«Сразу же позвони, как вернешься. Ты мне очень нужна», — набросала Сисси на своей визитке и уже хотела вставить визитку в щель двери, но... дверь вдруг подалась под ее рукой и распахнулась.

«Неужели Энн ее не заперла? Или кто-то вскрыл дверь в ее отсутствие?» — первым ее желанием было сразу же спуститься вниз и позвонить от вахтера в полицию, но затем она остановилась в нерешительности.

Что она скажет? Что Энн не заперла дверь? Нет, она сначала сама посмотрит, что произошло в квартире. Энн простит ей это вторжение.

Сисси вошла внутрь. Ее замутило от дурного предчувствия.

— Энн!.. — позвала Сисси дрожащим голосом. — Энн, ты дома?.. Энн, пожалуйста!..

Только сейчас она осознала, что в квартире горит свет. Сисси заглянула на кухню. Дверь холодильника была приоткрыта... Внизу образовалась лужа. Значит, он открыт уже несколько дней...

— Энн!..

Сисси оглянулась и остолбенела. Кухонный стол был расколот словно гигантской кувалдой, пол усеян осколками посуды, в стене пробита дыра. Верхняя крышка моечной машины — во вмятинах, разбита пластиковая панель управления.

На Сисси накатил жуткий страх. Из стиральной комнаты вели кровавые следы. Свет там не горел, и она ничего не смогла рассмотреть.

— Энн!! Энн!! — в диком ужасе закричала Сисси.

Она побежала в спальню, осмотрела другие комнаты. Энн нигде не было.

Постель была не разобрана. На покрывале и на кресле лежали предметы женского белья. Пахло духами Энн.

Сисси стояла посреди спальни, оцепенев в шоке.

«Потрошитель!..»

Квартира Энн напоминала описанные в газете дома Эбби Тайс и других жертв маньяка-убийцы.

Нужно было срочно звонить в полицию! Но сначала Сисси заглянула в ванную. На полу валялось полотенце... с красно-коричневыми следами запекшейся крови.

«Здесь он отмывался от крови!.. Он! Значит, Энн убита? Энн мертвая?!»

Рыдая, Сисси кинулась к телефону в спальне. Мигала лампочка автоответчика, показывая, что были сделаны записи звонков. Ее звонков и Лэрри...

Она лихорадочно набрала номер полиции.

Полицейские и детективы в штатском заполонили квартиру. Приехали технические специалисты с фотоаппаратами и специальным оборудованием.

Следователь Бен Олсон не скрывал своего неудовольствия, что Сисси хваталась за телефонную трубку в спальне и за ручку двери в ванную, куда заходил убийца. Она могла стереть следы его отпечатков пальцев.

Ее кратко допросили в квартире Энн, потом усадили в полицейскую машину и отвезли в следственное управление для снятия подробных показаний.

Ей все задавали и задавали кучу идиотских вопросов: где Энн работала? Какие у нее были привычки? Выл ли у нее любовник? Получала ли Энн Тревеньян звонки с угрозами? Не была ли она склонна к беспорядочным половым связям?..

И так далее. У Сисси уже голова шла кругом.

— Подождите-ка минутку! — закричала Сисси. — Бред какой-то! Какое отношение ко всему этому имеет сексуальная жизнь Энн? Она разведена, живет одна — это еще не преступление. Она встречается с мужчиной, но это не значит, что она шлюха!.. — У Сисси сорвался голос. Да, Энн часто флиртовала, у нее бывали разные мужчины. Даже сосед Сисси, Джон Пикард, пытался приударить за ней...

«Джон Пикард!..» — ее мысли спутались.

— Миссис Дэвис! — деликатно окликнул ее Олсон. Ему было лет за сорок. Темные глаза, волосы с проседью. Он производил впечатление занудного, въедливого сыскаря. — Сексуальная жизнь Энн Тревеньян интересует меня не из любопытства. Это имеет отношение к делу, которое я расследую. Нам нужно проверить все ее контакты. Так всегда делается... Итак, вы сказали, она посещала клуб знакомств для одиноких людей?

— Да, клуб «По пятницам».

