Несмотря на четырнадцать лет беспрерывной работы в конгрессе США, Аарон Лэйк по-прежнему колесил по Вашингтону за рулем собственной машины. Он давно отказался от личного шофера, обходился без помощника и даже пренебрег услугами телохранителя. Правда, время от времени Лэйка сопровождал юный студент-практикант, записывавший каждое его слово, однако большую часть времени Аарон предпочитал находиться в своей машине один и, простаивая в пробках на запруженных улицах Вашингтона, наслаждался мелодичными звуками классической гитары, лившимися из динамиков стереосистемы.

Конечно, многие из его близких друзей уже достигли положения председателя или вице-председателя и пользовались огромными служебными автомобилями с персональными шоферами, а то и наслаждались удобствами персонального лимузина, но Лэйк никогда не завидовал им, так как прекрасно понимал: за все приходится платить. Это требует огромных усилий, времени, денег, а в результате человек лишается привилегий частной жизни. Если бы он захотел, то давно бы имел и личного шофера, и шикарный лимузин, но ему претила мысль, что он постоянно будет на виду, на нем повиснет огромный груз в виде выряженного в униформу шофера. А для Аарона Лэйка наивысшую ценность представляло ощущение личной и ничем не ограниченной свободы. Хватит и того, что он в своем офисе сходит с ума от шума и сплетен. Офис вообще напоминает сумасшедший дом.

Вокруг постоянно суетятся пятнадцать человек – они болтают по телефону, шуршат папками с бумагами и то и дело связываются с какими-то людьми из штата Аризона, которые, собственно, и послали его в Вашингтон защищать их интересы.

А еще в его офисе постоянно околачивались два бездельника, которые не имели никаких иных обязанностей, кроме как доставать для него деньги. Правда, с этой нелегкой задачей они справлялись отменно. Да еще несколько студентов, которые в буквальном смысле слова преследовали его по пятам и приставали с идиотскими расспросами, отнимая у него больше времени, чем следовало.

С некоторых пор Лэйк был одиноким вдовцом и жил в небольшом собственном доме в районе Джорджтауна, с которым не расстался бы ни за что на свете. Он вел тихую, спокойную жизнь одинокого и умудренного жизнью человека, лишь изредка выбираясь на светские рауты, которые так любил в те годы, когда жена была еще жива. Сейчас он ехал по слегка припорошенной снежной пылью окружной дороге. Движение было медленным из-за выпавшего снега.

Подъехав к Лэнгли, он остановился, подождал, пока охранники проверят его пропуск, а потом медленно вырулил на парковку служебных машин прямо у входа в здание.

– Мистер Мэйнард ждет вас, – вежливо, но строго проинформировали его два охранника в штатском. Один из них услужливо открыл дверь машины, другой протянул руку к его дипломату. Только сейчас Лэйк вполне ощутил всю значимость своей персоны. Это было приятное чувство.

Прежде Лэйк никогда не встречался с директором ЦРУ в Лэнгли. Несколько раз они виделись в здании Капитолия, но это было еще в те славные времена, когда он был молодой и энергичный и не придавал большого значения новым знакомствам.

Тедди Мэйнард уже несколько лет не расставался с инвалидной коляской и постоянно испытывал жуткие боли, от которых его спасали только сильнодействующие лекарства. Именно поэтому он редко покидал свой офис, предпочитая принимать у себя всех нужных ему людей, даже сенаторов. Мэйнард неоднократно звонил Лэйку и просил приехать для важной беседы, но его помощники все никак не могли выкроить для этого время.

Проходя по длинным и пустынным коридорам огромного здания ЦРУ, Лэйк довольно быстро миновал множество хитроумных барьеров безопасности, потому что его сопровождали два дюжих охранника, обеспечивавших беспрепятственное продвижение гостя в этом логове разведчиков.

В огромном квадратном кабинете не было ни единого окна, за что местные служащие называли его бункером. Там сидел директор этого могущественного заведения и рассеянно смотрел на экран, демонстрирующий застывшее лицо конгрессмена Аарона Лэйка. Это была самая последняя фотография конгрессмена, запечатлевшая его во время одного из многочисленных собраний по поводу сбора пожертвований. После весьма удачной кампании по сбору средств Аарон Лэйк выпил полстакана хорошего красного вина, съел поджаренного до золотистого цвета цыпленка, решительно отказался от какого бы то ни было десерта, уехал домой в гордом одиночестве за рулем своей машины и улегся спать незадолго до одиннадцати часов. Вероятно, эта фотография была самой удачной, так как Лэйк предстал на ней почти красавчиком: огромная копна светло-золотистых волос без каких бы то ни было признаков седины, и к тому же натурального, а не искусственного цвета, довольно четкая линия стрижки, что свидетельствовало о незаурядном мастерстве парикмахера, глубоко посаженные темноголубые глаза, квадратный волевой подбородок и по-настоящему прекрасные белоснежные зубы. Ему было пятьдесят три, и при этом он не подавал никаких признаков быстрого старения. Впрочем, этому было вполне разумное объяснение: Аарон Лэйк следил за своим здоровьем и каждый день в течение не менее тридцати минут потел на тренажере.

