В понедельник вечером Сисси возилась на кухне. Она заметила в коридоре Арона, пытающегося незаметно проскользнуть мимо нее. Он был одет в уличную куртку и джинсы, оборванные снизу так, что махры свисали на его кроссовки «Рибок».

Мать взглянула на часы: было уже полдевятого.

— Арон! Ты куда собрался, сынок?

— На улицу.

— Я понимаю, что на улицу. Я вижу на тебе куртку. Я интересуюсь, куда и зачем?

— Просто на улицу — и все! Я встречаюсь с друзьями.

Она подозрительно его осмотрела. Не прячет ли он что-нибудь под курткой? Он выглядел слишком озабоченным и не скрывал стремления побыстрее смыться из дома.

— Арон, что у тебя там, под полой?

— Ничего...

Сисси встала из-за стола и подошла к нему.

— Я хочу посмотреть! Что ты прячешь? Яйца? Ты собираешься опять швырять яйца?

— Ничего я не собираюсь швырять! — он дернулся от ее рук, резко повернулся и побежал к задней двери, быстро отпер ее и выскочил наружу.

Сисси вернулась на кухню и продолжила готовить, но тут же порезалась и, чертыхаясь, стала высасывать кровь из пальца, уселась за стол и бессмысленно уставилась в пол.

Что он там прятал? Опять яйца? Или спрей с краской?

Как же ей все это осточертело! Арон стал еще агрессивнее, он совсем перестал ее слушаться. Может, поговорить о нем с Томом? Если бы отец больше им занимался!..

Приняв решение, Сисси набрала номер телефона.

— Да!.. Сисси? — Том был удивлен ее звонком. — Я через пять минут ухожу на обед со своим партнером. Давай созвонимся позднее!

— Я по поводу Арона. Ты должен серьезно с ним поговорить, Том. Я с ним уже не справляюсь. С ним должен поговорить мужчина.

Том недовольно засопел.

— Я уже поговорил с ним прошлой ночью, детка. В два часа ночи. Он позвонил мне прямо среди ночи! И он оскорблял меня, обзывал всякими словами... Вот так, с ним не разговаривать нужно, а пороть ремнем по заднице!

— Он звонил тебе ночью?! О чем же вы говорили?

— Ты хочешь сказать, что не ты подстроила все это?

— Нет! О чем ты?

— О'кэй! Вот вкратце суть дела: он, видите ли, собрался переехать и жить со мной. Нет, правда, это не ты подговорила его мне позвонить? Ты что, устала им заниматься?

Сисси была в шоке. Такого она не ожидала услышать. Арон лишь раз сказал, что хочет жить с отцом. Но услышать это от Тома!.. Страшная тяжесть навалилась на нее.

— Нет! Я не устала им заниматься! — голос ее дрожал. — О, Том...

— Ну так вот, я сказал ему «нет». У меня такой образ жизни, что я не могу взять его к себе. Я не готовлю, а подростка нужно кормить, убирать за ним и покупать пиццу каждый вечер, и быть дома, когда он возвращается из волейбольного клуба или еще откуда-нибудь...

— Он не играет в волейбол, Том!

— Какая разница! Ты же понимаешь, о чем я говорю! Не делай из меня идиота, Сисси! Я не могу принять его у себя — и все... Я не из тех сумасшедших отцов, ты знаешь. Я сильно устаю, вот... Короче, я для этого не гожусь. Почему он оскорбляет меня за это? Трезвонит в два часа ночи!.. Тара здесь!.. Дерьмо! Мы как раз занимались... Ладно, ты сама догадываешься, чем...

Сисси хорошо себе представляла, чем занимается по ночам ее бывший муженек. Но главное — другое: скорее всего, он оскорбил Арона своим отношением, жестокость Тома и его грубость не имели границ. Какое он имеет право говорить ей, чем они с Тарой занимались в это время?!

«Представляю, что он сказал сыну! Неудивительно, что Арон в ярости...»

— Какое же ты дерьмо, Том!

— Что?! Что ты сказала, детка?!

— Баснословное дерьмо! Отлично, что Арон позвонил тебе ночью и помешал тебе. У тебя стоит после этого?.. Когда-нибудь твой сын пошлет тебя гораздо дальше, чем я! И не беги ко мне, если такое случится. Хотя ты никогда не пожалеешь, что потерял его... Зачем тебе лишние хлопоты?!

В ночной прохладе уже чувствовался зимний морозец. Темнота была похожа на краску в баллончиках, притащенных мальчишками.

