I.

Сергей Шахрай, этот nullite flagrante как в интеллектуальном, так и в политическом плане, по праву дослужился до полного доверия тех сил, что захватили действительную власть в стране, - то есть представителей асоциального слоя всевозможных спекулянтов, бандитов и воров, сутенёров и ростовщиков. Со свойственным пустозвонам апломбом он в интересах этих сил стал вещать: де, если конституционный процесс провалится, стране угрожает самозванный диктатор. И это приходится слышать из уст “демократа” и, как кажется, одного из таинственного десятка кандидатов, отобранных Ельциным для подготовки в следующие Президенты России. Замечание Шахрая просто очаровывает своим глубинным цинизмом, отсутствием маломальской человечности и политического темперамента. Его устами с откровенной наглостью высказался почувствовавший свою силу асоциальный слой, который приобрёл политические инстинкты коммерческого интереса, - единственный слой, который выиграл от политики “демократов”, и сам жаждет собственной диктатуры.

Ох, как Россия испугалась самозванного диктатора! Аж коленки у всех задрожали. Сейчас появится диктатор, да ещё не просто диктатор, а самозванный, и начнёт убивать и насиловать направо и налево, залезать в дома и потрошить пустые холодильники, отбирать последнее, что ещё не отобрали спекулянты и ростовщики, воры-чиновники и бандиты.

Кого сейчас действительно может напугать диктатура?

Коррумпированных, обнаглевших от безнаказанности, связанных с преступностью чиновников, среди которых вызывающий опасения у “демократов” некий диктатор обязательно провёл бы масштабную чистку. Торгово-спекулятивных воротил и ростовщиков, этих жирных котов, терзающих Россию и народ уже несколько лет и явно вошедших во вкус от вседозволенности. “Демократов”, вернее их элиту, которая чувствует себя как рыба в воде среди экономического хаоса и развала, среди морального стопора старого государственного аппарата, среди признаков близкого голода и массовой нищеты. Кого ещё? Сейчас даже интеллигенцию с её слабонервностью пустой желудок и исчезающие в необозримые дали миражи красивой западной жизни заставляют подумывать, а не лучше ли диктатура, чем убийства и насилия среди бела дня, беспринципность изолгавшихся политиков, всех, вплоть до Президента. Народ же никогда и нигде не боялся диктатуры в ситуации, подобной той, в которой оказались мы. И русскому народу, как и всякому народу вообще, терять при страшной либеральным “демократам” диктатуре абсолютно нечего, - история развития всех буржуазных революций показывает это. Если диктатура решает проблемы выхода из кризиса, она нужна и приемлема большинству.

Уже заранее трепещу от праведного гнева свор “демократов” и либеральной продажной прессы, а потому лучше спрячусь-ка за историю развитых стран Запада, сошлюсь-ка на примеры из истории столь обожаемых нашими либералами Соединённых Штатов. Во второй половине 70-х годов, когда их страна отчаялась выбраться из затяжного, многим показавшегося хроническим экономического кризиса, в США стали набирать влияние представления, что страна пришла к “обществу вето”, то есть обществу нулевого экономического роста. В умах буржуазных идеологов США, мучительно искавших возможные варианты политического будущего своей страны, появилось весьма любопытное теоретическое течение. Оно утверждало, что если за несколько ближайших лет не проявятся признаки оживления промышленности, страна неизбежно придёт к слому политических институтов и к установлению модернизированного фашизма, “этатизма”, то есть диктатуры государства, всеохватного контроля силовых институтов над общественной и экономической жизнью страны. Причём обсуждалось это открыто, даже солидно и обстоятельно, со свойственным американцам прагматизмом.

О том, что у правящего класса США в принципе нет возражений против диктаторов, если к власти приходит действительно диктатор , а не ничтожество, свидетельствуют весьма поучительные рассуждения сенатора У.Фулбрайта, одного из влиятельнейших сенаторов недавнего прошлого. Этот сенатор 30 лет(!) представлял в сенате интересы своего штата, что само по себе говорит о многом. Так вот, этот самый сенатор, один из тех вождей законодательной вольницы, которые всегда недовольны усилением исполнительной власти и кротами стремятся подкопаться под неё, писал в письме другу в 1970-ом году: ”Влияние исполнительных органов достигло такой точки, что сенату и палате представителей грозит превращение в простого сателлита, поддерживающего всё, чего только пожелает глава исполнительной власти (Р.Никсон - имеется в виду). Всё было бы в порядке, если бы в Белом доме заседал гений, но наша система не предназначена создавать гениев, у нас их было немного, и мало вероятно, что появится больше в будущем.”

