Глубоко в подвальном гараже здания ЦРУ ближайшие помощники Тедди Мэйнарда вкатили его кресло в специально оборудованный фургон и закрыли дверь. Шофер и телохранитель сели на передние сиденья, а Йорк и Дэвилл вместе с шефом устроились в конце фургона. Тедди Мэйнард был в дурном настроении и очень не хотел встречаться с президентом страны именно сейчас, когда он страшно устал, измучен хронической бессонницей и вообще озабочен состоянием дел в современном мире. Он устал бороться с дураками, устал следить за всеми событиями и за все нести личную ответственность, а больше всего устал от постоянно раздирающей его на части боли. Иногда она была настолько сильной, что хотелось покончить с ней раз и навсегда. Но он останавливал себя, памятуя о том ответственном моменте, который переживает страна сейчас, и еще более ответственном, который наступит в ноябре.

Он посмотрел в окно фургона и подумал, что через полгода, когда проблема нового президента решится окончательно и бесповоротно, он бросит все к чертовой матери и уедет на свою небольшую ферму в Западной Виргинии, где будет целыми днями сидеть на берегу пруда, ловить рыбу, наслаждаться покоем временным и терпеливо ждать покоя вечного. Только бы не было этой ужасной, нечеловеческой боли.

Впереди фургона ехал черный автомобиль с его личной охраной, а позади следовал серый автомобиль со специальным оборудованием для экстренной связи со всем миром.

Тедди Мэйнард молчал, и его спутники старались его не беспокоить. Они знали, что если шеф молчит, то этому есть весьма серьезные причины. Если понадобится, он первым нарушит тишину.

Шеф ЦРУ разговаривал с президентом примерно раз в неделю, обычно по средам, в большинстве случаев по телефону, только в самых исключительных случаях он наведывался в Белый дом для личной беседы. Сегодня был именно такой случай, а последний раз они виделись девять месяцев назад, когда Тедди Мэйнард был в больнице, а президенту вдруг срочно понадобилась его помощь.

Обычно разговор они вели на равных, но Тедди Мэйнард не любил ощущать себя на одной доске с любым президентом, а уж с этим и подавно. Он мог оказать им любую услугу по собственному желанию, но ненавидел, когда у него что-либо просили.

Тем самым они унижали не только его, но и себя. За тридцать лет службы Тедди пережил шесть президентов и всегда имел под рукой свое секретное и довольно мощное оружие – возможность делать одолжение президенту страны. Это могло быть что угодно – ценная информация о положении дел в стране или за рубежом, сведения о настроениях в обществе, устранение террористов и даже сотворение небольшого экономического или социального чуда в угоду хозяину Белого дома.

Нынешний президент сильно переживал из-за унизительного, как ему казалось, провала Договора о запрещении испытаний ядерного оружия. Несколько дней назад сенат совершенно покончил с этим договором, а незадолго до этого ЦРУ устроило утечку информации о том, что правящие круги страны весьма озабочены судьбой этого важнейшего международного документа. Президент пришел в ярость и решил немедленно поговорить с директором ЦРУ. Сейчас его с полным основанием называли «хромой уткой», то есть человеком, который уходит со своего поста и заботится о своей репутации больше, чем о состоянии вверенной ему страны.

Тедди Мэйнард неоднократно имел дело с уходящими президентами и давно понял, что с ними очень трудно найти общий язык. «Хромые утки», как правило, никогда не встречаются с избирателями и без устали лепят себе соответствующую биографию. В этой связи они часто посещают другие страны, ведут переговоры с такими же, как и они, «хромыми утками»,собирают библиотеку, сортируют документы, позируют перед художниками-портретистами и часами диктуют историкам свои мемуары.

Но и это еще не все. По мере приближения выборов, которые отодвинут их на второй план политической жизни, уходящие президенты становятся более мудрыми, более осмотрительными, любят часто философствовать на отвлеченные темы.

Их пропустили через западное крыло Белого дома, где Тедди Мэйнард выдержал еще одно унижение. Агенты секретной службы безопасности долго копались в его инвалидной коляске, проверяя ее на предмет наличия оружия или взрывчатки.

Эти безмозглые тупицы никак не могут понять, что директору ЦРУ вовсе не обязательно прятать оружие в инвалидной коляске, чтобы раз и навсегда избавиться от неугодного президента. После этого Йорк и Дэвилл провезли его в здание и остановились в небольшой комнате рядом с Овальным кабинетом. Тут же к ним вышла секретарша и с озабоченным видом сообщила, что президент сейчас очень занят и примет директора ЦРУ через несколько минут. Тедди ехидно ухмыльнулся и махнул ей рукой, пробормотав, что этот президент никогда ничего не успевал делать вовремя. Она повернулась к двери и увела Йорка, Дэвилла и всех остальных сопровождающих, пообещав накормить их в президентской столовой.

