История короля Ричарда I Львиное Сердце

Грановский Александр Владимирович

Книга посвящена описанию жизни и деятельности англий­ского короля, имя которого при жизни стало легендарным. Особое внимание уделено малоизвестным аспектам деятель­ности короля Ричарда - политической, дипломатической и административной - на всех этапах его жизненного пути.

Для широкого круга любителей истории.Введите сюда краткую аннотацию

 

 

Предисловие

С Ричардом Львиное Сердце я впервые познакомился, когда мальчишкой читал книгу «12 стульев»: у тещи Кисы Воробьянинова голос был, как у английского короля, «от крика которого, как известно, приседали кони». Окончательное знакомство с ним произошло при чтении романов Вальтера Скотта. Средневековье в Европе после этих книг на всю жизнь стало любимой темой моего чтения.

Об этом короле написано много книг. В Британии он -фигура не менее популярная, чем Шерлок Холмс. В центре Лондона на площади «Двор старого дворца» у Вестминстера в 1860 году была поставлена его конная статуя с мечом в руке. Однако в России Ричарду не повезло, сочинения о нем в течение 70 лет почти полностью отсутствовали. Книги о нем попали в жанр наиболее нелюбимый марксистскими идеологами - «Жизнь замечательных королей», как и вся тема крестовых походов. Этот пробел несколько восполняют три исторические исследования, вышедшие в последние десять лет: Ольги Добиаш-Рождественской, Ульрики Кесслер и Реджин Перну. (Многие из исследователей его жизни - женщины, они, как видите, продолжают его любить.) Однако во всех этих трех работах, на мой взгляд, уделено недостаточно внимания основному роду занятий Ричарда - его деятельности полководца и воина.

Обретя свободное время и получив доступ к книгам, еще не переведенным на русский язык, я подумал о том, чтобы самому написать книгу о Львином Сердце. Исторические исследования, однако, вплоть до недавнего времени рисовали его не тем, кем он был на самом деле. Его изображали, как правило, во-первых, лишь крестоносцем и отсутствующим почти всегда в Англии английским королем, во-вторых, грубым безответственным воякой, пролившим море крови, и малокомпетентным правителем и политиком.

Моя работа осложнялась тем, что очень скудны материалы источников о Ричарде - герцоге Аквитанском, мало их о нем - короле, сражавшемся во Франции с французским королем после крестового похода, гораздо больше их о Львином Сердце - крестоносце.

В почерпнутых нами из романов представлениях о Средневековье самое большое место занимает война. Сцены блестящих рыцарских схваток, отчаянных штурмов замков и городов, смертельно опасных походов по бушующему морю, жестоких сражений под раскаленным солнцем восточной пустыни имели место в действительности. Однако в их основе лежала яростная борьба за власть, за земли, за добычу, за упрочение и расширение торговли, в которой не щадили ни собственных солдат, ни тем более вражеских крестьян и горожан. Без сомнения Ричарда можно назвать тираном и грабителем, тем не менее он был умным правителем, талантливым полководцем, а также одним из романтиков рыцарства, ставившим превыше всего свою воинскую честь и благочестивую мечту об освобождении Гроба Господня.

Я попытался дать очерк жизни короля - полководца, политика, дипломата, администратора, рыцаря, поэта, крестоносца, узника, стараясь как можно полнее остановиться на его деятельности полководца, политика и дипломата. Я попробовал дать его психологический портрет во взаимостолкновении с окружающим миром, дать новое видение его образа, изменить традиционно сложившееся в научной литературе представление о нем.

Читателю судить о том, что у меня получилось.

Александр Грановский

 

Глава 1.

АНЖУЙЦЫ, НОРМАНДЦЫ И АКВИТАНЦЫ

Ричард Львиное Сердце родился в Англии в Оксфорде 8 сентября 1157 года. Его отец Генрих II к тому времени был уже королем Англии и владел на правах сеньора большей частью территории современной Франции.

Генрих II принадлежал к старинному роду графов Анжуйских, который, по преданию, происходил от бретонского лесного разбойника. Последний успешно отбивался от норманнов на берегах Луары и за это получил во второй половине IX века от Карла Лысого титул виконта.

В середине X века виконты Анжуйские провозгласили себя графами. Они непрерывно воевали за земли в постоянно меняющихся союзах со своими соседями герцогами Нормандскими и Аквитанскими и графами Блуа. Будучи храбрыми воинами и цепкими политиками, к 1044 году им удалось завоевать у графов Блуа графство Турень, а в начале XII века получить права (в результате брака) на графство Мэн. Однако их соседи и соперники добились еще больших успехов. Аквитанцы в 1036 году присоединили к себе герцогство Гасконь, герцог Вильгельм Нормандский, разбив англосаксов в 1066 г. в битве при Гастингсе, стал королем Англии. После этого завоевания Англия и Нормандия стали одним государством, имущие слои там стали говорить на одном нормандско-французском языке и владеть землями по обе стороны Ла-Манша.

