Неукоснительно следуя указаниям мистера Лэйка, Джейн отправилась на машине в Чеви-Чейз, быстро нашла там торговый центр и почту, открыла ящик ключом, который дал ей шеф, вынула кучу рекламных проспектов и спрятала их в толстую папку. После этого она подошла к окошку, за которым сидел почтовый служащий, и сообщила, что по поручению мистера Кониерса хочет прервать договор аренды.

Клерк быстро щелкнул по нескольким клавишам компьютера, и на экране появилась информация о том, что Аарон Лэйк арендовал этот ящик под именем Эла Кониерса семь месяцев назад и уплатил за двенадцать месяцев вперед. Таким образом, их клиент ничего не должен фирме.

– Он, если не ошибаюсь, является кандидатом в президенты? – не удержался от вопроса клерк, протягивая ей бланк прекращения договора.

– Да, – коротко ответила Джейн, ставя подпись под документом.

– И он не оставляет нам свой новый адрес?

– Нет. – Она вышла из помещения почты, швырнула папку на заднее сиденье и помчалась в город, совершенно не задумываясь о странном поведении шефа. У нее не было ни времени, ни желания задавать себе подобные вопросы и уж тем более искать на них ответ.

Лэйк ждал ее в своем офисе в избирательном штабе, и, к счастью, без посторонних, хотя в других офисах царила привычная суета. Джейн положила ему на стол все, что достала из почтового ящика, и тут же покинула кабинет.

Конгрессмен внимательно просмотрел рекламные проспекты – доставка пиццы, междугородные телефонные службы, мойка машин, купоны на товары в супермаркетах и так далее.

И абсолютно ничего от Рикки. Почтовый ящик был закрыт навсегда, и нового адреса он не оставил. Этому парню придется теперь подыскать кого-нибудь другого для своих забав. Лэйк еще раз посмотрел на кучу бумаг, а потом решительно сунул их в бумагорезательную машину, которая мгновенно проглотила этот хлам, превратив в узкие полоски. Все, с прошлым покончено. Он сделал не много ошибок, но эта была самой досадной. Слава Богу, что все закончилось благополучно! Лэйк радостно засмеялся и потер руки от удовольствия. Такой груз с плеч! Он вскочил, набросил пиджак и выбежал из офиса.

Его уже ждали участники предвыборного митинга, а потом – обед с представителями оборонной промышленности.

Как же ему повезло на этот раз!

* * *

А в библиотеке тюрьмы «Трамбл» в это время царило напряженное ожидание. Собратья кружили вокруг комнаты для совещаний, как сторожевые псы, охраняя покой своего нового друга. Уилсон Аргроу уже почти два часа расхаживал по комнате, приложив к уху телефонную трубку и делая вид, что решает чрезвычайно сложную задачу. Наконец он широко распахнул дверь и вышел к ним, широко улыбаясь.

– У меня для вас хорошие новости, джентльмены, – торжественно объявил он.

Собратья мигом окружили его и замерли.

– Ваши деньги на месте, в целости и сохранности.

– Сколько? – в один голос спросили они.

– Сто девяносто тысяч с копейками, – спокойно ответил он.

В комнате послышался громкий вздох облегчения. Спайсер радостно заулыбался, Бич почему-то отвернулся в сторону, а Ярбер продолжал насупленно смотреть на Аргроу. Согласно их подсчетам, на их счете должно быть сто восемьдесят девять тысяч долларов плюс какие-то проценты.

– Значит, он не украл их, – недоверчиво пробормотал Бич и посмотрел на остальных. Все вдруг пожалели покойного адвоката, который оказался совсем не таким жутким монстром, как они думали.

– Интересно почему? – проворчал Спайсер себе под нос.

– Как бы то ни было, но деньги ваши еще там, – снова повторил Аргроу. – Мне пришлось немало потрудиться, чтобы добыть эти сведения.

Все трое пропустили последнее замечание мимо ушей, хотя и понимали, что он прав.

– Если хотите знать мое мнение, – продолжал меж тем Аргроу, – то я бы посоветовал вам срочно перевести их в другое место. Этот банк известен своей ненадежностью.

– А куда мы можем их перевести? – воодушевился Бич.

– Если бы речь шла о моих деньгах, то я немедленно перевел бы их в Панаму, – предложил Аргроу со знанием дела.

Собратья никогда не думали об этом, так как были абсолютно уверены, что Тревор прихватил с собой все их сбережения. Однако сейчас они приступили к обсуждению этой проблемы с таким энтузиазмом, словно готовились к этому несколько лет.

– А зачем их куда-то переводить? – не унимался Бич. – Ведь они в сейфах банка?

– Несомненно, – отрезал Аргроу, хитро ухмыляясь. Его бесспорное преимущество заключалось в том, что он знал, к чему ведет разговор, а они нет. – Однако вы же видели, как они хранят банковские тайны. Мне понадобилась пара часов, чтобы выяснить все. Если откровенно, то я не стал бы пользоваться услугами банка, который не умеет хранить конфиденциальную информацию.

