Е-мэйл мелодично звенькнул - прилетело новое письмо. Однако от Фокса… Генка насторожился - как обычно, когда приходилось открывать сообщения от начальства или заказчиков.

"Чего это он? Материал я отослал позавчера. На следующий у меня еще пять дней. Хочет подвалить срочную работу? Только этого мне не хватало… Завтра, между прочим, воскресенье. И я собирался на полигон, у нас игра командная…"

Пейнтбольный клуб в городе все ж таки отыскался. Да и не только он: как и во многих крупных городах, здесь водились свои ролевики, а среди них имелся подвид "техногенщики". Они обходились куда более дешевым и сердитым вариантом, чем аренда специально оборудованного полигона и снаряжения: облюбовали на окраине города развалины заброшенного "долгостроя", а снаряжение у каждого имелось свое. С этой командой "играть в войну" было куда веселее и эффективнее, чем с избалованным офисным планктоном, собиравшимся в недешевом пейнтбольном клубе. Генка в глубине души хихикал и над теми, и над другими, и много раз воображал, как забавно было бы погонять их "по системе Ветрякова", но вовремя одергивал себя. В конце концов, перед ним же не стоит цель - ткнуть любителей выпендрежа носом в их собственную лужу. Перед ним цель - не потерять форму до весны… А ради этого надо наступить на глотку нездравому желанию посмеяться над откосившими от армии "крутыми наемниками", и терпимо относиться к их замашкам.

К тому же общение с этой компанией оказалось небесполезным. Однажды во время передышки и посиделок у костра, пока Генка в пол-уха слушал беззаботный треп, ему пришла в голову одна бредовая идейка. Его компаньоны по игре расфантазировались на тему: "А вот круто было бы поехать в Зону!". Ясное дело, никто из них всерьез не собирался туда, и каждый в глубине души понимал, чего стоят его "боевые навыки" воскресной беготни по заброшенной стройке; но в общем кругу и слегка под градусом парни строили из себя матерых вояк и громко понтовались друг перед другом. Увлеченно занимались этим не только зеленые юнцы - в компанию затесались двое бородатых дядек лет под сорок; вечные подростки в душе, однако придавленные уже кое-каким жизненным опытом; ветераны ролевого движения, так навсегда в нем и застрявшие… А Генка слушал-слушал, посмеивался про себя, и вдруг его кольнула догадка. Да так сильно, что Генка аж завозился на месте, словно от реального укола толстой иглой. Но проверять догадку имело смысл только после того, как у него будет в руках выборка: кто из двухсот тридцати четырех списочных лиц точно побывал в Зоне.

База постепенно заполнялась фотографиями. На текущий момент Генке удалось найти в социальных сетях около трети списка. И он не собирался останавливаться на достигнутом.

Генка щелкнул по мигающей "иконке" письма.

Нет, это не по поводу заказа… Хотя тоже про Зону… Фокс сообщал интересные вещи.

Оказывается, над Зоной отчуждения и в окрестностях установилась необычно холодная погода, прошли сильные снегопады. В первые дни после снегопадов народ надеялся, что скоро потеплеет, всё растает, и жизнь вернется на круги своя; но потепление так и не наступило. На настоящий момент вся Зона завалена снегом; покров глубиной семьдесят - сто сантиметров.

"Взрослому до середины бедра, а в низинах и по пояс будет",- прикинул Генка. - "Походи-ка теперь по Зоне…"

Естественно, обитать внутри периметра стало крайне трудно, и вся жизнь там замерла. Сталкеры расползлись по окрестным поселкам. Научные лагеря эвакуированы. Даже уголовники и наемники - и те из Зоны выбрались, невзирая на риск угодить за решетку. Оголодавшие монстры сперва частенько атаковали периметр, солдаты их отстреливали - а потом все затихло, и новых волн более не шло. Как будто бы и монстры впали в спячку. Обычно их численность резко увеличивалась после выбросов; но выбросы над Зоной идут по-прежнему, а численность тварей не увеличивается. Зона спит. И, похоже, спячка эта продлится до конца марта, до потепления, до весны.

