– Сидни?!

– Сидни Карлин Аттмор, – объявил Тринити.

– Сидни... – с отвращением выговорила Виктория. – Ты не можешь рассчитывать, что я стану называть тебя таким мерзким именем.

– Моя мать меня так назвала.

– Мне все равно. Я не смогу произнести его с невозмутимым видом.

– Тогда зови меня Тринити.

– Но ведь это не твое имя!

– Мне все равно. Можешь звать меня Джорджем, Фрэнком, даже Аттмором. Мне не важно, только зови как-нибудь.

Виктория засмеялась:

– Я буду звать тебя Тринити. Может, ты и привык зваться Томом, Диком или Гарри, но для меня ты всегда будешь Тринити. А какие у тебя были другие имена?

– Том, Дик и Гарри.

– Я серьезно. Мне очень хочется знать.

– Может быть, когда-нибудь я тебе их открою... но не сейчас.

– Почему?

– Потому что я хочу забыть об этом периоде моей жизни. Там нечем особенно гордиться.

– А я думаю, есть чем. Наверное, есть много вещей, которые ты сейчас не хочешь вспоминать, но через несколько лет они перестанут тебя тревожить.

– Сейчас меня тревожишь только ты. – Тринити подхватил ее на руки и положил на постель.

– Тринити, ты же не можешь...

– Точно могу. Не сомневайся.

– Но мы же женимся меньше чем через час.

– Каким же лучше способом отпраздновать наш союз?

– Обычно люди дожидаются конца церемонии и празднуют после нее.

– До и после гораздо лучше.

И Виктория сдалась. Она не возражала, чтобы все делалось по его... если это было и по ее желанию тоже.