Терапевтические метафоры

Гордон Дэвид

Часть II. КОНСТРУИРОВАНИЕ МЕТАФОРЫ

 

 

Раздел 1 Точность формулировки

Терапевтические метафоры, как и вообще терапия, начинаются с проблемы. Первой и главной задачей того, кто помогает людям, является достижение определенного уровня понимания природы и характеристик проблемы клиента, а также то, в каком направлении он хочет изменить свою ситуацию. Наиболее важные аспекты в сборе подобной информации обсуждены в части 1. Однако во многих терапевтических случаях часто получается так, что один жизненно важный аспект в установлении проблемы считается чем-то второстепенным, и таким образом остается на заднем плане либо избегается. Этим аспектом является точность формулирования проблемы.

Некая женщина опоздала на самолет, который в данный момент уже находился в воздухе. Она возбужденно подошла к табло аэропорта, с негодованием обнаружила, что она должна была лететь на этом, уже улетевшем, самолете, и начала громко требовать, чтобы самолет вернули назад. Надеясь успокоить ее, представитель авиакомпании пообещал ей, что он попробует помочь. Она явно была обрадована и стала ожидать действий, между тем он сказал ей всего лишь очевидную неправду, чтобы помочь ей оправиться от первого потрясения. Через несколько минут он вышел к ней с сочувственным видом и заверил ее, что вернуть самолет нет никакой возможности. После этого он стал предлагать ей помощь, чтобы она могла сесть на следующий… и получил удар сумкой по голове.

Мало кто станет оспаривать тот факт, что у этой дамы была проблема и что представитель авиакомпании, вероятно, в самом деле хотел помочь ей. Однако их взаимоотношения с самого начала были обречены на неудачу, поскольку женщина преследовала очевидно недостижимую цель для разрешения этой проблемы, а представитель авиакомпании вначале молчаливо принял эту цель. Далее, проблема была не точно сформулирована потому, что решение включало в себя события и людей, над которыми ни он, ни она не имели контроля. Та же ситуация часто имеет место в терапевтических кабинетах. Клиент просит, чтобы вы "добавили ему дней в неделе"; чтобы вы сделали так, чтобы "Джефф оставил его в покое"; или чтобы вы сделали так, чтобы "Маргарет полюбила его". Несмотря на то, что такие просьбы о помощи репрезентируют для клиента решения, которых он желает, они, тем не менее, находятся вне сферы контроля терапевта, и, следовательно, вполне могут стать предметом долгой и бесплодной терапии.

Это не значит, что подобные терапевтические цели являются "невозможными", поскольку они реально могут быть осознаны. Но в случае, если они "невозможны", вполне вероятно, что они будут достигнуты благодаря личностным изменениям, которые произведет пациент. Важной предпосылкой для эффективной терапии и для работы терапевтических метафор является необходимость точной формулировки целей клиента. Это означает, что изменения, которые нужно произвести, будут такими, над которыми клиент будет иметь контроль. В самом деле, у терапевта нет никакой нужды получать удары сумкой по голове.

 

Раздел 2 Изоморфизм

Фундаментальной характеристикой терапевтической метафоры является то, что участники истории и события, происходящие в ней, эквивалентны — изоморфны — тем лицам и событиям, которые характеризуют ситуацию или проблему клиента. Это репрезентируется в метафорическом списке действующих лиц, и сходным образом репрезентируются процессы и параметры ситуаций, относящихся к проблеме. Такие репрезентации не равнозначны параметрам самой проблемы, но являются "эквивалентными" ей в смысле установления тех же отношений, которые идентифицируются между параметрами метафоры и действительной ситуации. В этом смысле "изоморфизм" здесь понимается как метафорическое сохранение взаимоотношений, которые имеют место в актуальной проблемной ситуации.

В ходе конструирования эффективных метафор недостаточно простого включения в историю по одному участнику соответственно участникам действительной проблемы и по одной линии событий для каждого действительного события, касающегося проблемы. Отношения и течение актуальной ситуации должны быть учтены в истории так, чтобы клиент принял это как значимую для него репрезентацию его проблемы. Подобное требование означает: что является значимым для метафоры, то и является изоморфной репрезентацией отношений и процессов, обнаруженных в проблеме. Если условие изоморфизма удовлетворяется, то для составления метафоры пригоден любой контекст. При выборе персонажей для метафоры не имеет значения, кто они. Главное в этом, как они взаимодействуют. Допустим, что в проблеме участвуют отец (как глава семейства), мать и их юный сын, и что в качестве контекста для вашей истории вы выбираете "лодку". Одной из возможных трансформаций семьи в "протагонистов" может стать следующая:

Персонажи, приведенные в этой метафоре, сохраняют в себе многие из отношений, логически сходных (даже на лингвистическом уровне) с теми, которые имеют место среди членов семьи.

