Тишина и темнота подземелья давили на голову, словно вязкий черный кисель.

Пыльные столбы света галогеновых фонарей выхватывали из темноты две фигуры - одну долговязую и худощавую, другую среднего роста и средней же комплекции. Длинный с видеокамерой в руках бродил вокруг заросшего плесенью лабораторного оборудования и проржавелых штативов, его спутник направлял на объект съемки два мощных фонаря.

- Паш, с этой стороны посвети! Немного левее поверни фонарь… Да, вот так и держи. Теперь я перемещаюсь влево, веди свет следом за мной. Еще, еще, не отставай… - длинный, глядя в видоискатель, медленно вел камерой вокруг разбитого резервуара, в котором виднелись останки уродливого человекообразного скелета. - Все, заснял.

Он прокрутил запись обратно, отсмотрел фрагмент.

- Супер! Не уродец, а конфетка, - с чрезвычайно довольным видом сказал он. - Редактор обрыдается… А про зрителей я уж вообще молчу!

Но его спутник, похоже, восторгов не разделял.

- Редактор? Да какой редактор отважится это в эфир пустить? Зря мы тут время тратим…

Павел бурчал себе под нос, монотонно и привычно, выражая недовольство уже далеко не в первый раз. Хотя прекрасно знал с самого начала, зачем они сюда идут; но всю дорогу не переставал тихо возмущаться намерениями своего спутника.

- Из хабара ничего ценного не нашли, а вот это, - он опять кивнул подбородком на резервуар со скелетом, - никто у тебя не купит. Потому что понимают - гэбня за такое дело и передачу прикроет, и директору канала вставит фитиля по первое число…

- Ой, ладно, не бурчи! - поморщился длинный.

- Вашим киношникам не проще было бы эту секретную лабораторию у себя в студии построить, а страшные тайны из пальца высосать?! Оно ведь и проще, и безопасней! Ерундой ты, Геныч, занимаешься…

- Кащей, будь добр - заткнись, а?! Достал уже! - не вытерпел длинный Генка. - Тебе вообще какое дело - купят, не купят?.. Твое дело - меня сюда привести, и обратно вывести! А если ходка не по душе, лучше бы сразу отказался, чем всю дорогу мозги компостировать! Нашел бы я и так, с кем пойти…

Тут Генка, честно признаться, кривил душой. Вряд ли кто-то, кроме Паши Кащея, сумел бы провести его в это труднодоступное место, да и вообще согласился бы сюда идти. Павел по праву слыл одним из лучших проводников Зоны, если бы не один колоссальный минус, сводящий на нет почти все плюсы…

Кащей отличался на редкость неуживчивым нравом, и обожал разливать вокруг себя желчь по любому поводу и без повода. Умением стойко переносить трудности природа его не наградила; и когда рядом появлялся спутник и невольный слушатель - Паша беспрерывно бурчал и жаловался. Благо, жаловаться было на что - от натертой пятки до неподходящей погоды. Кащея многие охотно нанимали как проводника, но уже дай бог к середине пути не могли дождаться, когда ходка закончится. Достать своим ворчанием он мог даже египетскую мумию. Потому-то рядом с ним никто подолгу не задерживался; даже Генке, несмотря на его природную общительность и умение находить подход к людям, было очень сложно терпеть рядом с собой этого типа.

С одной стороны, Генка мог понять пашкино недовольство - нынешний поход выдался трудным. Подземелье кишело уродливыми тварями, половину боезапаса уже расстреляли, выковыривая их из закоулков - а впереди еще обратная дорога. И никаких ценных артефактов не нашлось. Так себе, мелочь. Овчинка, не стоящая выделки. С другой стороны, еще не все закоулки осмотрели… За надежно заблокированную снаружи дверь, например, пока не стали лезть. Мало ли что там, за ней? И без того нервы гудели от напряжения после зачистки нескольких коридоров. Пока решили заняться тем, за чем собственно Генка сюда и пришел. Благо, подходящих для съемки "объектов" и в этих отделениях лаборатории было предостаточно.

Паша с двумя мощными фонарями в руках изображал из себя стойку с софитами, а Генка командовал, куда светить. И мысленно продолжал спорить со спутником. Вот разозлил, черт его побери!

Разумеется, Генка понимал, что снимает это видео не для развлечения скучающих обывателей. Не вчера детский сад окончил! Разумеется, он понимал, что для всякого там "Очевидного-маловероятного" проще и дешевле было бы все эти подземелья нарисовать на компе. А выдумывать тайны пострашнее лучше всего, сидя в студии с пивом - эх, и "мозговой штурм" тогда начинается! Безумные идеи вперемежку с приколами и хохотом сыплются со всех сторон - только успевай записывать! А самым страшным из всех монстров может оказаться только сонный вспугнутый охранник, прибежавший на шум из своей каптерки.

Но у Генки был заказ именно на реальное видео из реальных мест. И заказ отнюдь не от руководства телеканала.

…Свою профессию Геннадий Валохин искренне любил. Несмотря на немалую грязь, которой замазана репутация "второй древнейшей". И он был вполне доволен жизнью, что по нынешним временам довольно редкое явление - много ли вы припомните людей, которые получают деньги за то, чем им нравится заниматься? Главной и кипучей его страстью было везде совать свой любопытный нос в поисках чего-нибудь интересненького.

Его неуемный авантюризм, от которого в детские и школьные Генкины лета стоном стонали родители и учителя, наконец-то нашел точку выхода. Валохин вовремя - еще старшеклассником - понял, что интересное занятие может, ко всему прочему, еще и кормить его; и двинулся по журналистской стезе.

Вскоре после того, как сформировалась Зона, и оттуда поползли первые робкие слухи, Валохин вместе с прочими коллегами немало отирался вдоль периметра; но выцеживать из недомолвок военных крохи информации было занятием пустым и малоприбыльным. Все они упорно твердили одно и то же - разрешенное, дозволенное и одобренное. А Генка не верил, что на самом деле за периметром все обстоит так, как долдонят погонники "по связям с общественностью". Там обязательно есть что-то невиданное и неслыханное. Ну не может не быть! Его Офигенная Сенсация наверняка ждет его там, внутри…

Значит, надо идти внутрь.

Разумеется, Валохин даже и не пытался выпросить официальную оплаченную командировку. Такая командировка - буде ее дадут - предполагала, что репортер будет ходить по Зоне в сопровождении пятерки солдат и офицера госбеза, и снимать только то, на что укажет палец блюстителя безопасности. А каждое слово в статье или репортаже будет десять раз проверено на предмет неразглашения какой-нибудь тайны. Все это Генку совершенно не устраивало. Это откуда же, спрашивается, взять сенсацию при таком тотальном контроле?! И потому он даже и не просил никого об официальной командировке. Да ни один редактор и не взвалил бы на себя подобную ответственность. Значит, надо прикинуться кандидатом в сталкеры и искать проводника. Но этот барьер с наскока не возьмешь, потребуется определенная подготовка. Во-первых, деньги. Во-вторых, амуниция. В-третьих, в районе военной базы его теперь знают, лицо уже примелькалось, и значит - подходить к периметру надо совсем с другой стороны.

И Генка уехал домой. Временно. Собирать средства и готовиться.

Разумеется, он не звонил и не трещал о своих намерениях на каждом углу - дело-то подсудное… Но нескольких знакомых волей-неволей оказались в курсе. Генке нужно было раздобыть необходимое снаряжение. Бронежилет купить в нынешние времена - не проблема, но хорошие защитные костюмы и фильтрующие маски не лежат на прилавке рядом с камуфляжем и ботинками. Да еще наверняка приобретение подобных вещей взято на контроль - ради отлова будущих сталкеров задолго до того, как они подойдут к периметру. А ведь надо, чтоб все было настоящее, качественное, чтоб не всучили бесполезную подделку, которая разве что от комаров на рыбалке сможет защитить. Разумеется, все это можно было бы купить возле периметра, но там оно наверняка стоит бешеных денег. И так придется оружие на месте доставать; Генка не рискнул бы тащить его с собой через границу и ставить под угрозу срыва всю затею. А комбез с противогазом - даже и не криминал вовсе; подумаешь, едет спекулянт на сталкерах поживиться! Потому и пришлось поднимать кое-какие связи и обращаться к знакомым.

А то, что знают двое, знает и свинья. Генка лишний раз убедился в справедливости этой поговорки, когда ему на мобильный позвонил некий незнакомец, представившийся Александром, и непреклонным тоном предложил встретиться и обсудить одно важное дело.

Признаться, в первый момент сердце у Генки дрогнуло и неприятно заныло - ну все, покатилась затея коту под хвост… А во второй момент он сообразил, что хоронить затею, пожалуй, рановато. Кто его знает, этого Александра - может, хочет заказать что-нибудь из Зоны для себя лично? А что номер генкиного мобильника узнал - так сейчас только самый ленивый или безграмотный не залезет в телефонную базу на диске, купленном из-под полы у пацанов на книжном рынке. Ладно, встретимся - увидим…

В оговоренном кафе незнакомец подсел к Геннадию сам - мужик лет сорока-сорока пяти, с немного грузноватой фигурой и холеной физиономией. Генка, пожалуй, принял бы его или за средней руки начальника из какого-нибудь учреждения, или за владельца фирмешки в два десятка сотрудников.

Александр - а никак иначе он не представился, не назвал ни фамилию, ни кем он является, - повел разговор прямо, вокруг да около ходить не стал. Разве что не называл вещи своими именами слишком громко, ради пущей предосторожности. Да, ему стало известно, куда собирается Геннадий. Нет, не стоит отпираться, это бесполезно. Да, не в его интересах доносить на Геннадия в соответствующие органы - в его интересах кое-что получить оттуда… Ну, "оттуда"! Да, он может предложить выгодный заказ…

Генка улыбнулся:

- "Золотую рыбку"? "Звездочку"? "Лунный свет"? Или, может, "Цветок"? Вот "Искру жизни" не обещаю, сразу говорю. Во-первых, шанс найти ее - мизерный, а я не берусь за практически невыполнимую работу. Во-вторых, по слухам, эта штука теряет силу вне… э-э… вне месторождения. Буквально в паре десятков километров оттуда она уже бесполезна. Использовать ее надо только внутри…

- Я знаю, - перебил Александр. - Если бы мне понадобилось что-то из перечисленного, я обратился бы не к вам. В окрестностях того района полно народу, которые вынужденно кормятся подобными заказами. Они могут куда угодно пройти, что угодно оттуда принести… Но вряд ли они смогут сделать качественную фото- и видеосъемку.

Александр сделал многозначительную паузу и глядел на Генку, чуть наклонив голову.

"Ага, значит, уже знает, что я учился еще и этому делу, что я умею обращаться с аппаратурой и на выездных репортажах спокойно могу обойтись без оператора."

- Бесполезно поручать эту работу какому-нибудь бывшему спецназовцу. Да, он способен голыми руками заломать кровососа, но видео он мне принесет такого качества, что его не возьмут даже для показа в передаче "Сам себе режиссер". А я собираюсь показывать это видео отнюдь не там… Мне нужно изображение максимально возможного качества - такое, чтоб ни одна экспертиза не усомнилась в его подлинности. Четкое, разборчивое, с хорошо освещенными объектами, потому что снимать придется - с вероятностью в девяносто девять процентов - в полной темноте. А чтоб такое видео сделать, надо быть профессионалом совсем в другой области, нежели стрельба изо всех видов оружия…

- А если меня там заломают кровососы или пристрелят военные? - скептически заметил Генка. - Или вы приставите ко мне пару-тройку бывших спецназовцев, чтоб ваш заказ в итоге благополучно до вас добрался?

- Не скромничайте, Геннадий, - качнул головой собеседник. - Я про ваши подвиги наслышан. Криминальная хроника, командировки в "горячие точки"… Срочная служба на Кавказе, в конце концов!

