1.

В стране зреют условия для непрерывного увеличения числа тех русских горожан, кто способен понимать, что вопрос вопросов о средствах преодоления всех трагических противоречий России есть вопрос о том, как именно осуществить политическое создание современного этнократического общества. Обращаясь к ним, мы с 1990 года неоднократно предупреждали, что промышленное производство будет приходить в упадок, а экономика не выйдет из летаргического состояния, пока становление городского общественного сознания государствообразующего этноса, то есть русских, начавшееся вследствие буржуазно-демократической революции, не пройдёт через определённые ступени развития. Производство будет устойчиво сокращаться, его оборудование и основные фонды изнашиваться, а общественное сознание русских горожан, развиваясь, возрастать до уровня соответствия распадающимся производительным силам страны, и в некий момент времени это соответствие будет достигнуто. Тогда только падение производства остановится, и возникнут предпосылки для его подъёма.

Почему?

Главная политическая причина затяжного экономического кризиса в России связана , с одной стороны, с сокращением численности и уменьшением влияния русского индустриального пролетариата и, с другой стороны, с тем разрушением русского городского общественного сознания, с тем политическим уничтожением условий для зарождения среднего класса участников производственных отношений, которое семь десятилетий совершалось при коммунистическом режиме. Поэтому зарождение городского общественного сознания, неизбежное в течение буржуазной революции вообще, у русских в России идёт очень болезненно, остаётся главной проблемой в политике. Пока происходит становление русской политической культуры городской общественной самоорганизации, страна и государство вынуждены убыточно растрачивать резервы и ресурсы, униженно терпеть разнузданную диктатуру коммерческого космополитизма с её особыми интересами, враждебными идее возникновения в России городского этнократического общества. Насколько эти интересы враждебны подъёму общественного сознания государствообразующего этноса можно судить по высказываниям ближайших сподвижников нынешнего Президента РФ, что “патриотизм – последнее прибежище негодяев”. То есть режиму представлялось неприемлемым даже патриотическое народное самосознание. Не следует заблуждаться, власть предержащие в России всего лишь, как приспосабливающиеся к изменениям среды хамелеоны, вынуждены втягиваться в патриотическую риторику общественного бытия страны, оставаясь цинично чуждыми даже ей, лишь уступая политической необходимости воспользоваться патриотическими настроениями для создания препятствий зарождению русского городского общественного самосознания.

Однако вследствие развития объективных процессов рыночных преобразований, продолжающийся упадок промышленного и сельскохозяйственного производства в России уже нельзя остановить земледельческой по своей сути этикой трудовых отношений русского народа, который сам переживает моральное разложение, так как не имеет после раскрестьянивания русской деревни будущего. Народно-патриотические производственные отношения в России перестали быть основой развития экономики, как было прежде, они разлагаются городским индивидуализмом, и не могут обеспечить конкурентоспособность производства в условиях вхождения страны в мировой рынок. Поэтому производительные силы России будут продолжать разрушаться, пока не появится политическая сила, которая свергнет нынешнюю диктатуру коммерческого политического интереса, чтобы затем на основе новой созидательной морали взяться за создание городского этнократического общества, то есть русской нации, с самыми современными социальными производственными отношениями, позволяющими развивать самое передовое промышленное производство.

Чудовищная путаница в понимании, что же такое есть нация, и приводит к тому удручающему словоблудию, какое раздаётся часто и повсеместно, едва речь заходит о политическом национализме. Политический национализм как раз и является идеологией революционного поворота к политике создания городского этнократического общества или социально-корпоративной нации. Вне объективно необходимого для дальнейшего исторического развития России городского общественного сознания государствообразующего этноса подъём русских националистических настроений был бы невозможным. Собственно народ при политических свободах способен к самоуправлению только в условиях сельского общинного существования, но в городской среде он теряется, его поведение становится хаотическим, направляемым то одними, то другими побуждениями и впечатлениями! А подавляющее большинство русских уже проживает в городах. Начало всякой буржуазной революции, обязательно сопровождающееся народной революцией, подъёмом народного самосознания, в том числе в городе, приводит к охлократии, которая поднимает к власти безответственных демагогов, и это показывает политическую безответственность народного патриотизма с изумительной наглядностью. Буржуазная революция в России в этом смысле не была исключением.

