"А через каких-то полгода над миром настанет апрель; холодные реки, проснувшись, покинут свои берега, и новый вожак будет чуточку грустно глядеть в колыбель…" - раздавался из плеера девичий голос под резкий гитарный бой.

Апрель истекал дождями и хлюпал грязью; полигон, и так не успевший просохнуть после снеготаяния, совсем превратился в болото. Правда, Большой Начальственный Смотр достижений Бена из-за этого все-таки не отложили. Шепелев сотоварищи поднимутся в будку инструктора, и оттуда будут наблюдать за действом на тактическом полигоне. Со стрельбой в тире еще проще; но отследить прохождение главной "полосы препятствий" им в полном объеме не удастся. Только на мониторе спешно установленных камер слежения, а они дают фрагментарную картинку. Ну да ладно - проверку этой части подготовки отдали на откуп инструктору, полагаясь на его компетентность. А вот беготню на полигоне хотят-с видеть самолично.

Надо сказать, до сих пор Бена не мурыжили ползанием по грязи. Когда началась слякоть, основные тренировки сосредоточили в здании - какая-никакая, а крыша над головой. Да, беспокоились о том, чтоб он не простудился - но вовсе не из гуманных соображений. Его берегли, как дорогостоящее оборудование. А вдруг, промокнув, Бен вместо банального насморка заполучит ангину или бронхит? Да с осложнениями?! Это сколько же придется его лечить и потом восстанавливать?! Проще уж не гонять под дождем… Но сегодня все-таки предстоит капитально изваляться.

Бен натянул непромокаемый - конечно, относительно непромокаемый - костюм, застегнул "молнию", подтянул хлястики. Нагнулся за ботинками.

Его здесь не заставляли носить форму - сначала он ходил на тренировки в привычной одежде, но вскоре попросил форменный комплект сам - джинсы, свитер и старая зимняя куртка очень быстро начали превращаться в лохмотья. Но старые и притертые туристические ботинки Бен все-таки оставил свои; однако ничто не вечно под луной. К весне и они измочалились. Теперь надо ехать покупать новые, да начинать их разнашивать - до похода остается три-четыре недели, как раз за это время ботинки разомнутся по ноге. Надо только у Ромки спросить, что лучше покупать: навороченные туристические, или обычные армейские берцы? Он наверняка лучше знает, какая обувь окажется в Зоне наиболее практичной.

Ну, вроде готов…Бен бросил быстрый взгляд в зеркало, оценивая - насколько бравый получается вид. Вспомнил, как совсем недавно, во время бритья, стоя в умывальной в одних трико и без майки, заметил - насколько рельефно прорисовались под кожей мускулы. Вспомнил, как в последнее время Светка начинала жалобно пищать, стоило ему стиснуть ее в объятиях. Значительные нагрузки давали результат; просто изменения накапливались очень медленно и постепенно, и оттого были незаметны глазу. Тогда тенью пронеслась мысль - неужели он все-таки стал тем, кем мечтал в детстве; ну, или хотя бы немножечко приблизился к этому? И Бен улыбнулся этой мысли. Наверное, да, раз она посетила его впервые за пять месяцев, минувшие с середины прошлого ноября.

"Плюя на запреты, волчата уходят тропою волков…"

Конечно, Ромка все равно круче. Да чего сравнивать - он уже десять лет этим занимается. Даже двенадцать, если считать вместе с армией. Бен рядом с ним - щенок лопоухий. Однако ж клыки уже немного окрепли…

"…Ведь волчьи тропы по-волчьи же мастерски путают след, один раз наступишь - и в жилах заплещется хищная кровь…"

- Ну и пусть, - шепотом сказал Бен и нажал на кнопку "Стоп". Плеер умолк.

Пора идти. Сегодня главное - не ударить в грязь лицом. Причем в прямом смысле слова.