 Печати королей норманнской династии: Вильгельма Завоевателя (1066-1087), Вильгельма II (1087-1100) и Генриха I (1100-1135). Париж, Национальный архив

Объединенное англо-нормандское государство стало страшной угрозой для королей Франции, и поэтому Людовик VI Толстый активно поддерживал раздоры в английской королевской семье и мятежи ее вассалов. Не менее активно этим занимались его сын и внук. Еще одним врагом англонормандцев были графы Анжуйские, оспаривавшие у Нормандии графство Мэн. Чтобы обезопасить Нормандию с юга и обеспечить себе поддержку против французского короля, младший сын Вильгельма Завоевателя английский король Генрих I предложил графу Анжуйскому Фульку V Молодому женить его сына и наследника Жоффруа Красивого на своей дочери и наследнице Матильде. Матильда, бездетная вдова императора Генриха V, была на 11 лет старше своего 14-летнего жениха, но наследство того стоило, и отец и сын согласились. Через год, в 1128 году, свадьба состоялась. В том же году, оставив сыну Анжу, Мэн и Турень, овдовевший Фульк отправился в Палестину. Там он женился на наследнице короля Иерусалимского и после смерти тестя сам стал королем.

Жоффруа Плантагенет, граф Анжу и Мэна. С изображения на надгробии

В 1135 году умер Генрих I. Однако королем Англии стал первым успевший к трону племянник умершего короля Стефан де Блуа. Вскоре англо-нормандские бароны подняли восстание против Стефана за права Матильды. Гражданская война в Англии продолжалась 15 лет. Воспользовавшись неустойчивым положением короля Стефана, граф Жоффруа начал завоевывать Нормандию, часть наследства своей жены. К 1144 году завоевание Нормандии завершилось, ив 1150 году граф Жоффруа передал ее во владение старшему сыну Генриху. В следующем году Генрих принес ленную присягу королю Людовику за Нормандию. В сентябре 1151 года граф Жоффруа умер в возрасте 38 лет. Он передал потомкам свое прозвище Плантагенет (Planta Genesta - ветка дрока), которое получил за то, что любил украшать шапку веткой этого растения.

Сын Жоффруа и «императрицы» Матильды Генрих, отец Ричарда Львиное Сердце, родился в 1133 году в Ле-Мане, главном городе присоединенного графства Мэн. С 1149 года он выступает претендентом на английскую корону. Получив в наследство герцогство Нормандию и графство Анжу (с Туренью и Мэном), он в мае 1152 года женился на богатейшей наследнице Алиеноре Аквитанской.

Ее дед герцог Гийом IX Аквитанский (1071-1126), по словам современного ему англо-нормандского писателя Ордерика Виталиса, был «храбр и доблестен и чрезвычайно веселого нрава». Он собрал в Аквитании и Гаскони «50-тысячную армию», в 1101 году привел ее в Малую Азию, там ее всю потерял, спасся с несколькими людьми, «нищий и обездоленный», а затем, вернувшись домой, «повествовал обо всем этом ритмическими стихами, уснащенными шутками». Он был первым трубадуром, чьи песни лежат у истоков провансальской и европейской поэзии. В его творчестве галантные любовные песни перемежаются с веселыми и циничными пародиями на лирику. Гийома отлучали от церкви по обвинению в прелюбодеянии, но затем он был прощен. После того как он привел в свой дом при живой жене любовницу, его старший сын восстал против него, вступившись за честь матери. Несколько лет в Аквитании полыхала война.

Этот восставший сын, Гийом X Аквитанский, и был отцом Алиеноры. Старший ребенок в семье, она после смерти брата стала наследницей герцогства. В 1137 году овдовевший Гийом X отправился в паломничество в Сантьяго-де-Компостелла. Герцог был крепким, красивым мужчиной 38 лет. Он рассчитывал на появление наследника - после возвращения из паломничества он собирался жениться на овдовевшей дочери своего вассала, виконта Аймара Лиможского. Однако планам его не суждено было сбыться. В Страстную пятницу недалеко от Сантьяго-де-Компостелла он заболел неизвестной болезнью, умер на Пасху 11 апреля и был похоронен в кафедральном соборе «Иерусалима Запада», как называли Сантьяго-де-Компостелла.

