Самолет ЦРУ вылетел из Лэнгли и вскоре приземлился в небольшом городке Де-Мойн, где группа агентов арендовала два легковых автомобиля и автофургон. Через сорок минут они уже были в Бэйкерсе, что в штате Айова. Они прибыли в этот тихий провинциальный и к тому же заснеженный городок за два дня до того, как сюда пришло отправленное с Юга письмо, а к тому времени, когда Квинс забрал его из почтового ящика, они знали почти все о жителях этого местечка, включая имена местного почтальона, начальника почты, шефа полиции и даже метрдотеля местного ресторана, который находился поблизости от огромного склада.

Через пару дней после прибытия в этот городок они наконец-то увидели спешащего к зданию почты Квинса. Забрав там корреспонденцию, тот быстрым шагом направился в банк, а вслед за ним устремились два агента, которым поручили провести эту операцию, – Чеп и Уэс. Представившись секретарше Квинса как финансовые инспектора из Федерального резервного фонда, чему нетрудно было поверить – темные костюмы, черные туфли, коротко подстриженные волосы, длинные темные пальто, грамотная речь и соответствующие манеры, – они попросили ее как можно быстрее организовать им встречу с боссом.

Однако Квинс заперся изнутри и наотрез отказывался принять гостей, несмотря на настойчивые просьбы своей помощницы. Только минут через сорок она убедила его принять инспекторов, пригрозив неизбежным в таких случаях скандалом.

Квинс открыл дверь и окинул затуманенным взглядом гостей.

Они были поражены его видом – покрасневшие, словно от слез, глаза, сероватое лицо, изрядно помятый костюм и съехавший набок галстук. Все это произвело на посетителей удручающее впечатление. Впрочем, нечто подобное они предвидели.

Молча кивнув гостям, Квинс пригласил их в кабинет и был настолько равнодушен ко всему происходящему, что даже не дал себе труда проверить их полномочия и не поинтересовался, как их зовут.

– Чем могу быть полезен? – угрюмо буркнул он, усевшись за огромный массивный стол красного дерева.

– Вы заперли дверь? – неожиданно поинтересовался Чеп, оглядываясь.

– Да, а почему вы об этом спрашиваете? – встревожился Квинс. Только сейчас он обратил внимание, что непрошеные гости выглядят не совсем обычно, во всяком случае, не так, как должны выглядеть обычные инспектора из столицы.

– Вы уверены, что нас никто не подслушает? – вслед за Чепом уточнил Уэс.

– Абсолютно, – коротко отрезал заинтригованный Квинс.

– Дело в том, мистер Гарб, – тихо начал Чеп, – что мы не финансовые инспектора из Федерального резервного фонда. Впрочем, вы уже и сами, наверное, догадались.

Какое-то время Квинс сидел неподвижно, не зная, как реагировать на эти слова. В одно мгновение он испытал испуг, гнев и даже некоторое облегчение.

– Это долгая история, – попытался успокоить его Уэс.

– В вашем распоряжении пять минут, – привычно отреагировал Квинс.

– Должны сразу вас предупредить, что в нашем распоряжении столько времени, сколько нам понадобится.

– Вы забываетесь, господа. Это мой офис. Убирайтесь вон!

– Выслушайте нас внимательно, мистер Гарб, – попытался смягчить разговор Чеп. – Мы видели письмо, которое вы недавно получили на почте.

– Я получил несколько писем, – возразил Квинс, начиная смутно догадываться о цели визита незнакомцев.

– Да, но только одно из них от человека по имени Рикки.

Плечи Квинса беспомощно поникли, и он устало закрыл глаза. Затем он встрепенулся и с испугом посмотрел на своих мучителей.

– Кто вы? – еле слышно прошептал он. – Что вам от меня нужно?

– Мы можем сказать только, что мы вам не враги.

– Вы работаете на него, не так ли?

