«Прислушивайся к себе, доверяй своей интуиции, — как-то сказала ей Энн. — Твое подсознание, твое внутреннее «я» всегда подскажет...»

Она же потеряла голову. Два месяца назад Брайан предложил ей выйти за него замуж. Свадьба назначена на двадцать шестое декабря.

Через три часа пути Сисси доехала до пригорода Рочестера. Наступил вечер — канун Хеллоуина, Дня всех святых. Впереди ночь — Ночь дьявола.

Сисси свернула на свою улицу. И здесь уже повесили традиционные украшения — фонарики, бумажные ленты и игрушки... Ветер сорвал одну гирлянду и унес ее в ночь.

Она подрулила к гаражу и открыла дверь. Дом Джона Пикарда был залит светом. Слышалась громкая рок-музыка. Перед домом были припаркованы четыре машины. Видимо, у Пикардов были гости.

Неприятное предчувствие заставило ее пройти в темноте через лужайку к окнам соседа. Ночной воздух пах сыростью, дымком и палой листвой.

«Запах свежевырытой могилы...» — пришло в голову Сисси.

Пикард не убрал листву на заднем дворе. Сухие листья чуть скрипели, но гасили звуки шагов. Старое дерево под порывами ветра начинало трясти ветками-руками. Может, и под этим деревом зарыто чье-то тело?

Мысли о смерти преследовали ее. После теплого салона машины ее стало знобить. Она повернула обратно к своему дому. Через окно было видно, как шестнадцатилетняя Хитер, устав от танцев, повалилась на кресло в гостиной и облизывала мороженое в вафельном стаканчике.

— Какого черта вы делаете в моем дворе?! — сиплый рык заставил ее остановиться. Сисси вскрикнула от неожиданности.

Папаша Пикард собственной персоной вырос перед ней как из-под земли. Сейчас он показался ей огромным чудищем с дубиной в руке. От него воняло пивной отрыжкой.

— Я... Извините... Я услышала какой-то шум... — промямлила Сисси.

— В моем дворе? Какой еще шум?! — он стал напирать на нее всем своим телом.

Она стала отступать по мягкой свежеперекопанной земле. Ей казалось, что сейчас она свалится в вырытую могилу, а Джон Пикард ее туда подталкивает...

— Я не была уверена и решила посмотреть.

— Послушайте, леди! Я не Потрошитель, хотя вы так и решили!..

— Что?! — у нее стали подкашиваться ноги от страха.

— Поэтому вы теперь все время шпионите за мной, а?! Бродите по моему участку, заглядываете ко мне в окна! Я не убиваю женщин! Вам ясно?!

Ей нечего было возразить. Но сейчас он был очень похож на того, кто собирался убить человека.

— Ни одну женщину я не обидел, слышите? — он продолжал надвигаться на нее, а Сисси все пятилась. — И никого не избиваю, включая этого паршивца Дастина. Я докажу вам, хотите? Пойдемте со мной в дом! Я вам все покажу! Ничего плохого там не происходит! Полиция хотела было ко мне вломиться, но я сказал, что им нужен свидетель. Вы и станете свидетелем! Нет крови. Нет бейсбольных бит. Нет мертвых тел.

Сисси уперлась спиной в стену гаража. Дальше отступать было некуда.

— Джон, пожалуйста, уйдите! — взмолилась она. — Мне нужно домой!

— Да? — издевательски спросил Пи-кард. — Вы заложили меня им. Разве не вы? И сегодня меня снова таскали в полицию. Допрашивали, подонки! Задавали свои кретинские вопросы. А я никого не потрошу, детка! Я не убийца!

— Если вы не пропустите меня, я закричу на всю округу! Сбегутся соседи, услышат ваши дети, Джон. И я позвоню детективу Олсону, скажу, что вы на меня напали!

Пикард, покачиваясь, пялился на нее, соображая, что будет, если она действительно закричит.

Он по-утиному покачал головой, повернулся и ушел.

Сисси вздохнула с облегчением. Пикард — подонок, он прет на женщин как танк, — манера, которую она не переносила. Но он подал ей удачную мысль. Всегда найдется в доме что-нибудь, что невозможно скрыть. Вещи, следы — улики. Если внимательно поискать, если смотреть в оба глаза, как сказала бы Энн.

Если ей удастся найти это «что-то» в доме Брайана, она может смело звонить детективу Олсону. Она стояла перед своей дверью, обдумывая это решение. Уже сегодня она позвонит в полицию. Но сначала нужно попасть в дом Брайана.

Она слишком во многом доверилась ему. Она делила с ним постель. И очень невелик риск, если ее застукают. Он уехал из города, обещал вернуться только через несколько дней. Все знают, что она — его невеста, у них назначена свадьба. Кто и в чем сможет ее обвинить?

