. Щекочет ноздри таинственный озёрный аромат - сырой, тинный, камышовый; а берег уже плещет навстречу контрастной нотой - солнечной, медово-смоляной.

   Гармония мира, извечная симфония звука, цвета, запаха; и где уж там гениям из людей тягаться с самим Всевышним Композитором.

   Благодать.

   Стоило заглянуть за черту (так здесь именуют смерть), чтобы узнать, что в природе существует столько замечательных вещей. Звонкие летние полдни; и медленные осенние вечера; и пронзительные зимние ночи; и юные весенние рассветы...

   И достанет всех этих чудес - ещё на ближайших лет двести... если раньше не пришибёт метеорит.

   За такими-то милыми размышлениями не сразу и заметишь, что уже выбрался из воды на сушу, подобно первозданному комочку жизни на заре времён. И что босые ступни, после раскалённого песка, с облегчением погрузились в травяной ковёр по щиколотку. И что солнечные лучи ласково покалывают кожу, выпивая бесчисленные капельки, наследие купания... Рощицу впереди потревожил взрыв разноголосого, беспечного смеха; тут же рассыпался, раздробился, запутался в ветвях отзвуками эха, как аукнулось, так и откликнулось. Молодая этшивин, в одной лёгкой тунике до середины бедра, отделилась от купы берёз (и, видимо, от остальной весёлой компании, не спешившей пока к озеру). Поравнялась с ним - улыбкой одарила; кивнула в ответ на его подчёркнуто-светский поклон. Вскользь он воспринял её мысль: типично конфедеративное любопытство, живое, но на диво корректное, не оскорбительное ничуть.

   Мысльозначала:"Интересный мужчина..."

   А Семья-то Человечеств, оказывается, делится на мужчин и женщин... вот ещё одно открытие, новое со старыми дырами!

   У него ведь не только детства полноценного не было; юности тоже. Не сказать, конечно, что женщин он вообще не знал во время оно. Замызганные, запаршивевшие, хихикающие портовые девчонки, ровня ему во всех смыслах, можно сказать сами липли, непритязательно-доступные. А потому раз-другой попробовал, да и зарёкся. Ну его к суратам, всё это плотское-скотское... строить головокружительную карьеру, из грязи в князи, куда как достойнее, да и увлекательнее.

   Конфедератки, само собой, дело несопоставимое: любая - королева! Но и здесь не впервые, между прочим, ловит он на себе подобные взгляды и эмоции; а где три совпадения, там закономерность. Может, впрямь есть в нём нечто такое-эдакое, и всегда было. Лицо вполне неглупое и недурное; сложение не самое хилое; и манеры достаточно изящные, учтивые, интеллигентные. Подходящие исходные данные, чтобы привлечь внимание и королевы, и даже конфедератки.

   Да вдобавок ещё - харизма суперзлодея... экзотика!

   А девушка сама по себе миловидная. Стройная; спортивная; лицо и осанка исполнены спокойного достоинства... Во имя Светлого Неба! Все конфедератки таковы: стройные, спортивные, исполненные достоинства. С разными вариациями, понятно: ведь красота - в многообразии. Есть гибкие, тонкие-звонкие-прозрачные: санбиолийки, тинксианки. Есть мощные, массивные, богатырши: зейранки, деймицы. Есть миниатюрные, обманчиво хрупкие: крошки-элиффянки, лучшие во вселенной бойцы рукопашной. Есть и сочетания всевозможные: на Брукте, Земле, Элкорне.

   И есть ещё - Шейла...

   Последняя - странная - мысль не оформилась до конца. Помешал док Эндомаро, золотисто мелькнувший из-за деревьев: солнечный зайчик да и только.

   Стоп... теперь правильнее думать: Наставник Эндомаро.

   - Моё почтение, Наставник. - Вот, автоматически нужное сложилось: добрый знак. - Простите, руки не подам: я ещё мокрый.

   - Ничего страшного. Спасибо за заботу, юный Аррк.

   Знаю, Наставник, уже знаю. Это чувство (сиречь забота) обогащает и облагораживает душу, и вообще взрослит её. Тем более такую душу, как моя - беспросветно-чёрную, под стать шевелюре - лишний раз облагородить не помешает. Раз, да ещё раз, да ещё много-много раз.

   Впрочем, я к вам и не набивался. Советую о том не забывать - никогда.

