Когда-то давным-давно Афины были не таким большим городом, как сегодня, а маленьким городком, возвышающимся на краю отвесной скалы в трех милях от моря. Царь Эгей тогда управлял страной. И был он хорошим царем: народ его жил в мире и сытости, ни войны, ни чудовища, ни прочие напасти не угрожали населению.

И только раз в семь лет происходило нечто странное. Неожиданно, без какого-либо сигнала, мужчины и женщины собирали детей и торопились скрыться в домах, избегая смотреть друг другу в глаза. Улицы пустели, создавалось ощущение, что город вымер. А внутри домов семьи собирались вместе и, прячась в полумраке, молчали.

Если бы в тот момент в Афинах оказался чужестранец, он подумал бы, что город постигло страшное несчастье. Но не было и следа тех повреждений, которые обычно появляются после землетрясений или пожаров. Спокойные чистые улицы, закрытые магазины. Если бы чужестранец отправился в парк, он оказался бы среди по-весеннему пышно цветущих деревьев. И ни души во круг. Какая-то мистика. Лишь сквозящий по улицам ветер о чем-то тревожно извещал, и, внимательно прислушавшись, можно было разобрать его холодный шепот: «Минос идет. Минос скоро будет здесь…» Услышав эти зловещие слова, незнакомец бы все понял и поспешил прочь из проклятого места, оставляя людей с их несчастьем.

По всей Древней Греции ходил слух о том, что случилось с сыном царя Миноса, и о беспощадной мести, которой он потребовал. Знали греки и о страшной тайне, которая была скрыта под царским дворцом. О Минотавре. Но даже легкий бриз боялся произносить его имя. Он стремительно проносился по улицам, вихрился по углам и тоже спешил улететь прочь.

Рождение Минотавра

Минос был царем острова Крит и множества расположенных на нем городов. Это был один из самых могущественных монархов в мире, а его царство — одним из самых богатых. Огромный порт острова вмещал сотни кораблей. Окруженный крепостной стеной с высокими башнями, он находился под охраной стражи двадцать четыре часа в сутки.

Столицей острова был город Кносс, жители которого ни в чем не знали нужды. Критяне носили богатые одежды, ели дорогие яства, привезенные из самых дальних уголков земли. В лавках, теснящихся на узких улицах, всегда были в изобилии заморские товары: шелковые и атласные ткани, экзотические пряности, изделия из слоновой кости и ювелирные украшения, а также редкие попугаи, цирковые обезьяны и много-много чего еще. Торговля не прекращалась до захода солнца. И даже ночью, когда лишь факелы освещали город, танцовщики, пожиратели огня, укротители змей и фокусники появлялись на улицах и развлекали толпу.

Но была и другая, темная сторона острова Крит. И даже Минос, при всем его могуществе и богатстве, не мог справиться с этой бедой.

Минотавр. Он был подкожной язвой, страшной действительностью, разрушавшей все внешнее благополучие. Минос бы с радостью опустошил все торговые лавочки и выбросил все богатство в море, если бы это помогло избавиться от чудовища. И ужаснее всего то, что царь сам был во всем виноват. Если бы не его скупость и глупость, Минотавр никогда не появился бы на свет. Достаточно было ошибиться всего один раз, чтобы расплачиваться всю жизнь.

Вот как это произошло.

Каждый год, в течение многих лет, Минос должен был приносить в жертву богу Посейдону лучшего быка из своего стада, так как Крит располагался на морской территории, а владыкой моря, как известно, был Посейдон. Случилось так, что однажды в минуту безрассудства Минос не захотел отдавать своего лучшего огромного белого быка. Это было невиданно красивое животное. От него можно было бы развести целое стадо бесценного рогатого скота. Забить такого быка и сжечь на алтаре стало бы невосполнимой потерей. Посейдон ведь и не заметит, если получит чуть менее прекрасную жертву.

Так думал Минос. Но обман раскрылся, и насколько ужасен был гнев Посейдона, настолько необычна и жестока оказалась его месть. Он не тронул Миноса, но обрушил свою ярость на его молодую невинную жену. По злой воле бога как-то ночью во время шторма царица Пасифая, не осознавая своих действий, пробралась в стойло к тому самому белому быку и вступила с ним в любовную связь. От этого противоестественного союза родился Минотавр.

Минотавр буквально означает «бык Миноса».

Царь Минос и его жена ухаживали за этим безобразным существом, тщательно скрывая его от любопытных глаз. Но, когда Минотавр достаточно окреп, он однажды вырвался из дворца на свободу. В безумной ярости он разрушил большую часть Крита и убил многих его обитателей. Он вел себя, как маньяк, умерщвляя людей лишь из жажды крови.