-Да, было дело, - невесело хмыкнул Генка. - По молодости, по глупости вылетел аж с первого курса, да загремел прямиком по лермонтовским местам, с калашом в обнимку…

- Поэтому вас и выбрали из прочих кандидатов. Вы в состоянии справится и с одной особенностью задания, и с другой. Обойдемся без отставных спецназовцев - большая толпа привлечет ненужное внимание. Мне это совершенно ни к чему… Я познакомлю вас с проводником, который отведет в нужное место без пересечений с военными, без лишней стрельбы и, насколько это возможно, без излишнего риска. Конечно, полную безопасность и он не в состоянии вам обеспечить, но точно могу гарантировать, что в походе с ним в аномалию вы не влетите. И даже разных хищников, хоть двуногих, хоть четвероногих, встретите на пути по минимуму. Но без моей рекомендации вы вряд ли его найдете, а если и найдете - то он не будет с вами разговаривать. Подумайте, Геннадий… Как я понимаю, вы твердо намереваетесь осуществить свою затею…

- А у вас диктофон в кармане, - заявил Генка, нагло уставившись собеседнику прямо в глаза. - Сейчас я, допустим, соглашусь, вы нажмете на кнопочку, вломятся опера, завернут мне руки за спину и предъявят обвинение. Сколько лет полагается за вынос хабара?! Или хотя бы за согласие на вынос?!

Он ждал реакции собеседника. И все время пытался ухватить за хвост назойливо вертящуюся в голове мыслишку: "Кого же он мне напоминает? Актер такой был… Давно… Фамилию уже не вспомню, черт побери… Играл бандита - хитрого, смелого и наглого. Которого ловили Глеб Жеглов и Володя Шарапов… Вроде по фильму у того бандита была кличка - Фокс. То ли кличка, то ли фамилия… А фамилию актера теперь уже не вспомню. Похож на него этот тип, очень похож. Интересно, а того бандита из фильма не Александром ли звали?"

- Зря вы так, - сухо бросил Александр. - Какой мне резон тратить свое время на мелкую провокацию? У нас вами - одна точка приложения наших интересов, и я предлагаю вам взаимовыгодное сотрудничество. Вы ведь все равно полезете туда. И, возможно, даже накопаете там сенсаций… Но подумайте - кто их у вас купит?! Ни один директор ни одного телеканала не захочет вылететь из своего кресла за демонстрацию засекреченной информации. Постращать обывателей можно и чем-нибудь другим - безопасным, дозволенным… Значит, все ваши усилия и немалый риск пойдут прахом.

Генка невольно поморщился. Александр бил в самые уязвимые места его планов.

- А строчить очерки из жизни сталкеров для какого-нибудь журнала - дело не ахти какое прибыльное. И сенсацию на этом поприще точно не откопаешь, - продолжал Александр, спокойно отхлебывая кофе. - Их жизнь - обычная повседневная рутина, грязная и тяжелая. Но ведь вы, Геннадий, хотите сенсацию…

- И вы знаете, я вас понимаю, - собеседник откинулся на спинку стула. - Как это ужасно скучно - сидеть в каком-нибудь Нижне-Захолустьинске и вымучивать статьи для тамошней "Вечорки" о свалке мусора на набережной… Но я могу вам помочь. Я готов купить добытые вами материалы и помочь с публикацией. Разумеется, не всех материалов - обнародовать самые засекреченные не в моих силах. Кое-что можно будет показать не у нас, а за рубежом - разумеется, без упоминания вашего имени, я не хочу устраивать вам неприятности. Такой - безымянный - вариант вас устроит? Да, славу на этом пути зарабатывать крайне опасно… Но в любом случае деньги за добытую информацию вы получите; а это, согласитесь, уже немало. В противном случае вам пришлось бы рисковать с крайне сомнительными перспективами не получить взамен потраченных усилий ни денег, ни известности… Но с одним условием - вы присылаете мне видеозаписи конкретных объектов из конкретных мест.

Генка взъерошил пятерней длинные вьющиеся пряди. Въевшаяся до глубины души привычка; он всегда так делал во время раздумий. А волос-то жалко, вдруг подумалось ему, столько лет растил. Пойду в Зону - придется остричь, иначе с этой гривой там замучаешься… Александр словно угадал его мысли. Или, может, он был прекрасный физиогномистом, и оттого прочел оттенки раздумий на генкином лице. Так или иначе, но загадочный заказчик, неизвестно какую контору представляющий, полез в бумажник и извлек оттуда визитку. Протянул ее Генке:

- Я вижу, Геннадий, вы решили вопрос в положительную для меня сторону. Вот моя визитка, покажете ее проводнику.

На светло-сером прямоугольнике с замысловатой картинкой-логотипом в левом верхнем углу была всего одна надпись посередине: "Александр Фокс".

Генка молчал, подперев подбородок ладонью. Над стойкой мельтешил рекламой телевизор, за стойкой девушка в белом крахмальном фартучке разливала по чашкам кофе из кофеварочного агрегата…

- Вот фото проводника, - Александр протянул следующий прямоугольник плотной бумаги. - Онищенко Павел Павлович, среди коллег кличка - Кащей.

Мужик на фотографии был совершенно лысый. Не острижен под машинку, как часто делают ходоки в Зону ради удобства, а именно что начисто лишен волос. Нездоровые мешки под глазами, впалые щеки, глубокие носогубные складки, хищно торчащий заостренный нос.

- Фото можете забрать. А вот все подробные координаты, где его найти, и как туда добираться. Завтра идите заказывать билет, а все необходимое снаряжение вам подвезут прямо домой.

- Даже так, - Генка растерянно барабанил пальцами по столешнице.

Похоже, влип… Вопрос - куда?! Даже его неуемное любопытство сейчас забилось трясущимся комочком куда-то вглубь души. Конечно, еще не поздно отказаться… Но до чего же не хочется в Нижне-Захолустьинск!

Господин Фокс, похожий на бизнесмена средней руки, слегка усмехался. Высокомерно, но с ноткой понимания. Всё он понимал… Как будто в душу глядел…

- А там… На месте… Снимать-то где?! И что?! - наконец выговорил Генка.

- "Где" - знает ваш проводник Кащей. А "что" - да все, что там найдете!

Александр заметно оживился.

- Геннадий, у вас ведь есть ноутбук? Обязательно берите его с собой.

Генка фыркнул - еще бы поучил, что надо обязательно взять с собой зубную щетку и запасные носки!

- Отснятые материалы будете сразу же перекачивать на сервер - его адрес вам сообщат по электронной почте, - через спутниковый Интернет, канал вам выделят. Об оплате можете не беспокоиться.

Ого, безлимитный спутниковый канал! Нехило там у господина Фокса решили раскошелиться на экспедицию. Может, обнаглеть и еще денег на расходы попросить?

- Небольшую стартовую сумму вы тоже получите, но остальная оплата будет вам перечисляться по мере поступления от вас материалов. Вы, главное, снимайте!

Вот Генка и снимал. А попутно пудрил Кащею мозги легендой о сенсациях для телепрограмм.

Только, кажется, пудра на Пашкиных мозгах не оседала - тут же осыпалась…

Вообще-то оправдываться перед проводником Генка не считал нужным. Но если ворчун уж слишком донимал его рассуждениями о бессмысленности их занятия, то Генка вновь заводил заигранную пластинку:

- Из всего этого - он обвел рукой вокруг себя, указывая на остатки разбитой аппаратуры, - можно сделать офигенную сенсацию, и я ее сделаю! А если мне за это еще кто-то денежку на счет переведет - то будет вообще здорово! А деньги мне уже переводят, и, между прочим, до сих пор еще ни разу не кинули…

Обычно каждый раз, когда приходилось толкать перед напарником подобную речь, Генка горячился всерьез, совсем не кривя душой. Но сегодня он устал. Банально устал. А впереди еще одна неоткрытая дверь и три необследованных коридора…

- Кащей, ты это… Не заводи больше разговоров на подобную тему, ладно? Давай остановимся на версии, что все эти съемки нужны лично мне для личных амбиций, славы и карьеры. Меньше знаешь - крепче спишь. А сон здесь, в Зоне, и без того слишком беспокойный…

Павел в ответ промолчал, только с непонятным выражением хмыкнул.

"Он так смотрит, как будто знает все лучше меня…" - мелькнула у Генки мысль, от которой неприятно захолодело внутри. - "Как будто понимает, что я вру, да мало того - как будто знает, ради чего мы на самом деле приперлись в это подземелье! Я вот не знаю, а Кащей знает…"

- Ладно, замяли, - натянуто сказал Генка. - Теперь снимаем еще один такой же резервуар вон в том углу. Так, на всякий случай, про запас. Лишним оно не будет… А потом идем в первый от лестницы правый коридор.

Была у Генки мысль, что кому-то понадобились реальные кадры из реальных заброшенных лабораторий в Зоне только в качестве козырной карты - ткнуть ее кому-то в нос. Наверное, этот "кто-то" поверит только настоящим кадрам, и его не обманешь бутафорией, потому-то и решили потратиться и снарядить небольшую экспедицию за материалами. Только Генке было глубоко фиолетово, кто и перед кем будет раскладывать этот пасьянс. Честно говоря, он надеялся поиметь из этой экспедиции свой интерес. Из всего найденного в здешних подземельях вполне можно было сделать сенсацию, если умудриться пропихнуть добытые материалы на обозрение публики. Сложно, но можно. Так что выдуманная для Кащея легенда - даже не стопроцентное вранье…

Первый коридор направо от лестницы был узок и зиял черными прогалами дверей - по обе стороны располагались кабинеты. Низкий потолок гасил звуки, эху тут разгуляться было негде. Еще при входе Генка и Кащей замерли и прислушались - полная, абсолютная тишина. Со всеми полагающимися предосторожностями они двинулись вглубь, проверяя каждое помещение - если тут есть еще какие-то уродцы, кроме выскочивших им под ноги возле лестницы, то они могут сидеть абсолютно тихо. Повадки-то у них звериные… Но нет, никаких опасных сюрпризов в этом отделении не обнаружилось. Да и ничего интересного для съемок - тоже. Обычные кабинеты со столами и шкафами. Мертвые компьютеры. Кое-где - вываленные на пол распечатки, изодранные и угвазданные лапами монстров лабораторные журналы. Толстые скоросшиватели, набитые бумагами - видимо, "при жизни" здесь далеко не все архивные материалы доверяли электронике. Генка на всякий случай снял панорамы двух кабинетов, но уж в этом-то точно ничего интересного не было, а копаться в бумагах - никаких батарей в фонарях не хватит. Да и не заказывали ему бумаги…

Кабинет в самом конце коридора отличался бОльшими размерами по сравнению с соседними, и устроенным за перегородкой "быт-отсеком" - микроволновка, чайный столик, глубокие мягкие кресла… Наверно, начальник этого секретного заведения тут трудился. Генка остановился в дверях - какая-то деталь царапнула, привлекла внимание… Что-то показалось странным буквально секунду назад… Он зашарил лучом света по двери и стене. А, вон оно что! Замок-то выворочен.

- Кащей, смотри… Здесь явные следы взлома. Кто-то сюда уже приходил за чем-то ценным. Иначе кто и зачем мог бы эту дверь взламывать? Сотрудники все погибли, когда проснулась Зона, так? Значит, дверь ломали уже потом, чтоб проникнуть в кабинет.

- А может, начальник прямо аккурат перед пробуждением Зоны кабинет запер, вышел, и ключи где-то посеял? И пришлось дверь ломать, - не без ехидства выдал версию Кащей.

- Ага, а кто-то из взломавших дверь работяг потом заодно вывинтил всю начинку из компа, - в тон ему ухмыльнулся Генка, светя фонарем на стол в начальственном кабинете.

Снятая с корпуса панель валялась на полу, компьютер на столе зиял выпотрошенным нутром.

- Приходили сюда, Кащей. За информацией приходили. Да случаем не ты ли и приводил, а? - хитро прищурился Генка. - Ну, признайся - ты?! Да не буду я про это писать, не буду, не совсем же я двинутый…

Кащей не ответил. Он, отодвинув Генку, осторожно прошел внутрь кабинета, внимательно прислушиваясь и словно бы ощупывая пространство перед собой растопыренной пятерней.

- Погоди-ка, не ходи пока дальше. Кажется, тут аномалия есть…

Кащей заглянул под стол, за тумбочку возле стены.

- Нет, не здесь. Где-то рядом. С той стороны за стеной, наверное.

- Как только ты их находишь, - пробормотал Генка себе под нос.