На этом месте послания у Генки ёкнуло сердце. А как же Паша? Он обязательно уходил в Зону не реже, чем раз в месяц. Как же он сможет пережить зиму?..

До сих пор поводов для беспокойства у Генки не было. Примерно недели две или чуть больше назад в Интернет-газете появилось объявление с заранее оговоренным текстом; значит, Кащей благополучно выбрался из Зоны. И не забыл товарищам сообщить, как и договаривались. Ну и прекрасно; Генка прочитал пашино послание и успокоился. А оказывается, в окрестностях Зоны вон чего произошло… Природа выдала подлый и непредсказуемый кульбит.

"Черт побери, поехать бы к Пашке, может, я смог бы чем-нибудь ему помочь? Вдвоем можно было бы рискнуть и ломануться в Зону, а еще лучше - втроем, если бы Завхоз приехал… Сходили бы хоть неглубоко и ненадолго; нам же не артефакты искать, а просто побыть там… Или Пашке обязательно надо уйти подальше от периметра и прожить там несколько дней? Он же, зараза, ничего не рассказывал. Это уж я сам заметил и выводов наделал, а может быть, всё совсем не так? Съездить бы к Кащею, поговорить, разобраться… Да высовывать нос слишком опасно. Вот уверен - только стоит мне там появиться, как соседи тут же стукнут "куда следует". И ему не помогу, и сам за решетку…

Генка встряхнул головой. Снова уставился в экран и промотал полосу прокрутки ниже. Отвлекся, а ведь письмо-то еще не до конца дочитал.

Опять о работе. В связи с изменившимися обстоятельствами, писал далее Фокс, - надо понимать, с уснувшей до весны Зоной, - Генкины материалы теперь будут публиковаться реже и в меньшем количестве изданий.

Ну вот, "обрадовал"!

Хм… Но общий объем заказа остается прежним; сдавайте материалы по оговоренному графику, мы их просто немного придержим, уменьшим количество публикаций сейчас, а основную массу дадим ближе к концу зимы и весной, обещал Фокс.

"Ну ладно, коли так. А то я уж испугался было, что моя работенка накрылась медным тазом…"

А последняя часть письма оказалась просто бальзамом на душу.

"Геннадий, в интересующемся вами отделе сейчас происходят кадровые перестановки, меняется руководство, и с нового года кресло займет другой человек. Не факт, что он будет полностью в курсе дел или сможет уделять достаточно внимания нашим проблемам."

Ого! Вот это да! А ведь неплохо, черт побери…

"Но это пока всего лишь предположение; точнее я узнаю и сообщу это вам позже. Если наши ожидания сбудутся, то у вас будет возможность навестить вашего прошлогоднего компаньона."

Темнит Фокс, темнит и финтит, как будто нельзя просто написать - "тогда сможешь поехать к Пашке!"

А вот это уже здорово! Просто здорово, хотя на сей момент всё еще только вилами на воде написано.

Генка нетерпеливо заерзал на стуле. Он кое-что накопал и пополнил часть базы фотографиями, и у него уже давно зудело желание показать их Кащею. А вдруг он кого-нибудь узнает? И даже не кого-нибудь, а многих?

Значит, до Нового года, довольно потер ладони Генка. Что ж, будем ждать и надеяться!

Он вскочил из-за стола и закружился по тесной комнатушке. Радостное возбуждение требовало выхода; надо пойти прошвырнуться, что ли, хотя бы продуктов запасти, да и просто подвигаться. Садиться опять за работу прямо сейчас было невыносимо.

Уже от двери, натягивая шапку, он оглянулся на развернутое окно почты на экране ноутбука:

"А если Фокс своего "ободрямса" не даст - все равно к Пашке поеду!" - нахально подумал Генка.

