Распахнувшаяся дверь сбила Сисси с ног. Она упала на пол, молоток выпал из ее рук.

Потрошитель! Реальный, не с газетных страниц. В руках он держал тяжелую дубину. «Карающий Божий меч»!

Дубина со свистом рассекала воздух.

Как бы ни была испугана Сисси, она тут же вскочила, уворачиваясь от грозных ударов. Умолять о пощаде было бессмысленно. Перед ней был маньяк, одержимый жаждой крови. Бесчувственный убийца!

Удар! Она успела заслониться, рванув на себя стол. Еще один удар по столу — и проломилась крышка.

Она схватила что-то со стола и бросила в лицо озверевшему маньяку. Музыкальная шкатулка прошлого века разбилась о стену.

Удар! Она бросила ему под ноги стул, но убийца даже в исступлении был слишком резв, он увернулся и снова рассек воздух.

Сисси отступила еще на два шага назад, перегородив ему дорогу вторым столом.

Удар сбоку — и ножка стола подломилась.

Удар! Еще удар! — стол рухнул.

Брайан наступил на обломки стола, раздавив ящички с винтиками и прочими деталями часов, которые он так старательно хранил для ремонта.

— Пожалуйста, не надо! — кричала Сисси. Она ждала очередного взмаха дубины, не будучи уверенной, что ей и на этот раз удастся увернуться. — Пожалуйста, Брай!..

Удар по стене — и рухнула полка с антикварными штучками.

Взмах — удар! Взмах — удар!

Ее ужас — вот, что он хотел видеть! Ужас жертвы возбуждал его, пьянил кровь. Он даже получал наслаждение, когда его дубина промахивалась, растягивал удовольствие.

Взмах — удар!

Она знала, что он хочет видеть ее слабой, молящей о пощаде, подчиненной его воле. Такой она и была! И он причмокивал от удовольствия.

Это была своего рода кровавая мастурбация. Оргазм наступал после нанесения смертельного удара.

Дубина пронеслась мимо, чуть задев ее плечо. Новый взмах...

Еще немного — и она упрется спиной в стену. Отступать больше некуда.

Справа от нее на стене висел электрический щиток. Темнота могла бы ее сейчас спасти. Потушить свет!

Но при первой же ее попытке потянуться к щитку он разобьет ей голову, это она понимала. Этот здоровый дикий зверь был еще и хитер и обладал дьявольским предчувствием опасности. И тут Сисси сообразила, что может как раз этим и воспользоваться. Главное — вовремя увернуться от дубины!

Сисси сделала шаг вправо и потянулась к щитку. Но Брайан угадал ее мысли. Он замахнулся и... ударил по железной коробке щитка, расколов ее, как орех.

Пока он не успел опомниться и снова замахнуться, Сисси кинулась ему под ноги.

Свет погас, и Брайан, догоняя Сисси, споткнулся о ее тело и грохнулся вперед с громкими проклятиями.

Секундное промедление грозило смертью. Она вскочила на ноги и отпрыгнула в сторону как кошка.

Брайан, несмотря на свою массивную фигуру, был еще и необыкновенно ловок. Логика затравленного зверя, гонимого страхом, удесятеряла его физические возможности.

Он так же быстро, как Сисси, вскочил и бросился ей вслед.

Она не учла того, что освещение с лестницы предательски высветит ее. Удар дубиной пришелся по лакированному паркету где-то совсем рядом, она едва успела дернуться в сторону.

Он что-то крикнул, но она не поняла, уловила только два слова: «Божий гнев».

«Нет, черт возьми! — мелькнуло в мозгу Сисси. — Он не убьет меня! Я не позволю ему! Плевать мне, какой он большой и страшный... я должна жить!»

Всего несколько шагов отделяли ее от спасительной двери. Сисси нащупала на полу молоток. Сможет ли она запустить молоток ему в голову, как-то миновать его и выбежать из мастерской? Нужно только попасть ему в голову... Нужно добраться до двери...

— Шлюха! Гнида! Бог накажет тебя! — заорал Брайан.

— Бог не с тобой, ублюдок! — крикнула в ответ Сисси.

Он замахнулся... Ей казалось, что она даже видит выжженные буквы на рукоятке дубины, хотя в таком полумраке рассмотреть их было почти невозможно. Но Сисси знала, что они там есть. «Карающий Божий меч'«...

— Ты — слабак, Брайан! Тебе не убить меня! — его секундного замешательства было достаточно, чтобы она успела отпрыгнуть в сторону.