Несмотря на все старания подчиненных директора ЦРУ, не было обнаружено абсолютно никаких вредных привычек, пагубных наклонностей или чего-нибудь другого, что могло бы бросить тень на безупречный облик этого конгрессмена.

Он ценил общество красивых женщин, но при этом не нарушал принятых норм морали. Лэйк любил появляться в обществе дам, которые одним присутствием могли укрепить его прекрасную репутацию неподкупного и честного политика.

Особым его расположением пользовалась шестидесятилетняя вдова, чей покойный муж сделал в свое время блестящую карьеру лоббиста. Родители Лэйка давно умерли, а сын работал в настоящее время школьным учителем в Санта-Фе. Что до его жены, то она умерла от рака матки, и с тех пор конгрессмен Аарон Лэйк из штата Аризона вел жизнь одинокого отшельника, не пытаясь с кем-то связать свою судьбу. Единственным живым существом, которое помогало ему скрасить одиночество, был прелестный тринадцатилетний спаниель, но и тот отошел в мир иной вскоре после смерти жены.

Еще было известно, что Аарон Лэйк – правоверный католик и каждое воскресенье посещает церковь.

Тедди Мэйнард нажал на кнопку, и изображение мгновенно исчезло. Лэйк был мало известен как политик за пределами столицы, но не потому, что не обладал выдающимися способностями, а прежде всего в силу особенностей своего характера. Он тщательно охранял свой внутренний мир и не был карьеристом. Некоторое время назад Лэйка называли возможным кандидатом на пост губернатора Аризоны, но он опроверг эти слухи, так как любил столичную жизнь, обожал Джорджтаун с его студентами, ресторанами, всегда переполненными книжными магазинами и многочисленными недорогими барами, где всегда можно было выпить чашечку эспрессо. Кроме того, он любил театр и музыку и никогда не упускал возможности посетить со своей покойной женой тот или иной спектакль в Центре имени Кеннеди. На Капитолийском холме за Аароном Лэйком давно закрепилась репутация талантливого и яркого конгрессмена, в высшей степени трудолюбивого, исключительно честного, безупречно лояльного по отношению к властям и на редкость красноречивого. На территории его штата находились штаб-квартиры четырех крупнейших оборонных компаний, и именно поэтому он вскоре стал известным специалистом в области военного производства и систем боеготовности.

А это, в свою очередь, позволило ему занять весьма престижный в палате представителей пост председателя комитета по вооружениям и воинской службе. Таким образом, непосредственные служебные обязанности Аарона Лэйка должны были рано или поздно привести его к директору ЦРУ.

Тедди снова щелкнул кнопкой, и на экране появилось лицо Лэйка. Мэйнарда охватило чувство смутного беспокойства. Это было странное ощущение беспомощности – подобного давно уже не испытывал заслуженный ветеран самой могущественной разведслужбы в мире. Он знал семь иностранных языков и чего только не перенес в своей жизни: бывал под пулями, скрывался под мостами, замерзал в горах, травил чешских шпионов, стрелял в предателей – словом, пережил больше приключений, чем дюжина опытных агентов, вместе взятых. И тем не менее, глядя сейчас на спокойное лицо Аарона Лэйка, не мог избавиться от ощущения какой-то непостижимой загадки, решить которую почему-то никак не удается. И при этом Мэйнард понимал, что его ведомству предстоит сделать нечто такое, чего никогда раньше ЦРУ не делало.

Его управление почти в буквальном смысле вскормило сотню сенаторов, около полусотни губернаторов штатов, четыреста тридцать пять конгрессменов. Теперь предстояло серьезно поговорить с членом палаты представителей Аароном Лэйком из штата Аризона.

Тедди щелкнул кнопкой, и огромный экран на стене мгновенно погас. Ноги Мэйнарда были укрыты толстым пледом, на нем была его повседневная одежда – толстый свитер, белая рубашка и темного цвета галстук. Он подъехал на инвалидной коляске к двери и приготовился встретить гостя.

Пока Лэйк дожидался в приемной приглашения к хозяину кабинета, ему принесли чашку кофе и предложили на выбор несколько пирожных, от которых он отказался. Он был довольно высоким, поджарым, стройным, тщательно следил за своим весом, и если бы согласился съесть хоть одно пирожное, Тедди был бы крайне удивлен. Его агенты давно выяснили, что Лэйк никогда и ни при каких обстоятельствах не употреблял сахар. Однако кофе он любил крепкий, и пока медленно пил его, старался собраться с мыслями и наилучшим образом подготовиться к встрече с директором ЦРУ. Его предварительно проинформировали, что речь пойдет о все более возрастающем и в высшей степени настораживающем контрабандном потоке оружия на Балканы. Именно поэтому сегодня утром он на всякий случай пролистал несколько важных документов, касающихся поставок артиллерийских установок на мировой рынок.

