Ну хорошо, что еще вы можете сделать с вашими деньгами? Давайте смотреть правде в глаза: ссужать деньги банку или правительству — дело довольно скучное. Постойте постойте! А почему бы не отправиться на ипподром и не поставить их — сразу все — на одну лошадь? Вообще то я однажды попробовал. Получилось, но не так чтобы очень хорошо. Я даже на собачьих бегах пытался играть. У них там целая свора борзых гоняется по кругу за механическим зайцем. Очень интересное зрелище, к тому же там можно познакомиться с отличнейшими людьми. У некоторых из них даже зубы еще сохранились!

Но знаете что: если еще раз подумать, может, это и не такая уж хорошая идея. Мне эта мысль пришла в голову после того, как моя собака действительно поймала кролика. Песика моего на первом же повороте немного потоптали другие участники соревнований, а поднявшись, он побежал не в ту сторону. К сожалению, механический заяц мчится по своей дорожке со скоростью примерно 60 миль в час, и когда мой песик, тот, в которого я вложил столько надежд и все свои деньги, взял да и прыгнул на зайца, несшегося ему навстречу… Скажу только одно: получилось не очень здорово… Ладно, раз уж вам так интересно, пес врезался в зайца, шедшего с крейсерской скоростью 60 миль в час, пролетел футов 30 по воздуху, а потом его еще и дисквалифицировали самым трагическим образом, и это означало, увы, что все свои деньги я потерял .

Как бы там ни было, теперь, когда мы изучили почти все разумные возможности применения ваших денег (я, правда, не сомневаюсь, что где то существуют тараканьи бега и бега всякого рода ракообразных — просто я этого места пока не нашел), давайте рассмотрим еще одну Как насчет того, чтобы вложить деньги в бизнес? В конце концов, рано или поздно Джейсон же вырастет. Может быть, откроет собственный магазин жевательной резинки. А еще того лучше, целую кучу таких магазинов (это принято называть сетью), выбрав для них какое нибудь броское название вроде «Жвачечные лавки Джейсона».

Предположим, что Джейсон лично обучил всех продавцов, которые работают на его уникальном жвачечном предприятии, и сеть его магазинов добилась больших успехов (такое случается). И теперь он явился к вам, желая продать половину своего бизнеса (ему понадобились новые солнечные очки, настоящий лимузин, ну и, может быть, дом, в котором он будет жить со счастливицей миссис Джейсон). Но только теперь он просит за все сумму вовсе не малую, так что перед тем, как решить, примем ли мы предложение Джейсона, нам придется произвести серьезные подсчеты.

Выясняется, что с того времени, когда он гонял по городу на самокате, Джейсон здорово вырос и хочет теперь получить за право владения половиной его бизнеса целых 6 миллионов долларов. Разумеется, 6 миллионов баксов превышают то, что может позволить себе большинство из нас, но, по счастью, Джейсон вовсе и не думает продавать всю половину своего бизнеса одному единственному человеку. На самом то деле он решил разделить право владения своим бизнесом на миллион равных долей — паев (или, как их именуют на Уолл-стрит, акций). Себе он намеревается оставить 500 тысяч этих паев, а остальные 500 тысяч продать по 12 долларов за штуку — вот и получится 6 миллионов. Всякий, кого интересует право приобретения бизнеса Джейсона по этой цене, может купить один пай (за 12 долларов), или сотню (за 1 тысячу 200 долларов), или тысячу (за 12 тысяч долларов). Одним словом, сколько захочет, столько и купит.

Если бы вы купили, скажем, 10 тысяч паев за 120 тысяч долларов, то владели бы одним процентом, или одной сотой частью, «Жвачечных лавок Джейсона». Это не означало бы, что вам теперь будет принадлежать отдел мятной жвачки или кусочек одного из магазинов. Приобретение 10 тысяч паев, или одного процента собственности «Жвачечных лавок Джейсона», гарантирует вам получение одного процента от будущих прибылей его бизнеса. Теперь вам, разумеется, остается лишь выяснить, так ли уж стоит платить 120 тысяч долларов за один процент будущих прибылей. Вот тут наш анализ становится трудноватым, ведь мы же не хотим, чтобы наши денежки кто то там прожевал и выплюнул… Ну, в общем, идея вам понятна.