Вместе с Шепелевым прибыли Вячеслав Андреевич и еще какой-то незнакомый Роману тип, жилистый дядька средних лет с сильной проседью в темных волосах. "Это г-н Завьялов, ваш технический консультант", - представил седого Гордимыч. - "В ближайшее время он начнет с вами занятия по использованию приборов, по видам аномалий, и все такое."

В тире Роман принес им две подзорные трубы, третью взял себе. Впрочем, Завьялову не очень-то важны были стрелковые достижения Бена; он всем видом показывал, что считает эту часть подготовки третьестепенной. Наверняка по его мнению, если посланцев обвешать приборами, а предварительно заставить вызубрить несколько томов описания разнообразных видов аномалий, то они пройдут по Зоне, как по пешеходной части Старого города. "Да-а, - подумал Роман, - один из тех фанатиков своей науки, которые считают, что ничего важнее на свете нет. И чего он только сюда приперся?"

Бен старался. Стрельба из автомата и пистолета, по статичной мишени и по движущейся… Роману было видно только его напряженную спину да угловатые силуэты мишеней, из которых летели вырванные пулями клочки картона. Он то приникал глазом к окуляру, машинально подсчитывая в уме выбитые очки, то отрывался от трубы и переводил взгляд на спину Бена. Только бы не налажал от волнения… На тренировках у него уже хорошо получалось…

Сквозь грохот выстрелов он не услышал одышливое сопение позади и далеко не сразу заметил, что подошел кто-то еще. Роман обернулся и с немалым удивлением увидел Марину Николаевну.

- Здравствуй, Рома, - приветливо улыбнулась она, хотя слова потонули в грохоте.

Роман кивнул в ответ, с некоторым усилием удерживая на лице равнодушное выражение, хотя в душе заметалось беспокойство.

Он всегда терпеть не мог, когда подкрадывались сзади. А если это делала Марина Николаевна - то тем более. Но теперь это стало раздражать вдвойне. Потому что раньше его душа была пуста и распахнута напоказ - смотрите, у меня нет ничего, кроме служебных интересов - ни друзей, ни любимых женщин, короче - ни одной привязанности, за которую можно было бы зацепить. А теперь появился уголок, который Роман предпочел бы запереть на ключ от цепких взглядов коллег.

Ровное расположение духа, в которое он вернул себя усилием воли, обмануть Марину не могло. Кроме того, она уже некоторое время провела незамеченной позади Романа, и, несмотря на мешающий жуткий шум, успела уловить его эмоции. Его естественные эмоции, не загнанные в рамки. А несколькими секундами позже его беспокойство дало Марине немало новой интересной информации к размышлению. Она постояла рядом еще минут пять, с любопытством прислушиваясь к колебаниям эмоционального фона Ромки и посмеиваясь про себя. А потом неторопливо отплыла к Шепелеву и компании.

Бен тем временем закончил стрельбу. Положил автомат и с покорным видом ждал оценки высочайшей комиссии.

- Не супер-пупер, но неплохо, - снисходительно изрек Вячеслав. - На твердую четверку. - и тут же вылил ушат холодной воды: - Но до пятерки тебе, как до Китая ползком…

- Ну что, идемте на полигон? - поторопил всех Шепелев. - Там все готово?

- Да, бойцы ждут, - ответил Роман.

В будке инструктора места было мало - только-только двоим поместиться. Однако туда, помимо него, втиснулись, как сельди в бочку, Гордимыч с Вячеславом. Шеф службы безопасности мог оценить происходящее с профессиональной точки зрения, а Шепелев просто считал необходимым увидеть все самолично с наилучшего места для обзора. Марине Николаевне там втискиваться было уже некуда, да и не стала бы она карабкаться в этот скворечник, честно говоря. Какой смысл наблюдать за беготней мальчишек среди завалов хлама? Их эмоций так далеко все равно не ощутишь. Ромка бегает там же вместе с Беном, демонстрируют слаженную команду.