В этот момент мягко прозвенел звонок. Дверь кабинета широко распахнулась, и из нее выкатилась инвалидная коляска, в которой сидел сам директор. Он выглядел достаточно бодро для своих семидесяти, четырех лет. Лэйк тут же ощутил крепкое рукопожатие, которое, впрочем, можно было легко объяснить ежедневными упражнениями с инвалидной коляской, требовавшими немалых усилий. После обмена приличествующими таким случаям фразами Тедди направился в кабинет, приглашая за собой гостя.

Усевшись друг против друга за огромным и необыкновенно длинным столом, доходившим почти до конца противоположной стены, которая в то же время служила своеобразным экраном, они перекинулись парой ничего не значащих фраз, а потом хозяин кабинета щелкнул кнопкой и повернулся к экрану. Лэйк всегда восхищался электронной начинкой кабинетов высокопоставленных чиновников, но этот кабинет был выше всяческих похвал. Можно было только догадываться, какими хитроумными приборами напичкано это помещение. Вряд ли он удивился бы, если бы ему сказали, что здесь можно мгновенно измерить его пульс с расстояния тридцати футов.

На стене появилось сильно увеличенное изображение мужчины.

– Узнаете его? – прищурился Тедди.

– Да, похоже, я где-то видел этого человека. Во всяком случае, лицо его кажется мне знакомым.

– Это Николай Ченков. Бывший генерал, а в настоящее время член того, что осталось от российского парламента.

– Он также известен под именем Никки, – гордо добавил Лэйк.

– Именно так, – кивнул Тедди. – Твердолобый коммунист, тесно связанный с военными кругами России, необыкновенно умен, хитер, безгранично амбициозен, глубоко эгоистичен, коварен и беспредельно жесток. Словом, не будет преувеличением сказать, что в настоящее время это самый опасный человек в мире.

– Правда? – удивился Лэйк. – Никогда бы не подумал.

Еще один щелчок – и на экране появилась другая картинка. На сей раз Лэйк увидел непроницаемое каменное лицо под козырьком парадной военной фуражки.

– А это Юрий Гольцов, второй человек в военной структуре того, что осталось от некогда могущественной Советской армии. А вместе они, Ченков и Гольцов, сейчас заняты разработкой грандиозных планов.

Тедди еще раз щелкнул кнопкой, и на экране появилась подробная карта местности к северу от Москвы.

– Так вот, они закупают по всему миру оружие и складируют его в этом районе страны. Фактически они воруют его у своей армии, но дело, разумеется, не в этом, а в том, что они приобретают его на черном рынке.

– А откуда они берут столько денег? – резонно заметил Лэйк.

– Отовсюду, – лаконично пояснил Тедди. – К примеру, за израильские радары они расплачиваются нефтью, контролируют потоки наркотиков, а на вырученные деньги закупают через Пакистан кое-что у китайцев. Кроме того, Ченков имеет прочные и давно налаженные связи с преступными группировками. Это тоже дает им немалые доходы. Так, например, один из лидеров мафиозной группы купил недавно большой завод в Малайзии, который производит огромное количество стрелкового оружия. Понимаете, у Ченкова неплохие мозги. По нашим данным, у него самый высокий коэффициент интеллектуального развития из всей российской верхушки, а я могу добавить, что это просто настоящий гений.

Тедди Мэйнард сам был гением, и если он награждал этим титулом кого-то, Лэйку не оставалось ничего другого, как поверить ему.

– И против кого же направлено это оружие? – робко поинтересовался он.

Тедди проигнорировал его вопрос, так как не был готов ответить на него сейчас.

– А сейчас вы видите город Вологду. Это примерно пятьсот миль к востоку от Москвы. На прошлой неделе нам удалось проследить доставку на местную военную базу шестидесяти ракетных комплексов системы «Ветер». Надеюсь, вы знаете об этих ракетах.

– Да, это почти точный эквивалент наших «томагавков», – быстро добавил Лэйк со знанием дела. – Правда, на пару футов длиннее.

– Вот именно. За последние три месяца они перевезли туда более трехсот штук. Знаете город Рыбинск, который находится северо-западнее Вологды?

– Да, он, кажется, знаменит плутонием.

– Совершенно верно. Там перерабатывают тонны этого ценного сырья. А этого достаточно, чтобы произвести десять тысяч атомных боеголовок. Так вот, Ченков, Гольцов и их люди контролируют весь этот район.

– Контролируют?

– Да, посредством хорошо отлаженной сети региональных мафиозных структур и связей с верхушкой местных воинских частей. Ченков везде расставил своих людей.

– А чего он, собственно, добивается, этот Ченков?

Тедди щелкнул кнопкой – на погасшем экране четко обозначилась его зловещая тень.

