Сисси Дэвис ненавидела ссоры — они ведь не решают никаких проблем, а вызванное ими напряжение еще долго заряжает воздух... Может быть, поэтому она интуитивно почувствовала приближение конфликта и решила пойти к Брайану — всего-то четыре квартала и нужно было пройти...

Стоял свежий и темный сентябрьский вечер в канун Дня всех святых, пахло дождем. Огромная луна мутным светом заливала улицы провинциального городка, размывая границы между светом и тенью. Дом Брайана, построенный полвека назад, стоял на отшибе, рядом с двумя такими же полуразвалинами в колониальном стиле.

Сисси не успела переодеться после занятий аэробикой и была в голубой танцевальной юбочке. Она остановилась на противоположной стороне улицы, наблюдая, как ее жених разгружает что-то тяжелое из кузова своего автофургона, припаркованного у гаража.

Она уже собиралась подойти к нему, но что-то ее остановило. Возможно, его поведение: Брайан настороженно оглядывался по сторонам. И еще: ей показалось, что Брайан перетаскивает... человека, завернутого в ковер.

«Ну, иди же, — приказала себе Сисси. — Это просто игра света и воображения. В полнолуние может привидеться черт знает что...»

— Брайан! — позвала его Сисси. — Брай!..

Но он уже не услышал ее. Протащив свою ношу через гараж к задней стене дома, Брайан исчез за автоматически закрывающейся дверью.

Сисси шагнула из темноты и стала переходить улицу, обдумывая увиденное. Вчера у них произошла легкая размолвка — так, ничего серьезного. И сейчас ей хотелось прогуляться с ним, подышать свежим воздухом.

Сисси бесшумно подошла к входной двери. Под матовым стеклом с рисунком была надпись: «Сигнализация. Звоните».

Разглядывая свое отражение в стекле, Сисси нажала на кнопку звонка и стала ждать, пока Брайан ей откроет. Светлые волосы, зачесанные назад перед аэробикой, высокий лоб, полные губы, немного хмурый взгляд. Она постаралась изменить выражение лица на более приветливое.

Прошло несколько минут прежде, чем Сисси услышала наконец шум за дверью и увидела фигуру за стеклом. Высокий плечистый тридцатичетырехлетний Брайан выглядел как манекенщик из каталога «Хадсон и Дэйтон». Квадратные плечи, чистый взгляд, аккуратно подстриженные густые светлые волосы.

Брайан заглянул в глазок и спросил, как ей показалось, с досадой:

— Это ты, Сисси? — он еще не отдышался после перетаскивания тяжести. — Уже почти половина одиннадцатого!

Она крепко обняла его, не обращая внимания на его недовольство.

— Я только что вернулась с аэробики, — объяснила Сисси, — и не могла ждать до утра. Нам надо поговорить. Мне очень жаль, что Арон столько всего наговорил вчера вечером. Он был ужасно груб.

Арон, ее четырнадцатилетний сын, — хороший парнишка, со светлой головой, мягкий и смешной. Но Брайана он не принимал, и это становилось серьезной проблемой. По правде говоря, Сисси и не ожидала, что так получится, когда четыре месяца назад согласилась выйти замуж за Брайана и приняла от него кольцо.

— Он назвал меня, кажется, «утиноголовым», — сухо сказал Брайан, — или «утиной рожей», что-то вроде того...

Сисси покраснела. Вчера вечером вся приветливость и мягкость Арона куда-то испарились.

— О Боже!.. Пожалуйста, Брай!.. Мне действительно очень жаль! Прошу, прости его. Просто не знаю, что еще сказать. Я очень тебя люблю... Обещаю, я с ним поговорю и хорошенько ему всыплю. Больше он не будет так себя вести.

Брайан стал оттаивать и через несколько секунд он уже сжимал Сисси в своих объятиях. Сисси впилась в его губы с голодной страстностью.

«О Боже... как я его хочу!»

