…- Серый! Серый, да ты чё?! Ты объясни толком, что случилось-то?!

- Да ничё! - названный "Серым" резко огрызнулся и взвалил на спину свой рюкзак. - Сидите тут, кормите комаров!

- Да каких, разэтак, комаров?! Тут комаров-то почти нет…

Комаров и в самом деле было мало, несмотря на сырую погоду.

- Серый, ну чего ты взбеленился?

- Ничего, просто хочу на электричку успеть! - крикнул Серый, не оборачиваясь, и припустил по ухабистой грунтовке быстрым шагом.

- Вообще-то я тоже не хочу тут оставаться, - задумчиво произнес Димка, по жизни медлительный и всегда куда более спокойный, чем взбалмошный Серега. - Неприятно здесь как-то.

Бен растерянно топтался на месте, не зная, как разруливать ситуацию - то ли догонять Серого, то ли убеждать двоих оставшихся… А Виталий просто сидел на обочине и молча ждал, чем закончится дело, переводя взгляд поочередно на обоих своих спутников.

- Неприятно, - повторил Димка. - Вот не понятно, что не так, а… Ну, как будто что-то давит. На голову давит. У меня башка то и дело начинает болеть, то начнет - то перестанет, я сначала грешил на ЛЭП, под которой мы перекусывали, электромагнитное поле на меня всегда сильно действует. Но та вышка уже далеко, а башка опять потрескивает. Вот пока мы шли, было еще ничего, а когда здесь остановились - все сильнее и сильнее.

- Ну… Ну давайте, что ли, хотя бы развалины обойдем, раз уж дошли сюда, - предложил Бен. - Зря перлись, что ли?! А на ночлег встанем подальше отсюда, отойдем примерно на километр и там встанем. В лесополосе, около развилки.

- А что развалины? - вмешался Виталий. - Как будто мы никогда развалин не видели… Это ж не замок старинный, а так, коробка кирпичная… Небось какой-нибудь НИИ-сельхоз-навоз тут при "совке" сидел.

- Ну, допустим, побродим мы по развалинам, - подхватил Димка, - а дальше что? Чтоб посмотреть то, что мы хотели, надо ночью в лес идти. А вот я лично не хочу тут на ночлег оставаться. Ну, встанем мы за километр от поселка. И что? Потом опять сюда попремся? По темноте грязь месить?! Вон как дорогу-то развезло! Чушь собачья…

Бен от досады чуть не плакал.

- Ребята, ну ради чего мы столько тащились сюда… Сами же захотели проверить, правду болтают про свечение на вырубке или брешут… А теперь взять и просто так назад повернуть с полдороги, даже не попытавшись?!

- Лично я давно уже решил, что хочу вернуться, - вдруг выдал Виталий. - Но сначала решил послушать мнение остальных. Да и сыро здесь…

- Вы ж видели, что сыро, когда согласились ехать! - вспылил Бен. - Фиг ли тогда было соглашаться, если промокнуть боитесь?!

Август в этом году выдался мокрый, через день натягивало нудный моросящий дождь. Бен уже совсем было отчаялся подговорить приятелей на загородную поездку, но вдруг природа одарила тремя ясными днями. Он думал, что этих дней хватило для того, чтоб за городом подсохло, но то ли земля уже основательно пропиталась влагой, то ли ясно было только над городом, а здесь по-прежнему моросило, но факт - лес встретил промозглой сыростью, а в рытвинах на дороге стояла жидкая грязь. Вроде бы пустяк для бывалых туристов, Виталий вон хвастался рассказами о ночевках на нерастаявшем апрельском снегу и разведении костров под проливным дождем, а тут вдруг…

- Димыч, ты за то, чтоб возвращаться? Как раз к предпоследней электричке до станции добредем… Тогда ты, Бен, в меньшинстве. Считай, вопрос решен голосованием.

- Эх, вы… Трусы! Топайте на свою электричку и валите домой! Блин, с кем связался… Идите, идите, я и без вас обойдусь! - Бен подхватил рюкзак, рывком продел руки в лямки, и зашагал по направлению к поселку.

