Первая задача Чепа как нового шефа Тревора заключалась в том, чтобы по-новому организовать работу приемной и избавиться от всего, что так или иначе напоминало о присутствии женщины. Первым делом он нашел большую картонную коробку и сложил туда все вещи секретарши – от губной помады и маникюрного набора до сексуальных романов. Среди множества бумаг он нашел конверт с восьмьюдесятью долларами и какой-то мелочью. Тревор тут же предъявил свои права на эти деньги, заявив, что дал их секретарше на канцелярские товары.

Затем Чеп собрал все ее фотографии, завернул в старую газету и аккуратно положил в коробку, где уже находились другие бьющиеся и мнущиеся предметы. Заодно он скопировал журнал регистрации клиентов, чтобы знать, кто может появиться в офисе в ближайшее время.

Распорядок работы адвокатской конторы был самым щадящим. В перечне ближайших не оказалось ни единого судебного заседания. Две встречи были намечены на эту неделю, еще две – на следующую, и на этом список клиентов заканчивался. Очень скоро Чеп установил закономерность: режим работы Тревора Карсона резко изменился после поступления первого перевода от Квинса Гарба.

Кроме того, он обратил внимание на то, что немалые деньги Тревор стал получать за весьма удачную игру в тотализатор. С этим же, вероятно, было связано и его пьянство. Записывая телефонные разговоры секретарши, они часто слышали, как она жаловалась друзьям, что ее босс проводит больше времени в баре Пита, чем в офисе. Пока Чеп возился со всякой дребеденью и пытался навести порядок в приемной, несколько раз звонил телефон. Он никого не подпускал к телефону и сам отвечал на звонки. В основном звонила бывшая секретарша, которой Чеп весьма доходчиво и вместе с тем вежливо объяснил, что она здесь больше не работает.

Вскоре прибыл плотник с инструментами и стал ремонтировать входную дверь. Тревор был крайне удивлен бурной деятельностью, которую развернул Чеп, и поражался, как в этой глуши он отыскал плотника. Адвокату и в голову не пришло, что на самом деле это был один из коллег его нового босса.

Вслед за плотником под видом слесаря появился еще один агент ЦРУ. Он быстро снял старые замки со всех дверей и установил новые, более надежные.

При заключении сделки они договорились, что Тревор не будет работать с новыми клиентами как минимум тридцать дней. Это условие вызвало недовольство Тревора, и он долго спорил с ними, пытаясь доказать, что печется о своей репутации. При этом он требовал, чтобы они подумали о судьбах тех людей, которым может понадобиться его помощь в качестве адвоката. В ответ на это Чеп и Уэс снисходительно улыбались и спокойно просили его не пороть чушь. В конце концов Тревор сдался.

Чеп не хотел видеть в офисе посторонних, поэтому обзвонил всех старых клиентов адвоката и достаточно вежливо предупредил их, что в течение месяца мистер Карсон будет чрезвычайно занят на судебных процессах и не сможет принять их, а перенос встречи на другое время сейчас невозможен. Он также пообещал, что непременно позвонит им, как только мистер Карсон освободится от текущей работы.

Когда они отсекли всех ненужных клиентов, осталось лишь одно дело, от которого они не могли отказаться по моральным соображениям. В течение трех последних лет Тревор представлял интересы женщины, на руках которой остался маленький ребенок.

Вскоре в офис заявилась уволенная секретарша со своим другом – высоким худощавым молодым человеком в потертых джинсах и выгоревшей на солнце куртке. Чеп предположил, что этот парень скорее всего занимался продажей подержанных машин и вряд ли мог оказать ей серьезную помощь.

Конечно, Тревору он надрал бы задницу, но связываться с крепкими ребятами ему явно не хотелось.

– Мне надо поговорить с Тревором, – решительно заявила секретарша, искоса поглядывая на изменившуюся до неузнаваемости приемную, где она провела последние восемь лет.

– Извините, мадам, – вежливо остановил ее Чеп, – но он сейчас занят с клиентом.