– Нет, – решительно покачал головой Уэс. – Более того, мы считаем его своим врагом. Скажем так: мы работаем на клиента, который оказался примерно в таком же печальном положении, что и вы. Короче говоря, нас наняли, чтобы защитить его от этого мошенника и шантажиста.

Чеп вынул из внутреннего кармана пальто толстый конверт и небрежно швырнул его на стол.

– Здесь двадцать пять тысяч долларов наличными. Отошлите их Рикки.

Квинс широко разинул рот от удивления. В голове пронеслось столько туманных мыслей одновременно, что он закрыл глаза и какое-то время сидел неподвижно, беззвучно шевеля губами. Кто эти люди? Как им удалось прочитать письмо?

Почему они предлагают ему деньги? Как много они знают о нем? И вообще что здесь происходит? Ясно одно: ни в коем случае нельзя им доверять.

– Не волнуйтесь, мистер Гарб, эти деньги ваши, – попытался успокоить его Уэс. – А взамен вы предоставите нам более подробную информацию о деле.

– Какую именно? – встрепенулся Квинс. – Насчет Рикки?

– Что вам известно о нем? – перешел к делу Чеп.

– Известно, что Рикки – это не настоящее его имя.

– Верно.

– Что он сейчас в тюрьме.

– Верно, – снова повторил Чеп.

– Что у него есть жена и дети, – продолжал вспоминать Квинс.

– Верно, но лишь отчасти, – уточнил Чеп. – Он действительно был женат, но сейчас в разводе. А дети, естественно, остались с матерью.

– Он также сказал, что сейчас они живут в нищете и именно поэтому он вынужден заниматься вымогательством.

– Не совсем точно, – снова поправил его Чеп. – Его жена вполне обеспечена, а дети со временем унаследуют все ее состояние. Откровенно говоря, мы сами не знаем, почему он решил пойти на мошенничество.

– Но мы хотим во что бы то ни стало остановить его, – добавил Уэс, пристально наблюдая за Квинсом. – А для этого нам нужна ваша помощь.

Квинс растерянно заморгал. Он вдруг понял, что впервые за пятьдесят один год своей жизни сидит перед людьми, которые хорошо знают о его гомосексуальных наклонностях. И это вызвало у него паническое чувство страха перед неизвестностью. Первым импульсивным порывом было напрочь отрицать этот факт, придумать какую-нибудь душещипательную историю о своем знакомстве с Рикки, но в голову не приходило ничего путного. Затем он вдруг осознал, что эти люди могут просто-напросто уничтожить его, разрушить всю его жизнь и навсегда опозорить. Теперь он уже не сомневался в том, что у них есть для этого не только возможность, но и вполне реальная, а оттого еще более пугающая власть над ним. Но почему в таком случае они предлагают ему двадцать пять тысяч долларов?

– Что вам от меня нужно? – устало спросил Квинс.

Чепу и Уэсу показалось, что собеседник вот-вот расплачется. Конечно, им было наплевать на его чувства, но это могло помешать делу, ради которого они проделали столь далекий путь.

– Послушайте, мистер Гарб, – неожиданно сказал Чеп. – Предлагаем вам сделку: вы берете деньги и отсылаете их Рикки, а мы получаем от вас информацию об этом мерзавце. Для этого вы покажете нам все его письма и введете в курс всего, что так или иначе связано с ним. Как только вы это сделаете, мы тут же уедем и навсегда оставим вас в покое. Договорились?

– А вы обещаете, что все останется между нами? – Квинс никак не мог поверить им.

– Разумеется.

– Нам нет никакого смысла рассказывать кому бы то ни было о ваших пристрастиях, мистер Гарб, – добавил Уэс.

– А вы уверены, что действительно можете остановить его? – продолжал допытываться Квинс.

Чеп и Уэс молча переглянулись, прекрасно понимая, что не могут привести никаких доказательств серьезности своих намерений.

– Конечно, мистер Гарб, мы не можем быть в этом уверены на сто процентов, – мягко заметил Уэс, – но сделаем все от нас зависящее, чтобы этот мерзавец больше не беспокоил ни вас, ни нашего клиента, ни кого-либо другого.

