Сара пыталась сосредоточиться на цифрах и не могла. Она слишком нервничала.

Откатившись в кресле, молодая женщина выглянула из окна кабинета Эвелин. В Хьюстоне стояла прекрасная погода, судя по словам Элис, такая погода бывает здесь очень редко, ранней весной и ранней осенью.

Небо чистое, лазурно-голубое, воздух сухой и прохладный, повсюду пятна рыжевато-красных хризантем и фуксий. Дождевое дерево качалось на ветру, как сонный старик, бурые ветки, отягощенные созревшими стручками, мотались, готовые просыпаться на землю семенами. Дубы, пекан, китайское сальное дерево — все красновато-золотистого оттенка — резко контрастировали с сочной зеленью сосен.

Слишком хороший день, чтобы сидеть взаперти, решила Сара. Если бы Рурк не уехал, она взяла бы его под руку и утащила куда-нибудь. На маленький пикничок или на прогулку в парке.

Она усмехнулась — тоже мне, размечталась. Сколько бы доводов он привел, чтобы не пойти! Он такой же трудоголик, как и Эвелин.

Вздохнув, Сара прогнулась в спине, подняла вверх руки, потянулась. Но Рурка нет. Отчасти из-за этого она и нервничала. Она привыкла, что он всегда рядом, и скучала по нему.

С августа он вообще почти не отпускал ее ни на шаг. И только в двух случаях отправился в командировку без нее — по совершенно неотложным делам. Но даже тогда пришлось долго спорить, чтобы убедить его поехать.

Рурк слишком беспокоился о ней. Несчастные случаи на стройках, пожар на ранчо, конечно, сидели в памяти, но ничего подобного больше не происходило. Сара все чаще думала, что шериф Петри, вероятно, ошибся — ничто и никто не угрожал и не угрожает ее жизни.

Подкатившись в кресле обратно к столу, Сара посмотрела на телефон, слегка улыбнулась и импульсивно нажала кнопку интеркома.

— Джен, соедини-ка меня с Рурком. Он в Далласе в «Бернз и Ростен».

— Ну конечно, босс.

Сара улыбнулась. Может, и глупо, вечером Рурк будет дома, но ей хотелось прямо сейчас услышать его голос.

Конечно, она ведет себя, как легкомысленная школьница, но плевать. Никогда не представляла себе, что в кого-то может так сильно влюбиться и быть настолько счастливой. Последние два с половиной месяца с Рурком — замечательные. В ее муже есть абсолютно все, что Сара хотела видеть в мужчине. Раньше она думала — такого не бывает. Сейчас Сара готова была отколотить себя — ну зачем она так долго сопротивлялась Рурку?

Она полностью доверяла ему. Ее вера пошатнулась единственный раз, когда она узнала про увольнение Гельмута Шнайдера. Но Брайен просто не знал сути случившегося.

Сара улыбнулась, вспомнив реакцию Рурка на ее вопрос о немецком менеджере. Они были в спальне и собирались лечь в постель. Наблюдая за Рурком в зеркало на туалетном столике, напряженно всматриваясь в его лицо и желая отыскать на нем малейший признак вины или хитрости, она спросила его. Но Рурк и глазом не моргнул.

— О, извини. Хотел сказать тебе, но совершенно выскочило из головы. Когда я вернулся из той командировки, единственное, о чем я думал, — как бы поскорее обнять свою жену. — Рурк перестал расстегивать рубашку, а Сара увидела в зеркале его жадный взгляд. — Если не изменяет память, мне пришлось здорово потрудиться, не так ли, дорогая?

Услышав последнее замечание, она запылала, но продолжила расспросы.

— А почему ты его уволил? К тому же не поговорив со мной?

— Совершенно не было времени. Я обнаружил, что герр Шнайдер брал взятки у поставщиков. Для того чтобы поддерживать прибыль на высоком уровне и заметать следы, он использовал компоненты худшего качества, а компании выставлял счета как за высококачественное. В общем, я дал ему пинка под зад.