Отец — " Капитан Мать — " Первый помощник Сын — " Юнга Подобная же трансформация может быть сделана для значимых событий, лежащих в основе проблемы. Полный набор трансформаций может представлять нечто, подобное следующему:

Поскольку изоморфная трансформация в нашем примере касалась только взаимоотношений, а не контекста, то относительно природы контекста или идентичности персонажей не может быть никаких ограничений. С тем же основанием мы могли в качестве персонажей метафоры выбрать две шхуны и парусную шлюпку или два дерева и саженец, или жеребца, кобылу и жеребенка.

АКТУАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ МЕТАФОРА Отец — " (становится) — " Капитан Мать — " (становится) — " Первый помощник Сын — " (становится) — " Юнга Семья — " (становится) — " Экипаж лодки

Отец редко бывает дома Капитан часто закрывается в рубке

Сын попадает в дурную Юнга ставит не те паруса историю

Мать покрывает сына Первый помощник поправляет его и пытается поставить нужные паруса, пока не увидел капитан

Отец узнает о случившемся, Капитан узнает, что были поставлены приходит в ярость и уходит не те паруса, приходит в ярость, что его из дома не известили об этом, и уходит в свою рубку

Нет разрешения, проблема Нет разрешения, проблема повторяется, проигрывается заново пока… не будет разрешена

Рассмотрим другой пример (в данном случае это реальная история, которая в связи с ее простотой и откровенностью будет использоваться нами на протяжении всей книги): Сэмюэль, как и его подруга Кейт, является специалистом в определенной области, ему 30 лет. В настоящее время он вынужден работать сверхурочно, что означает работу по 60 часов в неделю. Проблема Сэмюэля, таким образом, заключается в том, что в результате увеличения времени, которое он вынужден проводить на службе, он будет меньше видеться с Кейт. Это приводит к напряженности в отношениях между ними, что вызывает у обоих очень неприятные чувства. Теперь, когда они проводят время вместе, они в основном занимаются тем, что перебраниваются. Попытки обсуждения возникшей проблемы также завершаются тем, что у обоих возникают тревожные чувства. Сэмюэль хочет сохранить свою работу и свою возлюбленную, хочет удлинить неделю на 20 часов, знает, что этого он сделать не может, и не знает, что делать.

В конструировании метафоры для этой проблемы я выбрал контекст "Рыцарей Круглого Стола".

АКТУАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ МЕТАФОРА Сэмюэль —" (становится) — " Ланселот Кейт —" (становится) — " Гиневра

Сэмюэль и Кейт любят Ланселот и Гиневра любят друг друга друг друга

Но они оба работают Ланселот — рыцарь, Гиневра — королева

Сэмюэлю назначают Король Артур посылает Ланселота на дополнительную работу помощь войскам, воюющим во Франции

Он начинает реже видеть Кейт Ланселот реже видит Гиневру

В их отношениях возникает Когда он видит Гиневру, они бранятся напряженность и чувствуют себя неудобно

Они пытаются обсудить это, Ланселот продолжает надеяться но все попытки завершаются исправить ситуацию, но всегда c ссорой и отчужденностью разочарованием возвращается к своим войскам, ведущим крестовый поход

Нет разрешения, проблема Нет разрешения, проблема проигрывается заново проигрывается заною, пока… не разрешается

 

Раздел 3 Исход

До сих пор единственным для завершения основной метафоры (о чем мы не заговаривали) был вопрос о разрешении проблемы. Определение разрешения для метафоры будет зависеть в некотором смысле от преследуемых целей (см. часть 6). Наблюдая вашего клиента, вы интуитивно знаете, какие изменения были бы для него полезны, и можете определить, какой исход должен быть выбран. Однако во многих случаях клиент сам определяет разрешение. Обычно клиенты знают, какие изменения они хотели бы осуществить. Где они чаще всего оказываются в замешательстве, так это при построении моста между их настоящей, неудовлетворительной и повторяющейся ситуацией, с одной стороны, и желательной ситуацией с другой стороны. Многие из нас (одни чаще, другие реже) бывают так привязаны к деревьям, что не замечают за ними леса. Одной из функций метафоры является обеспечение "человека-среди-деревьев" по крайней мере одним способом отойти назад и оглянуться, оценив целиком весь лес. Итак, метафора в качестве двух главных своих компонентов имеет желательный исход и стратегию, которая позволяла бы перекинуть мостик между проблемой и желательным исходом.

