I.

Указом президента Ельцина 7 октября объявлено днём национального траура по погибшим в связи с событиями 3 и 4 числа этого месяца, - месяца, который должен бы быть тихим, после сбора урожая миролюбивым. И то, что страсти накалились до кровавого противоборства двух основных ветвей власти, исполнительной и законодательной, более чем что-либо иное свидетельствует о глубине хозяйственного развала страны, при котором народ обрекается на полуголодное существование из-за отсутствия урожая как такового. А ещё Наполеон I, один из ярчайших созидателей современной буржуазной, рыночно-капиталистической государственности, - ещё Наполеон I сделал замечание: “Самая страшная революция - это революция пустых желудков”. Подавление революции пустых желудков и происходило в эти октябрьские дни, когда пожилые, много пережившие люди говорили о предстоящем голоде. В стране сложилась катастрофическая ситуация с экономикой, она на глазах разрушается, и все это ощущают. В таких обстоятельствах борьба за концентрацию власти у исполнительских учреждений стала следствием провала гуманитарных идей либеральной “демократии” о неких всечеловеческих ценностях, которые, в действительности, служили дымовой завесой для навязанного подавляющему большинству населения России торгово-спекулятивного космополитизма с умозрительно определяемыми Правами Человека, Человека вообще.

Итак, своим указом Президент объявил 7 октября днём траура по погибшим в этой междоусобной бойне “либерально-демократической” номенклатуры с номенклатурой народнической и коммунистической, которая возглавила недовольство низов. Что ж, Президент поступил вполне в духе свойственного ему и клике в его окружении цинизма, сразу же решил использовать этот кровавый трагифарс для собственного политического оправдания и выживания. Он не объявлял, и никогда не объявит днём национального траура гибель и бесчестие десятков и десятков тысяч русских людей, которых никакой распад СССР не может лишить прав считать себя русскими по крови, по культуре, по языку и мировосприятию и требовать от власти России политической, моральной поддержки. Их гибель и бесчестие наносят непоправимый ущерб становлению нашего буржуазно-общественного, национально-капиталистического самосознания, и ущерб несоизмеримо больший, чем полагают в верхах исполнительной власти. Номенклатурно-чиновничьи жизненный опыт и мировоззрение Президента не позволяют ему понять, прочувствовать этого, и потому он никогда не станет собственно политическим лидером, не сможет возглавить работу по вытаскиванию страны из пропасти глубокого экономического и социально-политического кризиса. Президент никогда по собственному разумению не додумается и не посмеет ввести подлинно национального траура - Дня Поминовения по миллионам и миллионам русских людей, погибших за становление тысяче столетнего государства, в том числе и тех, кого коммунистическая и “либерально-демократическая” номенклатура отдала на растерзание полудиким, а то и диким туземцам бывших советских республик.

А вот использовать ситуацию в личных политических целях сиюминутного выживания: тут уж быстренько заготавливаются и указ о трауре и прочая атрибутика политического жульничества. Этот указ только лишний раз показывает, насколько же Президент и его клика элементарно не умны. Ибо объявление дня траура при той очевидной кулуарной радости, которую они испытывают и о которой догадывается большинство населения страны, поднаторевшего разбираться в политическом шабаше Наверху, - это объявление дня траура больше похоже на попытку сладострастной вдовушки прикрыть чёрным траурным платком улыбку на чувственных губах у гроба своего дряхлого, наконец-то умерщвленного супруга.

Стыдно, стыдно и оскорбительно для великой страны иметь у власти над страной столь политически жалкую свору!

Что же произошло фактически в эти дни с точки зрения их политической подоплёки?

Если кому и надо бы погрузиться в траурную скорбь, то, пожалуй, уместнее это делать тем наивным и инфантильным народовластцам, умильным “народным демократам”, а по существу вопроса политическим идиотам с анархическим душком, для которых происшедшее есть похоронный звон по их дебильным идейкам и идеалам. Ибо в эти дни и в результате этих дней произошёл политический переворот с такими последствиями исторического характера, к каким вполне можно будет применить знаменитое высказывание деятеля Директории времён крушения идеалов и лозунгов Великой французской революции: "Le peuple est demissione” - “Народ ушёл в отставку с политической арены”. Ибо события этих дней стали первой серьёзной вехой в зарождении собственно буржуазно-капиталистического государства в России! То есть они показали начало становления строгой политической иерархии различных социальных слоёв по их имущественному, политически властному сословному положению.

II.