Он действительно не понимал. Ну ладно, днем можно заметить дрожание воздуха. А в темноте? Но Кащей никогда не пускался в объяснения; похоже, не собирался выдавать профессиональный секрет.

- Пошли-ка в кабинет на другой стороне, - и Кащей направился к двери.

И точно - в соседнем кабинете из-за стола, загораживающего обзор, пробивался слабый голубоватый свет.

- Опаньки! Там что-то есть! - обрадовался Генка и схватился за радиометр.

- Не суетись, оно не фонит, - Кащей остановил его руку. - Оно безвредное. Ничем не полезное, правда, но зато и вреда от него никакого.

Между столом и стенкой на полу стояло нечто замысловатое, похожее на несколько стеклянных стаканов, воткнутых поперек друг дружки.

- Это что, "кристалл"?

- Нет, - с оттенком разочарования буркнул Кащей. - "Кристалл" - штука полезная, радиацию выводит, а это - пустышка. Зато красивая. Толкнуть можно… Если еще и приврать, что у нее какие-то полезные свойства есть… Жалко, ученые не купят. Они, заразы, не покупают того, чего мы на своих шкурах не испробовали… Ну ничего, скупщику отнесем. Хоть какой-то, а навар.

- Погоди-ка, - Генка остановил спутника. - Не хватай штуковину, сначала я ее зафоткаю. Фото артефактов в местах их зарождения хорошо покупают дизайнерские агентства. На календари… Спрос-то у обывателей есть. Кому майки с кровососами, кому календари с хабаром…

Паша хмыкнул, но, как показалось Генке, на этот раз без ехидства, и вполне одобрительно. И направил на "стакан" свет фонарей.

- Да, вот так хорошо! Ты, Кащей, скоро прямо профессиональным осветителем станешь… Ладно, все, хватит. С трех ракурсов заснял. Забирай стаканчик, и пойдем дальше.

Кащей протянул было руку к артефакту, но остановился на пол-пути, и разочарованно крякнул.

- Не возьмешь его так. Аномалия тут кругом…

- А что за аномалия?

- Не знаю, не могу определить. Но опасная. Нельзя туда руку совать.

Кащей скинул на стол рюкзак и извлек оттуда припасенный специально для таких случаев сачок из капроновой сетки, на полуметровой деревянной рукоятке - дерево для запускания его в аномалию было куда безопасней металла. Выбрал наиболее удачное на его взгляд место и осторожно просунул сачок в аномалию, чуть сверху - словно в невидимый аквариум, и начал поддевать "золотую рыбку". В переносном смысле "золотую рыбку", конечно. Эти радиоактивные штуки Кащей сам не подбирал, и спутнику весьма резко не советовал. А доверять ему стоит, Генка уже не раз убедился; если Кащей сказал, что "стаканчики" неопасны - значит, из них хоть водку пей. И сейчас он выключил видеокамеру и просто молча следил за процессом.

Артефакт сел в капроновую сетку, а ручка сачка за те несколько секунд, в течение которых была погружена в аномалию, уже начала дымиться. Кащей медленно вытянул добычу и осторожно опустил на стол.

- Сейчас, минуточку, - остановил он уже протянувшего руку Генку. - Сейчас с нее остатки аномалии "стекут", и тогда можно будет в руки брать. Эх и красива же, зараза… А толку - как с козла молока. Разве что на полку поставить.

- Как ты только определяешь, опасная или нет… - это было уже даже не вопросом, а рассуждением вслух.

- Шестое чувство, - так же дежурно отшутился Кащей. - Развивай, пока ты в Зоне. Там, за периметром, оно молчит. А тут - может и проснуться, если настойчиво в бок толкать.

- У меня способностей нет, - вяло буркнул Генка, тоже далеко не в первый раз.

Пережевывать сто раз обмусоленную тему не было ни малейшего желания. Ни в какие экстрасенсорные способности Генка не верил. Да и смешно было бы продолжать в них верить после пары десятков командировок к "экстрасенсам", которые на поверку оказывались всего лишь затюканными неудачниками, жаждущими внимания к своей персоне. Правда, обманывали и подтасовывали лихо, ничего не скажешь. На легковерных действовало безотказно. Но Генку-то на такой мякине не проведешь… А "развитие сверхспособностей в себе" - это песня из той же оперы. Все эти мошенники если что-то в себе и развивали, то только умение складно и убедительно врать. И потому пусть Кащей со своими байками идет лесом до самого Монолита.

Генка, аккуратно придерживая чехол с видеокамерой, направился к двери. Здесь все осмотрели, больше ловить нечего. Еще два коридора впереди…

В следующем - такие же тесные скучные кабинеты с пустыми полками шкафов и развороченными компьютерами. Из нутра разбитых приборов свешивались разноцветные жилки проводов… Генке вдруг вспомнилось, как в детстве среди ребятни ценились провода в цветных оболочках. Из них скручивали корявых человечков, некоторые умельцы даже плели маленькие кособокие корзинки. Мысль была до того несвоевременная и неуместная, что он сам удивился - надо же, о чем он думает, стоя в развалинах секретной лаборатории?! "Ну и подумаешь, лаборатория! Подумаешь, секретная!" - сам себе возразил Генка. Одни развалины, грязь и хлам… Прав Кащей. Все это спокойно можно соорудить в студии, да еще покруче и пострашнее. И то, что они тут снимают битых пол-дня, не стоит таких усилий… Генкин пустой желудок уже давно недовольно урчал, плечи и спину ломило, натруженные ноги гудели. Пол-дня лазают по подземелью, а до того еще встали ни свет, ни заря, и тащились сюда энное количество километров. Больше всего ему сейчас хотелось брякнуться возле костерка и скинуть берцы. И чтоб над огнем булькал котелок, а от него тянуло запахом супа из тушенки… "Работать, ниггер!" - Генка с усилием оторвал свой зад от колченогого стула, на который со стоном сквозь зубы брякнулся минут десять назад. "Работать, еще один коридор! Да дверь эта долбанная… Открыть ее и потом полезть наверх, пожрать и хоть немного погреться? Там, конечно, тоже не черноморский пляж июльским днем, но все-таки потеплее, чем здесь. Или сначала отдых, а потом дверь открывать?"

В третьем коридоре оказались бывшие камеры для подопытных - отсеки размером с ванную комнату в "хрущевке". Решетчатые дверцы, грязный кафель… Кое-где штативы, хромированный блеск которых давно потускнел… Генка заснял три вида этого хозяйства. Ладно, хватит аккумулятор сажать. Все они одинаковые, нет смысла снимать каждую. И ничего интересного в них нет. Даже скелетика завалящего… Кащей опустил фонари.

- Возвращаемся к двери, - устало скомандовал Генка, выключая камеру. - Сейчас глянем, что там, - и наверх, жра-а-ать!..

…Дверь была как дверь. Стальная, даже на вид тяжеленная, и запертая наглухо. Генка потянул за ручку со слабой надеждой, что замок все-таки вскрыт, как на всех остальных дверях в этом подземелье, и эта дверь не подается сразу только из-за своей тяжести. Но нет - как он не изображал из себя локомотив, а бронированная плита не сдвинулась ни на миллиметр. Разочарованный Генка светил фонарем на покрытую пылью цифровую панель - если хорошенько приглядеться, можно разобрать, какие из кнопок наиболее потерлись от прикосновений. И тоже неудачно… Все выглядели одинаково. Разве что поперек четверки пролегла ссадина - залитая в желобок краска была содрана. И скорее всего, ее случайно задели или намеренно колупнули чем-то острым. Иначе просто невозможно было повредить краску, утопленную ниже уровня поверхности кнопки. Генка машинально ткнул в кнопку "четыре" - ничего… Да разумеется, что одной цифры для кода мало.

- Код, код… - пробормотал он себе под нос.

Кащей терпеливо ждал рядом.

- А вот код на стене забыли для нас написать, - невесело усмехнулся Генка.

- А ты пройдись по коридорам, там кое-где трупаки валялись… Вернее то, что от них снорки оставили… И пошуруй по трупакам. Авось на каком-нибудь из них код и отыщется, - посоветовал Кащей.

Генка тихо зарычал сквозь зубы: сарказм Паши, на этот раз отчего-то особенно едкий, упал на накопившиеся раздражение и усталость, и потому отчаянно взбесил.

- Ничего умнее не придумал?! - огрызнулся он.

И вдруг ожил и мигнул зеленый глазок крохотной лампочки-индикатора на другой панели - чуть повыше цифровой. На ней находился явно экран сканера, поделенный на четыре небольшие ячейки. Судя по их размерам и расположению, каждый был предназначен для распознавания отпечатка одного пальца. Лампочка мигала сбоку.

- Вот это да… Оно же работает… - пробормотал Генка. - Раз лампочка светится, значит, есть электропитание… Интересно, откуда, за счет чего? Здесь же полная темнотища, даже все аварийное освещение сдохло…

И оглянулся на спутника. Кащей пожал плечами.

- Но одновременно и сканер отпечатков, и панель для цифрового кода… Почему? - Генка продолжал рассуждать вслух. Он не ожидал услышать от Паши ответов - просто так ему лучше думалось. Когда Генка проговаривал мысли вслух, они легче обретали форму и находили точки сцепления друг с другом. Потому-то он и прослыл среди знакомых трепачом и болтуном - слова рвались наружу, далеко не все из них были нужными, но иначе отыскать верную идею среди кучи хлама не удавалось.

- Может, сканер отпечатков для кого-то одного, а цифровой код для прочих, кому он захочет открыть доступ? Ведь пальцы-то свои он… А, так ведь можно снять отпечатки на пленку, и приложить ее к сканеру! Или для пущей предосторожности для доступа надо и код ввести, и пальцы приложить…

- Сканер не для одного, - вдруг заметил Кащей. - Ты попробуй-ка прижми к окошкам четыре пальца своей ладони. Ну? То-то же, неудобно!

Генка попробовал. И в самом деле, или подушечки среднего и безымянного не прижимались полностью, или подушечки указательного и мизинца не дотягивались до ячеек.

- Это - для четверых разных людей.

То ли Генке показалось, то ли в голосе Кащея действительно послышались нотки учителя, который устал от барахтанья тупого ученика в элементарной задаче, и потому подсказывает ему правильный ответ - лишь бы скорее закончить эту нудную рутину.

- И прикладывать надо, скорее всего, большие пальцы. Если указательные - то их кулаки будут мешать друг другу, - добавил он. - Давай попробуем, - и прижал свой указательный палец к ячейке.

Да, действительно неудобно, оценил Генка, дотрагиваясь до окошка.

- А вот теперь смотри, насколько удобнее дотягиваться большим.

Кащей ткнул в окошко своим пальцем. Генка прижал к соседней ячейке свой.

Щелчок.

В общем-то негромкий щелчок грохнул по натянутым нервам, как выстрел. Это был явно звук от дверного замка, сдвинувшегося на одно деление, на один шаг. Генка отпрянул, убрав от сканера руку. Сердце дернулось и помчалось галопом. Три секунды спустя опять прозвучал щелчок - запирающий механизм явно сдвинулся обратно. Кащей тоже убрал руку от сканера, пряча лицо в тень и стараясь не улыбаться.

- Что это?! - с трудом выдавил Генка, чувствуя, как на спине выступает пот. - Он среагировал на меня?! Кащей… Ну-ка, еще раз дотронься…

Паша дернул уголком рта. Прижал палец к сканеру - ничего. Никакой реакции. Кащей состроил разочарованную гримасу и убрал руку.

Генка застыл с поднятой рукой. Потом резко выдохнул, словно перед глотком спирта, и решительно ткнул большим пальцем в экранчик.

Снова щелчок. Один. Дальше механизм не двигался.

- К-кащей, ну-ка присоединяйся, - прошептал Генка.

- Я тут ни при чем, - отрицательно помотал головой Паша. - Видишь, эта штука реагирует на тебя. Вот убери-ка палец…

Генка убрал. Три секунды спустя запирающий механизм опять вернулся назад.

- Да что же это такое… Откуда… - Генка яростно растирал ладонью наморщенный лоб. - Кто и на кой черт закодировал эту дверь моим отпечатком?! Паш, ты ведь знал, да?! Ты не просто так меня сюда привел?! И видео это дурацкое никому нафиг не нужно было, так?!