Дастин сегодня был на колесах. Хитер милостиво разрешила ему взять ее машину, и они гнали теперь по дорогам на предельной скорости, опасаясь только, чтобы их не засекла дорожная полиция — не было водительских прав. За два часа парни объехали все пригороды, включая Громм-Пайнс и Уолтон, сбивая почтовые ящики, рисуя на стенах, разбивая фонари — короче, развлекаясь как могли.

Арон был возбужден до предела, ярость перехлестывала через край. Отец отказался с ним жить, тупая телка его больше устраивала. Мозгов у нее нет, зато есть огромные титьки! Его отца даже не беспокоило, что Арону придется жить вместе с этим ублюдком Брайаном Уайтом!

На душе было хреново. Ему только четырнадцать. И он вынужден подчиняться старшим. Но кому? Арон был уверен, что Брайан — омерзительный тип. Не просто омерзительный, а ужасно омерзительный тип!!! И этот тип вешает всем лапшу на уши, изображая из себя добродетельного паиньку. Да, такое вот дерьмо!

Наконец они вернулись к дому Дастина и высыпали из машины на улицу. В этот момент папаша Пикард вышел на крыльцо с банкой пива. Мигающий свет лампочки над входом придавал ему дьявольский вид. Арону он напоминал сейчас мерзкого старого Брайана. Тупое выражение его лица свидетельствовало о том, что он выпил уже не одну и даже не две банки.

— О, черт! Дерьмо!.. — прошипел Дастин сквозь зубы. — Мой папаша снова набрался!

— Эй, Дастин, маленький ублюдок, что ты делаешь в машине своей сестры?! — выкрикнул папаша Пикард. — Запри дверцы и немедленно неси мне ключи!

К удивлению Арона, Дастин даже не протестовал. Он тут же захлопнул дверцу машины, проверил, все ли замки закрыты, и послушно засеменил к отцу. Пикард рыгнул ему в лицо перегаром.

— Ты, маленькая дрянь, хочешь закончить свои дни в тюрьме?! Я не собираюсь вытаскивать тебя оттуда!

— Да, отец... — Дастин стоял перед ним, опустив глаза.

Арон не верил своим глазам, настолько изменились поведение и тон его приятеля. Только одна причина могла заставить его так лебезить перед отцом. Страх быть избитым! Джон жестоко бил его даже без всякого повода.

По рассказам Дастина Арон знал об этом, но сейчас реальность ударила его как ком грязи в лицо. Прямо в соседнем с ним доме издевались над мальчишкой, оскорбляли его, били... А он отвечает: «Да, отец!» — потому что запуган до смерти.

Пикард вернулся обратно в дом, сильно хлопнув за собой дверью. Арон услышал взрывной звук, напоминающий то ли смех, то ли рыдания. Дастин сбегал в гараж и вернулся с металлическим баллоном.

— Что это, друг? — спросил Арон. — Газ? Бензин?

— Пригодится! — вот и все объяснения.

— Ну-у-у?!

— Что значит это твое «ну»? Мы же «не собираемся делать ничего плохого», так? Мы просто запалим его гараж!

Мальчишки аж присвистнули от удивления. Эта мысль еще не приходила им в голову.

— Поджечь гараж?

— Чей гараж?

— Брайана Уайта, — ответил Дастин. — Утиноголового! Знаете его, парни? Пока мы только вешали на него яйца. Теперь пора заняться серьезным делом!

Арон нервно рассмеялся. Ему подхихикнули Кевин и Мэтт. Арон испытывал неприятные смешанные чувства: страх, гнев и облегчение, что это предложил Дастин, а не он. Как будто они проделают это не на самом деле. Конечно, все будет понарошку...

— Эй, парни, у кого есть спички? — спросил Дастин.

Арон полез в карман, достал коробок, который остался у него после того, как в прошлом году они с матерью ездили на пикник. Дастин протянул руку, чтобы взять спички.

— Нет уж, братец, — Арон спрятал коробок. — У тебя газовый баллон! Спички понесу я.

Арон судорожно вцепился в кармане в коробок спичек. У него что-то сжалось в животе.

Пустяковое дело, ведь правда? Ничего они не собираются делать такого, подожгут дом — только и всего...

Парни снова по-партизански пробрались к дому Брайана. Хозяин зажигал обычно уличное освещение, но между фонарями были и темные дорожки. Арон смотрел на окна жениха своей матери с лютой ненавистью.

— Кажется, он дома, — толкнул его под локоть Дастин. — Скорее всего, в своем бомбоубежище.

— Подожди-ка, — тихо сказал Арон. — Я хочу посмотреть, хочу убедиться, что он там, внизу... перед тем, как мы... ну, сам знаешь...