- Вадим, не валяй дурака, - окликнул сзади рассудительный Виталий. - Еще не хватало тебе тут заблудиться.

- Где тут заблуждаться?! - Бен остановился. - В этих трех пеньках?! Ничего со мной не случится. Валяйте, а я один тут все посмотрю.

- Не дури!

- Никто меня не съест, - отмахнулся Бен. - Волков здесь нет, злобных маньяков - тем более. В городе и то опасней. Ничего, ничего, давайте, двигайте.

Димка смотрел, как красный рюкзак Бена, быстро удаляясь, мелькает среди сосен.

- Может, догоним его? - нерешительно спросил он Виталия.

- Да ну его, не маленький, - отмахнулся тот. - Пусть побегает… Переночует один в лесу - глядишь, голова поостынет. Ничего здесь с ним не случится, на крайняк, у него мобильник есть. Позвонит, если заблудится.

Лесополоса из корявых сосенок осталась позади. Вадим Беневицкий, среди друзей чаще именуемый Бен, шагал по грунтовке, которая когда-то была главной улицей поселка в три десятка домов. Между колеями бурно разрослись травы - видимо, по дороге ездили весьма редко. Да и немудрено, поселок работников леспромхоза обезлюдел еще лет пятнадцать назад. В те же времена расформировали и колонию, чьи обитатели и составляли основную рабочую силу леспромхоза. Вместе со страной разваливалось все, даже тюремные стены, потому зеков из вконец обветшавшего лагеря рассовали по другим, более-менее действующим, а леспромхоз приказал долго жить. "Или нет, кажется, сначала леспромхоз загнулся, и колония осталась без доходов", - вспоминал Бен сведения, которые вычитал из старых газет, готовясь к поездке обстоятельно и всерьез. Люди отсюда разъехались, а некоторое время спустя поползли слухи о странных для здешних мест сполохах в лесу над бывшей вырубкой. Может быть, никаких свечений тут никогда и не бывало, а все это насочиняли журналисты, которым тоже хочется кушать. Во всяком случае, интересно было проверить слухи самому, и Бен подбил троих из институтского туристического клуба на поездку. Серега, Димыч и Виталий из прочих любителей "на себя взвалить побольше и подальше унести" выделялись интересом ко всяким необычным и загадочным явлениям, не пропускали ни одной телепередачи о Зоне и с увлечением почитывали местную прессу об аномальщине. А потом - бывали уже случаи - нагружали рюкзаки и ехали в район описываемых событий в надежде хоть что-нибудь "этакое" увидеть своими глазами. Конечно, в настоящую Зону отчуждения никто из них не собрался бы, здравого смысла у парней хватало; но наверняка каждый из них потихоньку, в глубине души, во время поездок по "интересным местам" родной области представлял себя сталкером.

Свечения в лесу на заброшенной вырубке? Почему бы не съездить и не посмотреть? Даже если ничего и не увидим, то хотя бы своими глазами убедимся, что ничего такого в том районе отродясь не бывало. Идею насчет старого леспромхоза и заброшенного поселка им подкинул Бен; парни с энтузиазмом ухватились за нее, а что вышло в итоге?

Пока шли с электрички через лес - веселились, шутили, трепались о последнем выпуске "Территории непознанного", перетирали очередную версию ведущего программы о возникновении Зоны. Почти дошли до цели, присели отдохнуть на самой окраине поселка, и тут началось… Бена покусывала досада. Ну почему, почему все пошло наперекосяк?! Сначала Серега вспылил из-за какой-то ерунды и разругался со всеми. Потом Димыч смутил своими предчувствиями. Потом Виталий, самый старший и рассудительный, к которому молодняк обычно прислушивался, своим авторитетом поставил точку в споре. И только у него, у Бена, почему-то ни голова не заболела, ни комары не закусали, ни домой не потянуло…

"Да ну их на хрен! - злился Бен, быстрым шагом приближаясь к двухэтажному зданию, которое Виталий обозвал "НИИ-сельхоз-навоз". - И без них обойдусь! А вдруг повезет, вдруг и правда здесь окажется что-нибудь необычное?! Нащелкаю фоток, а эти трусы пусть потом от зависти позеленеют!"