   А за комплимент вам, Наставник, ответное спасибо. Хоть и известна доподлинно ваша манера: величать "юными" всех, кому меньше ста, и чьей цивилизации меньше миллиарда. В наибольшей же мере - своих пациентов и воспитанников. Полное право имеете, как эшрэй полутысячи лет отроду. И всё ж приятно, даже лестно: сбросить к хаосу с плеч долой энное количество лет, равно как и эполет. Почувствовать себя не вождём, не мессией, не сокрушителем устоев да вершителем судеб - а просто себе "юным Аррком". Чистым листом, круглым нулём, если угодно. В свои-то сорок с изрядным хвостиком; со своей-то излишне бурной биографией.

   Вашими заботами и молитвами, док... в смысле, Наставник.

   Как исподволь, однако, сместились все ценностные ориентиры: круглым нулём, без эполет, - и лестно... Нуль нулю рознь, наверно, хотя и оба - круглые; и тонкая разница между понятиями "нуль" и "ничто" достаточно существенна... Что в тебе такого, Конфедерация? Мир без страха, подлости, лжи, выживания? Открытость сердец? Полнота бытия?

   Не достаточная ли плата - за эполеты? Вернее - за лишение оных.

   Пожалуй, что и избыточная. За возвращённую молодость - да что там, за возвращённую жизнь! - требуется, как обычно, сущий пустяк: отдать благодетелю душу. Даже вот такую, кромешно-чёрную: с реальным расчётом отмыться добела. И благодетель-то на сей раз - случай исключительный! - даже не Преисподняя, но вроде как наоборот. Ведь если это миниатюрное, золотистое-пушистое создание с печатью древней мудрости во всём облике, - сам Князь Тьмы, то кто же тогда - ангел светозарный?!

   Впрочем, оно уже вновь обращается к тебе, неофиту, с типично конфедеративной улыбкой на устах...

   - Твоё решение отдохнуть этим утром было исключительно разумным, юный Аррк. Игнорировать такую чудесную погоду - просто грех; сторониться же чрезмерного - похвально. Никакой, самый упорный труд не должен быть - изнуряющим, надрывным, подтачивающим здоровье и силы.

   - Стараюсь помнить, Наставник.

   - Тебе и ни к чему форсировать события. По моим наблюдениям, юный Аррк, - продолжал почтенный эшрэй невозмутимо, - ты хорошо обживаешься в новом для себя мире. Постепенно находишь и верных друзей, и работу по душе. Что не может не радовать - как окружающих, так, в первую очередь, и тебя самого, верно? Что до некоторой неловкости, которую ты до сих пор ощущаешь... она естественна, она преодолима. Причину советовал бы искать не вовне, но внутри себя.

   Ага, как в местной философской сказке, то ли притче, про дракона... гляди в себя - там его, голубчика огнедышащего, и увидишь. Совет не плох, особенно для завзятого политикана. Но всё же, всё же... приятного мало, когда вы, телепаты-конфедераты, всерьёз берётесь бродить в потёмках чужой души с фонариком добрых советов. Зачем же так, не в бровь, а в глаз, право? Вольно же вам, владеющим Силой, с вашими исключительными способностями, запросто позволяющими...

   - Способности владеющего Силой, - отозвался, словно между прочим, Эндомаро, - позволяют нам, прежде всего, работать в экстремальных условиях. Остальное - прилагается, да и не обязательно вовсе.

   Вот, опять по носу щёлкнули. Поделом тебе, юный Аррк, не зарывайся на виражах. Конечно же, владеющие Силой - обычные ломовые лошадки для экстремальных условий. Вроде недавней ядерной катастрофы на Таллар, и чуть более удалённого во времени инцидента с вэн-гарами, и проблемки с Тёмным Координатором Снегирёвым двухмиллионнолетней давности. Ну и всякие локальные мелочи, стихийные бедствия, цунами, ураганы, вулканы - тоже по их части. А в свободное от таких авралов время заняты они - вполне мирным трудом во благо общества. Эндо вон - наставляет уму-разуму детишек, в том числе изрядного возраста.

   Суратья жизнь у них, у "силачей", если так подумать, несмотря на всемогущество. И от способностей их исключительных куда больше пользы окружающим, чем им самим. И никогда не отлынивают они прошвырнуться в самое пекло, особенно если речь идёт не о своей - о чужих жизнях. И остаётся им только посочувствовать; и грех почитать их - некоей зарвавшейся кастой, или снобами, или шкурниками... при ближайшем-то рассмотрении.