Он пробежал несколько метров вперед. Мягкие кроссовки и опавшая листва заглушали звук шагов. Арон достиг первого окна и, пригнувшись, заглянул в него. Стекло было мутным, с прилипшими сухими листьями — ничего не разглядеть.

— Дерьмо!.. — выругался он и перешел к другому окошку.

Только какие-то темные контуры — похоже, стол и человек за ним. Тут темное пятно переместилось, и Арон сердцем почувствовал, что это Брайан Уайт. Чинит, наверное, свои часики! Или рисует чернилами часики-лица...

— Эй, парень!.. — тихо позвал его Дастин.

Кевин и Мэтт захихикали — они-то всегда готовы были к любой авантюре. Арон вернулся к приятелям, поджидавшим за углом.

— Пора! — дал команду Дастин.

С ближайшей помойки они натащили картонных ящиков и всякого сухого хлама. Дастин раздобыл несколько старых журналов и вырвал страницы. Этим мусором они обложили баллон с газом. Дастин успел прихватить с собой еще бутылочку бензина, он облил все сооружение горючим.

— Давай спички, парень! — скомандовал Дастин.

— Нет, я сам хочу зажечь!

— И я хочу, — просипел Кевин.

— И я... — отозвался Мэтт.

Арон только отрицательно мотнул головой и зажег спичку. Ее задуло налетевшим ветром. Он зажег еще одну и держал ее, закрывая от ветра, пока она не обожгла пальцы. Внутренний голос предупреждал его, что не нужно этого делать, что это преступление. Но было поздно.

— Дай-ка мне! — выступил вперед Дастин, схватив руку Арона с коробком.

Он сам зажег спичку и поднес ее к шару из журнальных страниц. Бумага вспыхнула.

Четверо мальчишек удовлетворенно вскрикнули. Желтое пламя выпускало красные и голубые язычки, оно быстро разгоралось. Дастин швырнул горящий шар в гущу собранного хлама.

Вверх взвилось сильное пламя.

Они собирались сразу смотаться, но Арон стоял как вкопанный, загипнотизированный игрой огня.

Дастин схватил его за локоть и потащил за собой.

— Скорее, скорее, ребята! — Кевин подталкивал Арона в спину. — В доме зажегся свет! Что, если он уже звонит в полицию?!

— Подождите! — сопротивлялся Арон, не в силах бежать.

Языки пламени резко рвались ввысь, разрывая блокаду дыма. Что-то шумно лопалось и взрывалось. В любой момент мог грохнуть баллон с газом.

— Ребя!! — Кевин был почти в панике. — Нам нужно бежать отсюда! Скорее! Сейчас рванет!

— Ты спятил, Ар?! — Дастин тащил его изо всех сил. — Мы разожгли отличный костер! Теперь — срочно сматываемся!

Они добежали до деревьев — возбужденные, взвинченные, восторженные и трясущиеся от страха одновременно. Гараж Брайана был окутан дымом, а в доме как будто ничего не происходило. В подвале по-прежнему горел свет, хозяин, видимо, все еще был там, в своей «комнате увлечений».

Арона мучили сомнения. «Может, этого не надо было делать?..» А что, если огонь перекинется на дом? Такое уже случалось — Арон видел по ящику.

Поджечь гараж, конечно, было дикостью, сумасшедшей выходкой агрессивных подростков. Но подобные вещи детройтские хулиганы вытворяли постоянно. А вот поджечь жилой дом!..

Это уже не шалость, а преступление. Хуже того, могло произойти убийство, если Брайан не выберется из дома, охваченного пламенем! Что, если он сгорит в доме?

«Дерьмо!.. Черт возьми, вот дерьмо!..» Мальчишку охватила паника, он уже ненавидел Дастина, который выхватил у него спички и поджег бумагу.

В соседнем доме погас свет, там еще не заметили пожар. Значит, никто еще пожарным не позвонил!

«О, черт!.. Целая куча дерьма!..» — теперь ему было совсем не весело.

Все получилось вовсе не так, как они предполагали. Он мог стать убийцей!

«Мы не хотели этого! Вот дьявол!.. Если кто-нибудь сейчас не поторопится...»

— Эй, парень, ты куда? — прошептал Дастин.

Но Арон уже бежал к своему дому, перескакивая через ограды, клумбы, оголенный кустарник...

Арон схватил телефонную трубку. У него пересохло горло и подкашивались ноги. Голос его дрожал, как у перепуганного ребенка, когда заплетающимся языком он выпалил сообщение о пожаре.

— Назовите ваше имя, — попросила женщина-диспетчер официальным тоном. Так, наверное, разговаривают полицейские или охранники тюрем.