Кирпичная коробка зияла темными провалами окон с болтающимися кое-где рамами без намека на стекла. Да конечно, никакой это не НИИ. Наверняка бывший офис… То есть нет, конечно, не офис, тогда таких слов не знали, а контора - здание управления леспромхоза. Хотя двухэтажная контора великовата для такого мелкого предприятия; в ней, пожалуй, могли бы усесться за рабочими столами все без исключения жители поселка. Люди со стороны вряд ли приезжали сюда на работу - ближайшая станция электрички в пяти километрах; автотрасса, по которой ходят междугородние автобусы - в восьми, и от нее к леспромхозу сворачивает ухабистая грунтовая дорога. У многих ли двадцать-тридцать лет назад имелись личные автомобили? Да плюс к тому же весной и осенью по грунтовке наверняка можно было проехать только на тракторе.

За этими размышлениями Бен обошел вокруг здания; дверь была распахнута настежь; что и от кого тут запирать?! Внутри ничего, кроме мусора и слежавшихся пластов прошлогодних осенних листьев, спрессованных вперемежку с грязью. Бен поднялся по скрипучей деревянной лестнице на второй этаж, осторожно проверяя ногой ступеньки на прочность. Ничего… И здесь те же мусор, грязь и запустение. Он постоял у окна - где-то в той стороне, судя по карте, находится заброшенная вырубка, но сейчас ее не видно за густыми кронами сосен. Сходить туда сейчас, что ли… Пятый час, день катится к вечеру, но до темноты еще есть время. Да, пожалуй, надо пойти поискать вырубку заранее. Бен поправил рюкзак, спустился по лестнице и пошел к лесу.

…Не доезжая около полукилометра до заброшенного поселка, Роман Фадеев остановил машину, достал из кармана мобильник и набрал номер.

- Юрий Михайлович? Здравствуйте… Я подъезжаю.

- Да-да, Рома, - отозвался из динамика пожилой мужской голос. - Давай. Ждем. Толик тебя встретит… Да пожалуй, я и сам поднимусь.

Поплутав по лесу с полчаса, Бен вышел на довольно большую поляну, заросшую кустарником. Оглядел несколько стволов, давным-давно поваленных, да так и брошенных, и торчащие повсюду пеньки - да, похоже, это и есть та самая вырубка. Тихо и сыро… Ветер шелестит в сосновых кронах да комары зудят. И на первый взгляд нету совершенно ничего аномального…

Бен с облегчением скинул рюкзак, присел на поваленный ствол, вытащил пакет с бутербродами и, жуя, задумался. На открытом месте еще светло, но в чаще леса уже начали сгущаться тени. Через пару часов здесь станет совсем темно… Бен вдруг отчетливо, в красках, представил себе кромешную тьму вокруг, маленький пятачок света возле потрескивающего костра и шорохи за спиной, в каждом из которых будет мерещиться чье-то дыхание или шаги… И невольно вздрогнул. Н-да, выходит, он слишком погорячился, когда решился на ночлег в лесу в одиночку. Да и палатки-то нет, Виталий взял свою, одну на четверых - немного тесновато, зато не тащить лишнего, и палатка осталась в рюкзаке хозяина. Вот засада-то! Друзья, называется… Как подвели! Как назло, и Светка не захотела поехать. Сослалась на плохое самочувствие. А поехала бы подруга - Бен взял бы свою палатку, и спокойненько переночевали бы здесь вдвоем. Уж Светка наверняка не заныла бы и не запросилась домой… Тем более, глупо не воспользоваться возможностью уединиться в лесу, если больше уединяться негде!