* * *

Две недели спустя после начала занятий с Беном, Роман, вызванный для отчета, сидел за длинным столом в кабинете Шепелева.

…- Успехи налицо, - твердо заявил он в ответ на вопрос "Ну и как там твой подопечный?". - Да вот, сами взгляните, - он достал мобильник.

Когда фотографии были перекачаны на ноутбук, Роман развернул одно из изображений:

- Вот, я заснял мишень в тире после стрельбы, в первый день начала работы с Вадимом. Дырки - сами видите… Тут, здесь, там… Дай бог вообще мишень задевал! А вот - вчерашний снимок. После последней тренировки.

- Небо и земля… - протянул Шепелев.

- Хорошего снайпера из Вадима не получится - слишком нетерпелив, - продолжал Роман. - А вот штурмовик из него - в самый раз… Зря Кравец его столько времени мариновал однообразными занятиями. Надо было сразу сочетать статичные мишени с движущимися, чтоб парень не прокисал. Он как подвигается - так в азарт входит, и получается у него лучше, и опять же - практики больше. В Зоне его мишени неподвижно стоят не будут…

- А про твою самодеятельность я уже наслышан, - Шепелев прошелся по кабинету, заложив руки за спину. - На тренировки по тактике самовольно его отправил, хотя по плану Беневицкий сначала должен был научиться выполнять нормативы по стрельбе…

- На тактику его нужно было отправить с самого начала, - возразил Роман. - И не на такую тактику, где инструктор постепенно и методично учит его огибать углы и правильно открывать двери. Потому что это ужасно скучно… Как вы думаете, откуда у Вадима столь быстрые успехи? Ему интересно стало. Он же пацан еще, щенок лопоухий! Он же в детстве в войнушку не наигрался! Вы бы видели, какой у него азарт просыпается после беготни по полигону с пейнтбольным стволом в руках! Тем более что пока на него никто не орет, не шпыняет за ошибки… У него уже кое-что получается. Мышление тактическое у Вадима, кстати, неплохо работает, и реакция хорошая. Вообще-то нам очень крупно повезло, что достался парень без проблем со здоровьем, и с достаточной спортивной подготовкой. Он и на полосе препятствий отнюдь не последний, зря Равиль на него наезжал. Просто Вадим теряется в непривычной обстановке и оттого начинает делать ошибки. Надо дать ему спокойно освоится, и уж тогда поднимать планку требований.

Шепелев усмехнулся:

- Подумать только, какой Макаренко в тебе скрывался! А то все - мол, не буду учить, не умею…

- Выйду на пенсию - буду молодняк гонять, - в тон ему ответил Роман. - Ну, если доживу до нее, конечно. Игорь Владимирович… Есть еще два предложения по существу.

- Ну, слушаю…

- Первое - убрать из плана занятий Беневицкого рукопашный бой. Вообще. До сих пор я, так сказать, договаривался, выкручивался, менял что-то местами ради дополнительных занятий стрельбой, но Вячеслав то и дело звонит, напоминает, проверяет… Нового рукопашника дергает; а тот, соответственно, меня…

- Погоди-ка… Это что, твоя очередная самодеятельность?!

- Рукопашный бой Вадиму совсем не нужен, - Роман старался говорить твердо и убедительно. - В данном конкретном случае это бесполезная трата времени и сил. С кем он там врукопашную сойдется?! Любого из монстров надо гасить с расстояния, против их зубов и когтей ни один натасканный рукопашник не устоит, один-два удара лапой - и вырубится от болевого шока. А "шатуны" опасны только до тех пор, пока не расстреляли все патроны. Потом подходи к этим тормозам и вырубай прикладом по башке, безо всякого кун-фу.

