Нику хотелось как можно скорее попасть домой.

Влившись на своей автомашине в плотный поток транспорта, двигавшийся от Капитолийского холма, он уже не думал ни об офицере ВМФ США Уэсе Чендлере, ни о Джуде, ни о ЦРУ, ни о всякого рода подонках, злоупотреблявших доверием Америки. Ему хотелось как можно скорее оказаться дома, услышать смех своей жены, увидеть сына, делавшего первые в жизни робкие шаги. Дома Ника радостно встретит ротвейлер и оближет ему руку… А еще надо бы позвонить матери в Мичиган, узнать о погоде в родных местах. Мать обязательно расскажет о его сумасшедших тетках… Как было бы здорово, если бы отец был жив!

Автомобили мчались по улицам. Водители спешили – вот-вот должен был начаться проливной дождь.

Джип семьи Келли стоял у дома. Это означало, что Сильвия уже вернулась со службы.

Когда Ник шел по дорожке к входной двери, пес залаял: он всегда лаял, чувствуя приближение хозяина. Сильвия открыла дверь: на ней лица не было. Ник собрался было успокоить ее, сказать, что все в порядке, что не стоило волноваться из-за его долгого отсутствия.

Сильвия опередила мужа.

– Он здесь, – прошептала она.

– Кто?

– Джуд. Он в доме.

– Па-а-па… – Из-за спины Сильвии показался Сол. Он уцепился за брюки отца. – Па-а-па…

Пес обошел ребенка и встал рядом с Ником: всем должно было быть известно, кто здесь хозяин. Пес подозрительно посмотрел в глубь дома.

– Я тебе весь день звонила, – сообщила Сильвия Нику, нежно обнявшему Сола. – Я сказала ему, что он не может остановиться у нас.

Ей было стыдно за эти слова. И за то, что в кармане ее джинсов лежал кухонный нож. Ведь Ник уже дома, она теперь в полной безопасности. Сильвия устало улыбнулась мужу.

Ник в ответ не улыбнулся. С сыном на руках он поспешил в гостиную, ротвейлер бежал впереди.

Джуд сидел за столом, перед ним стояли чашка с кофе и тарелка со связкой бананов.

– Давненько я тебя не видел, братец, – заулыбался Джуд при появлении Ника. Голос у него был усталым.

– Как ты здесь оказался? – пробормотал Ник.

– Самым элементарным образом. На хвосте у меня никого не было.

– Да нет, братец, ты под колпаком.

– Знаю, но когда я появился здесь, за мной никто не следил.

Ник сел за стол. Джуд находился справа от него. Сильвия расположилась слева. Сол посмотрел на большого дядю и прижался к груди отца.

– Вы говорили, что у вас плохие новости, – обратилась Сильвия к Джуду.

Джуд и Ник уставились на нее. Она не отвела глаз.

– Я теперь во всем этом тоже замешана, – упрямо сказала Сильвия.

– Говори, Джуд. – Ник махнул рукой.

– Лорри умерла, – прошептал Джуд.

– Знаю, – сказал Ник.

– Откуда тебе это…

– Что с ней случилось? – перебил Джуда Ник.

– Она… это было самоубийство. Я видел ее… в Небраске…

– Боже мой… – прошептала Сильвия. На ее глазах появились слезы.

– Ты уверен, что это было именно так? – спросил Ник.

Сильвия посмотрела на мужа:

– В чем должен быть уверен Джуд?

Ник даже не взглянул в сторону жены. Он повторил:

– Ты уверен?

– Она сама это сделала… Там больше никого не было. – Джуд вздохнул. – Но бритву для этого самоубийства вложил ей в руку я. Правда, было это очень давно, но все равно можно считать, что убил ее именно я.

– Нет, – сказал Ник, – не ты.

– Сейчас уже не важно. Лучше от этого я не стану.

– О чем вы здесь оба рассуждаете? – спросила Сильвия. – Я никогда не видела эту женщину, но, Джуд, я… я действительно вам сочувствую. – Сильвия перевела взгляд с Джуда на Ника. – И все-таки о чем вы здесь оба рассуждаете? Что все это значит?