Сара испытала большое облегчение, услышав объяснение Рурка, потом ей стало очень стыдно, мучила совесть из-за возникшего недоверия к мужу. Может быть, именно эта вина стала причиной ее дикого поведения в ту ночь. Как только он сбросил рубашку и брюки, она уже горела, как костер.

Вспоминая, Сара покраснела и улыбнулась. Рурк поразился ее смелости, но поведение жены его вполне устраивало. Они провели такую страстную ночь, что наутро обоих шатало.

Раздавшийся сигнал по интеркому прервал воспоминания Сары об эротических удовольствиях. Потянувшись к кнопке, она покраснела.

— Да, Джен.

— Прости, босс, но в «Бернз и Ростен» говорят, что мистера Фэллона у них нет. И никто его сегодня не ожидает.

— Что? Но этого не может быть. У Рурка на одиннадцать назначена встреча с Клодом Бернзом. Дай-ка мне с ними поговорить, — сказала Сара, потянувшись к телефону.

Минут десять Сара беседовала с мистером Бернзом и с другими сотрудниками фирмы, но без всякого результата.

— Понятно. Хорошо, спасибо большое. Простите за беспокойство.

Она положила трубку и, не отрывая от нее руки, уставилась в пространство.

— Как странно.

— Ну, удалось что-то узнать? — спросила возникшая в дверях Джен.

— Рурка там нет, никто его не видел, и никто о нем не слышал. На сегодня не назначено встречи. — Сара пожала плечами и скривилась. — Вероятно, что-то напутано.

— Ну ладно, возможно, мистер Фэллон скоро сам объявится. Да, между прочим, только что звонил Джон Дэвис из экспериментальной лаборатории. Химик, который возглавляет исследовательскую группу. Он хочет встретиться с тобой в двенадцать, показать тебе что-то очень важное.

Взглянув на настольные часы, Сара поднялась.

— Почти полдень, пойду-ка в лабораторию.

Но прежде чем она вышла из-за стола, снова зазвонил телефон. Джен хотела взять трубку, но Сара махнула рукой:

— Я сама.

Звонил менеджер из Германии. Когда она закончила разговор, было почти двенадцать.

Сара поспешно вышла из офиса. Можно было, как делали многие управляющие и сотрудники, взять маленькую самоходную тележку, гольф-карт, чтобы не ходить пешком по огромной территории комплекса. Но день был так хорош, что Саре захотелось пройтись. Конечно, она опоздает на несколько минут, ну и что? В конце концов должны быть у босса какие-то привилегии?

Солнце грело лицо, ветерок доносил запах древесного дыма и осени. Сара шагала быстро, высоко подняв голову, вдыхая прохладный воздух и улыбаясь. Она подошла к лаборатории, но комната показалась пустой. Эта лаборатория и еще две отправлялись на ленч в одно время, значит, сейчас все сотрудники в кафетерии компании. Нахмурившись, Сара замедлила шаг — а Джон Дэвис? Он-то где?

Вспышки она не видела, как не видела и взрыва, но внезапно, когда она ступила в лабораторию, ее ударило словно гигантским кулаком, подняло и отшвырнуло на двадцать футов.

— Но я настаиваю, джентльмены, только недолго. — Доктор серьезно посмотрел на шерифа Петри и детектива Колхауна. — Конечно, раны миссис Фэллон не так уж серьезны, но она перенесла ужасную травму. Ей нужен отдых и время, чтобы прийти в себя от шока.

— Мы понимаем, доктор, — сказал Буфорд, — но нам надо задать несколько вопросов.

— Хорошо. — Доктор из отделения неотложной помощи написал на листке рецепт и подал Саре: — Это от боли. Если плечо и царапины начнут беспокоить или голова, принимайте по две таблетки каждые четыре часа. — Он остановился у ширмы возле ее кровати и еще раз посмотрел на мужчин: — Запомните — недолго.

Когда он ушел, Сара села и осторожно спустила ноги. Но она даже не попыталась встать, сомневаясь, удержится ли на ногах. Два часа прошло после взрыва, но Сару все еще трясло. Правда, шум в ушах и дурман в голове прошли.