Вадим только-только начал делать успехи в стрельбе, и в этом деле у него шансы есть, - продолжал Роман, видя, что Шепелев "держит паузу". Лучше уж ей воспользоваться, чтоб убедительнее изложить свои агрументы. - А вот настоящего волкодава, способного порвать противника голыми руками, из этого щенка никогда не вырастить. Образно говоря, порода не та. Если Вадима сейчас опять кинуть на татами, он получит очередную травму, значит - график стрелковой и тактической подготовки будет сорван; пока залечит травму - откатится назад, опять начинай с ним все по-новому… Ладно, в прошлый раз он отделался небольшим растяжением; а не дай бог в другой раз шею свернут?!

Шепелев слушал внимательно, не перебивая, но Роману показалось, что его речь что-то не очень убеждает начальство. Послушает и прикажет опять "придерживаться разработанного плана".

И Роман выложил сомневающемуся шефу, как козырь, последний довод:

- Беневицкий - одноразовый материал, а не элитный спецназовец. Его задача - дойти до выключателя. А потом ему уже никакое кун-фу не нужно будет. И какой смысл в лишних расходах на его подготовку?

Хм… Кажется, убедил.

- А второе предложение какое? - спросил Шепелев.

- С Вадимом пора начинать тренировки по зачистке здания.

- Ну и начинай, какие проблемы?!

- Во-первых, надо согласовать наши часы занятий с общим графиком. Потому что там все забито, а мы должны тренироваться отдельно, и главное - в темное время суток. Во-вторых, мне нужны помощники, которые будут изображать противников Вадима, но изображать несколько специфически…

Шепелев усмехнулся:

- На четвереньках бегать, что ли?!

Но Роман был совершенно серьезен:

- Кстати, хорошо бы… Нет, я имел в виду, что часть противников должна имитировать атаку монстра. Они же действуют не как разумные бойцы! Тварь не понимает, что в нее стреляют, она просто несется навстречу сломя башку, и бьет когтями. Я вот не уверен, что Вадим правильно отреагирует на такую психическую атаку, что он будет целенаправленно и хладнокровно стрелять, а не запаникует и броситься наутек. А с помощниками надо предварительно договориться, объяснить им, что от них требуется. Я же не могу попросить об этом кого угодно из бойцов или инструкторов; надо, чтоб указание к ним поступило сверху.

- Дельная идея, - с одобрением кивнул Шепелев. - В прошлый раз об этом как-то не задумались, Мальцев-то где угодно прошел бы как нож сквозь масло, а с этим зеленым пацаном - да, ты прав… С помощниками для вас я договорюсь. Сам-то как себя чувствуешь?

- Лучше, заметно лучше. Уже начинаю бегать помаленьку.

- Давай, - Шепелев отвернулся и уставился в окно, всем видом показывая, что разговор закончен. - Восстанавливайся. Чтоб к лету был в форме. Ладно, свободен…

Роман прошел через приемную, машинально поздоровавшись с тихонько сидевшей под дверью Мариной Николаевной. Так же машинально отметил - почему-то она опять здесь; как он ни приедет для отчета - так старая квашня тут как тут, под дверью… Но сейчас его мысли были куда более заняты другим.

Пойдут в Зону они, разумеется, не вдвоем - скорее всего, как в прошлый раз, их будет пятеро, включая проводника. Ладно, посмотрим. Интересно, кого на этот раз дадут в соратники…

* * *

С момента приезда Вадима на подстепновскую базу прошел уже месяц. За это время случился "налет" Беневицкого-старшего, успешно отбитый Романом. Папаша невесть как прорвался на территорию и устроил скандал, требуя вернуть сына, но, увидев Романовы "корочки", сразу же скис и выкатился обратно. И после этого больше не докучал звонками. Бен облегченно вздохнул - регулярная нервотрепка наконец-то прекратилась.