Тедди знал, что придется ждать не менее десяти минут, и поэтому захватил с собой толстую папку с отчетами агентов.

Вскоре секретарша принесла кофе, и Тедди погрузился в чтение, изредка поглядывая на часы. Два года назад президент приехал к нему в Лэнгли, и Тедди заставил его ждать в приемной более двадцати минут. Интересно, сколько теперь предстоит ждать ему?

Глава государства появился в комнате минут через пятнадцать в сопровождении такого большого количества помощников и секретарей, словно тем самым хотел произвести впечатление на шефа ЦРУ. Пока они обменивались рукопожатиями и традиционными приветствиями, помощники ретировались, оставив их наедине. Появилась официантка и поставила перед обоими большие тарелки с зеленым салатом.

– Рад видеть вас в добром здравии, – произнес президент мягким голосом и с такой же мягкой улыбкой.

Тедди подумал, что президенту следует поберечь эту улыбку для телевидения, и взамен предложил чистую правду.

– Вы прекрасно выглядите, господин президент, – сдержанно сказал он, наклоняясь над тарелкой с салатом.

Обед был коротким, и поэтому они сразу приступили к обсуждению важнейших проблем.

– Нам стало известно, что французы снова продают свои игрушки Северной Корее, – сообщил Тедди.

– Какие именно? – поинтересовался президент, хотя сам прекрасно знал, о чем идет речь.

– Свою модификацию нашего секретного радара, – уточнил Тедди. – Это, конечно, глупо с их стороны, потому что им так и не удалось сколько-нибудь серьезно усовершенствовать его. Однако северные корейцы делают еще большую глупость, тратя на устаревшую модель огромные деньги. Собственно говоря, ничего удивительного в этом нет, так как они всегда покупают у французов старье. В особенности когда те старательно прячут его, выдавая за секретные новейшие образцы.

Таким путем им удается взвинтить цены и получить за свой хлам большие деньги.

Президент нажал кнопку, и в комнату вошли две официантки. Одна из них убрала грязную посуду, а вторая принесла большие блюда с цыплятами и спагетти.

– Как ваше здоровье? – с нарочитой заботой спросил президент.

– Как всегда, – горестно ответил директор ЦРУ. – Вероятно, я дорабатываю последние месяцы и уйду в отставку вместе с вами.

Это решение понравилось им обоим, так как каждый хотел отправить другого на покой. После этого глава государства пустился в долгие и нудные рассуждения относительно своего замечательного вице-президента, который, по его мнению, был бы прекрасным президентом и многое сделал бы для страны.

При этом он так разошелся, что даже забыл про остывающий обед на столе. А Тедди Мэйнард тем временем рассеянно терзал вилкой жареного цыпленка и думал о своем.

– Интересно, как вы расцениваете ход предвыборной гонки? – обратился к нему президент.

– Знаете, скажу вам честно: мне наплевать на эту возню и на всех кандидатов, – соврал Тедди в очередной раз. – Я уже сказал, господин президент, что ухожу в отставку вместе с вами и навсегда покидаю Вашингтон. Хочу вернуться на свою маленькую ферму, где нет телевизора, нет газет и вообще нет ничего, кроме небольшого пруда, где буду ловить рыбу и наслаждаться полным покоем. Я очень устал, сэр, и хочу отдохнуть последние годы.

– А меня, скажу вам откровенно, очень пугает агрессивный натиск Аарона Лэйка.

– Почему? – равнодушно спросил Тедди.

– В его предвыборной программе нет ничего, кроме обороноспособности страны. Ни единого пункта, который мог бы заинтересовать большинство избирателей. Понимаете, если предоставить Пентагону неограниченные финансовые ресурсы, то через некоторое время он потратит столько, что можно было бы накормить весь третий мир.

Тедди искоса посмотрел на президента, но промолчал. Да и что он мог ответить? Больше всего Тедди не хотелось вступать в полемику и затягивать этот неприятный разговор.

– Знаете, сэр, я приехал к вам просить об одном одолжении, – медленно произнес Тедди, стараясь не встречаться с президентом взглядом.

– Да, я знаю, – самодовольно кивнул тот. – Чем могу вам помочь? – Его губы растянулись в высокомерной ухмылке.

– Это не совсем обычная просьба, – продолжал Тедди. – Прошу вас рассмотреть возможность помилования троих заключенных федеральной тюрьмы.