– А вы кто такой, черт возьми?

– Я его коллега.

– Да? То-то я гляжу – дверь новую поставили с новыми замками.

Она еще раз окинула взглядом приемную. Вся мебель была начищена до блеска, юридические журналы и книги аккуратно сложены на книжной полке, корзина для мусора непривычно пуста, и в комнате витал своеобразный запах антисептика. Теперь совершенно очевидно, что ее присутствие здесь совершенно излишне.

– Передайте ему, что он должен мне тысячу долларов невыплаченной зарплаты, – процедила она сквозь зубы.

– Непременно, мадам, – с готовностью откликнулся Чеп. – Что-нибудь еще?

– Да, я хотела предупредить его насчет вчерашнего клиента по фамилии Ньюмен. Так вот, передайте ему, что я проверила все газеты за последнее время и не нашла ничего, что хоть отдаленно напоминало бы автомобильную аварию на указанном участке скоростного шоссе. И никакого упоминания о женщине, которая, по словам этого Ньюмена, якобы погибла при столкновении. Здесь что-то не так.

Пусть будет осторожен.

– Благодарю вас, мадам. Непременно передам ему ваши слова.

Когда визитеры ушли, Чеп долго смотрел им вслед, а затем стал готовиться к обеду.

Вечер предыдущего дня они провели в новом ресторане неподалеку от отеля «Морская черепаха». Цены там были просто бешеные, но именно это обстоятельство заставило Тревора – новоиспеченного миллионера – отпраздновать только что заключенную сделку именно в нем. Разумеется, все происходило за его счет, и он потратил немало усилий, чтобы удивить новых клиентов своей неслыханной щедростью. Он постоянно что-то заказывал, но быстро опьянел от вина и пива и совершенно не помнил, чем закусывал в тот вечер. Что же до Чепа и Уэса, то они почти ничего не ели и пили исключительно минеральную воду. При этом на все расспросы относительно такого странного, как показалось Тревору, воздержания отвечали, что их клиент строго-настрого запретил употреблять спиртные напитки во время работы.

– Я бы нашел себе другого клиента, – заплетающимся языком заявил Тревор и долго смеялся своей шутке. – Ну что ж, в таком случае мне придется пить за троих, – подытожил он свои размышления.

Чеп и Уэс постоянно подливали Тревору в бокал, желая выяснить, сколько он может выпить и есть ли предел, после которого он способен остановиться. Оказалось, такого предела нет.

К концу вечеринки Тревор едва держался на ногах, много и громко говорил и все пытался обнять то одного, то другого. А когда он дал официанту триста долларов чаевых, чем поверг того в неописуемый восторг, они поняли, что их новый сотрудник совершенно не контролирует свои поступки и что они еще хлебнут с ним горя. В конце концов агенты вынесли его из ресторана, уложили в машину и отвезли домой.

В ту ночь он уснул с кейсом на груди и крепко держал его даже во сне. Во всяком случае, все попытки Чепа убрать дипломат окончились неудачей. Тревор так и остался лежать на диване в одежде, в обуви и с кейсом на груди.

Рано утром пришло сообщение, что все деньги переведены на указанный счет в оффшорном банке и что можно приступать к последнему этапу операции. Именно с этой целью Клокнер дал указание споить адвоката – он хотел выяснить, как Тревор ведет себя в подобной ситуации. Результаты оказались неутешительными.

В половине восьмого утра агенты вернулись в его офис, открыли дверь своим ключом и увидели Тревора в том же положении, в котором оставили поздно вечером. Он по-прежнему прижимал к себе кейс и самодовольно улыбался во сне.

Уэс включил свет, а Чеп стал отчаянно тормошить еще не протрезвевшего как следует адвоката.

– Вставай! Хватит дрыхнуть! – громко кричал он, дергая того за плечо.

