1 июля 1962 года, УССР, город Кременчуг. Территория 159 ракетной бригады.

Полковник Устинов смотрел на лежащий перед ним документ с откровенной неприязнью.

— Они там наверху, что, охренели? За два месяца сформировать третий дивизион! Да еще с переформированием всей бригады с армейских на фронтовые штаты! Мы с переходом всей бригады на новую технику только-только расхлебались! И офицеров кадровых некомплект. А где их взять? Ракетные войска бурно растут, весь выпуск этого года военно-воздушной инженерной академии Можайского, "кузницы" офицеров-ракетчиков, уйдет в новые полки РВСН, второй год подряд. Из артиллерийской академии имени Калинина нет никого, и вообще там чехарда с переформированиями и переездами никак не закончится. Хорошо хоть из артиллерийской инженерной академии Дзержинского, где тоже начали готовить ракетчиков, дали только одного, но отличного, фронтовика, Героя. Так что хоть должность комдива-три закрыта безусловно. Комбаты тоже есть из кадровых. А вот на должности СО* и НСО* придется в стартовые батареи ставить офицеров, призванных из запаса.

________________________________________________________________________________

* НСО — начальник стартового отделения (пусковой установки) ракетного комплекса 9К72 (Scud, по классификации НАТО). Обычно лейтенант, старший лейтенант. Командует стартовым расчетом (1-й — 8-й номера, 1, 4 номера обслуживают пусковую установку при подготовке к старту, 5, 6 номера- механики водители пусковой установки), СО и НРНР пусковой установки 2П19, обмывочно-нейтрализационной машиной 8Т311 (на базе ЗиЛ-157, водитель — 7-й номер), бортовым ЗиЛ-157, водитель — 8-й номер. СО — старший оператор пусковой установки. Тоже лейтенант, старший лейтенант. НРНР — начальник расчета наведения ракеты, старшина (прапорщик), командует расчетом наведения (входящим в состав стартового отделения, 2-й и 3-й номера).

Надо отправить в кадры Минобороны запрос на прошлогодних курсантов, которые уже должны окончить Тульский механический, они хоть произвели хорошее впечатление, да военная кафедра в этом институте одна из самых оснащенных. Во всяком случае, там есть ангар со всей техникой стартовой и технических батарей комплекса с ракетами Р-11М. Офицеры кафедры, прибывшие с курсантами, докладывали, что за время обучения все курсанты по десятку раз отработали упражнение перевода пусковой установки из готовности номер три в номер один и проводили учения по заправке, стыковке и перегрузке ракет.

Он снял трубку телефона.

— Дежурный! Майор Остащенко прибыл в расположение? Отлично! Давай его сразу ко мне! Через пару минут в кабинет вошел плотный высокий майор со звездой Героя Советского Союза на груди.

— Товарищ полковник! Майор Остащенко по вашему приказанию прибыл.

— Проходи майор, садись. И давай сразу без официальщины, работы нам сейчас предстоит выше крыши. Сформировать твой новый, третий дивизион, да еще вдобавок дополнительные стартовые батареи в два существующих. На новой технике, только полгода как ее бригада получила! Хорошо хоть техники уже полный комплект дали. Знаю, что ты только что академию окончил и о новом комплексе имеешь только общее представление. Но он от Р-11 не сильно отличается, только новая ракета и гусеничная самоходная пусковая 2П19 вместо 8К11 и стартового агрегата 8У218. И я тебе даю опытного зам. командира дивизиона по вооружению, Павлова. Он с самого начала участвовал в переходе бригады на новую технику. И еще одного фронтовика, капитан Живодеров, с весны сорок третьего воевал. Остальные офицеры пороху не нюхали, а двух вообще еще нет, вдобавок эти будут из запаса призваны. Я постараюсь, чтоб это были те, кто у нас сборы проходил, их хоть чуть-чуть учить легче будет. Сам решишь, кого куда.

— Да уже решил. Если комбат у меня один фронтовик будет, то запасников к нему в батарею, только разбить их по отделениям, чтоб хоть один кадровый офицер в отделениях был. И еще, из старшин, кто НРНР, поопытнее мне в эту батарею дайте.

5 июля 1962 года, Красноармейск, Московская область. Территория НИИ-58, конструкторский корпус.

— Саша, тебя в отдел кадров вызывают. Интересно, зачем? Александр Савичев нехотя оторвался от чертежной доски и посмотрел на Леночку, работающую в его отделе секретаршей.

— Откуда ж я знаю? Наверное, с документами до сих пор путаются. Александр был молодым специалистом, попавшим на работу только в апреле, по распределению из Тульского механического института. Если на работу он вышел на следующий день после приезда, а комнату в коммуналке ему дали уже через неделю, то куча бумаг, сопровождавших каждого инженера специальности 0539, тянулась из Тулы через Москву поштучно уже четвертый месяц.

— Я в обед туда зайду — сказал Александр, с интересом глядя на открытые коленки девушки.

— Иди сейчас, сказали "срочно"! Я пропуск на проход уже тебе выписала. И нечего глазеть, куда не просят!

"Начальнику небось можно глазеть, иначе зачем ты такую юбку надела" — подумал Александр, молча взял пропуск и не спеша пошел к проходной.

Дальнейшие события для него развивались стремительно. Зайдя в кабинет, он даже не успел раскрыть рот — начальник отдела кадров сказал грустным тоном:

— Александр, тебе из военкомата пришла повестка. Да еще вдогон военком звонил, тебе надо срочно явиться к ним. Сейчас.

Красноармейск — город маленький, от проходной НИИ до здания военкомата двадцать минут пешком. Когда Александр протянул повестку, ему сразу в ответ молча выдали лист бумаги формата А — четыре.

— Мля… — Вырвалось у него. Заголовок на бумаге гласил:

"Опросный лист офицера запаса, призываемого на действительную службу в ряды Вооруженных Сил СССР". Из оцепенения его вывел подошедший к нему военком:

— Знаю, что ты на оборонку работаешь. Но ты самой молодой из всех в у нас в районе по запрошенному ВУСу*. У тебя же он 430200? Сейчас получаешь документы, полдня тебе на приведение своих дел в порядок, а завтра, в одиннадцать ноль-ноль, чтоб был в Москве, в облвоенкомате.

________________________________________________________________________________

*ВУС-военно-учетная специальность. ВУС 430200-НСО или СО ракетного комплекса 9К72.

С утра не выспавшийся, и потому злой, Александр к одиннадцати часам уже торчал в коридорах Московского облвоенкомата, напоминавшего разворошенный муравейник. Вечером он на скорую руку организовал "проводы в армию", которые затянулись далеко за полночь. Поэтому состояние Александра очень походило на прошлогоднее, когда мужская часть его курса (почти двести человек) возвращалась в Тулу с военных сборов. Тут его мысли прервал зычный голос красномордого майора:

— Так! Внимание! Все инженерно-летные специальности — пройти дальше по коридору, комнаты от четвертой до седьмой!

..ВУС 430200- в комнату десять на второй этаж!

Пройдя в комнату, Александр обрадовано воскликнул:

— Боря! И тебя припахали! В комнате оказался Борис Грибанов, учившийся в тульском механическом в одной группе вместе Александром. Они даже жили в общаге в одной комнате два последних курса. Только Борис распределился в подмосковный Калининград.

— Молодой человек, ваши документы! — прервал их начавшуюся беседу сухопарый капитан с "палец на палец"* в петлицах.

________________________________________________________________________________

* "Палец на палец" — перекрещенные пушки в петлицах, артиллерист (армейский сленг СССР).

— Отлично! Вы оба проходили сборы в в\ч 11702

в/ч 11702. Вот туда мы вас и направим.

17 сентября 1962 года. Кремль.

Доклад министра обороны Малиновского:

— Никита Сергеевич, есть одно дополнительное предложение к операции "Анадырь":

— У НАТО очень много баз в Европе, особенно в ФРГ. А мы отправили одну ракетную дивизию на Кубу. Есть предложение, временно, перебросить в ГСВГ фронтовые и армейские бригады оперативно-тактических ракет Р-11 и Р-17 из Киевского, Белорусского, Прибалтийского и Одесского военных округов. В местах нынешней дислокации они в случае конфликта с НАТО смогут принять участие в лучшем случае через неделю, а так можно назначить для них цели в ФРГ, перераспределив более дальнобойные Р-12 и Р-14 на цели в Испании и Англии, которые сейчас "неохваченными" получаются.

