Письмо было доставлено в Вашингтон в целости и сохранности вместе с миллионами других бумаг, которые поглощала столица каждый день. Первые два дня всю эту гору бумаг сортировали по почтовым индексам и адресам, а на третий день после того, как Бастер опустил его в далеком городке, оно благополучно было доставлено в почтовое отделение фирмы «Мэйлбокс Америка», что в районе Чеви-Чейз. Во время очередной проверки почтового ящика бдительными агентами оно было обнаружено и мгновенно доставлено в Лэнгли.

Тедди Мэйнард отдыхал в своем кабинете в перерыве между совещаниями, когда к нему ворвался Дэвилл с конвертом в руке.

– Мы получили это полчаса назад, – запыхавшись, сообщил он, протягивая шефу три листа бумаги. – Это копия последнего письма Рикки. Оригинал мы положили в досье.

Директор ЦРУ приладил очки и, прежде чем читать, внимательно осмотрел конверт. Почтовая марка была из Флориды, как всегда, да и почерк не вызывал никаких сомнений и подлинности письма. Еще не прочитав ни строчки, Тедди знал, что ничего хорошего для него в этом послании нет.

«Дорогой Эл!

В своем последнем письме ты попытался положить конец нашей переписке. Извини, дружище, но все не так просто, как тебе кажется. Не буду больше морочить тебе голову и сразу перейду к делу. Я не Рикки, как, впрочем, и ты не Эл. И нахожусь я не в наркологическом реабилитационном центре, а в самой что ни на есть федеральной тюрьме. Теперь я перехожу к более официальному тону. Мне известно, кто вы такой на самом деле, мистер Лэйк. Мне также известно, что вы добились в последнее время огромного успеха на политическом поприще и вполне серьезно претендуете на лидерство в предвыборной гонке. Во всяком случае, победа на общенациональном съезде вам практически гарантирована. В нашу тюрьму каждый день приносят свежие газеты, и у нас есть возможность пристально следить за ошеломляющим ростом вашей популярности. Более того, мне прекрасно известно, какие деньги поступают к вам от множества спонсоров и тайных организаций. Вот в них-то, собственно, все и дело.

Вы, вероятно, захотите, чтобы наш маленький секрет остался между нами. И это вполне естественно. Зачем вам громкий скандал? К счастью для вас, я готов держать язык за зубами, но это будет стоить вам приличных денег.

Короче говоря, мне нужны деньги и то, что на них купить, к сожалению, невозможно, – свобода. Полагаю, что выполнить первое условие для вас не составит большого труда, так как денег у вас куры не клюют. А вот второе условие гораздо сложнее, но вам и оно вполне по плечу, ведь у вас столько могущественных и влиятельных друзей. Не сомневаюсь, вы найдете выход из положения.

Теперь немного о себе. Меня зовут Джо Рой Спайсер, и вот уже много лет я сижу в федеральной тюрьме «Трамбл», что считаю вопиющей несправедливостью. Надеюсь, вы понимаете, что человеку в моем положении абсолютно нечего терять.

Подумайте хорошо обо всем и сообщите о своем решении. Вы знаете, где и как меня найти, а убежать отсюда без вашей помощи практически невозможно.

И не очень-то тяните с ответом.

Искренне ваш, Джо Рой Спайсер».

Тедди отменил очередное совещание, приказал Дэвиллу срочно отыскать Йорка, и через десять минут они заперлись в его бункере.

Первое предложение было самое простое и доступное: убить собратьев – и дело с концом. Уилсон Аргроу легко справится с этим делом, причем таким образом, что не останется никаких следов. Финн Ярбер, например, может умереть во сне от сердечного приступа, и это не вызовет никаких подозрений.

Хэтли Бич очень любит прогуливаться по беговой дорожке и запросто может упасть замертво от переутомления. Что же до Спайсера, то бывший судья может получить не то лекарство в тюремной клинике и спокойно отойти в мир иной. Все они в весьма почтенном возрасте и не отличаются крепким здоровьем. Впрочем, Аргроу все равно, как они умрут. Пусть кто-то из них упадет с лестницы, а кто-то сломает шею на спортивной площадке и так далее и тому подобное. Есть много способов отправить человека на тот свет, чтобы это выглядело естественно и не вызвало подозрений.