– Дело в том, мистер Лэйк, что в этой стране назревает военный переворот. Он уже не за горами, насколько я могу судить. К сожалению, стали оправдываться наши самые худшие опасения. Российское общество распадается на мелкие фрагменты, каждый из которых стремится выжить во что бы то ни стало. Страна трещит по швам, как старая телега, и это нас сильно пугает. Демократия превратилась в карикатуру, а капитализм – в кошмар. Некоторое время назад мы полагали, что сможем макдоналдизировать эту чертову землю, а кончилось все разрухой и анархией. Рабочие годами не получают зарплату и все равно довольны, так как имеют хоть какую-то работу, чего не скажешь о двадцати процентах безработных.

Дети умирают от нехватки медикаментов и питания. Впрочем, от этого умирают не только дети, но и взрослые. Десять процентов населения не имеют крыши над головой. Двадцать процентов испытывают постоянное чувство голода и хронически недоедают. Словом, ситуация ухудшается с каждым днем. А потерявшие чувство меры мафиозные группировки продолжают как ни в чем не бывало грабить страну. По нашим данным, они украли и вывезли из страны не менее пятисот миллиардов долларов. И при этом никаких перспектив улучшения положения в стране в ближайшем будущем. Это самая благоприятная почва для установления военной диктатуры. Народ требует сильного лидера, который мог бы навести элементарный порядок и вернуть утраченную стабильность. Вот почему господин Ченков, вероятно, решил, что пробил час для решительных действий.

– И к тому же у него есть армия, – задумчиво проронил Лэйк.

– Да, в этом-то все и дело. Вмешательство армии будет решающим, а сам переворот – быстрым и бескровным, так как люди уже готовы к нему и с нетерпением ждут появления на политической сцене человека с железной рукой. Он поведет военных на Красную площадь, устроит военный парад и бросит нам вызов. Соединенные Штаты, в чем нет никаких сомнений, снова станут главным врагом русских, «плохими парнями», с которыми нужно будет бороться до конца.

– И это снова приведет к «холодной войне», – закончил его мысль Лэйк дрогнувшим голосом.

– Да, но только на этот раз нас ждет не «холодная война»,а что-то другое, – поправил его Мэйнард. – Ченков настроен на решительную и безоговорочную экспансию, в результате которой надеется восстановить Советский Союз в прежних его границах. Ему понадобятся огромные деньги, поэтому он попытается получить их в форме захваченных земель, заводов, сырья, сельскохозяйственных продуктов и всего прочего. С этой же целью он развяжет целую серию локальных войн и, что самое ужасное, легко выиграет их.

Послышался щелчок – на экране появились контуры еще одной карты. Перед Лэйком возникла схема первой фазы формирования нового мирового порядка, составленная аналитиками ЦРУ.

– Есть основания считать, – продолжал меж тем Мэйнард, – что сначала он развяжет агрессию против стран Балтии и вскоре образует послушные марионеточные правительства в Литве, Латвии и Эстонии. Затем Ченков направится в Восточную Европу, то есть в страны бывшего Восточного блока, и попытается навести там порядок.

Конгрессмен с ужасом наблюдал за тем, как на карте расползалось огромное красное пятно, поглощая все новые и новые регионы Европы и Азии.

– А как же насчет Китая? – с дрожью в голосе спросил Лэйк.

Мэйнард проигнорировал его вопрос, поскольку еще не закончил с Восточной Европой. После очередного щелчка на экране появилась новая карта.

– Вот здесь все и начнется, – задумчиво произнес он.

– В Польше? – изумленно уставился на карту Лэйк.

– Да. С Польши всегда начинались все конфликты. По хорошо известным вам причинам эта страна сейчас является членом НАТО, и, стало быть, ей суждено сыграть роль бастиона на пути России на Запад. Иными словами, Польша вынуждена будет защищать нас и Европу с востока. Ченков попытается вернуть России ее прежнее влияние в этом регионе и приготовиться к походу на Запад. То же самое делал в свое время Гитлер, правда, он двигался на восток.

– Да, но зачем этому человеку именно Польша? – недоумевал Лэйк.

– А зачем она была нужна Гитлеру? – вопросом на вопрос ответил Тедди. – Потому что она находилась между ним и Россией. Он ненавидел поляков и был готов развязать против них войну. Ченкову тоже плевать на поляков, и он сделает все от него зависящее, чтобы снова поставить их под свой контроль, так как это наиболее удобный способ разрушить НАТО.

– Вы хотите сказать, он рискнет развязать третью мировую войну?

Тедди убрал карту и включил верхний свет. Стало ясно, что подошло время более детального разговора. Директор ЦРУ поморщился от боли в ногах и пошевелился в поисках более удобного положения.

– Не могу сейчас ответить на ваш вопрос, – начал он после непродолжительной паузы. – Мы многое знаем, но не в состоянии предвидеть поступки этого человека и уж тем более догадаться о его тайных замыслах. Он действует очень тихо, спокойно, расставляет повсюду своих людей, готовит почву для захвата власти. Это мы знаем наверняка и не видим в его действиях ничего экстраординарного. Впрочем, вы и сами это должны знать.

– К сожалению, я об этом никогда не думал, – откровенно признался Лэйк. – Конечно, мы прорабатывали несколько вариантов развития событий, но при этом всегда лелеяли надежду, что до военного переворота в России дело не дойдет.