Он уже чуть ли не кричал, и сделал шаг к Кащею, с намерением сграбастать за грудки этого типа, и вытрясти из него всю правду…

- Эй, приятель, потише! - осадил его Кащей. - Ты руки-то не протягивай! А то, знаешь ли, могу уйти, и выбирайся, как сможешь! Тихо… Ну что, успокоился? Слова воспринимать в состоянии? Я знаю не больше твоего. Мне Александр велел привести тебя сюда, я и привел. А зачем - он не объяснял, а я не телепат, в башку ему залезть не могу. Он такой товарищ, себе на уме… И что у него реально на уме - я без понятия. И про съемки я ничего не знаю. Нужны они кому, или это для отвода глаз придумано… Мне не докладывали. Я даже не знаю точно, кто тебе их заказывал, он или не он. Разве что догадываться могу.

- Он, - вяло подтвердил Генка.

- Ну, вот видишь, - кивнул Кащей. - Так что если тебе что-то очень интересно, то ты не на меня кидайся, а найди этого дядь Сашу, да с него и спроси. Может, ответит!

Растерянный Генка топтался на месте и размахивал руками.

- Но… Но ведь с какой-то радости этот чертов сканер на меня среагировал?!

- Может, испортился, - невозмутимым тоном предположил Кащей. - Может, перемкнуло что-то в его электронных мозгах. Выбросом их шарахнуло, например…

И он для пущей наглядности прокрутил возле виска растопыренной пятерней, показывая, как, должно быть, перекрутило мозги несчастному сканеру.

- Каким выбросом, Паша?! Мы на какой глубине под землей? Сколько тут метров? Пара десятков будет? А от выброса люди вон в погребах прячутся, и ничего.

- Ну, мало ли! Может, по проводу ток прошел. Или "электра" в неподходящем месте образовалась и технику перемкнула. Сканер, значит, начинает сравнивать твой отпечаток с тем, который у него в памяти заложен, и его переклинивает. Распознает, как соответствующий.

"Спасибо, успокоил", - подумал про себя Генка. Только ведь все равно ничего большего из него не вытрясешь, даже если что-то Кащей и знает. Вот ведь хитрая зараза… И надавить на него никак - это Генка от Паши зависит, а не наоборот. Вот если, допустим, Кащей обидится и потихоньку свалит - все, Генке кранты. Он из Зоны точно не выберется. Поэтому надо терпеть и ни в коем случае не лезть в бутылку.

Генка задумчиво покусывал губу и машинально водил указательным пальцем по окошкам сканера.

- Пошли наверх, что ли, - Паша бросил ему через плечо, уже направляясь к лестнице. - Жрать охота.

Они расположились внутри помещения, но возле самого входа - снаружи их не видно, сзади безопасно - все помещения вычистили, оттуда никто не нападет, остается только контролировать подход со стороны открытой местности. Кащей даже затеял маленький костерок из разбитых ящиков - мол, сейчас можно, никто поблизости не шляется, никто на дымок не прибежит. Генка молча покивал, и сразу, не откладывая в долгий ящик, занялся важным делом - слил все видео из камеры в ноутбук. Ставить на перекачку пока не стал - не стоило этого делать поблизости от объекта. За объектом могут до сих пор дистанционно присматривать, мало ли что. Потом он вяло ковырял ложкой в банке с подогретыми консервами. Поначалу приятный запах каши с мясом дразнил и щекотал ноздри, но после нескольких проглоченных кусков, которые упали в желудок, словно комья глины, Генке уже почти расхотелось есть.

Мысли тоже ворочались в голове, подобно комьям глины - тяжелые, вязкие, бесформенные. И никакой стройной и упорядоченной версии или плана действий пока что не удавалось из них вылепить.

Что там может быть, за этой дверью? Архив сведений такой степени секретности, что их не рискнули вывозить на "большую землю", рассудив, что сама Зона охранит их надежнее? Или банальный склад оружия, боеприпасов, снаряжения и всяких-разных очень полезных в Зоне вещей? Например, военная экспедиция приходила забирать материалы - увидели, что замок цел, работает, дверь надежная, и решили устроить перевалочную базу. В следующий заход складировали тут кучу добра, чтоб потом проще было двигаться вглубь Зоны…

- Паша, а как на твой взгляд - это место подходит для перевалочной базы? - окликнул Генка Кащея, который уже умял свою порцию, и теперь похрустывал пластинкой хлебца-"сухогрыза".

- Ну, смотря куда переваливать…

- К центру Зоны, естественно! К Припяти! Куда все рвутся-то…

Кащей не торопясь дожевал остаток хлебца. Прикинул что-то в уме.

- Неа, не подходит. Прямо по курсу - лес, заросший всякой дрянью, там даже в комбезе с замкнутой системой воздухообмена ходить опасно. Через него точно никто не пойдет, разве что самые отмороженные и безбашенные. И не факт, что дойдут. Правее - пятно радиоактивное, большое. Ну, сам понимаешь… А левее - удобный проход на Росток. Так что, получается, если к центру соберешься через Росток, то нету никакого смысла сюда концы загибать. А чего ты вдруг спросил-то?

- Да я подумал - может, там склад… Ну, за закрытой дверью.

- Не, - отмахнулся Кащей. - Точно не склад. Если бы сюда за добром народ мотался, это заметно было бы. Тропу натоптали бы, полно останков зверья валялось бы - их же приходилось бы отстреливать, и отстреливать в количествах гораздо бОльших, чем могут сожрать уцелевшие хищники. Тут костей было бы море… А их столько нету. Значит, не склад.

- Получается, архив… - пробормотал себе под нос Генка. - Значит, положили и оставили… Эх, как бы за дверцу-то проникнуть, ёлы-палы…

- Опять сенсацию делать? - криво усмехнулся Паша. - Так ты дверь эту запертую сними. И толкни перед ней прочувствованную речугу о том, сколько тайн хранит в себе Зона. Глядишь, это скорее разрешат в эфир пустить, чем то, что можно за ней найти…

- А ты знаешь, что там? - моментально перехватил его на слове Генка.

- Не знаю, - ничуть не смутился Кащей. - Но можно догадаться, что раз так хорошо заперли - значит, обнародовать не хотят. И не разрешат. А может, и не надо этого вовсе никому знать…

- Одной запертой двери для репортажа мало, - Генка быстро сменил тему. - Надо хотя бы небольшое расследование, ну, увязать еще какие-то объекты с этой лабораторией, хотя бы слухов подсобрать. Вот в ней, сразу видно по начинке, занимались выращиванием каких-то уродцев. А потом что с ними делали? Или, может, перед этой лабораторией еще какой-то предварительный этап исследований был? Или смежное направление? Вот чего наковырять бы!

На самом деле, его всерьез заклинило на этой теме уже не желание сделать сенсацию. Мысли о ней отодвинулись куда-то далеко, даже не на второй, а на третий план - после того, как замок среагировал на отпечаток Генкиного пальца. Генке больше всего хотелось узнать, при чем тут лично он. Если вообще "при чем", и это не случайность, не сбой в электронике. Проклятый щелчок замка реанимировал-таки его полупридушенное любопытство.

Генку за время этой командировки столько раз ткнули носом в бессмысленность его затеи, что он уже смирился с мыслью: носиться за сенсациями по Зоне бесполезно - овчинка выделки не стоит. Не допустят. Не покажут. Прикроют на пол-пути. Не заплатят, в конце концов… Он уже собрался отработать по всем заказанным Александром объектам, и со спокойной душой отчаливать за периметр. Ну, и с крох информации, перепавших ему с этого заказа, можно было бы покормиться еще какое-то время. Несколько репортажей настрочить, например. Особенно еще если раскрутить Кащея на встречу с кем-нибудь из бывалых сталкеров, побеседовать с ними… Упаси бог, не интервью брать! За это сталкера, не раздумывая, Генку в аномалию закинут и скажут, что сам споткнулся. Нет-нет, просто побеседовать. Новичком прикинуться. И даже диктофон в кармане не включать, чтоб ничего не заподозрили. А то у людей, постоянно живущих рядом с опасностями, и чутье-то становится звериным…

То есть, сдать заказ - и завязать с темой. А не вышло.

Теперь из вязкой глины в Генкиной голове постепенно вылеплялась, обретала форму идея: раз он совершенно не представляет, где и как искать тех, кто может быть связан с этой лабораторией, то надо добиться, чтоб они сами к нему подкатили. А как этого можно добиться? Сделать о ней материал. Естественно, прежде эфира он пойдет на проверку "куда положено". Конечно, могут просто зарубить репортаж без объяснений с автором, но все-таки есть шанс, что вызовут и пригрозят пальцем лично. Генка не упертый правдоискатель, он настаивать не будет. Просто попросит взамен за молчание пояснить ему кое-что… Самую малость… Почему замок на двери среагировал на журналиста Валохина, ранее совершенно никаким боком не подходившего ни к Зоне, ни вообще к этой теме?!

Но мысль о том, какими могут быть реальные последствия его затеи, Генке пока еще в голову не пришла. А ведь куда более вероятно, что безопасники вообще не захотят вступать ни в какие объяснения, а просто упекут настырного журналиста за решетку. Ибо основания имеются. Или вовсе применят другой, более радикальный способ заткнуть рот слишком много знающему товарищу.

Но Генка, увлеченный своими смелыми планами, пока еще не подумал об этом. Не догадался.

И хорошо… Или, может, зря? Ситуация тут была двоякая. С одной стороны, он собирался идти по слишком опасной дорожке вдоль края пропасти, и рисковал в любой момент рухнуть вниз. Но, с другой стороны, он в принципе собрался идти. Искренние заблуждения и чересчур смелые надежды тем не менее подняли уже немного раскисшего Генку с места и подтолкнули вперед. Задали направление движения. Теперь он решил, что будет двигаться дальше. Вязкая глина под ногами постепенно твердела, и уже чувствовалась опора, от которой можно оттолкнуться.

Разумеется, Кащей мог только догадываться о том, что сейчас варится в голове у спутника. А Генкин взгляд из растерянного и вялого постепенно становился задумчивым, и потом все более и более набирал уверенность. Значит, парень дозрел-таки до чего-то… Додумался… Собрался… Это хорошо, а то Кащей уже начал сомневался - не переборщил ли он с обламыванием крылышек генкиным амбициям. Пусть действует. Под лежачий камень вода не течет.

- Вот чего, - Генка отбросил в сторону пустую консервную банку, встал и потянулся. - Я тут подумал… Схожу-ка я вниз еще разок, в бумажках там покопаюсь.

- И что ты там искать собрался?

- Может, найду какие-нибудь намеки на то, с кем эта шарашка сотрудничала. Ну, какие-нибудь чисто хозяйственные ведомости, накладные… Должны же они были откуда-то получать материалы, оборудование, или сами кому-то что-то отгружали…

- Думаешь, такие документы могли тут бросить?!

- Ну, мало ли, вдруг сочли ненужным. Или неважным. Или просто не нашли.

- Хм…

- В любом случае, надо не гадать, а пойти и посмотреть! - Генка решительно подхватил фонарь.

- Ладно, идем вместе, - нехотя поднялся Кащей. - А то, чего доброго, влетишь там в какую-нибудь аномалию.

* * *

- Впереди шум какой-то… - насторожился Кащей. - Погодь, не высовывайся, я сначала сам гляну.

Он осторожно выглянул из оконного проема. Генка послушно притих за остатками кирпичной стены. Кащей-то тут давно свой в доску, а его, новичка-чужака еще неизвестно кто как встретит. Паше проще самому разобраться.

Из подземелий под НИИ "Колос" они вышли сегодня на рассвете. Вчера Генка закопался в оставшиеся там хозяйственные документы, несколько часов пролетели незаметно, а уходить по Зоне в ночь - самое гнилое дело. Да Кащей и не возражал против ночлега. И даже во время генкиных "раскопок" не поторопил его ни разу. То ли равнодушно решил, что его дело - сторона, привести-увести, а когда - пусть наниматель решает; дескать, если журналист решил покопаться и поискать сенсацию в брошенных бумагах - то пусть себе занимается, сколько угодно. Пока не откопает. А то ли наоборот - ловко подтолкнул Генку в каком-то, одному Кащею (а может, еще и господину Фоксу) ведомом направлении, и естественно, не собирается сбивать с пути.