Занятия в детстве балетом и позднее — аэробикой помогли ей сейчас. Дубина только рассекла воздух между ними.

— Б...! Гнида! — раздался новый вопль.

Он уже не играл с ней, не оттягивал удовольствие пробить ей череп. Брайана злило, что она еще жива.

Сисси уловила момент, когда дубина опустилась вниз, и кинула молоток ему в голову.

— Б...ская сука! — взвыл Брайан от удивления и боли. Он никак не ожидал, что жертва может нанести ему ответный удар.

Она рассекла ему бровь и содрала кожу. Он зажмурился от боли. Это был ее шанс!

Интуитивно она изменила план спасения. Сисси не кинулась к полуоткрытой двери — обойти его было практически невозможно, а подскочила к Брайану и ударила его со всей силой ногой в пах.

Нечеловеческий крик вырвался изнутри этого дикого существа. У него помутилось в голове, перевозбуждение полностью отключило остатки сознания, но боль он почувствовал.

Брайан согнулся пополам и осел на пол.

«Я ударила его! Мне удалось! Я ударила его больно!»

Она снова пнула его и попала ногой в разбитую бровь. Брайан выпустил из рук дубину...

Хотя Сисси и удалось сбить его с ног и нанести второй болезненный удар, медлить было нельзя. Она кинулась к двери из мастерской.

Сзади раздался жуткий вой раненого зверя.

Заветная цель была так близка! В темноте Сисси наступила на одну из этих чертовых музыкальных шкатулок, свалившихся с разбитой полки, поскользнулась на паркете и распласталась на полу.

«Конец?! Все?!»

Теперь она знала, что умрет.

«Какая она, смерть?..»

Сзади раздались его прерывистое дыхание и рык. Впереди на лестнице уже слышались чьи-то шаги. Она чувствовала его страх, ярость, его зловоние.

«От него воняет», — сказал Арон.

Брайан рыскал впотьмах на полу. Она знала, что он ищет.

«Он меня воспитал... он придает мне силу...»

Бог?.. Отец?.. «Карающий Божий меч»?

Маньяк искал орудие убийства. Одного удара будет достаточно, чтобы убить ее.

— Миссис Дэвис! Сисси! — в проеме двери возник силуэт мужчины.

«Какой знакомый голос», — подумала она и сразу догадалась, кто это.

Майк Маквэй! Это он примчался ее спасать...

...Частный детектив звонил ей вечером домой, чтобы узнать о результатах ее поездки в Клайтвиль. Он очень беспокоился за нее, зная, как Сисси рискует.

Майк перезвонил ей несколько раз, но слышал только запись автоответчика. Наконец трубку взял вернувшийся домой Арон и мрачно сказал, что, по всей видимости, «мать побежала к своему жениху». Он хотел сказать: «к этому утиноголовому ублюдку», — но не стал: звонил неизвестный ему мужчина...

...Теперь, когда ей пришли на помощь, хотелось жить, как никогда раньше! И тут...

Дубина, взлетая, со свистом рассекла воздух.

«Он нашел ее!..»

— Сисси! — снова крикнул Майк Маквэй.

Но она уже не услышала его.

Не слышала она и вой сирен полицейских машин, скопившихся у дома.

Вслед за Майком Маквэем в темную мастерскую ворвались Бен Олсон и несколько вооруженных пистолетами сорок пятого калибра офицеров полиции.

Сразу после звонка встревоженного частного детектива Арон позвонил в службу экстренной помощи по телефону «9-1-1» и сообщил, что пропала его мать. Он также назвал адрес Брайана Уайта, ее жениха.

Следователь Олсон, опросив членов клуба «По пятницам», выяснил, чье имя утаила от него Сесилия Дэвис. Теперь понятны были ее молчание и странное поведение.

Женщина, рассказавшая Энн Тревеньян, что видела, как танцевали вместе Брайан Уайт и Эбби Тайс, вспомнила, какой у Энн был взволнованный вид. После их разговора она сразу куда-то убежала, потом начались танцы. Другие свидетели видели вместе Энн Тревеньян и Сисси. В тот же вечер Энн была зверски убита в своей квартире.

Конечно, она уже знала имя «детройтского потрошителя»...

Полицейские не пустили Арона в дом Брайана Уайта. Майк Маквэй отвез мальчика к себе, пообещав следователю Олсону приехать в полицейское управление позже, чтобы дать показания.