— Она была постоянным его членом?

— Да... Она — вице-президент клуба, входила в совет директоров...

Олсон продолжал задавать ей вопросы, выяснял детали, а в голове Сисси вертелась только одна мысль:

«Джон Пикард посещал клуб... Как и Брайан Уайт... Там танцевала Эбби Тайс... И Энн там тоже танцевала...» — она поежилась и закрыла глаза.

Олсон заметил, как она изменилась в лице.

— Вам плохо, миссис Дэвис? Вы о чем-то подумали?

— Есть один... мой сосед... — выдавила она из себя с отвращением. — Он тоже ходит в клуб... Он пытался приударить за Энн. Она говорила, что он даже приходил к ней. Он такой... ублюдок... — она на минуту замолчала, раздумывая, рассказать об избиении детей или нет. — Он настоящий насильник. Я... сама видела, как он колотил своего сына палкой или еще чем-то в этом роде.

— Хорошо. Как фамилия этого человека?

— Джон Пикард... — Сисси назвала адрес. По глазам следователя она поняла, что он ей не очень верит.

«Боже мой, что, если полиция арестует его, а он окажется невиновен?!»

Или все же Джон Пикард и есть тот самый Потрошитель?

Сисси вспомнила, как Пикард возился на заднем дворе, сажая кустарник. Ее снова прошиб озноб. Не там ли он зарывает трупы своих жертв?

Она замотала головой, словно хотела вытрясти из нее эту ужасную мысль.

«Будь реалисткой, — сказала она себе. — Джон Пикард — отец троих детей, двое из них еще подростки. Как он может зарыть на заднем дворе чей-то труп, чтобы это никто не заметил? И кроме того, уже исчезли девять женщин, Энн — десятая. Десять раз его могли поймать с поличным!»

Она почувствовала на себе выжидательный взгляд следователя.

— Миссис Дэвис! Вы в порядке? Я понимаю, насколько вам сейчас тяжело. Пожалуйста, доверьтесь мне. И не обижайтесь на мои вопросы. Она еще с кем-нибудь поддерживала контакты? Я имею в виду — из клуба?

Сисси назвала Лэрри Уотса, дала его телефон. Все равно они узнают о его звонках, прослушав запись на автоответчике, и его телефон найдут в записной книжке Энн.

— Энн все любили, — объяснила она. — У нее была куча друзей, и мужчин и женщин. Я многих могу назвать... Но я вот что вам хочу еще сказать... — произнесла она с запоздалым сожалением и чувством своей вины, — я видела имя Эбби Тайс в карточке посещений клуба.

— Эбби Тайс?! — воскликнул Олсон с явным интересом. И тут же помрачнел.

— Да.

— Если вы видели ее имя в списке посетителей, почему же вы сразу не сообщили нам об этом? А, миссис Дэвис? Мы не можем успешно работать без общественной помощи. Если люди узнают что-то важное для расследования убийства и смолчат... мы не можем рассчитывать на успех. Из-за этого появляются новые жертвы! — Его голос звучал достаточно сурово.

— Я собиралась об этом сообщить, — вспыхнула Сисси.

Что он мог сейчас о ней подумать? Конечно, она знала, как это важно для полиции. Причина же, по которой она сразу не позвонила в полицию, заключалась в том, что Эбби видели танцующей с Брайаном, и она пыталась защитить Брайана — но больше от своих собственных подозрений, чем от следователей. Брайана, который ненавидел Энн. Который был зол на Энн за ее постоянные допросы и пытался настроить Сисси против подруги...

Пустой желудок ныл. Она понимала, что должна назвать следователю Олсону и имя Брайана Уайта, но не смогла — ведь он был не просто кем-то. Она собиралась выйти за него замуж! Что будет, если его арестует полиция?

Это просто немыслимо!..

Следователь пытался еще хоть что-нибудь у нее выведать, но Сисси уже не понимала, что он говорит. Изображение плыло перед ее глазами.

Сисси схватилась за стол, стараясь дышать ровнее.

— Извините... Я... все это так ужасно... Энн была моей лучшей подругой... Могу я сейчас пойти домой?