   Хотя по первым слухам о подвигах некоей Пришелицы Ниоткуда - он было и составил именно такое мнение. И теперь не полностью от него отказывается - учитывая Тёмное прошлое Шейлы, которому она, вероятно, и поддалась, впервые оказавшись в его мире, да захмелев от такого простора деятельности...Впрочем, судя по всему, и опамятовалась вовремя, бросилась спасать галактику от угрозы войны, да притом чужую галактику...

   Где тут снобизм или шкурные интересы, достойные этши?! Самый прожжённый политикан не разглядит ничего подобного, если только будет откровенен перед самим собой.

   Шейла, Шейла... что-то нынче с подозрительной периодичностью возвращается мысль - именно к ней.

   - Что касается решения юной Шейлы провести отпуск в вашем мире, - тут же с лёгкостью "подхватил" эту самую идею-фикс Наставник, - то ничьего одобрения в кругу коллег она не вызвала. Ну, да хорошо то, что хорошо кончается.

   Да-а уж, классический хэппи-энд... Вернулась, значит, ваша юная ученица из курортной самоволки - и подбросила не кому иному, как вам, Наставник, очередное стихийное бедствие, в моём лице! Будто своих отечественных вам мало было - одна катастрофа с тавалла чего стоила.

   Ох, простите, Наставник; опять меня несёт. В сарказм, в цинизм, за рамки дозволенного, за грани допустимого.

   - Стоит ли удивляться, - мягко остановил Эндомаро. - Сарказм - естественная реакция юного ума, оружие его против враждебного мира. И в любых иных условиях сохраняется долго - в форме рецидива, инерции мышления.

   Спасибо вам от души за возможно щадящую формулировку, Наставник. Насчёт "юного ума"... Могли и прямо сказать - "незрелого", и были бы совершенно правы. Впрочем, не вижу я разве, как вы тут все ко мне относитесь. Как к больному ребёнку. Невзирая на всё благожелательство, понимание и снисхождение. И даже на все бесчисленные дифирамбы: ах, какой высокий интеллект! ох, какой интересный характер! ух, какая сила воли! ого-го, Аррк то, Аррк это!..

   Парадоксальные вы существа, конфедераты, достойные этши: мудрёно-простые, лукаво-серьёзные, живущие в мире, готовые к войне... удастся ли когда-нибудь снискать - ваше настоящее уважение? Чтобы - как к равному?

   Ещё ведь в первую нашу встречу почувствовал я в тебе, Шейла, Пришелица Ниоткуда,- равную, долгожданную... ох, опять на круги своя...

   Брели неторопливо через весёлую берёзовую рощу, вели неторопливую, приязненную беседу: маленький, хрупкий, душою вечно молодой Наставник - и давно погрузневший, заматеревший ученик, сам уже престарелый, тёртый-битый, слишком много повидавший. И густая прохладная мурава ковром стлалась под босые ноги; и солнечные лучи, просочившись сквозь болтливую листву, пятнали землю веснушками золотистых зайчиков. Ну прямо сцена из Священного писания (дай Светлое Небо памяти, какой бишь планеты?): кающийся кесарь...

   А ведь, с пелёнок и до недавних пор, не признавал для себя иных учителей, кроме жизни. И хоть в чём-то был прав, на том стоящий и не могущий иначе. Чёрт возьми, о Наставник мой многомудрый! да неужто совсем ничего, даже обоймы расстрелянной, не стоит здесь мой болевой жизненный опыт?! Да где вы-то были, Наставник, позвольте поинтересоваться, в ваши полузабытые ...надцать? Что поделывали? Грызли биполярную математику и высшую космогонию? мастерили "взаправдашнюю" каравеллу, с целью на ней же отправиться в Кругосветку? разыгрывали на досуге милые сценки из "Истории Средиземья"? Не скрою, что сам весьма сочувствую этим вашим занятиям... но видели ли вы детей, умирающих от голода и непосильного труда, иначе, как в исторических экспедициях? Не говоря, чтоб испытать на собственной золотистой-пушистой шкуре? Карабкались с самого растреклятого дна жизни, через тернии сословно-денежных предрассудков к звёздам высшей власти? Имели вообще в вашем детстве огорчения серьёзнее, чем проваленный экзамен, или сломанный антиграв, или отменённая Робинзонада? Ну, может, переживали ещё за ссадившего коленку младшего друга, за производственные неурядицы мамы-папы-дяди-тёти, за абстрактные судьбы Семьи Человечеств в целом... на сытый желудок - почему бы нет?