Уже пять месяцев они встречались, но Сисси все не могла им насытиться. Крепкое мускулистое тело и аромат лосьона, смешанный с его запахом, вызывали у нее сильное желание.

— Я очень люблю тебя... — прошептала Сисси.

— Дорогая, я тоже люблю тебя, — кажется, он уже полностью забыл обиду.

— Навеки?

— Навсегда, Сай.

За спиной Брайана стали отбивать время старинные настольные часы. В другой комнате отозвались еще одни. Каждые — со своим ритмом и мелодией.

Через несколько минут они уже не будут ощущать течение времени, но этот бой часов всегда будет ассоциироваться со сладостными минутами их любви...

— Он в конце концов смирится с нашим браком, — пообещала Сисси, слегка отстраняясь от Брайана. — К сожалению, мальчик все еще тяжело переживает мой развод. Но это — вопрос времени, Брай.

— Надеюсь, что так, — кивнул Брайан.

— Так и будет, обязательно... Арон — хороший парень, очень чувствительный, он все поймет. Ты же знаешь, в таком возрасте мальчишки стараются скрывать свои настоящие переживания. Ты ведь помнишь, что происходит, когда тебе четырнадцать? Это самый сумасбродный возраст. Ты любишь и ненавидишь, переживаешь, побаиваешься взрослой жизни... Так ведь?!

Брайан не ответил, он продолжал целовать ее в шею.

На том разговор и закончился. Так происходило всегда, когда Сисси пыталась заговорить с ним о сыне. В одной книге Сисси вычитала, что существуют мужчины «закрытого» типа. К Брайану такое определение подходило полностью. И Сисси пыталась преодолеть в нем скрытность, вызвать его на откровенность. Брак, надеялась она, поможет им лучше узнать друг друга.

Они прошли через его кухню, недавно заново обставленную, сверкающую чистотой — даже стальная поверхность мойки была вытерта до блеска — ни капель воды, ни подтеков. Как сказала бы ее сестра Джозефина, мужчина, способный содержать кухню в такой чистоте, уже огромная удача!

— Кофе? — предложил Брайан.

Сисси взглянула на часы.

— Боже!.. Уже почти одиннадцать! Я не могу больше задерживаться. Я обещала Арону вернуться домой не позднее одиннадцати... Ты купил новый ковер? — спросила она после недолгого молчания. — Я видела, как ты вынимал его из машины. Звала тебя, но ты меня, наверное, не услышал...

— Ну... да... очень красивый курдистанский ковер... Сегодня купил в Нортвиле, у меня там был деловой обед с людьми от «Форда». Потом я зашел в антикварный магазин и не смог устоять против соблазна. Там еще продавались чудесные часы с боем работы Чонси Бордмена. Я их тоже купил. Идут превосходно, настоящее чудо!

Сисси успокоилась. Брайан собирал часы, серебро, чугунное литье, музыкальные шкатулки и тому подобное. В его коллекции были также дорогие восточные ковры.

— Родная, — Брайан наклонился и поцеловал Сисси в кончик носа, — я и тебя не забыл, купил тебе красивый гребень для волос. — Он вытащил из кармана брюк нарядно упакованный подарок и развернул бумагу.

Сисси вскрикнула от восторга и удовольствия. Основанием гребня служила замершая в прыжке пума, сделанная из оникса и серебра, с аметистами вместо глаз. Сразу видно: старинная вещица, словно вынутая из ларца с драгоценностями герцогини Виндзорской.

— О-о-о... Брайан! Какой чудесный подарок! Как в сказке...

— Возьми. Гребень настоящий!

Сисси рассмеялась.

В агентстве, где она работала, открыто завидовали этим необыкновенным подаркам Брайана. Антикварные драгоценности... Букеты цветов три-четыре раза в неделю. Все было так романтично и изысканно... Казалось, он хотел выразить своими подарками то, что не мог сказать словами.

— Мне эта пума напомнила тебя, — добавил Брайан. — Она такая же великолепная, как ты, Сисси.