Он с подозрением наблюдал за ней, не разыгрывает ли она комедию.

— Миссис Дэвис, вы уверены, что сказали мне все, что знаете?

— Да... я уверена. Если вы хотите, чтобы я назвала еще какие-то имена... мужчин, я имею в виду... поищите их в записной книжке Энн. Она всегда все записывала...

Сисси поймала себя на том, что впервые думает и говорит об Энн в прошедшем времени.

— Мы обязательно сделаем это — стандартная процедура. — Олсон встал из-за стола, взглянул на часы. — Хорошо, миссис Дэвис. Я попрошу кого-нибудь довезти вас до вашей машины. Вы можете ехать домой. Я свяжусь с вами позже. Прошу вас подумать, кто еще из мужчин играл какую-то роль в ее жизни, даже если он, по вашему мнению, не вызывает никаких подозрений. Позвоните мне, если вам что-нибудь вспомнится.

— Ладно. — Сисси тоже встала. — Мистер Олсон... — она остановилась у дверей. — Что случилось с Энн, как вы думаете? Она может быть жива?

Следователь внимательно посмотрел ей в глаза.

— Вряд ли. Слишком много крови вокруг. Судя по тому, с какой силой убийца наносил удары, разбивая все, что попадалось ему на пути... Это были смертельные удары, миссис Дэвис. Я сожалею...

Она тоже так думала, но услышать этот приговор от полицейского было подобно удару под дых.

— Судя по другим случаям, мы думаем, что убийца избивает свои жертвы до смерти, потом моется в ванной, меняет одежду и вывозит труп на своей машине. Жертва может быть еще жива, но это маловероятно. Мы нашли следы... — тут он смолк, понимая, что подробности нельзя говорить свидетелю. Сисси стояла перед ним, еле держась на ногах. — Извините...

— Не беспокойтесь.

На столе следователя зазвонил телефон. Олсон поднял трубку, а Сисси вышла в коридор, где ее поджидал молодой полицейский.

Сисси почувствовала приступ тошноты и, извинившись, побежала в туалет.

Сисси довезли до дома Энн, где она пересела в свою машину. Ехать домой было совсем недолго, но она чувствовала себя настолько ослабшей, измотанной и опустошенной, что путь показался ей бесконечным. Свет от встречных машин слепил заплаканные глаза. Она с трудом справлялась с управлением автомобилем.

Об Энн сообщили в новостях седьмого канала ТВ. Равнодушным голосом женщина-диктор передавала подробности происшедшего, распространенные в полицейском пресс-релизе.

Сисси пришла в бешенство. Энн стала предметом бесконечного журналистского обмусоливания сенсации о «детройтском потрошителе»!

На пороге дома ее ждал еще один букет от цветочника. Это было каким-то навязчивым напоминанием из другого мира, к которому она сейчас не принадлежала.

Сисси отперла дверь и внесла цветы. Они, конечно же, были от Брайана. От кого же еще? Ей почему-то совсем не хотелось даже разворачивать букет, но цветы надо было поставить в воду, иначе они завянут. Цветы же ни в чем не виноваты...

Она развернула зеленую оберточную бумагу. Открылись темно-алые закрытые и чуть распустившиеся бутоны роз.

Ее передернуло от неизвестно откуда возникшей ассоциации. Красные как запекшаяся кровь. Она бросила букет на пол и стала безумно топтать цветы ногами. Потом собрала остатки цветов и выбросила вместе с оберткой в помойное ведро.

Акт насилия в отношении невинных роз стал для нее новым потрясением.

«Неужели я уже схожу с ума?» — поток слез хлынул из глаз, она прислонилась к стене, вся вздрагивая.

«Энн больше нет...»

А что же с Брайаном? Его тоже будут подозревать в убийстве? Она не упомянула о нем, но следователь Олсон быстро выяснит, что он знал Энн. Его многие знали в клубе, к тому же Брайан общался не только с Энн, но и с Эбби Тайс.

Горе от потери ближайшей подруги сменилось другим, не менее сильным чувством. Сисси охватил неописуемый страх.