Зато Генка кое-что нашел. Конечно, не сверхсекретные отчеты, а всего лишь накладные о приемке-отгрузке расходных материалов. И две организации, поставлявшие "Колосу" кое-какие компоненты и кое-что из него забиравшие, находились здесь, на территории Зоны. СКБ "Вымпел" и опытный завод контрольно-измерительных приборов "Луч". И теперь Генка всерьез намеревался их посетить. Тем более, что то ли по невероятному везению, то ли просто из-за относительно небольшого числа секретных объектов в Зоне, но одно из этих мест значилось и в "списке заказов" от господина Фокса. А именно - завод "Луч". Воодушевленный Генка с горящими глазами совал проводнику карту, требовал показать, где этот объект находится, и рассказать, сколько времени займет путь туда. Кащей в ответ покачал головой с каким-то непонятным выражением и завел скрипучую песнь о том, что идти к "Лучу" прямо сейчас - совершенно гнилая затея; и время-то неподходящее, выброс на носу; и вода-то у них кончается, и патронов-то не хватит; и вообще звезды на небосклоне не тем боком встали и астрологи не советуют…

"И вообще, не ставил бы ты, борзописец, телегу впереди лошади; когда я решу, что время подходящее - тогда и поведу", - так можно было бы перевести на нормальный язык подтекст интонации и жестов Кащея. Генка перестал спорить и со вздохом умолк.

И теперь они с проводником направлялись на Росток, на хорошо оборудованную сталкерскую базу - за водой, патронами, батарейками для фонарей и возможностью подзарядить аккумуляторы видеокамеры и ноутбука.

Генка и Кащей проходили через развалины поселка, когда услышали впереди голоса и заметили людей.

- Ничего страшного, там Батя своих "отмычек" подгоняет, - с усмешкой сообщил Кащей, убрав от глаз бинокль и поворачиваясь к Генке. - Нашел чего-то, ну и гонит парней вперед себя. Пошли. Эти нам не помеха.

Он вылез из укрытия на тропу, на ходу снял дыхательную маску и оставил ее болтаться спереди на ремешках. "Наверно, раз Кащей так сделал, то опасаться нечего, он зря рисковать не станет", - подумал Генка, но не спешил последовать примеру спутника. В конце концов, Паша мог пожертвовать безопасностью ради того, чтоб знакомые сталкеры узнали его в лицо. А Генку тут все равно никто не знает.

На голом пятачке земли, метрах в трех-четырех от валявшейся на боку продавленной железной бочки разбрасывала теплые желтые отсветы "ракушка". В десятке метров от нее к артефакту осторожно подбирался сталкер, прокидывая дорогу перед собой катышками керамзита. Бросок - полшага вперед. По броску в стороны… Гулкий звук, керамзитину втянуло внутрь аномалии со скоростью пули. Сталкер взял левее. Бросок вперед и влево… Опять впереди "воронка". Сталкер затоптался на месте и нерешительно оглянулся. Над респиратором Генка увидел растерянное молодое лицо. "Не совсем юнец, но пожалуй, помоложе меня будет", - машинально оценил он.

Поодаль стоял коренастый мужик, экипированный по первому разряду, с совсем еще новым, матово поблескивающим "калашом" в руках. "Надо полагать, это и есть Батя", - подумал Генка. Другой помощник-"отмычка" сейчас прикрывал старшого со спины, и когда Кащей и Генка приблизились, моментально повернул в их сторону ствол своего автомата.

- Батя, приветствую! - за несколько шагов окликнул сталкеров Кащей и поднял вверх развернутые ладони. - Спокойно, парень, мы просто идем мимо по своим делам.

Последняя фраза адресовалась уже помощнику. Паша остановился, давая тому возможность разглядеть свое лицо.

Помощник Бати придирчиво всматривался в прохожих, не отводя ствола. Старшой обернулся и, видимо, узнав Кащея, жестом скомандовал парню "отбой". Мол, это свои, неси службу дальше. Тот снова направил ствол в сторону леса.

- Тюха, ну ты чего застрял?! - нетерпеливо окликнул топтавшегося на подходе к артефакту "отмычку" Батя. - До ночи будем тут валандаться?

- С этой стороны не подойдешь, - хмуро откликнулся парень.

- Ну, так с другой подойди!

- Да там вообще сплошняком аномалия, - прогудел из-под респиратора названный Тюхой парень.

- Ты на детектор посмотри! Мы же заходили с той стороны, там активность ниже!

- Да врет он, зараза, - буркнул Тюха. - Камни со всех сторон туда одинаково втягивает… Толку-то от этих детекторов… Того, кто их наделал, сейчас бы сюда, и пусть лезет со своим прибором, без камней и без болтов…

- Ты меньше языком работай, а больше ногами! Проход ищи, - отвесил ему словесную оплеуху Батя и наконец-то уделил внимание подошедшим:

- Здорово, Кащей! Ну, как жизнь, как дела? Никак напарником обзавелся? - Батя кивнул на Генку. Паша пропустил последнюю реплику мимо ушей.

- Жизнь наша помаленьку, как всегда. А ты, вижу, новую "отмычку" дрессируешь?

- Ага. Пятую ходку с ним.

- Ух ты, и до сих пор жив! - хохотнул Кащей. - Это я про "отмычку", Батя, а не про тебя… У тебя ж редкая "отмычка" больше трех ходок выдерживает…

Последнее замечание явно было высказано для Генки. Мол, слушай и на ус мотай. Может пригодиться - во всех смыслах.

- Кто ж виноват, что такие тупые попадаются, - в тон ему хмыкнул Батя. - Сломя башку лезут в воду, не зная броду…

- Тшшш! - вдруг резко оборвал его Кащей, вскидывая ладонь. - Слышал? Со стороны леса…

- Не слышал, - понизил голос Батя.

Генка закрутил головой. Он тоже не успел заметить никаких подозрительных звуков. Рычания вроде не было… Ни лая, ни повизгивания, ни хрюканья…

Тюха тем временем обогнул опасный участок чуть левее и начал осторожно продвигаться вперед, по направлению к бочке. Очередная керамзитина гулко тюкнула по ее железному боку. Генка заметил, что Кащей стоит с вроде бы безразличной миной на лице, но в то же время внимательно наблюдает за действиями "отмычки".

"А соображалка-то у Тюхи работает", - догадался Генка. - "Раз бочку не расплющило, значит, там где она лежит, есть не затронутый аномалией участок. Правильно, что он туда пошел…"

- Тшшш! Вот оно, - снова прошептал Кащей. Шагнул на цыпочках в сторону и указал "калашом" на развалины. - Смотрите…

Генка оглянулся. В пустом оконном проеме мелькнул сгусток света. Кащей едва успел было прицелиться, как сгусток исчез из поля зрения.

- Сейчас он покажется, и тогда стреляем по нему… Генка, сзади! - вдруг крикнул он, совершенно случайно бросив взгляд назад.

Генка еле успел пригнуться - над ним просвистела та самая смятая железная бочка. Взлетела над аномалией и понеслась себе по воздуху к разинувшим рты людям. И съездила на лету Генку по локтю правой руки, которую тот чисто машинально успел вскинуть над головой.

Ох ты, больно-то как! Ушибленная рука онемела, Генка матерился и никак не мог ухватить висевший спереди на ремне автомат. Но и этот порыв был скорее машинальный - куда и в кого стрелять, Генка совершенно не понимал. Сгусток света мелькнул и исчез, бочка врезалась в разрушенную стену и с грохотом скатилась с кучи битого кирпича.

Генка, подхватив "калаш" под цевье и кое-как удерживая рукоятку, разогнулся и перевел дух. Что за чертовщина?! А ведь он слышал про такие вещи. И слышал, и читал… Но когда самому заехало чуть ли не по башке внезапно взлетевшей бочкой, испытал только шок, и ничего более. Даже про уродцев-мутантов, наделенных телекинезом, забыл напрочь. А народ стоял, ощетинившись стволами, и старался не упустить наглого хулигана. Ну, пусть только выплывет на открытое место!

- Вон он! - крикнул Батя. - Влево! Вон!

И загрохотал расчетливыми одиночными выстрелами. Его "второй помощник" судорожно выпустил сразу пол-рожка - в белый свет, как в копеечку. А бочка снова поднялась в воздух, теперь уже плавно, словно воздушный шарик - и стремительно, как пущенный увесистым ударом мяч, ринулась вперед. Прямо в Батю и "второго помощника". Кащей побежал, пригибаясь, ближе к развалинам - в надежде достать уродца с другой стороны. "Второй помощник" при виде прущей на него железяки со страху высадил по ней вторую половину магазина. Генке даже показалось, что следом за этой бессмысленной и совершенно бесполезной выходкой раздалось ехидное хихиканье. Хотя, конечно, показалось - сквозь треск выстрелов невозможно было четко различить даже вопли во весь голос. Кащей что-то кричал Бате и "второму помощнику", то ли "пригнись", то ли "ко мне!" Батя и помощник еле успели увернуться от летящей бочки, причем парень споткнулся о груду строительного хлама и растянулся на земле. Да еще и автомат выронил. Бочка проскочила между ними. Батя приземлился на пятую точку - жестко, но все-таки более удачно, и теперь с громкими матюгами бил одиночными по светящемуся сгустку. Генка, глядя на всю эту сцену - кстати, занявшую не более нескольких секунд, - уже немного очнулся от первоначального шока, и тоже выстрелил три раза. Больше не стал - поймать сгусток в прицел никак не удавалось, а что толку зазря расходовать патроны? Телекинетик опять нырнул за стенку. Хитрый, сволочь… Надо подождать, когда он снова покажется и хоть на мгновение зависнет… Из-за стены раздалась короткая очередь, выпущенная Кащеем. Может, попал? Нет, кажется, всего лишь спугнул. Вспышка света снова выскочила на генкину сторону. И бочка снова "ожила", но теперь приподнялась чуть-чуть, и, низко стелясь над землей, стартанула, как торпеда. Врезалась прямо в Батю - ударила в бок и опрокинула. Генка отчаянно надавил на спусковой крючок, уже твердо намереваясь выпустить длинную очередь поперек сгустка, как что-то коротко щелкнуло, и… Ничего не произошло. Автомат молчал.

"Заклинило! Растудыть твою, заклинило!" - в горле у Генки моментально пересохло от страха. Он ринулся под защиту стены. Торчать на открытом месте, пытаясь перезарядить автомат - сейчас чистое самоубийство. А не эта ли тварь заткнула оружие, лишила его возможности стрелять? Если она бочками швыряется, неужели ей не под силу сдвинуть маленький патрон? Но тогда, значит, тварь еще и соображать должна, где и что именно надо подвинуть?!

За считанные секунды он подлетел под стену и присел там, оглядываясь - нету ли поблизости чего-то такого, что могло бы внезапно обрушиться на голову. В это же время сзади, со стороны аномалий, посыпались частые одиночные выстрелы. Генка обернулся - это стрелял Тюха. Стоял на том же самом месте, ни на шаг не сдвинувшись, и бил по летающему монстру. Светящийся ком уже не исчезал быстро и стремительно - он бестолково заметался из стороны в сторону, видимо, его все-таки задело пулями. Раздался скрежещущий визг, и на землю брякнулось нечто, похожее на тяжелый куль. И все затихло. Затих грохот выстрелов и дребезжание смятой бочки. "Второй помощник" Бати осторожно подтянул сначала одну ногу, потом другую, потом встал и начал отряхивать пыль. Батя тоже поднялся, тихо матерясь себе под нос и потирая отшибленную задницу. Подошел к помощнику и коротко, почти без замаха врезал ему пинка - сухо и деловито. Парень, едва приподнявшийся, снова упал, и сдавленно застонал сквозь зубы. Ни громко вопить, ни ругаться он не рискнул - понимал прекрасно, что сам виноват. Облажался и струсил… Да, честно говоря, Батя и так уж ограничился минимальным внушением, а ведь мог бы навешать куда сильнее.

