Средневековая империя израэлитов

Гришин Роберт

Меламед Владимир

 

Роберт Гришин, Владимир Меламед (Торонто, Канада)

Средневековая империя израэлитов.

Acknowledgements

We have tried in this book to outline our vision of history, to give an account of the conception of the Israeli, or Judaic, medieval empire from the point of view of the works of contemporary revisionist scholars. The fundamental role in the development of a critical look at traditional history belongs in our time to Doctor Anatoly Fomenko. We are obliged to express huge gratitude to him and his co-author, Doctor Gleb Nosovsky, for the permission to use their works and graphical materials extensively. Doctors Yaroslav Kesler, Vladimir Ivanov, and Andrey Sinelnikov, who sent us their own articles and projects and who helped us in every way with it all have made a most valuable contribution to the book. Works have been used by us of Doctor Eugen Gabowitsch, the Japanese writer Arimas Kubo, Igor Shumakh and some other researchers which were graciously placed at our disposal.

One especially would like to note the fine work of translator Roy Cochrun, proof-reader Bill Denikin, and production director P. Saldin.

This book hardly would have appeared without their help and support.

ПРЕДИСЛОВИЕ

В трагедии Уильяма Шекспира «Отелло» есть одна загадка: какую религию исповедует Отелло? Дездемона говорит прямо:

Чиста я — это верно,

Как верно то, что христианка я!

А вот открытый и честный Отелло что-то скрывает. Считается, что он, чернокожий мавр, мусульманин. И если следовать традицинной истории, то иного варианта действительно нет. Перед тем как покончить жизнь самоубийством, Отелло вспоминает: …как-то раз в Алеппо,

Когда турчин в чалме посмел ударить

Венецианца и хулить сенат,

Я этого обрезанного пса,

Схватив за горло, заколол — вот так.

(Закалывает себя)

То есть, по современным понятиям, уже был в мире ислам, раз какой-то «обрезанный пес» в чалме дрался в Алеппо с венецианцем. Почему бы и Отелло не быть мусульманином? Но это — по современным понятиям! Точнее сказать — по современным стандартам мышления, связывающим чалму и обрезание с мусульманским миром.

Между тем, еще совсем недавно (по историческим меркам) чалму носили воины многих стран. А обрезание, как будет показано в нашей книге, — сложнейшее явление, характерное на определенном этапе для всей человеческой культуры.

Так что Отелло непонятно кто по вере, и неясно, почему он турка называет псом. Но винить Шекспира в оплошности, на наш взгляд, не стоит. Как отмечает в своих исследованиях профессор Я.Кеслер, все англичане до ХVII века нигде в письменных источниках не упоминали слова: «мусульмане, Ислам, Коран, минарет, муэдзин, хиджра, Кааба». Полное впечатление, что они их не знали. А ведь сыны туманного Альбиона к тому времени уже побывали в различных уголках света и должны были их знать. Нет, Уильяму Шекспиру? как и Фрэнсису Бэкону и другим великим англичанам той эпохи, эти слова явно незнакомы.

Незнакомы они и итальянскому писателю Джиральди Чинтио, по новелле которого "Венецианский Мавр" (сборник "Hecatommithi" или "Сто рассказов". 1566 г.) Шекспир создал свой шедевр.

Так, может быть, ислама еще не было?

Загадка Отелло перерастает в один из кардинальных вопросов, связанных со средневековьем — временем, когда зарождались современные государства, народы, религии.

Этой эпохе посвящена наша книга. В ней собраны научные факты, доказывающие, что нынешняя историческая наука утопична. Она построена на ложных предпосылках и искусственно сконструированной хронологии. Есть множество свидетельств того, что все «античные» рукописи — литературные произведения XV–XVI веков и что никаких «древних» Рима и Греции, как нас учит историческая наука, никогда не было в действительности.

Мы собрали выводы десятков ученых из разных стран о том, что древнейшие памятники человечества, пирамиды Египта, воздвигнуты в период между XI и XVIII веками нашей эры.

Обработка письменных источников на компьютере, со сравнительным анализом их подлинности, и другие новейшие методы изучения истории, найденные учеными, позволяют утверждать: в XIII–XIV веках нашей эры вспыхнула первая в истории мировая война. Она закончилась образованием колоссальной по размерам империи со столицей в Истанбуле, который тогда назывался Иерусалимом. Ее территория включала в себя большую часть Европы, Азии, все цивилизованные регионы Африки и Японию. Есть основания говорить, что ацтекская цивилизация также входила в состав империи.

Ее подданные называли свою страну Израилем и исповедовали религию, приблизительно изложенную в Ветхом Завете. Они называли свою веру католической.

Просуществовав 70–80 лет, империя распалась. Началось бурное образование государств и формирование народов и наций в современном значении этих слов.