— Вы в порядке? — шериф Петри шагнул к ней, собираясь помочь, но она отмахнулась.

— Я… Со мной все будет в п-порядке. — Она сидела на краю кровати, в коротком больничном халатике, свесив босые ноги, белая, как бумага, и смотрела на мужчин. Голова кружилась. — Вы собираетесь сказать мне, что этот взрыв не был случайным, да, ш-шериф?

— Да, мадам, боюсь, что так. Поскольку лаборатория находится в Хьюстоне, то местное отделение полиции обследует место происшествия. Судя по тому, что нам доложили, взорвалась бомба, примитивная, сделанная дома, но довольно мощная. В лаборатории большие разрушения.

— П-понятно. — Сара снова вздрогнула и крепче обхватила себя руками.

— А теперь давайте-ка посмотрим, правильно ли я все понял. Вы говорите, вам позвонил главный химик и попросил прийти в лабораторию в полдень.

— Да, верно.

— Но вы не пришли туда в полдень. Так?

— Да, я опоздала. Говорила с другим городом по телефону и закончила почти в полдень. Я пошла пешком, а не поехала.

— И поступили очень правильно, — сказал детектив Колхаун. — Если бы пришли на две минуты раньше, мы бы сейчас не разговаривали.

Сара сжала губы, уже с трудом сдерживая дрожь в подбородке.

Шериф нахмурился, поглядев на друга.

— Слушай, Майк, Боже мой, ну чего ты пугаешь женщину?

Он снова повернулся к Саре с приклеенной улыбкой.

— Да не обращайте внимания на этого ирландца, миссис Фэллон. Он, конечно, грубиян, но ничего плохого не хочет. А теперь, вы уверены, что человек, вам звонивший, именно этот химик, этот… — он полистал свой блокнот, — Джон Дэвис?

— Да… Это… я так думаю. В общем-то я не сама говорила с ним. Говорила моя секретарша и передала мне его просьбу.

— Мисс Поттс?

— Да.

— Гм. — Шериф что-то нацарапал в блокноте. — Так значит, мог быть и кто-то другой, да?

— Я… полагаю, мог.

— И еще одно. Был ли кто-нибудь…

По другую сторону ширмы, отгораживавшей кровать Сары, послышалась возня.

— Черт побери! Я хочу видеть ее! Немедленно! — Рурк прорвался мимо полицейского, пытавшегося задержать его.

— Сара!

— О Рурк! — Она протянула к нему руки, он устремился к ней и стиснул в объятиях.

— Ты жива! — Он ощупал ее, потом зарылся лицом в ее волосы. — Слава Богу! Слава Богу.

От его крепких объятий ушибленное плечо Сары заныло, но она не обращала внимания, уткнулась в грудь, вдыхая знакомый запах, ощущая тепло и силу Рурка.

— О, Рурк, это было ужасно, все так быстро произошло, если бы меня не задержал телефонный звонок…

— Ш-ш-ш… Главное — с тобой все в порядке. С тобой все в порядке? Да?

— Да. Мне повезло. Меня отбросило взрывом на двадцать футов. Я шлепнулась в какие-то кусты, они погасили удар. Ни переломов, ни сильных ушибов — так, мелкие царапины.

Рурк слегка отстранил Сару от себя, чтобы посмотреть, и ужаснулся — лицо расцарапано, руки в бинтах, а синяки уже начали расцветать. Его лицо потемнело от закипающей ярости.

Он снова привлек ее к себе, прижал к груди и поверх дрожащих плеч Сары посмотрел на шерифа:

— Что вы предприняли? У вас было два месяца, чтобы найти того, кто преследует мою жену. До сих пор ничего. Я хочу знать — почему?

Полицейский заглянул за ширму, сделал знак детективу Колхауну. Тот вышел.