   Настоящей злости почему-то не получалось, сколь себя не распаляй. Так, вялая инерция отработанного пара. То ли всеобщая сегодняшняя благодать действовала разлагающе, а то ли... Есть, Аррк, для твоего теперешнего состояния одно хорошее, ёмкое, хоть и малолитературное, определение: "стрёмно".

   Стрёмно, парень: за собственные упущенные возможности в плане "всамделишной каравеллы", и "Истории Средиземья", даже и за антиграв-метлу, пусть сломанную, зато единолично-собственную. Не выстраданную, не выдранную у кого-то из зажравшейся глотки - а просто по праву рождения тебе причитающуюся. Стрёмно, стрёмно... вот и брюзжишь.

   Вредно для здоровья, однако... пора отвыкать.

   - Что поделать, Наставник. - Вздох почти искреннего сожаления. - Бытие определяет сознание, и никуда не деться.

   - Довольно наивная юношеская философия, - определил с ходу многомудрый эшрэй. - Но, полагаю, ты уже составил своё мнение, юный Аррк, о мировоззрении, характерном для конфедерата?

   - Пожалуй, что наоборот: сознание определяет бытие. Постулат умственной и нравственной зрелости человека и человечества, не так ли?

   И, спеша сгладить возможный сарказм последнего утверждения:

   - Так оно, похоже, и правильней.

   - Всегда верил, - чуть приостановившись, вполголоса, в пространство проговорил Эндомаро, - что придёт время - и ученик, невольный гость нашего мира, станет моей гордостью.

   Полно вам, Наставник... не опасайтесь - не зазнаюсь. Тем более, пока поводов для гордости никаких особых. Сам зарабатывал на жизнь лет с семи - и, пожалуйста, опять иждивенец на шее целой Конфедерации.

   Только ради вас - уж постараюсь поскорей освоить более достойное, с вашей точки зрения, ремесло, чем те, которыми промышлял доныне.

   Взрыв общего смеха донёсся с удалённого, теперь уже, берега озера. Верно, остальная компания воссоединилась с той меднокожей санбиолийкой, что не так давно проявила к Пришельцу Ниоткуда пусть мимолётный, но вполне определённый интерес.

   И Наставник Эндо одарил горе-ученика понимающей улыбкой. И даже - прикосновением перистых пальцев к щеке, жестом наивысшего доверия. Теперь-то уже безо всякого риска: кожа после купания давно высохла под ласковым летним солнышком.

   - Если тебе, юный Аррк, будет веселее со сверстниками...

   - Что вы... - Проклиная себя за поспешное возражение (ещё заподозрит тень угодливости, кто их знает, конфедератов этих!), куда торопливее принялся подыскивать аргументы более веские. - Вот я полагаю... отдых - отдыхом, но не заняться ли мне сейчас чем-то более облегчённым, чем гипнообучение? Кажется, тут недалеко в саду сбор урожая начался. Или, может, опять попытаюсь "беседовать" с местными птицами? Под вашим, разумеется, наблюдением.

   - Очень полезное умение - понять того, кто слабее тебя; и принять его таким, какой он есть; и, главное - заслужить его доверие.

   Продолжайте уж, Наставник: умение исключительное - особенно для тебя, юный Аррк... Сам в курсе. Уж чему-чему в своей жизни научился, так это понимать слабейших себя (по-научному - "психологию толпы"); и благодарить судьбу за то, что они - такие, какие они есть; и завоёвывать их расположение; и - наипаче - использовать его в своекорыстных целях. Практика была богатая - насобачился.

   Но тут подобный номер не пройдёт. Помню, помню, - не законченный тупица.

   - К тому же, скоро Шейла меня от вас заберёт. - На сей раз сожаление в голосе имитировать не пришлось: куда более приятно общество тактичного Эндомаро, чем землянки, не привыкшей лезть за словом в карман. - Сами же вы, Наставник, мне рекомендовали: лететь на Брукт, ради смены впечатлений...

 

7.

   - Ку-уда тычешь, дубина?!

   Вот уж что способно поразить и напугать по-настоящему - так это звенящий, без признака самообладания, вопль Шейлы. Странно, никогда она не была и даже не слыла паникёршей...