«Бонн... бонн... Бонн... бонн... бум-бум... бумм...» — часы отбивали очередной час. Механическая симфония создавала атмосферу сказочного мира Диснея, что всегда пленяло воображение Сисси. Ей нравилось, как разные часы, большие и маленькие, начинали перекликаться, дополняя гармонию звуков, или, наоборот, заглушать друг друга, разговаривая на разные голоса. В доме Брайана никогда не наступала полная тишина: то «тик-так», то «бум-бум»...

Сисси ликовала. Они рады вновь увидеться, счастливы вместе, и между ними нет больше обиды.

— Мне, правда, нужно возвращаться домой. Я волнуюсь об Ароне. Даже не знаю, дома ли он. Ты же знаешь этих мальчишек!..

— Конечно.

— Брай!.. — Сисси снова прижалась к его груди. — Еще один прощальный поцелуй... — Она приподнялась на цыпочках и коснулась его губ.

«Как же я счастлива! В этом мире одиноких людей разве встретишь второго такого, как Брайан?!»

Таких единицы...

Встреча с Брайаном Уайтом была настоящим триумфом. Он появился в ее жизни, когда все казалось таким безысходным... Сисси пребывала в депрессии и уже не верила, что какой-нибудь мужчина сможет так покорить ее.

Восемнадцать месяцев назад Сисси обнаружила у себя затвердение в правой груди. Доктор сказал, что образовалась опухоль молочной железы. Она вычитала, что в таких случаях проводят облучение — так рекомендовали женские журналы. В худшем случае — операция.

После трех операций ей пришлось делать еще и пластическую, чтобы восстановить форму груди. Слава Богу, попался хороший врач, и грудь выглядела округлой, высокой и упругой. Хоть участвуй в конкурсе красоты вместе с чванливыми двадцатилетними красотками — никто бы ничего и не заметил...

Но все это абсолютно не волновало Тома. После пятнадцати лет совместной жизни он бросил ее, когда Сисси еще лежала в больнице.

— Меня угнетает обстановка лечебницы, я не могу на все это смотреть. — Его слова были ей слабым утешением. — Я знаю, что я — дерьмо, но ничем не могу тебе помочь. Меня отталкивают чужие болячки.

Он бросил ее... Сисси в одиночку боролась с раком и старалась не пасть духом.

Потом несколько месяцев она приводила в порядок свои чувства и жизнь. Она то впадала в ярость, то страдала от отчаяния. Чувство одиночества усугублялось страхом за будущее. Сисси было уже тридцать семь, когда она заболела. Такова была реальность, мужчины — и те в такой ситуации взвыли бы от ужаса. Разве она могла тогда даже помыслить о другом сексуальном партнере? Не отпугнет ли ее заболевание нового возлюбленного, как это случилось с Томом?..

Сестра же, наоборот, считала разговор о ее болезни отличной проверкой для возможного претендента на ее сердце.

— Если он спокойно выслушает рассказ о перенесенной тобой операции, — сказала она Сисси, — значит, это уже приличный человек... более чем приличный...

Но сама перспектива такой проверки пугала Сисси. Она чувствовала себя беспомощной, неспособной предпринять новую попытку.

— Не дури, Сисси, — убеждала ее лучшая подруга Энн Тревеньян пять месяцев назад. Энн, высокая живая брюнетка, была довольна своей независимостью и жила одна. — Ты превращаешься в жидкое пюре! Ты же очень-очень приятная женщина, сексуально привлекательная! Все утрясется, и ты снова встретишь мужчину, которого полюбишь.

«Новый мужчина?.. Снова свидания?.. И опять страх остаться одной?..» — Сисси почувствовала спазмы в животе.

— Ты говоришь об этом так, словно я упала с лошади и вновь пытаюсь залезть на нее! Я не смогу, Энн. Просто я еще к этому не готова. Подожду еще годик, потом можно будет вернуться к этому разговору...

— «Подожду годик»? Это только отговорка! — взвилась Энн. — Я, между прочим, и не советовала бы тебе прямо сейчас искать кого-нибудь... Я просто пригласила тебя в гости. Нужно побыть на людях, немного развеяться. За семнадцать лет, Сисси, у тебя не было никаких развлечений!

