Они вышли из гостиницы без сопровождения, без каких бы то ни было ограничений, но с указами о помиловании в карманах на тот случай, если придется кому-то что-то объяснять. Через несколько минут они были на пляже. Сегодня все казалось им другим: и небо было гораздо чище, и солнце грело сильнее, чем в тюремном дворе, и даже воздух был слаще. Словом, мир вокруг них снова стал прекрасным, наполненным светлыми надеждами на благополучное будущее.

Собратья беззаботно болтали, поглядывали на красивых женщин, улыбались им и вообще много смеялись даже по самому пустяковому поводу. На бульваре они быстро смешались с толпой отдыхающих и уже предвкушали вкусную ресторанную еду.

Однако до ресторана они не дошли, а уселись под огромным зонтом в небольшом пляжном кафе, чтобы видеть прохожих и насыщать легкие приятным морским воздухом. Через несколько минут им принесли по бифштексу с гарниром и по кружке пива. Они ели молча, сосредоточенно, медленно, вспоминая давно забытый запах настоящего мяса. Ничто в этот момент не отвлекало их внимания, кроме, естественно, грациозно прохаживающихся молодых женщин в купальных костюмах или коротких шортах. Тюрьма, казалось, превратила всех троих в стариков, однако пьянящий воздух свободы вновь пробудил у них интерес к противоположному полу и вызвал непреодолимое желание наверстать упущенное.

Хэтли Бич был готов с головой окунуться в полную приключений и романтической любви жизнь, которая уже маячила на горизонте.

Что же до Спайсера, то у него тоже была своя давняя страсть, правда, не к женщинам и не к приключениям, а к азартным играм в казино. Он никогда не был за границей, не представлял, как живут люди в Европе, но слышал от Бича, что и там немало игорных заведений, где можно хорошо провести время.

Финн Ярбер был самым сдержанным из них и плевать хотел на все то, о чем мечтали его друзья. Он не раз бывал в Европе, пресытился всеми житейскими соблазнами и мечтал только об одном – поскорее получить два миллиона и провести оставшуюся часть жизни в старинных городах Италии и Греции.

Плотно перекусив, собратья вышли на пляж, немного побродили, а потом, наткнувшись на небольшой книжный магазин, купили там несколько туристических справочников и путеводителей по европейским городам. А в соседнем магазине они выбрали себе темные очки, после чего поспешили в гостиницу, чтобы с помощью Джека Аргроу окончательно решить все свои дела и поставить последнюю точку в этой истории.

Клокнер и его компания пристально наблюдали за тем, как бывшие заключенные вернулись в гостиницу «Морская черепаха». Они ужасно устали от побережья, от бара Пита и всех других здешних мест, в которых провели столько времени. С Клокнером осталось шесть человек, включая Чепа и Уэса, и все они мечтали о скорейшем завершении операции. А это могло случиться только после того, как собратья получат все необходимые документы и благополучно покинут США.

Когда троица вошла в гостиничный номер Джека Аргроу, папка в наволочке лежала на прежнем месте. Во всяком случае, не было ни малейших признаков, что к ней кто-то прикасался.

– Деньги уже в пути и скоро будут в лондонском банке, – сообщил Аргроу, когда они уселись в кресла.

Тедди Мэйнард наблюдал за разговором из своего бункера в Лэнгли и не переставал поражаться удаче этих мошенников. Сейчас, облачившись в легкомысленные пляжные шорты и майки, они выглядели гораздо моложе своих лет и не производили впечатления отпетых вымогателей. Финн Ярбер, например, был в рыбацкой кепке с длинным козырьком, Джо Рой Спайсер напялил на себя соломенную шляпу и совершенно невообразимую майку ядовито-желтого цвета, а Хэтли Бич – бывший республиканец – был одет в шорты цвета хаки, плотно облегающий тело пуловер и кепку для гольфа.

Джек Аргроу подошел к столу, взял три небольших конверта и вручил каждому из собратьев:

– В этих конвертах ваши новые документы, кредитные карточки, свидетельства о рождении и карточки социального обеспечения.

– А как же наши паспорта? – напомнил ему Ярбер.

– Они будут готовы через несколько минут. В соседней комнате вас сфотографируют и вклеят снимки в паспорта и водительские удостоверения. Это отнимет не больше получаса. Кроме того, в каждый из полученных вами конвертов мы вложили по пять тысяч долларов наличными на мелкие расходы.

– Я теперь Харви Мосс?! – удивленно воскликнул Спайсер, посмотрев на свое свидетельство о рождении.

– Да. Вам не нравится имя Харви?

– Нет, мне сейчас понравилось бы любое имя.