Национальное общество всегда и везде оказывалось необходимым не народу как таковому, а средним слоям горожан и государству. Оно возникало вследствие жизненной потребности горожан в общественной самоорганизации для преодоления народной охлократии и распада городских производственных отношений. В нём же становились заинтересованными и представители силовых составляющих центральной исполнительной власти, когда они начинали видеть единственную возможность восстановить традицию государственной власти, политический и экономический порядок лишь посредством опоры на городские общественные отношения государствообразующего этноса.

Режимы диктатуры коммерческого интереса, которые устанавливались после буржуазных революций, были всегда враждебными всякому общественному сознанию как таковому, не приемлющему власть спекулянтов, и поэтому они всегда вынуждены были начинать наступление на политические и экономические свободы. А без широких политических и экономических свобод нельзя переходить от феодальной экстенсивной модели экономики к интенсивной рыночно-капиталистической модели экономического развития. Нараставшие в связи с этим противоречия завершались резким ростом массового недовольства, создававшего условия для Национальной революции, для прихода к власти националистических сил, которые ставили цели обеспечить власти опору в городских общественных отношениях, в политическом национализме. Только так оказывалось возможным одновременно расширять экономические и политические свободы и укреплять власть законов.

Капиталистическое государство ради собственной политической устойчивости и максимальной политической самостоятельности среди других государств обязано опираться на городское этнократическое общество и быть на страже этого общества, утверждать его интересы посредством авторитета государственной силы и готовностью легитимной власти использовать эту силу, как государственное насилие. К такому выводу неизбежно придут средние слои русских горожан по мере развития процессов буржуазно-демократической революции, заводящей сейчас страну в тупики перманентного экономического и политического кризиса. Поэтому они, в конечном итоге, обратятся к идеологии русского политического национализма.

Православная церковь несколько столетий создавала из разных славянских племён великорусский народ, и удалось ей добиться этого после Великой Смуты, когда она вдохнула в них дух соборного народного патриотизма. А ныне националистическая политическая сила должна из умирающего народа, и не только великорусского, начать создавать корпоративное городское этнократическое общество для возникновения необходимых условий выходу страны из всеохватного кризиса производительных сил и производственных отношений.

2.

Основной особенностью развития политических процессов в нынешней России становится то, что интересы сохранения целостности страны, выражаемые теми силами, которые опираются на духовные и управленческие традиции патриотического государства, и кровные интересы нынешнего режима власти, режима диктатуры коммерческого космополитизма, всё отчётливее и определённее обособляются, расходятся, превращаются в полярные. Поляризация этих интересов является главной причиной учащающихся политических столкновений внутри исполнительной власти, которая не может обойтись без кадров старого, советского аппарата управления. Непримиримые столкновения внутри исполнительной власти внешне выражаются в метаниях Президента Б.Ельцина, в его обращении к тактике беспринципного балансирования, в его уступках идее государства при очевидном ожесточающемся лоббировании коммерческих космополитических интересов стоящими за режимом кланами олигархов и казнокрадов бюрократов. Эти злобные, как голодные волки, кланы мерзавцев у власти, огрызаясь и ворча, вынуждены отступать, вынуждены прощать своего Президента, потому только, что у них нет выбора!

Противоборство между сторонниками восстановления некоторых традиций российского и советского государства, необходимых для налаживания хоть какого-то управления страной, и средой политической поддержки режима диктатуры коммерческого космополитизма будет нарастать ближайшие два-три года, пока не приведёт власть к полному параличу, к полному кризису власти. Принципиальный выход из этого кризиса станет возможным только через Национальную революцию, – через смену режима, замену его режимом соответствия новой системы власти коренным интересам силовых ведомств, смысл деятельности которых в возрождении и дальнейшем развитии военно-стратегического могущества государства. Но без политической силы, выражающей зарождающиеся националистические настроения средних слоёв русских горожан, которым нужна собственная политическая диктатура для созидания с помощью возрождаемого государственного насилия этнократического национально-корпоративного общества, для защиты и продвижения интересов этого общества, Национальная революция не произойдёт.