Но комары-ы-ы… Вот здесь они зверствуют! Не то что в поселке - там, считай, их и вовсе нет. А здесь за несколько минут облепили, стоило присесть. Бен в очередной раз отмахнулся от настырных насекомых, лезущих прямо в глаза, и от резкого взмаха ломтики полукопченой колбасы посыпались с недоеденного бутерброда в траву. Черт побери! Бен выругался и с досады запустил остатками булки в кусты. Черт, черт, черт! Придется уходить и возвращаться в город несолоно хлебавши. Иначе обеспечена беспокойная и наверняка совершенно бесплодная в плане наблюдений ночь, потому что вся она будет потрачена на борьбу с комарами и накатывающим страхом. Бен уже не раз ночевал в лесу и ничуть не боялся отходить в сторону от лагеря в одиночку; но одно дело - мерцающий между деревьев костер, возле которого сидят друзья, доносящиеся обрывки разговора и бренчание гитары, и совсем другое - осознание того, что на много километров вокруг совершенно никого нет. Он даже не подозревал до сего дня, насколько боится остаться один в темноте.

Ругаясь сквозь зубы, злющий на весь белый свет, Бен взвалил на спину рюкзак и пошел по направлению к дороге. К поселку возвращаться необязательно, грунтовка здесь делает небольшую петлю, если идти напрямик через лес, можно немного срезать.

Окажись Бен в это время в поселке, он застал бы совершенно неожиданную для себя картину: возле здания бывшей конторы стоит светло-серый "Жигуленок"-"семерка" с раскрытым багажником, и двое парней выгружают из него набитые клетчатые сумки. Потом один из них, перегнувшись от тяжести набок, перетаскивает по одной сумке внутрь здания, а второго окликает вышедший следом за "грузчиком" пожилой мужчина.

- Рома, вот флэшка для Шепелева… Здесь подробный отчет и все данные.

- Да, хорошо, я все передам, - Роман коротко кивнул и спрятал пластмассовый пенальчик во внутренний карман куртки.

- Что же ты не спросишь, как у нас продвигаются дела? - В тоне пожилого прозвучало некоторое разочарование. - Неужели тебя даже не интересует, сколько еще тебе к нам кататься?

- Сколько нужно - столько и буду, Юрий Михайлович…

- Ездить-то ты будешь, а толку-то это делать! - проворчал пожилой. Ему, по большому счету, было безразлично - интересует ли Романа тема разговора или нет, просто хотелось побурчать и посетовать на обстоятельства. - Мотаешься-мотаешься к нам, устал, вон какие синяки под глазами… И в выходные тебе покоя не дают… А дела хреновато продвигаются, вот что! Радиус действия маленький, рассеивание большое, мощность установки явно недостаточная, а как ее увеличить - не могу понять, сколько уже копаемся, а все без толку…

- Извините, Юрий Михайлович, я ничего не понимаю в этих делах, - решительно перебил собеседника Роман.

- Да все ты понимаешь, Ромка, ты же неглупый парень, просто намекаешь мне, старому, что болтун - находка для шпиона… - Юрий Михайлович с преувеличенным интересом стал рыться в последней оставшейся возле машины сумке, делая вид, что ищет в ней что-то очень нужное.

Тем временем из здания выбежал взмокший Толик.

- Юрий Михалыч, давайте-ка я ее вниз отнесу, там разберем, и найдете все, что нужно, - он подхватил ручки сумки и потащил ее в упомянутый "низ".

- Ладно, Рома, всего хорошего, Шепелеву от нас привет передавай вместе с флэшкой!

- До свидания, - сухо попрощался Роман, усаживаясь за руль.

* * *

Бен топал через лес. То ли показалось, то ли где-то недалеко раздавался рокот автомобильного мотора… Неужели кого-то занесло в эту глушь на колесах?! А ведь было бы неплохо, если бы удалось его тормознуть! Слабый звук мотора заглушило налетевшим порывом ветра, а когда стих ветер - то и мотор замолк; наверно, уехали… Бен вышел из зарослей молодого сосняка на дорогу. Впереди, метрах в трехстах, в наполненной грязной жижей рытвине застряла светло-серая "семерка", а водитель бродил рядом, явно прикидывая, как теперь вызволять своего железного коня из западни.

Вот уж сел так сел! По самое брюхо… Мотор надрывался, "Жигуленок" буксовал в грязи, не продвигаясь ни на метр ни назад, ни вперед. Роман выругался и заглушил двигатель. Вылез из машины.