Когда я попросил Сэмюэля рассказать мне, как конкретно он хотел бы изменить свою ситуацию в отношении Кейт, он объяснил мне, что хотел бы "вновь почувствовать близость и уют с Кейт". Таким образом мы имеем: Проблема Связующая стратегия Желательный исход Сэмюэль и Кейт? Сэмюэль хочет сохранить бранятся по поводу? работу и чувствовать того, что редко видятся? близость и уют с Кейт

 

Раздел 4 Связующая стратегия

Калибровка

Дня того, чтобы провести клиента от его постоянно повторяющейся проблемной ситуации к желаемому исходу, между тем и другим должен быть построен своего рода экспериментальный поведенческий мост. Обычно недостаточно просто перескочить из "проблемы" в "новое поведение", поскольку это клиент как раз безуспешно пытался проделать ("как только это начинается, я пытаюсь вести себя так, как будто все в порядке, но у меня ничего не получается").

Такой мост между проблемой и исходом мы назовем связующей стратегией. Для понимания того, что такое "связующая стратегия", можно воспользоваться понятием калибровки и рекалибровки. Обычно все проблемы имеют рекурсивный характер — то есть вновь и вновь повторяются одни и те же либо сходные конфигурации событий, продуцируя в конце концов один и тот же набор неприятных или нежелательных опытов. Подобный набор повторяющихся нежелательных опытов можно представить в виде торта, а конфигурацию событий, приводящих к нему — как его ингредиенты. В этом случае для того, чтобы торт был испечен, события должны быть не только в наличии, но они еще должны быть внесены в него в соответствующих пропорциях. Большинство событий, из которых возникают проблемы, обычно не имеет место достаточно долгое время (причем "событиями" может быть что угодно — начиная с происшествий во внешнем мире и кончая чувствами или восприятиями). Например, мужчина, у которого бывают "взрывы гнева", когда "на него оказывают давление", можно сказать, почти всегда находится под каким-нибудь давлением (служебных обязанностей, семейного долга, личных стремлений и т. д.)

— однако "давление" становится проблемой только в том случае, когда его источники оказываются слишком многочисленными и/или интенсивными, что порождает в нем интерпретацию "слишком" доминирующего явления, когда его способности справляться с проблемами "слишком" заняты чем-то другим и т. д.; и только тогда, когда эти составляющие достигают определенных пропорций в отношении друг к другу, они становятся "проблемой". Проблема, следовательно, состоит в "калибровке", при которой человек "понуждается к реакции" на некоторую группу событий только тогда, когда они достигают определенных пропорций.

Аналогично этому — двигатель начинает работать только тогда, когда воздух, топливо и искра достигают определенного соотношения. Однако любой человек, имеющий опыт относительно какого-либо "повторяющегося" чувства или поведения, каждый раз, попадая в эту "специфическую ситуацию", может удостовериться в факте, что эти ситуации кажутся ему скорее "подчиняющими" его поведение, нежели представляющими ему возможность выбирать.

Рекалибровка

Следовательно, для облегчения решения проблемы она должна быть подвергнута рекалибровке, что является функцией связующей стратегии, и в конечном счете тем, что позволяет человеку выбираться из повторяющихся ситуаций, имея свободу выбора.

Рекалибровка повторяющейся ситуации включает: 1. Обеспечение клиента способностью осознавать, в каких случаях события составляют такую пропорцию, что они становятся проблемными; 2. Обеспечение клиента средствами, при помощи которых он сможет перепропорционировать эти события.

Тогда, возвращаясь к вопросам формулировки метафор, первый шаг по осуществлению рекалибровки будет заключаться во введении такого персонажа (эквивалентного клиенту), который каким-либо образом нарушает старый паттерн калибровки, в результате чего он в конце концов оказывается способным к эффективному изменению ситуации. Это "каким-либо образом" является способом, который вы примените в метафоре, и который будет зависеть от вашего опыта и интуиции в качестве помощника людям и качестве обычного человеческого существа. Второй шаг будет заключаться в том, чтобы в описательной форме представить персонажа, у которого есть понимание калибровки, превращающейся в "проблему", и способа, посредством которого эта проблема могла бы быть рекалибрована.

"… Оглядываясь в прошлое. Мери могла видеть, что причина ее гнева была связана не с тем, что ее мать просила ее сделать что-то (поскольку это были дела, которые она быта рада делать), а с тем, что мать хотела, чтобы она сделала это немедленно. И теперь Мери знала, как поладить с ней таким образом, чтобы все это уже не являлось проблемой… "

Стратегия Подобно исходу, связующая стратегия также почти всегда либо подразумевается в описании динамики проблемы клиента, либо является неотъемлемым свойством отношений между проблемой и желаемым исходом. Обращая внимание уже только на эти два фактора в проблеме Сэмюэля, вы без сомнения сможете придумать несколько возможных стратегий, которые потенциально могли бы ему помочь подучить, чего он хочет. Например, Сэмюэль мог бы научиться управлять своими чувствами таким образом, чтобы не чувствовать дискомфорта. Или предъявить Кейт ультиматум, чтобы она изменила свое поведение. Или даже научиться не слышать и не видеть Кейт, когда она раздражена и причиняет ему боль. Ни один из этих выборов сам по себе не лучше других. Наилучший выбор будет определен Сэмюэлем, как и любым другим клиентом.