Главное – это нужно провернуть быстро, так как собратья ждут ответа от Лэйка и могут наделать глупостей. Одно лишь вызывало у Мэйнарда сомнения – времени для решительных действий мало, а одновременная смерть троих судей тюрьмы «Трамбл» могла наделать много шума. Тем более что они всегда были вместе, дружили и воспринимались остальными заключенными как единое целое. А что, если разразится еще более громкий скандал? Шефа ЦРУ беспокоил непредсказуемый и совершенно ненадежный Тревор. Где бы он сейчас ни находился, он может совершенно случайно узнать о трагической гибели своих бывших клиентов и растрезвонить по всему миру об их прошлых махинациях. И кто способен дать гарантию, что во время этой шумихи не всплывет имя кандидата в президенты Аарона Лэйка?

Дэвилл решительно заявил, что в течение нескольких часов разработает план физического устранения этих мерзавцев, но Тедди охладил его пыл. Собственно говоря, ему было наплевать на бывших судей, но он не был уверен, что операция надежно защитит Лэйка. Нельзя было исключать и того, что собратья успели с кем-то поделиться своими планами. И вообще, в этом деле столько неизвестных или малоизвестных фактов, что предпринимать необдуманные действия слишком рискованно. Немного поразмышляв, Тедди решил, что Дэвилл должен все-таки разработать план уничтожения троицы, но вводить его в действие следует только в крайнем случае, когда все возможности будут полностью исчерпаны.

Вскоре все возможные сценарии развития событий лежали на столе директора ЦРУ. При этом Дэвилл предложил, чтобы последнее письмо положили в тот самый почтовый ящик и чтобы Лэйк прочитал его. В конце концов, он сам вляпался в эту грязную историю и пусть хоть немного понервничает.

– Он ничего путного не придумает, – без колебаний заключил Мэйнард.

– А мы?

– Мы пока тоже бессильны, – откровенно признался он.

Сама мысль о том, как Аарон Лэйк будет реагировать на это письмо и как он попытается заткнуть собратьям рот, была довольно забавной, а наказание конгрессмена – в высшей степени справедливым. Ведь он действительно заварил всю эту кашу по собственной глупости, и было бы весьма поучительно, если бы он сам теперь ее расхлебывал. Но на карту поставлена не только репутация Лэйка, но и судьба всей страны.

Конечно, все прекрасно понимали, что предсказать поведение Лэйка в данной ситуации практически невозможно. И уж тем более нереально контролировать его. Слава Богу, что он связался с мошенниками недавно, а не год назад, тогда исправить положение было бы просто невозможно. Собственно говоря, сейчас суть проблемы сводилась к тому, что собратья знали его настоящее имя. Оставалось лишь найти более или менее приемлемый способ заставить их молчать.

Существовало еще одно печальное обстоятельство, которое не давало покоя Тедди Мэйнарду. Оказалось, что Аарон Лэйк уже давно ведет двойную жизнь и всячески скрывает это от своего покровителя. А из этого следовал не менее печальный вывод, что впредь ему нельзя безоговорочно доверять.

Не сошлись их мнения также и в том, стоит ли сообщать о последнем письме самому кандидату. Йорк давно считал, что Лэйк должен быть в курсе дела и принимать хоть какое-то участие в разрешении этой проблемы. Однако Тедди Мэйнард был более осторожным и предпочитал до поры до времени не втягивать Лэйка. Он полагал, что тот своими непродуманными действиями может лишь все испортить. Надо сначала нейтрализовать собратьев, а уж потом, когда опасность разоблачения будет позади, поставить в известность Лэйка. Тедди опустил голову и закрыл глаза. С каким удовольствием он вывалил бы на Аарона Лэйка все эти гадкие письма! С каким наслаждением рассказал бы ему обо всех остальных идиотах, попавшихся на удочку хитроумных собратьев, включая Квинса Гарба! «Как вы могли быть таким глупым и неосмотрительным?» – спросил бы он Лэйка.

Однако все это придется отложить. Сейчас надо прежде всего думать о предстоящих президентских выборах, от исхода которых будет зависеть безопасность страны. Что же до самого Аарона Лэйка, то он лишь козявка по сравнению с той колоссальной проблемой, которую предстоит решить в ближайшие годы. Русские продолжают наступать, и если к власти придет этот экстремист Никки Ченков, то мир скатится в пропасть.

Главное – не паниковать, не пороть горячку и не допустить малейшей ошибки. Тедди Мэйнарду за годы работы в спецслужбах приходилось ликвидировать таких монстров, что Лэйку и не снилось. А уж с тремя зарвавшимися мошенниками из «Трамбла» он и подавно справится.

