Джексонвиллскую газету приносили в тюрьму «Трамбл» каждое утро примерно в семь часов. Все четыре экземпляра сразу относили в комнату отдыха, где заключенные могли спокойно почитать. Долгое время Джо Рой Спайсер был единственным из всех обитателей тюрьмы, кто уже в семь утра терпеливо дожидался прибытия газет. Он забирал одну из них в библиотеку и целый день изучал таблицу баскетбольных матчей, чтобы сделать очередную ставку. Картина при этом всегда была одной и той же: Спайсер устраивался в комнате, положив ноги на стол, потягивал кофе из огромной чашки и дожидался, пока охранник Родерик принесет свежие газеты.

Именно поэтому он первым увидел криминальный репортаж внизу первой страницы, от которого у него волосы встали дыбом. Там сообщалось, что Тревор Карсон, местный адвокат, который несколько дней по совершенно непонятным причинам находился в бегах, обнаружен мертвым неподалеку от отеля в Кингстоне, столице Ямайки. Он был убит вчера вечером двумя выстрелами в голову вскоре после наступления темноты. Спайсер немного удивился, что в газете не было фотографии Тревора, но подумал и решил: не такой уж важной птицей был адвокат, чтобы получить право на подобную фотографию.

Согласно сообщениям полицейских Ямайки, Тревор Карсон был американским туристом, которого ограбили, а потом убили, чтобы замести следы. Никаких документов или денег при нем обнаружено не было. Полиция весьма неохотно откликнулась на вопросы журналистов, и только после долгих расспросов им удалось выяснить имя убитого.

Ниже следовало краткое описание неприметной жизни адвоката. При этом его бывшая секретарша наотрез отказалась комментировать это трагическое событие. А главный редактор пояснил, что публикует это сообщение только потому, что погибший был адвокатом и некоторое время работал в Джексонвилле.

Спайсер вышел из здания и стал дожидаться Ярбера, который уже сделал несколько кругов и приближался к нему с обнаженным торсом. Когда тот поравнялся с ним, Спайсер молча протянул ему газету. Ярбер быстро пробежал глазами криминальный очерк, а потом, не сговариваясь, они быстро зашагали в столовую, где должен был находиться в это время Хэтли Бич. Тот действительно стоял в очереди с подносом в руках и мучительно раздумывал над тем, что взять на завтрак.

Через минуту они уселись втроем за дальний столик и стали тихо обмениваться мнениями.

– Если он действительно сбежал, то от кого, черт возьми?

– Может, его преследовал Аарон Лэйк?

– Он не мог знать, что это был Лэйк. Мы ничего не говорили ему об этом.

– В таком случае он убегал от Эла Кониерса. Во время своего последнего визита Тревор часто повторял, что Кониерс – могущественный и весьма влиятельный человек. И еще он сказал, что Кониерсу все известно о наших проделках. А на следующий день он бесследно исчез.

– А мне бы хотелось знать, чьи деньги пропали вместе с ним.

– В любом случае это не наши деньги. О наших счетах вообще никто ничего не знает.

– А мне кажется, что Тревор украл все, что только мог, а потом сделал ноги. Такие вещи случаются довольно часто. Каждый из вас может привести немало примеров, когда адвокат надувает клиентов, а потом исчезает. Ведь им часто доверяют различного рода трастовые и опекунские фонды.

– Правда? – с неподдельным изумлением переспросил Спайсер.

Бич и Ярбер привели ему несколько примеров из своей судейской практики, чем повергли подельника в полное уныние.

– Кто же его мог убить? – растерянно вопрошал Спайсер.

– Прежде всего следует иметь в виду, что он мог оказаться в той части города, где грабят всех подряд.

– В двух шагах от отеля «Шератон»? Не думаю, что это возможно.

– Ну хорошо, в таком случае это мог быть только Эл Кониерс.

– Вполне возможно. Кониерс действительно мог выследить Тревора, зная, что тот являлся курьером между ним и Рикки. А затем он встретился с ним, попытался припугнуть, угрожал расправой или разоблачением. А тот перепугался до смерти и решил укрыться на островах Карибского моря. Но я еще раз повторяю: Тревор не мог знать, что Кониерс – это Аарон Лэйк.

