— Не урони меня, негодник!

— Тихо, девчонка! И прекрати извиваться, или я действительно уроню тебя!

Хохочущую Кейт Джек перенес через порог, затем глубоко и крепко поцеловал и, улыбаясь, поставил на ноги. Та, кто три недели назад согласилась стать его женой, просто светилась. Так ярко, что ему захотелось поцеловать ее еще раз. И еще.

Сияющие Карлос, Марта, Милли и Флоренс наблюдали со стороны. В конце концов, Кейт догадалась об их присутствии. Покраснев, она дернула Джека за рукав и кивнула. Мгновенно их окружили домашние.

Слуги внесли закуски, все поздравляли друг друга, а девушки собрались вокруг, восхищаясь платьем Кейт.

Вдруг подошла Марта с толстым конвертом, на ее лице застыла извиняющаяся улыбка:

— Мне так жаль вас прерывать, мистер Джек, но это письмо лежит здесь две недели кряду, и я заволновалась. Оно из Лондона и кажется очень важным.

Джек взял конверт и, нахмурившись, повертел в руках.

— От поверенных, — мрачно добавила Марта. — От поверенных не бывает хороших известий. Прошу прощения, сэр.

Она вышла, отозвав из комнаты остальную прислугу.

Джек вскрыл конверт и просмотрел листы. Затем сел со странным выражением на лице. Обеспокоенная, Кейт бросилась к нему:

— Что это, Джек? Плохие новости? Это же не от твоей бабушки?

— Нет. Это не плохие новости, — произнес Джек странным голосом. — Вот, прочти сама.

Кейт взяла бумаги. Сверху лежало письмо от поверенного, в котором тот сообщал, что имеются инструкции, которым ему надлежит следовать при наступлении определенных обстоятельств. Кейт нахмурилась. Это весьма озадачивало. Она перешла к следующему листу.

— Джек! — выдохнула Кейт.

— Читай, любовь моя, — попросил он. — Я сам пока в это не верю.

Кейт прочла:

«Джек, мой дорогой сын!

Когда ты получишь это письмо, мои поверенные уже или настояли, чтобы ты окончательно и бесповоротно разорвал отношения с Джулией Давенпорт, или прошел год и один день со дня мой смерти. Смею надеяться на первое.

В любом случае, ты унаследуешь все, что ожидал. Я никогда не собирался оставлять тебя нищим. Мое завещание лишь уловка умирающего, дабы освободить тебя от этой женщины.

Доктора сказали мне, что я умру в считанные недели, поэтому прилагаю все усилия, чтобы ты действительно смог стать счастливым. Знаю, мои действия причинят тебе боль, сын, и очень сожалею. Но поверь, это для твоего же блага.

Джулия Давенпорт — гарпия, Джек, вероломная жадная гарпия. Я рассчитываю, что она откажется от помолвки, когда узнает о лишении тебя наследства. Лелею мечту, что ты будешь не сильно страдать, мой мальчик. И надеюсь на твое прощение.

Это жестоко, понимаю, потому что ты всегда выказывал себя любящим сыном, даже когда мы ссорились. Но я так хочу, чтобы ты был счастлив, Джек. Нет ничего более важного, чем истинная любовь. Твоя мать и я были очень счастливы, и мое сердце умерло вместе с ней. Ты так похож на нее, мой дорогой сын, и я точно знаю, что она никогда не простила бы меня, если бы я ничего не предпринял для твоего благополучия.

Найди другую женщину, Джек. С настоящим и любящим сердцем, которая полюбит тебя за то, каков ты есть, а не за удачу или положение в обществе. И когда ты ее найдешь, Джек, сразу женись на ней и никогда не отпускай.

Я буду носить пятьсот фунтов и расписку на этот проклятый «Севеноукс» с собой везде, куда бы ни отправился в мои последние дни, чтобы ты не оказался совсем без средств. И мне известно, что твои бабушка и сестра присмотрят за тобой. Тебя очень любят, сын.

Надеюсь, ты найдешь в себе силы простить отцовское вмешательство. Да хранит тебя Господь.

Твой любящий отец»

— О, Джек, он очень любил тебя…

Кейт была вся в слезах.

Не в силах произнести ни слова, Джек просто обнял жену. После долгого молчания он произнес срывающимся голосом:

— Я нашел женщину с настоящим любящим сердцем, отец. Вот она, здесь…