Сисси вернулась в мастерскую и присела на стул. Ей требовалось все обдумать. Она устало прикрыла глаза.

Шесть больших морозильных камер — в человеческий рост — скрыты за панельной стенкой, заперты на ключ. Все разных марок: «Хотпойнт», два «Монтгомери Ярд», «Сис Кенмор», остальные — «Амана». Значит, он покупал их в разное время и в разных магазинах, чтобы никто ничего не заподозрил.

Шесть морозильников с ярлычками!

«Дьявольщина какая-то!..»

Она не могла найти разумного объяснения тому, что такой отшельник, как Брайан, который вообще редко себе готовил, прячет в подвале холодильники, набитые продуктами. Даже большая деревенская семья, которая сажает, растит и собирает урожай, не будет запасать столько еды! Для чего? Почему именно шесть, а не один холодильник?

Вдруг интуиция подсказала ответ.

Она вспомнила записи в дневнике и рассказ Бетти Шварц.

«Бог не хочет, чтобы беспокоили ее останки», — записала своим корявым почерком в дневнике Джун Выкотски.

Что, если?!

Сисси резко замотала головой. О Боже... Теперь она, кажется, сама сходит с ума. Два часа, проведенные взаперти в подвале Брайана, бой часов и скрип его шагов наверху превратили ее в героиню Стивена Кинга, в голову лезли совершенно параноидальные мысли.

Тогда почему бы ей не пойти туда и не вскрыть остальные холодильники?

Ни при каких обстоятельствах она почему-то не хотела этого делать.

Сисси сидела, дрожа от страха и злости на свою трусость. В книгах и на телеэкране женщины-детективы смело вступали в смертельную схватку, выпутываясь из самых сложных ситуаций, побеждая врага мудростью и хитростью.

Но она попала в ситуацию, сочиненную не сценаристом. Она по собственной инициативе полезла в чужой дом и была поймана с поличным. Теперь ее еще и держат под замком.

Сисси могла бы просто закрыть потайную дверь, надеясь, что он не увидит следов взлома. Но Брайан очень подозрительный тип, он все замечает. Достаточно будет взглянуть на сломанный замок холодильника... Если она даже и не заглянет в остальные камеры, он все равно будет уверен, что она это сделала.

Тогда что же ее останавливает? Не заглянув во все холодильники, она вряд ли откроет до конца тайну Брайана. А разве не для этого она пришла сюда сегодня вечером?

Сисси медленно встала и пошла в потайную комнату.

Что скрывает этот «ящик Пандоры» — третий холодильник? Сисси вскрыла замок... Мечту Сьюзи-домохозяйки — разнообразный ассортимент продуктов?

Она открыла дверцу. Вместо еды холодильник был забит кучей старой одежды, покрытой инеем. Сисси потянула на себя шерстяную ткань.

«Шарф в морозильнике?!» — она тут же отдернула руку, как будто залезла в ледяную могилу.

За шмотками был засунут черный пластиковый пакет, завязанный сверху веревкой. В такие мешки обычно собирают мусор и потом выставляют к помойным бакам, чтобы их забрали мусорщики. Обычные пластиковые мешки для мусора...

В холодильнике? Трясущимися замерзшими руками Сисси развязала узел и раздвинула стенки пакета.

И тут же в шоке отшатнулась. На нее смотрел ужасающий своим уродством одноглазый замороженный труп женщины.

Сисси осела на пол, закрыла лицо руками, словно обиженная маленькая девочка. Потрясенная, она не могла даже плакать.

Была ли это Эбби Тайс? Сисси заставила себя посмотреть на то, что когда-то было лицом.

Кровавое месиво, светлые волосы все в крови. Вместо глаза — впадина с запекшейся кровью.

Сисси согнулась и ее вырвало.

«Потрошитель!.. Это сделал Потрошитель!..»

И этим маньяком-убийцей был Брайан, ее жених! Сомнений больше не оставалось.

Сисси как сумасшедшая взламывала замки. В двух следующих камерах она также обнаружила пластиковые мешки с трупами, прикрытые одеждой.

Размозженные лица, содранная кожа, выбитые зубы. Темно-бурая запекшаяся кровь отсвечивала кристалликами льда. Но это не был голливудский фильм ужасов!

На четырех из шести морозильниках висело несколько ярлычков. Можно было предположить, что там лежало больше трупов.

Но Сисси не стала проверять это предположение.

«И Энн здесь, в одном из этих мешков Брайана?» — она не могла представить подругу с таким же кровавым месивом вместо лица.

Вернувшись к первому холодильнику с пометкой «10 февраля 1970 года», она с яростью выбросила продукты двадцатилетней давности на пол. Внутри было спрятано человеческое тело, завернутое в старый домотканый материал с каким-то блеклым орнаментом.

— Нет! Нет! Нет... — всхлипывала Сисси.

Она потянула на себя концы покрывала. Здесь обошлось без пластикового пакета. Труп просто засунули в морозильник.

Можно было предположить, что женщине было чуть за сорок лет, черты лица с трудом можно было различить. На ней одежда, какую носили в конце шестидесятых — начале семидесятых годов. Волосы причесаны на манер тех же лет.

Сисси легко догадалась, кто она, вспомнив фотографии нахмурившейся блондинки. Это — Дженни, Джун Выкотски!

Это была мать Брайана.