Возникла объективная политическая необходимость в написании собственной истории, в отличие от истории общей, характерной для империи. Нужно было найти или создать собственные исторические корни, свою древность, непохожую на древность соседей. Причем чем глубже в века уходили эти корни, тем законнее выглядели в глазах подданных те или иные правители. Их власть как бы освящалась веками.

Тогда-то и был изобретен основной скелет современной историографии. Развернулась охота за рукописями, объявленными древними. Основной корпус источников по истории античности появился на протяжении всего двух веков — XV и XVI-го. Как это произошло, известно не только критикам традиционной историографии, но и самим традиционалистам.

Древние рукописи появлялись по схеме, хорошо видной на примере одного из самых ярких фальсификаторов того времени Поджио Браччиолини. Он, автор исторических и моралистических книг, был в полном смысле слова властителем дум своего века. Первую половину итальянского XV века многие находили возможным определять "веком Поджио". Флоренция воздвигла ему статую, изваянную резцом Донателло.

При содействии флорентийского ученого, книгоиздателя Никколо Никколи, Поджио Браччиолини устроил нечто вроде постоянной студии по античной литературе и привлек к делу целый ряд сотрудников и контрагентов.

Первые свои «находки» Поджио Браччиолини и Бартоломео ди Монтепульчано сделали в эпоху Констанцкого собора. В забытой сырой башне Сен-Галленского монастыря, в которой заключенный не выжил бы и трех дней, им посчастливилось «найти» в целости и сохранности кучу древних манускриптов: сочинения Квинтилиана, Валерия Флакка, Аскония Педиана, Нония Марцелла, Проба и др. Через некоторое время Браччиолини якобы обнаружил фрагменты "из Петрония" и "Буколики" Кальпурния.

Клиентами Поджио были Медичи, аристократические фамилии Англии, Бургундский герцогский дом, кардиналы Орсини, Колонна, богачи, как Бартоломео ди Бардис, университеты. Он хорошо нажился на «древних» рукописях.

Казалось бы, нельзя подделать археологические находки. Но можно находить только то, что нужно и там, где нужно.

Раскопки Геркуланум начались в 1711 году, в 1748 году — раскопки в Помпеях. Они носили рекламный и коммерческий характер. Ни о каких научных исследованиях речь не шла. Первые раскопки в Афинах были проведены английским "Обществом дилетантов" в 1743–1751 годах. Оно так и называлось — общество дилетантов, и говорить о научном уровне раскопок не приходится. Но даже не это главное. Последовавшие археологические экспедиции целеустремленно уничтожали все находки, противоречившие установившимся взглядам на историю. В лучшем случае их объявляли ошибочными.

Творили якобы древнюю историю и скульпторы. Известны факты, когда некоторые из них закапывали статуи собственной работы в землю и через несколько лет оповещали мир о том, что нашли нетленные творения античных мастеров. (Ф. Кремонезе).

Полна искажений и выдумок история России и Китая. По политическим и многим другим причинам сконструированы легенды о татаро-монгольском иге в России и многовековой борьбе с гуннами в Китае. И то, и другое просто неправда.

Идейная направленность традиционной европейской истории сложилась в XVI–XVII веках, в эпоху Реформации и Контрреформации.

Главными принципами крупнейших историков того времени стали лозунг Н. Маккиавелли “Цель оправдывает средства” и клич М. Лютера “Кто не с нами, тот против нас”. Создатель современной хронологии Ж. Скалигер (Бордони) — придворный летописец Генриха IV Бурбона. Вслед за своим хозяином он был то католиком, то гугенотом. Он сочинил “непрерывную” хронологию французских королевских династий, чтобы узаконить и увековечить права Бурбонов, изничтоживших прежнюю династию Валуа. Вся остальная мировая история была призвана только служить фоном для этой цели.

Аналогичную работу проделал австриец Куспиниан (И. Шписхаймер) для Габсбургов, выведя их непрерывную родословную от Юлия Цезаря. Наиболее же “наукообразной” стала история Великобритании в редакции отца и сына лордов-канцлеров Бэконов, снабженная к тому же гениальным “пи-аром” в виде пьес-хроник Шекспира. Мирное объединение Англии и Шотландии под короной новой шотландской династии Стюартов предопределило и “непрерывную законную” историю династической смены шотландских правителей в течение 1200 лет.

Римско-католическая церковь, озабоченная сохранением своего политического влияния, приняла в процессе создания наукообразной “всемирной светской” истории самое активное участие, в частности, в лице монаха-иезуита Д. Петавиуса.

Важным поворотным моментом стало и само принятие в Европе современного летоисчисления решением Тридентского Собора 1563 г. Только на соборе было признано, что на дворе именно 1563 г. от Р. Х. Все источники, противоречившие этому, было приказано сжечь. В это же время объявилась и “Книга Пап”, зарегистрировавшая якобы непрерывную смену Римских Пап с IV по IX век (до Папы Николая I).