– В таком случае, – осмелел Квинс, – вам придется защитить не только своего клиента, но также и меня.

– Мы сделаем все возможное, мистер Гарб.

Неожиданно Квинс привстал и резко подался вперед, опершись обеими руками на крышку стола.

– У меня просто нет выбора, – решительно заявил он, однако к деньгам не прикоснулся, а направился к древнему книжному шкафу, доверху забитому старыми книгами.

Открыв ключом шкаф, он отодвинул несколько книг, а потом вторым ключом отпер укрытый за ними потайной сейф.

Немного порывшись в сейфе, он вынул оттуда тонкую синюю папку и положил ее на стол рядом с толстым конвертом. Гости молча наблюдали за ним, удивленно переглядываясь.

Не успел Квинс открыть папку, как из динамика внутренней связи донесся голос секретарши:

– Мистер Гарб, ваш отец хочет немедленно видеть вас.

Квинс резко выпрямился и вытер тыльной стороной ладони перекошенное от панического страха лицо. Его глаза налились кровью, а одутловатые щеки стали мертвенно-бледными.

– Скажите ему, что у меня сейчас совещание, – пробормотал он.

– Сами и скажите, – огрызнулась та и отключилась.

– Извините, – виновато проворчал Квинс и попытался улыбнуться, но вместо улыбки получилась гримаса боли и страха. Сняв телефонную трубку, он нажал несколько кнопок и повернулся к гостям спиной. – Папа, это я, – выдавил он, низко наклонив голову. – Что случилось?

Потом он долго выслушивал наставления старика, постоянно хмурясь и закрывая глаза.

– Нет-нет, они не из Федерального резервного банка, – вымученно промямлил он через минуту. – Это… это адвокаты из Де-Мойна. Они приехали сюда по делам и представляют интересы семьи моего старого приятеля по колледжу.

Вновь повисло тягостное молчание.

– Это Франклин Делани, папа. Вряд ли ты его помнишь.

Он умер несколько месяцев назад, не оставив завещания. И вот теперь у них там в связи с этим самый настоящий бардак.

Нет, папа, успокойся, это не имеет абсолютно никакого отношения к нашему банку. – Квинс положил трубку и посмотрел на посетителей, как бы желая убедиться, что его умение врать произвело на них должное впечатление. Затем он бросил взгляд на дверь и вспомнил, что она была заперта в самом начале их беседы.

Чеп и Уэс одновременно встали и подошли к тому краю стола, где лежала раскрытая синяя папка. Первое, что они там увидели, – это фотография симпатичного молодого человека с грустной улыбкой и слегка прищуренными глазами.

– Это, должно быть, Рикки? – высказал догадку Уэс.

– Да, он, – угрюмо подтвердил Квинс.

– Ну что ж, – тихо заметил Чеп, словно речь шла о смазливом герое журнала «Плейбой», – вполне симпатичный молодой человек.

Всех троих неожиданно охватило странное чувство неловкости.

– Надеюсь, вы знаете, кто на самом деле этот Рикки? – тихо спросил Квинс, не поднимая глаз.

–Да.

– А вы не могли бы сказать мне…

– Нет, – решительно прервал его Чеп и покачал головой.

– Это одно из условий нашего договора.

– Но почему? – удивился Квинс. – Ведь я рассказал вам все, что вы хотели узнать.

– Нет, – еще раз повторил Чеп. – Мы об этом не договаривались.

– Я готов убить этого подонка!

– Успокойтесь, мистер Гарб. Мы условились, что вы забудете о нем и не станете задавать лишних вопросов. Вы получаете деньги, а мы – информацию о нем, вот и все. Никому из нас не нужен громкий скандал. Давайте вернемся к самому началу, – предложил Чеп, пристально глядя сверху вниз на измученного непосильным бременем переживаний человека, понуро сидевшего в большом кожаном кресле. – Как вы познакомились?