– А у Лэйка, естественно, есть и деньги, и возможности выследить вечно пьяного адвоката.

– Что же нам теперь делать? – последовал вполне резонный вопрос. – Теперь Лэйк знает, что Рикки – это на самом деле Джо Рой Спайсер и что у него есть два дружка, сидящие вместе с ним в одной тюрьме.

– Вопрос сейчас в другом: сможет ли он добраться до нас?

– Полагаю, мне первому придется узнать об этом, – нервно захихикал Спайсер.

– Думаю, не стоит раньше времени рвать на себе волосы.

Велика вероятность того, что Тревор приехал на Ямайку, надрался там по обыкновению, забрел в опасный район города, может, стал приставать к женщине и в результате получил пулю в лоб.

В конце концов все согласились, что Тревор мог нарваться на неприятности по собственной глупости, за что и поплатился. Пусть покоится с миром, главное, чтобы он не посягнул на их сбережения.

Они болтали около часа. А потом Хэтли Бич отправился на беговую дорожку, чтобы немного расслабиться и обдумать сложившуюся ситуацию, Финн Ярбер приступил к ремонту персонального компьютера в офисе тюремного капеллана, а Спайсер вернулся в библиотеку, где увидел, что Уилсон Аргроу внимательно просматривает книги и журналы.

Спайсер недовольно посмотрел на новичка и даже хотел сделать ему замечание, но потом передумал. Дело в том, что формально юридическая библиотека открыта для всех, но с давних пор существовал определенный порядок, требовавший от обитателей тюрьмы спрашивать разрешение на пользование литературой у кого-либо из собратьев. Конечно, Аргроу мог не знать этих правил и ему нужно было это объяснить, но голова Спайсера сейчас была занята совсем другими мыслями.

Не обращая никакого внимания на новенького, он стал убирать со стола бумаги и расставлять по полкам книги.

– Я слышал, вы даете юридические консультации, – нарушил гнетущее молчание Аргроу, посмотрев на Спайсера из дальнего конца зала.

– Вы здесь можете услышать немало сплетен, – уклончиво ответил тот.

– Меня интересует проблема подачи апелляции, – добавил Аргроу.

– А что с вами случилось?

– Суд обвинил меня в финансовом мошенничестве и отмывании денег в оффшорном банке на Багамах. Меня приговорили к шестидесяти месяцам тюрьмы, из которых я отсидел только четыре. Мне очень не хочется выбросить из жизни оставшиеся пятьдесят шесть, вот я и решил подать апелляцию.

– В каком суде рассматривалось ваше дело?

– На Виргинских островах. Но я работал в большом банке в Майами, где, как вы, надеюсь, знаете, прокручиваются огромные деньги наркоторговцев.

Аргроу был слишком болтлив, хамоват и чересчур напорист, и это вызвало у Спайсера некоторое раздражение. Правда, он тут же подавил его, так как упоминание о Багамских островах наводило на некоторые размышления.

– Знаете, – продолжал меж тем Аргроу, оглядываясь на Дверь, – скажу вам по секрету, что меня считали крупным специалистом по отмыванию незаконно полученных доходов.

Я действительно набил на этом руку. А это, знаете, затягивает, как наркотики. Я мог отмыть грязные деньги быстрее, чем кто-либо из банкиров во всей южной Флориде. Но к сожалению, напоролся на плохих партнеров и допустил несколько крупных ошибок.

– Но вы признаете, что виновны в предъявленных вам обвинениях?

– Разумеется.

– В таком случае вы принадлежите к меньшинству в этой тюрьме.

– Да, конечно, я признаю свою вину, но считаю срок слишком большим и потому несправедливым. Мне сказали, вы можете помочь скостить определенную часть срока.

Спайсер мгновенно забыл о бумагах на столе и о разбросанных книгах. Он подставил стул, уселся и пристально посмотрел на новичка:

– Прежде всего мы должны ознакомиться с вашим делом, а уж потом решим, чем сможем помочь.

