Прошло пять дней.

Сисси направлялась к ресторану «Скэллорс» в северной части Рочестера, где договорилась поужинать с Энн. Она включила приемник, чтобы прослушать последние новости.

О «детройтском потрошителе» ничего нового не сообщалось.

— Полиция полагает, что уже десять одиноких женщин стали жертвами таинственного маньяка. Начиная с 1980 года он проникал в их дома и избивал до смерти, затем вытаскивал тела и хоронил неизвестно где. Полицейские управления в Уэйне, Окленде и Макомбе заняты расследованием десятка случаев похищений, но пока безрезультатно. Мэр Детройта Колеман Янг заявил...

Сисси резко выключила звук. Потрошитель теперь занял центральное место после «оклендского детоубийцы», который был основным персонажем криминальной хроники в 1978 — 79 годах. Его считали виновным в смерти неизвестной женщины, чье обнаженное тело нашли в Макомбе. Сообщения об этом были на всех первых полосах, но потом оказалось, что женщина стала жертвой наркоманов. Воскресная «Ньюс энд фри пресс» подробно рассказала о жутких деталях нескольких убийств.

Предполагаемые жертвы Потрошителя — Дайана Роуз, Энджи Стернер, Терри Хазен и другие — все были очень привлекательными блондинками в возрасте двадцати — тридцати лет, тихонями... Но именно двадцатишестилетняя Эбби Тайс запала в память Сисси.

Что с ней? Где она сейчас? Не всплывет ли и ее обнаженное тело через какое-то время в Детройт-ривер? Или ее замуровали в цементном блоке, закопали где-то в лесу, бросили в яму, засыпав сверху листьями, ветками или мусором? Отрубили пальцы, чтобы полиция не смогла идентифицировать отпечатки пальцев?..

Почти каждую ночь Сисси видела в кошмарных снах бледное окровавленное лицо Эбби Тайс.

Сисси припарковала машину, включила сигнализацию и вышла. Хотя не было еще и половины шестого, уже стемнело. Поежившись, она быстро направилась ко входу в ресторан. Ее стали мучить навязчивые видения. Черт возьми, Сисси готова была шарахаться в панике от каждой тени.

Энн запаздывала. Сисси сделала свой обычный заказ, и теперь потихоньку отпивала из бокала вино, игнорируя заинтересованные взгляды одиноких мужчин за соседними столиками. Вино показалось ей слишком терпким, и она отставила бокал.

Ее уже несколько недель томило какое-то тревожное предчувствие неминуемой беды. Сисси теперь уж даже и не могла вспомнить, когда оно возникло. Может быть, в тот вечер, когда она поссорилась с Брайаном из-за Арона, обозвавшим ее жениха «утиноголовым»? Или в тот вечер, когда она наблюдала за Брайаном, выгружавшим перед гаражом что-то тяжелое...

Он даже не показал ей тот новый ковер, что купил. Сисси видела только восточные ковры, лежавшие на полу в его кабинете и спальне. Значит, есть еще один? Она постучала ногтем по ножке бокала. Вино казалось густым и темным, как кровь...

«А что, если он и в самом деле завернул что-то в тот ковер?.. Например, труп?!»

Сама мысль эта показалась ей безумной, и она тут же отбросила такое дикое предположение.

Да что с ней происходит, в конце концов?! Все эти сомнения Энн, ее вопросы, сообщения о Потрошителе породили череду совершенно безумных фантазий!

Брайан, конечно, скрытный человек, у него есть некоторые странности... Но представить его перетаскивающим труп в ковре?! Это уж слишком!

— Извини, что опоздала. Попала в пробку на мосту, там опять что-то ремонтируют, оставили только одну полосу для проезда, — раздался знакомый голос за спиной. — Думаю, теперь они будут ремонтировать мост аж до 2000-го года!

Это была неунывающая Энн, она нисколько не чувствовала себя виноватой за опоздание. Волосы зачесаны назад, юбка ниже колен, красная блузка... Мужик за соседним столом переключил свое внимание на нее. Но Энн, так же как и Сисси, проигнорировала его многозначительный взгляд. Она махнула рукой официанту.

— Мне надо чем-то крепеньким смочить горло, лучше всего двойной порцией «Кровавой Мэри» с перцем.

— Энн, ты неподражаема! — дружелюбно воскликнула Сисси.

— Я знаю, и это чудесно. О, забыла тебе рассказать!.. Твой сосед пытался меня вчера «снять»!

— Какой сосед? Надеюсь, не Джон Пикард?

— Он самый! Представляешь? Мы встретились в оздоровительном клубе. Ты бы его видела в маечке и шортах — выглядит совсем недурно! Отличная спортивная форма. Даже рельеф есть. Думаю, правда, что он подкрашивает волосы...

Подруги хитро переглянулись и захихикали.

— Интересно, он везде седой?

— А тебе какая разница?

— Нужно все знать заранее.

Они снова рассмеялись, и Сисси рассказала, как Джон Пикард подъезжал и к ней на улице, чтобы она пригласила его к себе домой поговорить об их сыновьях.