– К тому же, – быстро вмешался Спайсер, желая во что бы то ни стало уколоть покойного адвоката, – мы не можем быть уверены в том, что Тревор никому не рассказал про наши вклады.

– Короче говоря, если хотите сберечь свои деньги, немедленно переведите их в более надежное место, – решительно заявил Аргроу. – Это можно сделать за один день, и вы никогда больше не будете опасаться за судьбу своих вкладов. И еще одно: не держите их в сейфе. Деньги должны работать.

Ваши финансы сейчас лежат мертвым грузом, обрастая лишь мелкими процентами. А если вы найдете толкового специалиста по фондам, то они будут давать вам пятнадцать – двадцать процентов прибыли.

Собратья обменялись многозначительными взглядами. Этот парень даже не подозревает, что у них есть план выхода на свободу. Однако идея казалась им вполне разумной.

– Я полагаю, вы могли бы нам в этом помочь? – осторожно начал Ярбер.

– Разумеется, почему бы нет? – охотно согласился Аргроу. – Надеюсь, сейчас вы уже не сомневаетесь в моих возможностях?

Все трое решительно покачали головами. Какие, дескать, могут быть сомнения?

– У меня есть надежные контакты в панамских банках, – продолжал Аргроу. – Так что подумайте над этим. – С этими словами он посмотрел на часы, словно его ждала еще масса неотложных дел.

– Мы уже все обдумали, – выступил вперед Спайсер. – Можете заняться этим немедленно.

Аргроу удивленно уставился на собеседников, а те, в свою очередь, вперили взоры в своего спасителя.

– Хорошо, но мне причитается определенный гонорар.

Надеюсь, вы понимаете, что такая операция чего-то стоит.

– Сколько вы хотите? – набычился Спайсер.

– За быстрый перевод денег обычно берут десять процентов.

– Кто берет? – не понял Спайсер.

– Я беру.

– Это слишком много, – процедил Бич.

– Конечно, но речь идет о грязных деньгах, а не о простом банковском вкладе. За финансовые операции подобного рода до одного миллиона долларов берут десять процентов.

Таковы правила в финансовых кругах.

– Неплохой навар, – хмыкнул Спайсер, вспомнив свою аферу с доходами от бинго.

– Только не надо хныкать, – нетерпеливо взмахнул рукой Аргроу. – Речь идет о небольшой части той суммы, которая хранится бог знает где и которую нужно перевести в надежный банк. Либо вы принимаете мои условия, либо расстанемся по-хорошему и делу конец.

Собратья надолго погрузились в размышления. В конце концов, они должны были выплатить лишь девятнадцать тысяч из суммы, которую еще час назад считали безвозвратно потерянной. Даже после проведения этой операции в их распоряжении останется сто семьдесят тысяч, то есть по шестьдесят тысяч на каждого. Причем денег было бы гораздо больше, если бы Тревор не брал за свои услуги третью часть их дохода. Да и перспективы за воротами тюрьмы были настолько обнадеживающими, что даже думать не хотелось о какой-то мелочи.

– Хорошо, договорились, – заявил Спайсер, предварительно обменявшись взглядами со своими подельниками. Те молча кивнули, одобряя его решение. Если дело с Аароном Лэйком пойдет так, как они планировали, то эта потеря будет весьма незначительной. А если нет, то этих денег им все равно не хватит для нормальной жизни. Кроме того, им очень хотелось верить своему новому другу.

– Плюс к этому вы составляете апелляцию по моему делу, – добавил Аргроу.

– Да, конечно, все будет в наилучшем виде, – пообещали собратья.

– Ну что ж, – удовлетворенно хмыкнул Аргроу, – весьма неплохая сделка. В таком случае мне нужно сделать еще несколько звонков.

– Да, но есть еще кое-что, о чем вы должны знать, – злорадно ухмыльнулся Спайсер. – Мы долгое время работали с адвокатом по имени Тревор Карсон. Он открыл этот счет и регулярно переводил туда наши деньги. Так вот, совсем недавно он был убит на Ямайке, в Кингстоне.

Аргроу внимательно осмотрел присутствующих и хотел было что-то сказать, но Ярбер опередил его, протянув вчерашнюю газету. Тот долго читал ее, а потом столь же долго обдумывал прочитанное.

– Как вы думаете, почему он исчез? – спросил он после продолжительной паузы.

– Мы не знаем, – откровенно признался Бич. – Он просто уехал из города, а потом ФБР сообщило, что он исчез. Именно тогда мы и подумали, что он украл наши деньги.

Аргроу вернул Ярберу газету и, скрестив на груди руки, с нескрываемым подозрением уставился на собратьев. В его взгляде было нечто такое, от чего у них мурашки по телу пошли.

– Что это за деньги и как они к вам попали? – спросил он. При этом он хотел создать впечатление, что очень не хочет втягиваться в эту грязную историю, и ему это удалось.

– Это не имеет ничего общего с наркотиками, – пролепетал Спайсер, словно любые другие деньги можно считать чистыми.

– Мы не можем сейчас этого сказать, – смутился Бич, искоса поглядывая на Спайсера.