Материалы из Ромкиного архива чрезвычайно заинтересовали Бена; увиденное и прочитанное о Зоне порой просто не укладывалось в голове. Ему очень хотелось обсудить это с Романом, но поговорить было некогда. Да и где? В тире?! Ха, попробуйте сами! Бен как-то пробовал подкатывать к Ромке с накопившимися вопросами в оружейной комнате, в процессе чистки-смазки автоматов; но Роман как-то неопределенно помахал перед лицом ладонью, и этот жест можно было трактовать то ли как "не здесь и не сейчас", то ли как "давай закроем эту тему". И перевел разговор в куда более полезное русло - как правильно ухаживать за оружием в полевых условиях.

А Бен вынужденно пропадал то на тактическом полигоне, то на полосе препятствий, то в качалке спортзала. Спустя пару недель после приезда на базу Роман тоже стал в спортзал наведываться. Правда, старался делать это в одиночестве. Бен как-то застал его во время пробежки: десяток метров бегом, десяток - шагом, майка в темных пятнах пота, лоб в испарине.

- А ты не рановато ли начинаешь? - осторожно спросил Бен.

- Да не, ничего, пора уже, - был ответ.

- Хм…

- Не бери в голову, я знаю, что делаю. Да и не в первый раз, опыт есть…

Бен призадумался и отстал. Он честно пытался представить себя на месте человека, недавно перенесшего серьезное ранение - не получалось. Его невеликая спортивная карьера обошлась без травм и болезней, после которых пришлось бы долго восстанавливаться, а всякие мелкие простуды - не в счет. И помочь Ромке в этой ситуации он ничем не мог… Разве что не лезть к нему с разговорами в раздевалке, когда тот вваливался туда на трясущихся ногах, и стаскивал с себя прилипшую от пота майку.

А перед отбоем, после вечернего кросса как апогея всех дневных нагрузок, Бену было уже вообще ни до чего. Он в душевую и обратно-то еле-еле доползал. Сил хватало только на звонок Светке и короткий разговор о том, что все нормально…

Практически военный распорядок дня плюс непривычно большие нагрузки сделали свое дело - от накопившейся усталости на Бена навалился депрессняк.

Ранние декабрьские сумерки уже сгустились до синевы, когда Бен брел мимо полосы препятствий. Честно говоря, он халтурил, рискуя получить очередной нагоняй. Отпросился с тренировки по тактике под предлогом "кишки крутит". Но вместо того, чтоб в подтверждение своего вранья засесть в сортире, он пошел бродить по территории. В сортире хрен отсидишься в одиночестве… Тут же начнут за ручку дергать и в дверь стучать… А в комнату, того и гляди, ввалится сосед. А видеть никого не хотелось.

Однако на полосе препятствий его поджидал сюрприз. В тусклом желтом свете фонарей болтался на горизонтальной лестнице-"рукоходе" Роман. Тьфу ты, черт побери! Бен запоздало шарахнулся в темноту. Поздно… Ромка его заметил. Отцепился, тяжело брякнулся на утоптанный снег; встал, шумно сопя и отдыхиваясь.

- Эй, Бен! По… Постой… Ты чего здесь?

- С тренировки свалил, - с мрачной обреченностью признался тот.

- Устал? - с неожиданным сочувствием спросил Роман. - А я вот тут, пока никого нет… Чтоб у ребят под ногами не путаться. Ох, черт… Тяжело. Сейчас отдышусь маленько и попробую еще раз пройти.

- Тебе-то чего жилы рвать, - вдруг брякнул Бен. - Это из меня их выматывают, чтоб в ускоренные сроки превратить в супер-коммандос…

- Мне к маю надо обязательно восстановить форму и даже продвинуться чуть дальше. Мы ж с тобой в Зону вместе пойдем.

- Присматривать, значит, за мной, - Бен отвел глаза в сторону.

"Оп-па! Неужели до парня дошло, зачем меня к нему приставили?! Ну что ж… Будем выкручиваться. Не врать, но акцентировать внимание на части правды", - подумал Роман, а вслух сказал:

- Во-первых, защищать тебя. От монстров. И от людей - там кое-кто похуже монстров водится. Разумеется, я не один буду, с нами пойдут еще проводник и один или два бойца. Ты же наша самая большая ценность. Тебя надо целым и невредимым до места довести.