– Откуда ты узнал о ее смерти? – Джуд посмотрел Нику прямо в глаза. Ник повернулся к Сильвии.

– Нет! – твердо сказала она.

– Дорогая… – начал Ник.

– Нет! – настойчиво повторила Сильвия. – Ты мой муж. На руках у тебя наш сын. Это наша с тобой жизнь… Вы же оба можете теперь одним махом все перевернуть!

Сол заплакал: его мама почему-то кричала. Ротвейлер поднялся на ноги.

– Сильвия, позволь мне объяснить…

– Не хочу никаких объяснений! Хочу знать всю правду!

– И все-таки… – Ник попытался успокоить плачущего Сола. – И все-таки будет лучше, если ты позволишь мне и Джуду поговорить с глазу на глаз.

– Для кого это будет лучше?

– Для всех, – твердо сказал Ник. – Поверь мне, когда будет можно рассказать тебе все, я обязательно это сделаю!

– Но сам ты мне сейчас не веришь!

– Да не в этом дело.

Сильвия встала, взяла из рук Ника плачущего сына и, указав на него, громко сказала:

– Дело в нем! Не забывай об этом!

Она подошла к лестнице и стала подниматься на второй этаж. Плач Сола становился все тише. Ротвейлер остался с хозяином.

– Она мне нравится, – пробормотал Джуд.

– Мне тоже, – прошептал Ник.

– Так откуда же ты узнал о Лорри?

Ник промолчал.

– Ты мне не доверяешь? Но ведь я тебя никогда не подводил.

Ник решился. Он рассказал Джуду о Джеке Бернсе, о моряке по имени Уэс, о происшествии на вокзале «Юнион». Об иранском скандале и отставном генерале Вэроне он не произнес ни слова.

– А уверен ли ты в том, что этот Уэс Чендлер именно тот, за кого себя выдает? – спросил Джуд.

– Я видел его удостоверение.

– Удостоверения действуют только на простаков. В своей жизни я видел слишком много подобных липовых документов. И почему же тогда надо верить этому удостоверению?

– У Уэса было оружие. И он позволил мне беспрепятственно уйти, – сказал Ник. О пистолете следившего за ним человека он решил не говорить. Тем более что этот пистолет сейчас лежал в его сумке.

– Ты, братец, видно, забыл, чему я тебя учил.

– Происшествие на вокзале было невозможно инсценировать.

– Так ты считаешь, что на свете нет героев, способных несколькими мастерскими ударами сразить следившего за тобой человека, чтобы вызвать твое доверие и выудить у тебя все, что ты знаешь?

– Этот парень сам узнал многое из того, что известно мне. И я ему доверяю. В определенной степени, конечно.

– Что же он знает? И что тебе известно?

– Стоп! – сказал Ник. Его настроение резко переменилось. – Все эти годы, когда ты названивал мне по ночам, я никогда не задавал тебе вопросов, на которые ты не мог бы ответить. И это было прекрасно. Я сам искал эти ответы. Я был в стороне от твоей жизни. По крайней мере мне так казалось. Но теперь… – Ник вздохнул, – когда ты позвонил мне прошлый раз, ты втянул меня в это дело. После твоего звонка они вышли на меня. То, что я ни в чем не виноват, никого теперь не волнует. Они вышли на меня, чтобы добраться до тебя. По твоей милости я принимаю теперь участие в этой игре. Но я не хочу играть в одиночку!

– Чего ты хочешь? – спросил Джуд.

– Хочу выйти из этой игры невредимым. Боюсь только, ты мне не сможешь этого гарантировать!

– Но может быть, я…

– Никаких «может быть»! Я знаю этого парня. Он не из тех, с кем ты можешь легко справиться.

Джуд почесал пальцем лоб.

– Зачем ты приехал сюда? – спросил Ник.

– Лорри… она…

– Я знаю о ее предсмертной записке… Бритву в ее руку, может быть, и вправду вложил ты. Но о том, что пора бритву пустить в ход, сообщил ей я! Наверное, я действительно последний из оставшихся у тебя друзей, который ни за что не станет создавать собственное счастье на твоем горе. И поэтому скажи мне честно: зачем ты все-таки приехал в Вашингтон?