По существу дела в истории США диктаторами были и А.Линкольн и последний Рузвельт. Первый послевоенный президент Соединённых Штатов Гарри Трумэн тоже не смог обойти эту тему стороной. ”Любое действительно эффективное правление на поверку оказывается диктатурой”, - отметил он. А его знаменитый госсекретарь Дин Ачисон в своих довольно скучных мемуарах подметил на основании своего опыта работы в государственном аппарате, что, в конечном счёте, страна оказывается такой, каков её президент. Из чего следует: если президент бестолочь, то и страна будет бестолковой; если президент беспросветный циник, то и страна будет беспринципно циничной. А нет принципов, значит реально нет никакой социальной базы поддержки власти. Отсутствие же социальной базы поддержки власти режима обрекает его на голую недееспособность и в конечном итоге на банкротство и крах. Именно этим объясняется вопль “демократического” номенклатурщика Шахрая об угрозе появления самозванного диктатора, то есть того, кто возьмётся восстанавливать эффективное правление вопреки интересам представителей коммерческого интереса. Этот вопль доказывает лучше всякого признания недееспособность режима “демократов”, по сути режима демноменклатуры, теряющего поддержку низов.

II.

И пора бы уже российским “страусам” вынуть головы из песка, увидеть действительность такой, какова она есть, пора назвать вещи своими именами. Россия оказалась в таких обстоятельствах, что вытащить её из хаоса может только и только диктатура. Обратного пути назад к коммунизму нет: на дороге истории одностороннее движение; двигаться надо только вперёд, к реальному капитализму, но капитализму промышленному, капитализму с широкими социальными гарантиями для наименее защищённых членов общества, в первую очередь для детей и молодёжи.

Однако прорыв к промышленному капитализму невозможен без появления соответствующего ему национального общества, без становления русского политического самосознания, как самосознания национального, без решительного уничтожения сил варварства и феодализма, суеверия и туземной отсталости, без воспитания нового поколения молодёжи в духе национального единства и общественного долга, в духе раскрепощения природных инстинктов для безусловной защиты своих личных и национальных интересов. На основании исторического опыта других стран, переживших буржуазные революции, можно сделать единственный вывод, - решить такую сложнейшую задачу, коренным образом изменить экономические и социально-политические отношения в России, способен только авторитарный режим диктатуры русского национализма.

Только такой режим в состоянии опираться на широкую социальную поддержку городской молодёжи промышленных регионов, восстановить приоритет промышленного производства и промышленного предпринимательства, обеспечить социальную и производственную дисциплину, навести порядок в управлении страной. Лишь такая диктатура способна быть максимально деловитой и эффективной, действительно спасти государство от анархии и хаоса, политической лжи верхов и страшной своими последствиями аполитичности широких слоёв народа, от повсеместного культурного одичания и беспредельного асоциального индивидуализма, избавить нарождающуюся русскую нацию от комплексов неполноценности, которые она приобрела за годы всевластия демноменклатуры.

Но России нужна не диктатура ради диктатуры, а диктатура людей деятельных и талантливых, достаточно умных, чтобы стремиться к созданию новой цивилизации всемирно-исторического значения. Гёте замечательно высказался по поводу Наполеона I, что власть в его руках оказалась скрипкой в руках виртуоза. Вот именно такие люди скоро будут жизненно необходимы России для спасения русской нации, для выживания государства, - ведь выбираться стране придётся из положения отчаянного. И такие люди имеют историческое право создавать режим авторитарной диктатуры. Наполеон I, фактически проводивший политику поощрения шовинизма французской нации, был самым настоящим, единственным безусловным диктатором за всю историю Франции, а уже двести лет считается самым великим деятелем в её истории, фактически спасшим страну и создавшим её такой, какова она ныне.

Страшнее же власти демноменклатуры, которая повылезала наверх на оголтелом популизме, а потом продала народ хищным ордам спекулянтов и казнокрадов, бандитов и ростовщиков, - страшнее такой власти для России уже ничего не может быть. А для того, чтобы стало понятнее, что эти дельцы собой представляют, полезно кое-что вспомнить. Кто убил Линкольна, этого диктатора времён Гражданской войны в США, спасшего нацию и государство, повернувшего страну к промышленному капитализму? Представитель социального слоя, связанного с интересами промышленного производства? А второго диктатора Соединённых Штатов, который вытащил страну из Великой Депрессии и дал ей новую историческую перспективу - президента Д.Рузвельта, - кто с ненавистью обливал грязью во время внутриполитической борьбы за власть? Представители народа? Нет и нет. То были представители коммерческого интереса или сторонники господства спекулятивно-коммерческих отношений.