— Работа была моим развлечением. Работа с людьми, Энн! — Сисси работала в службе социальной реабилитации, помогая людям, потерявшим работу, найти новый заработок.

— Хорошо, хорошо... Но это вовсе не означает, что ты была счастлива. Целый день — говорильня с безработными, потом — домой, и ни одной счастливой ночи, Сисси! Никто не хотел с тобой переспать!

— Энн!..

— Кстати, новости как раз для тебя, детка! — просияла подруга. — Теперь никто не завалит тебя в койку, даже если очень сильно тебя захочет! Все боятся СПИДа, и вообще мужики перестали спорить между собой, что трахнутся с понравившейся им бабой...

— Я не могу, Энн... ну... просто переспать с кем-то. Мне это не нужно. Я не испытываю желания близости с мужчиной.

— Ты попробуй, а потом посмотрим!

— Не хочу пробовать.

— Только разок! С тебя же не убудет от одной ночи...

В клубе «По пятницам», где собирались одинокие мужчины и женщины, периодически устраивались банкеты.

— У нас там более полутора тысяч членов, — сообщила Энн.

Сама она в разное время входила в совет учредителей клуба, часто там тусовалась и завела кучу друзей.

На этот банкет пригласили астролога, который рассказывал о влиянии звезд и планет на соединение судеб людей. Сисси уселась за крайним столиком, разглядывая других посетителей.

Худосочные тридцатилетние женщины, располневшие матроны в широких блузах, мужчины-коротышки с усиками, удивительно привлекательные мужики с холодным выражением глаз... Некоторые представители сильной половины человечества перехватывали ее взгляд, но Сисси тут же смущалась и отводила глаза.

Короче говоря, здесь ей было страшно неуютно.

К десяти часам диск-жокей установил оборудование, и Тина Тернер запела свою песенку «Запотевшие окна». Через несколько минут комната наполнилась танцующими парами.

«Как они так быстро нашли себе партнеров?» — удивилась Сисси.

Она чувствовала себя не в своей тарелке. На работе ее считали компетентным специалистом, она справлялась с проблемами лучше многих других. Ей приходилось общаться с сотнями клиентов, контактировать с сотрудниками отделов кадров фирм, предлагающих людям работу, вести занятия на курсах социальной адаптации и давать индивидуальные консультации.

А здесь, в клубе, ей не с кем было поговорить, да она и не знала, о чем. Как общаться с этими людьми? Потенциальными любовниками, если называть вещи своими именами. Что им сказать, чтобы не выдать свой страх и неуверенность? На какие потайные кнопки надо нажимать, чтобы завязалось знакомство? И где эти «кнопки» расположены? А если ты на что-то вдруг решишься, сделаешь свой выбор, а он вдруг откажется иметь с тобой дело?!

Она заметила, как одна миловидная дама лет сорока восьми сама подошла к седовласому мужчине и сказала ему что-то. Тот покачал головой и, как показалось Сисси, извинился перед дамой за свой отказ. Она, улыбнувшись, отошла в сторону. По мнению Сисси, улыбка совсем не подходила к данным обстоятельствам. Женщина должна была бы почувствовать неловкость и смущение.

«Боже! Ей ведь отказали...»

Как мог этот засохший стручок отказать такой симпатичной женщине? Все мужчины здесь теперь представлялись ей самодовольными хамами.

Неловкость и дискомфорт переросли в нервозность и панику. Сисси встала из-за стола и направилась к выходу. Она была еще не готова к подобному испытанию. Это место не для нее.

— Похоже на зоопарк, правда? — услышала Сисси за спиной мужской голос. — Они позируют, выставляя напоказ свои прелести!

Сисси вздрогнула и обернулась.

Ему было за тридцать, это был высокий привлекательный мужчина, немного похожий на какого-то героя из нашумевшего недавно фильма. Густые, чуть вьющиеся светлые волосы, голубые глаза, прямые тонкие брови, аристократический нос, четкий рисунок губ.

