На следующий день Бену позвонили аж в середине первой пары, и вежливый женский голос настойчиво попросил приехать в офис к Игорю Владимировичу - Вадиму хотят сделать предложение насчет работы. Прямо сейчас, потому что позже Игорь Владимирович будет занят. Такая поспешность немного озадачила Бена. Придется опять уйти с занятий, и так уже сколько напропускал - отрабатывать замучаешься. Но, во-первых, теперь от него все равно не отцепятся. А во-вторых, может, даже и хорошо, что работу предлагают? Смотря сколько платить будут… А вдруг появится возможность снять жилье и наконец-то свалить от родителей и забрать с собой Светку?! Бен колебался недолго. Натянул куртку и поехал.

Но возле офиса его окликнул уже знакомый охранник Володя, стоящий рядом с приоткрытой задней дверцей автофургона с тонированными стеклами. У Бена заскреблось внутри нехорошее предчувствие; но в ту же секунду позади вырос еще один "несгораемый шкаф", преграждая путь к отступлению, и к тому же для подстраховки ухватил Бена под мышки.

- Вадим, садись, пожалуйста, в машину, - невозмутимым тоном попросил Володя.

Как будто у Бена был выбор…

Внутри стекла оказались не просто тонированными, а абсолютно непрозрачными! И окно в перегородке между грузовым отсеком и кабиной водителя было заклеено пленкой со стороны кабины! Бена охватил страх.

Шедший сзади охранник крепко придерживал его за плечо, внутри он толкнул невольно вздрогнувшего парня на сиденье, а Володя влез следом и захлопнул дверцу.

- В чем дело? - пискнул сорвавшимся голосом Бен.

Ему жестом приказали заткнуться. Второй охранник решительно обшарил его карманы и отобрал мобильник, а Володя достал свой телефон и набрал номер:

- Игорь Владимирович? Вадим приехал, мы уже сидим в машине. Да, передаю.

Он протянул трубку Бену.

- Вадим, - прошелестел из динамика знакомый хорошо поставленный голос, - прошу извинить некоторую бесцеремонность с нашей стороны, но это продиктовано необходимостью. Я действительно хочу предложить тебе работу, но прежде нужно выяснить - а подходишь ли ты для нее. Тебе нужно будет пройти один тест. Сейчас мои сотрудники отвезут тебя в исследовательский центр, где ты этот тест пройдешь… Не волнуйся, никакого вреда тебе никто не причинит, просто местонахождение этого центра держится в секрете; отсюда все предосторожности… Да, и перед входом в здание тебе завяжут глаза, сразу предупреждаю, не пугайся. Сам понимаешь, тебя могли бы доставить туда силой, ничего не объясняя, но я надеюсь, что результаты теста окажутся положительными, и рассчитываю на дальнейшее сотрудничество с тобой.

Бен слушал, шумно дыша в трубку. Страх и злость под напором тихого властного голоса гасли и затихали, уступая место надежде, что все-таки ему действительно не причинят вреда; ведь перед заложниками или приговоренными никто не извиняется и не оправдывается.

- Да, к тому же, если ты очень опасаешься за свое… хм… благополучие, ты можешь сейчас позвонить отцу и сказать, кто предложил тебе работу и с какой целью ты уезжаешь от его офиса…

Бен поморщился - ход был рассчитан очень точно. Вадим попросил бы о помощи отца только в том случае, если бы его начали живьем резать на куски.

- Нет, спасибо… Я так понимаю, что выбора у меня нет?

- Ты умный парень, - усмехнулся голос в трубке. - Я рад, что не ошибся в своем - возможно - будущем сотруднике.

Шепелев на том конце отсоединился; охранник отобрал у Бена трубку; машина тронулась. Сначала Бен пытался по поворотам определить, в какую часть города они едут, но очень скоро запутался, забил на это бесполезное занятие, откинулся головой на спинку сиденья и закрыл глаза.

Ехали долго. Точное время Бен засечь не мог - наручных часов он не носил, а мобильник отобрали; но по ощущениям, тряслись по дорогам не меньше двух часов. Скорее всего, даже ближе к трем… Сначала машина шла медленно, то и дело застревая на городских светофорах, а потом помчалась - похоже, вырвалась на простор. Выехали за город? Дорога и поначалу-то не радовала ровным полотном, а под конец поездки машина так и вовсе запрыгала по ухабам; Бен несколько раз чуть не слетел с сиденья. "Какой-то пригородный поселок, что ли…" Воображение нарисовало разбитые, утонувшие в грязи улочки среди деревянных развалюх и редких кирпичных теремков-новостроек… Наконец остановились; Володя плотно завязал ему глаза черным платком, и под руку вывел наружу.