Квинс собрал все бумаги, аккуратно сложил папку, а потом вынул оттуда тоненький журнал с яркой цветной обложкой.

– Я совершенно случайно наткнулся на этот журнал в небольшом книжном магазине в Чикаго. – Он посмотрел на обложку, а потом швырнул журнал на стол, чтобы посетители могли лицезреть его лицевую сторону.

Назывался он «Аут энд Эбаут» и ставил своей целью, как было написано мелким шрифтом, знакомство вполне взрослых людей с нетрадиционной ориентацией. Квинс позволил гостям сфотографировать обложку журнала, затем перевернул его и открыл на последней странице. Чеп и Уэс стали пристально изучать содержание небольших заметок и рекламных объявлений, не притрагиваясь при этом к самому журналу. К их удивлению, там не было даже намека на порнографию или что-нибудь в этом роде. На странице сорок шесть, отданной самым различным объявлениям, они увидели небольшой текст, обведенный красным фломастером: «Молодой человек двадцати лет ищет доброго и честного джентльмена сорока – пятидесяти лет для общения и переписки».

Уэс и Чеп склонились над журналом, долго всматривались в эти незамысловатые строки, потом удивленно воззрились на Квинса.

– И вы клюнули на это объявление? – недоверчиво спросил Чеп.

– Да, клюнул, – грустно проронил Квинс. – Я написал небольшое письмо и через пару недель получил ответ от Рикхи.

– А у вас, случайно, не сохранилась копия вашего первого письма?

– Нет, я никогда не снимаю копий со своих писем. Я очень боялся, что это станет известно посторонним, и никогда не выносил эти бумаги за порог офиса.

Гости переглянулись и недовольно насупились. Было похоже, что они не совсем доверяют словам хозяина кабинета.

Но если это правда, то какого черта они притащились сюда?

– Извините, – виновато пробормотал Квинс, с трудом удерживаясь от искушения схватить конверт с деньгами, пока гости не передумали. Желая хоть как-то сгладить свою вину перед ними, он вынул из папки первое письмо от Рикки и протянул им.

– Разверните его и положите на стол, – приказал Уэс, и оба посетителя склонились над листом бумаги, явно не желая оставлять на нем отпечатки своих пальцев.

Квинс не мог не обратить внимания, что читали они очень медленно и с какой-то непонятной ему сосредоточенностью.

В его глазах появилась искра надежды, что все кончится благополучно и они оставят ему конверт с деньгами. Он уже свыкся с тем, что все его проблемы будут в одночасье решены, и мысль о потере этих денег нагоняла на него панический страх.

– Следующее письмо, пожалуйста, – настойчиво попросил Чеп.

Квинс разложил на столе три письма в разных по цвету конвертах и написанных аккуратным почерком человека, у которого масса свободного времени. Чеп вынул из кармана пинцет и стал медленно переворачивать страницы. Все эти письма были написаны настолько убедительно и достоверно, что трудно было не поверить в искренность автора. Рикки действительно производил впечатление юноши, истосковавшегося по человеческому общению и отчаянно пытавшегося найти в этом жестоком мире хоть одну родственную душу.

– Мне нужно позвонить, – неожиданно заявил Квинс, когда гости прочитали письма.

– Кому? – насторожился Чеп.

– Партнеру по бизнесу.

Чеп и Уэс переглянулись, немного подумали, а потом неохотно согласились и вернулись к письмам. Квинс снял трубку, набрал номер и отошел на несколько шагов от стола, уставившись в окно на почти безлюдную улицу. А его визитеры тем временем занялись своими делами. Уэс стал что-то быстро писать в толстом блокноте, а Чеп взял со столика свежую газету и начал рассеянно листать ее.

– Вы уже отослали ему чек на сто тысяч долларов? – спросил Чеп, когда Квинс закончил разговор и, положив трубку, вернулся к столу.

–Да.

Уэс неодобрительно посмотрел на него с таким выражением, словно хотел сказать: «Ну и дурак же ты».