— Я понимаю ваше волнение, мистер Фэллон, но поверьте, я хочу разобраться в этом деле не меньше, чем вы. Мне вовсе не нравится, что в моем округе появился убийца и поджигатель. Мы с Майком раскрутим каждую ниточку, чтобы найти общую нить и выйти на преступника. Пока ничего стоящего внимания мы не нашли, но найдем. Дело времени. Вообще-то этот инцидент вне моей компетенции. Отряд по борьбе с терроризмом из департамента полиции сейчас работает на фабрике, просеивает все обломки.

— Да, и еще кое-что прибавилось, — сообщил вернувшийся детектив Колхаун, бросив на партнера мрачный взгляд. — Наши ребята обнаружили среди развала тело. Так что сейчас мы расследуем и дело об убийстве.

— О Боже мой! — освободившись от объятий Рурка, проговорила Сара, посмотрев на полицейских огромными от ужаса глазами. — Кто он?

— Мы еще не знаем, кто жертва, миссис Фэллон.

— О Боже, о Боже, о Боже… — Чувствуя, как кровь отливает от лица, Сара опустилась на единственный стул, прижав руку к губам. — Но было время л-ленча, все в кафетерии… л-лаборатория должна была быть пуста.

— Ну, может, на это подозреваемый и рассчитывал. А в лаборатории оказался чересчур сознательный сотрудник, пожелавший работать даже во время перерыва. Да, плохо дело.

— Я требую, чтобы вы предприняли для расследования все возможное. Кто бы это ни был, я хочу, чтобы вы его поймали. И поскорее.

— Успокойтесь, мистер Фэллон. Я понимаю, вы нервничаете, но поверьте, мы делаем все, что можем.

— А не скажете ли нам, где вы находились, мистер Фэллон, во время взрыва? — внезапно спросил детектив Колхаун.

Рурк холодно посмотрел на того, кто помоложе:

— Да, конечно. Я был в Далласе, встречался с поставщиком. В фирме «Бернз и Ростен».

Сара резко вскинула голову и удивленно посмотрела на мужа.

— А как вы узнали о взрыве?

— Я прилетел и позвонил в офис из машины. Секретарша миссис Кэтчем, Элис, доложила о случившемся и что Сара в больнице. Я приехал прямо сюда. Еще есть вопросы? Если нет, я собираюсь забрать жену домой.

Шериф закрыл блокнот и засунул в карман клетчатой ковбойской рубахи.

— Конечно, поезжайте. Нам надо, чтобы она подписала один документ, но это подождет. Мне действительно очень жаль, что нам приходится опрашивать вас, миссис Фэллон.

— Н-ничего, все н-нормально. Я п-понимаю, — все еще заикаясь, проговорила Сара.

Рурк положил руку ей на плечо. Он нахмурился, но когда заговорил, голос был нежный:

— Не волнуйся, дорогая, мне надо поговорить с шерифом, я выйду с ним и детективом Колхауном, а потом вернусь и помогу тебе одеться. Я недолго.

Сара сжала губы и кивнула. Ее колотило так, что она не могла говорить, вибрировала буквально каждая клеточка.

Выйдя из-за ширмы, Рурк жестом пригласил полицейских пройти по коридору подальше от палаты, чтобы Сара не слышала.

— Послушайте, шериф, я не хочу, чтобы моя жена знала об этом, но я не был сегодня в Далласе. Я находился в городе и вел переговоры с охранной фирмой, так как собираюсь обеспечить жене круглосуточную охрану.

— Понятно. — Шериф и его напарник обменялись взглядами. — Почему вы скрываете это от жены?

— Потому что она против.

— А почему вы до сих пор не побеспокоились об этом? — спросил Колхаун. — Уже два месяца известно о грозящей ей опасности.

— Поначалу я думал, что вы быстро разберетесь с этим делом, а время шло, Сара уверяла меня, что вы скорее всего ошибаетесь и покушения не было. Как только я заговаривал о телохранителе, она начинала нервничать. Наконец я решил нанять кого-то, кто наблюдал бы за ней на расстоянии. Конечно, это не дает никаких гарантий, но лучше, чем ничего.

— А будьте добры, скажите название фирмы, — попросил детектив.