Тюха так и стоял посреди аномалий. Генка растирал пострадавший локоть и запоздало сожалел о том, что и он по сути облажался - надо было хвататься не за автомат, а за видеокамеру, и снимать сражение с монстром! Профессионал, называется… Он пытался оправдываться перед самим собой аргументами, что, во-первых, ситуация оказалась слишком уж экстремальная - доводилось Генке и под обстрелом снимать, но там-то воевали обычные люди, а не летающие кляксы бочками швырялись; и что во-вторых, монстр-хулиган мог бы запросто разбить камеру. А Генка еще не посетил с ней все заказанные господином Фоксом объекты. Заказчика это наверняка бы не порадовало - видео с расстрелом летающих тварей он не просил. Так что, получается, Генка проявил разумную осторожность, и его профессиональная гордость может спать спокойно. Теперь, наверно, стоит хотя бы убитого монстра сфотографировать…

Кащей тем временем вылез из-за разрушенной стены. Он смерил взглядом расстояние, с которого Тюха завалил монстра, и о чем-то задумался. По его лицу скользнула довольная улыбка. А потом он направился к Бате, вяло поругиваясь на ходу:

- Мать-перемать, принесло тварюгу! И как всегда, не вовремя… Бать, ты там как? Не сильно ушибся?

- Да вроде ничего, - проскрипел Батя. - Ладно, отбились… Ты давай, давай, шевелись! - прикрикнул он на Тюху. - А то на радостях забыл, зачем сюда полезли?!

Тюха, несколько обиженный тем, что его заслуг в уничтожении монстра не оценили, вздохнул и снова бросил перед собой керамзитину.

- Постой, - остановил его Кащей. - Батя, к тебе предложение есть. Тебе ведь эта "ракушка" очень нужна?

- Была бы не нужна - не стал бы валандаться. За них на Янтаре хорошо дают…

- А если, допустим, я бы тебе эту "ракушку" достал… Но взамен кое-что попросил бы…

- И что именно? - насторожился Батя.

- "Отмычку" твою. Вон ту, - он указал на Тюху.

- Кащей, да на кой тебе "отмычка"? - вытращил глаза Батя. - Ты ж где угодно…

- Мне "отмычка" действительно не нужна, - перебил Кащей. - Мне нужен боец и грузчик. Крепкий и не робкого десятка. Тюха вполне подойдет. Хочу его у тебя перекупить.

- Да вообще-то мне боец и самому нужен, - Батя заупрямился. - Вон, как он шустро летуна сбил! Даже с места не двинулся. Не то что некоторые, удиравшие впереди собственного визга…

Второй помощник насупился. Все-таки Батя передергивал - парень не побежал от опасности, разве что стрелял от испуга не туда…

- А куда мне было дергаться-то? - хмуро бросил Тюха, все-таки заметно польщенный похвалой. - Я же посреди аномалий стою. Шаг влево, шаг вправо - и трындец.

- Вообще-то парень и сам может решить, продолжать ему работать на тебя или уйти, - сказал Кащей. - Ты ж его не в рабство себе купил… Тюха, ты ему что-нибудь должен?

- Должен, - согласно кивнул парень. - Еще пять штук за снарягу я не отработал.

- Ну вот, за "ракушку" примерно столько и дадут. Может, даже и немного больше выторгуешь. Ну как, Батя, идет - я достаю тебе хабар, а ты отпускаешь Тюху со мной?

- Не-а, - Бате шлея под хвост попала. - Хороший помощник мне самому нужен.

- Да не будет у тебя никакого хорошего помощника, и артефакт ты не достанешь, если сейчас я повернусь, уйду, и оставлю его там, где он стоит, - вдруг неприятно поморщился Кащей. - Процентов девяносто вероятности, что парень оттуда просто не выберется. Там же ни одного ориентира… Даже бочку - и ту с места убрали. А "воронка" - штука коварная… Самое худшее, что ее не видно… Полшага в неверную сторону - и затянет. И останешься ты, Батя, и без того, и без другого…

Кащей тяжело вздохнул. "Интересно, ему на самом деле жаль Тюху, который может погибнуть ни за хвост собачий, или просто подбивает Батю на выгодную для себя сделку?" - подумал Генка.

- Геныч, ты вроде собрался тварь зафоткать? Погоди, без меня не ходи. Еще тебе не хватало в аномалию влететь, - и Кащей демонстративно направился к напарнику.

- Эй, постой! - встрепенулся Батя.

Ага, надумал-таки. Оценил свои перспективы.

- Ладно, Кащей, уговорил. Достань "ракушку" и забирай этого оболтуса.

Паша довольно хмыкнул.

…Они шли в направлении Ростка, теперь уже втроем. Новичок, уже нагруженный изрядной долей пашиной поклажи, замыкал цепочку. Генка, словно особо охраняемая персона, шел посередине. Он смотрел в затылок Кащею, и думал - как уверенно тот движется, почти не бросает перед собой всякую мелочевку ради прощупывания дороги. Определяет аномалии в основном по приметам? Может, так оно и есть, следопыт из Генки был никудышный, и он мог просто не заметить каких-то особенностей места, много чего говорящих опытному сталкеру. Но куда больше Генку удивляло другое… Они вторые сутки в пути. Многокилометровые переходы, тяжелый груз на спине, постоянное напряжение от подстерегающих вокруг опасностей, сон урывками, натруженные ноги. А Кащей чем дальше - тем бодрее и свежее выглядел, у него даже походка изменилась. Когда выходили из поселка, он сутулился и ноги подволакивал. И темп ходьбы брал заметно медленнее - Генке, шустро отмеряющему метровые шаги на своих ходулях, приходилось тормозить и приноравливаться к проводнику. А уже после ночевки в "Колосе" Кащей заметно приободрился и рванул вперед не в пример шустрее. Теперь он так и вовсе выдавал скорость спортивной ходьбы. Конечно, можно предположить, что главной причиной этого прилива бодрости было переложение части груза на плечи Тюхи… Однако на выходе из "Колоса" Паша все свое тащил сам…

Когда остановились на короткий привал, Кащей отхлебнул воды и обратился к новичку:

- Ну, давай знакомиться, что ли, раз мы теперь компаньоны!

- Да вы же слышали. Тюхой меня кличут…

- Я про имя спрашиваю, - настойчиво повторил Кащей.

Парень испуганно вытращил глаза:

- Но в Зоне же нельзя настоящее имя называть!

- Предрассудки, - небрежно отмахнулся Кащей. - Да и… Если она такая всемогущая, как о ней говорят, то она нас всех насквозь видит. И все наши имена и так знает, для нее необязательно вслух произносить… Вслух - это друг для друга. Меня вот, например, зовут Пал Палыч. Профессиональный мой ник ты уже знаешь… А вот он - Геннадий. Кстати, а почему ты, Гена, до сих пор без сталкерского погоняла?

- Да я ж не сталкер, - возразил Генка. Хотел было добавить, что вообще-то не намерен задерживаться тут надолго и собирается вскорости возвращаться домой, но вовремя спохватился и прикусил язык. Загадывать нигде нельзя, а уж в Зоне - особенно.

- Раз в Зоне переночевал - значит, сталкер! - и не поймешь, то ли Кащей на полном серьезе пересказывает одно из поверий, уже зародившихся в этом отделенном от остального мира пространстве, то ли просто шутит. - Надо тебе кличку придумать. Собственные пожелания есть?

Генка пожал плечами. Вот уж не задумывался… Рука машинально потянулась к затылку - почесать. Как испокон веков делают люди, словно царапание ногтями поможет разбудить дремлющую мысль. Ладонь наткнулась на короткие жесткие волоски, стоявшие дыбом, как щетина. Шикарной шевелюры Генке было ужасно жаль, но… Во-первых - абсолютно непрактично в полевых условиях. Во-вторых - она сразу выдавала бы в нем человека, пришедшего сюда ненадолго, и надеющегося скоро уйти обратно. И соответственно, автоматически уменьшала бы уровень доверия к залетному чужаку. С копной вьющихся русых волос пришлось расстаться… А короткие их остатки торчали в стороны, как колючки у ежа.

- Ёжик, - сказал Генка, криво ухмыльнувшись. - Страшный зверь. Свирепый…

- А главное, ненасытный, - кивнул Кащей, явно довольный генкиным выбором. - Это ты верно придумал - Ёж! У них центра насыщения нет. Сколько ни корми - сроду не почувствует, что сыт, и будет жрать, пока все не съест!

- Это намек?

- Разумеется!

- Ну, тогда, значит, Свирепый Ёж!

- А чего ж наш новый помощник молчит? Эй, парень, я не расслышал, как тебя зовут?

- Юрий, - наконец выдал, набычившись, парень. - Юрий Сергеевич Сокол.

- Ишь ты, Сокол! Птица гордая… Ну, положим, до Сергеевича ты еще не дорос, - заметил Кащей.

Парень выглядел где-то на между "двадцать пять" и "тридцать". Коренастый и ширококостный, круглоголовый, с упрямым и серьезным взглядом. И с таким же, как у Генки, коротким жестким "ежиком" русых волос, разве что оттенком немного потемнее.

- Юрка, значит… А погоняло у тебя тухлое какое-то. Не нравится оно мне. Ладно, другое тебе по ходу дела придумаем. Смотря как себя пока…

Вдруг у новичка в кармане что-то отчетливо пискнуло. Кащей, прерванный этим звуком на полуслове, замолчал с открытым ртом; если бы у него имелись брови - наверняка они поползли бы вверх, но из-за отсутствия бровей на пашином лбу только съехались гармошкой морщины.

- Это что такое?

Юрка покопался в нагрудном кармане разгрузки и выудил КПК.

- Сообщение пришло. Батя желает удачной дороги. Не пойму, чего это он? Насмехается, что ли…

- И ты все время ходишь с этой штукой?! - Кащей уставился на КПК, словно на гранату с выдернутой чекой. - И она у тебя все время включена?!

- Ну, не всегда, аккумулятор же сядет… Сейчас вот просто выключить забыл… Еще когда в аномалию лез, включил, да так и оставил. А как же иначе? Как же здесь без наладонника?! - в свою очередь, выкатил шары Юрка.

Кащей растерянно поскреб пятерней где-то под капюшоном.

- Гм… Да-а… Я, старый склерозник, совсем забыл… Короче, обесточивай эту штуку. Вынимай аккумулятор.

- Почему?! - Юрка уже был готов возмутиться.

- Юрий, пока ты ходишь с нами, а вернее сказать, конкретно со мной, - ты не будешь пользоваться наладонником. - надавил Паша. - Вон Ёж тоже свой аппарат обесточил. И ничего, обходится.

- Но почему?! Все же с ними ходят…

- А я - не все, - резко оборвал Кащей. - Сказано тебе - вынимай аккумулятор, пока по-хорошему прошу. А то возьму твою игрушку и зашвырну в ближайшую аномалию.

- Но почему?! - Юрка уперся рогом, хотя прекрасно понимал, что в коллективе его номер шестнадцатый, и Кащей третий раз повторять не станет, а просто выполнит обещанную угрозу.

- Да потому что это конкретное палево, - снисходительно объяснил Генка. - По ним же, как по мобиле, владельца можно через спутник отследить. Сам-то неужели не задумывался, откуда все эти сообщения приходят… Прикинь, сидит кто-нибудь в командном центре и смотрит на большую карту Зоны, а на ней такие светящиеся точечки ползают. И все видно - кто, куда и с кем идет…

- Параноик, - буркнул Юрка. - И как же тогда обходиться без детектора?

- Неужели ты сам не убедился, какой толк от твоего детектора? - искренне возмутился Кащей. - Сегодня, буквально пару часов назад в аномалию лез, глядя на детектор, и ни хрена не мог понять, где ее границы! А карта… Вот она, самая надежная карта!

И выудил из кармана вложенный в конверт из прозрачной пленки большой бумажный лист - серую распечатку с пометками от руки.

- Давай-давай, юный друг, - поторопил Ёж. - Не кобенься. Лучше вырубай свою игрушку, тогда она при тебе все-таки останется. Может, потом наймешься к кому-нибудь другому, будешь вовсю ей пользоваться, аномалии определять, связь держать, карту смотреть… А то Паша и вправду ее выкинет.

Юрка, недовольно бурча о параноиках, которым всюду мерещится слежка, словно сбрендившим шпионам, вытащил аккумулятор из КПК.

