1.

Россия уже почти год живёт от выборов к выборам. Выборы как бы стали самоцелью нашего существования. Хорошо это или плохо?

Политическое значение обострения пропагандистской борьбы, вызываемой выборами, нельзя переоценить; нацеленная на борьбу за представительную власть политическая пропаганда подталкивает выявление всех социальных интересов и их классификацию, вследствие чего и появляются собственно политические партии. Прошедшие в декабре выборы в Государственную Думу и грядущие в июне выборы Президента при всей их оторванности от действительных политических проблем страны приучают нас к буржуазно-капиталистическому самоуправлению, быстро разрушают мифы “дружбы народов” советской империи. Они способствуют возрождению на новом уровне исторического развития этнического общественного сознания русских и его быстрому взрослению, постепенному обретению им собственной физиономии среди прочих в мире рыночной конкуренции, что является самой необходимой и самой прогрессивной политической тенденцией в России. Выборы очищают политическую борьбу от народной наивности, от народной надежды в доброго барина, то есть от всяческого мусора безыдейной многопартийности, выявляя главные противоборствующие интересы и закрепляя на них внимание владельцев капиталов и населения.

Благодаря декабрьским выборам в Госдуму и надвигающимся выборам Президента у нас за короткий срок из нескольких десятков партий участниками борьбы за власть остались только две политические силы. Во-первых, клика вокруг верхов исполнительной власти, власти Президента и его аппарата, которая осуществляет диктатуру коммерческого политического интереса; и, во-вторых, партия контрреволюционного реваншизма – совокупно коммунистическая, или вернее сказать, коммуно-патриотическая. Это главные политические силы нынешней, переживающей буржуазную революцию России. И каждая из них показала, что у неё нет или не осталось ничего из того, что можно было бы назвать подобием прогрессивной идеологии власти. Полная пустота в идеологических вопросах, в вопросах государственного строительства, отсутствие общественно-социальных идей приняла у них размах политического маразма: каждая партия из тактических соображений (вот смех-то, когда речь идёт о политических целях!) скрывает программу своего кандидата в Президенты до последнего момента, который она сама и будет определять.

Но как же можно от населения страны скрывать свою программу политического и экономического строительства на ближайшие годы из тактических соображений? Это же не шуточки, не забава! Разве не основная задача политической партии, заранее разъяснять свою программу, показывать всем, что ожидает страну в случае прихода данной партии к власти? Ответ на такие вопросы может быть лишь одним. Если с этих партий, партии нынешней власти и партии коммуно-патриотического реванша, сорвать флёр популистских обещаний, то окажется, что идеологически “короли-то голые!” и что рвутся они к власти ради неё самой, но не ради целей прогресса страны и государства. Ни та, ни другая не в состоянии предложить хоть один мало-мальски собственно политический лозунг, хоть одну собственно политическую идею, отвечающую проблеме преодоления острейшего общегосударственного кризиса. Не говоря уже о стратегической концепции бытия, которая жизненно необходима России. Но если таковы главные политические силы, то каковы же остальные?! Остальные много хуже своей вызывающей экономической и политэкономической безграмотностью и вопиющей безответственностью. И к такому положению дел нельзя относиться иначе, как к шарлатанству беспринципных дельцов и стоящих за ними кланов, влезших в политику ради отстаивания своих сугубо сиюминутных эгоистических интересов.

Очевиднейшее отсутствие на политической арене России действительно прогрессивной партии есть отражение того факта, что, во-первых, у нас нет среднего класса как экономического и политического субъекта политики, а во-вторых, что страна живёт в условиях беспощадной диктатуры коммерческого космополитизма, то есть режима обслуживания торгово-спекулятивного, финансово-ростовщического и бандитско-воровского грабежа её рыночно ценной собственности.