Ох ты, какой воздух! Бен ощутил его необыкновенную свежесть, стоило на несколько шагов отойти от машины и выпущенного ей облака выхлопных газов. Это точно где-то за городом… А как пахнет хвоей! Аромат влажного соснового леса ни с чем не перепутаешь.

Его повели дальше, поддерживая под обе руки.

- Осторожно, ступеньки, - предупредил Володя.

Свернули в коридор… Под ботинками отозвались гулом старые доски. Запах отсыревшего дома… Они идут по помещению, но в нем холодно и сыро, как на улице… Значит, это дом с выбитыми окнами, очень старый…

В памяти всплыл один заброшенный дом, где не так давно побывал Бен. Немногим больше двух месяцев назад. Там тоже были скрипучие деревянные полы, а вокруг пахло сосновым лесом… Контора леспромхоза.

Неужели его привезли сюда? Сердце дрогнуло и гулко заколотилось в ребра.

Охранники остановились и притормозили Бена. Тихий звук сервомотора… Похоже на разъезжающиеся в стороны створки лифта. Узкий проем и опять ступеньки. Лестница вниз. Один этаж… Позади заскрипела и грохнула защелкой дверь. Охранник снял с его лица повязку.

По глазам ударил яркий желтый свет электрических ламп. Бен огляделся - он стоял в комнате без окон, с гладкими стенами, выкрашенными светло-зеленой масляной краской. Два древних конторских стола, несколько таких же древних шкафов, из-под створки одного из них свешивается мятый лист насквозь прожелтевшей бумаги… Стулья с обтрепанной обивкой и торчащими наружу клочьями ваты. Дверь позади - металлическая, и даже на вид очень тяжелая. В другой стене - еще одна дверь, простая, деревянная. К ней подошел Володя, распахнул, заглянул внутрь и жестом пригласил Бена следовать за ним. За дверью оказался узкий коридорчик, в который выходили еще три двери - Бена отвели к последней. Маленькая комнатка, размером с ванную в "хрущевке", куда влезал только письменный стол да пара стульев. На столе - несколько чистых листов бумаги, ручка, да допотопный телефонный аппарат с крутящимся диском.

- Садись, - сказал незнакомый охранник, а сам встал у двери.

Володя куда-то ушел. Через несколько минут вернулся с большой дымящейся кружкой в руках, сбоку с нее свешивалась ниточка чайного пакетика. Бен, несмотря на давящую тревогу, обрадовался - чай оказался как нельзя кстати, от волнения язык давно уже прилипал ко рту. Володя поставил на стол коробочку с кусками рафинада:

- Пей давай, а потом начнем… - и закрыл за собой дверь.

В гулкой тишине было слышно, как их шаги удаляются по коридору, как потом хлопнула деревянная дверь… Его оставили одного и не заперли? Но ничего не сказали, можно ли выходить… Бен осторожно отхлебнул чая - эх, еще слишком горячий, поставил кружку на стол и осторожно выглянул в пустой коридор… Трель телефонного звонка резанула по нервам. Аппарат на столе ожил.

Бен схватил трубку:

- Да?!

- Здравствуй, Вадим, - из динамика раздался пожилой, скрипучий мужской голос. - Для начала давай знакомиться, меня зовут Юрий Михайлович.

- Здравствуйте…

- Чай допил?

- Нет еще… Он пока горячий…

- Хорошо, допивай и начнем.

- А что я должен делать?

- На столе есть ручка и бумага. Нарисуй дом, дерево и человека.

- А-а, я слышал про такой тест! Только… Я не умею рисовать.

- От тебя никто не требует создать шедевр. Нарисуй, как сможешь.

- И всё?!

- Пока да. Приступай. А, и еще… Если тебе что-нибудь понадобиться - номер для внутренней связи "две единицы". Выходить из комнаты можно, хотя в процессе теста лучше не прерываться и не отвлекаться. Туалет в конце коридора, если надо.

- Да, спасибо… Я понял…

- Хорошо. - И трубку на том конце провода положили.

Ну разумеется, какой смысл запирать его в этой каморке, когда выход из всего блока преграждает надежная металлическая дверь? Все равно Бен никуда отсюда не денется…

Он вернулся и уселся за стол. Позвонить и сообщить о готовности? Вдруг пришла в голову мысль, что здесь наверняка есть камеры видеонаблюдения. Бен вздохнул и взялся за ручку.

А за толстыми стенами и надежными экранами двое наблюдателей уставились в монитор, на который выводилось изображение с видеокамеры.