Она договорилась о встрече с частным детективом Маквэем опять в ресторане «Биг Бой».

— Вы уверены, что не хотите приехать завтра ко мне в офис? Мы сможем там спокойно поговорить.

— Нет! — так долго ждать она не могла.

Было уже больше десяти часов, когда она подъехала. Майк сидел в почти пустом зале, просматривая спортивные новости «Детройт ньюс». На пустом стуле рядом с ним покоилась кожаная папка.

Сисси осмотрела зал: здесь им никто сейчас не помешает. В дальнем углу ужинала только парочка влюбленных.

— Привет! — она устало плюхнулась на стул.

Маквэй изучающе посмотрел на нее.

— Выглядите вы неважно. Что случилось?

И Сисси на одном дыхании рассказала ему об Энн.

— Я живу в постоянном стрессе уже долгое время, — закончила свое повествование Сисси. — Теперь я боюсь за свою жизнь и за жизнь сына. Я хочу вернуться к нормальной жизни... Вам что-нибудь удалось выяснить?

Майк Маквэй утвердительно кивнул.

— Вы, конечно, понимаете, что расследование еще не закончено. Я просто изложу вам факты, которые мне удалось к настоящему моменту выяснить. В основном это касается прошлого Брайана. Вот, например, копии свидетельства о смерти отца и матери Брайана, — похлопал он по закрытой папке, не открывая ее и не показывая Сисси бумаги.

— Хорошо. Но что это нам дает?

— Сейчас объясню. Первым делом я пошел по следу, связанному с Клайтвилем. Брайан Эд Выкотски родился в 1957 году от Джун Каллика-Выкотски и Эда Выкотски, владельца небольшого мебельного магазина. Там продавалась преимущественно грубая хозяйственная утварь: скамьи, столы, стулья и прочее.

— Так... — у Сисси от волнения пересохло в горле. Значит, Джун или Дженни из дневника — мать Брайана, а «Мальчик» — сам Брайан. — Но... как я поняла... Он изменил фамилию?

— Да, и совершенно официально. Он стал Брайаном Уайтом в двадцать один год, об этом есть регистрационная запись в округе Ваштенау... Он был очень способным мальчиком, Сисси, даже выиграл конкурс, и ему оплатили весь курс обучения в Мичиганском университете. Но это еще не все. Вы, видимо, знаете, что его родители были очень религиозны. Я скажу вам больше: они были религиозными фанатиками, даже отказывались делать своему сыну прививки, их по этому поводу несколько раз вызывали к судье...

«Религиозные фанатики?!» — да, она помнила разговор с Брайаном о строгом воспитании в семье, о том, что родители были очень набожными людьми. Теперь прояснился и смысл писем из ящика, украденного Ароном. И еще — эти натуралистические фотографии распятого Иисуса... Но зачем это Брайану?

Сисси выпила одним глотком чашечку кофе, но она показалась ей слишком маленькой, чтобы утолить жажду.

— Он ничего не говорил мне об этом... о том, что сменил фамилию и его родителей вызывали в суд... Ни одного слова!

— Едва ли кто-то приходит во взрослый мир из детства, не имея своих тайн, Сисси. У людей есть свои уязвимые места или были какие-то события в их жизни, которые они предпочитают не вспоминать... — Маквэй порылся в бумагах. — Вот... Это была очень странная семья. Я нашел по крайней мере три отметки о вызове его родителей в суд, связанные с отказом показать сына врачам. Два раза мальчик болел крупом, один раз воспалением легких в тяжелой форме, но Выкотски отказывались допустить к нему врача. В конце концов сестра Джун — кажется ее звали... да, Бетти — обратилась к судье, чтобы мальчику покололи пенициллин...

Повествование Майка напоминало выписку из истории болезни шизоидных типов. Сисси испытывала сейчас жалость к Брайану. Конечно, он не хотел вспоминать те годы. Разве она могла винить его за это?

— Я не понимаю, как родители могли спокойно смотреть на больного ребенка, который мог умереть?! — воскликнула Сисси. — Даже если они считали, что все в воле Божьей, это их не оправдывает! Не могу понять такой слепой веры...