Сами по себе выборы, если воспринять их всерьёз, представляют скверный спектакль с бездарными актёрами и режиссурой провинциальной труппы. Манипуляция властью и средствами массовой информации со стороны захвативших их олигархических кланов становится день ото дня столь вызывающей, что уже только наивным людям не видно, чем закончится последний акт этого спектакля. Результат предрешён и его осталось только объявить, – о чём мы печатным словом предупреждали с сентября прошлого года. Силы, стоящие за нынешним режимом, власть не отдадут! Россией правит диктатура коммерческого политического интереса, диктатура тех, кто сделал состояния в результате приватизации доходов от колоссальной торговли сырьём, на колоссальных импортных торгово-спекулятивных сделках, на расхищении зарубежных займов, на финансово-ростовщических афёрах, казнокрадстве, взяточничестве, бандитизме разного рода! И это действительно диктатура, то есть режим, не связанный никакими законами! Кровным интересам грабителей, воров и спекулянтов просто нет действенного противостояния, потому что нет иных имеющих столь же большие финансы сил с принципиально иными политическими целями и интересами, способных насмерть противостоять коммерческому космополитизму и контролировать поведение нынешнего режима, заставлять его считаться с определёнными правилами политической игры.

Всевозможные простаки, увлечённые шумной шарлатанской вознёй вокруг выборов, смогут убедиться в сути режима как именно не сдерживаемой никакими законами диктатуры очень скоро, не далее как в июне. К тому времени нарастающее противоборство коммуно-патриотов, а вернее сказать, подпирающих их и оказывающих на них давление избирателей производительных регионов, нынешнему режиму власти, персонифицированному в лице Ельцина, приведёт к тому, что режим в борьбе за удержание власти, которая у него в руках, пойдёт не просто на любое нарушение Конституции, что давно стало для него делом привычным, которую он насиловал когда и как угодно, – но на угрозу прямого использования вооружённой силы исполнительной власти против противников, на угрозу военного переворота. И только в этом смысле предстоящие 16 июня выборы чрезвычайно полезны. Ибо режим должен потерять в глазах масс последние лохмотья мифов о своей приверженности конституционным идеалам и демократии.

2.

Политически мы сейчас живём лишь ради выборов, ради их результатов. (Если спектакль с избранием представительной власти вообще возможно назвать выборами, – ибо, повторимся, результат предрешён и известен заранее.) Но после июня, когда пропагандистская шумиха вокруг выборов утихнет, ради чего будет жить страна? Какие экономическую и политическую программы, какие идеи и идеалы могут предложить нам Б.Ельцин и стоящая за ним клика подлинной власти в лице олигархов? Всё, что они смогли предложить, - а именно воровскую приватизацию, господство интересов частной собственности, - уже в основном осуществлено и привело экономику к развалу, к краю опасного обрыва, за которым крутой склон разрушительных войн за передел собственности и гиперинфляции. А в либерализме, как основополагающей идеологии режима, никаких иных, то есть выходящих за границы интересов приватизации и господства частной собственности, концепций бытия нет.

Отсутствие прогрессивных концепций бытия, идей и идеалов очень опасно для любой страны, а для огромной России в особенности. Уже к осени начнётся новый виток роста политической нестабильности как прямое следствие разрастающегося вширь и вглубь общегосударственного кризиса. Будет становиться очевидной неспособность Верхов управлять страной по-старому, и главное – неспособность хроническая, не зависящая от перестановок на ключевых постах отдельных фигур или даже всего правительства и аппарата Президента скопом. Но дело не только в Верхах.

Причина общегосударственного кризиса в том, что Россия исторически переступила порог, за которым начались необратимые процессы распада всей системы идеологических и мировоззренческих ценностей страны, не только Верхов, но и Низов, разложения земледельческих в своей сущности традиций умозрения русского народа, как народа государствообразующего. Русские Низы не в состоянии дольше жить по-старому, деморализуются и приходят в одичалое состояние индивидуалистического понимания свобод, равенства и братства человечества, за которым видится либо гибель русского этноса, либо револю­ционный прорыв его в новое качество общественной самоорганизации, культуры, трудовой этики и морали. Либерализм стоит на страже предельного индивидуализма, а интересы частной собственности прямо опираются на эгоистический индивидуализм, поэтому нынешний режим власти не в состоянии даже поставить вопрос о необходимости преодоления общегосударственного кризиса, возможного только за счёт подъёма русского общественного самосознания, которое неизбежно начнёт борьбу за подавление индивидуализма.