– Мы предложили вам сделку, – решил внести ясность Ярбер. – Если вам это не нравится, так и скажите.

Аргроу подумал, что Ярбер, вероятно, единственный человек, который умеет сдерживаться и вести себя соответствующим образом.

– Какое отношение ко всему этому имеет ФБР? – спросил он.

– ФБР пытается найти причины исчезновения Тревора Карсона, не более того, – попытался успокоить его Бич. – О наших тайных оффшорных счетах там понятия не имеют.

– Нет, ребята, давайте пораскинем мозгами. Трагически погибший адвокат, преследовавшие его агенты ФБР, оффшорный банк, на счетах которого хранятся неведомо откуда взявшиеся грязные деньги. В связи с этим у меня возникает вопрос: чем вы тут занимаетесь?

– Думаю, вам это вовсе не обязательно знать, – угрюмо буркнул Бич.

– Совершенно верно.

– Никто не принуждает вас сотрудничать с нами, – поддержал коллегу Ярбер.

Итак, они поставили своего нового друга перед серьезным, как им казалось, выбором: либо отказаться от сделки и потерять много денег, либо принять условия, но при этом держать язык за зубами и не задавать лишних вопросов.

Аргроу почесал затылок и недовольно насупился:

– Хорошо, можете ничего не говорить. Мне действительно наплевать на все ваши секреты.

С этими словами он отправился в совещательную комнату и плотно прикрыл за собой дверь. Целый час собратья наблюдали за тем, как он расхаживал по комнате. Аргроу что-то кричал в трубку, иногда переходил на шепот, изредка смеялся, словно встретил старого друга, кого-то постоянно уговаривал и даже клялся своей мамой, что все будет нормально. Словом, Аргроу устроил такое шоу, что у них не осталось никаких сомнений в неограниченных возможностях их нового друга.

– Думаю, завтра я смогу закончить все это дело, – весело сообщил он, выйдя из комнаты. – Но есть одна загвоздка.

Кто-то из вас троих должен подписать документ, подтверждающий ваше единоличное право на этот вклад.

– А кому это нужно? – спросил Бич.

– Только вашему банку на Багамах. У них на руках находятся документы, подписанные мистером Карсоном, и вот теперь они хотят удостовериться в правах владельца вклада.

Сама мысль о том, что им придется подписать какой-то документ, дающий возможность доказать их причастность к отмыванию грязных денег, повергла их в ужас. Однако это требование не показалось им чересчур глупым.

– Здесь есть где-нибудь факс? – поинтересовался Аргроу.

– Нет. Во всяком случае для заключенных, – пояснил Бич.

– Думаю, факс есть у начальника тюрьмы, – высказал предположение Спайсер, а потом не без сарказма добавил: – Вы можете направиться прямо в его кабинет и заявить, что вам нужно срочно отправить документ в свой оффшорный банк.

Подельники неодобрительно насупились, а Аргроу сделал вид, что не обратил внимания на его едкий тон.

– Хорошо, – проронил он, немного подумав, – а как же вы поддерживаете связь с внешним миром? Как отправляете и получаете письма?

– Нашим курьером был тот самый адвокат Тревор, которого недавно убили на Ямайке, – объяснил Ярбер. – Вся остальная почта находится под контролем и может быть проверена.

– Как тщательно она проверяется?

– Охранники осматривают конверт, но редко его вскрывают, – вмешался Спайсер.

Аргроу, погруженный в свои мысли, сделал несколько кругов по комнате, а потом посмотрел на дверь и укрылся за книжными полками. Там он вынул свой хитроумный прибор, быстро набрал номер и прижал трубку к уху.

– Да, это Уилсон Аргроу, – приглушенным голосом произнес он. – Джек еще не ушел? Да, скажите ему, что это срочно.

В комнате воцарилась тишина.

– Кто этот Джек, черт возьми? – возмутился Спайсер, чем снова вызвал неодобрительные взгляды товарищей. Бич и Ярбер в это время внимательно следили, чтобы в библиотеку не ворвались посторонние люди.

– Это мой брат, – спокойно пояснил Аргроу. – Он адвокат и занимается недвижимостью. Собирается завтра утром ко мне.

Аргроу снова повернулся к стене и плотнее прижал трубку к уху.

– Джек, привет, это я. Ты приедешь завтра ко мне? Отлично. Приезжай пораньше, хорошо? Примерно в десять. У меня тут есть почта, которую надо срочно передать на волю.

Ладно, договорились. Как мама? Прекрасно. Ну ладно, увидимся завтра утром.

Собратья заметно оживились, сообразив, что могут снова восстановить связь с внешним миром с помощью этого человека. У Аргроу есть для этого все: брат, работающий адвокатом, мобильный телефон, незаурядный ум и смелость, без которой любые махинации обречены на провал.

– Можем ли мы доверять вашему брату? – спросил Ярбер.

– Как самим себе, – лаконично ответил Аргроу с видом человека, которого обижает сам факт недоверия. – Ладно, увидимся позже, – сказал он, направляясь к двери. – Мне нужен глоток свежего воздуха.