Аргроу снисходительно ухмыльнулся. Ну и болван же этот бывший мировой судья! Корчит из себя гениального юриста, а сам не окончил даже среднюю школу. Его выперли оттуда за неуспеваемость, после чего в девятнадцать лет он угнал машину. За решетку не попал только благодаря любвеобильному папаше, который изрядно попотел, чтобы вырвать сыночка из лап правосудия. А потом стал мировым судьей, подделывая избирательные бюллетени и занося в списки голосовавших давно умерших людей. И вот теперь он мотает срок за мошенничество и строит из себя великого знатока судебно-правовой системы. Правда, при этом Уилсон Аргроу не мог не признать, что этот ничтожный человек может нанести непоправимый вред будущему президенту Соединенных Штатов.

– Сколько это будет стоить? – равнодушно поинтересовался он.

– А сколько у вас сейчас есть? – спросил Спайсер с видом заправского адвоката.

– Не очень много, – последовал скромный ответ.

– А мне показалось, вы и впрямь знаете, как укрывать деньги в оффшорных банках.

– Вне всяких сомнений, – заметно оживился Аргроу. – Поверьте, я неплохо зарабатывал, но сейчас все сбережения фактически потерял.

– Значит, вы вообще ничего не можете заплатить?

– Нет, могу, но не очень много. Скажем, пару тысяч долларов.

– А как насчет вашего адвоката?

– Этот мерзавец и упек меня за решетку, а нанять другого у меня уже не было денег.

Спайсер надолго умолк, обдумывая сложившуюся ситуацию. Только сейчас он понял, как ему не хватает Тревора. Все было бы гораздо проще, если бы у них был человек, который мог заняться переводом денег в оффшорный банк.

– У вас еще остались хоть какие-то контакты на Багамах?

– У меня есть связи во всех государствах Карибского бассейна. А что?

– Я спросил вас об этом потому, что вам, вероятно, придется переводить деньги оттуда на наш счет. Вы должны знать, что хождение наличных денег здесь запрещено.

– Вы хотите, чтобы я перевел вам две тысячи долларов?

– Нет, я хочу, чтобы вы перевели на наш счет пять тысяч долларов. Таков минимальный гонорар за наши услуги.

– А где находится ваш банк?

– На Багамах.

Аргроу прищурился и задумчиво сдвинул брови. Спайсер тоже задумался. По всему было видно, что они размышляли об одном и том же.

– А почему на Багамах? – первым нарушил тишину Аргроу.

– По той же причине, что и у вас.

Они снова помолчали.

– Позвольте задать вам один деликатный вопрос, – осторожно начал Спайсер, пристально глядя на собеседника. – Вы сказали, что можете очень быстро отмыть грязные деньги и что равных вам в этом деле нет.

Аргроу охотно кивнул:

– Да, без проблем.

– Вы и сейчас способны это сделать?

– Вы имеете в виду из этой тюрьмы?

– Да, из тюрьмы.

Аргроу засмеялся и пожал плечами, словно говоря, что ничего не может быть легче.

– Конечно, в чем вопрос! У меня до сих пор там есть немало надежных друзей.

– Давайте встретимся здесь через час, – оживился Спайсер. – Не исключено, что у меня будет к вам весьма интересное предложение.

Через час Аргроу вернулся в библиотеку и увидел там троих судей, восседавших за столом с таким важным видом, точно дело происходило в Верховном суде штата Флорида. Перед ними были разложены какие-то бумаги и юридические справочники, а выражение их лиц говорило о серьезности предстоящего разговора. Спайсер представил новому клиенту Финна Ярбера и Хэтли Бича и уселся чуть поодаль от них.

Первые несколько минут они обсуждали перспективы его апелляции, но ничего толкового собратья сказать не могли, так как Аргроу постоянно путался в деталях, а его обвинительное заключение и сопровождающие бумаги еще не были доставлены сюда из прежней тюрьмы. В конце концов они договорились, что самым внимательным образом изучат обстоятельства дела, когда в их руках окажутся все необходимые документы.