Тревор, надо отдать ему должное, не стал спорить, молча сполз с дивана, быстро поковылял в ванную комнату, принял холодный душ и вскоре предстал перед боссами в свежей рубашке, новом галстуке и без каких бы то ни было признаков вчерашнего пьянства. Правда, глаза слегка заплыли, но он пообещал, что к обеду это пройдет и он будет как огурчик. Судя по всему, миллион баксов сделал свое дело. Во всяком случае, никогда раньше ему не удавалось справиться с тяжелым похмельем так быстро, как в то утро.

Через полчаса они заявились в кафе, выпили там по чашке крепкого кофе и, не теряя ни минуты на бесполезные разговоры, вернулись в офис, где приступили к выяснению всех обстоятельств мошенничества. После долгих препирательств Тревор выложил все, что знал о проделках собратьев, назвал их имена и подробнейшим образом охарактеризовал каждого.

Однако на многие вопросы они так и не смогли получить достаточно вразумительных ответов. Уэс предложил не выпускать Тревора из офиса до тех пор, пока они не восстановят все недостающие звенья цепи мошенничества.

– Расскажите нам о деле Квинса Гарба, – потребовал он. – Каким образом вам удалось установить его адрес? Ведь он пользовался анонимным почтовым ящиком.

– Все очень просто. – Тревор чуть не поперхнулся от распиравшей его гордости. Ведь сейчас он был не просто гением, а еще и сказочно богатым гением. Еще пару дней назад он ломал голову над тем, где взять деньги на яхту, как справиться с тяжелым похмельем, как одурачить собратьев и как бросить постылую адвокатскую практику, от которой его просто тошнило. А сегодня он уже миллионер и плевать хотел на свой офис, на собратьев, на бар Пита, на баскетбол и на все остальное.

– Я нашел в городке Де-Мойн частного детектива, – сказал он, потягивая кофе и положив ноги на стол, – отослал ему чек на тысячу долларов и приказал выяснить это за пару дней.

Он два дня торчал в Бэйкерсе. Вы были когда-нибудь в Бэйкерсе?

–Да.

– А вот я очень не хотел туда ехать. Да и зачем, если информацию можно купить за деньги? Тем более что наши клиенты охотно расстаются с деньгами, пытаясь скрыть от родных и близких свой порок. Короче говоря, этот детектив быстро нашел почтового служащего, который нуждался в деньгах. Он и выложил все, что знал. Точнее, это была женщина с кучей детишек и неоплаченных счетов. Детектив просто позвонил ей как-то вечером и сказал, что заплатит пятьсот долларов наличными, если она скажет, кто арендовал на почте ящик под номером 788 и от имени фирмы «СМТ инвестментс». А на следующее утро он позвонил ей на работу, и они встретились на автомобильной стоянке во время обеденного перерыва. Она вручила детективу бумажку, на которой были написаны имя и фамилия Квинса Гарба, а он передал ей конверт с деньгами.

Вот, собственно, и все. При этом она, естественно, не спрашивала, кто он такой и чем вызвал к себе интерес.

– И это обычная схема установления личности клиента?

– Это была первая попытка, и она завершалась удачей, – пояснил Тревор. – А вот с Кертисом из Далласа все было намного сложнее. Нанятый мной частный детектив так и не смог установить личность этого человека по своим каналам, поэтому ему пришлось три дня дежурить у почтового ящика.

Это обошлось нам в тысячу восемьсот долларов, но в конце концов наш человек выследил Кертиса и даже записал номер водительских прав.

– А кто будет следующим?

– Вероятно, этот парень из Аппер-Дарби, штат Пенсильвания. Он известен нам по имени Брент, но это не настоящее его имя. Мы возлагали на него большие надежды.

– Вы когда-нибудь читали эти письма?

– Никогда, – решительно заявил Тревор. – Никогда не знал и не знаю, о чем говорится в письмах, которые я отправлял и доставлял. Когда они готовы облапошить кого-нибудь, мне поручается выследить того или иного клиента и узнать его настоящее имя, вот и все. Словом, я начинаю действовать только тогда, когда у них появляется подозрение, что клиент подписывается не своим именем или когда невозможно установить его истинное финансовое положение. Нечто подобное произошло с вашим другом Элом Кониерсом. Откровенно говоря, вы были бы крайне удивлены, если бы узнали, как много людей используют в письмах свое настоящее имя. Это просто невероятно.