Он был самым привлекательным мужчиной на этой вечеринке. Просто красавец! Сисси неосознанно поправила прическу, убрав со лба свалившуюся прядь светлых волос.

— Меня зовут Брайан Уайт, — представился он. — Я не люблю кличек и не придумываю их для других. А как вас зовут?

— Сисси Дэвис. Вернее, Сесилия Дэвис, — поправилась она. — Я впервые здесь и боюсь, что не готова искать знакомство таким образом. Собираюсь уже уходить...

— Уходить? — переспросил Брайан, видимо удовлетворенный таким решением. — Могу я по крайней мере предложить вам что-нибудь выпить перед тем, как вы уйдете?

Ей было приятно это предложение, хотя нервную дрожь Сисси так и не смогла унять. В горле стоял острый ком, а сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди.

«Уильям Харт, — вспомнила она имя актера, — вот на кого он похож... Выпить? Что ж, бокал вина был бы очень кстати...»

Позднее в дамской комнате Сисси столкнулась с Энн. Женщины толпились возле умывальников и прихорашивались перед зеркалом. Остро чувствовался смешанный запах лака для волос, парфюмерии, надежд и страха.

— Ну и как, Сай?.. — спросила подруга таким тоном, будто сразу поняла, что с ней произошло. — Похоже, ты встретила настоящего мужика... А?.. — Энн, которой такие встречи были не в новинку, подправила макияж перед зеркалом. На ее щеках прибавилось румян.

Сисси охватывали то испуг, то взрыв нервного веселья. Одного появления Брайана было достаточно, чтобы у нее все перепуталось в голове. Он действительно ее заинтересовал. Потрясающая неожиданность!

— Да... О-о-о, Энн... Он такой красавец... Пригласил меня пообедать с ним в понедельник в «Куперс армс».

— Ну так и сходи с ним! Нечего тебе отсиживаться в одиночку. За обедом он тебя не съест. Это безопасно! Хорошо, что ты с ним познакомилась. Надеюсь... Я уже видела его здесь раньше. Его имя?

— Брайан Уайт. Вроде он работает инженером в фирме, производящей салонное оборудование для автомобилей, и занимается расширением ассортимента продукции. Говорит, что это очень интересная работа... Энн!.. — Сисси схватила подругу за локоть. — Энн, я не знаю, хочу ли я этого... У меня сводит живот, как только я себе представлю нас вдвоем... А что, если... то есть, я хочу сказать... как мне поступить, если он предложит... Что я ему скажу?.. — О своем заболевании, хотела добавить Сисси, но Энн перебила ее.

— Не говори ему ничего, детка. Не сейчас... Ты совершенно не обязана обсуждать свои интимные проблемы с первым встречным! Возможно, вы и встретитесь-то всего один раз. Или отношения у вас не зайдут так далеко...

— О-ой... — У Сисси подкашивались ноги.

— Сай, не умирай! Просто сходи с ним и насладись обедом и его компанией. Во время вашего разговора внимательно слушай, что и как он скажет. Все мужчины обязательно выдают свои скрытые мысли. Слушай и не упусти момент.

Сисси нервно рассмеялась.

— Ты имеешь в виду, что он может оказаться психом или кем-то в этом роде?

Глаза Энн засветились от неудержимого смеха.

— А может, он из тех парней, которым подавай шесть разных женщин на неделе! Или он кончает при виде женского нижнего белья... А вдруг он прячет за толчком цепи и кнут? Или того похуже...

Сисси хихикнула и швырнула в Энн скомканную бумажную салфетку, попав ей прямо в вырез нежно-голубой шелковой блузки.

— Если его настоящее имя — Норман Бэйтс, обещаю тебе больше с ним не встречаться! — Но ее настроение тут же вновь упало, Сисси уже готова была расплакаться. — Серьезно, Энн!.. Не могу поверить, что я действительно ему понравилась...