В ответ на просьбу описать обычное развитие его аргументов в споре с Кейт Сэмюэль описал типичную сценку, где он пытается объяснить Кейт, что эта новая работа очень важна для него, а Кейт начинает делать саркастические замечания относительно "этого делового мужчины". После перебранки они обычно одновременно перестают разговаривать, а потом проводят очень дурной вечер. Эти в другие комментарии Сэмюэля указали на то, что возможно Кейт была встревожена подозрением, что его поиски дополнительной работы связаны с уменьшением его увлеченностью ею. Искомый мостик был найден:

Проблема Связующая стратегия Желательный исход

– — Сэмюэль и Кейт Сэмюэль открыто Сэмюэль хочет сохранить бранятся по поводу говорит Кейт, что работу и чувствовать того, что они не любит ее и думает близость и уют с Кейт бывают друг с другом о ней чаще

Как уже говорилось, желаемый исход часто подразумевает связующую стратегию. Но наиболее подходящей стратегией, которая могла бы привести к этому исходу, является стратегия, которую клиент прямо или косвенно сам индуцирует. Прекрасным способом получить такую информацию является просьба описать, как клиент пытался решить эту проблему до прихода к терапевту. Описывая в деталях свои ошибки при решении проблемы, клиент будет косвенно описывать, что следует сделать для того, чтобы цель была достигнута (то есть он будет описывать, в какие моменты он оказывается в замешательстве, и таким образом, в каких направлениях ограничена его модель). Другим отличным способом получить эту информацию является вопрос: "Что удерживает вас от?.. " (того, чтобы сказать ей о своих чувствах; или: "Как вы удерживаете себя от?.. " (того, чтобы чувствовать себя спокойно). Терапевт: Что удерживает вас от того, чтобы сказать ей о своих чувствах? Клиент: Ну, мне кажется, моя боязнь, что она будет надо мной смеяться. Говоря "боязнь, что она будет надо мной смеяться", клиент точно не указывает, что именно стоит между его настоящей ситуацией и тем, чего он хочет. Следовательно, связующая стратегия, которую клиент индуцирует для себя, заключается в том, что он достаточно долго преодолевает или обходит свой страх перед тем, чтобы делать то, что он хочет делать (и чтобы, вероятно, затем понять, что нет нужды ставить страх на первое место).

 

Раздел 5 Переформирование

Жизненным компонентом в разрешении проблемы является переформирование. "Переформировать" — означает взять прежний болезненный или нежелательный опыт или поведение и перекомбинировать его так, чтобы он оказался ценным и потенциально полезным. Говоря о своем желании измениться, клиенты чаще всего просят, чтобы терапевт каким-нибудь образом помог им "избавиться" от какого-либо неприятного поведения или чувства. В общем виде эти просьбы звучат так:

1. Если бы я только не злился, все было бы прекрасно.

2. Я больше не хочу чувствовать себя грустно.

3. Я хочу любить людей, но не могу этого сделать, пока не буду доверять им полностью.

Как можно заметить, в каждом из этих случаев высказывается просьба о помощи в том, чтобы избавиться от каких-то постоянных аспектов поведения данного клиента. Первый хочет убрать "злость", второй хочет жить без "грусти", третий желает избавиться от "подозрительности". Однако такое избавление означало бы "выплеснуть из ванны вместе с водой и ребенка". Безусловно, у этих людей есть проблемы со злостью, грустью и подозрительностью, но ведь эти эмоции и поведение сами по себе не являются проблемами, проблема состоит в том, как они используются клиентами в своей жизни. В качестве главной посылки любого терапевтического вмешательства автор данной работы исходит из того, что ни эмоции, ни поведение, ни опыт сами по себе не могут быть ни "плохими", ни "хорошими", и что все они полезны, когда выражаются в соответствующем контексте и в соответствующее время. Предметом наших рассуждений здесь является то, что между "заменой одного выбора другим" и "увеличением репертуара выборов" для клиента существует значительная и важная разница. Подобное "расширение выборов" осуществляется посредством ясного и недвусмысленного сообщения клиенту (в пределах контекста метафоры), каким образом прежний неприятный опыт или неприемлемые эмоции и поведение могут оказаться полезными для "жизни-после-изменения". Например, клиенту, озабоченному своей "злостью", можно было бы показать, что хотя первоначальные выражения его злости были более чем непродуктивными, выражение ее в других ситуациях могло бы приводить к совершенно другим результатам.