— Я... я не могу...

— Ваш адрес!

Арон запаниковал еще больше. Как он мог назвать свой адрес?

— Где происходит пожар?

— Ах... этот?.. Я не знаю номера дома... — он мучительно пытался вспомнить название улицы, но мысли путались. А если диспетчер сейчас спросит, не он ли устроил этот пожар? Черт возьми, она скорее всего догадалась, кто он! А вдруг они записывают на пленку звонки о пожаре? Вполне возможно — он слышал об этом...

Арон резко бросил телефонную трубку и бросился в ванную — ополоснуть лицо. Он весь дрожал.

Сисси смотрела в гостиной какой-то телесериал. Арон слышал скрежет колес и музыку погони. Сейчас он чувствовал себя так, будто и за ним гонятся...

Мальчишка вышел из ванной.

Может, все еще обойдется, Брайан Уайт не пострадает, а его, Арона, никто не ищет?

— Арон! Ар! — позвала мать. — Слава Богу, ты вернулся. Приходи, вместе посмотрим детектив. Неплохая картина! Джеми Ли Кёртис просто неподражаема... Ар, иди сюда!..

— Я этот фильм уже видел, — буркнул Арон и укрылся в своей комнате, отгородившись от мира стереошумом. Правда, на этот раз он не стал включать музыку на большую громкость, чтобы мать не пришла просить его прикрутить звук.

Но долго оставаться в неизвестности он не мог. Его тянуло на место пожара. Он должен был видеть все сам.

Арон тихо выскользнул из дома.

Едкий запах дыма разносился по всему кварталу.

Над гаражом Брайана поднимались всполохи огня. Гудели полицейские мигалки. Пожарные машины уже подъехали. Двое или трое полицейских сдерживали столпившихся соседей.

Там был и Брайан Уайт. С бешеными глазами он носился взад-вперед по лужайке перед домом, о чем-то говорил пожарным, размахивая руками...

Арона охватила слабость. Во всяком случае он не стал убийцей!

Здесь был и отец Дастина. Он метал злобные взгляды по сторонам, видимо, догадываясь, кто был виновником поджога. Арон укрылся в тени, опасаясь быть замеченным.

Из своего укрытия мальчик увидел, как Брайан подошел к Джону Пикарду, нервно жестикулируя. Брайан совершенно очевидно был вне себя от гнева. Таким Арон его еще не видел. Куда делись его выдержка и холодный взгляд?! Он был похож на выгнанного из берлоги злобного медведя. Да, очень похож!..

— Эй, парень! — кто-то окликнул Арона сзади. Он узнал Майка Маккензи, парня из его школы, который жил на несколько домов дальше отсюда.

— Чего тут творится? — Арон притворился, что ничего не знает. — Как все началось?

— Понятия не имею. Я смотрел телевизор и вот, услышал сирены...

— Я — тоже... — соврал Арон.

— Парень, тут был такой пожар! Взорвалось что-то! Говорят, это поджог!

— Да?!

Теперь огонь загасили, но дым еще шел. Пожарные начали сворачивать шланги. Вокруг все было залито водой и пеной.

На улице тусовалось еще несколько школьников-подростков. Количество зрителей росло. Все говорили о пожаре. А атмосфера была скорее карнавальная. Бегали дети, слышался смех...

Арон подобрался ближе к гаражу. Он знал, что этого не следовало делать, но... А если полицейские станут задавать ему вопросы? И он выдаст себя своим поведением?!

Арон подобрался к потушенному строению сзади и заглянул через лопнувшее стекло окошка внутрь. Пикап Брайана весь почернел и выгорел. С ним было покончено, никто никогда не сможет его восстановить.

Его прошиб озноб.

Именно он это сделал! Он и Дастин. Они сожгли машину.

Полицейские искали свидетелей. Они опрашивали Майка и еще двоих ребят. Парни отрицательно мотали головами, отметая всякую свою причастность к поджогу, но при этом заметно нервничали.

«А если и меня станут допрашивать?» — думал Арон.

Такое вполне могло случиться! Недаром утиноголовый Брайан подозревал в хулиганских проделках именно Арона.

Испуганный мальчик решил сматываться. Он попятился от гаража и едва не свалился, натолкнувшись на ящик, похожий на один из тех, что они натаскали с ребятами для поджога.

Небольшая деревянная коробка намокла от воды. Желтой краской на боку было написано «Клайтвиль».

Что-то заставило Арона нагнуться и поднять коробку.

«Что там может быть?..» — казалось, она была набита секретами.

Может, именно в нем Арон найдет доказательство, какой ублюдок есть на самом деле этот Брайан Уайт?..