– Тебе недостаточно того, что я уже сказал?

– Видишь ли… ты всегда умел уходить от прямых вопросов.

В гостиной часы на стене отсчитывали секунды. Нику казалось, что это удары его собственного сердца.

– Я приехал сюда, чтобы увидеть человека, затеявшего все это дело, – сказал Джуд.

– Твоего бывшего командира. Начальника группы, в которой ты служил.

– Ты здорово умеешь наклеивать этикетки на соответствующий товар, – усмехнулся Джуд.

– Зачем же он тебе понадобился?

– Это еще предстоит выяснить.

– Ты это знаешь! – Ник посмотрел Джуду прямо в глаза.

Джуд не выдержал его сурового взгляда.

– В восемьдесят пятом или восемьдесят шестом, – сказал он, опустив голову, – этот начальник хотел дать мне кое-какую работу… Но я тогда запил и…

– Понимаю.

– В общем, тем, что было ему надо, я не занимался, – пробормотал Джуд. – Все это больше походило на ловушку, а меня не взять голыми руками. Я уже давно не мальчик!

Джуд рассмеялся.

– Что это была за работа? – спросил Ник.

– Нет, я не могу об этом сказать.

– Тогда попробую догадаться я сам. Это была работа, связанная с непристойными делами в Иране.

– Может, ты и угадал. А может, и нет, – усмехнулся Джуд.

– Как бы то ни было, если они начинают охоту за тобой в Лос-Анджелесе, если работа, которую они тебе предлагали, была ловушкой… зачем же тебе тогда лезть прямо им в руки? Какого черта?!

– А куда мне еще лезть? И что еще мне остается делать? Кроме того, они ведь не знают, когда я появлюсь в их офисе. И они не подозревают, что мне о нем все известно.

– И кто же этот он? – спросил Ник. – И что ты от него ожидаешь?

– Сначала мне надо с ним поговорить, – ответил Джуд.

– Я предлагаю тебе поговорить с этим моряком, Уэсом Чендлером, – сказал Ник. – Поговори с ним. Он поможет тебе. Поможет нам.

– Да он с ними заодно, – сказал Джуд. – Даже если тебе он не врет, все равно он с ними заодно. Возможно, он их «ластик»…

– Кто-кто?

– Когда им надо уничтожить жирные кляксы в какой-нибудь истории, они проводят совещание. И их босс – резиновых дел мастер – направляет куда надо своего «ластика» или чистильщика – как хочешь его называй.

В голосе Джуда появились металлические нотки, от которых у Ника всегда сжималось сердце.

– Я должен знать правду!

– Никакой он не «ластик», – прошептал Ник. – Если бы он был, как ты говоришь, «ластиком», он бы следил за мной до тех пор, пока бы не увидел тебя. А он ведь знал, что ты у меня появишься. И он бы расставил своих людей у моего дома. И к этому моменту все было бы уже кончено.

Джуд облизнул сухие губы. «Где в доме Ника хранят спиртное?»

– Он с ними не заодно, – продолжал Ник. – Мне известен человек, которого ты ищешь. И Уэс Чендлер знает, кто он.

– Кто же? – Джуд сжал в руке кофейную чашку.

– Вэрон, – ответил Ник. – Генерал Вэрон.

По лицу Джуда было видно, что это правда.

– Кто рассказал тебе об этом?

– Уэс. Именно он распутал всю эту историю.

– Так он все знает? Этот морячок?

– Да.

Джуд встал. Все поплыло у него перед глазами – шелковые шторы на окнах в гостиной, блестящий обеденный стол из красного дерева, фарфоровые вазы в буфете, картины на стенах. В этом тихом уютном доме своего друга он стал задыхаться.

«Где же они хранят спиртное?» Джуд поспешил на кухню, открыл холодильник и обнаружил там две бутылки пива. А вот и открывалка на столе. Джуд осушил сразу полбутылки и мгновенно почувствовал прилив сил. В гостиную он вернулся с бутылкой пива в каждой руке, но здесь его ждал новый удар.