– Интересно, а какую сумму выслал ему ваш клиент? – спросил Квинс, осмелевший настолько, что даже не испугался своего вопроса.

Уэс еще больше насупился и посмотрел на Чепа.

– Мы не можем сказать вам этого.

Ответ этот Квинса не удивил.

– Еще несколько вопросов, – наклонился вперед Чеп, и Квинс понял, что его будут терзать не менее часа. – Как вам удалось заказать билет на круиз гомосексуалистов?

– Эту информация прислал мне Рикки. В одном из писем был указан номер телефона туристического агентства, главный офис которого находится в Нью-Йорке. Я позвонил туда, сделал заявку, отослал деньги и получил заказ. Все очень просто.

– Просто? – почему-то переспросил Уэс. – Хотите сказать, вам приходилось делать это раньше?

– А вы что, приехали сюда обсуждать мою личную сексуальную жизнь? – запротестовал Квинс.

–Нет.

– В таком случае давайте будем придерживаться главной темы беседы, – неожиданно твердо заявил хозяин кабинета.

Он вновь почувствовал себя банкиром, привыкшим ставить на место зарвавшихся клиентов. – Если хотите принять участие в этом круизе, то могу вас заверить: агентство еще принимает заказы.

К счастью, гости не обиделись, а весело рассмеялись, после чего вернулись к делу.

– А вам не приходило в голову, что для переписки можно использовать псевдоним? – поинтересовался Чеп.

– Разумеется, – снисходительно кивнул Квинс. – Не считайте меня полным идиотом. Но во-первых, я никогда не делал этого прежде, а во-вторых, я полагал, что имею дело с порядочным человеком. Кроме того, он находится во Флориде, а я – в Айове. Мне и в голову не приходило, что парень может оказаться гнусным вымогателем.

– Нам нужно снять копии со всех этих писем, – заявил Уэс.

– Это не так-то просто.

– Почему?

– Где вы хотите это сделать?

– Неужели в вашем банке нет ксерокса?

– Есть, но я не позволю вам снимать копию этих писем в нашем банке.

– В таком случае мы можем сделать это в каком-нибудь другом месте.

– Не забывайте, что мы в Бэйкерсе, а здесь очень мало копировальных аппаратов.

– А магазин офисного оборудования у вас есть? – с надеждой спросил Чеп.

– Да, есть, но его владелец задолжал моему банку восемьдесят тысяч долларов. Кроме того, он сидит рядом со мной в нашем клубе «Ротари» и непременно расскажет всем о том, что в его магазине снимали копии моих писем. Я не хочу, чтобы меня увидели с этой папкой в сопровождении приезжих.

Чеп и Уэс посмотрели друг на друга, а потом на Квинса.

– Хорошо, давайте попробуем такой вариант, – предложил Уэс, выдержав непродолжительную паузу. – Я останусь здесь с вами, а Чеп тем временем снимет копию.

– Где? – всполошился Квинс.

– В аптеке, – не задумываясь выпалил Уэс.

– Вы уже и там побывали? – поразился Квинс.

– Разумеется. Нам нужно было приобрести несколько пинцетов.

– Но там стоит аппарат, которому не меньше двадцати лет.

– Вы плохо знаете свой город, мистер Гарб. Там недавно установили совершенно новый ксерокс.

– Ладно, только поаккуратнее, пожалуйста, – предупредил Квинс. – Владелец аптеки – двоюродный брат моей секретарши.

Чеп подхватил со стола синюю папку и направился к двери. Щелкнув замком, он вышел в приемную и тут же стал объектом пристального внимания дюжины праздношатающихся сотрудниц. Они вытаращили глаза на неожиданно появившегося в дверях незнакомца, и тот сразу догадался, что они сплетничали по поводу неожиданно появившихся в банке людей.

– Что мне следует написать Рикки в ответном письме? – спросил Квинс, когда Чеп исчез за дверью.

Уэс надолго погрузился в раздумья.