- Ну, вот и ладненько, - одобрил Кащей. - Всё, поднимаемся. Росток нас ждет. Уже недалеко.

И он легко вскочил на ноги, словно и не отмахал за сегодняшний день энное количество километров.

Генка взвалил на ноющие плечи рюкзак. Ох, ему бы хоть немножко пашиной энергии… Которая у него словно бы и не убывает, а наоборот - прибывает и прибывает…

* * *

В кустах зашелестело и захрустело в нескольких местах сразу. Слева из зарослей вылезли трое, еще трое вышли справа из-за штабеля сваленных возле дороги бетонных плит.

"Сюрприз, однако, - мелькнуло у Генки. - И совсем немного ведь не дошли, Пашка говорил, что тут примерно полчаса, ну сорок минут ходу до Ростка…"

Незнакомцы, ощетинившиеся оружием, подходили вальяжной походочкой и вообще явно чувствовали себя хозяевами положения. Ясное дело, не поздороваться с братьями-сталкерами вышли. Даже Кащей несколько напрягся и встревожился, чего уж говорить о Юрке - парень, завидев эту компанию, словно бы потускнел и съежился. Генка, новоиспеченный сталкер Ёж, на всякий случай стал оглядывать местность и прикидывать шансы. А шансов было мало… Прямо скажем, очень мало. Противников вдвое больше. Им ближе до бетонных плит - а за Генкой, Кащеем и Юркой открытая местность. А может, все-таки обойдется?!

"Артефактов у нас с собой - всего ничего. Так, мелочь. "Стаканчик" разве что… Ну, можно еще отдать им патроны - главную ценность в Зоне… Может, ствол отберут - вот это уже хуже. Но лишь бы не тронули ноут и видеокамеру…" - мысли в Генкиной голове метались, как встревоженные мыши.

Он сам прекрасно понимал, что надеяться на это глупо. Здесь обтрясают до нитки, до последней банки консервов и мотка бинта. А он, балда, надеется сохранить дорогую технику, за которую и на "большой земле" не побрезгуют отоварить по башке.

Выходит, пропала техника, а с ней - заказ и деньги… Ведь последнюю порцию видео Генка даже не успел перекачать на сервер - аккумулятор в ноутбуке здорово подсел. Получается, Александр не заплатит ему даже за видео из подземелья "Колоса", а ведь он ждет результатов съемки еще из двух мест, которые нанятый журналист пока не успел посетить… А если попробовать сопротивляться - церемониться тут не станут. Не-ет, заказ плакал… Дай бог, чтоб вообще живыми отпустили…

Врезать бы по ним очередями сейчас, пока есть элемент неожиданности…

"А вдруг я ошибаюсь? - Ёж усилием воли осадил страх и разгоревшуюся было панику. - Может, это вовсе и не грабители? Ну да, приветливыми они не выглядят, но тут народ вообще излишним дружелюбием не страдает. Может, они нас опасаются не меньше, чем мы их, вот и стараются выглядеть покруче и пострашнее? А что же Кащей?! Он кого-нибудь из этой компашки знает? Что же он молчит…"

А до надвигающейся шестерки оставалось шагов пять…

- Ребята, стоп, - Паша, до того настороженно молчавший, наконец-то жестом остановил спутников. - Стойте спокойно и ждите меня. Никаких резких движений, никакого геройства. Я пойду, переговорю.

Он подошел к одному из незнакомцев и снял с лица маску. Поздоровался. Тот снисходительно кивнул в ответ. "Значит, этот у них за главного", - отметил про себя Генка. Двое стоявших поблизости одобрительно загудели - похоже, Кащея тут знали в лицо многие. Если не все.

Паша говорил тихо, приблизившись к самому уху главного, и Генка даже с небольшого расстояния не мог различить слов. Сначала все шло вроде бы гладко; вожак согласно кивал, но потом в его жестах и движении проскользнуло явное недовольство. Что-то его не устраивало. Кащей нажимал, но вожак не соглашался. А Ёж тем временем, изображая безразличный и даже несколько рассеянный взгляд, осторожно разглядывал четверых, окруживших их с Юркой. Да, несомненно, это братва. Много он таких повидал, когда работал в программе криминальной хроники. Выражения лиц, пусть даже наполовину скрытых респираторами и масками, жесты, характерные интонации в разговоре… А экипирована-то чернобыльская лесная братва нехило. Армейские защитные костюмы, стволы новые, не сильно поюзанные, и модель из последних. Видать, по крайней мере у этой шайки-лейки есть хорошие связи с военным интендантом, в свою очередь имеющим доступ к новой амуниции и оружию. Не какое-нибудь старье времен афганской компании он им сбыл…

Вожак нетерпеливо переступил с ноги на ногу, уже явно собираясь скомандовать своим подельникам "добро" на шмон попавшихся сталкеров, как Паша перебил его, пожалуй, даже несколько грубовато и рискованно. Хотя неизвестно, что в этой ситуации было бОльшим риском.

- Вон тот длинный - он тоже от Фокса! И не выпендривался бы ты, чтоб неприятностей не нажить… Генка! Покажи ему визитку, которую мне показывал! Ну, которую тебе Фокс дал. Она у тебя с собой? - Кащей обернулся к спутникам, и Генка увидел его отчаянный, испуганный и даже немного растерянный взгляд.

- Конечно, - Ёж полез во внутренний карман, где был припрятан полиэтиленовый пакет с документами.

Один из братков попытался что-то недовольно буркнуть на тему "держи руки на виду". Кащей осадил его: "Не дергайся, не собирается он через карман стрелять, не дурак же он, в самом деле - против шестерых."

- Вот, - Генка наконец извлек картонный прямоугольник. Пальцы предательски подрагивали, когда он протягивал визитку главарю.

Тот внимательно присмотрелся к замысловатому узору, а имя и фамилию разглядывал так долго, словно читал их про себя по складам. Наконец протянул картонку обратно и разочарованно хмыкнул, что можно было расценить как: "Жалко, конечно, что этих лохов почистить нельзя, да ничего не поделаешь".

- Пошли, - Кащей жестом позвал спутников.

- Эй, а этот? - один из братков указывал на Юрку.

Парень сжался. Просто совершенно съежился и втянул голову в плечи.

- Он тоже от дяди Сани, что ли? - ехидно бросил вожак.

- Малец с нами, - ответил Кащей. - Имеем право одного ребенка бесплатно провезти, как в маршрутке!

"Сейчас, небось, Юрка обидится на "ребенка" и вскинется", - подумал Генка. - "Не дай бог… Тогда пиши пропало…"

Но оказывается, новичка он совсем не знал. То ли Юрка уже благополучно перерос период подростковой нетерпимости, когда самым обидным на свете кажется тычок в твой юный возраст; то ли просто трусил и потому держал язык за зубами - но он молча прошел мимо братков вслед за спутниками, даже не оглянувшись на гогот за спиной.

Наконец "блок-пост" по сбору дани остался позади, а шум затих - братки закончили с весельем и расселись по "рабочим местам". Кащей немного замедлил шаг:

- Здесь сворачиваем, аномалия впереди.

Генка невольно поморщился, бросив взгляд чуть правее Пашиной спины. Среди чахлой травы вниз лицом валялся труп с разнесенным вдребезги затылком. Свежий, еще нетронутый хищниками.

- Вон, видишь? - кивнул Паша. - Незадолго до нас тут прошел. Небось, выпендриваться начал…

"Шлепнули там, а тело оттащили сюда, чтоб псевдопсы его утилизировали, - догадался Генка. - В самом деле, не станут же бандюки жертву хоронить. И рядом с трупом сидеть как-то… хм… неуютно. Опять же, хищников приманивать."

- А может, с него взять нечего было? - раздался сзади нерешительный голос Юрки.

- Может… Да в любом случае, патроны у него наверняка были, так далеко без них не забредешь. Снаряга какая-никакая, опять же, жратва… Понимаешь, для братвы это куда больше дело принципа. Не станешь кочевряжиться - оберут и отпустят; начнешь понты кидать - пулю в лоб, как этому.

- Или вовсе ножом по горлу, чтоб патрон не тратить, - ввернул Генка, показывая свою осведомленность в подобных делах. - Но тот бедолага, наверно, успел за оружие схватиться. Бандюки с ножом рисковать не стали и пристрелили.

- Да эти хотя бы разговаривают, - угрюмо буркнул Юрка. - А то нарывались мы на таких, которые сначала стреляют во все, что шевелится, а потом уже орут "Гони хабар!"

- Ну и живут они не дольше, чем мухи, - возразил Кащей. - Ни одна нормальная "крыша" не станет вырезать баранов, которых она стрижет. А если где-то вдруг объявятся беспредельщики, которые начнут стричь шерсть только с мертвых, то вырежут самих беспредельщиков… Чтоб не зарывались. Ну, и чтоб показать, кто тут хозяин. Тем более, здесь база "Долга" недалеко. Беспредельничать рядом с ними чревато… Могут ведь и рейд устроить…

- А этих, которые дань собирают, почему тогда долговцы терпят у себя под боком? - Юрка то ли упрямился, лишь бы на своем настоять, то ли искренне демонстрировал потрясающую наивность.

Кащей крякнул и ничего не ответил. Генке показалось, что их проводник даже плечом пошевелил как-то презрительно.

- Ты, Юрец, как с Луны свалился, - процедил сквозь зубы Ёж. - Может, ты еще и с реальными ментами никогда в жизни не сталкивался? Или думал, что если тут Зона, молнии из земли шарахают и полтергейсты летают, то абсолютно все в ней по-другому? Люди-то везде одни и те же.

Юрка обиженно замолк. А Генка призадумался. В голове закрутилась невнятная мыслишка, завертелась, ускользая от настойчивого желания ее подхватить. "Как изюм от ложки", - с улыбкой подумал он, припомнив, как в детстве рыбачил большой ложкой в кастрюле компота из сухофруктов. Изюминки нахально уплывали во все стороны, стоило попытатся поддеть их снизу ложкой, а в ней оседало в лучшем случае несколько штук. Мелкий Генка злился - приходилось долго ковыряться, пока удавалось наполнить стакан изюмом хотя бы наполовину. И даже когда подрос - все равно злился. А потом он вырос, уехал учиться, потом решил попытать счастья в Москве, да так там и остался. Дома тем временем умерла бабушка, а мать второй раз вышла замуж - на старости лет нашла себе спутника, ну да ладно, хоть так пристроилась, не зудит, что она всеми брошена и не просит Генку переехать жить к ней. Ага, и вместе плесневеть в провинциальной глуши! А домашнего компота ему давно никто не варил… Случайные подруги приходили и уходили, хозяйничать ни одна из них толком не умела - они предпочитали псевдосоки из сахара и краски, или вовсе пиво. Но Генка и не особо озабочивался поисками другой - тихой, домашней, и больше всего на свете обожающей кухню в своей квартире. Он гонялся за Офигенной Сенсацией. Ну, на крайний случай, рассчитывал найти хотя бы новую тему…

"Тема… Тема, тема…" - назойливо крутилось в голове, пока Генка вглядывался в маячивший впереди долговский блок-пост, к которому они медленно, но верно приближались. - "Да кого и чем сейчас удивишь?"

Уродцами из секретных лабораторий не напугаешь - в фантастических фильмах и не такое видали. Чудеса-артефакты тоже свежесть потеряли. Дружные усилия ученых разных стран, понаехавших эти самые чудеса-артефакты изучать, вообще никому не интересны. Даже рассказов про беспредел сталкерских группировок и то уже сколько на самопальных сайтах понавешано. Конечно, жили эти сайты недолго - при том, что айтишники Конторы дневали и ночевали на работе, - но свою функцию эти ресурсы все-таки выполняли. Они обнародовали информацию, публиковать которую отказывались официальные СМИ. Вот и думай, чем при таком раскладе можно народ удивить.