— «Харрисон-секьюрити». Я встречался сегодня с главой, Джо Харрисоном. Он и его секретарша и еще трое сотрудников могут подтвердить, что я был в их офисе с десяти и почти до двенадцати. После этого мы с мистером Харрисоном поехали на ленч в «Максим». Вы можете проверить это и у сотрудников ресторана. Если хотите.

— Да, непременно. — Шериф вынул из кармана блокнот и записал. Закончив, кивнул Рурку: — Мы будем поддерживать с вами связь, мистер Фэллон.

Ни слова не говоря, Рурк повернулся и пошел обратно по коридору. Двое полицейских смотрели ему вслед, пока он не исчез в закутке, и пошли к выходу.

— Шериф! Шериф! Подождите!

Буфорд повернулся и увидел Дженнифер Поттс, спешившую с другого конца коридора. Прямо за ней по пятам следовала Элис Берк. Та, что помоложе, напоминала взлохмаченного и испуганного воробья. Рыжие кудри торчали во все стороны, как если бы она причесалась пятерней, а не расческой. Она была так бледна, что проявились все веснушки на носу. Озабоченным было и лицо Элис Берк. Но, как всегда, она сохраняла спокойствие и владела собой.

— Как Сара? — почти задыхаясь, строго спросила Дженнифер. — С ней будет все в порядке? Она серьезно ранена? — Не дожидаясь ответа, Дженнифер заломила руки и посмотрела на стеклянные двери. — О черт, даже не дадут взглянуть на нее! — вскрикнула она, пытаясь не разреветься.

— Конечно, нет, дурочка. — Сказала Элис. — Это больница. Здесь надо соблюдать правила. Ты не родственница, в конце концов. Да и какая польза от тебя Саре? Ты будешь только мешать.

— Да заткнись ты, старая сука! — вспылила Дженнифер, бросив испепеляющий взгляд на Элис. Обеими руками она вцепилась в рубаху Буфорда. — Вы видели ее, шериф. Она в порядке?

— Вполне, успокойтесь, мисс Поттс. С миссис Фэллон все нормально. Конечно, она испытала шок, но, кроме нескольких порезов, которые пришлось зашить, никаких серьезных ран, — Стараясь действовать как можно тактичнее, он отцепил ее пальцы и освободил свою рубашку. Но теперь Дженнифер смертельной хваткой впилась ему в руки. Буфорд ободряюще пожал ее пальцы и улыбнулся: — С ней сейчас мистер Фэллон, через несколько минут он ее выведет. Сами увидите.

Взволнованный взгляд девушки метнулся в сторону коридора.

— Слушай, Дженнифер, правда, не стоит приставать к шерифу. Я уверена, у него есть дела поважнее, чем выслушивать твои истерические вопли.

— Верно, мисс Берк. Я как раз хотел увидеть мисс Поттс по другому делу. — Он улыбнулся и похлопал девушку по руке. — Мисс Поттс, вы ответите на кое-какие вопросы?

Дженнифер наконец оторвала взгляд от другого конца коридора и заморгала.

— Что? О да, конечно. На любые, — рассеянно пробормотала она и снова посмотрела туда же.

— Насколько я понимаю, именно вы говорили по телефону с человеком, звонившим из лаборатории. Так?

— Ага.

— Говорил Джон Дэвис?

— Нет. Помощник. Позвонил и оставил сообщение.

— А его помощник — мужчина или женщина?

Дженнифер снова посмотрела на шерифа, нахмурилась и наконец полностью сосредоточилась на смысле его слов.

— Понимаете ли, странное дело. Я даже не знаю. Не могу сказать. Голос звучал как-то… не знаю… приглушенно, что-ли… Мне показалось — даже таинственно, но я тогда не обратила внимания. — Внезапно ее глаза округлились и стали как блюдца. — Э, так это, наверное, тот гад, который пытался убить Сару, да?

— Убить Сару? — рассмеялась Элис. — Да не строй трагедию, Дженнифер. Ради Бога, кому надо убивать Сару?

Буфорд нахмурился.