Судьба герцогства очень волновала его перед смертью. Его младший брат Раймунд де Пуатье, не рассчитывая получить наследство после брата (тогда еще жив был сын герцога), отправился в 1130 году в Англию, а оттуда, как тогда говорили, «за море», в Святую Землю, женился там на богатой наследнице и стал князем Антиохийским. Алиеноре - наследнице герцогства - было 15 лет. Своевольные вассалы и жадные соседи, несомненно, растащили бы герцогство по кускам. По сообщениям хронистов, перед смертью герцог отправил делегацию к королю Франции и предложил ему женить сына на его дочери. Свои права он передавал жениху. Герцог рассчитывал, таким образом, на сохранение целостности Аквитании, которая отошла бы ко второму сыну короля или ко второму сыну наследника. Несомненно, король Франции был в то время единственным человеком, который мог бы сохранить целостность Аквитании.

Король Людовик VI с радостью ухватился за предложение. Королевство получало приращение, по площади равное трети территории современной Франции. Чтобы не выпустить Аквитанию из рук ни при каких обстоятельствах, Людовик VI решил женить не только наследника на Алиеноре, но и своего двоюродного брата графа Рауля де Вермандуа - на ее младшей семилетней сестре, несмотря на его пожилой возраст и на то, что тот был женат. Графу для этого пришлось развестись с первой женой. Кроме того, этот брак отрывал Аквитанию от опасного для короля союза с графом Анжуйским.

Бракосочетание 17-летнего Людовика Молодого и Алиеноры состоялось в Бордо, главном городе Гаскони, в Пуатье молодожены были коронованы коронами герцогов Аквитании. Пока они добирались из Аквитании в Париж, умер старый король Людовик VI и восторженные толпы парижан приветствовали их как короля и королеву. Людовик VII не готовился к трону. Он получил духовное воспитание в аббатстве Сен-Дени и стал наследником престола лишь после смерти старшего брата в 1131 году.

Печать Людовика VII. Париж, Национальный архив

Людовик VII с большим усердием принялся включать Аквитанию в состав своего государства. Он послал туда для управления и сбора налогов королевских чиновников, старательно подавлял периодически возникавшие там волнения и постарался обзавестись верными союзниками среди знатных фамилий, в числе которых были Жоффруа де Ранкон, де Лузиньян, де Молеон.

Более того, Людовик VII начал войну с графом Тулузским из-за наследных претензий своей жены. Дед Алиеноры трубадур Гийом IX был женат на Филиппе, единственной дочери и наследнице графа Гийома IV Тулузского. После смерти последнего титул графа получил младший брат Гийома IV Раймунд IV, известный участник Первого крестового похода. Однако потомки Филиппы, герцоги Аквитанские, продолжали считать себя законными наследниками графини Тулузской и не раз начинали войну, чтобы завладеть графством. Поход Людовика VII закончился неудачно, однако граф Тулузский был вынужден впервые принести ленную присягу французскому королю.

Своенравная красавица, умная и образованная, привыкшая на веселом юге к поклонению и самостоятельности, Алиенора не подходила своему серьезному, набожному и унылому мужу. «Я вышла замуж за монаха», — говорила она. «Любимая, но не всегда верная жена», — сказала о ней историк У. Кесслер. Вместе с мужем отправилась она в 1147 году в крестовый поход. К походу присоединились многие представители аквитанской знати. Вначале поход планировался как военная помощь князю Раймунду Антиохийскому, но затем французский король изменил решение. Людовик приревновал Алиенору к Раймунду Антио-хийскому, ее дяде, - «близость князя к королеве, их почти беспрерывные разговоры внушили подозрение королю». Надо добавить, что разговаривали они на провансальском языке, непонятном королю и его придворным. Эти беседы вызвали упреки в неверности королевы со стороны «партии короля» при дворе, которые затем сопровождали Алиенору всю жизнь.

Раймунд был, по словам архиепископа Гийома Тирского, «красавцем, сильным как Геракл, пылким и безупречного поведения, при этом приверженным азартной игре и галантным к дамам». Король отверг стратегически правильный план войны Раймунда с угрожавшим Святой Земле эмиром Мосула и увел армию из Антиохии в Иерусалим, чтобы напасть на дружественный христианам Дамаск. Алиенора сочла действия мужа изменой себе и аквитанскому дому и предложила развод. Семейный корабль Людовика VII получил смертельную пробоину. Крестовый поход закончился неудачей - объединенная армия трех королей - французского, германского и иерусалимского - осадила Дамаск, но не смогла его взять. Руководил обороной Дамаска курдский князь Айюб, при нем находился его десятилетний сын Салах ад-Дин. Не успели еще при своем возвращении Людовик и Алиенора добраться до Италии, как князь Раймунд Антиохийский попал в засаду, устроенную турками, и был убит. Его голова на серебряном блюде была переслана халифу Багдадскому.

