(Начало апр.1996г. Конференция в Российском общественно-политическом центре "Национализм в современной России".)

Прежде чем говорить о национализме, хотелось бы сказать, что национализм для меня не является самоцелью, а служит лишь оружием служения государству на определённом этапе его развития. Для пояснения я бы сослался на замечание Наполеона, который на вопрос о причинах его величия сказал: "Je suis le serviteur de la nature des choses" - "Я всего лишь слуга природы вещей". То есть, гениальность политика, как и любая другая гениальность, состоит в том, чтобы почувствовать интуитивно или определить интеллектом объективные закономерности исторического развития и, отдавшись течению этих закономерностей, пытаться навязать им свою личностную субъективность мировосприятия, ни в коем случае их не насилуя.

Тот факт, что русский национализм сейчас усиливает и расширяет своё влияние, само по себе говорит о том, что вызревают некие объективные закономерности реформирования экономических и общественно-политических отношений, которые ведут национализм к политической власти. Можно утверждать, что русский национализм станет основной идеологией того военно-политического режима, который придёт к власти через несколько лет.

Чтобы здраво, а не голословно рассуждать о национализме на данном этапе в современной России, необходимо обозначить и оценить причины, которые позволяют ему набирать силу и влияние, и определить ступень развития объективных закономерностей, на которой мы сейчас находимся.

Что такое национализм в качестве политического основания государства? Он возникает исключительно как потребность зарождающегося городского общества выйти из затяжного экономического и политического кризиса. В действительности надо говорить не о национализме, а о социальной революции. Любая национальная революция, которая собственно и является целью организующегося в политическую силу национализма, отражая потребность преодоления глубочайшего кризиса в развитии общества и государства, есть лишь форма социальной революции.

Маркс в своё время открыл закон объективного соответствия производительных сил и производственных отношений. Если производственные отношения запаздывают с изменениями и производительные силы растут быстрее, чем изменяются культура, психологические свойства индивидуума и юридические формы существования конкретного общества, неизбежно наступает кризис производства, который можно преодолеть только через качественный прорыв к новым производственным отношениям, только через социальную революцию, только через создание качественно нового общества.

Политически такую задачу всегда решает диктатура, потому что создаётся новое общество, как правило, революционно настроенными группами. При этом резко увеличивается роль субъективного воздействия революционеров на ход исторического процесса. Почему?

Так как всякое общество само по себе консервативно, а социальные импульсы необходимости революционных преобразований способны подхватывать лишь небольшие группы жаждущих изменений личностей, то для изменения общества они должны получить абсолютную власть, чтобы иметь возможность приступать к изменениям общественных отношений посредством культурной, духовной, нравственной революции. Им приходится изменять сознание массы людей, воздействуя на их психотип, социологизируя их поведение, этику и мораль в общественной жизни.

Такую задачу предстоит совершать и в России. И выполнить её может только революционный русский национализм. А единицы теоретиков национализма её сейчас и обосновывают.

Сложное высокотехнологичное производство, современное производство зависит от корпоративного поведения множества людей. Эти люди, как участники единого производства, должны работать, словно единый социальный организм, как социальная сверхличность. И чем сложнее производство, тем более сложным должно быть общество во всех проявлениях его бытия. Современное производство требует вполне определённой общей культуры, оно не может развиваться без высокой меры ответственности человека перед обществом, закреплённой в психологии его поведения, связывающей его, как звено в цепочке, с другими людьми в единый социально-производственный организм.

Вызревший у нас всеохватный кризис, как это видно даже невооружённым точными данными взглядом, связан с тем, что культура общественного сознания русских оказалась неадекватной тем требованиям промышленного производства, которого достигла Россия при коммунистическом режиме из задач его глобального противоборства с промышленно развитыми державами капиталистического Запада. И разрешить накопившиеся противоречия между передовыми производительными силами и отсталыми производственными отношениями в России возможно только социальной революцией, революцией национальной.

Задача национальной революции состоит в том, чтобы отношения людей были выведены на уровень национально-общественного сознания. Именно эта причина толкает сейчас страну к тому, чтобы признать необходимость этой революции. Те, кто контролирует рычаги стратегического управления, будут вынуждены выбирать наиболее точно угадавших объективные тенденции из среды националистических движений. Те, кто проявят наибольшее понимание потребностей общества, и получат право на борьбу за власть. Возникающим вокруг них силам и будет предоставлен политический простор для политических действий.

В заключение отмечу, что фашизм в Германии, о котором говорится столько глупостей, был одним из проявлений национальной революции. Ведь национальные революции были во всех ныне промышленно развитых капиталистических странах. А одна из первых - проводилась военно-политической диктатурой Наполеона I во Франции. Режим Наполеона, как прежде него аналогичный режим Кромвеля, был крайне шовинистическим, но именно великого императора считают создателем и спасителем французской нации. Вполне определённые силы потому привели его к власти, что он был гением политической интуиции, понимавшим, что существуют исторически неизбежные процессы, и стал, в известном смысле, им, этим процессам, слугой.

Современная промышленная капиталистическая цивилизация по своей сути западноевропейская цивилизация. На Западе можно неплохо руководить страной будучи интуитивно гениальным политиком. Для нас же эта цивилизация не столь органична, она пришла к нам из протестантских стран. Поэтому в России самая действенная политика проведения национальной революции возможна только на основаниях сверхрационального осмысления причинно-следственных закономерностей западного опыта и возникающей для её осуществления революционной идеологии.

Большинство националистических движений современной России крайне бестолковые. У создателей таких движений нет и намёка на понимание, что России необходима рационально обоснованная концепция бытия государства, необходимо стратегическое целеполагание на ближайшие 50-100 лет. Пока не появится концептуально оформленной теории проведения национальной революции, пока теоретически не определены социальные силы поддержки националистического режима, национализм будет оставаться на уровне болтовни.

Мы переживаем сейчас этап, который соотносим с бывшим в Германии в 1920-1923 годах. Тогда первые организации послевоенного народнического национализма с его тотальным отрицанием буржуазно-демократической революции, привели их к идейному кризису. Всё дальнейшее развитие политического национализма перешло в закрытые общества, в которых постепенно создавалась концепция национал-социализма. В дальнейшем эта концепция позволила оформиться и прийти к власти третьей политической силе.

Режим, под властью которого мы живём, - это режим всесилия коммерческого капитала, коммерческого политического интереса и коммерческого космополитизма. Но этот режим вскоре рухнет, потому что промышленным производством у нас зарабатывает на жизнь подавляющее большинство населения, а промышленное производство нуждается не в космополитизме, а в политическом национализме.