– Мистер Спайсер сообщил нам, что вы крупный специалист по отмыванию грязных денег, – осторожно начал Бич после непродолжительной паузы.

– Был таким, пока не посадили, – скромно потупился Аргроу. – Насколько я понимаю, вас неспроста интересует эта проблема.

– Да, у нас есть небольшие сбережения в одном из оффшорных банков, – уклончиво пояснил Бич. – Это деньги, которые мы заработали здесь юридической практикой, а также полученные из некоторых других источников, говорить о которых сейчас преждевременно. Думаю, вам уже известно, что мы не имеем права брать деньги за юридические консультации.

– Но мы проводим такую работу, – вмешался Ярбер. – И нам за это неплохо платят.

– И сколько у вас на счетах? – деловым тоном спросил Аргроу, помня сумму до цента.

– Давайте остановимся на этом и перейдем непосредственно к нашему делу, – прервал их нервно ерзавший на стуле Спайсер. – А оно заключается в том, что наши денежки, возможно, уже исчезли.

В комнате повисла гнетущая тишина. Аргроу придал лицу невинное выражение и с недоумением поднял брови:

– Извините, я вас не совсем понял.

– У нас был свой адвокат, – медленно произнес Бич, тщательно взвешивая каждое слово. – Так вот, недавно он исчез, и у нас есть серьезные основания полагать, что он мог снять деньги с нашего счета.

– Понятно, – протянул Аргроу. – И банк находится на Багамах?

– Да, банк находится именно там, а вот наши деньги, боюсь, уже в другом месте, – уныло подытожил Бич.

– В каком именно банке ваши деньги? – поинтересовался Аргроу.

– «Женева траст» в Нассо, – решительно вмешался Спайсер и посмотрел на своих подельников.

Аргроу глубокомысленно кивнул, будто знал об этом банке какую-то тайну.

– Вам приходилось сталкиваться с этим банком? – настороженно спросил Бич.

– Еще бы, – многозначительно ответил тот, чем еще больше напугал собратьев.

– И что вы можете сказать? – выдохнул Спайсер.

Аргроу был неплохим актером и умел произвести нужное впечатление. Он медленно встал со стула, принял выразительную позу, потом задумчиво прошелся по библиотеке, потирая рукой подбородок.

– Послушайте, господа, скажите откровенно: чего вы от меня хотите? Давайте говорить начистоту.

Собратья посмотрели на него, потом друг на друга. Было ясно, что они никак не могут ответить на два болезненных вопроса: могут ли они всецело доверять практически незнакомому человеку и чем именно он может помочь им. Через минуту они не сговариваясь пришли к неутешительному выводу.

Если их деньги украдены, то, стало быть, им нечего терять и надо выложить все.

– Понимаете, – угрюмо заметил Ярбер, – мы совершенно не разбираемся в финансовых операциях и никогда не имели дела с отмыванием денег. Когда-то мы занимались совершенно другими делами. Нам хотелось бы знать, можно ли каким-то образом навести справки и выяснить судьбу наших банковских вкладов.

– Мы до сих пор не уверены, что наш адвокат снял их и перевел в другой банк, – быстро добавил Бич.

– Другими словами, вы хотите, чтобы я проверил баланс вашего секретного счета? – уточнил Аргроу.

– Да, совершенно верно, – подтвердил Ярбер.

– Мы подумали, что поскольку у вас остались друзья в банковской сфере, – заискивающе произнес Спайсер, – то, может, вы поможете нам. Нам просто интересно, можно ли в принципе получить такую информацию.

– Вам крупно повезло, – не без сарказма объявил Аргроу и выжидающе окинул их взглядом.

– В чем именно? – не понял его Бич.

– В том, что вы выбрали Багамские острова. Все багамские банки давно славятся своей ненадежностью и продажностью. Они не умеют хранить секреты клиентов и готовы выложить их любому за определенную сумму. Словом, большинство серьезных финансистов, которые занимаются отмыванием денег, стараются держаться подальше от этого места. Сейчас для этого есть другие места – Панама, например, или по крайней мере остров Большой Кайман.