Супруги возвращались в Италию на разных кораблях. Корабль Алиеноры был захвачен византийцами, воевавшими с Сицилией, однако вскоре отбит сицилийским флотом, и французская королева была освобождена. Папа Евгений III примирил супругов, но ненадолго.

Развод состоялся по решению собора в Божанси близ Орлеана через четыре года, в марте 1152 года. Причиной для развода послужило отсутствие наследника Людовика VII. Брак был объявлен недействительным ввиду недопустимо близкой степени родства супругов.

По дороге из Божанси в Пуатье Алиеноре удалось избежать нападения в Блуа и засады по дороге, подготовленных желающими жениться на ней графом Тибо де Блуа и Жоффруа Анжуйским, младшим братом Генриха. (Позднее граф Тибо женится на младшей дочери Алиеноры от Людовика- Аэлис.)

Менее чем через два месяца после развода Алиенора вышла замуж за Генриха Анжуйского.

Один из источников сообщает, что инициатива исходила от герцогини. Летом предыдущего года Генрих приезжал в Париж вместе со своим отцом Жоффруа Красивым и встречался с Алиенорой. Возможно, при этом обсуждался предстоящий развод королевы. Злые языки утверждали, что Алиенора не смогла устоять перед чарами графа-отца, и Жоффруа «получил свою долю от того, что находилось в постели Людовика». К сожалению, Людовик VII не мог быть знаком с наставлением писателя-моралиста XIII века Юрбена Куртуа: «Если собираешься жениться, не бери ни красивой жены, ни любящей читать книги. И те, и другие склонны к измене». По поводу брака графа Генриха хронист Джиральд из Уэльса напоминает, что он таким образом отомстил за своего прадеда Фулька IV Мрачного, у которого дед Людовика VII французский король Филипп I отнял красавицу жену. Как и у отца, жена Генриха была старше его на 11 лет, причем в обоих случаях у женщин это был второй брак. Поистине XII век был веком наследниц!

Перед своей смертью граф Жоффруа Красивый распорядился, чтобы Генрих передал графство Анжу своему младшему брату Жоффруа, и тот поклялся это сделать. Поживи граф Жоффруа подольше, останься Алиенора женой французского короля, и получил бы, быть может, младший брат Генриха свое графство. Но теперь Анжу служило связующим звеном между Нормандией и Аквитанией, и Генрих не мог себе позволить расчленения государства. Папа-англичанин Адриан IV освободил Генриха от обязательств перед отцом и братом. В июле 1152 года Жоффруа поднял мятеж в Анжу при поддержке короля Франции, но осенью того же года был разбит и вынужден отказаться от своих претензий. (Позже представился удобный случай компенсировать Жоффруа потерю - в 1156 году горожане Нанта взбунтовались против своего графа, Генрих оказал им помощь и предложил в качестве нового графа - Жоффруа.)

Был еще один недовольный возвышением Генриха II - Людовик VII. Он был возмущен выбором Алиеноры и тем, что брак был заключен без его согласия. Некоторое время он продолжал называть себя «герцогом Аквитанским», объясняя это тем, что герцогство должны унаследовать оставшиеся при нем дочери Алиеноры, и даже обручил старшую дочь Марию с графом Генрихом I Шампанским, взяв его в союзники. Однако, когда в 1153 году Алиенора родила своего первого сына Гийома и Генрих сразу же после этого сам провозгласил себя герцогом Аквитанским, Людовику пришлось отказаться от этого титула. Алиенора выбрала в мужья того единственного человека, который был в состоянии оградить ее родную Аквитанию от претензий французского короля и сохранить ее целостность.

Присоединив приданое жены к наследству родителей, Генрих превратился в самого сильного князя Франции. Перебравшись в Англию, он начал войну со Стефаном. И тут подоспел еще один счастливый для Генриха случай. В августе 1153 года неожиданно умер старший сын короля Стефана - Эсташ. Потрясенный этим ударом, Стефан согласился признать Генриха приемным сыном и наследником, а затем через три месяца умер сам.

 19 декабря 1154 года Генрих II вместе с Алиенорой был коронован в Вестминстере английской короной. Теперь Генрих II стал самым богатым и сильным князем в Европе, могущественнее своего номинального сеньора французского короля. Его владения простиралась «от Арктического океана до Пиренеев». Новому королю был 21 год. В 1156 году Генрих II принес ленную присягу Людовику VII за свои континентальные владения, включая Аквитанию.