   Более внимательный взгляд на пульт ещё подбавил жути... Светлое Небо! неужто пытался отключить нуль-привод до выхода из прыжка?! Напутал слегка... а всего-то и хотел - перебросить тумблёры рулевого управления, чтобы на долю градуса отклониться от зоны Антимира...

   Мысли, как видно, промелькнули вмиг - до того, как Шейла плечом, бесцеремонно отпихнула горе-пилота, сама застучала по кнопкам в таком неистово-ускоренном режиме, что пальцы слились в какой-то малоправдоподобный вихрь. Стрелки на шкалах датчиков, отражающих балансировку плюс-минус-полей, бешено заканканировали; нейтрально-серый фон нуль-пространства расплылся перед глазами в нечто, ещё менее определённое... Ффу! выскочили из "ничто" и "нигде" в родной реальный мир, как пробка из бутылки шампанского: с хлопком, пусть и фигуральным. Какое счастье - бриллиантовые булавочные головки звёзд, вколотые в эфемерный чёрный бархат вакуума где-то в невообразимой дали! А ведь запросто могли бы познакомиться с какой-то из них о-очень близко, в подробностях разглядев каждый протуберанец... при условии, если б хватило времени перед мгновенной смертью. Огненной, праведной, очищающей, в стиле земных раскольников и элкорнских фанатиков!

   Над ухом шумно выдохнула Шейла. И, едва успев дух перевести да препоручить управление автопилоту, - накинулась, как и следовало ожидать, на незадачливого стажёра со всей непримиримостью отчаяния.

   - Совсем с нарезки слетели, Узурпаторское? Воображаете, тут так же всё безобидно, как фанатикам гайки вкручивать?! Такой термин - "расчётное время репагулюма" - случайно ни о чём вам не говорит? и никто вам никогда не объяснял, что отключая нуль-привод, стоит хотя бы подключить безынерционный? Сра-зу-же! Кто не в состоянии усвоить столь элементарные правила, тому вообще не следует соваться в космос. Он у нас, как и политики, - напрочь лишён чувства юмора... Или попросту кнопки перепутали, чудовище антисоциальное?

   Набрала в грудь воздуха побольше, про запас,- и опять понеслась душа в рай...

   - Идущий в ад ищет себе надёжных спутников, так что ли? Коль скоро вздумали покончить с собой - я-то тут при чём? Или не отдаёте себе отчёт, что здесь вам уже не виртуальный полигон, а вполне реальная угроза жизни? Ну не перехвати я контроль над кораблём вовремя, так и вышли б из прыжка: с массой, равной бесконечности, и временемЈ равным нулю... это вы хоть осознаёте вашими узурпаторскими?

   Протянув перст указующий, весьма выразительно постучала по оболочке, за которой обосновались те самые узурпаторские мозги. Аррк Сет счёл за самое благоразумное не отстраняться. Ох, виноват, кругом виноват... да и сам с детства не выносит оправданий, ни своих, ни чужих. Может, и впрямь до сих пор упорствует в заблуждении, что выйти из нуль-прыжка не сложней и не опасней, чем из собственной квартиры.

   Какой досужий графоман его-то выдумал, нуль-пространство это растреклятое?! - и без него лётывал славно, во время оно и в других краях. И налегке, и с грузом, а чаще - и с контрабандой и с "хвостом"... ну да полно, не пробуждай воспоминанья минувших дней! При сплошных-то телепатах!

   Безо всякой задней мысли Аррк Сет вгляделся внимательней в лицо своей визави. И, не сдержавшись, хмыкнул смехом в кулак.

   - Что вы? - Всё ещё со щеками кирпичного цвета, Шейла смотрела недоумённо.

   - Видели бы вы сейчас своё лицо... да-а, страшны вы во гневе и гневны во страхе, леди Пришелица Ниоткуда!

   И, отпустив уже все тормоза, - проведя ногой над бездной, можно же позволить себе послабление! - расхохотался всерьёз, обстоятельно и надолго. Лучшая, самая естественная разрядка. И умно поступила Шейла, когда, после секундного замешательства, активно присоединилась.

   - Де... дерево, - смахивая слёзы, с трудом пропыхтела строгая учительница минут через пять, никак не меньше, уже вполне благодушным тоном. - Прошу обратить внимание, достойные этши: перед вами - дерево. Если кто-то из вас до сих пор не в курсе, как оно выглядит, - запомните на всю жизнь, больше этакую кунсткамеру вряд ли где увидите... Ну вы хоть воображаете, что бы с нами сталось, если бы сверзились в Антимир?