При нынешнем, крайне опасном для государствообразующего этноса и страны положении дел обязательно начнут набирать силу совершенно новые для России политические течения мысли и действия, привлекающие русскую городскую молодёжь. Идейным зерном этих течений всё очевиднее становится радикальный городской национализм. Никакой иной, кроме националистической, концепции бытия никто в нынешней России предложить русским не сможет, потому что иной объективно прогрессивной концепции развития для страны не существует!

Почему?

Потому что только национализм объявляет, что решение всех жизненных проблем страны возможно, но оно непосредственно зависит от революционного перехода на новую ступень общественного развития государствообразующего этноса. Только революционный национализм оказывается способен поставить задачу создания нового вида русского общества, – а именно городского сословно-иерархического и национально-корпоративного капиталистического общества, управляемого элитой с этнократическим умозрением. И такое общество справится с разрушительным либеральным индивидуализмом, поставит под жёсткий надзор общественной политической власти. Этнократическое городское общество, осуществляющее общественную власть, собственно и есть нация. И пока такое общество не начнёт создаваться националистическим режимом государственной власти в длительном процессе Национальной Реформации, выход из общегосударственного кризиса невозможен,– а кто предлагает способы выхода из кризиса вне революционного прорыва в национально-корпоративное состояние общественной организации русских, тот либо наивный глупец, либо лицемерный подлец, заинтересованный в развале России.

Власть у стоящих за нынешним режимом собственников можно вырвать единственно посредством социальной Национальной революции; подавить отчаянное сопротивление асоциальных кланов воров и спекулянтов реально только использованием аппарата военно-политической диктатуры. Однако военно-политическая диктатура становится осуществляемой при вполне определённых, необходимых предпосылках вызревания городского сословного самосознания у офицерского корпуса силовых ведомств, и в первую очередь в армии. Пока в армии не развеются надежды в отношении нынешней диктатуры коммерческого космополитизма, пока офицерский корпус не осознает, что в условиях рыночного капитализма он в состоянии защищать собственный взгляд на роль и смысл государства лишь сословно-корпоративно, а свои особые материальные и социальные интересы лишь при утверждении непосредственного воздействия на власть, – до тех пор страна не готова к Национальной революции. А значит, до тех пор Россия не имеет политических оснований для действительного выхода из общегосударственного кризиса. Приобретение же офицерским корпусом силовых ведомств городского сословного самосознания проявится тогда, когда этот корпус выучится мыслить категориями не патриотического служения народу, который исторически умирает, а категориями служения этнократическому обществу, то есть нации, национальному государству. То есть, когда в среду офицерского корпуса силовых ведомств России проникнет идеология революционной националистической организации, ставящей целью осуществление Национальной революции!

3.

Впервые представления о городском этнократическом обществе, как обществе политическом, в отличие от неполитической языческой земледельческой народности, возникло в Древней Греции, а именно для определения той практики этнократической общественной жизни полисов-государств, которая там развивалась, закреплялась в юридических отношениях, в организациях государственных устройств. Римляне расширили это представление до понятия о городской нации вследствие того факта, что они создали самое совершенное сословное этнократическое общество-государство из всех известных в истории Древнего мира. Городские общественные отношения Древнего Рима были политически сложными, дававшими возможность проявлять свои способности каждому члену общества и одновременно воспитывавшими высокую общественную организованность, что позволило этому городу-государству завоевать огромные пространства и подчинить их целям развития величайшей национальной империи, которая до сих пор самым непосредственным образом воздействует на становление мировой цивилизации. И пока римское общество было этнократическим, то есть национальным, оно неизменно доказывало способность управлять огромным числом племён и земледельческих народностей, покорять и подчинять своим задачам другие цивилизации.

Нация остаётся таковой лишь постольку, поскольку она остаётся городским этнократическим обществом. Разложение общественного сознания, сословной общественной организации приводит к тому, что нация теряет способность не только развивать, но и удерживать на достигнутом уровне городские производственные отношения, постепенно переживает их упадок до состояния, в лучшем случае, производственных отношений земледельческого народа, как это произошло, например, с античными и прочими обществами Европы после христианизации. Потеря горожанами этнократического самосознания, этнической чистоты крови является главной причиной упадка духа нации как такового, потери нацией власти в собственном государстве, что произошло даже с римлянами.