Однако впереди предстояли две главные будущие проблемы анжуйского государства - раздоры внутри семьи и борьба с французскими королями.

Генрих Плантагенет

Алиенора Аквитанская

Томас Бекет, архиепископ Кентерберийский

За 15 лет брака с Людовиком VII Алиенора так и не родила ему наследника, но только двух дочерей Марию в 1145 и Аэлис в 1150 году. Вторая жена Констанция Кастильская родила Людовику двух дочерей, Маргариту (1155) и Алису (1160), и умерла при вторых родах.

Ричард (впоследствии получивший прозвище Львиное Сердце) был третьим сыном и четвертым ребенком во втором браке Алиеноры. Всего Алиенора родила Генриху II восемь детей: Гийома (1153), умершего в 1156 году, Генриха (1155), Матильду (1156), Ричарда (1157), Жоффруа (1158), Алиенору (1161), Иоанну (1165) и Иоанна (1166). Можно представить, с каким раздражением и завистью смотрел Людовик VII на своего молодого соперника, пока третья жена Ад ель Шампанская не родила ему наконец в 1165 году наследника Филиппа (и дочь Агнесу в 1172 году).

Ко времени свадьбы с Алиенорой у Генриха II уже был внебрачный сын Джеффри, и во время брака у него всегда были многочисленные мимолетные любовницы, а потом, кроме них, и постоянная - «прекрасная» Розамунда, от которой родился сын Уильям. Генрих II совсем не был монахом. Высокий, широкоплечий, с пронзительным голосом, с коротко остриженными рыжими волосами и веснушчатым лицом, небрежно одетый, Генрих II больше походил на простолюдина, чем на короля. Любимым его занятием была охота. Хитрый, коварный, с неуемной жаждой власти, он не любил воевать, предпочитая войне дипломатические комбинации. Однако, когда дело доходило до войны, он проявлял себя блестящим полководцем, действуя с необыкновенной быстротой и решительностью. Он охотно давал любые обещания, но получить обещанное можно было с большим трудом. Возможно, этому он научился у матери -«императрицы» Матильды. Оксфордский архидиакон Уолтер Maн рассказывает, что мать советовала Генриху: «Ты должен заставить ждать надеющихся просителей, сознательно отложив их дела в долгий ящик. Так ловчий сокол, если дать ему мясо, а затем выхватить из-под носа и спрятать, станет усердным, внимательным и послушным».

Он был доступен в любое время и был готов работать как угодно долго к ужасу своих советников и придворных. Разговаривающий и сквернословящий за обедней, он был разумным и образованным человеком, окружал себя учеными, обладал великолепной памятью, свободно говорил на латыни. Он постоянно ездил по своим владениям, неожиданно появляясь в различных местах. В пути его всегда сопровождали телеги, груженные толстыми свитками его архивов. Пьер из Блуа, клирик из окружения Генриха, писал: «Он никогда не сидит, кроме как на коне или когда ест. Может случиться, что в один день он предпринимает поездку в четыре-пять раз длиннее обычного дневного расстояния».

Королю Генриху пришлось много потрудиться в Англии, отвыкшей за долгие годы гражданской войны от королевского правления. Он отнял у английских баронов суд, законы короля были превыше всего, и тот, кто нарушал их, подлежал королевскому суду. Теперь королевские странствующие судьи разбирали дела с помощью двенадцати присяжных. Он старался ограничить права церкви, на почве чего произошло его столкновение с главой английской церкви Томасом Бекетом.

Он старался упорядочить налоги, от чего, правда, их гнет не становился меньше. Генрих II ввел в Англии новый налог - «щитовые деньги» - денежный выкуп за военную службу, которую теперь обязан был нести каждый свободный землевладелец. Указ о милиции привлек в армию свободное крестьянство, основу будущих побед английских королей.

Оставив в Англии двух надежных управляющих - юстициариев (верховных судей), Генрих вернулся на континент. Наследственные владения Нормандия и Анжу с Мэном и Туренью были более послушны его власти, чем вновь приобретенная, сотрясаемая постоянными мятежами Аквитания и присоединенная позднее Бретань. Генрих приложил много усилий, чтобы и там навести свой порядок.

Нужны были его неутомимая энергия и его гибкий и острый ум, чтобы в течение 35 лет управлять таким государством, побеждая или обманывая своих врагов. Располагая большими средствами, он использовал их для подкупа врагов, постоянно выплачивал пенсии главным независимым вассалам французского короля, обеспечивая их нейтралитет при войнах с ним. Только под конец своей жизни, тяжело больной, он узнал горечь поражения. За время своего правления Генрих прожил в Англии только 13 лет и лишь три раза по два года подряд. Все остальное время он провел в своих французских владениях. И не только потому, что сердце короля находилось в его родовых землях, в Анжу, Мэне и Турени, где он родился, умер и был похоронен, но и потому, что основным угрозам его государство подвергалось на континенте.