- Чтоб не сбежал по дороге…

- Да куда ты там побежишь, растудыть твою налево! - не выдержал Роман. - Даже не понимаешь, о чем говоришь… Там надо выбирать, куда ногу поставить! Чтоб просто шагнуть! Там опытные проводники по некоторым местам черепашьим шагом продвигаются, а особенно после выброса, когда все аномалии перетасовывает, как карточную колоду!

Чувствуя, что разговор затягивается, а мороз пробирает, Роман подхватил куртку и завернулся в нее.

- Намекаешь, что никуда я не денусь?

- Дурень ты… Как будто это для тебя одного так?! Да для всех остальных, для всей группы - тоже! Мы рискуем точно так же! Детекторы аномалий - фигня полная, чушь собачья! Одни аномалии показывают, другие - нет, а поблизости от третьих просто вырубаются. Вообще вся тонкая электроника там дохнет… Даже часы надо брать старомодные, механические, со стрелками! И те в некоторых местах дурить начинают…

- Как же проводники умудряются там ходить?!

- Да вот так, - пробурчал Роман. - Нащупывают дорогу своим чутьем и чужими ошибками.

- И что же это за ценность такая, за которой мы идем? - недовольно проскрипел Бен. Было похоже на то, что слова Ромки чем-то его задели.

- Я знаю не больше твоего, - пожал плечами тот. - Подразделение Шепелева в принципе занимается поисками и возвращением научных разработок, утерянных - как та, что осталась в Зоне, - или украденных… Но я - обычный опер, и мне много знать не полагается.

- Чтобы ученые не изобретали, у них всегда получается оружие… - выдал Бен чью-то глубокомысленную цитату, не иначе как из прессы почерпнутую. Или из интернета. - Мне вон Гордимыч тоже втирал - мол, лекарства там от тяжелых болезней, выращивание органов, конечностей… Только непонятно - какую болезнь они собирались лечить пси-излучением?!

- Даже если там оружие - это оружие для нас, - резко окоротил его Роман. - Чтоб к нам всякие добрые заокеанские дяди свои лапки не тянули. А они, кстати, к той лаборатории их тянут… Пронюхали и тянут. Уже есть кое-какие сведения… Кое-кто снимал с подстреленных "шатунов" некие странные шлемы… Значит, пытаются сварганить защиту и пройти внутрь. Ладно, сейчас поутихли - зима, сейчас даже мы там рискуем задницы отморозить, а уж нежные буржуины - тем более. А как снег сойдет и земля подсохнет - опять зашевелятся. Потому начальство нас и торопит…

Роман развернулся в пол-оборота к Бену, словно собираясь уходить, и небрежно бросил через плечо:

- Не буду я наверх стучать, что ты занятия прогуливаешь… Так что не мандражь. И вообще, зря ты думаешь, что у госбеза одна забота - лезть в чужую жизнь. Но имей в виду - только на этот раз не буду!

Бен вздохнул. С заметным облегчением. Вздохнул и улыбнулся.

- Ром… А здорово ты папашу отшил! Правда… Он так откатился, что теперь не скоро опять наедет. Спасибо… Не, правда, спасибо! Хотел еще в тот раз поблагодарить, да испугался, как дурак… Даром что ты меня защищал… А, кстати, я все думал - сказать отцу или не сказать, чем я тут занимаюсь и для чего меня готовят?

- Гордимыч уже имел с ним беседу. Просил тебе передать, что вопрос улажен. Папаша сюда больше не явится и на мозги тебе капать не будет.

- Ясно… А что все-таки Гордимыч отцу сказал?