По счастью, Джейсон предоставил нам кучу информации. Мы уже знаем, что он хочет получить 12 долларов за каждую акцию «Жвачечных лавок Джейсона» и что всего таких акций существует один миллион (о них говорят, как об одном миллионе нереализованных акций). Отсюда следует, что, по мнению Джейсона, его бизнес стоит 12 миллионов долларов (поэтому он и думает, что один процент этого бизнеса стоит 120 тысяч долларов, о которых мы уже столько времени толкуем). Ну-с, все это хорошо и прекрасно, однако в счет должно идти то, что думаем о стоимости его бизнеса мы сами. Поэтому давайте приглядимся к другой информации, которую дал нам Джейсон.

Оказывается, в прошлом году 10 магазинов, образующих сеть «Жвачечные лавки Джейсона», продали жвачки на 10 миллионов долларов. Продали то они продали, но, к сожалению, эти 10 миллионов долларов вовсе не образуют прибыль Джейсона. Ясно же, что содержание магазинов требует кое каких расходов. И естественно, прежде чем продать жвачку, Джейсон ее покупает, тратя на это целых 6 миллионов долларов. Выходит, у него остается 4 миллиона долларов прибыли. Но нет, не спешите, мы еще вовсе не закончили.

Есть еще арендная плата, которую Джейсон вносит за использование площадей, занимаемых его магазинами; есть докучливые работники, уверенные, что им должны платить за то, что они продают жвачку, поддерживают в магазинах чистоту и обеспечивают бесперебойность их работы. Кроме того, не надо забывать о расходах на электричество и отопление, вывозе отходов, составлении отчетности и разного рода административной деятельности (позволяющей Джейсону присматривать за своими деньгами и жвачкой, разлетающимся по стольким местам). И все это складывается, складывается… В случае Джейсона складывается оно в 2 миллиона долларов, так что прибыль его составляет тоже 2 миллиона. Впрочем, как вы уже поняли, мы не закончили и на этом.

Джейсону приходится еще и платить налоги. Правительству необходимы деньги, чтобы оказывать своим гражданам всякие услуги, вот преуспевающему бизнесу и приходится платить свою долю налогов, чтобы у правительства эти деньги были. В случае «Жвачечных лавок Джейсона» этот налог составляет 40 процентов дохода (стандартная ставка для многих видов бизнеса). Итак, 40 процентов от полученных бизнесом Джейсона в прошлом году 2 миллионов долларов должны отойти правительству в виде налога. Поскольку 40 процентов от 2 миллионов составляют 800 тысяч, у «Жвачечных лавок Джейсона» остается 1 миллион 200 тысяч долларов чистой прибыли.

Собственно говоря, Джейсон предоставил нам всю эту информацию о своем прошлогоднем доходе в виде аккуратной таблицы, которую принято называть декларацией о доходах (табл. 3.1).

Таблица 3.1. Годовая декларация о доходах «Жвачечных лавок Джейсона» (за последние 12 месяцев)

Итак, вот что мы имеем. В прошлом году «Жвачечные лавки Джейсона» заработали 1 миллион 200 тысяч долларов. По мнению Джейсона, это означает, что его бизнес стоит 12 миллионов долларов. И он хочет продать нам часть этого бизнеса — любую, вплоть до половины, исходя из 12-миллионной оценки (то есть 6 миллионов долларов за половину, 1 миллион 200 тысяч долларов за десятипроцентную долю, 120 тысяч долларов за владение одним процентом и один пай, составляющий миллионную долю бизнеса, за презренные 12 долларов). Так покупать нам все это или не покупать? Чтобы проще было ответить на этот вопрос, давайте посмотрим, что мы сможем получить за каждый 12-долларовый пай.

Итак, Джейсон разделил свой бизнес на миллион равных паев. Это означает, что если весь бизнес приносит 1 миллион 200 тысяч долларов, то каждый пай приносит одну миллионную от этой суммы. При делении 1 миллиона 200 тысяч долларов на миллион получается 1,2 доллара, значит, каждая акция ценой в 12 долларов будет приносить именно 1,2 доллара. Хорошо это или плохо? Давайте взглянем на это так. Если мы вкладываем в бизнес Джейсона 12 долларов и получаем в первый год 1,2 доллара, наша прибыль на вложенный капитал составляет: 1,2/12, или 10 % .

Десять процентов за первый год! Совсем неплохо, верно? В главе 2, в самом начале книги, нам удалось выбить из десятилетних облигаций правительства США шесть ежегодных процентов. И это потому, что, покупая эти облигации, приносящие нам шесть процентов, мы ничем не рискуем. Поскольку 10 процентов явно больше, чем шесть, выходит, ipso facto , что, заплатив 12 долларов за долю, которая принесет нам 1,2 доллара, мы заключим удачную сделку, правильно?