— С восполнением нашей промышленностью численности ракет, равным отправленных на Кубу в составе 51 ракетной дивизии, и формирования новой дивизии в СССР, будем выводить эти бригады в места постоянной дислокации.

— Вот вечно вы так, до конца ни хрена не продумаете! Недовольно сказал Хрущев. А если американцы заметят переброску?

— Бригады можно перебросить по железке в Росток, Магдебург, Галле и Эрфурт, это всего по три-четыре эшелона. Дальнейшее снабжение для них возьмут на себя существующие передвижные ракетно-технические базы ГСВГ, мы просто увеличим нормы для этих баз. А дальше бригады сами, ночными маршами, доберутся до своих позиций — мы разработали маршруты, чтоб днем бригады подивизионно отстаивались на территории наших частей и полигонов в ГДР.

Ну, хорошо, действуйте..

25 октября1962 года, московское время 07–00. На северо-западе ГДР. Позиционный район третьего дивизиона 159 ракетной бригады.

Топопривязчики 1Т12 и машина управления, с приданным БТР мотострелкового взвода охранения, на максимальной скорости обогнали колонну ракетной батареи, приехав в заданный район почти на час раньше. Командир батареи, капитан Живодеров, осмотрев вживую место, помеченное ему на карте начштаба ракетной бригады, как "сп2Б3Д" (стартовая позиция второй батареи третьего дивизиона), озадачено сдвинул фуражку на затылок. На карте основная стартовая позиция была указана на опушке лесного массива Леноренвальд, к западу от Дамсхагена, возле деревушки под названием Вельцин. А на деле деревушка несколько разрослась и вместо опушки леса наблюдалась свежая аккуратная вырубка, в середке которой высилась новенькое здание с дымовой трубой. Судя по коммуникациям, тянущимся от здания к паре новеньких невысоких фабричных корпусов, немцы недавно построили котельную. А заодно и небольшую фабрику. Большие ящики, судя по всему, с не распакованным оборудованием, стояли у въездов в корпуса. Решать надо было быстро, основная колонна дивизиона, целую неделю до одури тренировавшаяся в старых казармах вермахта в Ростоке, уже съезжала с шоссе Е22 на перекрестке возле Упаля на дорогу L03.

Решение пришло внезапно:

— Лейтенант! Привязывай две позиции вот тут, за забором у корпуса, и тут, возле трубы, только направление заезда выбери так, чтоб пусковые установки после стрельбы могли сразу к лесу уходить — скомандовал он командиру взвода топопривязки;

— Сержант! Это уже к комоду мотострелков — после того как закончишь с охранением, сходи к немцам в котельной. Нужно, чтоб днем эта труба дымила, и дым чтоб был погуще!

Капитан знал что делал. Он попал в армию восемнадцатилетним пацаном, в марте сорок третьего, в расчет знаменитой "Катюши". И его полк гвардейских минометов почти сразу же угодил на направление главного удара под Харьковом. Тогда свежие танковые дивизии СС, переброшенные из Франции, нанесли встречный удар советским измотанным войскам, наступавшим без передышки почти от самого Сталинграда-с растянутыми тылами, изношенной техникой, почти без боеприпасов и с оставшимися в глубоком тылу аэродромами своей авиации. Тогда немцев удалось остановить ценой больших потерь, сдав Харьков в третий раз. А капитан навсегда запомнил два главных правила ракетчиков:

— маскировка позиции до получения приказа на удар;

— после удара — убегать с позиции как можно быстрее.

Расчеты, пренебрегающие этими правилами, быстро оставались на своих позициях навечно, в виде кусков мяса, перемешанных с искореженным железом. Немцы, увидев шлейфы ракет, предательски тянущиеся от пусковых во время залпа, осатанело старались накрыть местоположение "сталинских органов" артиллерией и авиацией.

Потом были ранения и награды, военное училище после Победы, служба в различных уголках необъятного СССР. С академией он пролетел, застряв в капитанах — слишком много их было таких вот, сорокалетних капитанов в Советской армии в 1962 году. С глазами, от которых добропорядочные фрау и бюргеры дружественной ГДР впадали в тихую панику.

Остальная техника батареи прибыли через два часа. К тому времени мотострелки разошлись парными патрулями по округе, отгоняя любопытных немецких пацанов, БТР и машина управления заехали во двор котельной фабрики, оказавшейся мебельной, встав около ограды. Небольшая колонна (всего-то две пусковые установки на базе ИСУ-152, два обмывщика 8Т311, издалека смахивающие на простые бензовозы и два бортовых ЗиЛ-157 с брезентовым верхом с остальным батарейным имуществом) выстроилась, съехав с проселка возле котельной. Топопривязчики капитан отправил размечать запасные позиции. Начальник стартового отделения первой пусковой, замещавший капитана в конце марша, построил личный состав возле колонны.

Капитан подошел к колонне и будничным голосом произнес:

— Батарее занять стартовые позиции!

Бойцы, еще снулые после ночного марша, недружно проорали в ответ "есть!" и батарея пришла в движение. Пусковые установки, взревев дизелями, начали неспешно заползать на позиции, уже размеченные маркерами. Обмывщики, поерзав в осенней грязи, встали неподалеку от пусковых, седьмые номера уже выскочили из кабин и начали шустро разматывать шланги. Капитан отдал подошедшим старшим операторам и начальникам расчетов наведения карточки с данными целей. И вздохнул озабоченно, увидев растерянное лицо старшего оператора первой пусковой. Отойдя к корме пусковой, он спросил у начальника стартового отделения:

— Как у тебя старший оператор, нормально?

— Александр? Да ничего, в аппаратуре не путается, только сегодня мы на марше с немцами переговорили, когда возле Висмара на развилке стояли. Американцы нам ультиматум предъявили. Из-за того, что наши на Кубе ракеты разместили, и вроде как большие, не то, что у нас. Пол Америки накрывают. Так что это может быть все очень серьезно.

— Куда уж серьезней. Хмыкнул капитан, показав на термочехол 2Ш2, закрывающий головную часть. Если нам новые РА-17 в техбатарее пристыковали. Пригляди за ним, чтоб от волнения не накосячил.

И он пошел ко второй пусковой. Та уже почти заехала на позиции, но почти сразу сдала назад. Второй запасник, НСО-два, командовал:

— Первый, четвертый номера! Быстро взяли лопаты и в темпе срыли этот бугорок!

Увидев комбата, отрапортовал:

— Товарищ капитан, расчет пусковой равняет площадку для обеспечения горизонтального уровня! А, вот уже сровняли! Давай, заезжай! — крикнул он мехводу.

— Лейтенант, нормально, продолжай командовать — сказал капитан. Потом подошел к НРНР и тихо произнес:

— Присмотри за ним, подскажи если что. Я в машине управления.

Но Борис, начальник стартового отделения второй пусковой установки, нормально себя совершенно не чувствовал. Ему было страшно. Страшно до одури. Меньше трех месяцев назад жизнь казалась спокойной и безоблачной. Он с отличием окончил институт, был одним из первых на распределении, выбрал хорошее место работы — в конструкторское бюро завода N455, всего в семи километрах от Москвы, в Калининграде. И вдруг он оказался на западной границе ГДР, вдобавок рядом с пусковой ракетной установкой. И, вдобавок, на этой установке стоит ракета с ядерной боевой частью в триста килотонн! И всем этим он должен командовать! Все многочисленные тренировки до этого стали казаться пустяшными по сравнению с тем, что ему предстояло сделать.

Сделав глубокий вдох — выдох, он сказал себе: "Слушай, если ты будешь трястись и дальше, ты ничего не изменишь. Только опозоришься на глазах людей. За которых ты отвечаешь. Давай, начинай командовать. В конце концов, можно спросить совета у старшины, если ты от волнения что-то забудешь"

— Расчет, цель авиабаза бундесвера "Витмундхаффен", готовность номер один, к бою!

— Расставить приборы наведения!

Расчет нестройно крикнул обычное "есть, к бою!" и разбежался по местам. Старшина Негруца, как начальник расчета наведения ракеты, начал подавать из пусковой здоровенные ящики с комплектом приборов наведения второму и третьему номерам.

— Пятый номер, крен!

— Крен в норме.

— Первый, настроить СПО* на пуск!

________________________________________________________________________________

*СПО — система предстартового обслуживания, установлена на пусковой установке 2П19.