- Да он не объяснял мне подробностей. Как он мне сказал - вот так же и я тебе…

Бен коротко усмехнулся:

- Небось, папаша притух! Он Конторы боится, даром что весь из себя крутой адвокат, и с ментами на короткой ноге! Страх перед вашей Конторой - это у нас, кажется, наследственное. Сколько себя помню, у нас в семье госбез ненавидели и боялись. Было из-за чего. Моим предкам, - деду, бабке, прадеду - они много крови попортили…

"Спасибо, я знаю", - подумал Роман, посмеиваясь про себя. - "Ну что, кажется, полоса непонимания осталась позади и взаимовыгодное сотрудничество возобновилось? Правда, получилось не так, как я планировал, но главное - получилось!"

- Ну-ка, еще раз пройду, - Роман скинул куртку. - Последний, и хватит на сегодня.

Он подпрыгнул и уцепился руками за перекладину.

Бен - следом. Покрепче ухватился левой рукой и выбросил вперед правую, цепляясь за следующую металлическую трубу и перенося тело вперед. И без того натруженные за день мышцы отозвались ноющей болью. "Эх-ма!" - крякнул Бен и рывками "пошел" вперед, нагоняя Ромку. До конца лестницы Роман добрался уже с трудом и с грохотом спрыгнул на снег. Следом брякнулся Бен - прямо под ноги.

А Ромка снова влез в куртку, застегнул "молнию".

- Пошли - небрежно бросил он. - Хватит на сегодня.

И зашагал к жилому корпусу.

- Первый пошел, третий прикрывает. Вперед! Не собирайтесь в кучу, вас видно! Первый, это тебе сказано! Второй пошел, четвертый - приготовься! Шестой, не торопись, не дергайся… - голос инструктора сквозь "матюгальник" раскатывался над тактическим полигоном - площадкой, заваленной бетонными скобами и штабелями плит, бревнами и стволами деревьев, кучами автомобильных покрышек и утыканной "стенами" полуразрушенных домов.

Бен был "шестым". Ромка - "четвертым". Сегодня он неожиданно, под удивленно-радостными взглядами Бена заменил одного из бойцов в группе "четных" на тактическом полигоне.

- Первый, не надо долго целиться, прикрывай группу! Второй прошел нормально, прикрывай четвертого. Так, четвертый - пошел!

По команде инструктора Роман осторожно выглянул из-за укрытия, нашел глазами следующую точку и, низко пригибаясь к земле, метнулся вперед. По краю бетонной плиты защелкали красящие шарики.

- Четвертый прошел нормально, шестой - пошел! Третий - попадание, выходи из боя.

Это Ромка "снял" противника из нечетной команды. Сразу, на ходу. И нырнул между двумя бетонными скобами. Выставил наружу ствол пневматического автомата и прижал огнем "первого". Тот высовывался из-за поваленного дерева и поливал огнем убежище Ромки, но ни сдвинуться с места, ни достать "четвертого" не мог. "А Ромка удобную позицию для себя отхватил", - отметил Бен, крутя головой по сторонам. - "С нее и "первого" можно достать, и "пятого", а вот с моей "пятого" даже не видно." Сам он приткнулся за кучей автомобильных покрышек и теперь лихорадочно соображал - куда ему-то теперь бежать?

- Шестой прошел нормально, прикрывай второго.

"Второй" засел в разрушенной кирпичной будке. Выныривал из-за обломков стены, выпускал очередь и тут же нырял обратно. И попробуй-ка его оттуда выковыряй. Тут уж вопрос, у кого раньше кончатся терпение или заряды… Однако "первый" улучил момент, пока Ромка менял контейнер с шариками и сменил позицию - перебежал за штабель из бревен. Теперь "второй" был у него как на ладони.

- Пятый, продолжай огонь, твоему партнеру не дают пошевелиться, - зарокотал голос инструктора.

По ромкиному убежищу прощелкала еще одна очередь шариков, на этот раз сбоку.

- Шестой, где прикрытие? Не вижу огня! - подстегнул инструктор.