— Мужчины! Какие же они очаровашки!

— Ну, чего же мы ждем? Давай сделаем заказ, — предложила Сисси. — Я хочу копченую морскую рыбу... Кстати, я уже говорила тебе, что заказала свадебный торт? Наверху будут соединенные сердца в венке цветов!

— А как насчет свадебных кукол с лентами? — иронически спросила Энн.

— Брайан ничего этого не хочет.

— Что ж, поздравляю его с таким решением! Я всегда, когда выхожу замуж, заказываю новую фату, и обязательно, чтобы были куклы с лентами на машинах свадебного кортежа. У меня уже собралась некоторая коллекция этих кукол, могу тебе одолжить несколько на выбор.

Когда им принесли блюда, Энн шепотом сообщила, что купила пистолет.

— Зачем? — Сисси удивленно уставилась на подругу.

Энн изобразила руками, как она взводит курок и целится.

— Отличный пистолет тридцать восьмого калибра в деревянной коробке, обитой красным шелком, — великолепная штука! Я уже записалась на курсы по стрельбе. Полагаю, что стану лучшим стрелком в городе. Продавец сказал, что мне такое оружие очень подойдет.

Сисси натянуто улыбнулась.

— Оружие?! Ради Бога, Энн!.. Зачем тебе нужен пистолет? Я не понимаю...

— Чтобы защищаться, естественно. Ты что, газеты не читаешь? А я читаю и не хочу, чтобы какой-то здоровенный маньяк ворвался в мой дом, готовый расчленить меня на кусочки.

— Оружие в доме притягивает преступников, Энн.

— Оружие защищает от насилия, детка! Ты хоть понимаешь, насколько близко жили все эти жертвы от нас? Одна из них — кажется, Терри Хазен, — жила в Утика рядом с двадцать первым отделением связи и Шелби. Практически соседний дом! И эта молоденькая Тайс из Ройал-Оука жила рядом с больницей имени Уильяма Бимонта. Я, между прочим, хожу к врачу в эту больницу... Сисси, я наверняка несколько раз проезжала мимо ее дома!

— Но таскать с собой пистолет!.. Мы же живем не во времена Дикого Запада.

— А я и не собираюсь таскать его с собой! У меня на это и разрешения нет. Чтобы носить оружие с собой, нужно брать специальную бумажку в полиции. Я буду прятать пистолет дома, где-нибудь в спальне. Просто на всякий случай.

— А что, если тебя не будет в спальне, когда явится Потрошитель?

— Кто знает, когда он явится? И потом... — Энн храбро подмигнула Сисси, — я, возможно, приглашу его в мой будуар, чтобы легче было достать пистолет... Я буду защищаться как тигрица! И вообще, я что-нибудь придумаю!

— Пусть так, но лично я не собираюсь покупать оружие, — задумалась Сисси. — А если Арон его найдет? Представляешь, что может случиться, когда он наткнется на пистолет?

— Если ты получше спрячешь, он ничего не найдет. Спрячь его в ванной.

Сисси недоверчиво покачала головой. У Энн нет детей, и она просто не понимает, что значит, когда в доме растет парень.

— Будь реалисткой, Энн. Это же первое место, где он станет искать. Мальчишки знают все укромные места в доме, они роются во всех ящиках. Разве ты этим не занималась, когда была ребенком? Я, например, рылась и знала, что и где мать хранила в ящиках и шкафах. И второе: Арон сейчас слишком непредсказуем, чтобы я могла хранить оружие в доме.

Подруги замолчали. Этот разговор испортил им праздничное настроение.

— Кстати, — сказала Энн, ковыряя вилкой в тарелке, — о мальчиках... Лэрри вздумал купить себе «хонду». Ты можешь себе представить сорокалетнего переростка, гоняющего по городу на мотоцикле? У него, кажется, крыша поехала. Переходный возраст!..

Не успела Сисси, вернувшись домой, закрыть за собой входную дверь, как раздался телефонный звонок. Она поспешила поднять трубку.

— Сесилия, ты меня слышишь? — Голос ее матери был слышен настолько отчетливо, будто она говорила из соседней комнаты, а не из Форест-Парка, пригорода Цинциннати.

— Я очень хорошо тебя слышу, мама. Как твой ремонт? Ты уже сделала полы, как хотела?

— Да, все нормально. А как у вас дела с Брайаном? Вы не переменили день свадьбы? Сразу после Рождества?

— Все остается по-прежнему, как решили, — не отрываясь от телефонной трубки, Сисси сняла плащ. На столике у телефона она заметила записку от Арона: «Я у Дастина. Привет, Арон». Внизу был пририсован обязательный маленький дракончик.

— Ты не передумала, доченька? — спросила Лайла Маккена.

— Нет, — заверила ее Сисси.

— Ты уверена, Сесилия? Что-то мне подсказывает, что ты еще сомневаешься.

— Ты ошибаешься, мама. Я уверена на все сто процентов. А ты не изменила свои планы? Ты приедешь, чтобы побыть с Ароном?

— Да, договор остается в силе. Надеюсь, Арону понравится моя стряпня. Я помню, какой привередой ты была в таком возрасте.

