К сожалению, приходится констатировать, что практически все патриотические или считающие себя таковыми движения, шумно и маловразумительно обвиняя во всех наших бедах США, заставляют вспоминать бывший в нашей истории пример подъёма схожих настроений. А именно, когда Пётр Великий проводил важнейшие и жизненно необходимые для выживания государства Преобразования. Тогдашние патриоты с таким же оголтелым неприятием Преобразований обвиняли во всех бедах страны не самих себя, но Немецкую слободу. Исторический опыт показал, что сама жизнь, сами потребности развития и становления государства в новом качестве смели тех людей в политическое небытие. Зачем же ныне обрекать себя на подобную участь?

Проблемы и беды наши не в США, но в первую очередь в нас самих, в нашей неспособности быть практичными и рационально мыслящими в своей профессиональной деятельности людьми, с адекватным этому видением мира, с соответствующей культурой, с соответствующим поведением в этом мире, - а главное: в отсутствии городского общественного сознания. У нас нет городского общества, национально организованного городского общества, которое воспитывало бы новые личностные качества, необходимые для общественного социально-политического развития, и в этом наша беда. Но таковым обществом мы не станем, если будем с шаманским завыванием: ”Русь гибнет!” - искать врагов, где их возможно и нет.

Усовершенствованный современный патриотизм, который может позволить России выжить в объективно складывающемся мире, есть патриотизм бухгалтерский, патриотизм экономического национального эгоизма. Всё, что при интеграции в мировую экономику приносит нам прибыль, - всё патриотично. Всё же, что мешает этому, в том числе и наши расхлябанность, моральное слюнтяйство, нравственная неустойчивость, неорганизованность, неспособность жестоко и жестко отстаивать национальные экономические интересы, что не позволяет получать за рубежом высокую прибыль и переправлять её в Россию для нашего же процветания, - всё это антипатриотично. И мы должны пройти тяжкую для нашего самомнения школу, тяжкую выучку приобретения культуры национального эгоизма; сначала научиться всему полезному и лучшему у американцев, затем перейти в следующий класс, взять всё лучшее у Германии и Японии, и лишь после этого мы сможем шагать собственным путём, превзойти учителей. Лишь так мы сможем приспособиться к нынешним темпам научно-технологического развития цивилизованного мира.

Россия и русские семь десятилетий приносили в жертву свои стратегические национальные и государственные интересы интересам “трудящихся пролетарских масс”, их пролетарским отсталости, низкой цивилизованности, экономической и социальной безответственности, - что извратило всё наше мышление. Больше приносить эти жертвы Россия не в состоянии, она надорвалась. И если “трудящиеся” патриоты вновь попытаются повернуть нас к вражде с тридевятым царством за морями и океанами, то к ним должны применяться всей тяжестью Законы безусловного наказания. В России больше не должно быть “трудящихся масс”, должна быть только русская нация, которой любой ценой нужно выжить в надвигающемся новом мире.

Современный усовершенствованный патриотизм - это патриотизм цифр: сколько и чего мы выиграем от вражды и конфронтации с тем или иным государством, сколько и чего проиграем; подводим итог и на основании этого и только этого итога, конкретного в цифрах итога должны объявлять свою политическую позицию. С США у нас нет антагонистических противоречий, то есть таких, при которых итог был бы неизбежно отрицательным. Нет, и не может быть. Те же противоречия, какие всегда возникали, возникают и будут возникать между державами, в том числе и между русской национальной Россией и США, - такие противоречия вполне разрешимы взаимными уступками или через компромиссы. Более того, между русской Россией и США обязательно будут узы союзничества, стратегического союзничества. Но прежде нам необходимо произвести решительное изменение своего народного мировосприятия, творчески создать мировосприятие национальное, измениться не меньше, чем изменились в результате реформ Петра Великого дворянство и российская аристократия.

Ещё раз следует повториться, беды наши связаны не с США, а в первую и главную голову с нашей исторической судьбой, обязавшей нас нагонять оказавшиеся более развитыми страны. И нынешние социальные и духовные болезни, заведшие нас в глубокий системный кризис, сидят в нас самих. Самое трагичное в переживаемой нами ситуации: что у нас нет даже зародышевого проявления национального общественного сознания, национально эгоистического общества. А такое общество не появится, пока не укоренится среди русских сознание собственников, пока не произойдёт появление слоя русских собственников в результате приватизации.

Реалистичный современный патриотизм, это такой патриотизм, который ищет и находит слой собственников, именно тот слой собственников, который по своим кровным экономическим, финансово-хозяйственным интересам, а потому и политическим интересам, заинтересован в политическом патриотизме, как одной из основ своего экономического выживания. То есть патриотическое видение мира должно отыскать собственнические экономические силы, которые делают большие деньги и вынуждены в предпринимательской деятельности сильно рисковать, а для уменьшения риска заинтересованы в патриотизме, как важнейшем организаторе общественного сознания, социального порядка, необходимых им для защиты своих предпринимательских и экономических интересов.

Вывод из вышесказанного один. У патриотических движений совпадение их политического мировосприятия возможно только с производительным предпринимательством, с интересами собственников производства, и больше того, в наиболее концентрированном, наиболее выраженном виде - с собственниками в крупной промышленности. Патриотизм для крупной промышленности есть, в конечном итоге, важнейшее политическое средство защиты её интересов, её кровных интересов достижения рентабельности и получения прибылей. Такой подход есть единственно реальная политика в государстве с рыночной экономикой, в демократическом обществе, а альтернативы переходу к рыночной экономике и демократии у нас нет, что показал весь предыдущий исторический опыт, в том числе и мировой.

Быть может для чистых, а, в общем-то, наивных, патриотов с их влюблённостью в некие архаичные слова и символы, воспринимаемые, как догмы и(или) мистическое откровение, это звучит цинично. Но таков мир, каким его создал Бог. И не нам пытаться изнасиловать его законы - ни к чему хорошему для русского народа это не приведёт.

 17 мая 1993 г.