Против чего ведется нынешняя мировая война, охватывающая все новые и новые страны и регионы? Можно не сомневаться, что большинство в России и на Западе ответит: «против терроризма» или «против авторитаризма».

Это стандартные мотивы, которые СМИ активно внедряют в массовое сознание для того, чтобы хоть как-то оправдать войну или дать ей какое-то объяснение. Но, как известно, у всякой войны есть две стороны: открытая, используемая как маска, и тайная, тщательно скрываемая.

Так что же скрывается за маской современной войны? Против чего она действительно направлена и каковы ее особенности и структура?

Чтобы ответить на вопрос, на что в действительности направлена современная война, необходимо проанализировать, какие войны она структурно включает. А чтобы выявить структуру большой войны и ее составляющие, требуется уяснить, что мы относим к понятию «война», то есть каковы ее критерии.

Раньше войны велись традиционными вооруженными средствами с использованием регулярных армий. И критерием войны всегда считались средства ее ведения. То есть если применяются огневые средства, – это война, если нет – следовательно, это мир.

Специфика нынешней войны заключается в том, что она ведется не только традиционными вооруженными средствами, но и нетрадиционными и невооруженными, например политическими, экономическими, информационными, духовными, которые оказываются намного эффективнее и сокрушительнее. С позиций этого подхода, критерием войны являются не средства, а достигнутые цели, сопоставимые с целями, которые обычно преследуются в ходе традиционной войны. Это, как правило, уничтожение, разграбление, смена режима и оккупация. На современном этапе эти цели могут быть достигнуты без применения оружия.

Если посмотреть на «холодную войну» с точки зрения критерия средств ведения, то можно с уверенностью сказать, что это и не война вовсе. Там ведь не было использовано огневых средств поражения. Такого мнения придерживаются некоторые военные теоретики, которые упорно готовятся, как говорится, к прошлой войне.

Но если к «холодной войне» применить критерий достигнутых целей, то нам предстанет зловещая картина результатов сражения. Здесь все то, о чем мог мечтать Гитлер, предпринимая вооруженную агрессию против нашей страны. Цели абсолютно идентичны: уничтожение СССР, разграбление национальных богатств, смена режима на марионеточный и оккупация политического, экономического и информационного пространства. Только Гитлер со своим вооружением потерпел поражение, а Запад, не применяя оружия, одержал победу по причине того, что мы просто не распознали эту войну. Мы готовились к вооруженному столкновению в открытом бою, а получили удар ножом в спину.

Вышеприведенные рассуждения дают основания отнести «холодную войну» к составляющим нынешней мировой войны. Очевидно, что в структуру этой большой войны входят также и война в Югославии, и война в Ираке, и агрессия Израиля против Ливана, и беспрецедентное в мировой правовой практике отделение Косово от Сербии. Война против Афганистана стала удобным поводом для создания американских военных баз, с которых вооруженные силы США и НАТО могут уничтожать наши ядерные объекты с близкого расстояния своими неядерными силами.

Если говорить о смене режима как цели нынешней войны, то в ее структуру правомерно включить революции в Грузии и на Украине, в ходе которых были установлены марионеточные проамериканские и антироссийские режимы.

В Писании сказано: «По плодам их узнаете их» (Мф 7:16). Каковы же истинные «плоды» этих войн, что их роднит и что позволяет объединить их в структуру одной большой войны? Эти войны объединяет общая достигнутая цель, один и тот же результат. «Холодная война» закончилась распадом СССР и уходом его в небытие. Агрессия против Югославии буквально распылила это государство, и оно было стерто с карты мира. От государства Ирак после американской интервенции осталось только название и руины.

То есть при внешне различных мотивах этих войн их объединяет одна и та же скрытая цель – уничтожение национальной государственности. Государственность является главной мишенью, на которую нацелены все орудия и средства агрессора, развязавшего новую мировую войну.

Но чем опасна государственность для завоевателей, претендующих на мировое господство? Почему ее слом имеет такое принципиальное значение?

Ответ на эти вопросы можно найти в фундаментальном труде А. Барда и Я. Зодерквиста «Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма», выпущенном издательством REUTERS в 2004 году. Нетократия, то есть власть сети, рассматривается в контексте подготовки к установлению нового мирового порядка. Вот цитата из этого доктринального документа: «Переход от старой к новой парадигме осуществляется поэтапно.

На первом этапе разрушение государства приводит к образованию все большего числа субкультур, «племен» с более узкой идентичностью и лояльностью.

На втором этапе пришедшее в упадок государство заменяется надгосударственными образованиями в политике, экономике и культуре.

Нынешняя ситуация выносит на повестку дня старую как мир идею создания глобального государства».

Как известно, в Православии это глобальное государство связывают с предконечными временами и приходом антихриста, и потому нынешняя война против государственности – это последняя война последних времен.