Сисси едва держалась на ногах. Она пошатнулась и сдернула покрывало, в оцепенении не выпуская его конец из руки. Обнажился какой-то мех. Собачий хвост!

Джун писала в дневнике о собаке, убитой, по всей видимости, Эдом. И ее тоже не похоронили, а сунули в морозильник?!

Сисси сотрясали все новые приступы рвоты.

Она на четвереньках с трудом выползла в мастерскую, так и не заглянув в последний холодильник. На нем не было ярлычка с датой, но он также не был пуст. Там морозился мешок с останками Энн Тревеньян. Аккуратист Брайан просто еще не успел повесить ярлычок...

Энн трудно, наверное, было бы узнать, но Сисси чувствовала сердцем, что она там.

Сисси долго мучили позывы к рвоте, хотя организм уже ничего не мог выбросить наружу. Она приходила в себя: обливала лицо холодной водой, бесконечно мыла руки... Слезы душили ее, но она старалась не всхлипывать громко, чтобы не услышал Брайан. Тогда он спустится в подвал и...

Сисси в изнеможении села на пол прямо рядом с умывальником, прижавшись спиной к стене; пальцы все еще горели от холода, суставы не сгибались...

«Почему? Почему? Почему?.. Зачем он это сделал? Как можно было убить Энн, такую замечательную женщину?! Ее все любили! Она не сделала ему ничего плохого... Шизофреник! Психопат!..»

Она раскачивалась в такт тиканья часов, слез больше не было, но плечи еще изредка вздрагивали.

Брайан — убийца, это теперь очевидно. В первом холодильнике хранилось тело Джун Выкотски. Потом в хронологическом порядке в ледяной могиле покоились изувеченные трупы, начиная с Эбби Тайс и кончая... Энн Тревеньян? Дайаной Белдин? Еще кем-то?..

«Куда же он поставит морозильник для меня?» — в потайной комнате уже не было места, все заставлено.

При своем педантизме Брайан не мог засунуть новый труп к другим мешкам, нарушив хронологию смерти!

«Есть такие типы, ...которые отличаются от нормальных людей», — сказала ей тетка Брайана, Бетти Шварц. Сердце ее не обмануло: Эд Выкотски убил Джун. — «В них живут как бы два существа: доброе и дьявольское...»

Мальчик Брайан, запуганный отцом, битый дубиной с надписью «Карающий Божий меч» — и Брайан-маньяк, убийца, Потрошитель, разбивающий голову Энн Тревеньян...

Возможно, на глазах у сына Эд Выкотски убил жену. Возможно, маленький Брайан видел, как умерла его бабушка. Труп ее, как известно, тоже исчез.

Теперь ясно, почему семья Выкотски уехала из Клайтвиля! Скрыть исчезновение Джун от соседей и ее сестры было невозможно. Они переехали в Детройт, откуда Эд рассылал знакомым открытки от имени жены. Туда же он перевез труп жены и собаки.

У Сисси снова тошнота подкатила к горлу.

Из курса психологии она, конечно, помнила, что дети, которые становятся свидетелями или жертвами насилия, вырастая, становятся жестокими, равнодушными к чужой боли.

«Брайан вырос и стал копировать своего отца, удовлетворяя убийствами генетическую потребность в насилии. Он знакомился в клубе с молодыми женщинами, потом избивал их до смерти и складировал в своих холодильниках... Нет, со мной это ему не удастся!..» — ярость и гнев переполняли ее.

Сисси обхватила ноги руками и положила голову на колени, глубокими вдохами восстанавливая внутреннее спокойствие, как их учили на занятиях аэробикой. Затем она выпрямилась и попыталась размышлять логично.

Здесь, в доме — доказательства его преступлений. Все эти часы — лишь прикрытие, чтобы никто не услышал работающие моторы холодильников. Параноидальный страх Брайана усугублялся опасением грабительского взлома — грабители могли обнаружить замороженные трупы.

Она вспомнила, как он нервничал, когда что-то случилось с электросетью после пожара в гараже... Еще бы! Его жертвы могли оттаять...

Сисси спросила его как-то, почему он не заведет собаку, если так боится воров. Но Брайан не мог завести собаку — она бы учуяла трупы...

«Какого черта все эти «что» и «почему»!»

Ей было над чем подумать.

Она снова услышала его голос, на этот раз более громкий и взволнованный. С кем он говорил по телефону? Кто отвлек его от размышлений, когда ее лучше всего убить? Или он думал, поместится ли Сисси в «Монтгомери Ярд»?

У нее вырвался саркастический смешок. Только новой истерики ей сейчас не хватает!

Что же ей делать? Сколько еще времени пройдет, прежде чем он спустится в подвал? Она не позволит ему расправиться с ней без борьбы. Но чем ей защищаться? Он — здоровый мускулистый мужик, а она — всего лишь слабая женщина...

«Если он убьет меня, что будет с Ароном?!»

Мальчик не перенесет такую психическую травму. Разве он сможет жить с Томом, который тяготится общением с сыном? Все эти психологические проблемы сломают ему жизнь.

«Арон! Мой мальчик!..» — нет, она не позволит Брайану убить ее, она обязана выжить!

Сисси оглядела инструменты на столе и в ящиках. Ни ножа, ничего острого она не нашла...

Шум на лестнице заставил ее насторожиться.

Шаги!.