Их совещание было неожиданно прервано сообщением из офиса Дэвилла. Паспорт Тревора Карсона был зарегистрирован в аэропорту Гамильтона на Бермудских островах. Он вылетел в пуэрто-риканский город Сан-Хуан и должен приземлиться там через пятьдесят минут.

– Нам докладывали, что он находится на Бермудах? – всполошился Йорк.

– Нет, мы этого не знали, – откровенно признался Дэвилл. – Похоже, он проник туда без предъявления паспорта.

– Возможно, он не такой уж тупой алкоголик, каким мы его считали, – виновато пробормотал Йорк.

– У нас есть свои люди в Пуэрто-Рико? – спросил Тедди, строго посмотрев на подчиненных. В его голосе явственно ощущалось некоторое волнение.

– Разумеется, сэр, – с готовностью ответил Йорк.

– Пусть сядут ему на хвост.

– Значит ли это, что наши планы относительно Тревора Карсона изменились? – решил уточнить Дэвилл.

– Нет, ни в коем случае, – успокоил его шеф. – Все остается в силе.

Дэвилл тотчас удалился принимать соответствующие меры нейтрализации непредсказуемого Карсона, а Тедди вызвал помощников и приказал принести крепкого горячего чая с мятой. Йорк в это время неподвижно сидел в дальнем конце бункера и перечитывал письмо.

– А что, если мы попытаемся разделить их? – предложил он, когда они остались наедине.

– Я уже думал об этом, – угрюмо проворчал Тедди. – Мне тоже казалось, что можно отправить их в разные тюрьмы в разных концах страны и сделать так, чтобы у них не было ни малейшей возможности получить доступ к телефону. Но что потом? Все равно эта тайна останется с ними и может стать известна в любой момент. Каждый из них способен нанести не меньший вред Лэйку, чем все они втроем.

– Да, тем более что у нас нет соответствующих связей в Национальном бюро тюрем.

– Это можно устроить, – продолжал рассуждать Тедди. – Если понадобится, я переговорю с генеральным прокурором.

– С каких это пор вы стали друзьями с генеральным прокурором? – искренне удивился Йорк.

– С тех самых, когда под угрозой оказалась наша национальная безопасность.

– Вы хотите сказать, что три отпетых мошенника из федеральной тюрьмы «Трамбл» могли каким-то образом нанести ущерб нашей национальной безопасности? – не без ехидства спросил Йорк.

Тедди с удовольствием отхлебнул немного горячего чая и закрыл глаза.

– Слишком велик риск. Если мы их разозлим, они могут натворить черт знает что. Нет, надо придумать что-нибудь более надежное.

– Полагаю, Аргроу сможет отыскать все их записи и документы. – Йорк сделал паузу и посмотрел на шефа. – Вы сами подумайте – три мошенника, бывшие судьи, заключенные в тюрьму преступники. Никто не поверит их словам насчет Лэйка, если они не смогут доказать это документально. Значит, надо отыскать все их письма, записи, копии и так далее, а потом отпустить их. Кто станет слушать какие-то сплетни?

Не открывая глаз, Тедди сделал еще один глоток и задумался. Он неожиданно дернулся, а его уставшее лицо перекосилось от боли.

– Все это так, – тихо сказал Мэйнард, – но меня смущает многое. Мы не можем с уверенностью сказать, что знаем всю подноготную этих мерзавцев. К сожалению, они постоянно опережают нас на один шаг, и я боюсь, что нам не удастся догнать их. А что, если они уже подумали над тем, как обезопасить свои бумаги на случай провала? Что, если они сняли копии и передали их на волю? Можем ли мы напрочь исключать такую возможность? Нет, нет и еще раз нет, тем более что по тюремным правилам хранить бумаги им запрещается. Значит, они очень надежно припрятали их. Они же не дураки и понимают, что письма Лэйка представляют для них слишком большую ценность, чтобы прятать их под подушкой.

– Их связным был Тревор Карсон, – продолжал убеждать шефа Йорк. – Мы следили за каждым его шагом и читали все письма, которые он выносил из тюрьмы за последний месяц.

– Это нам так кажется, – резонно заметил Тедди. – Но полной уверенности в этом, насколько я понимаю, у нас нет.

– Но кто же может им помогать? – с отчаянием спросил Йорк.