   - Предполагаю, прибыли бы туда с большим шиком, в образе одного киборгированного целого. - Всё-таки, при отсутствии "достойных этши" в реально обозримом пространстве и Шейлина язвительность воспринимается проще, и самому отшутиться легче. - Причём подозреваю, что часть "киб" представляли бы собой мы с вами, а "орг" - вот эта малышка. - Теперь - похлопать ладонью по панели летательного аппарата, с любовью, заново осознав, что - свой, личный. - И аборигены тамошние сбегутся на нас, как на Реформу, - всей Конфедерацией. Как же, сенсация! впервые в истории узреть живых Пришельцев Из Антимира!

   - Живых? вы так уверены? Космос, и этому дуболому я препоручила штурвал, совсем чердаком прохудилась... больше, клянусь, не доверю вам даже свои стоптанные башмаки на хранение...

   Опять веселье разобрало грозную Пришелицу Ниоткуда: животом отпыхивается, рукой отмахивается. А катерок-то тянется ни шатко ни валко - в обычном пространстве-времени, на полнейшем автопилоте, с субсветовой скоростью, и, что самое интересное, неведомо куда...

   А куда б там ни было - расслабьтесь, всё равно раньше грядущего столетия не доковыляем, при таком-то примитивном способе транспортировки. Нет, всё-таки нуль-пространство вещь полезная, истинный дар природы, или богов, или досужих графоманов, или чей там ещё. Другой разговор, что самую полезную вещь ничего не стоит обратить в прямую свою противоположность - при достаточно халатном обращении. Уж эта бородатая, как Начало Начал, история с "мирным" атомом и ещё более "мирным" космосом!

   - Прелестная ситуация. - Аррк Сет попытался вернуться из эмпиреев чистого юмора на твёрдую почву текущей проблемы. - Однако добраться до Брукта нам не помешает, и желательно - раньше смерти. Вы не находите, достойная этшивин?

   - Что, ещё один прыжок с тем же штурманом? - Шейла замахала на него руками с таким ожесточением, словно отгоняла свой самый жуткий ночной кошмар: изыди! - Нет уж, потопала я отсюдова... пешочком по космосу!

   Перебирая двумя пальцами, землянка наглядно изобразила, как это она отправится дышать свежим вакуумом. Разумеется, вам, "силачам", и чёрт не брат, и дьявол не кум... а каково нам скромным?

   - Неужто на произвол судьбы бросите? - Словно разобиженный карапуз, Аррк Сет состроил губки бантиком, бровки домиком: вполне натурально. - Как-то по-Тёмному выходит... и вообще, проявите снисхождение. Ведь я ещё не волшебник, а только учусь!

   - Уломали, Гарри Поттер. - Шейла ещё раз отмахнулась, на сей раз изображая безнадёжность; хотя и перекосила лицо от отчаянного желания фыркнуть. - Даю ещё один шанс исправиться, нынче я в добром настроении... но учтите - последний.

   - Вы Гений Человечности, леди.

   Светски склонившись, Аррк Сет сделал вид, будто намерен поцеловать у землянки руку. Та фыркнула-таки, но уже не от веселья - возмущённо.

   - Ну довольно паясничать, знаете же, что не терплю этих рыцарских анахронизмов... Учтите лучше, что шанс может стать для вас последним в буквальном смысле слова, буде опять что-то напортачите. Возможно, вы, отчаянные прожигатели жизни, и привыкли получать новый катер на каждый уик-энд - с Конфедерацией этот номер не пройдёт, наши ресурсы тоже не резиновые. Не мешает и этот аспект иметь в виду, особенно живя в кредит... и нечего изображать оскорблённую невинность!

   Светлое Небо! опять старая пластинка, давно и безнадёжно заезженная. Сейчас ещё припомнят ему все его инфантильно-милитаристские наклонности. И выведут закономерное резюме, что-де и к пилотажу он воспылал любовью исключительно из тех соображений, чтобы рано или поздно угнать катер и начать пиратствовать. Ну а поскольку (хвала прогрессу!) освоить искусство навигации в нуль-пространстве он никогда толком не сможет, больно стоеросов, - то и выйдет у него, взамен покорения галактики, нечто совсем не страшненькое, скорей глупенькое, фарсообразное, наподобие космической опереттки старых добрых докосмических времён. Этакие своего рода "Звёздные войны", эпизод очередной. Знаете, есть такой образчик детского фольклора, достойные этши, нечто среднее между страшилкой и лимериком...