Минос был преисполнен стыда и ужаса. От безысходности он обратился к оракулу, пытаясь узнать, что же ему делать. Убить это создание он не мог — как бы то ни было, это был ребенок его жены. Но как совладать с ним? Как прекратить жуткое бесчинство, разразившееся вокруг?

Как всегда, оракул знал ответы на все вопросы. Он велел царю построить в Кноссе лабиринт и упрятать туда Минотавра и его несчастную мать. Лабиринт должен быть столь запутанным, с множеством поворотов и уловок, ложных ходов и тупиков, чтобы ни один человек, оказавшись внутри, не смог найти из него выход. Только им двоим предстояло пребывать внутри в безопасности и сохранности. Но Минос никогда более не увидит их.

И царь поступил так, как посоветовал оракул. Он поручил своему придворному архитектору Дедалу заняться этой работой. В результате лабиринт оказался столь совершенен, что несколько рабов из строителей, запущенных внутрь для проверки, исчезло бесследно.

Проблема была решена, и Минос продолжал править тихо и одиноко, стараясь более не гневить богов. Однако несколько месяцев спустя случилось событие, снова резко изменившее жизнь Миноса. У него был любимый сын, молодой Андрогей. Вскоре после заточения Минотавра Андрогей отправился в Афины, чтобы принять участие в устроенных в честь бога Пана играх, которые проходили каждые пять лет. Андрогей был сильным, искусным атлетом и часто одерживал победы в соревнованиях. Так он быстро завоевал любовь публики к большому неудовольствию царского двора и в особенности племянников царя Эгея.

Эти племянники были весьма неприятными молодыми людьми. Целыми днями они бездельничали во дворце, праздной группой шатались по улицам города, от скуки ввязывались в драки. И вот теперь их переполняла зависть к Андрогею. Как-то вечером, когда он возвращался домой после игр, они устроили ему засаду. Андрогей отважно сражался, но нападавшие численно значительно превосходили его. Эта шайка убила храброго юношу и бросила его тело на дороге.

Получив печальное известие, Минос впал в ярость и не находил себе места от горя. Он тотчас собрал свой флот и двинулся на Афины. На следующий день царь Эгей проснулся в городе, окруженном людьми Миноса. Сопротивляться не имело смысла — критяне захватили Афины. Их флот, стоявший на якоре у самого берега, размерами превосходил весь город. У Эгея не было выхода. Упав на колени перед Миносом, он сам сдался на милость критского царя, а вместе с ним сдался и весь город.

— Я пришел найти убийц своего сына, — произнес Минос. — Выдай их мне, и я не причиню тебе вреда.

— Я не могу этого сделать, — ответил царь Эгей. — Я очень сожалею, могущественный царь. Это убийство непростительно. Я охотно выдал бы тебе убийц, если бы знал, кто они. Но я не знаю! Эти трусы спрятались.

— Тогда за их злодеяние придется расплачиваться вам всем, — сказал Минос. Он подумал немного и произнес свой суровый приговор: — Я потерял сына. За это должны поплатиться сыновья и дочери Афин. В конце каждого Великого года, то есть каждые семь лет, вы будете присылать мне по семь самых мужественных юношей и по семь самых прекрасных девушек. И не спрашивайте, что ожидает их! Вы больше никогда их не увидите. Это будет ваша дань за смерть моего старшего сына. Если вы не выполните условие, Афины будут сожжены.

Царь Эгей ничего не мог поделать. Каждые семь лет по жребию выбирали четырнадцать афинян и увозили на Крит, где их ждала безвестная смерть. Там несчастные становились жертвами Минотавра, чтобы он мог утолить жажду крови.

Пришествие Тесея

День, когда Тесей впервые появился в Афинах, запомнился всем. Уже только то, что он решился идти по прибрежной дороге, которая считалась прибежищем воров и бандитов всех мастей, привлекло к нему всеобщее внимание. Многие путешественники предпочитали обходить это место стороной. А Тесей, мало того что сам остался невредим, так еще и избавился по меньшей мере от пяти самых страшных разбойников: одного скинул со скалы, другому отрубил ноги, на третьего обрушил булыжник…

Тесей был сыном царя Эгея, хотя они никогда не виделись (Эгей оставил мать Тесея еще до рождения мальчика). Так или иначе, Эгей очень радовался предстоящей встрече с сыном. Тесею на тот момент уже исполнилось семнадцать лет. Он был силен, смел, находчив и хорош собой — словом, обладал всеми качествами настоящего мужчины, какие только можно пожелать сыну. К несчастью, племянники Эгея не могли похвастаться подобными достоинствами. Они, естественно, преисполнились завистью на этот раз к Тесею и решили поступить с ним так же, как с несчастным Андрогеем. Но злостный замысел оказался для них роковым. Тесей убил их всех, совершенно не печалясь о том, что они были его двоюродными братьями.