– Откровенно говоря, я бы на вашем месте немного подождал. Пусть немного поволнуется. Если вы поспешите с деньгами, то он может заподозрить неладное. Спешка здесь ни к чему.

– А вдруг он разозлится и пришлет сюда копии моих писем?

– Не пришлет. У него много времени, да и деньги ему явно не помешают.

– Вы всю его почту видели?

– Если и не всю, то по крайней мере большую ее часть.

Квинса распирало от любопытства.

– Как вы собираетесь остановить его?

– Не знаю пока, – откровенно признался Уэс и почему-то вдруг так расслабился, что даже много лет спустя не мог понять истинной причины своей неслыханной откровенности. – Вероятно, мы просто-напросто убьем его.

Глаза Квинса заблестели от радости, а на губах появилась злорадная ухмылка. Эти слова бальзамом пролились на его душу. Он и сам убил бы мерзавца, если бы мог. К счастью, это сделают за него другие люди, он же будет спокойно дожидаться, когда его занудный папаша отойдет в мир иной и оставит его наследником вполне приличного состояния. А уж потом он заживет в свое удовольствие и навсегда забудет об этом кошмаре.

– Очень хорошо! – невольно воскликнул он. – Это действительно приятная новость.

Не долго думая Чеп направился в мотель, где остановилась вся их команда, и снял копии с каждого письма. Через полчаса он был уже в банке. Квинс тщательно проверил оригиналы и убедился, что все на месте. Он спрятал синюю папку и выжидательно посмотрел на гостей:

– Полагаю, нам больше не о чем говорить. Буду признателен, если вы покинете мой кабинет.

Они ушли без обычных в таких случаях рукопожатий и даже без слов прощания. На местном аэродроме несколько дней их ждал служебный самолет ЦРУ, который быстро доставил всю группу в Вашингтон. Через три часа после ухода из офиса Квинса Чеп и Уэс уже докладывали шефу о результатах своей миссии, которую все признали успешной.

Банковские счета в «Женева траст» были практически недоступны, но люди Дэвилла проявили редкую изобретательность и в конце концов отыскали нужного человека в высших банковских кругах, который за взятку в сорок тысяч долларов предоставил им всю необходимую информацию.

Оказалось, что на балансе «Буммер риэлти, лтд» сто восемьдесят девять тысяч долларов, а у обслуживающего эту фирму адвоката – шестьдесят восемь. Причем в документе были зафиксированы все финансовые операции: когда деньги поступали, на какие счета, когда снимались со счетов и так далее.

Труднее всего было выявить отправителя этих денег, однако и эту задачу люди Дэвилла в итоге решили. Обнаружилось, что мистер Гарб, например, переводил деньги через один из банков Де-Мойна, а вторые сто тысяч были отправлены из Далласа. Правда, пока оставалось неясным, кто именно стоял за последней операцией.

Пока финансовые эксперты ЦРУ ломали над этим голову, Тедди Мэйнард вызвал к себе Дэвилла и выложил перед ним копии бумаг, которые доставили ему люди из Айовы. Никогда еще Дэвилл не видел шефа столь удрученным. Даже присутствие Йорка производило на него гнетущее впечатление.

– Что еще стало известно? – тихо спросил Тедди.

Дэвилл вытянулся в струнку и посмотрел в записную книжку.

– Сейчас мы пытаемся проследить путь перевода денег в оффшорный банк. Для этого нами был завербован один из высокопоставленных банковских чиновников. Кроме того, нам удалось связаться с редакцией журнала «Аут энд Эбаут». Он выходит в городе Нью-Хейвен очень небольшим тиражом. Не знаю, удастся ли нам внедрить туда своего человека. А еще мы подготовили группу экспертов для работы в офисе Лэйка на Капитолии. Что же до Джексонвилла, то там у нас работает неплохая команда из двадцати человек. Думаю, скоро будут первые результаты.

– Сколько человек занимаются слежкой за Лэйком?