— Мисс Поттс, а могу ли я спросить, откуда вам известно, что миссис Фэллон кто-то хочет убить?

— Сара мне рассказала. Она ведь не только мой босс, она моя лучшая подруга и все мне рассказывает.

— Понятно.

— О чем это вы? — спросила Элис, переведя взгляд с Дженнифер на обоих мужчин. — О Боже! Не хотите же вы сказать, что кто-то действительно собирается убить Сару?

— Похоже.

Дженнифер ощетинилась, как пес на помойке.

— Если у меня руки дотянутся до этой сволочи, я…

— Дженнифер, ну в конце концов следи за своим языком, — разозлилась Элис.

Но та не обращала на нее внимания.

— Можете ли еще что-то вспомнить о голосе звонившего, мисс Поттс? — спросил Майк. — Какие-то особенности речи, что-то необычное, кроме того, что он был приглушенным.

Она подумала несколько секунд и покачала головой:

— Нет. Ничего.

— А можете ли вы вспомнить в точности произнесенные слова?

— Сейчас. Ага: «Это помощник мистера Дэвиса. Он хотел бы встретиться с миссис Фэллон в полдень в лаборатории. Он хочет ей что-то показать. Передайте, пожалуйста, это очень важно». Я сказала, что Сара говорит по другому телефону, и пообещала передать, как только она положит трубку.

Буфорд быстро записал слова Дженнифер в блокнот, потом засунул его в карман и кивнул:

— Спасибо, мисс Поттс, вы нам очень помогли. Если еще что-то вспомните, позвоните мне или детективу Колхауну. Будем вам очень благодарны.

— Конечно. Обязательно. Я хочу, чтобы эту гадину поймали.

Элис Берк снова фыркнула. Еле сдерживая улыбку, шериф Петри направился к выходу.

— Ну и что ты думаешь? — спросил Майк, подстраиваясь к широкому шагу Буфорда.

— Гм… трудно сказать.

— А я держу пари — это муж.

Шериф крякнул.

— Почему? Только потому, что тебе этот тип не нравится? При нем ты ощетиниваешься, как дикобраз. Нет, на внутренние ощущения не стоит полагаться.

— Парень какой-то скользкий, на мой взгляд, — проворчал Майк. — Буф, ты же не копался в его прошлом. В восемнадцать лет он, бедный лесоруб, махал топором в сосновых лесах Восточного Техаса, потом всего несколько лет — и он не только выкарабкался оттуда, но вышел на одну из самых богатых женщин страны и стал ее правой рукой. Парень с таким честолюбием не может вечно довольствоваться вторыми ролями.

— Но ты же не знаешь, как он всего добился. Может, он заслужил то, что имеет сейчас? С кем бы я ни говорил, все отзываются о Рурке Фэллоне очень хорошо.

— Да, но и сходятся в одном: он всегда мечтал занять место миссис Кэтчем. Если бы члены семейства пустили на распродажу акции, полученные в наследство, наш старина Рурк скупил бы их. А сейчас, когда он женат на дочери миссис Кэтчем, он вообще может получить все, стоит только избавиться от жены.

— Это большая натяжка, ты сам понимаешь. И абсолютно недостаточно, чтобы отдать человека под суд. Домыслы, друг мой, домыслы…

— Слушай, у парня репутация бабника и убежденного холостяка. Проверка банковских счетов показала: на женщин он тратит кучу денег. И вдруг ни с того ни с сего он женится на дочери босса. Почему? Потому что она как раз и может вывести его на президентство в «Эв косметикс».

— Ой, ну слушай, Майк, ты видел Сару. Стоит только взглянуть на такую женщину, и никаких других стимулов не понадобится.

— Ну, значит, ему повезло. Но я тебе гарантирую, он женился бы на ней, будь она похожа даже на крокодила. Поверь, этот парень своего не упустит. А если она умрет, считай, что он вообще распрекрасно устроился.

— Не знаю. Если мы проверим его слова насчет охранного агентства и они подтвердятся, у него железное алиби на нынешний случай. Более того, он нанял круглосуточную охрану.