– Да кто угодно. Жена Спайсера, к примеру, уже несколько раз посещала его в тюрьме. Жена Ярбера оформляет развод, но кто знает, чем там они занимаются на самом деле. Она наведывалась к нему три раза за последние три месяца. Кроме того, они могут подкупить какого-нибудь охранника, который за хорошие деньги переправит документы по указанному адресу. Не стоит забывать, что это умные люди, творчески мыслящие и умирающие от скуки. К сожалению, мы сейчас не можем сказать, что знаем все их планы. И если мы допустим хотя бы малейшую оплошность, то судьба Аарона Лэйка окажется под большим вопросом.

– Не понимаю, как они могут ему навредить.

– Они могут пригласить какого-нибудь сумасшедшего репортера, показать ему одно письмо Лэйка, затем второе, третье и в конце концов убедить его в своей правоте. А если выберут журналиста из враждебного Лэйку издания, то все будет еще проще.

– Да, скандал разразится нешуточный, – согласился с ним Йорк. – Пресса с ума сойдет от такой сенсации.

– Нет, Йорк, этого не случится, – успокоил его Тедди. – Мы этого не допустим.

Вскоре в бункер ворвался запыхавшийся Дэвилл и сообщил, что власти Бермудских островов предупредили таможенную службу США, что самолет с Тревором на борту приземлится в Сан-Хуане через восемнадцать минут.

А Тревор в это время просто следовал за своими деньгами, не имея никаких хитроумных планов. Еще несколько месяцев назад он быстро освоил финансовую схему перевода денежных средств в оффшорные банки, а сейчас лишь оттачивал свое мастерство. Находясь на Багамах, он перевел половину своего вклада в один из банков Швейцарии, а вторую половину – на остров Большой Кайман. А потом перед ним встал главный вопрос: куда направить стопы свои – на запад или на восток? Конечно, проще всего было вылететь с Багамских островов в Лондон, но его страшно пугала перспектива объяснений с администрацией аэропорта Хитроу. Он, конечно, не находился в списке лиц, разыскиваемых полицией по всему миру, и не совершал никаких серьезных преступлений, но англичане настолько тщательно проверяют всех въезжающих в страну, что можно было нарваться на неприятности.

В конце концов он плюнул на Лондон и решил остановить выбор на островах теплого Карибского моря. Приземлившись в Сан-Хуане, он сразу направился в бар, заказал кружку пива и стал внимательно изучать расписание рейсов. Причем делал он это без спешки, без суеты и с величайшим достоинством человека, у которого полные карманы денег. Сейчас он волен лететь куда угодно и пить сколько угодно. После второй кружки он окончательно решил, что направится на Большой Кайман и проведет там несколько беззаботных дней.

Не долго думая Тревор подошел к кассе, купил билет и вновь вернулся в бар, чтобы выпить последнюю кружку пива, так как до отправления самолета оставалось еще полчаса. Его место было в салоне первого класса. Он пришел на посадку заранее, чтобы успеть заказать пару банок пива, уселся и, с любопытством наблюдая за длинной вереницей пассажиров, вдруг увидел человека, который показался ему знакомым.

Где же он его видел? Скорее всего в зале ожидания аэропорта. Такое лицо нетрудно запомнить – длинное, худое, слегка прикрытое солнечными очками. Он посмотрел на Тревора, равнодушно отвернулся и уселся неподалеку от него. И тут Тревор наконец-то вспомнил, где видел этого мужчину. Он купил билет и отошел было от кассы, как вдруг почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. У доски расписания стоял молодой человек, который, как Тревору тогда показалось, следил за ним. Через минуту он успокоился и убедил себя в том, что это плод его возбужденного воображения. Когда от кого-то удираешь, тебе всегда кажется, что за тобой следят. И тем не менее надо держать ухо востро. И вообще, надо меньше пить.

Он решительно отказался от пива и попросил стюардессу принести чашку крепкого кофе. Когда адвокат выпил ее, самолет Уже взмыл в воздух, а когда они приземлились в Кингстоне, во рту еще ощущался его терпкий горьковатый привкус. Тревор первым спустился по трапу, миновал пункт иммиграционного контроля, быстро пересек большое здание терминала и с облегчением вздохнул, не обнаружив за собой незнакомца с длинным лицом и в темных очках. Еще через несколько минут он подхватил две небольшие дорожные сумки и быстро зашагал к стоянке такси.