Президент внезапно перестал жевать, а от ухмылки не осталось и следа. Он ожидал чего угодно, но только не этого. Помилование всегда было делом пустяковым, причем настолько, что об этом можно было бы договориться по телефону. Серьезные проблемы возникали лишь тогда, когда речь шла о помиловании шпионов, террористов или известных политиков.

– Шпионы? – испуганно спросил он.

– Нет, самые обычные мошенники и к тому же бывшие судьи. Один – из Калифорнии, другой – из Техаса, а третий – из Миссисипи. Они осуждены за мошенничество и тянут срок в одной из федеральных тюрем штата Флорида.

– Судьи? – оторопел президент.

– Да, сэр.

– Я знаю этих людей?

– Сомневаюсь, сэр. Тот, что из Калифорнии, когда-то был председателем Верховного суда штата и попался на уклонении от уплаты налогов.

– Мне кажется, я припоминаю это дело.

– Вполне возможно, сэр, так как дело было не совсем обычным. Его обвинили в злостном уклонении от уплаты налогов и приговорили к семи годам тюремного заключения, из которых он уже два отсидел. Второй, из Техаса, был членом местного суда и в свое время пользовался поддержкой президента Рейгана. Злоупотреблял спиртным и однажды, находясь в состоянии опьянения, сбил двоих подростков. Они погибли.

– Этот случай я тоже помню, но очень смутно, – проворчал президент.

– Да, сэр, это было несколько лет назад. А последний осужденный, что из Миссисипи, был в свое время мировым судьей и погорел на присвоении части прибыли от игры в бинго.

– А этого я совершенно не помню, – откровенно признался президент.

В комнате воцарилась гнетущая тишина. Оба напряженно обдумывали сложившуюся ситуацию и не решались возобновить разговор. Президент был сбит с толку и не знал, с чего начать, а Тедди Мэйнард не испытывал никакого желания подталкивать его к определенным решениям. Они молча доели обед и оба отказались от десерта.

На самом деле проблема не стоила и выеденного яйца, и они оба прекрасно понимали это. Все трое заключенных были совершенно неизвестными личностями, их жертвы – тоже. Президент мог безболезненно проявить милосердие по отношению к этим людям, тем более что срок его правления подходил к концу и люди с пониманием отнеслись бы к подобной акции. В свое время ему приходилось освобождать из тюрем даже самых отпетых преступников, и никогда это не вызывало никаких нареканий со стороны избирателей или средств массовой информации.

Порой дело доходило даже до разоблаченных шпионов, которых потом приходилось отпускать на все четыре стороны.

А тут трое каких-то никому не известных мелких мошенников. Разумеется, президент мог без особого труда поставить три подписи под нужными документами, и вопрос был бы решен окончательно и бесповоротно. Тем самым он сделал бы этого упрямого Тедди Мэйнарда своим должником. Но почему он должен облегчать ему жизнь?

– Полагаю, у вас есть достаточно серьезные основания для такой просьбы, – сказал президент.

– Разумеется.

– Имеет ли это отношение к проблемам национальной безопасности?

– Точнее сказать, это небольшая услуга старым друзьям.

– Старым друзьям? – с неподдельным изумлением воскликнул президент. – Значит, вы неплохо знаете этих людей?

– Нет, сэр, их я совсем не знаю, но хорошо знаю их друзей, – снова соврал Тедди.

Ложь была настолько очевидной, что президент не мог скрыть удивления. Подумать только, директор ЦРУ имеет друзей, которые, в свою очередь, являются близкими друзьями мошенников, отсиживающих срок в одной федеральной тюрьме! Но зачем ему расстраивать могущественного шефа ЦРУ?

Нет, он не станет унижаться и расспрашивать его о подробностях этого странного дела.

– Я в некотором смущении и не знаю, что делать, – откровенно признался президент, поглаживая подбородок.

– Как я говорил, эта просьба не совсем обычная, – недовольно проворчал Тедди. – Давайте забудем об этом, сэр.

– А кто может опротестовать помилование?

– Только семьи тех двух парней, которые погибли под колесами машины. Впрочем, я не стал бы упрекать их в этом.

– Когда это случилось? – продолжал допытываться президент с видом человека, который решил во что бы то ни стало докопаться до истины.

– Три с половиной года назад.

– Вы хотите, чтобы я помиловал бывшего члена федерального суда с республиканскими взглядами?

– Сейчас он уже далеко не республиканец по своим убеждениям. Вы должны знать, сэр, что все судьи дают клятву под присягой, что не будут иметь политических предпочтений, а уж в тюрьме они и подавно не могут выражать свои взгляды.

Ведь они лишены права голоса на время отбывания наказания. Господин президент, уверяю вас, если вы окажете им такую милость, они будут боготворить вас.

– Еще бы, – самодовольно усмехнулся президент.