— Расчет наведения, расставить приборы!

— Приготовить ракету к подъему!

Первый номер доложил: — СПО на пуск настроено. С удивлением обнаружив, что четкие ответы расчета его успокаивают, он на автомате продолжил:

— Состыковать стол! Первый и четвертый номера расчета мухой взлетели на корму пусковой установки, встав по бокам от стабилизаторов ракеты.

— Расстопорить стол!

— Развернуть стол! Номера начали крутить здоровенные стальные стяжки, приводя стол не менее здоровенными винтовыми шпильками в нужное положение.

— Подвести стол!

— Застопорить стол! Ввернуть ветровые болты и ослабить на пол-оборота! Доложить о готовности к подъему!

Последовал нестройный хор расчета:

— К подъему готов.

Пятый и шестой номера отдали ему четыре красные заглушки, в походном положении закрывающие приемники баровысотомера ракеты.

"Так, подумал Борис, теперь проверка. Стол… вижу, состыкован, болты на месте. Черт, а родители мои ни хрена не знают! Спокойно, не расслабляемся… СПО. давление в манометрах десять и двадцать, все нормально… Крен — норма, теперь залезть на ПУ. так стрела расконтрена, стяжка уложена и закреплена. Термочехол… как неохота к этой млятской голове близко подходить, ага из походного расшнурован, трос с чекой к нему есть, закреплен. Заглушки, вот они все четыре, у меня в руке. А с другой стороны, они ж на Камчатке, в Мильково. Что им может угрожать? Там из целей — только учебка мотострелкового полка в паре километрах от поселка! Так, слазим с ПУ, теперь в кабину… СО, что с готовностью? Готов! Теперь осмотр ПУ с правой стороны, это уж для проформы… Или угрожает? Да ну на хрен, станут американцы ядерный боеприпас тратить на какую-то маленькую учебку… Максимум пару фугасок от штурмовика с какого-нибудь "Констеллейшна"..Написать бы им, да какое там письмо… Все, осмотр заканчиваем. И мысли все посторонние тоже.."

— Поднять ракету!

Первый номер нажал тумблер на пульте и шеститонная махина медленно поползла вверх. Борис с удивлением увидел, что от соседней установки его расчет не отстал. Резкий стук ударил всех по нервам.

— Разъем Ш39 сработал, лючок закрылся! Весело крикнул пятый номер.

"Уф" — подумал Борис, "это всего-то вышел из контакта разъем обогрева боеголовки, а чего пятый такой радостный? Хотя понятно с чего, мехводам теперь делать нечего — до самого пуска. До ПУСКА! Неужели дойдет до ЭТОГО? А Оксана, она же тоже ничего не знает? И работает на оборонном заводе в самом Киеве. Основная цель для "Атласа" или "Полариса". Конечно, на заводе есть убежище, да только поможет ли оно? Все, успокоился, и так НРНР уже глазом косится, неужели заметно, как я мандражу? Кстати, как у него дела?". Он подошел к расчету наведения, уже установившим вешки и теодолит.

— Как дела? Тихо спросил он у НРНР. НРНР, старшина Георгий Негруца, тридцатипятилетний молдаванин, старожил сто пятьдесят девятой бригады, также тихо ответил:

— Нормально, приборы стоят, все выверено. Угол на теодолите проверишь? Ты хорошо командуешь, в прошлом году при Хрущеве пуски делали, еще не так тряслись. Только..

— Только тогда у вас ракета не с ядерной БэЧе была. И вы были в КапЯре, а не возле ФРГ?

— Да. Но ты не думай, лейтенант, что тебе одному страшно. Всем страшно, только дураки не боятся. Но дураков в ракетные войска не берут.

— Ракета поднята! Доклад первого номера вернул их в реальность из тихого разговора.

"Так". — Подумал Борис. "Всем страшно, все боятся. Не думай, что ты такой особенный".

— Ослабить захваты! Скомандовал он. Настала самая ответственная часть подъема. Если вдруг окажется, что ракета стоит с наклоном, то, когда первый номер начнет опускать стрелу, она просто вырвет ветровые болты и упадет на расчет. На него. С тремя тоннами азотной кислоты, с почти тонной горючего, которое похлеще керосина. И с ядерной боевой частью в триста килотонн. Борис невольно поежился. "Какого хрена!" — вдруг обозлился он на себя. "Я же сам проверял стол и смотрел на кренометр! И, вроде, ракета не прилегла ни к захватам, ни к стреле".

— Развести захваты! Отвести стрелу! "Ну, точно, что я трясусь все время! Стоит себе спокойненько. Вот, мля, и стояла бы себе так".

— Опустить стрелу!

Первый номер щелкнул тумблером, стрела пошла вниз.

— Ракету в вертикаль! Первый и четвертый номера при помощи начальника расчета наведения стали регулировать четыре тарели под стабилизаторами ракеты. — Есть вертикаль!

— Провести ГИ! Есть провести генеральные испытания! Ответил заскучавший было старший оператор.

— Навести ракету! НРНР уже закрепил к ракете угломер. Не дожидаясь конца команды, первый и четвертый номера, повинуясь жестам НРНР, начали крутить стол с ракетой вокруг вертикальной оси все теми же стальными стяжками. Негруца на угломере стал ловить марку теодолита.

— ГИ норма! Доложил старший оператор. Теперь, в основном, пошла его работа

— Схему в боевое!

— Есть схема в боевом!

— Подготовить к выстрелу систему АПР*!

_____________________________________________________________________________________

* АПР — система аварийного подрыва ракеты. Находится на ракете 8К14 и разрушает её, не вызывая детонации боевой части, при значительном отклонении ракеты от заданного курса или сбоя в работе двигателя.

АПР готова!

— Ввести высоту!

— Высота введена! Отрапортовал СО.

— Какая? Тихо спросил Борис.

— Низкий воздушный. Кому- то мало не покажется… Также тихо ответил оператор.

— Ракета наведена! — Это уже Негруца. "Быстро он" — подумал Борис. "Так мы и норматив на "отлично" перекроем". Он уже успокоился. "Делай, что должно и пусть будет что будет"- так кажется, сказал кто- то древний. "Мда, древний. А что если сегодня история Земли закончится? Нафиг, не заводись. Ты действительно должен делать то, что должен".

— Ввести дальность! Скомандовал он оператору и пошел к угломеру проверять углы наведения.

"Угол… все так, как на карточке".

— Дальность введена! Отрапортовал старший оператор.

Борис метнулся обратно к нему в кабину. "Да, значения циферблатов управления числом поворота шагового электродвигателя автопилота ракеты совпадают с числом на карточке. Число большое, это под триста километров получается. И угол наведения у Негруцы двести пятьдесят с гаком. Ни хрена себе, мы и в самом деле за Гамбург стрелять собрались!". Он хотел подбежать к машине управления, но капитан уже сам вышел к нему.

— Товарищ капитан! Пусковая установка в готовности номер один! — внезапно пересохшим голосом крикнул он.

— Отлично, лейтенант! Меньше тринадцати минут, ты перекрыл норматив.

— Батарее оставаться в готовности номер один, ждать команды! Расчетам завтракать сухпаем на своих местах! После завтрака отрыть щели для укрытия личного состава!

Через полчаса к капитану подошел, прихрамывая, пожилой немец.

— Герр гауптман, битте. Он протянул капитану небольшой листок.

— Что это? Спросил Живодеров.

— Dies ist Rechnung fur Kohle. Это есть счет… за Kohle. Ваш унтерофицир требоваль дым… des Rohres, — он показал на трубу.

— А, вы просите оплатить уголь? Для дыма? Я могу написать расписку, мой командир поставит печать, позже, днем. Ферштейн?

— Я, я, — закивал немец. — Vereinbaren. — Потом замялся, но все же спросил, не глядя капитану в глаза:

— Герр гауптман, sagen Sie mir, это война?

— Учения! — как можно более спокойным тоном ответил Живодёров.

— Irgendwie Ich glaube, Sie betrugen mich… — пробормотал немец.

— Как это случилось? Wie ist es? — неожиданно для себя спросил капитан, показав рукой на хромую ногу немца.

— It? Im Jahr 1944, eine Bombe von einem amerikanischen Flugzeug in Lubeck, — хмуро пояснил немец и захромал в сторону котельной.

____________________________________________________________________________

* Согласен (нем.)