– Он уже происходит, мистер Лэйк. По нашим данным, Ченков и Гольцов уже приступили к изоляции своих оппонентов и противников.

– И когда же решающий момент?

Тедди снова заерзал в инвалидной коляске, пытаясь унять очередной приступ боли.

– Трудно сказать. Если Ченков – человек умный, а сомневаться в этом у нас нет никаких оснований, то он обязательно дождется, когда начнутся беспорядки на улицах городов. Полагаю, через год он может стать самым знаменитым человеком в мире.

– Через год… – медленно повторил Лэйк, как будто речь шла о только что объявленной отсрочке его смертного приговора.

В кабинете воцарилась гнетущая тишина. Оба они, вероятно, думали об одном и том же – о предстоящем конце света. Тедди вдруг почувствовал, что подозрительность по отношению к сидевшему напротив него собеседнику стала постепенно таять. Похоже, они не ошиблись в выборе. На Лэйка действительно можно положиться.

После того как они выпили по чашке прекрасного кофе, а Тедди между делом позвонил вице-президенту США, беседа возобновилась. Конгрессмен был доволен тем, что директор ЦРУ уделяет ему столько времени, да еще в условиях, когда русские готовятся к наступлению.

– Нет надобности говорить вам, – с тревогой заметил Тедди, – насколько не подготовленной является сейчас наша армия.

– Не подготовленной к чему? – не понял Лэйк. – К войне?

– Вполне вероятно, что и к войне. Если мы не готовы к войне, значит, мы обязательно ее получим. Если же будем сильными, то и войны не будет.

– Но мы же выделяем на оборону почти семьдесят процентов бюджета, – со знанием дела заметил Лэйк, который давно занимался расходами страны на военные нужды.

– Семьдесят процентов – совершенно недостаточно, чтобы не допустить войны, мистер Лэйк. Той самой войны, которую нам не выиграть. Ченков тратит каждую украденную им у государства копейку на закупки новых систем вооружения, а мы почти каждый год урезаем расходы на оборону и не жалуем своих военных. Нам нужно иметь такое оружие, чтобы можно было нажать кнопку и запустить умные ракеты, надежно поражающие противника. Иначе придется пролить кровь наших парней. В распоряжении Ченкова будет два миллиона голодных солдат, готовых сражаться где угодно и как угодно и умереть, если того потребует их родина.

В этот момент Лэйк испытал нечто вроде профессиональной гордости. Слава Богу, ему хватило мудрости и храбрости выступить против сокращения ассигнований на оборону и голосовать против сокращения расходов на вооружение.

– А вы не можете разоблачить этого Ченкова прямо сейчас, чтобы избежать дальнейших осложнений? – спросил он.

– Нет, – отчеканил Тедди. – Это абсолютно исключено.

У нас превосходная разведка, и если мы сейчас проведем неподготовленную акцию, то все можем испортить. Ченков не дурак и сразу догадается, что мы в курсе всех его тайных замыслов. Нет, мистер Лэйк, это чистейшей воды шпионская игра, единоборство спецслужб, и было бы глупо раскрывать сейчас все свои карты.

– Так в чем же, собственно, заключается ваш план? – дерзко поинтересовался Лэйк, прекрасно понимая, что сует нос не в свои дела.

А Тедди в этот момент думал над тем, стоит ли посвящать в свои планы этого хоть и неплохого, но все-таки еще мало известного ему человека. В конце концов он тоже решил рискнуть и поделиться с ним некоторыми соображениями.

– Буду с вами предельно откровенен, мистер Лэйк, – осторожно начал он, – через пару недель состоятся первичные выборы в штате Нью-Хэмпшир. Что мы имеем сейчас? Четырех республиканцев и трех демократов, которые в один голос выступают за дальнейшее сокращение федеральных расходов на оборону. Вы, вероятно, знаете, что сейчас мы имеем довольно значительное превышение доходной части бюджета над расходной, что, согласитесь, случается не так уж и часто. Так вот, находится немало людей, которые уже давно придумали, как потратить все эти деньги. Если откровенно, то это группа законченных идиотов, не способных думать о будущем и о безопасности своей страны. Несколько лет назад у нас был огромный дефицит бюджета, а конгресс тратил деньги быстрее, чем мы могли их печатать, теперь же, когда у нас образовался небольшой излишек, они готовы пустить его на ветер.

Конгрессмен Лэйк недовольно поморщился и даже отвернулся в сторону, но решил не отвечать на этот выпад.

– Извините за столь резкие слова, – спохватился Тедди, – но, к сожалению, это горькая правда. Разумеется, не все конгрессмены одинаковы, у нас есть немало умных и дальновидных политиков, но конгресс в целом ведет себя в высшей степени безответственно.

– Можете не говорить мне об этом, – поддержал его Лэйк и грустно улыбнулся.