Марина Николаевна с недовольным видом оглядела перемазанные грязью сапожки. Вообще-то уже можно было бы отчитаться Гордимычу, но лучше не торопиться. Впереди - беготня по недостроенному дому, Бен пойдет туда один (о программе показательных выступлений Марине сообщили заранее), тогда-то еще разок прозондируем Рому и уже после этого пойдем удивлять начальство.

Она пристроилась к Шепелеву сбоку, когда комиссия, утомленная и проголодавшаяся, направлялась к столовой.

- Игорь Владимирович, давайте-ка немножко помедленней пойдем, нам ведь торопиться некуда?

- Хотите рассказать что-то интересное? - понял Шепелев.

- Да, - Марина не скрывала усмешки. - Ромка привязался к этому парню. Считает его единственным человеком, от которого можно не ожидать подлости, и к которому не страшно повернуться спиной. Ну еще бы, Вадим - он ведь как щенок, снизу вверх в глаза заглядывает и хвостом вертит; эта его искренность рано или поздно кого угодно подкупит.

- Ну, далеко не кого угодно…

- Насчет Ромки я и сама удивилась! Я же помню, какой он был - вобла замороженная. Никогда, ни с кем - никакой дружбы; девку трахнет раз-другой, и - гуляй, красавица! Карелину, - ну, Спичку нашу! - вообще за резиновую куклу считал. А тут у него девчонка появилась, с которой он четвертый месяц общается, и до сих пор еще не послал ее лесом…

- Да, я знаю, - перебил Шепелев. - Оттаял, значит…

- Оттаял, - согласно кивнула Марина. - Я об этом и говорю. И гасить источник тепла он не станет. Теперь уже не станет. - Марина с нажимом подчеркнула последнюю фразу.

- Вы уверены?

- Абсолютно! Игорь Владимирович, если бы могли почувствовать то же, что и я, вы бы не сомневались.

- Если бы я это мог, сами понимаете - ваши услуги не потребовались бы…

- И тем не менее вам придется принять к сведению этот факт.

- Да-да, Марина Николаевна, я учту. Спасибо вам большое…

Сложившаяся ситуация Шепелева весьма озадачила. "Как говорит нынешняя молодежь, "загрузила", - грустно усмехнулся он, доставая из сейфа в своем кабинете несколько личных дел оперативных сотрудников.

Необходимость подобрать подходящего спутника для Фадеева и Беневицкого - а то и двух, помимо проводника - назревала уже давно. Ключевую фигуру операции нужно довести до места в целости и сохранности; для этого и трех сопровождающих бойцов может оказаться маловато. Но привлекать внимание слишком большой командой - тоже не стоит. Рациональнее всего, кроме проводника, подобрать еще одного бойца. Шепелев долго тянул с этим делом. Потому что критерии выбора главным образом зависели от того, кому он решит поручить завершающий этап задания. Но если раньше интуиция всего лишь подсказывала Игорю Владимировичу, что доверять Роману этот этап почему-то не стоит, то теперь выводы Марины внесли ясность. Теперь Шепелев совершенно четко представлял, каким параметрам должен отвечать третий боец.

А все дело было в том, что не так давно Игорь Владимирович получил от одного старого знакомого интересное, хотя и рискованное предложение…

…Результатами испытаний начальство осталось вполне довольно. Даже похвалило. Правда, с оговорками - мол, почивать на лаврах еще рано, и за оставшееся время надо поднапрячься. Дескать, сама природа дает отсрочку - окрестности Зоны тоже тонут в грязи; все сталкеры выползли за периметр и сидят по окрестным поселкам; ни один проводник сейчас ни за какие деньги в Зону не сунется, да и правильно. И вам, ребята, незачем понапрасну рисковать.

("А то утонет в болоте самый ценный ваш инструмент", - ехидно добавил про себя Бен.)