– Да ты и выглядишь как Харви, – съязвил Бич.

– А ты теперь кто?

– Я стал Джеймсом Нанли.

– Ну что ж, Джеймс, рад познакомиться.

Несмотря на всю комичность ситуации, Джек Аргроу даже не улыбнулся.

– Я должен знать, куда именно вы хотите отправиться, – строго сказал он. – Люди из Вашингтона хотят быть уверены, что вы действительно уедете из страны.

– Мне нужно заказать билет до Лондона, – заявил Ярбер.

– Мы уже позаботились об этом. Самолет из Джексонвилла до Атланты вылетает через два часа, а в десять минут восьмого вы из Атланты вылетите в Лондон. В аэропорт Хитроу самолет прибудет завтра рано утром.

– Вы действительно заказали мне билет? – не поверил Ярбер.

– Разумеется. В салоне первого класса.

Финн Ярбер закрыл глаза и мечтательно улыбнулся.

– Ну а вы что собираетесь делать? – обратился Аргроу к остальным.

– Откровенно говоря, мне и здесь неплохо, – хитро ухмыльнулся Спайсер.

– Сожалею, но об этом не может быть и речи. Таковы условия договора.

– Мы проделаем тот же путь, но только завтра вечером, – вмешался Бич, с укором посмотрев на Спайсера. – Если, конечно, получим подтверждение от мистера Ярбера.

– Если хотите, мы закажем вам билеты на тот же рейс.

– Да, мы будем признательны вам за это, – согласился Бич.

В этот момент в комнату неслышно вошел Чеп, подхватил с софы наволочку с папкой и так же тихо удалился, не проронив ни слова.

– Ну что ж, пойдемте фотографироваться, – предложил Аргроу.

Финн Ярбер, летевший на самолете под именем мистера Уильяма Маккоя из Сан-Хосе, что в Калифорнии, прибыл в Атланту вовремя и без приключений. Там он еще почти час бродил по терминалу, рассматривал витрины магазинов и вообще наслаждался суетой огромного аэропорта, где, казалось, собралось несколько миллионов человек. Его место в салоне первого класса представляло собой огромное, обитое дорогой кожей кресло, в котором можно было утонуть. После двух бокалов шампанского он впал в мечтательное настроение, а потом и задремал. Правда, спать Ярбер не хотел, так как очень опасался, что проснется и снова увидит над головой опостылевший тюремный потолок с тусклой лампой.

Джо Рой Спайсер наконец-то отыскал на краю пляжа телефон-автомат и позвонил жене.

– Кто это? – растерянно пробормотала она.

– Это я, дорогая. Я на свободе и надеюсь, скоро увидимся.

– Джо Рой?

– Да, послушай меня внимательно. Я вышел из тюрьмы и скоро улетаю в Лондон.

– Джо Рой, это ты? – прохрипел в трубке изумленный голос жены. – Ты где?

– Я сейчас в гостинице неподалеку от Джексонвилла. Это штат Флорида. Сегодня утром меня выпустили из тюрьмы.

– Выпустили? – Она поперхнулась от удивления. – Но как же…

– Ни о чем не спрашивай, дорогая, – теряя терпение, сказал Спайсер. – Я все объясню тебе потом, при встрече.

Завтра вечером я улетаю в Лондон. А ты должна немедленно заняться оформлением заграничного паспорта, понятно?

– В Лондон? – оторопела она. – Ты сказал, что улетаешь в Лондон?

–Да.

– И как долго ты собираешься сидеть там?

– Пару лет, не больше. Послушай, дорогая, я понимаю, что в это трудно поверить, но я снова на свободе, и мы должны пару лет пожить за границей.

– Что за ерунду ты плетешь? – не поверила она. – Ты что, сбежал из тюрьмы? Джо Рой, что случилось?

– Да послушай же меня, ради всего святого! – закричал Спайсер. – Меня освободили, но при этом я должен уехать из страны на пару лет. А тебе надо быстро оформить заграничный паспорт. Ты поняла меня?

– Поняла, но зачем мне паспорт?

– Чтобы мы могли встретиться в Европе! – выкрикнул он, теряя всяческое терпение.

– Через два года? – продолжала недоумевать жена.

– Не через два года, а на два года.

– Мы будем жить там целых два года?

– Да, совершенно верно.

– Но как же я уеду? У меня на руках больная мать. Не могу я все бросить и уехать на целых два года бог знает куда!

Спайсер хотел было сказать, что он думает о ее матери и вообще обо всем на свете, но потом решил, что этим делу не поможешь. Если женщина глупая, то это, как правило, надолго. Тяжело дыша, он посмотрел на пляж, на гуляющих молоденьких женщин и грустно вздохнул.