Мы видим, таким образом, что Ричард по своим родителям, по своим дедам и бабкам был настоящим французом, хотя и родился в Англии. Впрочем, немного английской крови в нем все же текло: его прабабка Эдит (в замужестве Матильда, жена Генриха I) по своей матери, шотландской королеве Маргерит, принадлежала к древнему роду англосакских королей, восходящему к Альфреду Великому. Однако к французам Ричард себя не относил, считая, по представлениям своего времени, французами жителей Иль-де-Франса.

Королевские дети всегда играли существенную роль в дипломатической игре своих отцов. С их помощью, точнее с помощью их брачных союзов, решались вопросы войны и мира, оказания помощи, приобретения земель. И очень часто это происходило задолго до наступления их брачного возраста.

Разделенные рекой Эпт, лежали к северу от Сены друг против друга две области - нормандский и французский Вексен. Нормандский Вексен издавна принадлежал герцогам Нормандии. С большим королевским замком Жизор и многими малыми замками нормандский Вексен служил надежной преградой на пути французских королей в Нормандию. Замок Жизор был воздвигнут на искусственном холме королем Генрихом I незадолго до своей смерти. Когда Жоффруа Плантагенет начинал войну с королем Стефаном и графами Блуа за Нормандию, он пообещал Людовику VII передать ему нормандский Вексен за поддержку.

Поддержка короля выразилась в его невмешательстве. В 1151 году, после принесения Генрихом ленной присяги Людовику VII за Нормандию, нормандский Вексен был передан Франции. Когда Генрих стал сначала наследником, а потом английским королем, он понял, что отдал Вексен практически ни за что - Нормандия и так принадлежала бы ему как английскому королю. Он стал требовать нормандский Вексен назад, угрожая Людовику VII войной.

Поскольку Франция не смогла бы устоять против Генриха II, в 1158 году Людовик VII согласился отдать Вексен в качестве приданого своей дочери Маргарите в случае ее замужества с сыном Генриха - Генрихом Молодым. В договоре не была определена дата свадьбы. До свадьбы Маргарита должна была находиться под опекой Генриха II. В сентябре 1158 года он увез ее с собой из Парижа.

Используя оговорку в договоре об отделении Вексена от Франции в случае досрочного заключения брака, Генрих в 1160 году обвенчал детей и присоединил к себе Вексен к крайнему огорчению Людовика. В договоре, правда, был пункт о возврате нормандского Вексена Франции при смерти одного из супругов в случае их бездетности, но это Генриха мало заботило. Генриху Молодому в то время было пять лет, а Маргарите три года. Генрих II значительно перестроил Жизор и в дальнейшем ежегодно тратил большие деньги для ремонта и укрепления его и других вексенских замков.

Затем настала очередь Ричарда участвовать в брачной дипломатии отца. Став герцогом Аквитанским, Генрих II от имени жены, так же, как ранее Людовик VII, предъявил претензию на графство Тулузское. Собрав большую армию, летом 1159 года он двинулся на Тулузу. Он захватил графство Керси с главным городом Кагором и подошел к стенам Тулузы. Женатый на сестре французского короля Констанции граф Раймунд V Тулузский попросил помощи у шурина. Людовик VII прибыл в Тулузу и заставил своего вассала Генриха II под угрозой лишения его всех материковых владений прекратить поход. В этом походе, кстати, отличился тогда еще канцлер английского короля Томас Бекет.

Эти события коснулись и Ричарда. Подготавливая поход на Тулузу, в начале 1159 года в Блае на Жиронде Генрих II встретился с графом Раймундом Беренгьером IV Барселонским. Граф был женат на королеве Арагона и управлял королевством от ее имени, но титул короля принимать не хотел, считая, что лучше быть большим графом, чем маленьким королем. Воевавший с Тулузой граф был естественным союзником. В рамках союзного договора было заключено брачное соглашение, по которому полуторагодовалый Ричард и только что родившаяся дочь графа Дульча должны быть обручены и после свадьбы получить во владение герцогство Аквитанское. Позднее, ввиду обручения Ричарда с дочерью французского короля Алисой, это соглашение было расторгнуто.