– Как бы то ни было, но от этих тупоголовых клоунов не приходится ждать разумных действий. Еще пару недель назад у нас было несколько кандидатов с совершенно различными настроениями, но они стали поливать друг друга грязью и преуспели в этом до такой степени, что отмыться теперь им будет очень трудно. – Тедди умолк, поморщился от боли и попытался переместить свои неподвижные ноги. – Короче говоря, мистер Лэйк, нам нужен совершенно новый человек, и мы полагаем, что таким человеком вполне можете стать вы.

– Вы, должно быть, шутите, мистер Мэйнард, – чуть не поперхнулся Лэйк.

– Нет, мне не до шуток, и вы об этом хорошо знаете, мистер Лэйк, – процедил Тедди и, пристально посмотрев на собеседника, убедился, что тот уже попал в расставленные сети.

Лэйк откашлялся и взял себя в руки.

– Ну хорошо, я вас слушаю.

– Все очень просто, мистер Лэйк. Собственно говоря, именно в простоте моего плана и состоит его прелесть. Сейчас поздно вступать в борьбу на первичных выборах в Нью-Хэмпшире. Мы потеряли слишком много времени. Да это и не важно, в конце концов. Пусть эти идиоты поливают друг друга помоями. Мы подождем, когда вся эта шумиха уляжется, а потом обрушим на головы избирателей сенсационную новость и объявим во всеуслышание, что вы выдвигаете свою кандидатуру на пост президента Соединенных Штатов. Разумеется, все станут спрашивать: «А кто такой, черт возьми, этот Аарон Лэйк? Откуда он взялся? Чего добивается?» А нам только того и нужно. Главное в этом деле – привлечь к себе внимание неожиданным ходом. А потом все узнают, кто вы такой и чего добиваетесь.

Тедди Мэйнард сделал многозначительную паузу, проверил произведенное своими словами впечатление и остался доволен.

– Первоначально ваша предвыборная платформа будет строиться исключительно на проблемах военных расходов. Вы должны будете доказать всем, что наши расходы на оборону явно недостаточны и что такая политика неизбежно приведет к ослаблению национальной безопасности. А когда подготовите общественное мнение, огорошите их резким заявлением, что расходы на оборону нужно как минимум удвоить. Это произведет эффект разорвавшейся бомбы.

– Удвоить? – оторопел Лэйк.

– Вот видите! – обрадовался Тедди. – Сработало! Значит, мы на правильном пути. Раз это привлекло ваше внимание, то что можно сказать о внимании простого обывателя, запуганного внешней угрозой! Да, удвоить, причем сделать это в течение вашего первого президентского срока!

– Но зачем? – не унимался Лэйк, все еще теряясь в догадках. – Конечно, нам нужно больше расходовать средств на оборону, но не до такой же степени! Двойное увеличение военных расходов может подорвать нашу экономику.

– Да, но только не перед лицом угрозы новой войны. Если начнется война, мистер Лэйк, мы начнем нажимать кнопки и тысячами запускать «томагавки», а каждая ракета такого типа стоит миллионы. Так что тут уже не до экономики. К тому же у нас их осталось не так много после событий на Балканах, черт бы их побрал! Мы дошли до того, что вряд ли наберем необходимое количество солдат, матросов и летчиков. А их потребуется великое множество. Ченков, между прочим, не сидит сложа руки. Он готовится к войне. А мы, то и дело сокращая расходы на вооружение, подрываем свою обороноспособность. Если и новая администрация будет проводить такую политику, мы неизбежно превратимся в беззащитную мишень для противника.

Голос Тедди дрожал от злости и гнева, а последние слова он произнес с такой яростью, что Лэйк почти услышал свист падающих на американские города бомб.

– А откуда взять столько денег? – опомнился он через минуту.

Тедди снисходительно фыркнул и с недоверием посмотрел на собеседника:

– Из того же источника, из которого мы берем деньги всегда. Неужели я должен напоминать вам, сэр, что доходная часть бюджета увеличилась?

– Но мы тратим деньги так быстро, что скоро от них ничего не останется.

– Еще бы, конечно, тратите, – усмехнулся Тедди. – Послушайте, мистер Лэйк, вам сейчас не стоит волноваться насчет финансовых вопросов. Это наша забота. Как только вы объявите о своих планах, мы так напугаем избирателей военной угрозой, что они мгновенно откроют свои бумажники.

Разумеется, сначала они подумают, что вы самый настоящий маньяк, эдакий военный ястреб из штата Аризона, который вознамерился покрыть всю страну ракетными установками, но потом мы убедим их, что они ошибаются. Организуем для них какой-нибудь небольшой, но очень страшный кризис где-нибудь на другом конце света, и они поймут, что Аарон Лэйк был провидцем и предвидел все подстерегающие нас опасности. Все зависит от организации и удачно выбранного времени.

Например, вы выступаете с речью и говорите о том, что наше влияние в Азии заметно ослабло за последние годы. Вам, естественно, мало кто верит, но очень скоро в Азии начинается такое, что все вдруг вспоминают ваши слова и бегут к вам за советом. И так на протяжении всей вашей предвыборной кампании. Все остальное – дело техники, которой мы владеем в совершенстве. Надеюсь, у вас нет оснований сомневаться. Мы создаем напряженность, а напряженность создает вас. Мы организуем утечку секретной информации, создаем ситуацию всеобщего страха и неуверенности, загоняем в угол всех ваших оппонентов, манипулируем средствами массовой информации и так далее и тому подобное. Вы лишь пожинаете плоды наших усилий и становитесь президентом.