– Послушай, дорогая, я в последний раз объясняю: меня освободили и я улетаю в Лондон. У меня нет другого выбора.

Лучше быть в Лондоне, чем на кладбище. Если хочешь – присоединяйся ко мне, если нет – потерпи до встречи еще пару лет.

– А почему ты не можешь вернуться домой? – угрожающим тоном вопросила жена.

– Не могу, и все тут. Я позвоню тебе завтра, – устало произнес Спайсер и повесил трубку.

После этого тягостного разговора Спайсер уговорил Бича зайти в небольшой ресторан, где они с огромным аппетитом откушали прекрасное блюдо из морепродуктов, потом какое-то время наблюдали за шумной молодежью, долго бродили по пляжу, пока наконец не наткнулись на бар Пита, где выпили по кружке холодного пива. И все это время они часто вспоминали своего друга Финна Ярбера, который в это время летел над Атлантикой, спеша за их кровными миллионами долларов. Как все-таки странно устроена жизнь! Кто мог подумать, что именно тюремная скука заставит их шевелить мозгами и в конце концов они выйдут на свободу с такими большими деньгами?!

Сотрудник таможни в аэропорту Хитроу бросил беглый взгляд на слегка потертый паспорт мистера Маккоя, что свидетельствовало о его продолжительном турне по всему свету, и без колебаний вернул документ хозяину. Финн Ярбер в очередной раз убедился, что у Аарона Лэйка действительно очень влиятельные друзья, если так ловко подделали паспорт. Благополучно миновав пропускной пункт таможни, он вышел на улицу, поймал такси и отправился в отель «Бюэйзил-стрит», который они с Бичем высмотрели в туристическом справочнике. Там он уплатил наличными за небольшую, но очень уютную комнату с огромными готическими окнами, заполненную почти антикварной мебелью, и сразу спустился в ресторан, где выпил чашку крепкого кофе, съел яичницу с сосисками и зеленым салатом. После завтрака Ярбер вышел прогуляться по Лондону, а ровно в десять утра прибыл на такси в банк «Метрополитен траст», расположенный в самом центре Сити. Служащая банка неодобрительно окинула придирчивым взглядом его помятые джинсы и бесформенный пуловер, но когда узнала, что он американец, равнодушно пожала плечами и провела его к менеджеру.

Тот заставил Ярбера ждать больше часа, но он отнесся к этому с пониманием и ничуть не возражал. Финн, конечно, немного нервничал, но старался не показывать этого. Откровенно говоря, он готов был ждать не только час, но целый день, неделю и даже месяц, лишь бы только получить деньги и забыть о кошмарах тюремного заключения. «Трамбл» научил его быть терпеливым и дожидаться нужного результата. Наконец-то к нему вышел мистер Макгрегор, извинился за то, что заставил долго ждать, и объявил, что деньги банком уже получены. Все шесть миллионов долларов благополучно пересекли Атлантику и теперь находились на британской земле.

– Я бы хотел перевести их в Швейцарию, – заявил Финн Ярбер с видом опытного человека, который знает, чего хочет и от денег, и от самой жизни.

В тот же самый вечер Хэтли Бич и Джо Рой Спайсер вылетели в Атланту и, подобно Ярберу, долго бродили по многолюдному терминалу, с нетерпением дожидаясь вылета в Лондон. В салоне первого класса они наслаждались пивом, смотрели последние фильмы и даже попытались уснуть, но из этого ничего не вышло. Их преследовали те же кошмары, что и Ярбера.

Финн встретил их в аэропорту Хитроу, сообщил приятную новость, что деньги получены и скорее всего находятся уже в Швейцарии, и тут же огорошил их предложением как можно быстрее убраться отсюда.

– Они знают, что мы здесь, и могут проследить за нами, – пояснил он. – Давайте покажем им фигу.

– Ты думаешь, они продолжают следить за нами? – спросил Бич.

– Не знаю, но полностью исключать такую возможность нельзя.

– Зачем им это нужно? – удивился Спайсер.

Они еще полчаса обсуждали эту проблему, а потом стали изучать расписание рейсов из Лондона, пока не остановили выбор на самолете авиакомпании «Алиталия» с конечным пунктом в Риме.

– А там говорят по-английски? – вдруг поинтересовался Спайсер.

– Если не ошибаюсь, – не без иронии произнес Ярбер, – то итальянцы все-таки говорят по-итальянски.

Как ни странно, но Спайсера это немного утешило.

– А как ты думаешь, папа римский будет встречать нас в аэропорту?

– Вряд ли, – усмехнулся Ярбер. – Скорее всего у него найдутся более важные дела.