"… Оглянувшись на свои приключения, он понял, что теперь у него нет никакой необходимости тратить свою злость в этой ситуации. Он также почувствовал силу и уважение к себе от сознания, что если он хочет или нуждается в этом, чтобы разозлиться в той либо другой ситуации, он имеет сипу и энергию, чтобы проявить свою злость. Теперь он мог встретить опасность с открытыми глазами… " После использования нескольких аналогичных метафор то. Что ранее представлялось дурной наклонностью, превращается в ценное качество. Для тех, кто в качестве терапевтов помогает другим в изменении, обучение эффективному переформированию опыта означает обучение приведению в соответствие с потенциальной полезностью любой эмоции, поведения или опыта. Итак, весь процесс формулировки основной метафоры выглядит следующим образом:

А. Сбор информации.

1. Идентификация значимых лиц, вовлеченных в проблему: а) идентификация их межличностных отношений.

2. Идентификация событий, характерных для проблемной ситуации; а) специфицирование того, как развивается проблема (калибровка).

3. Специфицирование изменений, которые хотел бы сделать клиент (исход); а) убедитесь, что они точно сформулированы.

4. Идентификация того, что клиент предпринимал раньше для решения проблемы, или того, что "удерживает" его от совершения желаемых изменений (что может инициировать связующую стратегию). Б. Создание метафоры.

1. Выбор контекста.

2. Выбор персонажей и плана метафоры с тем, чтобы она была изоморфна А1, А2 и A3 (см. предыдущий пункт).

3. Определить разрешения, включая: а) стратегию рекалибровки (по А4); б) желаемый исход (по A3); в) переформирование непосредственной проблемной ситуации. В. Сообщение метафоры.

а) отсутствие референтного индекса; б) неспецифицированные глаголы; в) номинализация; г) вставленные команды и маркировка; д) и все то, что описывается в следующем разделе.

 

Раздел 6 Синтаксис метафор

Использование трансдеривационного поиска Воздействие, оказываемое метафорой, обусловлено ее изоморфизмом актуальной ситуации клиента, и мы обучались осуществлению прямого перехода от характеристик проблемы клиента к аналогичным характеристикам в метафоре с тем, чтобы убедиться в их сходстве. Но давайте вспомним утверждения, касающиеся способности одного человека знать, что в действительности происходит в голове другого человека… Изоморфизм, который терапевт так тщательно создает в метафоре, охватывает последовательность определенных событий, однако не является надежным в смысле точной передачи того, как клиент переживает эти события. В случае Сэмюэля, например, относительно просто сконструировать метафору, в которой поток поступков был бы очень близок к имеющим место в действительной ситуации. Но когда дело доходит до специфического описания этих поступков, то у нас очень мало или совсем нет информации о том, какое описание наилучшим образом совпадало бы со способами, посредством которых Сэмюэль переживает их. Подход, который позволяет нам обойти влияние подобного ограничения, состоит в том, чтобы не быть специфичным (при помощи следующих специфичных способов).

Как уже было сказано, люди постоянно сознательно и подсознательно пытаются выразить свой сенсорный и перцептуальный опыт. При этом для измерения и оценки значимости своего опыта они используют единственное "мерило", имеющееся в их распоряжении. Этим "мерилом" являются их личные модели мира. Процесс использования этого "мерила" есть то, что, как уже говорилось, называется трансдеривационным поиском. Намеренно отказываясь от специфицирования частной информации, поступков и переживаний персонажей метафоры, мы вовлекаем нашу аудиторию в извлечение и разработку своих собственных интерпретаций того, "что происходит на самом деле" (как, например, это произошло в случае, когда я не объяснил своему другу специфику дверных защелок автомобиля "пежо", и это побудило его к лучшему из возможных ощущений, которое он в этих условиях мог извлечь из своего опыта). Поскольку метафора конструируется для клиента, то правильным может быть только его толкование. Ваша работа, как у портного, состоит в том, чтобы выбрать материал и соответствующим образом скроить основу одежды. В данном случае, правда, переделку "по плечу", чтобы одежда была пригодна для ношения, осуществляет именно ваш заказчик.

Отсутствие референтного индекса Слова, которые имеют "референтный индекс" — это члены предложения (существительные), которые специфически именуют что-либо в опыте клиента. Рассмотрим следующие два предложения:

1. Кто-то прятался в комнате дома.

2. Его брат-близнец Джон прятался в туалете. В предложении 1 не так уж много информации, которую можно было бы использовать для того, чтобы определить. "о ком" идет речь и "где" он находится, поскольку слова "кто-то" и "комната" не адресуют нас к кому-либо или чему-либо специфическому. С другой стороны, предложение 2 не оставляет у нас сомнений в этих "кто" и "где", ибо оно представляет нам референтные индексы, которых нет в первом предложении.