– Уэс продолжает делать свое дело, – сказал Ник. – И у тебя остался только один шанс: ты должен встретиться с Уэсом. В этот момент он выторговывает для тебя кое-какие гарантии в ЦРУ!

– Черт! – закричал Джуд и допил первую бутылку. – У кого же он выторговывает эти гарантии? У этого нового босса, которого назначил президент? – Пустую бутылку из-под пива Джуд запустил в корзину у входа на кухню и попал. «Два очка!» – мелькнуло у него в голове; но эта победа сейчас радости ему не доставила.

– Уэс разговаривает сейчас с генералом Кокрэном – вторым человеком в ЦРУ, профессионалом, – медленно сказал Ник.

– С генералом Билли? Тем самым, который служил в Национальном агентстве безопасности и в Комитете начальников штабов?.. Генерал Билли мастак заключать всякие сделки!

Джуд осушил вторую бутылку пива и бросил ее в корзину.

– Мои телефоны прослушивают, – будничным тоном заметил Ник. – Прослушивают люди Вэрона, но их не очень-то и много. Поэтому Уэс, как только закончит разговор с Билли, должен позвонить…

– Но меня здесь уже не будет.

– Джуд, ты не можешь все время находиться в бегах!

– Да, я слишком устал.

– Вот поэтому я и предлагаю тебе встретиться с Уэсом.

– От разного рода сделок я тоже устал.

– Послушай, – сказал Ник. – В это дело втравил меня именно ты. И я прошу тебя встретиться с Уэсом. Хотя бы ради меня самого.

«Он последний из оставшихся у меня друзей», – подумал Джуд.

– Ладно, – вздохнул он. – Только ради тебя… Я поговорю с твоим морячком, но лишь после того, как разберусь с Вэроном! Иного пути нет! Что для меня толку от этой сделки с ЦРУ? Они не смогут оживить ни Лорри, ни Нору!

– Ты не понял меня, Джуд! – твердо сказал Ник. – Если люди Вэрона выйдут на меня снова – а один раз они это уже сделали, – от меня останется только мокрое место. В этой вашей разборке я буду только помехой!

Джуд задумался. Наконец он заглянул Нику в глаза и улыбнулся.

– Я люблю тебя как брата.

– Вот и веди себя со мной как с братом. Самое важное в наших отношениях – доверие.

– Тебе-то я доверяю, – сказал Джуд. – Но в данном случае речь о тебе не идет. – Он ухмыльнулся. – Этот Вэрон мне не соперник.

– Он хочет убить тебя.

– Но не сможет.

В прихожей зазвенел звонок.

Джуд и Ник бросились к входной двери. Ее массивная ручка повернулась…

Ник услышал за спиной шаги Сильвии. Обернувшись, он увидел ее, спускавшуюся со второго этажа с Солом на руках.

– Сильвия, стой!

Входная дверь распахнулась, и на пороге появилась Хуанита.

– Здравствуйте! – игривым тоном сказала она и, уже обращаясь к подошедшей Сильвии, затараторила: – Мой двоюродный брат сказал, что вы звонили и просили меня приехать.

– Возьмите Сола, – сказала Сильвия, протягивая Хуаните ребенка. Он был укутан в желтое пончо. – Отвезите его к себе.

– Сильвия, – прошептал Ник, – что ты задумала?

– Я делаю то, что должна делать, – сказала Сильвия. Ее тон насторожил Хуаниту. Только сейчас она обратила внимание на огромного, плохо одетого мужчину, стоявшего в прихожей.

– Может быть, вызвать полицию? – тихо спросила служанка по-итальянски.

– Нет! – сказал Ник.

Сильвия поцеловала Сола в лоб:

– Поедешь с Хуанитой на машине. Мама и папа любят тебя. И скоро тебя заберут.

Малыш улыбнулся. Он любил ездить на машине.

Когда дверь за Хуанитой закрылась, Сильвия заплакала.