- Вот это да… Невероятно… Толик, ты точно выставил на максимальную мощность?

- Да точно, точно…

- Другие при таком уровне излучения уже падали без сознания! Или теряли рассудок! Мальцев выдерживал в три раза меньше, чем этот парень… Надо же, только на максимуме начал проявлять признаки беспокойства, и даже вполне может контролировать свои действия… Ну и мальчишку нашли! Толик, хватит, выключай. В его способностях убедились - и пока хватит.

- Надо бы биометрию снять…

- В другой раз. Доложимся, отчитаемся, а там уж пусть Шепелев решает, работать ли дальше с пацаном. Нацеплять на него датчики прямо сейчас - указаний не было, а инициатива, сам знаешь, каким боком чревата. Попроси Володю, пусть принесет ему еще чаю, ну, и пожевать чего-нибудь, если осталось, а я пока отзвонюсь.

Услышав удивленно-восторженный отзыв ученого - правда, пока без подробностей, Шепелев сложил телефон и какое-то время сидел молча, потирая виски. Неожиданно свалившаяся удача казалась невероятной. Совпадение из ряда почти невозможных… Всего четырьмя месяцами раньше похожую особенность случайно выявили у Мальцева, сотрудника охраны. Правда, куда более слабо выраженную - но понадеялись, что его уровня устойчивости вполне хватит, снабдили защитным шлемом и отправили на задание… И с концами. Вошел в здание, а обратно не вышел. А две недели назад до Шепелева дошли сведения о пропавшем без вести. Разумеется, отнюдь не радостные…

Солдат, дежуривший на вышке, застрелил направлявшегося к контрольно-следовой полосе "шатуна". В полном соответствии с инструкцией, к тому же обезумевший бродяга был вооружен и по ходу вяло постреливал одиночными во все стороны. Труп все-таки решили обыскать, на предмет каких-либо ценностей или удостоверения личности. На шее убитого висела цепочка со спецназовскими медальонами, на которых значилось имя Сергея Мальцева. Вскоре известие о случившемся докатилось и до шепелевского ставленника, а от него - к Игорю Владимировичу.

Разумеется, он сильно расстроился. Плохо, очень плохо… Времени остается все меньше и меньше… Сверху давят все больше и больше… В СКБ посреди аномальной Зоны, на территории Украины, остались ценнейшие разработки; строго говоря, их принадлежность России сомнительна - над ними работали ученые обоих государств. Ситуация совсем как в старой сказке - кто первый слово скажет, тот и проиграл. Чтобы пробраться в "Вымпел", уже около двух лет и та, и другая страна мудрили над защитным оборудованием. А воз и ныне там… Российским ученым повезло немного больше - нашлась экспериментальная установка-прототип, вроде той, что фонит на полную мощность в "Вымпеле". Да-да, та самая, в Леспромхозе, собранная тридцать лет назад, ее еще на зеках испытывали. А потом побоялись разбирать и перевозить из Леспромхоза в более удобное место. Вдруг после сборки потребуется "обработать напильником", чтоб опять заработало? А уже некому - многих из прежних разработчиков уже нет в живых, а исполнители, бывшие там "на подхвате", уехали за океан, и заманить их обратно не представлялось возможным. Юрий Михайлович - человек со стороны; он не занимался прежним проектом, просто разрабатывал близкую по профилю тему. Изготовление защитного шлема ему не удалось, как убедились на печальном примере. Что скрывать - Шепелев пребывал в растерянности, и уже подумывал, что от затеи придется отказаться, хотя это сулит большим втыком от руководства, да как бы еще не понижением в должности… И вдруг судьба подсунула ему неожиданный подарок - мальчишку, практически невосприимчивого к излучению. Но "все сразу и без хлеба", как говорится, не бывает - если Мальцева можно было с ходу бросать в бой, то как быть с изнеженным маменькиным сынком, ни разу не державшем в руках автомата? Удастся ли выковать из него… Даже не что-то путное, об этом и речи не идет, а хотя бы условно-годное - чтоб смог дойти живым до выключателя? И подготовить парня надо в сжатые сроки… Что называется, синица в руках. А журавль - он не то что далеко в небе, а даже и на горизонте-то не мелькал…

- Алло, Юрий Михайлович? Вам еще какие-нибудь исследования надо провести? Измерения там с Вадима снять - для дальнейшей работы? Да, да… А сейчас сможете это сделать? Ну, чтоб вам еще раз не кататься в эту даль… Хорошо, снимайте. Будем с ним работать. Во всяком случае, попробуем.

* * *