По всей логике объективного развития политической борьбы Президент, рано или поздно, неизбежно должен был победить Верховный Совет. Потому что последний уже стал политическим анахронизмом в свете совершившегося в общих чертах перераспределения советских государственных богатств в частные руки, чему своими бестолковостью и популистским анархизмом Верховный Совет создавал легитимное прикрытие, отвлекая общественное сознание. Практически всё, что возможно было разворовать по крупному, уже разворовано. Новой элите собственников не нужен дольше анархо-либеральный хаос, какой покрывал густым туманом “демократического” пустозвонства эти расхищения, - теперь этой элите потребен какой ни на есть, а Порядок, понадобилась идея буржуазного Государства, способного утвердить и защитить status-quo такого их имущественного положения. Им нужна стала защищающая их интересы предгосударственная машина. И прошедшие дни, дни политического переворота показали нам всем первые шаги становления таковой машины, изменения всех принципов политической борьбы. Если 19 августа 1991 года всё решил действительно народ, его позиция, его вмешательство в политическое развитие процессов, то на наших глазах произошло принципиальное изменение характера политической борьбы: исход схватки за реальную власть решило оружие, решила армия, решило новое буржуазное предгосударство.

Политическая мысль России получила важнейший сигнал. Отныне политическая жизнь страны приобретает качественно новое направление развития: у кого влияние на армию, на зарождающуюся государственную машину, которая есть главным образом организованные вооружённые отряды людей, - тот и выйдет, в конце концов, победителем в политической борьбе. С этих дней роль армии, иных силовых ведомств, бюрократического аппарата власти начинает неуклонно возрастать, укрепляться в качестве важнейшей составной части элиты режима, престиж армии начнёт неуклонно восстанавливаться и превзойдёт в течение нескольких лет тот, что был у армии прошлого коммунистического режима, потому что армия постепенно станет превращаться в сословный организм, необходимый для управления страной.

Это в свою очередь вносит качественно новые следствия в развитие всех политических процессов.

Во-первых, вместе с силовым утверждением политических позиций новой имущественной элиты, как главной заказчицы государственной политики и её структуризации, становлении социальной иерархической лестницы, - вызревают условия становления идеологий, программ, движений и партий нового буржуазно-капиталистического общества. То есть, вызревают условия появления, зарождения собственно жизнеспособных и потенциально перспективных политических партий завтрашней России.

Во-вторых, с ростом политического влияния армии, в течение одного-трёх лет начнётся возрастание роли промышленного предпринимательства, промышленных политических сил ВПК, как создателей материальной основы дееспособности силовых ведомств, их возможностей защищать на внутренней и международной арене экономические требования новой имущественной элиты. Но с этим прорастают зубы дракона, прорастают всходы средства силового давления промышленного предпринимательства на торгово-спекулятивные и финансово-ростовщические структуры, которые сейчас прочно обложили подступы к вершинам принятия правительственных решений.

В-третьих, расширение численности торгово-спекулятивной прослойки в России завершается, её начинает лихорадить банкротствами, и для сохранения своих позиций она неизбежно должна будет выплёскиваться за пределы России, расширять сеть сделок за рубежом. И в столкновениях с тамошними коммерческими структурами и интересами приобретать опыт идеологического смещения к национальному восприятию мира, к меньшей терпимости инородных включений в собственном государстве, где будет ожесточаться конкурентная борьба за выживание. Переключиться на промышленное предпринимательство, как нам обещали пропагандисты капиталистически ориентированных реформ, она в большинстве своём не в состоянии, ибо не подготовлена к этому ни культурно, ни образованием, ни наличием способностей или талантов. Она будет становиться озлобленней и безжалостней в конкуренции, холодно-рациональной и эгоцентричной в давлении на власть, создавая потенциал поддержки крайним политическим течениям, вольно или невольно стимулируя их появление и слева и справа. Таким образом, приходит время интереса к идеологическим основам прагматического национализма; приходит время появления движений и дееспособных партий, политически отражающих русско-национальные, буржуазно-националистические интересы, готовых через несколько лет субъектно вмешаться в большую политическую игру при борьбе разных сил за власть в России.

“Либерально-демократический” космополитизм, то есть период революционных по значимости реформ в России, беспомощное выживание страны в окружении агрессивных интересов сильных государств мира заканчивается. Анархо-популистский народный хаос в России событиями 3-4 октября прошёл свой апогей, и начинается исторически прогрессивная тенденция его заката.

 7 октября 1993 г.