"Да-а, наковырять сенсаций - полдела, вторая половина - донести их до публики! - думал Генка, уже еле перебирая натруженными ногами. - Интересно, а дядя Саня Фокс поможет мне протолкнуть материалы? Согласен даже безымянным остаться за кадром при таком раскладе. Потому что опасно это все-таки… К некоторым сенсациям в обязательном порядке прилагаются пуля в затылок и три квадратных метра в лесополосе… А еще очень любопытно узнать, куда же все-таки видео мое пойдет… Вот забавно будет, если за бугор или за океан, на какой-нибудь канал "Дискавери"! И тоже без указания фамилии репортера в титрах. Ну ладно, тогда-то я его хоть по телеку увижу, и можно будет гордиться, что не пропал наш скорбный труд… И дум высокие стремленья, хе-хе…Ну вот, наконец-то до блок-поста дотопали!"

Блок-пост одной из самых крупных сталкерских группировок был весьма серьезный. Генка, памятуя свой армейский опыт, прикинул, что взять его штурмом практически нереально, разве что завалить трупами нападающих. Или брать измором, дожидаясь, пока у защитников кончатся боеприпасы. Проще уж сбросить десант прямо на территорию "Долга". Но не факт, что над этим районом Зоны может летать какая-то техника…

Возле штабелей из бетонных плит и скоб Кащея сотоварищи встретили с не меньшим, чем у засады братков, "радушием" еще с десяток недоверчивых и хмурых мужиков. Кащей снова взял переговоры на себя; правда, здесь особых затруднений не возникло. Матерого проводника знала в лицо чуть ли не каждая слепая собака в Зоне. И Юрку долговцы уже видели и успели запомнить - он уже дважды приходил на Росток вместе с Батей. Так что визитку Фокса на этот раз не пришлось показывать, насчет Генки Паше поверили на слово и так.

Однако же, как кусочек картона с определенным рисунком и надписью способен решить серьезную проблему где угодно - хоть на "большой земле", хоть в Зоне отчуждения…

От ворот заставы к бывшему заводу Ёж шагал молча. И, если отбросить самые насущные мечтания об отдыхе и еде, более всего Генку сейчас занимал вопрос - каковы же границы сферы влияния господина Фокса, раз его визитка смогла стреножить обнаглевших от вседозволенности лесных братков? Что-то Генка очень сильно сомневался, что такое же действие возымела бы на них визитка министра внутренних дел… Или хотя бы начальника военной части, стоящей на охране периметра…

* * *

- Сталкер! Ты соскучился по дракам пьяниц и хулиганов? По грабежам и разбоям, бандам и "малинам"? Вступай в Долг! Здесь тебе дадут поиграть в милиционера, которым тебя так пугали в детстве! Здесь ты станешь круче всех! Тебе дадут право сначала стрелять во все, что движется, и только после этого кричать "Стой, руки вверх!" И никто не заставит писать скучные рапорты… - Генка передразнил разносившуюся из гундосого матюгальника над Ростком рекламную текстовку. Кащей с довольной физиономией заржал, а Юрка обиженно набычился и сделал вид, будто ничего не слышал.

- Но помни - украл, выпил - в "Свободу", украл, выпил - в…

- И вон туда! - Кащей коротко и сильно ткнул его в бок разошедшегося не на шутку Ежа, указывая пальцем на три продолговатых мешка, болтающихся на веревках впереди и справа по курсу от внутреннего поста группировки "Долг".

- Опаньки… - приглядевшись, Генка на несколько секунд оторопел.

То, что в сгущающихся ранних сумерках казалось продолговатыми мешками, оказалось телами троих человек, у одного половину лица закрывала черно-красная долговская бандана; двое других - без каких-либо отличительных знаков кланов, одетые в самые распространенные модели сталкерских защитных комбезов. На каждом трупе спереди висело по фанерной табличке с коряво намалеванными надписями. Надпись на табличке долговца коротко сообщала "Предатель", на одном из сталкеров доходчиво разжевывала "Он стрелял на территории "Долга", на другом опять-таки коротко значилось: "Вор".

Генка подошел поближе. Да, тела были самые настоящие - последнюю надежду, что на веревках развешены все-таки набитые чучела, развеяли вороны, с недовольным граем взлетевшие с плеч мертвецов.

- Ну что, осознал?! - ехидно осведомился Кащей. - Их специально тут оставили. На месте исполнения приговора… В воспитательных целях, так сказать. Потому что всегда эффективней один раз увидеть, чем десять раз услышать.

Обалдевший Ёж чуть прикусил губу. Мало того, что зрелище было не для слабонервных, так еще и во всей красе демонстрировало, насколько процветают в здешних местах порядки и нравы диких территорий.

- А стрелявшего на территории не проще было сразу пристрелить, чем отлавливать и вешать? Как его брали-то? И может быть, табличку на него потом уже нужную надели, а этого типа вообще казнили за что-то другое … - брякнул Ёж только ради того, чтоб хоть немного скрыть замешательство.

- Стрелка этого сначала подстрелили, прежде чем разоружить, - спокойно пояснил Кащей. - Вон, глянь на тело. Комбез на плече в клочья… Оружие выронил, ну тут хулигана хвать - и на самосуд…

Надо сказать, Ёж все-таки был шокирован. Даже на Юрку зрелище не произвело настолько же ошарашивающего воздействия. Правда, парень, в отличие от Генки, уже бывал на Ростке раньше, и успел повидать "наглядное предупреждение" долговцев всем потенциальным нарушителям установленных здесь правил. Но Геннадий Валохин не был бы отчаянным репортером из "Криминальной хроники" или, по крайней мере, не задержался бы там надолго, если бы надолго впадал в шок от вида мертвых тел и не умел быстро адаптироваться к изменившейся ситуации.

- Эй, народ, постойте-ка, - окликнул он спутников.

Генка воровато огляделся по сторонам, оценивая, насколько далеко их тройка находится от внутреннего блок-поста, над которым маячили головы пятерых дежурных. Прикинул, что все-таки довольно близко. Вот если только Кащей и Юрка прикроют его спинами с той стороны… Тогда можно достать из рюкзака видеокамеру и незаметно навести ее на импровизированную виселицу… Только очень неудобно будет ловить изображение в видоискатель - придется снимать от пояса, максимум от уровня груди. Поднимать камеру к лицу нельзя - с блок-поста заметят. Вот когда Генка в который раз пожалел, что не догадался перед поездкой выпросить у Фокса "шпионку" - мини-камеру, которую можно хоть в кулаке спрятать. Но ведь и заказчик, и исполнитель рассчитывали, что съемки будут вестись сугубо в безлюдных помещениях…

- Ёж, не дури, - тихо сказал Кащей, видя, как Генка уже начал было снимать со спины рюкзак. Догадался, зачем журналист туда полез. - Заметят. Да и темновато уже, все равно на картинке мало что будет видно.

- Ладно, ладно… - пробурчал в ответ Ёж, уже мысленно соглашаясь с тем, что Кащей прав.

Лучше заняться съемкой завтра, при свете дня - хоть и тускло-серого, но все-таки более светлого, чем сизые сумерки. А заодно придумать, как бы половчее замаскировать камеру от посторонних глаз. Генка сюда не за неприятностями пришел, а как раз наоборот.

На территории базы он наконец-то ощутил себя в более-менее цивилизованном мире. Звуки голосов, доносящиеся с разных сторон; шаги, дымок костров и запахи кухни… Перебранки, хохот, полупьяное бурчание, неторопливые разговоры - под вечер сюда, похоже, потихоньку сползлись оказавшиеся поблизости сталкеры, чтоб спокойно выспаться на охраняемой и практически безопасной территории. Ярко-желтая сигнальная лента, привязанная к воткнутым в землю металлическим прутьям и какой-то угловатой сварной конструкции, лежащей на асфальте, опоясывает пятачок метра три-четыре в диаметре. Для самых непонятливых - к сварной конструкции придавлен кирпичом кусок картона с корявой надписью от руки: "Осторожно, аномалия!"

Чувствуется, люди тут живут. И через одного среди гостей, которым предписано держать оружие исключительно за спиной, неторопливой и уверенной походкой вышагивают долговцы со стволами наизготовку. Все в однотипных защитных костюмах с красно-черными цветами клана - нашивки, банданы, нарукавные повязки… Чтоб сразу было видно, кто тут за порядком следит и в чьем присутствии баловать не рекомендуется.

Кащей остановил группу прямо посреди асфальтового пятачка.

- Ну что, народ, какие будут предложения по поводу хавчика? Пойдем на готовенькое или сами будем кашеварить? Первый вариант - придется раскошелиться, второй - придется канителиться…

- Сами, - решительно сказал Юрка. - Вы только воды чистой в баре возьмите, и я сварю хоть похлебку, хоть кашу. Котелки у меня есть. Дрова знаю где взять, бывал здесь уже.

- Инициатива наказуема, - хмыкнул Паша.

- Да я займусь стряпней, - ничуть не обиделся Юрка. - Ни к чему деньги зазря на ветер бросать. Продукты в баре покупать дешевле выходит. Давайте только место выберем, где остановиться, рюкзаки там бросим, а я присмотрю за вещами, пока вы за водой сходите.

- Ишь ты, хозяйственный какой… Чего прикупить-то?

- Крупы какой-нибудь и тушенки. Если крупы не будет, то макаронов можно. Картошку только не берите, а то мало ли где она росла… Слышал я, что какие-то придурки прямо здесь, в окрестностях Зоны, ее выращивают.

- Она небось в темноте светится, как артефакт?! - фыркнул Генка. - Ладно, товарищ завхоз, картошку брать не будем. Сейчас сходим за водой, только сначала место для ночевки найдем…

- Как ты сказал? - вдруг тормознул его Кащей. - Завхоз? О, точно - Завхоз!

Он обернулся к Юрке и назидательно потряс указательным пальцем:

- Вот и погоняло тебе нашлось! Завхоз, как есть завхоз!

Кащей повторял только что придуманную кличку на все лады, словно примерял - а как она подойдет к своему носителю, как уживется с этим обстоятельным и серьезным - даже где-то в чем-то преувеличенно серьезным парнем. И, похоже, остался доволен находкой.

Они расположились в свободном боковом помещеньице рядом с цехом - когда-то здесь была, наверное, табельная или каморка нарядчика. Окна, правда, все без стекол - одно забрано щитом из досок, другое зияет дырой; но никого это не смутило. Зато к костерку снаружи можно выпрыгивать прямо из оконного проема.

…Ёж полусидя развалился на коврике-"пенке", вытянув ноги к огню, и все в мире было прекрасно. Расшнурованные берцы проветривались поодаль, в кружке остывал чай с дымком и золой, из котелка еще можно было наскрести вторую порцию гречки с тушенкой - но уже не хотелось; выпирающие из рюкзака твердые ребра и углы поклажи давили в спину, но это совсем даже не волновало. Накатывала сонная истома, голоса и звуки перемешивались и казались все нереальнее; если закрыть глаза - то вполне можно было представить, что сидишь где-нибудь на пикнике в пригородном лесу, в получасе ходьбы до электрички, а вокруг - беззаботные приятели-туристы… Если бы только эхо не принесло раскатистый треск автоматной очереди вдалеке и хриплый рев какой-то твари, переходящий в отчаянный вой. Ёж встряхнулся и приоткрыл глаза. Реальность настойчиво напомнила о себе.

- Завтра двинем на Агропром, - сообщил Кащей. В отблесках костра его лысина отсвечивала оранжевым, словно мутный круглый плафон. - Не с самого утра, а в середине дня, чтоб к месту подойти, уже когда завечереет. Там пробираться трудно и слишком рискованно хоть в полной темноте, хоть светлым днем. В темноте - того и гляди, на мину налетишь или в аномалию ввалишься, а когда светло - вояки в два счета срисуют.

- Мины?! - встревожено переспросил Юрка, теперь уже - Завхоз.

- Да, особенно вокруг лаза в подземелье натыкано. Да ты не дрейфь, я проходы знаю, - спокойно сказал Кащей. - Главное, за мной след в след, и все будет нормально. Сколько раз там ходил…

- А артефактов там много? - гнул свою линию Завхоз.

- Сейчас уже нет, после выброса все успели подобрать… Да там особо-то и не разгуляешься по округе, чтоб артефакты подбирать. Вояки шастают… А в подземелье… Вот там может быть жарко. Потому-то и идем втроем. Лишний ствол не помешает. Ладно, коллеги, - Кащей коротко усмехнулся и зевнул во весь рот, - давайте-ка на боковую. Кто как, а я уже засыпаю…

* * *