** Скажите мне (нем.)

*** Почему-то я думаю, что вы меня обманываете (нем.)

**** Это? В сорок четвёртом, бомба с американского самолёта, в Любеке (нем.)

Майор Остащенко испытывал странное ощущение. Ему казалось, что он раздвоился. Одна часть его сознания по — прежнему командовала дивизионом, указывала места расположения технической батареи и командного пункта, проверяла маскировку, отвечала на вопросы командира бригады и решала сотни других важных и неважных дел, вроде подписи и печати на забавной расписке, которую ему предоставил комбат-два Живодеров. Она, эта часть, еще удивилась простоте решения по маскировке, которое придумал капитан. Ведь бюллетень Метео-44 обещал устойчивый слабый ветер один метр в секунду в южном направлении как минимум еще сорока восьми часов. А это значит, что пусковые установки второй стартовой батареи капитана Живодерова будут хорошо прикрыты с воздуха. Ведь на пусковую установку с поднятой ракетой маскировочную сеть не натянешь, как это сейчас делал весь дивизион с другой техникой. Остальные пусковые позиции двух других батарей пришлось укрывать более привычным способом, располагая их на опушках и просеках лесного массива.

А вот другая часть его сознания испытывала странное чувство, почти дежа вю. Майора Остащенко не покидало ощущение, что все это с ним уже когда — то было. И что вся эта суета и подготовка является только прелюдией, вступлением к чему — то гораздо более важному. И гораздо более страшному. И тут он, наконец вспомнил, когда. Эта рутинная, почти повседневная возня, вообще-то обычная для всей его военной службы в армии, именно сегодня до боли напоминало то памятный день, случившийся с ним вот уже больше девятнадцати лет назад. 26 сентября 1943 года. Точно, совершенно похожие ощущения. Такой же заполошный, длинный день, который, казалось, никогда не кончится. Он был тогда младшим сержантом, простым наводчиком орудия тридцатой отдельной истребительно — противотанковой артиллерийской бригады седьмой гвардейской армии Степного фронта. Они тогда весь день, без отдыха, сколачивали плот, потом, к вечеру, пользуясь ненастной погодой и рано легшим туманом, спускали его в широченный Днепр, с матюгами затаскивали на него свое орудие, потом вязали к плоту ящики с боеприпасами. А потом был короткий сон и следующий день, который он не забудет никогда. Они форсировали Днепр в предрассветном сумраке в первой волне со стрелковом батальоном. Ему тогда неоднократно повезло в это день, 27 сентября 1943 года. Он не пошел ко дну вместе с плотом, как другие расчеты его батареи, потопленные разрывами немецких мин и снарядов. Его не срезало пулеметными очередями из немецких дзотов, как многих других его товарищей, когда они под огнем возились по пояс в воде, стаскивая такую тяжелую в тот момент сорокопятку. Он не поймал в грудь минометный осколок, волоча к берегу снарядные ящики, как второй номер его расчета. Напротив, они успели вытащить и развернуть орудие, открыв огонь и прямой наводкой уничтожить семь огневых точек врага, что позволило батальону, вернее, тому что от него осталось, выбить немцев из села со смешным названием Бородаевка. И потом он остался жив, когда его жизнь превратилась в один сплошной кошмар отражения немецких атак, с редкими передышками на сон. Который часто приходилось прерывать на разгрузку редких порций снарядов, ночью на лодках, доставляемых через Днепр. Вплоть до самой кульминации 2 октября 1943 года. Тогда немцы решили покончить с надоевшей занозой, крохотным плацдармом, бросив в атаку на их измученный батальон, давно поредевший до роты, свежий батальон и пять танков. В тот день он, фактически, спас всех, на редкость хладнокровно подпустив танки на двести метров и точными выстрелами подбив три из них. Остальные танки отступили, пехота немцев залегла под огнем стрелков и его осколочных снарядов, а потом и вовсе откатилась назад.

Потом, наконец — то, переправились свежие части и немцев снова погнали на запад. А младший сержант Остащенко 26 октября 1943 получил звание Героя Советского Союза.

И теперь, 25 октября 1962 года, он, уже майор Остащенко испытывает то же предчувствие, что и тогда, перед переправой.

Но тогда у него была только его сорокопятка, со снарядами меньше полутора килограмм. Сейчас он командир ракетного дивизиона, это шесть ракет, весом почти в семь тонн каждая, одном залпе. И цели для первого залпа ему назначили правильно, он и сам бы их выбрал на месте командования. Шесть передовых аэродромов Второго объединенного авиационного командования НАТО: Витмундхаффен, Ольденбург, Лек, Йевер, Шлезвиг, Нордхольц. Один из преподавателей, читавших лекции ему в академии, говорил, что "лучшее ПВО, это наши танки на аэродромах противника". Но ядерная ракета, взорвавшаяся на аэродроме в первые минуты боевых действий, ничуть не хуже танков, и гораздо быстрее. Вдобавок, для первого залпа ему дали шесть новейших боевых частей РА-17, это пятнадцать Хиросим каждая. Нужно только грамотно распорядиться этой огромной мощью. Первый залп его дивизион выполнит, а вот дальше? Майора немного беспокоило то, что позиционный район его дивизиона находился слишком близко к границе ГДР. А значит, и к линии фронта, если предчувствие его не обманывает. Правда, эта граница фактически проходит по судоходной реке Траве, переходящей в залив Травемюнде, а между его позициями и рекой находится два полка советской мотострелковой дивизии, не считая пограничных частей ННА. "За границей" же почти сразу начинались предместья Любека. Так что внезапного продвижения войск НАТО можно было не опасаться, а из дальнобойной артиллерии район доставали на пределе только сто пятидесяти пяти миллиметровые орудия НАТО, и то, если их выставлять на самый правый берег залива Травемюнде. На который, кстати, в первый день конфликта по плану должен был высаживаться совместный тактический десант группировки союзных флотов Варшавского договора "Росток". Оставались только ракеты противника. "Онест Джон", "Капрал", "Редстоун"- любая часть, оснащенная этими системами, гарантированно уничтожала стартовые позиции батарей его дивизиона. Тут только оставалось надеяться на разведку, свою маскировку и выучку личного состава. Но в любом случае, больше двух пусков его батареям сделать не дадут, потом надо будет перебазироваться из этого лесного массива. Если будем наступать, то в лесной массив справа от дороги N 105 около Зельмсдорфа. Ну, а если что-то пойдет не так, как планирует наше командование, то в район за Валленштайнграбеном. А ведь на марше, в любом случае, дивизион должен будет готов к старту ракет! Но в технической батарее только четыре запасных ракеты на прицепных тележках 2Т3, шесть заправок горючего и четыре заправки окислителя в трех и четырех машинах соответственно.

Так что надо заправить ракеты в техбатарее, пристыковать к ним боевые части, перегрузить их на ложементы-контейнеры, а пустые тележки и заправщики и машины-хранилища отправить в ПРТБ*.

_________________________________________________________________________

*ПРТБ — передвижная ракетно-техническая база. Задачей ПРТБ было материально-техническое обеспечение ракетных бригад, в том числе ракетами второго и последующих пусков.

Майор Остащенко повернулся к радисту, сидевшему за Р-140: "дай мне комбрига, срочно!". Комбриг Устинов сразу понял смысл предложения майора. И даже выдал следующие команды двум остальным дивизионам. В самом деле, ситуация нестандартная и надо ей воспользоваться. Это в ходе боевых действий дивизион имеет фактически десять ракет, и это ему достаточно — больше он с собой не увезет, а с одной позиции даст ли противник отстрелятся по два раза — большой вопрос. Но сейчас ситуация совсем другая. Первые пуски его дивизионы выполнят со стопроцентной вероятностью. Имеют большие шансы отстрелятся по второму разу. Потом марш, сменить дислокацию надо будет обязательно. Но в этом случае бригада будет безоружна в момент марша. А если командованию потребуется нанести ракетно-ядерный удар по противнику? Перебазировать дивизионы поочередно? Но тогда есть очень большой риск потерять оставшийся на старой позиции. Нет, Остащенко прав, надо связаться с ПРТБ, запросить еще по четыре ракеты, горючее, окислитель и дополнительные боевые части в машины-хранилища 9Ф21 технических батарей дивизионов. Правда, таких мощных ядерных боевых частей, как РА-17, в ПРТБ уже нет, но более старых атомных 269А, с мощностью десять килотонн, еще достаточно. Майор Остащенко тем временем отдавал последние распоряжения своему заму по вооружению, и вечером колонна из десяти машин ушла в ПРТБ.