Сисси заглянула на кухню. Там было темно. Она зажгла свет — никаких следов того, что Арон пообедал, как обещал. Наверное, опять целый день шлялся где-то с приятелями. Даже записку на столе не оставил.

Арон — еще одна ее проблема!

Сисси сняла плащ и включила телевизор. Шли вечерние новости. Диктор сообщала новые подробности о Потрошителе. Нашли еще одну жертву, вернее следы очередного преступления.

— Вы видите сейчас запись, представленную нам полицейским управлением. Это комната, где Дайана Белдин подверглась нападению маньяка-убийцы — как полагают следователи, известного всем «детройтского потрошителя». В комнате остались следы крови. Судя по всему, женщина мертва. Удары наносились длинным тяжелым орудием...

Сисси переключила канал. Шел фильм «Земные девочки попроще». Она услышала, как ветка дерева глухо ударила по окну, словно агенты гестапо пытались ворваться к ней в дом. Или это был посланец Ночи дьявола?

Сисси приготовила себе чашку растворимого кофе. Пока он остывал, она включила запись автоответчика. Может быть, Арон звонил и оставил весточку?

Она нажала на кнопку «пуск», и после двух гудков раздался голос Брайана:

«Привет, дорогая. Надеюсь, у тебя был удачный день?» — такой знакомый, мягкий расслабляющий голос. Кровь запульсировала в висках. Воспоминания мигом пронеслись в памяти: первая ночь любви, вечер, когда Брайан подарил ей обручальное кольцо, танцы в клубе — щекой к щеке... — «Я все время думал о моей любимой Сисси и хотел, чтобы ты знала об этом. Ты получила от меня цветы?..»

Цветы! Сколько их было? Сисси почувствовала тошноту. Теперь, наверное, она на всю жизнь возненавидит розы...

Еще по просьбе ее дантиста звонила медсестра, сообщила ей дату приема.

«Миссис Дэвис, это сержант Джуди Уэстерман из полицейского управления Рочестер-Хилл. Следователь Бен Олсон просил вас с ним связаться, как только вы сможете. Просим вас заехать к нам в управление, чтобы ответить на возникшие в ходе следствия по делу Энн Тревеньян вопросы...»

Сисси выпила кофе и переоделась в джинсы и свитер, который она все же купила в магазинчике Бетти Шварц. Она постаралась надеть все темное, чтобы не привлекать взгляды прохожих или соседей. Сисси собиралась отправиться к дому Брайана пешком, так как на припаркованную у дома машину могли обратить внимание.

Сегодня вечером был, возможно, единственный шанс забраться к Брайану в дом, поскольку точно она не знала, когда он возвращается из поездки.

Сисси уже готова была выйти из дома, когда раздался телефонный звонок. Мог звонить Арон.

— Сисси, привет! — это был Брайан. — Просто решил позвонить тебе после ужина. Я оставил тебе сообщение на автоответчике, тебя не было дома. По правде говоря, я два раза звонил, сначала — на работу. Там сказали, что ты взяла на день отгул.

— У меня был назначен прием к зубному врачу, — соврала Сисси, — потом моталась по делам. Хотела купить подарок на день рождения маме, он будет в следующий вторник, — еще одна ложь: день рождения ее матери будет только в феврале, но сейчас ничто другое просто не пришло ей в голову.

— И что ты ей купила?

— Очень красивую блузку и под нее — юбку, — импровизировала Сисси. — Со скидкой в связи с праздниками. Маме должно понравиться, я знаю ее вкус.

Должно быть, ее веселый голос звучал фальшиво, потому что Брайан спросил:

— Ты куда-нибудь собиралась сегодня вечером?

Сисси с трудом соображала, какой сегодня день. Нет ли у нее класса аэробики?

— Нет, разве что немного пройтись, подышать воздухом. А какие у тебя планы, Брай? Когда ты думаешь вернуться домой?

— Думаю, через пару дней. На завтра назначено несколько деловых встреч и обед с партнерами на послезавтра.

— Хорошо, я буду тебя ждать, — Сисси с облегчением вздохнула. Она боялась, что даже на расстоянии он может прочесть ее тайные мысли и планы. Но в любом случае сейчас он в Цинциннати и не сможет при всем желании через несколько часов появиться у себя дома. Так что она может чувствовать себя в полной безопасности, даже если он решит сразу же взять такси и ехать в аэропорт.

— Ты — чудо, Сисси!

— Я... люблю тебя, Брай, — выдавила она. Это была почти правда, она все еще любила его. Она потеряла к нему доверие и даже наняла частного детектива следить за ним, но ее чувства окончательно не испарились, отношение к Брайану было болезненно острым.

— Я тоже люблю тебя, дорогая! Думай обо мне, Сисси. Всегда люби меня. Я хочу, чтобы твоя любовь никогда не иссякла. Обещаешь?

— Да.

— Я позвоню тебе завтра. Целую.