   Маленький Вейдер нашёл звездолёт.    Сел за штурвал и решил, что пилот.    Выпустил метко    Торпедку в планетку...    Больше в системе никто не живёт.

   Торпедка-то, надо признать, оказалась не слабая: одним махом целую систему побивахом, шутка ли. Наверняка произведена в том самом Антимире, куда он едва не ухнул, по неумению. Интересно, что за дока сумел протащить её в наш Мир, да без вредных для своего здоровья последствий? И тот самый маленький Вейдер, похоже, не робкого десятка чадо: этакой игрушкой позабавился!

   - Да, вот что ещё советую принять к сведению, - спугнув идиотские его умозаключения, честно предупредила Шейла напоследок. - При малейшем аврале я телепортируюсь восвояси, а вас оставляю барахтаться как сами знаете!

   - Я весь сосредоточение, о мой добрый гений.

   Однако к расчётам нового курса и к следованию оным вправду стоит отнестись со всей серьёзностью. Угроза не из тех, что можно запросто проигнорировать.

   Да в конце концов, чем скорее научишься обходиться без няньки, тем лучше для твоего же самоуважения. Большой мальчик, поди...

 

8.

   Скульптура походила на призрак молодой женщины в комбинезоне и длинном плаще, взметнувшемся на ветру. Полупрозрачный силикобор отливал перламутром, словно таял в ослепительно-белых лучах звезды Веги, по-бруктийски - Амальвиа. Свежий бриз с недалёкого океана долетал порывами, высвистывал то ли в скалах, то ли в застывших складках плаща странный щемящий реквием.

   То был памятник Виестре Тайл, Реформатору Земли, на месте её гибели (на планете Брукт, в горах Рангиэр, на выступе скалы, ненадёжно нависшем над Тан-Дэлиор - Ущельем Бессмертия).

   Рукотворный силикоборовый призрак Реформатора Тайл смотрел вниз, в долину, с улыбкой счастливой и чуть печальной. Там, между горным хребтом и океаном, уютно расположилась школа третьей ступени. Своей улыбкой Виестра Тайл, застывшая в вечности, благословляла теперь детишек, чьих предков некогда спасла от порабощения и гибели - ценою собственной жизни. Весьма отдалённых предков, надо сказать: как-никак, два миллиона лет минуло. Земляне сами успели стать опекунами и Реформаторами, и замолить хоть малую долю греха перед Реформатором своей планеты.

   Школа и носила негласное название: "Благословение Виестры". Считалось, что каждый подросток в Конфедерации должен отучиться здесь хотя бы полгода.

   И как-то само собой сложилось, что с этой скалы особенно ясно и свежо осмысливались нелёгкие пути цивилизаций.

   Человечества поневоле завораживали самого закоренелого циника. Особенно - в докосмической своей истории. Как мог один и тот же вид разумных породить Моцарта - и Гитлера? Томирелу Ратлин - и Дариаму Безумную? Ведьмака Руаххата - и Владычицу Лиидж?! Великий живописец и великий гуманист Денис Арсеньев приходился современником Тимофею Снегирёву, Тёмному Координатору; революционер Си-Гур - однокашником диктатору Зай-Гриру; Вильда Крамольница - родной сестрой матушке Бариоле, оплоту мракобесия. Гении Человечности и просто гении соседствовали с тиранами и палачами; герои - с подлецами. Не так уж редко всё это без стеснения совмещалось в одном лице.

   Да что за примерами далеко ходить: Тельдамарит Первый, Основатель родной Империи, чтоб ей многая лета...

   -...А вот я вплотную облечу! - задорно пробился сквозь свист ветра и ход размышлений ломающийся юношеский басок.

   - Смотри в плащ не врежься, - с ленцой подначило недооформленное контральто. - Долго исправлять придётся, при твоих-то скульптурных талантах.

   Хохот в полдюжины юных глоток обрушился сверху никак не слабее лавины.

   Ну разумеется: орава местной пацанвы на комби-скейтах. Довольно глупо рассчитывать на длительное уединение - в непосредственной близости от школы.

   Предпринять что-либо просто времени не хватило. Нечто смазанное на бреющем полёте свистнуло над самым ухом, едва не превратив горе-отшельника в подобие позднего Ван-Гога. С комби-скейта, вдруг зависшего как вкопанный в полуметре от земли и на таком же расстоянии от статуи, лихо спрыгнул гибкий смуглый паренёк лет пятнадцати.