Согласно стратегии нетократии, первый этап – разрушение государства – ассоциируется с мерами по фрагментации, а второй – замена государства надгосударственными образованиями - будет осуществляться в ходе интеграции. Ее результатом и будет создание глобального государства.

То есть выбор государственности в качестве мишени для уничтожения в современной войне против разных стран является не случайным совпадением, а хорошо продуманной и последовательно осуществляемой в мировом масштабе стратегией глобальных сил.

В июне 1991 года в Баден-Бадене (Германия) на заседании пресловутого Бильдербергского клуба Дэвид Рокфеллер сказал: «Для нас было бы невозможным осуществлять наш мировой проект, если бы все эти годы наши планы были предметом гласности. Мир намного сложнее, и сейчас он готов идти маршем к мировому правительству. Сверхнациональный суверенитет интеллектуальной элиты и мировых банкиров, безусловно, предпочтительнее национального самоопределения, которое практикуется последние века».

Представитель клана Рокфеллеров, Ник Рокфеллер, пытаясь привлечь в ряды этой самой интеллектуальной элиты голливудского продюсера и кинодокументалиста Аарона Руссо, сделал в разговоре с ним ряд циничных признаний о целях мирового правительства. Аарон Руссо известен своим документальным фильмом «Америка – от свободы к фашизму» о финансовых преступлениях в недрах Федеральной резервной системы США. В одном из разговоров Рокфеллер спросил Руссо, не хочет ли он вступить в Совет по международным отношениям. Руссо отверг это предложение, сказав, что он не хочет участвовать в порабощении людей. На это Рокфеллер холодно спросил, почему он заботится о «рабах».

В своем интервью Руссо вспоминает, что он задал как-то Рокфеллеру вопрос: «Вы обладаете всеми деньгами мира, которые вам нужны. Вы обладаете всей полнотой власти в мире,которая вам нужна. В чем смысл всего этого, какова конечная цель?» На это Рокфеллер ответил: «Наша конечная цель – добиться того, чтобы все были чипированы. Чтобы контролировать все общество, чтобы банкиры и элита контролировали мир». Рокфеллер даже пообещал Руссо, что, если он присоединится к элите, его чип будет иметь особую отметку, которая позволит ему избежать чрезмерного надзора.

Рокфеллер признался, что война с террором – это ложь и мистификация. За одиннадцать месяцев до террористических актов 11 сентября он предсказал, что произойдет некое «событие», которое приведет к вторжению в Ирак и Афганистан.

Рокфеллер также сказал Руссо, что его фамильный фонд создал и финансировал женское движение за эмансипацию с целью разрушить институт семьи и что сокращение численности населения в мире является основополагающей целью глобальной элиты.

Ну, действительно, чего там стесняться: «Мы – интеллектуальная элита, мы захапали деньги. А теперь хотим править миром». У Ника Рокфеллера получается, что глобализм – это есть глобальная власть элиты плюс чипизация всего мира».

А у Дэвида Рокфеллера получается следующий подтекст: вы должны нам отдать свой национальный суверенитет (не хотите по доброму, заберем с помощью войны), чтобы мы состряпали свой собственный, сверхнациональный, для интеллектуальной элиты. То есть мы, элита, – умные, а вы, дурачки, должны нам подчиняться. Но, видимо, не знаком был Дэвид с русским фольклором, когда произносил эти простые, как пять копеек, слова. Так вот в русских сказках Иванушка-дурачок в конце концов одерживал победу над всякой нечистью и являл чудеса мудрости и силы. Да, не читают в Бильдербержье русских сказок, а зря. Может, умнее бы стали… А поскольку ума не хватает, берут хитростью, коварством, лукавством, преступлениями, действуют исподтишка, тайно. Вывалят свой навоз на дорогу, а сами за угол прячутся. Ждут, кто в него вляпается. И уж кто туда попадает, того сразу тащат к себе. Мол, ты все равно теперь плохо пахнешь, так же, как и мы, оставайся с нами строить из нашего материала мировой порядок и отдай нам все, что у тебя есть: твою свободу, независимость и суверенитет.

Государственности объявлена война, которая ведется тайно и явно и не знает никаких ограничений в выборе сил и средств. Война, которая идет не на жизнь, а в прямом смысле на смерть. Чтобы нам защитить нашу государственность, нужно, во-первых, признать сам факт этой войны, во-вторых, понять ее сущность, и, в-третьих, выработать четкую стратегию отражения агрессии.

Мы должны осознать, что защита нашей государственности – это не только наш гражданский долг, но и, самое главное, наш духовный долг как православных христиан перед Богом. Ведь в конечном итоге речь идет о преданности нашей вере и идеалам Святой Руси.