— Между тем его мать пролежала какое-то время в государственной психиатрической больнице в Ипсиланте... Еще один факт. Мать Эда Выкотски, бабушка Брайана, ее звали Эвелин, умерла в 1965 году. Предполагали, что она потеряла сознание, упала и разбила себе голову. Хотели провести вскрытие, но семья категорически отказалась. Они заявили, что не позволят вскрывать тело, лезть ей во внутренности и все такое. Выкотски арестовали на тридцать дней за избиение судмедэксперта, который пытался тайком выкрасть труп.

Сисси слушала, не веря своим ушам.

— Что?! Выкрасть труп?

— Вы меня правильно поняли. Так... Проехали!.. Я могу показать вам копии протоколов судебных заседаний — специально для вас все документы я ксерокопировал.

— Не надо... я верю вам на слово. — Она боялась даже заглянуть в эти бумаги — такой нереальной казалась вся эта история. — Бедный Брайан!..

— Да, теперь вы понимаете, почему ваш знакомый захотел изменить фамилию. Ему нужно было избавиться от страшного прошлого... В 1971 году, когда ему было четырнадцать, семья перебралась в Детройт. Отец продал магазин, и они уехали. Больше никаких вызовов в суд не было, я проверил.

— О-оо!.. — Сисси тяжело вздохнула. Мысли путались. С одной стороны, воспоминания о детстве могут до сих пор угнетать его психику, в них — причина его ночных кошмаров. Это теперь понятно. С другой стороны...

Сисси вспомнила ту ночную сцену, когда Брайан тащил ковер в свой дом. Что в нем было?

Майк Маквэй собрал все бумаги в папку и протянул ее Сисси.

— Пока это все, что мне удалось собрать. Я очень советую вам спрятать эти документы в безопасное место.

Она с опаской глазела на папку. Что, если Брайан все же найдет ее? И поймет, что она наняла частного детектива шпионить за ним, что она не доверяет ему? На этом их отношения закончатся.

Но о каких, собственно, отношениях идет речь, если она действительно перестает доверять ему?..

Сисси отодвинула от себя папку.

— Я не могу взять эти документы к себе домой. Я не хочу, чтобы у меня были какие-то доказательства, что я нанимала частного детектива.

Маквэй понимающе кивнул.

— Хорошо, Сисси, так будет лучше. В ближайшее время у меня будет дополнительная информация. Я планирую несколько встреч в разных местах, но боюсь, что на это уйдет неделя, максимум две. Прошу вас, не принимайте до тех пор никаких важных решений!

Две недели?! А что потом?.. Ее озарила одна идея.

— Вы упомянули о его тетке. Она все еще живет в Клайтвиле?

Маквэй сверился с записями в своем блокноте.

— Так... Бетти Шварц. Бетти-Энн Шварц... Точно! Она содержит магазинчик одежды в городе.

Сисси почувствовала возбуждение. Его тетя жива! Она знает Брайана с детства! И живет всего в трех часах езды от Рочестера. Может быть, она развеет пугающие сомнения Сисси относительно Брайана, расскажет ей то, что он скрывает от своей невесты...

— Я думаю, мне надо поехать в Клайтвиль, — твердо сказала Сисси.

— Что?! Только не это! — возразил детектив. — Не надо! Это моя работа. Я не советую вам так поступать.

— Я хочу поехать сама, — настаивала Сисси. — Мне нужно поговорить с ней, самой составить представление о...

— Сисси, вы не представляете себе всей опасности такого шага! А если он узнает, что вы были там? Каковы будут последствия? Я еще раз возражаю. Категорически!

— Я не откажусь от своего решения.

— Послушайте! Это не телепостановка. Это реальный мир! Реальный дерьмовый мир! Извините меня за грубость выражений. Вам надо держаться в стороне. Позвольте профессионалу сделать эту работу за вас! Обещайте мне...

— Я ничего не буду обещать. Я плачу вам за информацию. Как ее использовать — мое дело!

— Сисси!.. По крайней мере, будьте осторожны. Он не должен узнать, что вы ездили в Клайтвиль!

— Я же не полная дура!