А ведь догадывался, что дело вполне может этим боком повернуться! Дожди, грязища, а ехать ему по проселочным дорогам… Потому Роман с утра специально заскочил в управление, хотел взять служебную "Ниву", которая спокойно выплывет из любой грязи, но вышел облом - "Нива" оказалась на ремонте. А "УАЗик" с утра пораньше забрал коллега из соседнего отдела. Тьфу ты! Ну, и что было делать? Пришлось рискнуть и отправиться в путь на своем собственном "Жигуленке". Вот риск боком и вышел…

И что же теперь? Искать подходящую лесину - подсунуть под колеса? Срубить нечем. Похоже, придется звонить и просить Толика бежать на подмогу. Эх, черт побери, пока он соберется, да пока добежит… Роман успел отъехать от поселка примерно на километр. А что делать, одному ему тачку из рытвины не вытолкнуть… Роман полез было за телефоном, как вдруг краем глаза заметил какое-то движущееся пятно неподалеку, где только что ничего, кроме молодых сосен, не было. Он вскинул голову - да, так и есть, человек. Джинсы, штормовка, красный рюкзак. Турист… Эх, однако, и вовремя же! Ну ладно. Значит, обойдемся без Толика.

- Э-эй! - радостно завопил турист, размахивая руками. И припустил к незнакомцу трусцой.

Роман смотрел на подбежавшего путешественника. Совсем еще юнец, на вид - не старше двадцати. Невысокий, темноволосый, круглолицый, весь какой-то мяклый… Не то чтоб толстый, сейчас-то еще ничего, а вот годам к тридцати имеет все шансы отрастить пузо. Наивный лопоухий щенок, ишь ты, как рванул к незнакомцу на пустой дороге… "Тюкнуть его по башке и запихать тело в багажник - без проблем, если бы мне это было надо", - усмехнулся про себя Роман. Интересно, как пацана одного занесло в такую глушь? Или следом там целая орава плетется, просто этот вперед убежал?

- Привет! - Бен подбежал к машине. - Что, влип?

Бродящий рядом с ней водитель был мрачен. И похоже, не только от внезапно свалившейся на голову проблемы. В его внешности и выражении лица угадывалось нечто такое же угрюмо-жесткое, как у вадимова сокурсника Сашки Овчинникова, отслужившего три года по контракту на охране периметра Зоны. Вот у того реально сдвинулась крыша - Бен сам убедился, насколько необходимость стрелять по людям уродует человеческую психику. Овчинников мог буквально из ничего раздуть скандал и ни за что дать по морде или врезать под дых; Бен опасался общаться с ним даже по необходимости. А незнакомый водитель был жесткий, но не опасный - такие вещи Бен чуял нутром. Может, служил в каких-то силовых структурах, а теперь уволился? По возрасту вполне тянет - выглядит где-то на тридцать или чуть больше. По внешности - не качок, худощавый и жилистый, но это ни о чем не говорит; это только в голливудских боевиках все крутые "солджеры" - накачанные атлеты. На полголовы повыше Бена, темно-рыжие волосы очень коротко острижены. Одет вроде бы как горожанин, выехавший на дачу. Но на заднем сиденье не громоздятся сумки с яблоками и помидорами, а из багажника не торчат черенки лопат и граблей…

- Влип, как видишь, - нелюбезно процедил сквозь зубы водитель. - Сел по самое не балуйся.

- Помочь?! - с готовностью предложил Бен, и тут же с хитреньким прищуром уточнил: - Баш на баш! Выталкиваем твою тачку - а ты подвозишь меня. Ты вообще докуда едешь-то? До города подбросишь?

"А паренек-то шустрый! Сразу быка за рога… Ладно еще один! Но любопытно, что он один здесь делает… Далековато для загородных прогулок… Проходит маршрут ради какого-то разряда по туризму?" В спортивно-туристических делах Роман совсем не разбирался, вернее - что-то слышал краем уха, но подробностями не интересовался. "Неужели мимо поселка проходит какой-то маршрут? Или этого одиночку другим ветром занесло? Наверняка он мотался еще и по поселку… А вдруг в здание лазил?! Надо будет его аккуратно расспросить, не увидел ли он там кого-то. Или чего-то. Вот еще одна причина для того, чтоб подвезти "туриста". И можно не только до шоссе, а и до города, хотя бы до окраины. До шоссе - слишком близко, а разговор может получиться долгим."