   - Как, плащ на месте? - выкрикнул торжествующе в звонкую высь. - И нечего было подтрунивать... ой, здесь кто-то есть...

   С совсем уже другим видом - не гордого триумфатора, но нашкодившего сорванца, - мальчишка уставился на невесть откуда взявшегося взрослого. Но в грязь лицом не ударил: сверкнул зубами и поклонился.

   - Достойный этшивел? Что вы... - и опять осёкся, вовремя сообразив, что собрался сболтнуть бестактность.

   - Что я здесь делаю? - размышляю.

   Чтобы не смущать парня ещё сильнее, Аррк Сет выбрался из-под складок пресловутого скульптурного плаща (служащего здесь, оказывается, ещё и пробным камнем пилотского искусства) и ответно улыбнулся.

   - Ну так, достойный этшивел... - Юный воздушный ас глянул уже бойчее. - Если мы нарушили ваше уединение...

   - Отнюдь. Пусть остальные тоже спускаются. Довольно сидеть тут одному: этак-то недолго вконец одичать.

   Просияв, парнишка запрокинул лицо к небу и замахал руками над головой крест-накрест, как сигнальщик на первобытном аэродроме.

   - Ребя-та-а!.. Все сюда! Спасём человека от полного одичания-а!..

   Небеса вновь отозвались громовым раскатом смеха, затем - разбойничьими посвистами воздуха, рассекаемого на большой скорости. Стайка подростков на комби-скейтах, по-грачиному оживлённо галдящая, мигом образовалась в поле видимости. Снижались с фигурами высшего пилотажа, наперебой демонстрировали штопоры, отвесные пике, мёртвые петли. Останавливались всяк со своим шиком: кто зависая над скалой, кто приземляясь на ролики. Отчасти от избытка молодых сил; отчасти, скорее всего, чтобы показать первому встречному взрослому, как они владеют механизмом и собственным телом. Деактивировали свои транспорты, бережно складывали на удобный плоский валун. Вежливо раскланивались: "Достойный этшивел... достойный этшивел..."

   Яркий, радостный вихрь жизни, юности, энергии, дерзания. Всеобщий искромётный, неудержимый порыв, с первого почти дня невольно захвативший и его, пришельца из мрачной имперской антиутопии.

   Желает ли он сам - влиться, слиться?..

   - Я ведь вас не задел? - Самый отчаянный из компании между тем продолжал оживлённо болтать. - А то иногда такие курьёзные казусы приключаются. Вот недавно Джашша с Эргиолой додумались - взгромоздились вдвоём на один скейт, в обнимку. Всё бы обошлось... только при заходе на посадку - можете себе представить? - с налёта врезались прямо в папу Саманты! Собрался, называется, дочку навестить...

   - Надеюсь, Саманта не осиротела? - преувеличенно соболезнующе осведомился Аррк Сет.

   Разноцветные юные лица осветились улыбками: реакция была оценена по достоинству. Команда, кстати, подобралась - отметил мимоходом Аррк Сет - довольно своеобразная: сплошь гуманоиды. Да для контраста один вэн-гар - мальчишка, судя по ментаграмме (визуально их различать, особенно в незрелом возрасте, до сих пор было непривычно). Среди гуманоидов - сразу бросалось в глаза - отсутствовали "крылатики", как здесь ласково именуют деймов. Оно и понятно. В среде конфедератов даже поговорка такая бытует, знаете ли: мол, нужно мне то-то и сё-то, как дейму дельтаплан. Ну, или комби-скейт - что, в сущности, явления одного порядка.

   От таких-то милых наблюдений-умозаключений экс-узурпатора отвлёк торжествующий возглас парнишки, вступившего в разговор первым (и пока единственным). Судя по сияющей физиономии - вот сию секунду на него снизошло не меньше чем озарение. И касалось оно, озарение, непосредственно персоны собеседника.

   - О, я вас узнал! Вы Аррк Сет из Реализованной Вероятности, да? Про вас в Общегалактических Новостях передавали целый месяц - пока угроза вашей жизни не миновала... кстати, как сейчас ваше здоровье?

   - Лучше, чем когда бы то ни было, - признался Аррк Сет вполне от чистого сердца.

   - Вот! - Обычная гордость местных - сопричастность к великой и могучей Семье Человечеств - окрасила интонацию голоса мальчишки. - Конфедерация - она такова!

   Спохватившись под дружными насм