Собратья слушали его раскрыв рот и время от времени кивали. Конечно, они знали, что оффшорные банки чрезвычайно ненадежны, но они доверяли Тревору и надеялись, что все будет нормально. Кто мог подумать, что этот идиот устроит им такой сюрприз?

А Уилсон Аргроу смотрел на их озабоченные лица и думал о том, что эти, несомненно, умные люди оказались совершенно беспомощными. Более того, они были еще и по-детски наивными, несмотря на то что вполне могли разрушить политическую карьеру одного из наиболее перспективных кандидатов в президенты страны.

– Вы так и не ответили на наш вопрос, – напомнил ему Спайсер.

– На Багамах все можно сделать, – уклончиво ответил Аргроу.

– Предлагаю вам сделку, – продолжал напирать Спайсер. – Вы проверите наш банковский счет, а мы совершенно бесплатно составим вам апелляцию.

– Неплохо, – заметил Аргроу.

– Ну так как? Договорились?

– Договорились, – согласился он.

Какое-то время они молча изучали друг друга, не решаясь на дальнейшие откровения. Первым не выдержал Аргроу.

– Но для этого мне нужны более точные сведения, – сказал он.

– Какие именно? – насторожился Ярбер.

– Хотя бы номер счета или имя владельца.

– Счет номер сто сорок четыре, ди-экс-эн, девяносто пять – девяносто три, оформленный на компанию «Буммер риэлти, лтд».

Аргроу быстро записал данные на листочке бумаги.

– Простите за любопытство, – не выдержал Спайсер, пока остальные пристально следили за своим новым другом. – Каким образом вы собираетесь установить связь с внешним миром?

– С помощью телефона, – тихо ответил тот, не поднимая головы.

– Надеюсь, не с помощью тюремного телефона? – всполошился Ярбер.

– Все наши телефоны прослушиваются, – добавил Бич.

Аргроу снисходительно ухмыльнулся, понимающе кивнул, а потом обернулся назад, желая убедиться, что никого за спиной нет, и вынул из кармана небольшой прибор размером с карманный нож.

– С помощью вот этого телефона, господа, – сказал он, гордо продемонстрировав аппарат, зажатый между большим и указательным пальцами.

Собратья недоверчиво смотрели на него, когда он открыл нижнюю и верхнюю панели аппарата, подготовив его к работе.

– Это цифровой аппарат, и к тому же абсолютно защищенный от прослушивания.

– А кто оплачивает абонентские счета? – первым опомнился Бич.

– У меня есть брат, – ответил тот. – Он подарил мне этот телефон, и он же платит за обслуживание. – Аргроу щелкнул панелями и спрятал телефон в карман. Затем он указал пальцем на дверь комнаты, в которой собратья проводили все свое время: – А что там у вас?

– Это наша комната для совещаний, – пояснил Спайсер.

– Если не ошибаюсь, она без окон?

– Да, окно там есть только в двери.

– Прекрасно. Надеюсь, не станете возражать, если я уединюсь в ней и немедленно приступлю к работе? А вы оставайтесь здесь и следите, чтобы туда никто не вошел. Если кто-нибудь появится, немедленно постучите.

Собратья охотно согласились, хотя все еще не могли поверить, что Аргроу может легко и просто решить задачу, над которой они ломали голову последнее время.

Звонок был принят мощной аппаратурой, установленной в белом фургоне в полумиле от тюрьмы «Трамбл». Машина стояла на посыпанной гравием обочине рядом с полем, где ее не могли заметить из тюрьмы. В фургоне находились двое техников, один из которых мирно дремал за рулем машины, а второй сидел с закрытыми глазами, но в наушниках. Как только Аргроу нажал на кнопку связи, в фургоне раздался звонок, и оба прислушались.

– Привет, ребята! – раздался голос в наушниках. – Это Аргроу.

– Да, Уилсон, как у тебя дела?

– Все в порядке. Я уже получил задание и теперь якобы выясняю наличие денег на счете в одном из багамских банков.

Все получилось даже лучше, чем мы предполагали.