Авторитарная диктатура возможна только там и только тогда, где и когда политический лидер провозглашает и, что важнее, действительно перераспределяет богатства в пользу основных социальных сил, в пользу сил собственно созидательных. Авторитарная националистическая диктатура обеспечивает и создаёт политические условия для приоритетного развития промышленности, то есть в широком смысле слова - производства, опирается при этом на социальные слои, близкие производству, и в результате бурного роста промышленной и сельскохозяйственной продукции создаёт возможности становлению потребительского рынка. Авторитарная националистическая диктатура без широчайшей поддержки созидательных сил зарождающейся нации, без великих и прогрессивных национальных идей невозможна, вернее сказать, политически невозможна.

Именно поэтому выражение самозванный диктатор великолепно, точно отражает идейный и политический багаж демноменклатуры, её интеллектуальный уровень. Объявлять самозванцем диктатора, всё равно, что объявлять самозванцем народ, а его экономические требования, обусловленные каждодневной борьбой за выживание - наглыми требованиями попрошайки. Страной правят не политики, а пройдохи от политики, у которых нет и не может быть широких социальных сил поддержки и от которых через несколько лет отвернётся даже и коммерческий интерес как таковой. Право же, удивляться тому бардаку, в котором мы живём и который видим каждый день, очевидному параличу исполнительной власти, не уместно.

Дело не в том, что Шахрай с сотоварищи будто бы против авторитарной диктатуры - их похожее на шарлатанство манипулирование властью говорит как раз об обратном. Но в том, что авторитарную созидательную диктатуру они установить не в состоянии, как два года назад не смогла установить её коммунистическая номенклатура. Нет для такой диктатуры у них необходимых качеств: твёрдых принципов, чувства патриотизма и национальных интересов, ясного интеллекта, способности на величие замыслов. Именно они установят диктатуру, так как к этому ведёт логика политической борьбы, но она будет жалкой и бездарной, потому что будет диктатурой не созидательных сил народа, а узкой прослойки представителей коммерческого интереса, крупного коммерческого капитала. И она выродится, в конце концов, в шаткий и гнилой режим жалкой клики олигархов и политических бездарей.

Бальзак, аналитические способности которого высоко оценивал Энгельс, писал о режиме Директории, каким тот был накануне прихода к власти Наполеона I: “ Не поддерживаемые больше моральным величием идей, патриотизмом или Террором, который некогда заставлял выполнять указы, - эти указы республики создавали на бумаге миллионы государственных доходов и тысячи солдат для армии, но от таких указов не пополнялись ни Казна, ни армия. Дальнейшее движение Революции оказалось в руках людей неспособных, и законы, которые они издавали и применяли, носили отпечаток давления и игры обстоятельств, вместо того, чтобы над этими обстоятельствами доминировать”.

Это пророчество о наших грядущих днях. Ибо логика политических событий того времени во Франции и происходящего у нас сейчас, - эта логика борьбы непримиримых интересов одна. Как во Франции накануне Директории, так и у нас ныне реальная власть перешла в руки представителей и верных политических слуг коммерческого капитала, а точнее сказать, коммерческого интереса. А этот интерес ещё никогда не порождал гениев политики. Ибо талантливый деятель не возьмётся убеждать деморализованный народ, что жирные коты спекуляции, казнокрадства, взяточничества и бандитизма, - что именно они являются выразителями подлинных интересов нации и государства.

И дело вовсе не в конституционном кризисе, как утверждают либеральные “демократы”. Новая Конституция им нужна для того, чтобы узаконить новую расстановку политических сил, конституционно оправдать то, что они всё очевиднее обслуживают диктат коммерческого интереса. Никакая новая Конституция не изменит главного - политически режим демноменклатуры не способен отражать интересы промышленного производства, интересы подавляющего числа граждан, связанных с производством, он доказал это. Режим демноменклатуры смертельно болен и скоро начнёт агонизировать, полностью переходить под контроль представителей коммерческого интереса. И заявление демноменклатурщика Шахрая, который боится, что некий самозванный диктатор может помешать такому ходу событий, лишнее тому подтверждение.

 4 июля 1993 г.