– До последнего времени их было тридцать, а сейчас мы довели число до пятидесяти.

– Правильно, – кивнул Мэйнард. – Не спускайте с него глаз. Мы не имеем права делать вид, будто его личная жизнь нас не касается. К сожалению, оказалось, Лэйк не совсем тот человек, каким мы его считали. Если мы упустим его хотя бы на час, он снова может отправить кому-нибудь письмо или купить подобный журнал.

– Да, шеф, сделаем все возможное.

– И невозможное, – строго предупредил Тедди. – Можете считать это задачей первостепенной важности.

– Я все понял, шеф.

– А что вы думаете насчет внедрения своего человека в эту тюрьму? – поинтересовался шеф, вспомнив про великолепную идею Йорка, высказанную час назад.

Дэвилл потер глаза и на минуту задумался.

– Неплохая идея. Мы поработаем над ней, шеф.

– Сколько заключенных сейчас отбывают наказание в исправительных учреждениях федеральной системы? – вмешался в разговор молчавший до сих пор Йорк.

– Сто тридцать пять тысяч с небольшим, – по-военному отчеканил Дэвилл.

– Стало быть, не составит большого труда внедрить туда еще одного человека?

– Разумеется. Я непременно позабочусь об этом.

– У нас есть свои люди в Бюро тюрем?

– Пока нет, – сконфузился Дэвилл. – Это новая для нас территория, но мы работаем в этом направлении.

Тедди Мэйнард отпустил Дэвилла на какое-то время с тем, чтобы примерно через час снова вызвать для уточнения некоторых вопросов.

– Что-то мне не нравится идея обыска в офисе Лэйка на Капитолийском холме, – задумчиво признался Йорк, когда Дэвилл вышел из кабинета. – Слишком рискованная операция. На это уйдет по меньшей мере неделя, так как там наверняка скопилось огромное количество документов.

– Мне это тоже не нравится, – поддержал его шеф.

– Давайте подключим к этому наших парней из отдела документации, – неожиданно предложил Йорк. – Они напишут Лэйку письмо от имени Рикки, а мы проследим путь его продвижения, и если повезет, то выйдем на его секретный файл.

– Прекрасная мысль, – оживился Тедди. – Поручи это Дэвиллу.

Йорк сделал запись в блокноте и задал шефу свой главный вопрос:

– Вы уже сообщили ему о своих подозрениях?

– Пока нет.

– А когда собираетесь это сделать?

– Не знаю, – печально сказал Тедди. – Может, вообще никогда. Давайте сначала соберем всю необходимую информацию, а потом будем решать, как поступить. Дело в том, что Лэйк не производит впечатления человека, который сходит с ума от своих пристрастий и готов на безрассудный шаг. Я не исключаю, что эти наклонности появились у него после смерти жены. Кто знает, возможно, все рассосется само собой. Если он будет вести себя осторожно и не нарвется на скандал, то мы оставим его в покое.

– Но он должен знать, что мы в курсе дела, – продолжал настаивать Йорк. – В противном случае предпримет действия по поиску нового партнера. А если он будет знать, что мы следим за каждым его шагом, то, думаю, смирится с этим и будет вести себя как положено.

– А между тем мир скатится в пропасть, – резонно заметил Мэйнард, потирая подбородок. – Ядерное оружие уже сейчас продается и покупается без каких бы то ни было ограничений. В настоящее время мы имеем семь малых войн и еще три на подходе. Да и террористы не сидят сложа руки.

Только в прошлом месяце в мире появилась дюжина новых террористических групп и организаций. А мы сидим тут и ломаем голову, как справиться с тремя бывшими судьями, которые пишут письма и переводят деньги в оффшорный банк.

– Да, они не такие уж глупцы, как нам иногда кажется, – грустно заметил Йорк.

– Но и не столь умны, как нам представлялось раньше.

Они сделали непростительную ошибку, расставив сети не на того человека.

– А может, это мы поставили не на того человека?

– Нет, они.