Но, жизнь, видите ли, не так проста (хотя и не так уж сложна — это мы поймем в следующей главе). Итог таков — начало у нас получилось неплохое, однако прежде чем принять окончательное решение, необходимо учесть еще кое какие обстоятельства.

Во-первых, 1,2 доллара на пай — прибыль, которую «Жвачечные лавки Джейсона» принесли в прошлом году. И нам нужно определить, считаем ли мы, что этот бизнес и в следующем году принесет все те же 1,2 доллара. Или эта сумма окажется больше? А может — меньше? Прошлогодний доход может дать хорошую исходную точку для оценивания доходов следующего года, но ведь может и не дать. Если «Жвачечные лавки Джейсона» не принесут в следующем году 1,2 доллара, получится, что бизнес не даст 10 процентов на каждый пай, который обойдется в 12 долларов.

Во-вторых, когда мы все же доберемся до каких то прогнозов насчет того, что даст в следующем году бизнес Джейсона, нам придется еще решить, насколько мы уверены в нашем предсказании. Если мы просто строим догадки, не имея никакого понятия о том, остается ли продажа жвачной резинки устойчивой из года в год или в прошлом году товар Джейсона просто вошел в моду, и не задумываемся о том, что на его прибылях может сказаться конкуренция со стороны новых магазинов, тогда наша оценка выглядит немного сомнительной. Надо все таки быть разумными. Если мы размышляем, 1,5 или 2 доллара будут составлять прибыль на акцию, то в такой неопределенности нет ничего дурного. Обе эти цифры означают, что бизнес позволит нам получить больше 10 процентов прибыли на наши начальные затраты в 12 долларов. Но если мы не уверены, составит прибыль 20 центов на пай или все же 1,2 доллара — тогда гарантированные нам правительством шесть процентов выглядят намного привлекательнее.

Существует еще третья маленькая подробность, которую мы пока не рассматривали, и состоит она в том, что следующий год — это всего лишь один год. Даже если «Жвачечные лавки Джейсона» принесут на следующий год 1,2 доллара (или намного больше, или намного меньше), будут же и другие годы! И что тогда может случиться? Станут ли прибыли возрастать с каждым годом? Вполне возможно, что магазины Джейсона начнут продавать каждый год все больше жвачки, и от этого прибыли возрастут. А может быть, если 10 магазинов дают 1,2 доллара на акцию, 20 магазинов повысят прибыль до 2,4 доллара, а то и больше? Но с другой стороны, жвачечный бизнес в следующие несколько лет может закиснуть (простите за такое слово), и прибыль надолго застрянет на уровне более низком, чем 1,2 доллара. И есть еще более…

Ладно, по моему, вы запаниковали. Я это чувствую. Дело-то непростое. Как вам во всем этом разобраться? Да и может ли здесь разобраться хоть кто-то? Даже если вы попадете в самую точку, разве могу я ожидать, что вы (а если на то пошло, то и мои дети) поставите настоящие деньги на кучу домыслов и оценок? К тому же разве не существуют на свете целые армии магистров бизнеса, докторов наук, проницательных финансистов, профессиональных аналитиков, не говоря уж о менеджерах, которые только тем и заняты, что управляют чужими деньгами! И разве они не пытаются проделать все то, чем мы с вами только что занимались? Куда же вам, человеку совсем еще молодому, тягаться с этими трудолюбивыми, умными, умудренными опытом дядями?

Ну будет, будет, успокойтесь. Тс-с, тише, давайте я вам лучше еще кое что покажу. Нужно все таки иметь хоть немного веры. Мы с вами пока остановимся. Я подведу итоги, скажу вам, что нужно запомнить, а после пойдем дальше. Господи, не могу же я вас все время за ручку держать…

КРАТКОЕ РЕЗЮМЕ

1. Покупка доли бизнеса, или акции, означает, что вы покупаете часть (или процент) этого бизнеса. После этого вам будет причитаться часть его дальнейших прибылей.

2. Для того чтобы понять, чего стоит бизнес, приходится оценивать (ладно, строить догадки) будущие доходы этого бизнеса.

3. Получаемая вами доля прибыли бизнеса должна быть больше того, что вы получили бы, вложив те же самые деньги в не сопряженные ни с каким риском десятилетние облигации правительства США. (Вспомните: в предыдущей главе мы установили шесть процентов как абсолютный минимум вашей ежегодной прибыли, даже если ставка по облигациям упадет ниже шесть процентов.)

И…

4. Нет, про волшебную формулу я не забыл. Но вы все таки перестаньте приставать ко мне с этой формулой, ладно? Тише, вам говорят!