Нашлось владение и третьему сыну короля Жоффруа. Генрих II после смерти своего брата Жоффруа в 1158 году оставил Нант и южную часть герцогства за собой. Генрих не собирался расставаться с приносящим ему большие доходы крупным морским портом, через который проходила экспортная торговля вином и ремесленными изделиями. Более того, в 1166 году он выступил против бретонского герцога Конана, владевшего северной частью герцогства со столицей Ренн, сместил его, вступил во владения Бретанью от имени его малолетней дочери и наследницы Констанции и обручил с ней своего третьего сына Жоффруа. Жоффруа в это время было восемь лет, а его невесте - пять. Их свадьба состоялась в 1182 году. Хотя по статусу Бретань была герцогством, но вследствие ленного подчинения Нормандии ее сюзерен Жоффруа стал называться графом.

 

Глава 2.

НАЧАЛО ПУТИ

Рачительный хозяин должен постоянно объезжать свои владения, чтобы контролировать ведение хозяйства, сбор податей, выполнение приказаний. У королевского двора не было постоянного места пребывания. Двор находился там, где находился король. И королю постоянно приходилось путешествовать, тем более владельцу таких обширных земель, как Генрих П. Много приходилось путешествовать, несмотря на беременности и роды, и его жене. Поэтому дети, пока они были маленькими, находились в более спокойной Англии. Известно имя английской кормилицы Ричарда - Годиерны, заменившей ему мать в его ранние годы. Ричард надолго сохранил память о ней и любовь; став королем, он назначил ей щедрую пенсию.

У нас нет сведений о том, как проходило детство Ричарда. Очевидно, как и у других княжеских детей. Стихотворные романы того времени описывают детство своих героев. До семи лет ребенок находился на попечении женщин. Его учили читать, писать, считать, а также пению, игре на лютне, молитвам, церковной службе, хорошим манерам. С самого раннего детства его приучали к коню. После семи лет мальчик попадал в мужские руки. Его учили ухаживать за лошадью, охотиться на коне и с ловчими птицами, играть в шахматы. Кстати, по преданию, хорошим игроком в шахматы была Алиенора. Ребенок учился также стихосложению и латыни. Мальчика учили сражаться пешим и на коне, фехтовать мечом, управляться с копьем и щитом, а это было непростым делом. Его учили борьбе, бегу, прыжкам, метанию копья и стрельбе из лука и арбалета.

Большое значение в деле воспитания воина, наряду с религией, играли героические песни. Они воспевали рыцарские добродетели: храбрость, верность данному слову, порядочность, великодушие, щедрость. Завидным уделом считалась смерть в бою с врагами, тем более с неверными. «Жизнеописания трубадуров», например, рассказывают, что король Педро II Арагонский, услышав песню трубадура Мираваля, призывающую защитить графа Раймунда VI Тулузского от идущих с севера французов, «с тысячью рыцарей явился к графу Тулузскому, дабы ради той канцоны (песни) выполнить данное им обещание: отвоевать потерянные графом земли. И ради той же канцоны он был убит при Мюре французами, и из тысячи бывших с ним рыцарей ни один не спасся».

Мы не знаем имена наставников Ричарда, но, безусловно, они были хорошими учителями.

В 1165 году Ричард и его старшая сестра Матильда вместе с королевой переехали из Англии в Нормандию. С этих пор следующие несколько лет жизни Ричарда были связаны с матерью. Вообще, Ричард в течение всей своей жизни был ближе к матери, чем к отцу и был у нее любимым сыном. В начале 1168 года Людовик VII и Генрих II договорились обручить Ричарда с дочерью французского короля Алисой, причем Ричард должен был получить наследство матери - герцогство Аквитанию.

Противостоять возросшей мощи Генриха II Людовик VII мог, лишь опираясь на союзников, которых он искал, где только мог. Это были и независимые соседи Генриха, и мятежники в его собственном государстве. Во всяком случае, поднявший мятеж против Генриха всегда мог рассчитывать на сочувствие и на прямую помощь Людовика.

Аквитания была страной, постоянно волнуемой мятежами. Некоторые ее области в течение долгого времени были самостоятельными, и власть герцога там была чисто номинальной. Ее своевольные бароны всегда воевали со своими сеньорами. Не обошло это и Генриха. Первыми восстали старые союзники французского короля Лузиньяны, сильнейшие бароны Пуату и Тайлеферы, графы Ангулемские, не желавшие признавать Генриха II своим сеньором. Примерно в это время умер (возможно, был убит) Гуго, старший из многочисленных братьев Лузиньянов, управлявший владениями отца - крестоносца Гуго VIII. Лузиньянов возглавил второй из братьев — Жоффруа. Он был, несмотря на молодость, прославленным воином.