Опыт «холодной войны», войны в Югославии и войны в Ираке свидетельствует, что светская государственность, даже такая физически и материально мощная, как в Советском Союзе, крайне уязвима, и против нее противник обладает стратегиями борьбы. То есть светская государственность для него не представляет главной опасности.

Цель создания глобального государства - это цель духовного и религиозного характера. Для того чтобы ее достичь, нужно до основания уничтожить священную государственность, даже идею о ней, даже память о ней, полностью скомпрометировать ее историю. Вот в чем враг видит главную для себя опасность. Религиозный характер последней войны последних времен, развязанной для того, чтобы подготовить приход антихриста, делает ее трудной и сложной, не сравнимой ни с какой другой войной в истории человечества. В ней, в отличие от предыдущих войн, вопрос стоит не только о спасении жизни физической или политической, но прежде всего о спасении души. Ибо Господь сказал: «Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более того, кто может и душу, и тело погубить в геенне» (Мф. 10:28). Но что значит убить душу? Это значит, отвратить ее от Бога, от веры, от всего доброго, чистого, святого. Исходя из этого понимания убийства души, мы вправе сказать, что отвращение человека и народа от священной государственности, учрежденной Богом, связанной с православной верой и потому святой, есть тоже убийство души. Поэтому в нынешней войне против государственности жертв неизмеримо больше, чем в обычных войнах. Ведь традиционно все считают физические потери, а духовным потерям счет никто не ведет. Их и не воспринимают как потери, потому что не видят сути этой последней войны. Внешне вроде бы все нормально: люди ходят, что-то делают, общаются, но много ли среди них живых?

Для того чтобы защитить наш народ от этого массового убийства души через попрание святынь, к которым относится священная государственность, чтобы спастись от глобального рабства в глобальном государстве, спасти свое Отечество, мы должны воссоздать в России священную государственность. Она – это тот рубеж, на котором мы должны стоять до конца.

Поскольку Россия имеет наиболее прочные и богатые традиции священной государственности, именно наша страна стала главной мишенью устроителей глобального царства тьмы.

Ведь если посмотреть на означенные выше составляющие нынешней мировой войны, то поставленные в них цели имеют ярко выраженный антироссийский характер, включая уничтожение наших союзников, превращение наших союзников в наших врагов, сокращение влияния России в мире.

Очевидно, что достичь мирового господства и установить глобальное государство невозможно, не покорив и не уничтожив Россию не только физически, экономически и политически, но прежде всего духовно.

Если подытожить все сказанное выше, то общая характеристика нынешней войны может быть сведена к следующим положениям.

Нынешняя война – это война, где главной мишенью является государственность, и прежде всего священная государственность, как высший идеал государственности в наиболее полном его воплощении. И победить в этой войне Россия может только как православная держава.

Это последняя война последних времен, поскольку, разрушая традиционную государственность, она готовит установление глобального государства, в котором должен воцариться антихрист. Это делает нынешнюю войну самой бескомпромиссной, ожесточенной и кровопролитной.

Война против священной государственности – это духовная война, в которой происходит уничтожение не только и не столько физической силы, сколько духовного потенциала государства, подвергшегося нападению. Поэтому нужно учитывать не только физические, но и духовные потери и после их измерения определять победу или поражение.

И, наконец, война против государственности – это война против России как единственной хранительницы прочных традиций священной государственности и против русского народа как самого главного в мире носителя этих традиций. Поэтому все региональные войны, которые ведутся и будут вестись в рамках этой мировой войны, следует рассматривать как направленные против России и любую эскалацию этой войны должно воспринимать как эскалацию войны против России.

Но если наша страна стала главным объектом нападения в этой гобальной войне, мы не можем сидеть сложа руки и ждать, пока нас уничтожат и превратят в рабов. Нельзя выиграть войну, не приняв ее вызов. Народ должен осознать, что для нас это священная война, и подняться на великую битву за священную государственность. Эта битва преобразит нас, вернет к жизни и возродит Россию.

Великая война требует великой стратегии. Наша задача – не только организовать масштабную оборону, но и правильно выстроить наступление. Но для того чтобы это сделать, необходимо изучить стратегию противника и посмотреть, по каким направлениям он организует свои наступательные действия.

Война против государственности ведется в глобальных масштабах, имеет глобальные цели, и это придает ей глобальный характер.

Кроме того, она ведется против всех государствообразующих составляющих, охватывая:

1) все пространства,

2) основания и

3) временные модусы жизнедеятельности государства, что делает эту войну тотальной.

Проанализируем поочередно стратегии, которые применяет противник в борьбе против каждой из этих трех государствообразующих составляющих. И начнем с пространств. Должны же мы знать, где и как воевать, где и как держать оборону и наступать в этой, не похожей ни на какие другие, войне.