Хотя при сборе информации о ситуации клиента такая спецификация имеет большую ценность, при предъявлении метафоры она может иметь разрушительный эффект. Представьте, к примеру, что в вашем рассказе некий персонаж прячется в доме, причем не имеет значения, где именно в доме он прячется. Если затем вы опишете его, как "прячущегося в подсобном помещении", в то время как ваш клиент думал, что "он сидит под кроватью", то между вашим повествованием и опытом клиента о нем возникнет разрыв. Этой ошибки можно избежать, если не реферировать существительное "комната" другими уточнениями. Например: "Затем он вбежал в дом и где-то спрятался". Теперь клиент свободен поместить "его" туда, куда он бы спрятался в доме, а вы можете быть спокойны, что будете говорить с клиентом об одном и том же. Как уже говорилось выше, особой необходимости в том, чтобы сводить все существительные в вашем рассказе к "персонам", "местам" и "вещам", нет, однако следует помнить, что если в контексте рассказываемой истории спецификация существительных не имеет особого значения, то нет и необходимости беспокоиться о ее отсутствии. Более того, благодаря феномену трансдеривации, если вы оставляете эти существительные на произвол воображения клиента, вы практически безусловно увеличиваете смысловую значимость предъявленной метафоры.

Неспецифицированные глаголы Аналогично тому, как слова, нуждающиеся в референтном индексе, специфицируются при помощи соответствующих вопросов ("кто?", "что? " и "где? "), неспецифицированные глаголы могут быть специфицированы вопросами "как? " иди "каким образом? " Глаголы описывают, как кто-либо или что-либо действует или существует в мире. Как и в случае с существительными, глаголы могут быть специфицированы в той иди иной степени в зависимости от цели описания:

1. Джон вошел в туалет.

2. Джон подкрался к туалету, осторожно открыл дверь, а затем прыгнул туда головой вперед, используя ноги для того, чтобы захлопнуть дверь за собой. Здесь снова второе предложение оставляет мало сомнений для того, как Джон вошел в туалет. Несмотря на определенную странность и замысловатость этого описания, оно может не совпадать с тем, как клиент представляет появление Джона в туалете. Поэтому первое предложение является более предпочтительным, поскольку то, как Джон вошел в туалет, не наделяется значимостью, благодаря чему клиент получает свободу в выборе своего собственного варианта относительно этого случая.

Номинализация Описывая свой личный опыт, мы часто используем процессуальные слова, говоря о них так, как если бы они были "вещами" или "событиями". Таким образом "я чувствую" превращается в "чувство", "я надеюсь" — в "у меня есть надежда", а "я был разозлен" — в "у меня есть злость". Хота мы можем говорить о чувствах, надежде, злости так, как если бы они были "вещами", которые можно подержать в руках, на самом деле они являются процессами — динамичными и неосязаемыми. Нельзя взять злость, осознание или боль, и положить на стол для всеобщего обозрения. Производить такие действия с "процессуальными" словами

— означает номинализировать их.

Хотя номинализация опыта часто является не самым существенным средством для оказания помощи, тем не менее она может быть использована в метафорах для этой цели, поскольку обладает свойством "стирания" важной информации, требующейся для выражения того, что подразумевается данным словом. Номинализация инициирует трансдеривационный поиск. В утверждении "у меня есть злость" — "стертое" может быть восстановлено вопросами: "Зол на кого? Злость в связи с чем? Злость когда? Зол каким образом? " Рассмотрим следующие два предложения:

1. С прыжком в туалет пришло осознание ситуации.

2. Впрыгнув в туалет, Джон начал постепенно осознавать, что он не знает, шел ли он за чем-то, или наоборот, уходил от чего-то. В первом предложении процесс "переживания осознания" превращен в событие или вещь — в "осознание". Номинализируя опыт "осознавания", мы отбрасываем информацию о том, кто, что именно и каким образом осознавал. Такая информация есть во втором предложении, которое описывает процесс, через который проходит Джон. Как и другие присущие языку свойства, которые мы уже изучали, номинализации в метафорах дают клиенту возможность вовлечения номинализированного слова в процесс его собственных выборов.

Вставленные команды и маркировка Поскольку метафоры по своей сущности являются некой транспортной системой для неявного предложения и/или осуществления изменений в паттернах коммуникации, то обычно в рассказываемых историях присутствует несколько пунктов, где подчеркивается некоторая важная мысль, особенно в отношении разрешения проблемы. Одним из способов привлечения внимания клиента к такого рода неявным предложениям для увеличения их действенности является способ, при котором они оказываются частью вставленной команды. Вставленные команды формируются посредством введения в предложение имени клиента (иди, в некоторых случаях, местоимения 2-го липа) таким образом, что все, следующие после имени, становится для клиента директивой. Например:

1. Посидев там некоторое время, он решился и сказал себе: "Выйди".