- Я в Юбилейный, - с мрачным видом пояснил Роман.

Его раздражение и недовольство были вызваны вполне понятной причиной. Вот только еще незваного попутчика не хватало для полного счастья! Да еще расспрашивать его! Называется, собрался спокойно поехать в одиночестве и подумать о своем… Но до Юбилейного вполне можно успеть поговорить об всем интересующем, и терпеть пассажира до самого города не будет никакой необходимости.

Поселок городского типа с праздничным названием, выстроенный возле карьера и гипсового комбината, находился на полпути до города, на перекрестке железнодорожной ветки и оживленной автотрассы.

- Замечательно! Устроит!

- Давай, согласился Роман. - Я за руль, а ты сзади подтолкнешь. Да рюкзак-то пока положи где посуше…

- Ага, конечно! Заводи!

"Да высажу его около Юбилейного, - думал Роман, заводя мотор. - Вообще-то можно бы и до города довезти, но не хочу. Оттуда и сам спокойно доберется."

В зеркале было видно, как турист изо всех сил упирается в капот. Не силач, конечно, да ладно уж, грех жаловаться на судьбу, что послала хоть такого помощника! "Жигуленок" раскачивался взад и вперед, но вот вперед удалось сдвинуться чуть-чуть больше, чем назад, еще раз, еще толчок, и машина наконец-то выкатилась из рытвины.

- Уррра! - завопил обляпанный грязью турист. - Йееес!

И побежал за оставленным на обочине рюкзаком.

- Кидай его на заднее сиденье, а сам вперед садись, - предложил Роман.

- А тряпки никакой нет? Хоть немного грязь обтереть, а то все чехлы тебе перемажу…

- Да ладно, садись давай, - отмахнулся Роман. - У меня там не настолько чисто, чтоб из-за нескольких брызг шугаться.

"Жигуленок" подскакивал на ухабах и продвигался по направлению к шоссе с фантастической скоростью - около тридцати километров в час. Пассажир ухал и ойкал, пару раз приложился плечом о дверцу.

- Зато выезжаешь, можно сказать, с комфортом! - Роман счел ситуацию подходящей для начала разговора. - Сюда на своих двоих тащился, а отсюда - на колесах, хоть и вскачь. Как забрел в эту глушь-то? Неужели один?!

- Нет, мы вчетвером приехали…

- А остальные где? Они остались, а ты решил домой валить?

- Не, наоборот! Они уже давно ушли на электричку, а я хотел остаться. А потом… Ой! Тоже решил, что надо сваливать.

- А смысл ночевать одному в лесу? - Роман неподдельно удивился.

- Да хотел кое-что увидеть, - немного смутившись, отмахнулся пассажир.

- Где?!

- Ну, на вырубке возле брошенного поселка.

- А-а… Понял. Да, слышал я кое-то забавное про те места, - Роман забросил пробную наживку и теперь с любопытством приглядывался к пассажиру.

Парень сначала смутился еще больше. Умолк, покусывая нижнюю губу, и с сосредоточенным видом ерошил пятерней короткие курчавящиеся волосы. По его лицу было видно, как борется здравый смысл с желанием поделиться "страшным секретом". Когда его прическа стала напоминать последствия взрыва на складе колючей проволоки, пассажир наконец-то решился:

- Про вспышки и свечения в районе вырубки ты слышал? Ну, что там видели что-то похожее на северное сияние?!

"Ого, интересные же слухи ходят про наш леспромхоз!", - подумал Роман. А вслух подтвердил:

- Да, слышал… Ну и как? Ты-то что-нибудь необычное увидел?

- Неа, - грустно вздохнул парень. И вкратце пересказал Роману историю сегодняшних злоключений.

"Надо же, сам! И за язык тянуть не пришлось!" Редкий случай, когда болтливость попутчика оказалась на руку и обрадовала Романа.

Да и ничего страшного не произошло… Ничего пацан не заметил и не нашел. Замечательно. Можно оставить его в покое и… И даже не докладывать шефу. Самому Роману же легче будет! Поговорил. Проверил. Выяснил. И можно с чистой совестью "сдать дело в архив" и не морочиться.