– А вам известно, когда именно они отправляют письма с требованием выплаты денег?

– Да, разумеется, они всегда предупреждают меня об этом, чтобы я успел сообщить в оффшорный банк на Багамах о предстоящем переводе. А этот банк, в свою очередь, сообщает мне, когда поступили деньги и в каком количестве.

– Расскажите нам подробнее об этом Бренте из Аппер-Дарби, – попросил Уэс, который постоянно что-то записывал в блокнот. Это было тем более странно, что на улице стояли четыре машины, записывающие все без исключения разговоры в офисе Тревора.

– Мне известно только то, что собратья уже готовы предъявить ему свои требования. Они уже получили от него пару писем и решили, что можно приступать к завершающей фазе операции.

– Значит, вы никогда не прослеживали путь прохождения этих писем? – решил уточнить Чеп.

– Нет, у меня даже и в мыслях не было вести какую бы то ни было регистрацию входящей и исходящей корреспонденции. Я опасался, что в один прекрасный день сюда заявятся агенты ФБР с ордером на обыск. Именно поэтому я не держу здесь ничего такого, что могло бы служить доказательством моей причастности к этой афере.

– Очень умно с вашей стороны, – похвалил Чеп, и Тревор зарделся от гордости.

– Да, я много лет занимался криминальными делами, – важно заявил он, – и поэтому прекрасно знаю, чем все это может кончиться. Что же касается последнего дела, то мне так и не удалось найти частного сыщика в Филадельфии, чтобы проверить данные Брента. Собственно говоря, я сейчас этим и должен заниматься.

Чеп и Уэс многозначительно переглянулись. Брент Уайт был виртуальной фигурой, созданной Лэнгли, и именно поэтому Тревор не мог отыскать его следов.

– По сути дела, – продолжал Тревор, – я уже собирался отправиться туда лично и проследить за почтовым ящиком, когда неожиданно позвонил Спайсер и приказал немедленно вылететь в Вашингтон и заняться делом Эла Кониерса. Но тут появились вы, и все сорвалось. Дальнейшее вам хорошо известно. – Последние слова Тревор произнес так тихо, что даже удивился.

Он снова вспомнил про вожделенный миллион. Конечно, ему казалось простым совпадением, что эти парни появились в его офисе как раз в тот момент, когда он собирался вылететь в Вашингтон. Сейчас его волновало другое. Перед его мысленным взором было голубое небо, воды теплого моря и прекрасная яхта с красивыми девушками и холодным пивом.

– Есть ли у собратьев какой-либо другой контакт с внешним миром? – поинтересовался Уэс.

– Нет, – рассеянно произнес Тревор, нехотя вернувшись к грубой реальности. – Мне посторонняя помощь не нужна, а другого человека у них нет. Да и зачем усложнять хорошо работающую систему? Вы же знаете – чем меньше людей в том или ином деле, тем лучше идет само дело.

– Разумно, – согласился Уэс.

Тревор еще глубже осел в кресле и посмотрел на потолок, который был по-прежнему облезлым и грязным, но если еще неделю назад его это волновало, то сейчас он плевать хотел не только на потолок, но и на весь этот дом. Очень скоро он навсегда покинет это гнусный городок. А случится это тогда, когда его новые знакомые разделаются с собратьями. После этого он еще пару дней потратит на разборку всех своих документов и книг и улетит на Багамы. Чеп прервал мечты адвоката безалкогольными напитками и бутербродами. Они еще не обсуждали, когда пойдут на обед, но Тревор уже поглядывал на часы и не мог дождаться, когда они отправятся в бар Пита.

– Думаю, нам следует воздержаться от алкогольных напитков в обеденное время, – неожиданно предложил Чеп, посмотрев искоса на Тревора.

– Как вам будет угодно, – недовольно проворчал тот и повесил голову.