25 октября 1962 года, московское время 17–30. Киев, столица УССР. Цех покрытий завода номер 784 Киевского совнархоза.

Оксана с удовольствием посмотрела на свою работу. Смена еще не кончилась, а последние двадцать корпусов уже вот, висят на крючках тележки, аккуратно поблескивая свежей зеленой краской. Сейчас они уйдут в сушильную камеру, а завтра в сборочный цех, где в них уже другие люди будут вставлять какие-то хитрые механизмы и стекляшки непонятного назначения. Но ее участок план за этот месяц выполнил, а это значит, что они получат премию в конце квартала. Оксана не интересовалась, что это будут за приборы, она знала только, что другие цеха к этому корпусу делают еще и деревянные треногу — штатив. Наверное, какой — то инструмент для геологов или строителей, непонятно только, зачем в сборочном цехе такая секретность. Вот Борис уже давно, уже с начала августа ничего не пишет, вот это проблема.

С Борисом они познакомились летом 1959 года. Она тогда приехала к двоюродной сестре в городок Прилуки, Черниговской области. А куда можно пойти в июле месяце при жаре в тридцать градусов двум молодым шестнадцатилетним девчонкам в маленьком провинциальном городишке в выходной день? Естественно, на пляж, на берег озера возле города, откуда вытекала небольшая речушка. А когда они пришли туда, то с удивлением обнаружили большую группу неместных и явно городских парней одного возраста. Там она и познакомилась с Борисом, оказалось, что эта компания — их студенческая группа. Борис сказал, что они приехали на практику в Прилуки. Правда, не уточнил, что это полигонно — ознакомительная практика на аэродроме, где базировался сто восемьдесят четвертый тяжелый бомбардировочный полк Дальней авиации, недавно перешедший с поршневых Ту-4 на реактивные и ракетоносные Ту-16. Да ее, честно говоря, это и не интересовало. Ее интересовал сам Борис, умный, прочитавший казалось все книги, про которые она только слышала, очень внимательный и ласковый. Днем он пропадал на аэродроме, где занимался своими непонятными самолетами, а вечерами она приходила и встречала его возле больших палаток, стоящих в военном городке, где жили студенты. И они бродили часами по ночным окраинам Прилук, целовались до одури и смотрели на темное южное украинское небо с мириадами звезд. И обнявшись, тихо сидели на лавочках возле украинских беленьких домиков, вдыхая ошеломительно чудесный запах цветущих левкоев и флоксов. Потом Борис уехал в свою Тулу, учиться дальше, взяв у нее адрес и пообещав, что будет писать. Сестра посмеялась над ней, мол, все, уехал твой москаль, забудь. Но он ей действительно стал писать, потом приезжать к ней в гости на каникулы. Этим весной он приехал к ней в марте, уже в отпуск, после своей защиты дипломного проекта. Рассказывал, что распределился в очень хорошее место, подмосковный Калининград, в семи километрах от столицы, сорок минут езды на электричке. А потом просто и буднично сказал ей слова, которых она так долго ждала. Что ему осенью обещают в КБ дать комнату в коммуналке, и как только он ее получит, они поженятся. А работать она может и на его заводе в Калининграде, там тоже постоянно требуются люди, тем более в цех покраски. Но он бы не хотел, чтоб она там долго работала — для детей вредно. Ее с ним будущих детей. Поэтому они что-нибудь придумают получше с ее работой. Вот за эту основательность Борис ей сразу и безоговорочно понравился. И теперь от него нет писем, уже три месяца. В последнем письме он написал только, что его внезапно забирают в армию, офицером. Это значит, что счастливая семейная жизнь откладывается. На сколько? Она и не подозревала, что в этот момент ее Борис стоит возле точно такого же прибора, который на самом деле называется "спецтеодолит из комплекта приборов 8Ш18" и тоже думает о ней.

25 октября1962 года, московское время 16–00. На северо-западе ГДР. Позиционный район третьего дивизиона 159 ракетной бригады.

Ракеты стояли вертикально на пусковых столах уже почти целый день. Они начинали казаться уже будничной, привычной деталью пейзажа. Все щели были вырыты, работы по маскировке давно закончены. Днем вместо утреннего сухпая уже приехал на машине старшина из хозвзвода бригады, привез в бачках нормальный горячий обед. К вечеру посыльный привез капитану Живодерову подписанный и проштемпелеванный комдивом счет немца. Капитан подозвал к себе Бориса: "Товарищ лейтенант, отдайте эту бумагу немцам в котельной. Заодно договоритесь о том, чтобы бойцы могли где-нибудь там могли умываться и мыть столовые принадлежности. Да и познакомиться поближе с хозяевами этого места не мешало бы, неизвестно, сколько мы здесь стоять будем". Борис пошел в котельную. Хромой пожилой немец не особо хотел разговаривать, взял бумажку, буркнул "Данке", и скрылся у себя в кабинете. Зато с двумя немками, Мартой и Хильдой, Борис проболтал двадцать минут, сразу найдя общий язык. Договорились, что бойцы батареи будут умываться и брать воду в пристройке котельной, душевой — санузле. Марта и Хильда, веселые и разговорчивые женщины до тридцати лет, явно скучали без общения, да и с кем им было общаться, с этим хромым бирюком? Разговор в основном шел через Марту, высокую блондинку с грубоватыми чертами лица, хорошо знавшую русский. Борис с удивлением узнал, что директор — это как раз Марта, Хильда работает тут бухгалтером, а хромой бирюк, оказавшийся Юргенсом, всего-то инженер котельной. Еще был кочегар, но как сказала Марта, "он сейчас усердно кидает уголь, отрабатывая ваши деньги". Остальные рабочие прибудут на фабрику только в понедельник, 29 октября. Хильда по-русски говорила, как Борис по-немецки, то есть почти никак, но зато все время смеялась над попытками Бориса произнести что-то на ее родном языке. И была покрасивее Марты, поменьше ростом, темноволосая, с правильными чертами лица, чем-то напоминая Оксану. Вспомнив Оксану, Борис заторопился на позицию. Доложив капитану о договоренности с немцами, Борис подошел к своей установке, смотря задумавшимся взглядом на теодолит. Сзади его тихо окликнул подошедший от своей пусковой Александр Савичев.

— Ну что, Борисыч, ты, говорят, с немками познакомился?

— Хочешь и тебя познакомлю? Мне это не нужно.

— А ты что, все своей хохлушке письма пишешь? Чем-то она тебя серьезно зацепила..

— Писал, и приезжал даже. И на свадьбу тебя пригласить собирался, ждал, только когда комнату получу, а то в общаге сам знаешь какая семейная жизнь — на тридцать комнат один толчок и одна кухня с умывальником. А теперь не знаю, когда та свадьба будет, и будет ли вообще. А у тебя как в этом плане? — Спросил Борис.

— А я и сам не знаю. Александр действительно не знал. Тогда, когда он собирал по телефону своих сослуживцев в свою комнату на импровизированные проводы в армию, вместе со всеми неожиданно пришла и Леночка. Сидели долго, пели песни, танцевали, а когда все уже заполночь расходились из накуренной комнаты, Леночка неожиданно вызвалась помочь ему с посудой. А потом, когда посуда была вымыта и выставлена на кухне (утром соседи разберут, где чья), он, набравшись смелости от выпитого, обнял Леночку, стоявшую у зеркала. И удивленно услышал, когда Леночка, уткнувшись лицом ему в грудь, проговорила: "Ну наконец-то решился, чурбан бесчувственный". Утром она ушла, раньше, чем он проснулся, оставив на столе записку со своим адресом и одним словом "напиши". Он написал два письма, одно сразу, еще в Москве, после военкомата, когда они с Борисом коротали время до поезда, не спеша потягивая пиво в "Ладье", в Столешниковом переулке. И второе, через неделю, когда приехав в Кременчуг, вечером сидел в офицерской общаге, отходя после заполошного очередного дня сплошных тренировок с пультом управления. Но ответа не получил ни на одно.

25 октября1962 года, местное время 08–00. Город Уичита, штат Канзас, США. Завод компании "Боинг", сборочный цех.