Майк хмыкнул:

— Ой, алиби. Да он туману напускает. Сам знаешь. Все эти покушения на жену не лично же он совершает. У него есть исполнители, им дается много времени, они благополучно успевают исчезнуть с арены. А в том, что кто-то за ней станет ходить и издали смотреть на нее, — какой толк? Уверяю тебя, Буф, это он.

— Гм… может быть.

— Расслабься, моя дорогая.

Сара безуспешно пыталась застегнуть пуговицы пальто. Рурк мягко отвел ее руки и сам застегнул. Она дрожала, избегая его взгляда.

Дома, едва переступив порог, выскользнула из пальто, отвернулась от Рурка и пошла в гостиную. Слишком взвинченная, чтобы сесть, Сара подошла к террасе и уставилась вдаль.

— Я думаю, тебе стоит лечь и отдохнуть, — сказал Рурк, входя за ней в комнату.

— Со мной все в порядке.

— Нет, не все в порядке. У тебя был ужасный день и…

— Я сказала: со мной все в порядке.

Повисло молчание.

— Сара, что-то случилось? Кроме того, что в лаборатории? После отъезда из больницы ты держишься очень холодно.

Она повернулась к нему. Он стоял на другой стороне комнаты, настороженно наблюдая за ней. Человек, которого она любила, с которым занималась любовью, это он пытался убить ее?

Саре показалось, сейчас она упадет и рассыплется на миллион кусков. Она любила Рурка. Но и боялась его. Больше всего на свете ей хотелось верить ему. Ей просто необходимо доверять Рурку, но ведь он ей солгал!

Ей хотелось завопить. Крикнуть, что она знает — он не был сегодня в Далласе. Но Сара не осмелилась высказать подозрения. Однако есть возможность припереть его к стенке по-другому.

— Почему ты женился на мне, Рурк?

Вопрос удивил его.

— Ну, ты как-то неожиданно… А почему ты спрашиваешь? Ты же знаешь почему, отчасти, во всяком случае…

— По крайней мере ты признаешь существование другой причины. Уже кое-что.

— О чем ты, Сара?

— Прежде чем мы поженились, я спрашивала тебя, входило ли в твои планы занять место Эвелин, и ты отрицал. Однако мне сказали, что это неправда. Я сперва не верила, а теперь начинаю об этом размышлять.

— А, понятно. Кого из Кэтчемов ты выслушала на этот раз?

— А это важно?

— В общем, нет. Ответ на твой вопрос тот же, который я тебе уже давал: юридически я не имел права.

— Но значит, ты хотел, чтобы компания пошла на распродажу?

— Да, — ответил Рурк без колебаний, наблюдая за ней, напряженный и настороженный, как болотная рысь.

— Я думаю, ты планировал купить акции, они дали бы тебе возможность пройти в правление и дальше — в президентское кресло.

— Все верно.

— Но тогда позволь мне вернуться к первоначальному вопросу. Почему ты женился на мне, Рурк?

Несколько секунд он просто моргал.

— Потому что я хотел тебя, — ответил он наконец.

— Ты хотел меня… или хотел «Эв косметикс»?

— А должно быть обязательно только одно или другое?

— Нет, думаю, нет. Но тогда вопрос заключается в следующем… Чего из этих двух ты хотел больше?

Рурк не двигался, но уголок его рта дергался.

— Мне кажется, ты не поверишь, если я скажу, что люблю тебя.

Все внутри Сары разрывалось, когда она смотрела на Рурка. Сердце сжало тисками, ей хотелось сказать: «Да, я верю тебе», броситься в его объятия, ей так нужно было верить ему, но она не могла. Инстинкт самосохранения, выработавшийся годами обид и разочарований, был слишком силен.

— Мне и в самом деле трудно поверить.

Заставив себя пройти мимо него, она направилась к двери с высоко поднятой головой и бьющимся сердцем.

— Куда ты?

Уже переступив порог, Сара обернулась.

— В данных обстоятельствах, я думаю, мне лучше вернуться в свою квартиру на противоположной стороне коридора.