Он устал. За прошедшую неделю Роман банально устал. Вроде бы ничего особенного не происходило, но в привычной, повседневной деятельности закручивалась какая-то непонятная суета и все больше и больше набирала обороты. Что-то затевается… И скоро что-то изменится. Романа пока не посвящали ни в какие планы и намерения начальства, но сложно не заметить нарастающую скорость бега по стенам в родной конторе; и можно предположить, что скоро начнут бегать уже по потолку, да еще и самого Романа туда загонят.

Ну и на кой черт, спрашивается, при таком раскладе взваливать на свой загривок лишнюю работу?! Да еще и портить жизнь этому мальчишке?! Наивный веселый щенок, наверняка студент, наверняка из благополучной семьи, живет в свое удовольствие - были бы в жизни серьезные проблемы, было бы не до рюкзаков и палаток; а так - развлекается в меру сил. Все эта его беготня за аномальщиной - чистой воды ребячество. Через годик, максимум два - повзрослеет, интересы поменяются, и походы "по следам летающих тарелок" он оставит сам. И даже не вспомнит, в какой желтой газете и когда вычитал про очередного снежного человека, обитающего на заброшенной макаронной фабрике. Роман испытывал даже подобие белой зависти к тому, чего не было у него, но было у этого парня. Пусть живет себе спокойно…

"А мне работы меньше. Не надо будет ничего о нем выяснять, не надо будет досье собирать… Камерами слежения подходы к лаборатории не оборудовали - наши извечные экономия да чисто русский авось. Значит, его физиономия нигде не зафиксирована. И хрен докажешь, что он там был почти одновременно со мной, и мы могли столкнуться…"

Да, и кстати, надо парню хоть мысль подкинуть, чтоб не рисковал и не совался обратно к леспромхозу.

- А знаешь, я ведь тоже наслушался про эти свечения… - с задумчивым видом сказал Роман. - Тоже интересовался… Короче, ездил я туда. И не один раз, в разное время. Торчал там в лесу с видеокамерой наготове, комаров кормил… Без толку! Ничего там нет. Хоть бы раз, хоть бы что, хоть бы маленько в небе вспыхнуло…

- Жалко, - вздохнул попутчик. - Значит, там ловить нечего… Эх, а в газете понаписали!

- Что удивительного? - жестко усмехнулся Роман. - Газетчики тоже есть хотят. И не просто хлебушек, а с маслом и желательно с икрой.

- Да… Слушай, а чего ж мы до сих пор не познакомимся, а? Бен! - попутчик протянул ладонь. - То есть Вадим. Но лучше - Бен.

- Роман, - водитель, не поворачивая головы, оторвал правую руку от руля.

"Бен… Кличка, значит… Или интернетовский ник. Да неважно… Надо будет -найду без проблем. Можно предложить довезти его до самого дома. Придумать какую-то причину, по которой мне надо заехать в Юбилейный ненадолго, а потом ехать в город. Вместе с ним. Но я не хочу… Тупо не хочу. А хочу я по дороге заехать за продуктами, дома вывалить на сковородку пакет овощной смеси, открыть тушенку, а потом устроится перед телевизором, сунуть в двд-плеер диск с фильмом и спокойно поесть, поглядывая на экран."

Разговор иссяк. А до Юбилейного оставалось еще с полчаса езды.

Знай Роман в тот августовский день, чем занимаются ученые умники в подвале под конторой бывшего леспромхоза, неизвестно, как бы повернулась судьба Бена. Во всяком случае, проверенная временем позиция "меньше знаешь - крепче спишь" обеспечила мальчишке еще несколько месяцев спокойной жизни, а Романа избавила от душевных терзаний по поводу недовыполненного служебного долга. Но он никогда не совал нос дальше четко обозначенной границы. Он знал, что Юрий Михайлович и Толик пытаются разобраться с остатками чужих разработок. Что они никак не могут заставить работать как надо какой-то прибор, но никогда не интересовался, какой именно, раз начальник не счел нужным сообщить подробности. Роман всегда четко выполнял инструкции, а выданная Шепелевым инструкция гласила: "Всякий раз останавливаться примерно за полкилометра до поселка, звонить и сообщать о своем приезде". А если бы Роман знал больше, то сопоставил бы кое-что из рассказа Бена с кое-чем, известным ему самому, и тогда он обязательно довез бы юного туриста до дома, а потом доложил обо всем Шепелеву.