– Я уже говорил с вами на эту тему, – продолжал наступать Чеп. – Никакой пьянки, по крайней мере в течение следующего месяца.

– При заключении сделки мы об этом не договаривались, – огрызнулся Тревор, нервно заерзав на стуле.

– Значит, договоримся сейчас. Нам надо, чтобы вы были трезвым и осторожным.

– Почему, позвольте спросить?

– Потому что так хочет наш клиент. А ведь именно он заплатил вам миллион долларов.

– Может, он еще хочет, чтобы я два раза в день давился шпинатом и пил только молоко?

– Я спрошу у него.

– Скажите ему, чтобы он поцеловал меня в задницу! – неожиданно взорвался Тревор.

– Не кипятитесь, Тревор, – одернул его Уэс. – Вы же понимаете – у вас нет другого выхода. Тем более что прекращение беспробудного пьянства, несомненно, пойдет вам на пользу.

Вот тебе раз! Тревор думал, что деньги сделали его свободным, а эти мерзавцы теперь намекают, что это далеко не так.

Они будут сидеть с ним все двадцать четыре часа, и нет никакой надежды, что он останется один. Во всяком случае, в ближайшие несколько дней. Разве это свобода? Разве об этом он мечтал?

Вскоре Чеп ушел, чтобы забрать накопившуюся за последнее время почту. Перед этим он долго убеждал Тревора, что тот ведет себя крайне неосмотрительно, собственно, это и позволило им выйти на его след. Почему он считает всех своих клиентов полными идиотами? Отныне Уэс и Чеп поочередно будут наведываться к почтовым ящикам и забирать оттуда письма.

Тревор не очень расстроился из-за этого, хотя и почувствовал некоторую обиду. Значит, эти кретины не доверяют ему. Ну и пусть, главное, чтобы не отняли деньги. В конце концов, это их личное дело.

Почта в этот день оказалась достаточно внушительной. Четыре письма для Рикки Чеп вынул из почтового ящика на Нептун-Бич и еще два для Перси – на Атлантик-Бич. При этом агенты Клокнера не заметили за собой никакой слежки и вообще ничего подозрительного. Письма были немедленно доставлены в дом напротив офиса Тревора, скопированы и вручены адвокату для дальнейшей передачи собратьям.

Клокнер лично прочитал все письма и обнаружил, что пять из них были отправлены уже хорошо известными ему людьми, а одно пришло от нового клиента. Все они были написаны мужчинами средних лет, которые, скрывая страх и неуверенность, надеялись установить с Рикки и Перси более близкие отношения. При этом никто из них не был чрезмерно настойчивым и нетерпеливым.

Клокнер посмотрел на противоположную стену комнаты, где висела огромная карта с четко обозначенными границами пятидесяти штатов. Красными флажками на ней были помечены населенные пункты, откуда приходили письма для Рикки, а зелеными – для Перси. Причем под каждым флажком от руки были написаны имена корреспондентов и названия населенных пунктов.

Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы сделать вывод: собратья заметно расширили сферу своей деятельности, раскинули сети в тридцати штатах. Рикки вел активную переписку с двадцатью тремя клиентами, а Перси пока ограничивался восемнадцатью. Таким образом, каждую неделю собратья увеличивали список потенциальных жертв на несколько человек. Их объявления стали появляться уже в трех журналах, и это не могло не принести желаемых результатов. Совершенствовался и сам механизм вымогательства. Как правило, уже к моменту получения третьего письма мошенники обычно имели достаточно ясное представление о финансовом состоянии клиента, о его жене, семье и репутации в обществе.

Это была увлекательная игра, наблюдение за которой могло доставить необыкновенное удовольствие. Теперь, когда агенты Мэйнарда поставили Тревора под свой полный контроль, игра вышла на последнюю, и завершающую, стадию. Ни одно письмо не пройдет мимо их пристальных глаз. Клокнер быстро сделал краткий обзор всех писем, выделив при этом самые важные моменты, вложил бумаги в конверт и приказал одному из агентов немедленно доставить его в Лэнгли. К семи часам вечера конверт уже был в руках Дэвилла.