2. Посидев там некоторое время, он решился и сказал себе: "Дэвид, выйди". (Выделение шрифтом здесь указывает на изменение интонации — для соответствующего эффекта прочтите фразу вслух.) Сделав достаточно большую паузу в середине предложения 2, чтобы вставить в него имя "Дэвид", мы получили прямую директиву, адресованную клиенту: "Дэвид, выйди".

Идея маркировки напоминает идею вставленных команд. Маркировка предназначается для придания специфическим словам или фразам особого значения посредством совпадения изменений в интонации терапевта (или специфических звуков, жестов, прикосновений к клиенту) с теми фрагментами предъявляемого сообщения, на которое следует обратить особое внимание. Обычно в метафоре есть происшествия, идеи или персонажи, которые особенно важны в смысле соотнесения своего опыта с тем, что соответствует таковому в рассказываемой истории, и они могут быть промаркированы так, чтобы внедрить их в пределы сознательного или подсознательного внимания клиента. Прочтите примеры вслух:

1. И когда он в это время вышел, он вышел полностью.

2. И когда он в это время вышел, он вышел полностью.

 

Раздел 7 Метафора Сэмюэля

Теперь, возвращаясь к проблеме Сэмюэля, мы располагаем следующими средствами: мы собрали о ней необходимую информацию, сконструировали метафору, и все, что осталось сделать, это непосредственно предъявить метафору. Для лучшего усвоения синтаксических паттернов, описанных в предыдущих разделах, они будут указываться параллельно тексту метафоры. Обратите внимание, что использование этих паттернов позволяет нам "убить сразу двух зайцев", поскольку таким образом клиенту оказывается содействие в специфицировании его проблемной ситуации и в инициации трансдеривационного поиска.

Необходимо помнить, что сначала нужно прочитать всю историю, не обращая внимания на синтаксические паттерны, и сосредоточившись только на ее структурных аспектах (то есть на изоморфизме, связующих стратегиях, исходе и переформировании). Затем прочитайте текст уже с учетом синтаксических паттернов. В ходе работы постарайтесь заглядывать в колонку подсказок только после того, как вы самостоятельно определите использованные паттерны; этим вы окажете себе неоценимую услугу в умении их правильного распознавания и использования.

Обозначения: О — отсутствует референтный индекс, Н — номинализация, НГ — неспецифицированный глагол.

В Англии во времена "Круглого Стола" Н — во времена короля Артура жил рыцарь чести и доблести, Н — чести, доблести известный как сэр Ланселот. Без сомнения, Н — сомнение вы слышали о нем. О — о нем

Возлюбленной Ланселота была королева Н — возлюбленная Гиневра. Ланселот и Гиневра разделили друг с НГ — разделили другом много радостей и печалей, были Н — радостей, печалей ближайшими друзьями и очень любили друг Н — ближайшими друга.

Один был рыцарем, другая была правительницей. О — один, другая Оба, разумеется, имели много обязанностей и НГ — был, была О — оба функций, за которые они были ответственны. Они Н — обязанностей, функций смотрели за всем этим так, чтобы вещи, которые НГ — ответственны нуждались в том, чтобы за ними смотрели, О — они делались как следует. НГ — смотрели за О — вещи О — каждый по-своему

Каждый по-своему они заботились о людях, и во НГ — заботились многих отношениях люди заботились о них. О — о людях Ланселот имел великую гордость за эту О — во многих отношениях ответственность, и был вознагражден за О — народ НГ — имел свои усилия уважением, привязанностью и Н — гордость поддержкой народа. Н — ответственность О — эту, его НГ — вознагражден О — свои Н — усилия Н — уважение, привязанность

Эти обязанности занимали у Ланселота Н — обязанности много времени, но когда он только мог, он НГ — занимали О — эти проводил время с Гиневрой. Такие времена были О — когда только он совершенно особыми для них обоих, поскольку Н — особыми оба понимали, что такие тесные и нежные узы НГ— проводили время между двух людей найти нелегко. О — такие времена О — них обоих Н — тесные узы О — двух людях

И вот пришел такой день, когда Ланселот был НГ — пришел О — такой призван королем Артуром, чтобы воевать во НГ — вызван Франции. НГ — воевать

Он поехал, и был счастлив, делая так, потому О — он, него что понимал, что у него есть обязанности перед Н — обязанности королевством и перед собой, и они во многих О— во многих отношениях отношениях превалировали над другими его О — другими обязанностями обязанностями. О — его