Аарон Лэйк отодвинул стул, медленно встал, обошел вокруг стола и остановился у противоположной стены кабинета.

В голове шумело, а пульс явно превышал нормальный и привычный ритм. Только сейчас Лэйк со всей ясностью понял, что ему расставили ловушку и, что самое интересное, он в нее попал. Немного подумав, он вернулся на свое место и пристально посмотрел на директора ЦРУ.

– К вашему сведению, у меня нет достаточного количества денег для такого грандиозного предприятия. – Он сказал это совершенно искренне, так как ни минуты не сомневался, что все сведения относительно его собственности давно проверены и не являются тайной.

Тедди слегка улыбнулся, молча кивнул и сделал вид, будто обдумывает его слова. На самом деле он вспоминал недавний отчет о доходах конгрессмена Лэйка. Его дом в Джорджтауне стоил не более четырехсот тысяч долларов. Чуть меньшую сумму он держал в трастовом фонде и еще сто тысяч в облигациях. У него не было никаких более или менее серьезных долговых обязательств, а в избирательном фонде находилось около сорока тысяч долларов.

– Да, мистер Лэйк, вы не очень богаты, но это пойдет вам на пользу, – многозначительно заявил Мэйнард. – В наши дни слишком богатый кандидат не может быть привлекательным для большинства населения. – Он потянулся рукой к кнопке, щелкнул, и на экране появилась цветная картинка. – Пусть это вас не волнует. Деньги для нас не проблема. Мы найдем баснословно богатых партнеров из числа производителей военной техники.

Посмотрите на это. – Он показал рукой на экран, словно Лэйк не знал, куда надо смотреть. – В прошлом году предприятия аэрокосмической и оборонной промышленности получили доход в размере двухсот миллиардов долларов. Мы вполне можем рассчитывать на часть этой суммы.

– На какую именно часть? – допытывался Лэйк.

– На ту, которая вам понадобится, – уклончиво ответил Тедди. – Полагаю, они в состоянии без особого труда отвалить нам не менее ста миллионов долларов.

– Но вы же не можете так просто скрыть от государства эти сто миллионов долларов, – не унимался Лэйк.

– Не будьте столь самоуверенны, мистер Лэйк. И вообще не надо думать о деньгах. Это наши проблемы, а свои проблемы мы всегда решаем четко и своевременно, можете в этом не сомневаться. Ваше дело – произносить речи, обеспечивать себе рекламу и добиваться успеха в избирательной кампании. А деньги польются к вам рекой, это я вам обещаю. К ноябрю этого года американские избиратели будут так напуганы предстоящим Армагеддоном, что им будет наплевать, как и на что вы расходуете такие деньги. Поверьте мне, это будет блестящая победа.

Значит, Тедди Мэйнард уже все рассчитал и даже уверен в блестящей победе. Лэйк сидел за столом и рассеянно смотрел на мерцающие на экране колонки цифр. Чистый доход оборонных предприятий и компаний аэрокосмической промышленности достигал ста девяноста четырех миллиардов долларов. А весь оборонный бюджет за прошлый год составил двести семьдесят миллиардов. Если последнюю цифру удвоить, получится пятьсот сорок миллиардов, а если потом умножить на четыре года президентства, то выйдет астрономическая сумма.

Из этого следует, что все производители военной техники получат колоссальные прибыли. Стабильную и высокую зарплату будут начислять сотням тысяч рабочих и служащих, создадут тысячи новых рабочих мест. После этого кандидат Лэйк будет непобедим. Аарон закрыл глаза. Он признавал реалистичность задуманного Мэйнардом плана. Деньги действительно можно взять у тех, кто получает высокую прибыль, а напуганный внешней опасностью народ тут же бросится к урнам и проголосует за Лэйка.

Мэйнард дал собеседнику возможность немного подумать, а потом прервал его мысли:

– Большую часть работы мы проделаем при помощи комитетов политического действия. В них задействованы профсоюзы, общества инженеров, союзы общественных деятелей и так далее.

Кроме того, мы создадим новые комитеты поддержки.

Лэйк прекрасно знал, как можно использовать многочисленные общественные организации по всей стране. Они, как правило, очень богаты и могут оказать неоценимую помощь любому кандидату в президенты. Если, конечно, будут заинтересованы в этом. Первоначальный шок, возникший от столь неожиданного предложения, уже прошел, и в голове его роились вполне конкретные мысли относительно предстоящей предвыборной кампании. Кто будет вице-президентом, например, или кто станет фактическим организатором и руководителем его предвыборной кампании? Кто войдет в предвыборный штаб? Где нужно объявить о своем решении? И как это сделать?