Бен выглянул из-за кучи покрышек, рискуя, что сейчас кто-нибудь влепит с десяток шариков прямо ему в лицо. Но ему повезло - он сразу заметил "пятого", который, маскируясь за штабелем бревен, поливал из автомата убежище Ромки. Ёлы-палы, "снимет" его, чего доброго… Бен вскинул автомат и всадил в "пятого" полконтейнера. Не попал ни разу - "пятый" мгновенно оценил степень опасности и, ловко извернувшись, свалился за нижнее толстое бревно.

- Шестой, куда лезешь?! Беня, мать твою, куда прешь? - рявкнул в мегафон инструктор.

Увлекшийся Бен полез выковыривать "пятого" из убежища. И естественно, получил очередь прямо в упор. И краем глаза заметил, что Ромка не упустил возможности поменять позицию - шустро шмыгнул к глубокой воронке с обрывистыми краями.

- Шестой убит, - объявил инструктор с явным раздражением. - Выходи с полигона.

Пристыженный Бен поплелся к границе тренировочной площадки. Бросил пейнтбольный ствол на скамейку, а сам присел на корточки рядом - сидеть на промерзшем дереве не тянуло. Там уже топтался "убитый" Ромкой третий, вскоре к ним присоединился и второй. Потом первый. А боевые действия на полигоне все еще продолжались. У Бена уже начала подмерзать взмокшая спина, когда наконец пятый срезал очередью последнего противника. Ромка продул ему, но, в общем-то, продержался практически дольше всех.

- Все свободны! - объявил инструктор. - Фадеев, подойди ко мне. Беневицкий - подожди, я позову.

- Видал, что твой пацан творит?! - возмущенно бросил Роману инструктор, едва тот поднялся в будку. - Ты заметил, что он делает? Тебя прикрывает, а на других наплевать! На второго положил с прибором, был бы еще кто в команде - и на него бы тоже…

- Сергеич, ты не кипятись, - примирительным тоном попросил Роман. - Честно говоря, я сам вам немного спутал карты. Команды уже сработались, а я влез…

- Рома, вот не надо, пожалуйста! Ты - профи, ты вон до конца продержался, и - я уверен - проиграл Володьке только потому, что еще в форму не вошел. И чего ты выгораживаешь своего олуха?!

- Сергеич, ну, ты успокойся… Это же хорошо, что он хотя бы меня прикрывает! Хуже было бы, если бы вообще только о своей шкуре заботился… А разбор полетов ты ему не устраивай. Я сам устрою. Я сам разберусь, почему он не счел нужным прикрывать "второго"…

"Не хватало, чтоб еще и с Сергеичем какая-нибудь напасть приключилась. Нет, пусть уж лучше он Бена не задевает… И так в какой-то мере рискует, когда орет на него на тренировках!" Роман, не тратя времени на очередные препирательства, начал спускаться по лестнице вниз, туда, где ожидал разноса пристыженный Бен.

- Ну, и как ты это объяснишь? - Роман не стал пояснять, что именно. И так понятно. Бен потупился еще больше:

- Да че-то я лажанулся, Ром… Увлекся…

- Чем увлекся?! - с удивлением переспросил тот.

Бен отвернулся и пнул ногой смерзшийся ком снега, скатившийся с бруствера на расчищенную тропинку.

- Да понимаешь, я попытался представить, что мы на самом деле уже в Зоне, - неохотно выдавил парень. - Ну, чтоб бой казался реальней, и чтоб действовать как в реальном… И увлекся. Переклинило меня. Я же "второго" совсем не знаю, ну, и довоображался, что он не в нашей команде, а совсем чужой. Так, сбоку припека… Ну, и забыл, что его тоже надо прикрывать…

Роман, не выдержав, прыснул.

- Всыпать бы тебе нарядов десять за такой подход, да тут нарядов не предусмотрено…

* * *