– Кроме того, эти люди готовы покинуть пределы страны как минимум на несколько лет. Надеюсь, это облегчит вам принятие правильного решения.

– А почему им нужно уезжать?

– Ну, освобождение могло бы вызвать нежелательные толки у них дома. Люди сразу узнают, что они вернулись раньше срока, и начнут подозревать нашу судебную систему в снисходительности к бывшим судьям. А если они уедут, то все будет шито-крыто.

– Скажите, мистер Мэйнард, а тот судья из Калифорнии, которого посадили за уклонение от налогов, все-таки погасил задолженность перед государственной казной?

– Разумеется, сэр.

– А этот парень из Миссисипи вернул украденные деньги?

– Да, сэр.

На этом президент полностью исчерпал свое любопытство и надолго погрузился в раздумья. Он понимал, что должен задать еще какие-нибудь умные вопросы, но в голову ничего путного не приходило. Последний раз он встречался с директором ЦРУ несколько месяцев назад и сам выступил в роли просителя. Тогда речь шла о шпионском скандале, разгоревшемся сразу после ареста группы специалистов китайского происхождения, которые, по данным ЦРУ, шпионили в пользу своей исторической родины. Президент узнал об этом скандале за день до официального визита в Китай и попросил Тедди приехать к нему с докладом. В тот день они также сидели за обедом, ели такого же цыпленка с макаронами, и президент попросил директора ЦРУ попридержать эти сведения, не раздувать скандал и внести некоторые поправки в сообщения для средств массовой информации. Тедди Мэйнард не только согласился сделать это, но и собственноручно исправил текст сообщения таким образом, что основная вина за скандал ложилась на предыдущую администрацию. Разве можно поставить на одну доску грандиозный шпионский скандал с китайцами и трех мелких жуликов? Разумеется, нет. Тедди Мэйнард был абсолютно уверен, что президент не посмеет отказать ему в такой просьбе.

– А куда они поедут после освобождения? – поинтересовался президент после продолжительной паузы.

– Мы еще не знаем, но это не так важно.

В этот момент официантка принесла по чашке кофе, что позволило им сделать небольшой перерыв.

– Это может каким-то образом повредить интересам моего вице-президента? – последовал вопрос, когда они снова остались наедине.

– Нет, сэр, – хладнокровно соврал Тедди. – Да и как это может повредить карьере такого высокопоставленного лица?

– Не имею понятия, – хитро прищурился президент. – Кто знает, чем вы там занимаетесь?

– Вам не стоит волноваться на этот счет, господин президент, – уверенно заявил Тедди. – Это всего лишь просьба о маленькой услуге, последствия которой будут иметь значение лишь для самих заключенных.

Они молча пили кофе, думая только о том, чтобы поскорее закончить встречу.

– Мне понадобится несколько дней, чтобы навести необходимые справки и подготовить документы, – первым нарушил молчание президент. – Надеюсь, вы понимаете, что подобные просьбы идут нескончаемым потоком. Кажется, все вдруг опомнились и бросились ко мне с просьбами и требованиями.

– Зато ваш последний месяц в Белом доме будет самым счастливым, – попытался утешить его Тедди. – Можете мне поверить, я видел немало президентов на своем веку.

После сорока минут беседы они пожали друг другу руки и распрощались, договорившись созвониться через несколько дней.

В тюрьме «Трамбл» находилось пять бывших адвокатов, и последний по времени поступления как раз знакомился с библиотекой, когда туда вошел Уилсон Аргроу. Бедолага по уши обложился книгами и журналами, тщетно пытаясь найти нужный тон для составления апелляции по своему делу. Спайсер в это время наводил порядок на книжных полках, изредка поглядывая на названия толстых книг, в которых ничего не смыслил. Хэтли Бич сидел за большим столом в комнате для совещаний и что-то быстро писал, а его друга Ярбера вообще не было в библиотеке в этот момент.

Аргроу подошел к Спайсеру, отвел его в сторону, а затем вручил свернутый лист бумаги, который прятал во внутреннем кармане тюремной куртки.

– Я только что встречался со своим адвокатом, – тоном заговорщика прошептал он.

– Что это? – с недоумением уставился на него Спайсер.

– Тот самый документ, который подтверждает перевод ваших денег в один из банков Панамы.

Спайсер бросил взгляд на сидевшего неподалеку бывшего адвоката, но тот был настолько погружен в работу, что не видел ничего вокруг.

– Спасибо, – шепнул он на ухо Аргроу, после чего тот быстро вышел из библиотеки, а Спайсер направился к Бичу.

Бич долго изучал документ, а потом сообщил Спайсеру, что отныне целостность и сохранность их сбережений полностью гарантируется Первым Прибрежным банком Панамы.