На время дождливой погоды ежедневные пробежка с зарядкой переместились в спортзал, а полигонные занятия заменили на теорию. За Бена и Рому взялся "технический консультант" Завьялов. Устройство приборов и обращение с ними, виды аномалий и способы их определения… Натаскивали в основном Бена, хотя Ромка тоже далеко не со всеми выкрутасами природы успел ознакомиться во время прошлогоднего краткого похода в Зону. Да еще много чего нового появилось там со времени прошлой осени.

Несмотря на спокойный ромкин нрав, необходимость забивать голову малопригодной информацией его очень раздражала. Зубрежка отнимала много времени, которого и так не хватало на тренировки, а толку-то от нее?! Роман готов был поспорить, что господин преподаватель не ступал в Зону дальше периметра, или, на крайний случай, дальше хорошо охраняемого научного лагеря. Иначе он не полагался бы с такой непреклонной уверенностью на электронику. Сначала Роман пытался дополнять лекции комментариями, почерпнутыми из своего опыта, но Завьялов настолько непреклонно пресекал эти его попытки, что Ромка вскоре махнул рукой на бесполезную трату нервов. "Ничего, пусть себе языком молотит - ему за это деньги платят", - решил Роман. - "А Бену я уже на месте и на наглядных примерах объясню, что и как. И даже еще по дороге расскажу." Честно говоря, Ромке не терпелось увидеть на деле - справиться ли Бен с распознаванием аномалий. Только это стало бы веским основанием для благоприятного решения начальства относительно его дальнейшей судьбы…

Единственное, что полезного было для Бена в лекциях Завьялова - это изучение поэтажных планов СКБ, расположения помещений и лабораторного оборудования. В том числе той самой пресловутой установки. Роман-то слышал все это еще перед прошлым походом; Завьялов теперь повторял специально для новичка.

- …Все источники питания там вырубились давным-давно. Здание "Вымпела" было обесточено сразу после пробуждения Зоны; соответственно, отключились защитные экраны, не позволявшие излучению распространяться далее стен лаборатории. Мощности резервного генератора, расположенного на третьем подземном этаже, для поддержки экранов не хватило. Да он и не был на это рассчитан, он предназначался только для систем жизнеобеспечения - вентиляция, свет, лифт, управление дверями…

Бен задумался, в пол-уха слушая преподавателя. Какая-то мысль скреблась в голове, как мышь в углу…

- А за счет чего же тогда продолжает работать излучатель?! Если мощности резервного генератора в принципе не могло на это хватить?! - спросил он, внезапно встрепенувшись.

Завьялов, которого вопрос Бена прервал на полуслове, скорчил недовольную мину.

- А вот этого, молодой человек, никто не знает, и никто до сих пор не смог объяснить. Загадка Зоны! - он даже развел руками. - Не должно работать, но работает. Непонятно откуда черпает энергию - но работает! Кстати, мы понятия не имеем, в каком состоянии сейчас двери в лабораторные помещения, заблокированы они или открыты! По логике вещей, должны быть открыты, потому что они удерживались в положении "закрыто" электромагнитами, а раз нет тока, то, соответственно, не на чем работать магнитным замкам… Хотя, мы даже не знаем, а поступает ли откуда-то в здание "Вымпела" электрический ток… Если механизм излучателя продолжает фонить на всю округу за счет не пойми какой энергии, то почему не может точно таким же аномальным способом продолжать крутиться и генератор?

Завьялова потянуло на рассуждения. А у Бена была своя версия, которой он предпочел не делиться с зацикленным на точных расчетах и непреклонных формулах техническим специалистом. Чтобы не вызывать лишних насмешек.

После занятия, когда Завьялов собрал свои распечатки и вышел из кабинета, Ромка слегка пихнул Бена кулаком в бок.

- Ну, а ты что скажешь?!

- В смысле?!

- У тебя лицо такое было, как будто ты очень хочешь что-то сказать, но не решаешься.

- Да понимаешь, Ром… Он бы все равно не понял, только хихикать начал…

- Не жмись, выкладывай давай.