Первый звонок в офисе Тревора прозвучал в начале четвертого, когда Чеп сидел за столом и задумчиво смотрел в окно.

А Уэс в это самое время донимал адвоката расспросами о тюрьме «Трамбл». Тот отвечал вяло и вообще чувствовал себя неважно. Его организм настойчиво требовал пива, и с такой же настойчивостью он требовал привычного дневного сна, о чем сейчас можно было только мечтать.

– Адвокатская контора, – дежурным тоном ответил Чеп.

– Это офис Тревора? – последовал недоуменный вопрос.

– Да, а кто звонит?

– А вы кто такой?

– Я новый сотрудник мистера Карсона, – спокойно сказал Чеп.

– А что случилось с его секретаршей?

– Она больше здесь не работает. Чем могу помочь?

– Это Джо Рой Спайсер, – представился человек на другом конце линии. – Я являюсь клиентом адвоката Тревора и звоню из тюрьмы «Трамбл».

– Откуда? – переспросил Чеп, делая вид, что не понял.

– Из тюрьмы «Трамбл». Это федеральная тюрьма неподалеку от Джексонвилла. Могу я переговорить с Тревором?

– Нет, сэр. Сожалею, но его сейчас нет на месте. Он в Вашингтоне и должен вернуться часа через два.

– Хорошо, скажите ему, что я перезвоню ровно в пять.

– Да, сэр.

Чеп положил трубку и глубоко вздохнул. С облегчением вздохнул и сидевший в доме напротив Клокнер. Наконец-то ЦРУ вышло на непосредственный контакт с одним из собратьев!

Второй звонок в офис Тревора раздался ровно в пять. Чеп поднял трубку параллельного аппарата и сразу узнал голос Спайсера.

– Алло, – ответил Тревор.

– Тревор, это Джо Рой Спайсер.

– Привет, как дела?

– Нормально. Тебе удалось что-нибудь узнать в Вашингтоне?

– Мы как раз работаем над этим. Все оказалось намного сложнее, но мы все равно отыщем его, можешь не волноваться.

Установилась пауза. Было похоже, что Спайсер не вполне удовлетворен таким ответом и раздумывает, как отреагировать на него.

– Ты приедешь к нам завтра?

– Да, я буду в три часа.

– Захвати с собой пять тысяч наличными.

– Пять тысяч?! – поперхнулся Тревор.

– Да, пять тысяч, – твердо повторил Спайсер. – Причем купюрами в двадцать и пятьдесят долларов.

– Что ты собираешься делать?

– Не задавай глупых вопросов! – взорвался Спайсер. – Привези нам эти чертовы деньги и ни о чем не спрашивай!

Положи их в конверт с письмами. Ты уже делал это раньше и прекрасно знаешь, как поступить.

– Хорошо.

Спайсер бросил трубку, даже не попрощавшись. Тревор еще целый час обсуждал с Чепом и Уэсом особенности экономической политики администрации тюрьмы. Любые передачи наличных денег были строжайше запрещены. Каждый заключенный мог немного заработать, чтобы звонить по междугородному телефону, платить адвокату, пользоваться ксероксом для снятия копий и покупать почтовые марш, но «живых» денег заключенные не видели, поскольку эти расходы оплачивались по безналичным расчетам.

И все-таки наличные в тюрьму попадали, хотя и очень редко. Их передавали нелегально, а использовались они преимущественно для погашения карточных долгов и взяток охранникам. Тревор откровенно признался, что всегда боялся иметь дело с наличными. Если его поймают за передачей денег, то все его льготы по оказанию юридических услуг заключенным будут немедленно ликвидированы, а сам он скорее всего потеряет клиентуру. Пару раз он приносил с собой по пятьсот долларов, но вспоминал об этом как о кошмарном сне. Сейчас же Карсон даже и представить не мог, зачем собратьям понадобились эти пять тысяч.