— Везет тебе, Энн! Два таких парня из-за тебя морды друг другу бьют! Завистливо сказала Сьюзанн, подруга Энн, стоя на стремянке и ловко управляясь с паутиной жгутов и проводов. Энн, стоявшая на стремянке с другой стороны и старательно стыковавшая разъемы проводки блока дистанционного управления хвостовой шестиствольной 20 мм пушки M61 "Вулкан", недовольно проговорила:

— А что толку то? Ни один замуж не зовет. Может, они вообще тогда подрались из-за каких-то своих, мужских причин. Новенький бомбардировщик B-52H с серийным номером 61-0040 выглядел уже почти готовым. Энн вздохнула, та история, с дракой, стала на заводе уже легендой и обрастала все новыми и новыми подробностями. Все началось год назад, тогда, по случаю сдачи заводом последнего в серии B-52G, доблестные парни из Air Forse пригласили работников завода (ну не всех конечно, только молоденьких девушек) в бар при заводском аэродроме. Все начиналось вполне пристойно, тосты, поздравления. На входе в бар повесили огромный плакат с силуэтом B-52 и цифрами 59-2602 — последним номером серии G. А потом все набрались, кавалеры кинулись приглашать девушек танцевать. К ней подлетели сразу два — Стивен, инженер эскадрильи и Питер, второй пилот. Ну и соответственно, дело в итоге кончилось грандиозной дракой между летным и техническим составом.

— Да уж, из-за своих причин. Думаешь, я не видела, как они на тебя смотрели? Тебе самой кто больше нравится, Пит или Стив?

— Ох, Сью, конечно же Пит! Стив совсем не красивый, да и староват уже.

— Дура ты, Энн. Не обижайся, но Стив гораздо лучшая кандидатура. Но это даже лучше, тогда ты Стива отдаешь мне, когда он снова здесь появится. Или напишет тебе.

27 октября1962 года, московское время 04–00. Авиабаза 8 воздушной армии Уайтмэн, штат Монтана, США.

Экипаж к взлету готов? Спросил по внутренней связи капитан Гриссом, командир В-52G из тринадцатой эскадрильи 509 бомбардировочного авиакрыла стратегических бомбардировщиков. Получив утвердительный ответ, он произнес в ларингофон:

— Вышка, я "Дарк-22", разрешите взлет.

— " Дарк-22", взлет разрешаю. Удачи, парни.

— ОК, принято. И " бафф"* Гриссома стал тяжело разбегаться по полосе.

________________________________________________________________________________

* Бафф — BUFF, Big Ugly Fat/Flying Fucker/Fellow (англ.) — большой уродливый жирный/летающий член/ублюдок — прозвище самолета В-52 в USAF

Тяжело оторвавшись в самом конце почти трехкилометровой взлетки, В-52 стал медленно набирать высоту. Предстоял долгий полет на боевое патрулирование, почти рутина, если бы можно было привыкнуть к четырем термоядерным бомбами MK-28Y3 мощностью по одной мегатонне с гаком каждая. Предстояло, набрав высоту, пересечь Атлантику, дозаправится от взлетевшего из базы в Милденхолл в Великобритании, заправщика из сотого авиакрыла, дальше пройти над Северным морем до Дании. А дальше — самый нервный участок маршрута, над Данией, Западной Германией, Францией, Италией, Грецией вдоль границ Восточного блока, иногда всего в ста милях от кучи красных перехватчиков, которые наверняка будут в воздухе, пасти самолет Гриссома, а вдруг он полетит не туда? Капитан был знаком с командиром RB-47, сбитым советским МиГ-19 в июле 1960 года в Баренцевом море. Два члена экипажа спаслись, а его приятель замерз насмерть "в советских территориальных водах", как утверждали коммунисты. А дальше полет пойдет опять вдоль границ с Советами, над Турцией, Ираном, Пакистаном. Там разворот, опять рандеву с заправщиком из Пешавара или Иджирлика и обратно, по тому же маршруту.

Над США и Атлантикой весь экипаж дремал, дежурил только капитан, и то, включив автопилот. Потом, после заправки, он передаст управление второму пилоту. Он пройдет маршрут над Европой, парень он амбициозный, пусть набирается опыта, не вечно же ему летать в правом кресле? Дозаправка прошла как по маслу, хотя экипаж вспотел, сон с них как рукой смахнуло, все помнили Голдсборо. (23 января 1961 года при сближении с заправщиком бомбардировщик В-52G, несущий две 24-мегатонные бомбы, потерпел аварию близ Голдсборо, штат Северная Каролина. На одной бомбе отказали пять предохранителей из шести и только один предотвратил детонацию. Взрыв был бы в 1800 раз мощнее, чем у бомбы, сброшенной на Хиросиму.) "Бафф" повернул от Англии к Северному морю.

— Эй, Пит, когда мы вернемся, в отпуске, наверное, помчишься к своей красотке в Уичиту? Подначил второго пилота штурман. — Что такое тысяча триста миль для любящего сердца?

— А ты никак не можешь простить себе, что первый не подошел к такой девушке? — Отпарировал Пит.

— Лично я, когда вернусь, сниму себе подружку где нибудь поближе к гнезду нашей птички. Заявил стрелок, сидевший на "первом этаже" в их кабине спиной к ним.

Капитан Гриссом улыбнулся, начался обычный для многочасового полета треп. "Бафф" уже набрал высоту, расходясь с заправщиком, капитан довернул машину, и откинулся в кресле, сказав:

— Пит, бери управление. Парни, разбудите меня, когда обсудите всех знакомых девок. Ну, или когда поступит приказ для нашей птички отложить свои четыре яйца. Он даже не представлял себе, насколько быстро его шутка обернется страшной правдой.

Совершенно секретно.

Экз. N1

ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА N.. Главнокомандующего Объединёнными Вооруженными силами государств — участников Варшавского договора.

1 августа 1962 года

Приказываю:

— Сформировать Приморскую группу войск (ПГВ) в составе:

1А Войска Польского (ВП), 2А ВП, 2Гв. ТА ГСВГ, 3ОА ГСВГ, 20Гв. А ГСВГ, 6 гв. мсд СВГ, 20 тд. СВГ, 114 гв. рбр СВГ, 159 рбр КВО, 164 рбр БВО для чего:

— Передать ПГВ в подчинение из состава ГСВГ: 3ОА, 20Гв. А;

— Передать ПГВ в подчинение из состава Войска Польского: 1А, 2А, 3А (после окончания формирования);

— Передать ПГВ в подчинение из состава СВГ: 6 гв. мсд, 20 тд.;

— Сформировать из частей ВВС СВГ 37ВА и передать ее в подчинение ПГВ;

— Передать 37ВА в подчинение 1, 2, 3, 4 иап из состава ВВС ННА ГДР;

— Передать 37ВА временно в подчинение отдельную 122 раэск из состава ВВС МВО согласно Приказу Министра обороны СССР N..;

— Передать 37ВА в подчинение 74 авиакорпус из состава 16ВА, ВВС ПрибВО, согласно Приказу Министра обороны СССР N..;

— Придать временно ПГВ в подчинение 2Гв. ТА из состава ГСВГ, 114 гв. рбр из состава СГВ;

— Придать временно ПГВ в подчинение 159 рбр из состава КВО, согласно Приказу Министра обороны СССР N..;

— Придать временно ПГВ в подчинение 164 рбр из состава БВО, согласно Приказу Министра обороны СССР N..

2. Командующим Приморской группой войск назначить Генерала брони Е.Бордзиловского. Начальником штаба Приморской группой войск назначить генерала дивизии Т.Тучапски.

3. Поручить Командующему СГВ генерал-полковнику Хетагурову Г.И. руководство формированием 3А Войска Польского на базах СГВ во взаимодействии с Начальником тыла Войска Польского. По готовности 3А ВП переходит в подчинение ПГВ.

4. В случае начала боевых действий переименовать Приморскую группу войск в Приморский фронт, установив разграничительные линии:

— справа — побережье Балтийского моря, сосед по взаимодействию группа Союзных флотов ОВД "Север" и "Росток";

— слева Познань, (иск.) Франкфурт, (иск.) Миттельвальде, Магдебург, Падерборн, Дюссельдорф, Льеж, Шарлеруа, Сен-Кантен, сосед по взаимодействию Западный фронт (до часа Ч — ГСВГ).

Главнокомандующий ОВС государств ОВД

Маршал Советского Союза А.А. Гречко.

Совершенно секретно.