– Он никогда еще не ночевал в чужом доме, – прошептал Ник. – Ему будет страшно.

От яростного взгляда Сильвии Нику стало не по себе.

– Мой ребенок не может оставаться сейчас здесь! – закричала она и пошла в гостиную. Мужчины последовали за ней.

– Что вы собираетесь делать? – Сильвия резким движением повернулась к ним.

– Я должен повидаться с одним человеком, – сказал Джуд, – а потом, наверное, поговорю с тем, с кем Ник хочет меня свести.

– И я отвезу тебя на эту встречу, – заявил Ник.

– Что?! – одновременно спросили Сильвия и Джуд.

– Именно так я и сделаю, – ответил Ник.

– Я могу взять у тебя денег, – прошептал Джуд, – и поехать на встречу на такси…

– Но если эта встреча не состоится, они будут охотиться уже только за мной!

Сильвия с ужасом посмотрела на мужа.

Джуд осторожно кашлянул:

– Извините… но я одет в такое старье, а мне…

– Сейчас что-нибудь найдем, – сказала Сильвия.

Она вернулась через пару минут.

– Вот вам, – обратилась она к Джуду, – кое-что из одежды, которую оставили у нас друзья Ника. Наверное, подойдет, они ребята…

– Крупные, – закончил Джуд.

– Вон там в ванной комнате, – Сильвия указала на дверь под лестницей, – свежие полотенца, мыло, шампунь и зубная щетка.

Джуд ушел.

– Не делай этого! – сказала Сильвия Нику.

– Я делаю это для нас!

– И что из этого выйдет? Я стану вдовой, а наш сын сиротой?

– Я все просчитал, – сказал Ник. – Сейчас не место и не время об этом рассказывать.

– Но он все равно в ванной…

– Если он услышит, мне будет слишком трудно все объяснить.

– Нас никто не услышит… Кроме того, не забывай, что я твоя жена и мое право знать правду. С кем ты собираешься встречаться сегодня?

– Сегодня ни с кем, я надеюсь. А завтра в это время… – Ник потупил глаза.

– Нет, у тебя есть какие-то планы именно на сегодня! – Сильвия заплакала. – Ребенка увезли, и ты готов теперь на любую глупость.

Ник обнял Сильвию. Она уткнулась лицом ему в грудь.

– Не волнуйся, – прошептал он. – Все будет в порядке. Я… я отвезу его в одно место, а потом… потом он встретится с одним моим знакомым – лицом официальным…

– Лучше не иметь никаких связей со всеми этими людьми!

– Успокойся, дорогая. – Ник поднял лицо жены и заглянул ей в глаза. – Я сделаю все, что необходимо. И мы… наша семья будет в полной безопасности.

– Тебе так хотелось бы, но ты можешь и ошибаться.

– На этот раз я не ошибаюсь.

Выходя из ванной, Джуд вежливо кашлянул. На нем была цветастая рубашка с изображением ковбоя на груди.

Ник достал из шкафа в прихожей свой старый просторный плащ синего цвета и протянул его Джуду. Сам он набросил на плечи красную нейлоновую ветровку.

– Возможно, мы не вернемся до самого утра, – сказал Ник жене. Он был уверен, что все дела они закончат еще до полуночи, но ему не хотелось, чтобы Сильвия волновалась, если они задержатся.

– Нет проблем, – бодро заявил Джуд.

– Это у вас нет проблем, – бросила ему Сильвия и сразу пожалела о сказанном.

– Если мне позвонят… – Ник вспомнил, что должен был связаться со своим знакомым полицейским и отменить тревогу по поводу того внезапного приглашения Уэса посетить вокзал «Юнион». Тревогу он не отменил… Тем лучше. – Ни с кем по телефону не разговаривай, – сказал он жене.

Заплаканное лицо Сильвии побледнело.

– Что же это творится?.. – прошептала она.

– Мы просто отправляемся прокатиться. Два старых друга в одной машине. – Джуд вытряхнул из кармана плаща все бумаги, которые могли бы указать на его истинного владельца.