Русский национализм – единственное политическое течение, представители которого утверждают, что затяжной общегосударственный кризис в России обусловлен не самими по себе экономическими проблемами, проблемами отсутствия традиций предпринимательства, а сами эти проблемы оказываются лишь отражением их первопричины, – а именно, являются следствием отсутствия современного типа цивилизованного капиталистического общества, этнократического, национально-корпоративного и эгоцентричного. И пока не возникнут политические меры по созданию в России такого общества, до той поры разговоры о выходе из кризиса будут оставаться разговорами, то есть пустопорожней болтовнёй. Мировой исторический опыт однозначно показывает, что развитие буржуазной революции ведёт к политическому вызреванию внутри неё предпосылок революции Национальной. Поэтому все остальные политические силы в России, кроме набирающих влияние революционеров националистов, с течением времени неизбежно выродятся в идейных импотентов, будут постепенно приближаться к импотенции политической.

В последнее время часто и отовсюду стали раздаваться заявления об отсутствии в стране борьбы политических идей и идеологий, - иначе говоря, о кризисе всех идей в политическом поле режима. Это отражение того факта, что официозные и полуофициозные партии и их лидеры не в состоянии и близко посметь обдумать и ставить главный вопрос нынешней повестки дня российской политики. А именно, вопрос о необходимости революционной смены режима диктатуры коммерческого космополитизма, как в принципе неспособного разработать стратегию и осуществлять преобразование исторически умирающего великорусского народа в городское этнократическое общество, то есть в русскую нацию, в социально-корпоративный социум, отвечающий современным требованиям промышленного и сельскохозяйственного производства к городским производственным отношениям.

Вне появления этнократического общества, вне становления сознающей себя субъектом мировых экономических и политических отношений русской нации, в России объективно невозможна никакая цивилизованность современного типа. Отличие нации эпохи могущества промышленных держав от наций античных городов-государств, создававших земледельческие цивилизации прошлого, как раз в том, что современное этнократическое общество для соответствия промышленным производительным силам должно быть ещё и социально-корпоративным, – причём уровень социальной корпоративности обязательно должен постоянно возрастать, чтобы поддерживалось соответствие его социально-политической организации постоянному усложнению условий труда на быстро меняющемся промышленном производстве. Нация, которая теряет темп углубления социальной корпоративности этнократического общества, рано или поздно, начинает отставать в темпах модернизации промышленных производительных сил, а её товарная продукция теряет конкурентоспособность на мировых рынках. Происходит это тогда, когда по тем или иным политическим причинам, государство позволяет размываться качественным особенностям национального общества, как общества одновременно этнократического и социально-корпоративного.

Этнократическое и социально-корпоративное общество с точки зрения опоры разума на объективную действительность, возникает тогда, когда государствообразующий этнос господствует в экономике и политике, создаёт правящую элиту. Многонациональное государство столь же очевидная бессмыслица, как и многоэтнократическое общество. Государство может состоять из многих народов, даже из нескольких, не способных к промышленному развитию цивилизационно отсталых наций, как, например, в Швейцарской конфедерации. Но становление из государствообразующего этноса этнократического и социально-корпоративного общества, как предпосылки цивилизованного промышленного капиталистического развития, неотвратимо приводит возникающую после Национальной революции национальную государственную власть, её силовые составляющие к необходимости подавления всяких попыток создания иных этнократических образований, иных наций.

Сейчас в России складывается такая ситуация, когда только русский национализм способен думать и говорить открыто и откровенно о производственных отношениях, об общественном развитии, об обществе, о том, что есть суть нация. То есть только русский национализм заявляет политически, переводит на политический язык задачи, которые предметно встают на нынешней ступени исторического развития России. А потому он неизбежно, обязательно превратится в современную “религию” всех сторонников борьбы за возрождение нашей государственности в новом историческом качестве.

17 апр. 1996г.