Сисси усмехнулась. Ее мать время от времени вспоминала разные байки о «привередливости» дочери.

— Арону четырнадцать, а не четыре года, мама. Мальчишки едят все в его возрасте, они ненасытны, все идет в рост.

Разговор перешел на домашние дела, потом Лайла, которая выписывала три газеты и все их внимательно читала, спросила:

— А ты читала статью о психологическом портрете Потрошителя?

— Что значит «психологический портрет»?

— Сесилия, ты должна читать газеты ежедневно! Иначе перестанешь разбираться в событиях. Была напечатана на днях статья психолога доктора Феллоуза. Его часто привлекают для расследования многих сложных преступлений. Он считает, что маньяку чуть больше тридцати, что он очень хорошо владеет собой и убивает, чтобы снять стрессы, связанные с какой-то душевной травмой, полученной, возможно, в детстве.

— Мама, пожалуйста!.. Это напоминает мне гадание на кофейной гуще.

— Он помог в раскрытии многих преступлений, Сисси. Потрошитель, как считает доктор, имел тяжелое детство, и его жестоко наказывали. Ребенком он мочился в постель и рано стал мастурбировать. Он был жесток к животным, ну, к собакам и кошкам, убивал их, ненавидит женщин, как ненавидел свою мать, которая, по-видимому, его часто била...

— Дорогая, спасибо, конечно, за эту информацию... Я...

— Надеюсь, ты принимаешь все меры безопасности? Я беспокоюсь за тебя, ведь ты живешь одна.

— Мама, я живу не одна. У меня есть Арон.

— Ты же знаешь, что я имею в виду! Ведь он еще совсем ребенок.

— Ему уже четырнадцать, мама, — она старалась не выдать своим тоном нарастающее раздражение. — И потом у меня есть Брайан. Я вовсе не живу одна!

— Но Брайан не проводит все время в твоем доме! У тебя есть в доме оружие, чтобы ты смогла защитить себя? Я читала в «Ю-Эс-Эй тудей» об очень эффективных газовых пистолетах... Все, что тебе нужно, — это направить дуло в сторону нападающего и нажать курок. Я собираюсь купить себе такой.

«Сперва Энн, теперь мать — и все об одном и том же!»

Сисси нервно рассмеялась.

— Мама, я не собираюсь покупать себе газовый пистолет! Я обязательно надышусь газом сама и не успею направить его на бандита.

— Послушай! — прервала ее Лайла.

— Я не могу жить, все время боясь нападения какого-то маньяка, мама! — резко возразила Сисси.

— Послушай, детка, тебе нужно приобрести оружие. Ты ведь знаешь, я всю жизнь проработала медсестрой в больнице и навидалась всякого. Я видела женщин, избитых до полусмерти, красивые лица, превращенные в начинку для гамбургера, сломанные носы, выбитые передние зубы — все до единого, ожоги от сигарет на лице и...

— Перестань, мама, ради Бога! — Сисси поняла, что нужно немедленно остановить этот поток слов.

— Но ведь это реальность, Сисси! Я постоянно волнуюсь за тебя. В тебе есть какая-то странная способность игнорировать факты и не видеть действительности, считать, что вообще не существует того, что может тебя травмировать...

— Я совсем не такая!

— Как же не такая? Вспомни свой брак с Томом! Проблемы возникли задолго до того, как он бросил тебя. Дело не только в операции. Ведь так, Сисси? Теперь появился Брайан, твой жених. Я ничего не хочу сказать плохого о нем, я его не знаю, но я слышу твой голос, Сесилия-Мария. Не похоже, чтобы ты была на седьмом небе от счастья в связи с предстоящим браком...

«А ведь это правда!» — подумала Сисси, отстранив телефонную трубку от уха.

Она выждала минуту, чтобы мать могла выговориться. Потом резко сказала в трубку:

— Это все, мама? Ты все мои ошибки в этой жизни вспомнила?

— Нет, Сесилия...

— Мама, хватит! Я рада с тобой поговорить, хорошо, что ты позвонила. Но я веду жизнь, которая мне нравится, и я счастлива. Я очень, очень счастлива! Извини, Арон звонит в дверь, — солгала она. — Я позвоню тебе в следующее воскресенье.

— Хорошо, но...

— Все! Привет, мама, — Сисси нажала на рычаг и повесила трубку.

Она понимала, что ее неуверенный тон и утверждение, что она вполне счастлива, не убедили мать.

«О Боже, разве я счастлива? Разве так чувствуют себя невесты накануне свадьбы?»

Все дело в том, что Брайан остается таким замкнутым, убеждала она себя. Вот, например, той ночью, когда ему снились кошмары и Сисси просила объяснить ей, в чем дело. Действительно ли он забыл свой сон, как сказал ей? Но если это было связано с каким-то насилием над ним, разве такое можно было сразу же забыть?

Да, она бы чувствовала себя гораздо спокойнее, если бы могла лучше понять Брайана.

А может, это только предсвадебные волнения — вот и все? Такое ведь иногда бывает...