Но Роман не знал. И потому высадил Бена на автотрассе возле Юбилейного, сам въехал в поселок, пристроил машину за ближайшим домом, и вернулся к месту, откуда хорошо просматривалось шоссе. Дождался, пока Бену удалось тормознуть попутку, и убедился, что турист благополучно уехал. После этого вернулся к машине, еще с полчаса подождал и подремал, откинувшись на спинку кресла, и в сгустившихся фиолетовых сумерках поехал в город.

* * *

А постороннего в Леспромхозе действительно никто не заметил. Первые несколько дней после встречи Романа щекотала тревога - ждал, не всплывет ли вдруг, случайно, в разговоре между Шепелевым и Юрием Михайловичем или кем-то из ассистентов, что тут болтался какой-то мальчишка-турист и как раз в то время, когда приезжал Ромка… И тогда уже на голову Романа посыплется немало шишек… Но нет, ничего подобного не всплыло. "Нам обоим повезло", - радовался Роман, вспоминая эту благополучно похороненную историю. В том, что он был-таки прав, не взвалив на свою шею лишней работы, Роман убедился на следующей неделе. Предчувствия не обманули - закрутилось…

Началось все с вызова в кабинет к Шепелеву. Уже с порога Роман увидел чью-то спину шириной со шкаф.

- Роман, знакомься, это Сергей Мальцев, сотрудник охраны. В ближайшее время вам предстоит работать вместе.

"Небось, десантура", - отметил про себя Роман, пожимая могучую клешню новоиспеченного напарника.

- С завтрашнего дня ты, Роман, и ты, Сергей, отправляетесь на подстепновскую базу. Скоро туда же прибудут и другие ваши коллеги, всего трое. Андрея Силантьева знаешь? Ну, а с двумя другими познакомишься. Пройдете двухнедельный курс тренировок перед командировкой, поедете вместе. Ну, скрывать место назначения, думаю, нет смысла, все равно с самого начала занятий у вас будет теоретический спецкурс… Зона. - Последнее слово Шепелев произнес как-то слишком просто и обыденно. Как будто "город Первомайск", например.

"И ведь Мальцев ничуть не удивился, - подумал Роман. - У таких, как он, обычно все эмоции на морде написаны, а этот сидит с непробиваемым выражением, как будто давно уже все узнал и успел наудивляться вдоволь".

- А конечный пункт командировки и собственно ее цель узнаете позже, перед отъездом. Время в запасе есть, поживете в окрестностях Зоны с недельку, пройдете еще стажировку "в поле", поблизости от периметра. Там есть лагерь подготовки военных сталкеров, в нем и будете тренироваться. Вопросы есть? Если нет, то ты, Сергей, можешь быть свободен. А мы с Ромой еще поговорим…

Шепелев с теми, кто был заметно младше его по возрасту, обожал выстраивать панибратские отношения. Едва попав под его руководство, Роман сразу стал у Шепелева "Ромой", а уж обращения на "вы" и вовсе никогда не удостаивался. Хотя при том, что Шепелев с некоторой натяжкой годился Роману в отцы, возражать и требовать иного было бы глупо.

- Вижу по лицу, что у тебя вопросы есть, - не без удовольствия заметил Шепелев.

- Да. Не спрашиваю - "почему я?", это и так понятно. Это моя работа… Не спрашиваю, почему Силантьев… Если не ошибаюсь, он ведь уже не раз бывал в Зоне… Но, Игорь Владимирович, почему Мальцев?

- Потому, что именно от него и будет зависеть успешное достижение цели вашей командировки, - ответил Шепелев, многозначительно глядя на подчиненного.

До Романа дошло, что задавать вопросы на эту тему пока что бесполезно… Во всяком случае, до Зоны.

* * *