– Да, вы правы, мистер Мэйнард, это действительно может сработать, – сказал Лэйк тихо, стараясь скрыть нахлынувшее на него волнение.

– Разумеется, – охотно поддержал его Тедди. – У меня нет на этот счет никаких сомнений. У нас было достаточно времени, чтобы обдумать план действий.

– Сколько людей посвящено в этот план?

– Совсем немного. Знаете, мистер Лэйк, мы долго думали, прежде чем предложить эту роль вам. Мы рассмотрели множество кандидатов, но в силу известных обстоятельств остановили выбор именно на вас. Так что это далеко не случайное решение. Кроме того, мы изучили вашу частную жизнь и не нашли ничего, порочащего вас.

– Думаю, моя личная жизнь показалась вам очень скучной, не так ли?

– В известной мере. Правда, меня немного беспокоят ваши отношения с миссис Валотти. Она уже дважды разводилась и чересчур привязана к болеутоляющим средствам.

– Никогда не думал, что у меня есть какие-то отношения с миссис Валотти.

– Вас видели с ней несколько дней назад.

– Вы что, следили за мной?! – с наигранным удивлением воскликнул Лэйк.

– А вы что, считаете это недопустимым?

– Во всяком случае, это не очень приятно.

– Вы потащили ее на какую-то тусовку по поводу защиты прав женщин в Афганистане. Полагаю, это было легкомысленно с вашей стороны. – В словах Тедди были слышны саркастические нотки.

– Я не хотел туда идти, – попытался оправдаться Лэйк.

– Ну и не ходите больше. Политику такого уровня там нечего делать. И вообще старайтесь держаться подальше от всякого дерьма. Предоставьте это обитателям Голливуда. Что же до миссис Валотти, то от нее могут быть лишь неприятности.

– Еще что-нибудь? – недовольно спросил Лэйк, словно защищаясь от возможных упреков. Его частная жизнь была тоскливой и скучной после смерти жены, и поэтому он был абсолютно уверен в безупречности своей репутации.

– Нет, ничего интересного вам сообщить сейчас не могу, – отмахнулся Тедди. – Миссис Бенчли, как нам кажется, очень порядочная женщина и к тому же прекрасная собеседница. Нет ничего предосудительного.

– Благодарю вас, – вежливо поклонился Лэйк.

– Конечно, вас будут клевать из-за вашего отношения к абортам, но не вы первый, не вы последний.

– Да, но это очень давний вопрос, – мягко возразил Лэйк и подумал, что и сам чертовски устал от бесконечного упоминания об абортах. Когда-то он выступал за разрешение абортов, потом стал требовать их запрещения, защищал право на рождение, потом требовал его отмены, поддерживал права женщин, потом стал игнорировать их. – А как насчет «Зеленого дерева»? – осторожно спросил он.

Тедди устало махнул рукой, давая понять, что не стоит обращать на это внимания.

– Пустяки. К тому же это было двадцать два года назад и никого не осудили по этому делу. Ваш партнер стал банкротом и признался в своих грехах, а присяжные сочли это дело незначительным и отпустили его на все четыре стороны. Сейчас уже никто не вспомнит всех обстоятельств той давней истории. Но мы будем следить за возможными сплетнями и слухами вокруг вашей персоны. Одно из преимуществ позднего вступления в предвыборную гонку заключается в том, что никто не успеет нарыть на вас какой-нибудь мерзости. Но даже если это и произойдет, мы постараемся нейтрализовать все негативные последствия.

– Вы знаете, я сейчас живу один, а за всю нашу историю мы только раз избрали неженатого президента.

– Вы вдовец, мистер Лэйк, – поправил его Мэйнард, – а это совсем другое дело. Вы много лет прожили с прекрасной женщиной, которая пользовалась безупречной репутацией как в Вашингтоне, так и у себя на родине. Поверьте, это не может стать предметом обсуждения и уж тем более осуждения.

– Что же вас в таком случае волнует? – не удержался Лэйк.

– Ничего, мистер Лэйк. Абсолютно ничего. Вы превосходный кандидат на этот пост и обладаете всеми необходимыми качествами. Вы сделаете свое дело, а мы нагоним страху и соберем деньги.

Лэйк снова встал и прошелся по огромному кабинету, ероша рукой волосы и пытаясь собраться с мыслями.

– У меня есть к вам масса вопросов, – наконец признался он, посмотрев на Мэйнарда.

– Ну что ж, постараюсь ответить на некоторые из них, – успокоил его Тедди. – Но только не сейчас. Давайте встретимся здесь завтра в это же время. А вы отдохните, отоспитесь и обдумайте все ваши вопросы. Конечно, у нас очень мало времени, но я полагаю, вы серьезный человек и имеете право немного подумать перед принятием столь важного решения. – Тедди мягко улыбнулся.

– Да, это действительно важное решение, – быстро согласился Лэйк. – Мне нужно немного подумать и собраться с мыслями. А завтра я дам вам окончательный ответ.

– Договорились, но только никто не должен знать о нашей встрече.

– Разумеется.