Наибольшее сожаление вызывало у него то, что Н — сожаление теперь он меньше будет видеться с Гиневрой. О — его, он НГ — меньше видеться

Так часто, как он мог, Ланселот возвращался НГ — возвращался домой, чтобы увидеть Гиневру. Но Гиневра становилась все грустней от того, что была покинутой и одинокой. Н — покинутой, одинокой

Вместо радости и удовольствия прошлых времен Н— радости, удовольствия их встречи омрачались спорами и Н — прошлых времен напряженностью. Н — встречи О — их Н — спорами, напряженностью НГ — омрачались

Обоим стало неуютно. Он продолжал О — он, обоим возвращаться к Гиневре, когда только мог, но с НГ — неуютно каждым разом, когда он это делал, его страстное О — когда только мог, он ожидание встречи немного уменьшалось. Н — ожидание, встреча

Ланселот знал, что если они будут продолжать О — его, они все так, как они это делали, он и Гиневра О — все так, как они скоро будут разлучены. НГ — делали НГ — разлучены

Однажды Ланселот устал от войны во Франции и О— однажды НГ — устал отбыл, чтобы нанести еще один визит домой. О — визит

Он был опустошен и утомлен, и надеялся, что НГ — опустошен, утомлен сможет найти отдых в обществе Гиневры. Н — отдых, общество

Однако, когда они вновь были вместе, возникла О — они НГ — возникла та же самая старая неуютная ситуация. Н — ситуация

В конце концов Ланселот больше не смог этого О — в конце концов выносить. Он усадил Гиневру, а затем сказал ей, О — этого Сэмюэль; "Теперь я хочу, чтобы ты послушала НГ — выносить О-он; ей меня минуту. Я вовсе не счастлив от того, что НГ — усадил разлучаюсь с тобой настолько, насколько это НГ — разлучаюсь имеет место, но я также знаю, что то, что я О — с тобой делаю — важно. Я чуть не свихнулся, пытаясь О — настолько насколько это найти способ решить эту проблему, и я не совсем НГ — знаю знаю то, что следует делать. То существенное, О — то, что я делаю что я знаю, что нужно сделать, это сказать О — эту Н — проблему тебе, что ты очень важна для меня, что я люблю О — ты НГ — важна тебя, и то, что я вдали, не означает, что я не О — меня О — вдали беспокоюсь о тебе, потому что я беспокоюсь. НГ-не беспокоюсь Здесь ли, там ли, я часто думаю о тебе. О — о тебе И если бы я мог всегда иметь тебя НГ — беспокоюсь рядом со мной, я бы сделал это". О — здесь, вдали, тебе, часто НГ — думаю

Когда Гиневра услышала это, ее глаза О — это, она, его наполнились слезами, и она обняла его.

— "Все это время, — сказала она, Сэмюэль, — я О — все это время думала, что ты не посвящаешь мне ни одной О — одной Н — мысли мысли, когда ты вдали… Что, возможно, ты О — ты, вдали, меня, на рад на время быть свободным время от меня". НГ — быть свободным Конечно, с тех пор их любовь и дружба росли. О — с этих пор, их Более того, они были ближе, чем когда-либо до Н — любовь, дружба этого, так как оба, Сэмюэль, научились тому, НГ — росла, ближе что никогда нет никакой причины у кого-либо О — они, оба, когда-либо воздерживаться от того, чтобы сказать другому до этого именно то, что беспокоит ее, или что чувствует О — у кого-либо он. И даже хотя они были вместе не так уж много Н — причина времени, как было раньше, теперь всегда, НГ — воздержаться когда был случай, когда они оказывались вместе, О — другому, ее, что, он, они извлекали выгоду из этого времени, чтобы они, много радовать друг друга больше, чем когда либо до Н — всегда Н — случай этого. НГ — оказывались вместе О — они Н — извлекали выгоду Н — времени НГ — радовать

Данная метафора является адекватной изоморфной репрезентацией проблемы Сэмюэля, а также содержит способы ее разрешения. Нельзя твердо сказать, что она предоставляет ему адекватный обучающий опыт, поскольку это зависит от способности Сэмюэля утилизировать предъявленную информацию, от неучтенных значимых моментов в данной проблемной ситуации, и от целей, которые преследует терапевт.

Одним из способов увеличить эффективность данной метафоры является включение в ее конструкцию структур, относящихся к области категорий Сатир, к системам репрезентации и субмодальностям. О важности учета аспектов значимости, разрешения и законченности, с тем, чтобы метафоры были ориентированы на несколько уровней восприятия, мы уже говорили. Для того, чтобы вы могли лучше различать функции каждого из этих уровней, в конце каждой из следующих частей книги мы будем последовательно добавлять их в метафору.