Бен помедлил, тщательно подбирая слова:

- Вся эта ситуация, которая вокруг "Вымпела" сложилась - и излучатель этот, от которого все свихиваются, и двери… Если они там открытые - значит, внутри монстров полно… Ну, все прямо одно к одному! Как будто Зона создает всевозможные трудности, чтоб туда люди не проникли, в лаборатории эти… Ром, вот ты веришь в слова Шепелева, чем там занимались?! Якобы способы восстановления органов, лекарства…

- Вообще-то не наше дело - об этом задумываться. Наше дело - пройти и достать.

- Ром, да я не об этом! Ты, наверное, подумал, что я сейчас мораль читать начну, и еще чего доброго, предложу от задания отказаться, чтоб мир спасти… Ни фига! Я просто подумал - наверняка там было что-то очень нехорошее, или там нос сунули туда, куда людям не следует… А Зона… Она сильнее нас. Как бы мы ни рыпались, но если она не захочет отдавать то, что осталось в этом "Вымпеле" - то и не отдаст.

Ромка со свистом втянул воздух. Кого другого он, пожалуй, так отбрил бы за пораженческие настроения! Но ведь это был не кто-то, а Бен. И потому он сказал:

- А может, тебя-то Зона как раз и пропустит! Спокойненько так… Ты же у нас особенный, "дитя индиго"! Может, ты вообще договоришься с этой капризной особой, и пройдешь, как по маслу! - добавил он с добродушной улыбкой.

- Ага, по маслу, как Берлиоз перед трамваем!

Шепелев свое обещание сдержал. Вскоре после смотра он вызвал Бена в офис, а уже там вместе с ним уселся в машину и куда-то повез. Бен настороженно крутил головой - они въехали в спальный район панельных многоэтажек, на торце крайнего дома у дороги красовалась выложенная цветной плиткой дата застройки - двадцать лет назад… Дома были ему ровесниками. Бен уже начал догадываться, ради чего его сюда привезли, и сердце радостно вздрогнуло. А когда Шепелев отпер и распахнул дверь, оно уже сладко защемило… Бен вошел в гулкую пустую квартиру. Облупившиеся рамы, исцарапанный линолеум, перекошенная фанерная дверца кладовки в коридоре, кран в потеках ржавчины, следы тараканов на кухонных стенах… И все равно это были райские хоромы - целых восемнадцать квадратов и окно на запад…

- Ну как, устроит? - с улыбкой спросил Шепелев.

- Еще бы… Конечно! - выдохнул Бен. - Спасибо…

- Спасибо скажешь, когда вернешься и на новоселье позовешь, - снова улыбнулся благодетель. - Значит, оформляем документы. Я тебе позвоню, когда все будет готово. Чтобы ты не терял времени… Для тебя сейчас самое главное - тренировки.

Бен в глубине души понимал, что куратор проекта расчетливо, в самый нужный момент - ни раньше, ни позже, - помахал перед его носом желанной приманкой. Ведь не стал же показывать квартиру пару месяцев назад, например… А теперь, когда им вот-вот дадут сигнал к отправке - решил, что дополнительный стимул будет в самый раз. Вовремя.

Документы оформили быстро - Бен, сидя в кабинете нотариуса, а после - в Регистрационной палате и расписываясь в бумагах, даже не успел осознать ответственности и значимости момента. Его буквально вытащили с тактического полигона; спасибо, хоть переодеться время дали. Он ловил себя на мысли, что вместо радости ощущает невнятную тревогу - нехорошее предчувствие ныло, как больной зуб. Он пытался вчитаться в строчки на документах и понимал, что ничего не понимает; с трудом сконцентрировал внимание и сверил, правильно ли вбиты его паспортные данные. А, да ладно, в конце концов, не подсунут же они ему подписывать себе приговор или отказ от имущества в пользу соседки бабы Дуси! Расписываясь на бумагах, Бен уже решил, что он обязательно кое-что сделает. Но не сейчас. Чуть позже, через несколько дней. Для этого ему еще придется напрячь память и пошарить в интернете…

* * *