Экз. N1

ВЫПИСКА ИЗ ПРИКАЗА N.. Командующего Приморской группы войск

14 октября 1962 года

Приказываю:

— 114 гв. рбр, 159 рбр, 164 рбр, 175 рбр до 08–00 московского времени 25 октября занять позиционные районы согласно утвержденному плану. До 09–00 московского времени перейти в готовность N1, согласно распределенным целям.

— Всем частям 1 А ВП, 2 А ВП, 2 Гв. ТА, 3 ОА, 20 Гв. А до 08–00 московского времени 24 октября перейти в повышенную готовность, выполнив рассредоточение согласно утвержденному плану.

— Всем частям 3 А ВП, 6 гв. мсд, 20 тд. до 10–00 московского времени 25 октября перейти в повышенную готовность, выполнив рассредоточение согласно утвержденному плану.

— Всем частям 37ВА с 22–00 московского времени 24 октября объявляется повышенную готовность. Всем истребительным полкам 37ВА до 10–00 московского времени 25 октября перейти в готовность N1, выполнив рассредоточение на дополнительные аэродромы согласно утвержденному плану. Всем прочим авиационным частям 37ВА до 10–00 московского времени 25 октября перейти в готовность N2, выполнив рассредоточение на дополнительные аэродромы согласно утвержденному плану.

Командующий Приморской группы войск генерал брони Бордзиловский

Совершенно секретно.

Экз. N1

ВЫПИСКА ИЗ ОПЕРАТИВНОЙ ДИРЕКТИВЫ N26 ШТАБА ПРИМОРСКОЙ ГРУППЫ ВОЙСК (с часа Ч-ПРИМОРСКИЙ ФРОНТ)

15 октября 1962 года

Главное Командование Объединенных Вооруженных Сил наносит в пользу Приморского фронта 55 ядерных ударов стратегическими средствами — общей мощностью в 27500 кТ по:

— узлам путей сообщений — Ненбург, Минден, Ферден, Мюнстер, Вессель, Эммерих, Арнем, Амстердам, Роттердам, Брюссель, Фленсбург, Вейле;

— портам — Экернвёрде, Свендборг, Фредериция, Хадерслев, Ольборг, Фредериксхаффен, Хусум, Везермюнде, Харлинген, Ден, Хельдер, Гравенхаге, Флиссинген, Остенде;

— аэродромам — Лаарбурх (5 км. юж. Веце), Гютерсло, Брюгген, Нордхорн, Ольборг, Каруп (20 км юго-зап.), Одензее, Лер, Оснабрюк, Хопстен (25 км зап. Оснабрюк), Гревен, Эйндховен, Аспере (25 км юж. Утрехт), Удем, Вегберг, Нёрвених;

— командным пунктам и штабам: Удем, Маастрихт, Калькар, Порц-Ван (15 км. юж. Кельн), Рейндален;

— батареям "Найк Геркулес" и " Хок" — юж. Сторе Хеддинге (20 км юго-вост. Когё), 8 км сев. Когё, 15 км юж. Когё, 5 км вост. Хиллерод, 10 км юж. Копенгаген, 5 км. вост. Киль;

— складам обычных боеприпасов — 5 км юж. Виссельхеведе и 30 км сев. — зап. Целле,

— складам оружия массового поражения — 5 км сев. — зап. Мюнстер, 10 км юж. Гох, 15 км сев. — зап. Мёнхенгладбах, 12 км сев. Хиллерод.

Одновременно Приморский фронт наносит 64 ядерных удара приданными средствами из состава 164, 159, 114 рбр и собственными средствами из состава 175 рбр 2гв. ТА ГСВГ — общей мощностью в 14400 кТ по:

— аэродромам: Фленсбург (5 км юж. Шлезвиг), Витмундсхаффен (7 км зап. Витмунд), Ольденбург, Йевер, Нордхольц., Лек, Ноймюнстер, Альхорн, Виборг, Аурих;

— портам: Киль, Вильгельмсхаффен, Куксхаффен, Оденсе, Эмден;

— узлам путей сообщений, связи и пунктам постоянной дислокации частей противника — Гамбург, Ганновер, Бремен, Билефельд, Копенгаген, Харбург, Брекендорф, Вансдбек, Роскилле, Кольдинг, Рендсбург, Штаде, Бремерферде, Ротенбург, Зольтау, Бассум, Брауншвейг, Хильдесхайм, Фиссельхёфеде, Латцен, Вальсроде, Падеборн, Хамм, Иббенбюрен, Херфорд, Ахим, Эсбьерг, Нестед, Итцехо, Ольдеслоэ, Бракель, Альт-Дуфенштедт, Гох, Клоппенбург, Бракель, Геттинген, Кассель, Хемелинген;

— батареям "Найк Геркулес" и " Хок": Хайде, Вангерланд, Эккернфёрде, Дельменхорст, Вестертимке, Айдельштедт, Штольценау, Бломберг, Куксхафен;

— позициям РЛС: 7 км. вост. Гамбург, 5 км. юж. Люнебург, Фасберг.

Справа в бассейне Балтийского моря ведут боевые действия группировки Союзных флотов "Север" и "Росток". Группировка "Росток" в пользу Приморского фронта высаживает десанты в Шарбойц — Хаффкруг с целью перерезать шоссе Е47 и Травемюнде. Время высадки первого эшелона Ч+6, второго эшелона Ч+8.

Слева Западный фронт переходит к наступательным действиям в направлении Фульда, Трир.

На его правом фланге 4ТА наносит удар в направлении Айзенах, Аахен, и к 6–7 дню операции овладевает районом юж. Аахен, Герольштайн, Люксембург.

Разграничительная линия:

(иск.) Франкфурт, (иск.) Миттельвальде, Магдебург, Падерборн, Дюссельдорф, Льеж, Шарлеруа, Сен-Кантен.

Приморский фронт (3ОА, 20Гв. А, 1, 2, 3А Войска Польского и 2Гв. ТА ГСВГ, подчиненная до момента выхода на западную границу ФРГ), 37ВА с временно подчиненной частью войск ПВО страны ННА ГДР, — вводя с хода до Ч+2 в бой 3ОА и 20Гв. А — переходит к наступательным действиям во всей полосе фронта из исходного района: Шверин, Виттенберге, Магдебург, Щецин, нанося главный удар в направлении: Вольфсбург, Ганновер, Остенде и вспомогательный — Любек и вдоль Ютландского полуострова, связанный с десантными действиями в районе Датских проливов.

Ближайшая задача: разгромить во взаимодействии с войсками Западного фронта войска Северной группы армий, а также западногерманско-датские силы в Шлезвиг-Гольштейне и овладеть к 7–8 дню операции северной частью ФРГ и восточной частью Голландии и совместно с группировками "Север" и "Росток" при помощи десантных действий — островом Зеландия.

Дальнейшая задача: развивая действия на главном направлении удара, а также на Приморском и Ютландском направлениях разгромить во взаимодействии с силами Западного фронта и морскими оперативными группировками, подходящие резервы противника и к 10–13 дню операции овладеть территориями Голландии, Бельгии и Дании, организуя противодесантную оборону морского побережья.

Для выполнения задач Приморский фронт используя результаты ядерных ударов, нанесенных стратегическими средствами и результаты собственных ударов оружием массового поражения, нанося удар силами 3ОА, 1А ВП и 2Гв. ТА на Приморском и 20Гв. А на Ютландском направлениях, уничтожает во взаимодействии с войсками Западного фронта и оперативными группировками на Балтийском море ядерные средства и группировки войск Северной группы армий — 1 ак (ФРГ), 1 А (Великобритания), 1 ак (Бельгия) и 1 ак (Голландия) войск НАТО, в Шлезвиг-Гольштейне — 6 мпд и ютландской пд, создавая условия для развития наступления на Приморском и Ютландском направлениях.

В последующее время, применяя ядерное оружие и вводя в сражение 2А ВП, 3А ВП, 6 гв. мсд, 20 тд. — II эшелон фронта из района: Эмден, зап. Оснабрюк, юж. Боркен, — уничтожает вновь обнаруженные средства ядерного нападения противника и подходящие из глубины резервы, форсирует с хода реку Рейн и организует противодесантную оборону морского побережья.