В Древнем Мире городские нации приобрели политические лица только в античной Европе. Они создали совершенно особые античные цивилизации, в которых городские общественные сословные отношения освящались и политически утверждались посредством представительной демократии, что и стало причиной возникновения в позднем средневековье, в эпоху Великих географических открытий европейской социальной культуры мануфактурных, а затем промышленных производственных отношений. Городские производственные отношения в ряде северных европейских стран с развитым городским самоуправлением после Великих географических открытий пережили революционный скачок в своём усложнении и совершенствовании под воздействием быстрого роста заказов на товары, которые вывозились в обширные колониальные владения европейских морских держав. Новые производственные отношения позволили начать создавать предприятия на основаниях рыночных капиталистических форм собственности, которые давали возможность собственникам этих предприятий непрерывно повышать производительность труда через постоянное углубление разделения труда и получать прибыль, достаточную для непрерывного усложнения средств производства. Современная промышленная капиталистическая цивилизация зародилась в то время именно в белой европеоидной Европе потому, что только в европейской Традиции духовной жизни был античный период существования цивилизаций, созданных городскими этнократическими обществами.

К завершению ХХ века накопился достаточный опыт промышленного развития в разных странах, на разных континентах, чтобы возможным стало сделать следующее заключение. Чем сложнее промышленное производство, тем определённее оно зависит от этнократического характера общественных отношений, то есть от национальной самоорганизации общества, от социальной корпоративности национального самосознания. Самые наглядные подтверждения этому заключению даёт история стран, которые пережили буржуазные революции. При успешном развитии буржуазные революции сначала перерастали в космополитические диктатуры коммерческого интереса, в режимы полного господства коммерческого капитализма, а за тем, в обстоятельствах всеохватного разложения политических отношений завершались Национальными революциями.

Национальные революции совершались государствообразующими этносами ради своего спасения, которое напрямую зависело от ускоренного перехода к развитию промышленных производительных сил, основанных на капиталистических производственных отношениях. Ради ускоренного развития городских производительных сил, без чего нельзя было добиться политической устойчивости власти в городах, режимы осуществления Национальных революций объективно принимали характер режимов диктатур промышленного капиталистического интереса. Как таковые, эти режимы совершали политическое выстраивание этнократических общественных отношений по всей стране, то есть создавали условия для становления общегородского национального общественного самосознания. Степень проводившейся при этом режимами диктатуры промышленного интереса политики подъёма этнического шовинизма напрямую зависела от задачи превращения национального промышленного производства в такое, которое было бы способным конкурировать на мировых рынках сбыта товарной продукции с уже отлаженным промышленным капиталистическим производством других национальных государств. Национальная революция в каждой конкретной стране происходила на определённом уровне развития мирового промышленного производства. Чем сложнее оказывался при этом уровень капиталистического производства в уже сложившихся национальных государствах, тем радикальнее был политический шовинизм националистического режима осуществления Национальной революции в стране, политическая устойчивость которой зависела от развития самого высокопроизводительного, самого сложного на данный исторический момент, а потому самого прибыльного производства.

Общегосударственный кризис в нынешней, переживающей собственную буржуазную революцию России будет углубляться, а промышленное производство будет продолжать приходить в упадок, страна будет превращаться в сырьевую колонию Запада до тех пор, пока не произойдёт русская Национальная революция. И политической силе, которая осуществит эту революцию, надо будет самым решительным образом, любыми мерами ускорить создание русского этнократического общества, русской социально-корпоративной нации, способной развивать самое высокопроизводительное, самое сложное капиталистическое производство. Иначе национальному государству не выжить.

Но как раз эту подлинную причину кризиса, как нынешняя клика власти, так и их главные противники – реваншисты от неокоммунистов, даже и намёком не смеют высказать. И те, и другие мёртвой хваткой держатся за исполнительную и законодательную власть, абсолютно не умея думать и понимать время, в какое мы живём. Опасно то, что они доведут страну до предельно отчаянного положения дел, а русским националистам придётся сверхчеловеческим напряжением Воли и организованности проводить Национальную революцию и Национальную Реформацию, спасая государство и государствообразующий этнос, создавая этнократическое общество, в сложнейших внутриполитических и внешнеполитических условиях.

11 апр. 1996г.