– Куда вы едете? – спросила Сильвия.

– Вам об этом лучше не знать, – сказал Джуд.

– Чтоб вам обоим пусто было… – прошептала Сильвия.

– Мы можем сверить наш маршрут по карте, – предложил Джуд.

– Карта автомобильных дорог у меня наверху в кабинете, – сказал Ник и пошел к лестнице, увлекая за собой Джуда.

Сильвия немного подождала, а потом, перескакивая через ступени, взлетела на второй этаж и, подойдя на цыпочках к кабинету Ника, прижала ухо к стене. До нее донесся смутный рокот голосов.

– Здесь мы повернем с Пятидесятой улицы и направимся к Аннаполису, – говорил Джуд.

– Тут слишком много поворотов… – послышался голос Ника.

– Вот и хорошо… Наша цель – шоссе 424.

Сильвия поспешила вниз и плюхнулась на диван в гостиной. «Они должны быть уверены, что я все время была здесь».

Джуд, спустившись за Ником со второго этажа, посмотрел на Сильвию и сказал:

– Наверное, лучшее, что вы можете услышать от меня сейчас, – это одно простое слово – «прощайте»!

Ник обнял жену и прошептал ей в ухо:

– Я люблю тебя. Я вернусь.

Мужчины ушли.

* * *

На улице лил дождь. Как всегда в час пик, плотный поток машин медленно двигался по улицам.

Ник с Джудом ехали на джипе. Стекла дверей пришлось опустить, чтобы не запотевало ветровое стекло. Дворники были включены на полную мощность.

– Ты встречался когда-нибудь с Вэроном лично? – спросил Ник.

– Нет, – буркнул Джуд. – По соображениям секретности такие встречи были нежелательны.

– Я захватил с собой кое-какие документы, – сказал Ник. – Они в сумке на заднем сиденье.

Джуд полез рукой в сумку и, нащупав там пистолет, удивленно посмотрел на своего друга-писателя.

– Это пистолет того человека, который следил за мной на вокзале «Юнион». Будет лучше, если ты возьмешь этот пистолет себе.

С оружием в руках Джуд всегда чувствовал себя увереннее. Но сейчас, тряхнув головой, он твердо сказал:

– Нет!

Потом быстро просмотрел выписки, которые сделал Ник из архивных документов.

– Морячок знает обо всем этом? – спросил он.

– Да. – Ник включил левый поворот и перестроился в левый ряд, где машины двигались быстрее. – Уэс говорит, что ты можешь ему доверять. Он ведь не причинил тебе вреда в пустыне. А мог бы и убить.

Джуд напряженно смотрел вперед на дорогу.

– Что произошло в пустыне? – спросил Ник.

– Это все Дин.

– Черт бы его подрал!

– Дин заварил всю эту кашу в пустыне. Ты, Ник, здесь ни при чем!

– Но что же там конкретно произошло?

У Джуда на глазах появились слезы.

– Я не могу тебе ничего рассказывать. Чем меньше ты будешь знать, тем лучше для тебя самого.

– Но ведь я знаю уже многое.

Джуд вытер глаза.

– Многое, но не все… – Он покачал головой. – Ты всегда хотел быть таким, как я. Шпионом. Крутым и опасным парнем. Опасным для врагов страны, конечно. Но все это, – Джуд ухмыльнулся, – романтические бредни! Сам же я всегда хотел походить на тебя. Хотел спать без кошмарных сновидений, хотел иметь жену, ребенка… Одним словом, настоящую жизнь!

– И конечно, окажись ты на моем месте, ты хотел бы иметь такого друга, как Джуд.

– Да, я был приставлен к тебе, – выдохнул Джуд. – Мне дали задание снабжать твоего босса в газете соответствующей информацией. Тогда ты и подвернулся мне под руку. Это было очень удобно… Но, – в голосе Джуда послышались теплые нотки, – но мы подружились. И ты принялся писать книгу об ужасном мире, в котором я жил. И уже тогда я подумал, что ты мой…

– Спаситель? – перебил Джуда Ник. – Ты думал, если я напишу о тебе что-то похожее на исповедь, она будет твоим спасением?