Можно предположить, что аквитанские бароны были недовольны жесткой централизаторской политикой Генриха И. Аквитания «недолго оставалась верной королю Англии, потому что он урезал ее права», - пишет хронист Гервасий из Кентербери. Владения Лузиньянов и их вассалов лежали на пути из Пуатье в Ла-Рошель, владения графов Ангулемских, на пути в Бордо. Эти порты приносили большую прибыль Генриху - через них вывозили вино, хлеб, фрукты, соль и ввозили металлы, кожу, шерсть, и король не мог допустить уменьшения доходов. Генрих II обрушился сначала всей силой на Лузиньянов, земли которых лежали ближе. Он захватил их главный фамильный замок Лузиньян (в 28 км к югу от Пуатье) и приказал срыть его стены. Лузиньяны бежали от гнева короля.

В это время (март 1168 года), не закончив полностью разгром мятежников, Генрих должен был уехать на встречу с Людовиком, чтобы подписать подготовленный договор об обручении Ричарда. Управлять Аквитанией Генрих оставил Алиенору и в помощь ей - графа Патрика Солсбери, своего друга и ближайшего советника, находившегося в Аквитании с 1163 года в качестве командующего войсками герцогства. Воспользовавшись отсутствием Генриха, Лузиньяны вместе со своими сторонниками начали отстраивать свой фамильный замок. В апреле 1168 года недалеко от Пуатье они напали на кортеж королевы. Алиеноре удалось спастись, но ударом в спину был убит прикрывавший ее бегство граф Солсбери. В его убийстве обвиняли одного из младших братьев Лузиньянов - Ги - будущего короля Иерусалимского.

Это событие произвело большой шум в обществе. В то время лица такого ранга редко погибали даже в больших сражениях, их предпочитали брать в плен и затем получать за них выкуп. В стычке хорошо проявил себя 23-летний оруженосец и племянник графа Солсбери - Уильям Маршал. Он бился до последнего, был ранен и взят в плен, из которого затем был выкуплен королевой. Граф Солсбери был похоронен в аббатстве Сент-Илер в Пуатье. Графу, «погибшему на службе королеве», Алиенора заказала годовую панихиду.

Генрих прервал переговоры с Людовиком VII и уехал в Пуату. Посчитавший себя оскорбленным, Людовик предоставил мятежникам прямую поддержку, пригласил к себе их представителей и принял от них клятву верности. Мятежники предложили Людовику признать брак Генриха с Алиенорой недействительным, вследствие якобы их слишком близкого кровного родства, и принять управление Аквитанией на себя. Генрих нанял большое количество солдат, и всю вторую половину 1168 года во Франции шла война.

Наконец, побежденный не столько военной силой, сколько отсутствием средств, Людовик вынужден был договариваться о мире. «Король Англии ни в чем не терпит нужды, ни в людях, ни в конях, ни в золоте, ни в шелках, ни в драгоценностях, у него в изобилии фрукты, дичь и все остальное. У нас же во Франции ничего нет, кроме хлеба, вина и природной веселости», - «весело» говорил французский король.

В январе 1169 года в замке Монмирай в графстве Перш, между Ле-Маном и Шартром, на границе владений Генриха и Людовика, был заключен мир. Кроме того, было подтверждено обручение Ричарда с Алисой. Вопрос о приданом, видимо, должен быть решен позднее, ко времени их свадьбы.

На переговорах Генрих II показал себя очень покладистым. Во-первых, он не только сам принес ленную присягу Людовику за свои континентальные владения, но и два его старших сына сделали то же: Генрих Молодой - за Нормандию, Анжу (с Мэном и Туренью) и Бретань, Ричард за наследство матери - Аквитанию. Позднее Жоффруа должен был получить Бретань от Генриха Молодого на правах лена. Иоанн, по молодости лет, не получил ничего. Это отнюдь не означало, что Генрих II готов был поступиться хоть малой долей власти в пользу сыновей. Во-вторых, Генрих, по просьбе Людовика, примирился с архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом, изгнанным ранее из Англии. В-третьих, Генрих примирился с аквитанскими мятежниками и даже обещал возместить их потери в прошедшей войне. Однако сразу же после заключения мира с Людовиком Генрих взялся за мятежников. Он ввел войска в мятежные области, взял штурмом много замков, принадлежавших мятежникам, и велел срыть их стены. Нарушение договоренности Генрих объяснял тем, что он не обменялся с мятежниками поцелуем мира. Людовик за неимением средств ничем не мог им помочь, и мятежники были вынуждены покориться. Как мы видим, Генрих с большей охотой давал обещания, нежели выполнял их.