ВВС фронта (37ВА, с временно подчиненной частью 1ВА Западного фронта и войск ПВО страны ННА ГДР):

— обеспечивают прикрытие войск фронта во всей полосе наступления;

— начиная с Ч+1 ведут непрерывную разведку и оценку результатов ядерных ударов на глубину наступления до линии Брюгге — Монс — Люксембург;

— обеспечивают поддержку с воздуха наступающим частям фронта;

— начиная с Ч+8 обеспечивают изоляцию района боевых действию на глубину до 300 км от линии фронта;

— по требованию командующих армиями применяют ядерное оружие;

Донесения представлять:

— по времени Ч+9;

— за последующие истекшие сутки до 17.00;

— немедленно после нанесения противником ядерных ударов;

— немедленно при обнаружении средств ядерного нападения противника;

— после контрударов оперативными и стратегическими резервами.

Время Ч наступает по получению команды "Экватор".

Командующий Приморским фронтом генерал брони Бордзиловский

Начальник штаба Приморского фронта генерал дивизии Тучапски.

Верно: начальник оперативного управления полковник Витт.

Секретно.

Экз. N..

ВЫПИСКА ИЗ ОПЕРАТИВНОЙ ДИРЕКТИВЫ N.. штаба 2 ЦУВО НАТО

— октября 1962 года

Всем частям и подразделениям, подчиненным 2ЦУВО с 20–00 времени по Гринвичу 24 октября объявляется повышенную готовность. Всем авиационным частям и подразделениям, подчиненным 2ЦУВО до 16–00 времени по Гринвичу 25 октября перейти в готовность N2, выполнив рассредоточение на дополнительные аэродромы согласно утвержденному плану.

71 истребительно-бомбардировочной эскадре бундеслюфтваффе и 314 истребительно-бомбардировочной эскадрилье Королевских ВВС Нидерландов выполнив рассредоточение на дополнительные аэродромы по готовности.

4 авиадивизии бундеслюфтваффе быть готовой к приемке 30 единиц MK-28Y1 на авиабазы Ольденбург и Витмундхаффен.

1 авиакрылу ВВС Бельгии быть готовой к приемке 10 единиц MK-28Y1 на авиабазу Бовешен.

2 авиакрылу ВВС Бельгии быть готовой к приемке 10 единиц MK-28Y1 на авиабазу Флорен.

316 истребительно-бомбардировочной эскадрилье, Королевские ВВС Нидерландов быть готовой к приемке 10 единиц MK-28Y2 на авиабазу Эйндховен.

Время окончания приемки — Х+3.

Время Х наступает по получению команды от Верховного командования Союзными Силами в Европе (SHAPE).

Секретно.

Экз. N..

ВЫПИСКА ИЗ ОПЕРАТИВНОЙ ДИРЕКТИВЫ N.. штаба Northern Army Group NАТО (Cеверной группы войск НАТО)

15 октября 1962 года

Второй Центр Управления Воздушных Операций (2ЦУВО) наносит в пользу Северной группы войск 98 ядерных удара стратегическими средствами — общей мощностью в 46550 кТ по:

— Штабам, узлам связи и пунктам постоянной дислокации войск — Драххаузен, Ошац, Кёнигсбрюк, Ораниенбург, Потсдам, Нойбранденбург, Тройенбрицен, Фра?нкфурт-на-Одере, Витшток, Шенвальде, Штансдорф, Фюрстенвальде, Бранденбург-на-Хафеле, Вердер, Вайсенфельс, Эберсвальде, Легница, Вроцлав, Бялогард, Олава, Сыпнево, Борне-Сулиново, Щецинек, Светощов, Страхув, Кожув, Венджин, Зелено-Гура, Явор, Познань, Лович, Торунь, Валбжих, Свидница, Гардно, Кошалин, Кшива, Устка, Хойна, Калиш, Лодзь, Краков, Тарнув, Люблин, Радом, Гвардейск, Гусев;

— портам — Росток, Штральзунд, Свиноуйстьце, Щецин, Колобжег, Гдыня, Гданьск, Балтийск, Калининград, Клайпеда;

— аэродромам — Борстель, Брандис, Вернойхен, Гросенхайн, Альтес Лагер, Кётен, Нойруппин, Нора, Лерц, Рибниц-Дамгартен, Темплин, Тутов, Эльстер, Цербст, Финстервальде, Шперенберг, Финов, Деммин, Легница, Бжег, Ключево, Черняховск, Шпротава, Варшава, Колобжег.

— позициям ЗРК — Ютеборг, Магдебург, Примервальде, Фогельзанг, Тшебень, Зелена-Гура;

— мостам на реке Одер-дорога Е28 (8 миль юж. Щецин), дорога Е30 (3 мили ю-в. Франкфурт-на- Одере);

— мостам на реке Висла-дорога Е67 (Варшава), дорога А2 (Варшава), дорога А1 (Торунь).

Слева силы Объединенного командования сухопутных сил Шлезвиг-Гольдштейна и Ютландии (ОКШГЮ) отражают наступление противника и при поддержке группировки Союзных флотов ФРГ и Дании обеспечивают противодесантную оборону побережья Ютландии.

Справа Центральная группа войск НАТО (ЦЕТАГ) отражает наступление противника в направлении Фульда и переходит в наступление в направлении Магдебург, Потсдам, с целью соединения с группой войск Западного Берлина.

Разграничительная линия:

С ОКШГЮ- Любек-Эльмсхорн;

С ЦЕТАГ- Ганновер — Магдебург — Потсдам;

Северная группа войск (1-е британский, немецкий, голландский, бельгийский корпуса) отражает наступление 1, 3А, 20А и 2ТА противника действиям во всей полосе фронта из исходного района: Любек, Вольфсбург, Ганновер. Остановив удар противника, переходит в наступление, нанося главный удар в направлении: Магдебург, Потсдам, Берлин и вспомогательный — Шверин, Росток, Штральзунд связанный с десантными действиями на побережье до Дранске, Зассниц при поддержке группировки Союзных флотов ФРГ и Дании.

Ближайшая задача: разгромить во взаимодействии с войсками ЦЕТАГ, советские, польские и восточногерманские силы в северной части Восточной Германии и овладеть к 10 дню операции северной частью Восточной Германии и выйдя на линию Щецин- Эберсвальде — Франкфурт-на Одере, деблокировать группировку войск в Берлине.

Дальнейшая задача: развивая действия на главном направлении удара, а также в направлении Щецин, Гданьск разгромить во взаимодействии с силами ЦЕТАГ и морскими оперативными группировками, подходящие резервы противника и к 10–13 дню операции овладеть территориями восточной Германии и Польши до реки Висла, организуя противодесантную оборону морского побережья.

Для выполнения задач СЕВАГ используя результаты ядерных ударов, нанесенных 2 ЦУВО, нанося удар силами 1 ак (ФРГ), 1 А (Великобритания), 1 ак (Бельгия) и 1 ак (Голландия), уничтожает во взаимодействии с войсками ЦЕТАГ и ОКШГЮ ядерные средства и группировки войск 1А, 2А, 3А, 2.ТА, создавая условия для развития наступления в направлении на Росток, Нойбранденбург, Потсдам (совместно с ЦЕТАГ).

В последующее время, применяя ядерное оружие и вводя в сражение 3 ак (франц.) и 3 ак (амер.) с приданными силам из состава 40 ракетной группы полевой артиллерии (амер.) — II эшелон СЕВАГ из района: Потсдам, Нойрупинн, Нойбранденбург, — уничтожает вновь обнаруженные средства ядерного нападения противника и подходящие из глубины резервы (20А), форсирует с хода реку Одер и организует противодесантную оборону морского побережья.

ВВС 2 ЦУВО:

— обеспечивают прикрытие войск СЕВАГ;

— начиная с Х+1 ведут непрерывную разведку и оценку результатов ядерных ударов на глубину наступления до линии Клайпеда — Белосток — Жешув;

— обеспечивают поддержку с воздуха частям СЕВАГ;

— начиная с Х+8 обеспечивают изоляцию района боевых действию на глубину до 500 км от линии фронта;

— по требованию командующих корпусами СЕВАГ применяют ядерное оружие;

Донесения представлять:

— по времени Х+10;

— за последующие истекшие сутки до 18.00;

— немедленно после нанесения противником ядерных ударов;

— немедленно при обнаружении средств ядерного нападения противника;

— после контрударов оперативными и стратегическими резервами.

Время Х наступает по получению команды от Верховного командования Союзными Силами в Европе (SHAPE).

Командующий Северной группой армий Генерал-лейтенант сэр Чарльз Джонс

Начальник штаба Северной группой армий Генерал-майор сэр Ричард Гудвин,

Верно: начальник оперативного управления полковник Могг.