– Так ты тоже об этом думал?

– Нет, – ответил Ник.

И они оба рассмеялись.

– Действительно, – Джуд покачал головой, – я и вправду считал тебя своим исповедником. Но прощения свыше так и не последовало.

– Вот видишь, – задумчиво сказал Ник, – значит, в твоей жизни что-то не удалось… И если ты не сломал себе шею на шпионских играх, то тебя все равно доконает спиртное. Пора сделать выбор. Пора принять окончательное решение.

Они долго молчали.

– Послушай, все эти годы… – нерешительно заговорил наконец Ник, – насколько правдива была информация, которой ты меня снабжал?

– А я и сам не знаю, – пожал плечами Джуд.

На его коленях лежала карта. Они объехали Вашингтон и повернули к Аннаполису. Шоссе 424 было двусторонней дорогой, к которой вплотную подходили кукурузные поля и одиноко стоявшие деревья.

Ник посмотрел в зеркало заднего вида и убедился, что слежки за ними не было.

– Ты уверен, что знаешь дорогу? – спросил он Джуда.

«Было бы совсем неплохо заблудиться, – подумал Ник. – Тогда бы мы прямиком направились к Уэсу».

– Где-то там впереди должен быть бар, – сказал Джуд.

– Тебе хочется выпить? Нет, останавливаться мы не будем.

– Я сказал о баре только как об ориентире на дороге.

Вскоре они проехали мимо таверны, у которой стояли четыре автомобиля.

– Что тебе нужно от Вэрона? – спросил Ник.

Джуд промолчал.

– А если его там просто не окажется?

– А где же ему еще быть?.. Вон там, – Джуд протянул руку вперед, – повернешь налево.

Потом они еще несколько раз поворачивали. У пересечений шоссе с другими дорогами Джуд заставлял Ника сбавлять скорость и внимательно смотрел по сторонам.

– Почти прибыли, – наконец сказал он, увидев баскетбольную площадку у группы домов. – Я помню это место.

Они повернули на проселочную дорогу.

– Теперь все время прямо, – приказал Джуд. – До места осталось мили четыре или пять. Дом будет справа. На его двери почтовый ящик.

– Отсюда рукой подать до Чесапикского залива, – заметил Ник. Воздух, врывавшийся в джип, был влажным и прохладным.

– Стой! – резко сказал Джуд.

Ник остановился и выключил фары. Дворники продолжали работать на полную мощность. Джип находился в своеобразном тоннеле, который образовывали стоявшие слева и справа деревья. В окнах дома неподалеку горел яркий свет.

– Дальше я пойду пешком, – усмехнулся Джуд. – А ты возвращайся домой.

– Нет! – твердо сказал Ник. – Мы ведь обо всем уже договорились.

– Я и сделаю так, как мы договорились. Но тебе со мной идти не надо. Это было бы слишком глупо. Я же закончу здесь дела, возьму такси…

– Откуда здесь такси?!

– Езжай домой, Ник. Ты и так слишком много для меня сделал.

– Я сюда не для того приехал, чтобы сразу же возвращаться! Ладно, иди один. Но я… я подожду тебя здесь. В машине.

Джуд посмотрел на своего старого друга и понял, что спорить бесполезно.

Ник протянул ему пистолет из сумки:

– Возьми.

– Нет. Не сейчас. – Джуд открыл дверь джипа. – Оставайся в машине.

Он вышел и рассмеялся.

– Если случится самое плохое, должен же кто-то вызвать на подмогу морячков!

– Да, конечно.

– Еще увидимся, Ник, – сказал Джуд и, крадучись, пошел к дому.

Нику казалось, что он явственно видит, как его друг подходит к входной двери и звонит. Дверь распахивается, слышатся какие-то голоса. Кто-то задает вопросы. Джуд отвечает на них, а потом исчезает за дверью.

«Это все мне кажется? – подумал Ник. – Или нет?»

Свет в окнах дома внезапно погас.

Находясь в темном тоннеле, Ник слышал теперь только шум дождя.