– Да, похоже на то.

– Ну ладно, пока. Свяжусь с вами позже. – Он нажал на кнопку окончания связи, но продолжал держать трубку возле уха, создавая впечатление, что ведет напряженный разговор со своими друзьями. Посидев несколько минут на краю стола, Аргроу соскочил с него и сделал несколько кругов по комнате, размахивая руками и постоянно хмурясь.

Спайсер тем временем искоса поглядывал в дверное окно и с удовлетворением шептал судьям, что их новый друг продолжает говорить по телефону.

– А чем еще он там может заниматься? – с легким раздражением отозвался Ярбер, оторвав голову от последних решений их тюремного суда.

– Успокойся, Джо Рой, – обратился к нему Бич. – Плакали наши денежки. Они исчезли вместе с Тревором.

Первые двадцать минут прошли в напряженном ожидании.

В конце концов собратья устали ждать вестей и приступили к обсуждению своих насущных проблем. Тем более что так легче было убить время. Уже шесть дней прошло с того самого момента, как Бастер пересек границу тюремной территории и исчез в лесу. И с тех пор о нем ни слуху ни духу. Даже в газетах ни единой строчки о побеге из тюрьмы. Оставалось надеяться на то, что он опустил письмо Кониерсу и что оно уже дошло до адресата. Значит, скоро они получат ответ. Каким он будет и что ждет их в будущем? Именно эти вопросы волновали собратьев сейчас больше всего. Но ответ на них могло дать только время.

Ноябрь стал для них самым важным рубежом, за которым либо свобода и куча денег, либо масса дополнительных неприятностей, из которых увеличение тюремного срока – далеко не самое страшное. Главное сейчас – чтобы Аарон Лэйк победил во время номинации и стал основным претендентом на пост президента. Если он выиграет, то у них будет еще как минимум четыре года, чтобы тянуть из него деньги. Если же проиграет, что казалось им сейчас маловероятным, то они останутся с носом. Конечно, они не собирались сидеть сложа руки и ждать до ноября. Терпение – замечательное качество, но не следует забывать и про работу. Аарон Лэйк стал для них спасительным символом свободы и обеспеченности. Стало быть, надо готовить почву для дальнейшего общения с ним. Они решили подождать еще неделю, а потом отправить ему очередное письмо. А между делом надо подумать о новом способе отправки писем на волю.

Прежде всего они вспомнили про охранника Линка. Тот давно брал взятки и вполне мог справиться с такой несложной задачей.

Однако сейчас появились и другие возможности. Этот парень с телефоном стал для них единственной ниточкой, связывающей их с внешним миром.

– Если он позволит нам изредка пользоваться своим чудным телефоном, – мечтательно рассуждал Спайсер, – то мы сможем позвонить Лэйку, связаться с его офисом, с его избирательным штабом и даже с его непосредственными помощниками. Мы будем звонить по всем номерам, которые найдем в телефонном справочнике. И всем будем говорить, что нам позарез нужен мистер Лэйк. Мы поднимем такой шум, что он рано или поздно захочет откупиться от нас и выполнить все наши требования.

– А тебя не смущает, – ехидно спросил Ярбер, – что наши телефонные разговоры будут записаны его братом или кем-то другим?

– Ну и что? – спокойно отреагировал Спайсер. – Мы будем оплачивать свои звонки, а они пусть знают, что мы звоним Аарону Лэйку. Ничего страшного в этом нет. Сейчас половина страны названивает кандидату в президенты, а Аргроу, надеюсь, никогда не догадается, по какому именно поводу мы его беспокоим.

Вскоре они сошлись во мнении, что это гениальная идея и что надо непременно обсудить ее в более подходящее время.

Аргроу вышел из совещательной комнаты примерно через час и обнадеживающе посмотрел на своих друзей:

– Мне нужно подождать примерно час, а потом еще раз позвонить своим друзьям. Как насчет обеда?

Собратья охотно согласились с таким предложением и все оставшееся время настолько оживленно обсуждали перспективы получения своих кровно заработанных денег, что даже не запомнили, что было в тот день на обед.