Современную историческую традицию создал и бизнес. С середины XV века, стараниями, прежде всего, флорентийских банкиров Медичи, история стала предметом весьма выгодной торговли — начиная со “священных реликвий” и кончая “древними рукописями”. Ярчайший пример — “Грамота Константинова Дара”, подложность которой доказал Л. Валла как раз в середине XV века.

В это время происходит важное цивилизационное событие — появление книгопечатания, стимулированное неудовлетворенным рыночным спросом на книги. Ну, а там, где спрос, там и предложения. Изобилие только что обнаруженных “древних” рукописей и хроник становится широчайшим..

Как правило, они обрываются “где-то в древности”. Типичный пример — летопись Саксонского Грамматика, обрывающаяся в 1185 г. и обнаруженная в 1514 г. Эта летопись и была положена в основание истории скандинавских стран. Аналогичную, но уже "древнепольскую" историю, простирающуюся до 1113 г., написал некий Галл Аноним, а обнаружена она в том же XVI веке.

“История нужна правителю такой, какой она позволяет ему наиболее эффективно управлять своим народом”-еще один тезис основоположника политологии Никколо Маккиавелли, определяющий и сегодня отношение власти к истории.

До сих пор очень редки исследования, свободные от политических симпатий и антипатий и желания во что бы то ни стало выпятить в положительном смысле роль и значение народа, к которому причисляют себя исследователи. К примеру, блестящий русский математик и историк-ревизионист А. Фоменко, чьими наработками, с его согласия, мы пользуемся в этой книге, привязывает все развитие цивилизации к славянским корням, тюркский писатель М. Агаджи — к тюркским. Таким же путем шли западные историки Отто Ран, Гвидо фон Лист и многие другие.

Авторы книги полагают такой подход ошибочным. Они стоят на той позиции, что еще совсем недавно, несколько веков назад, люди не считали себя ни турками, ни русскими, ни евреями, ни французами, ни кем-нибудь еще в нынешнем значении этих определений. Существовал период, когда они не делились и по вероисповеданию, поскольку, будучи подданными одной империи, исповедовали одну и ту же религию — единобожие. Прото-иудаизм стал исходной позицией для создания мировых религий — главной движущей силы в духовной жизни человечества на века вперед.

Об империи и ее идеологии и рассказывает эта книга, опираясь на свидетельства прошлого и те реконструкции, которые предлагают сегодня критики традиционной историографии.

 

ЗАГАДОЧНАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ИУДАИЗМА

Понятие «империя» (лат. imperium — власть) в современной исторической науке обозначает название крупных монархических государств разных эпох. Оно соотносится с Персией и Римом, Византией и Россией, Британией и Испанией, с различными династиями европейских, индийских, южноамериканских и китайских монархов.

Никогда и нигде это понятие не использовалось для обозначения какого-либо государственного образования иудейского толка: истории неизвестны факты, когда бы небольшие семитские племена, жившие на стыке Африки и Азии, создавали свою империю. Другими словами, покоряли бы соседние и дальние страны, силой оружия утверждая свою власть и могущество и облагая побежденных данью.

Во всех имеющихся исторических источниках утверждается, что иудеи постоянно были гонимыми, что они практически непрерывно на протяжении тысячелетий попадали из одного плена в другой, из одного рабства в другое, всегда были у кого-либо в подчинении. При этом, однако, они загадочным образом сохраняли свою национальную неповторимость, часто, вопреки собственному практицизму, были верны вере отцов и в любой стране добивались разительных успехов в экономике, политике и культуре.

Загадочное и единственное в своем роде явление для гонимых и преследуемых. Вообще-то угнетаемых народов было предостаточно, но никто из них не расселялся на огромных территориях — от Испании до Индии, от Италии до Швеции. Кроме иудеев.

При этом поражает, что явление такого масштаба — появление в той или иной стране огромных групп иудеев — не отражено в каких-либо достоверных источниках. То есть описаний гонений и погромов вполне хватает, а вот факты насильственного или добровольного прихода больших масс инородцев в какую-либо страну нигде не зафиксированы. Не существует ни одного письменного описания, кроме легендарного похода Моисея.

Как же объясняют историки широкое распространение иудеев среди других народов? По-всякому. Одни говорят, что это связано с проповеднической деятельностью их священнослужителей. Такого мнения придерживаются те, кто чрезвычайно слабо знаком с иудаизмом, религией замкнутой и не имеющей проповеднической традиции.

Другие придерживаются гипотезы о торговом характере распространения иудеев. Они всегда были превосходными торговцами, проникали со своими товарами куда угодно, оседали в разных странах и создавали свои общины. Эта гипотеза также не выдерживает критического анализа. Дело в том, что торговля в средневековье, и тем более в ранние века, связана прежде всего с мореплаванием, а вот источники почему-то молчат об отважных еврейских капитанах. Их нет.

Изучая иудейскую профессиональную специфику в средневековой Европе, обнаруживаешь, в первую очередь, не торговый, а финансовый характер их деятельности. Иудеи — ростовщики, банкиры, оптовики. Как такая специализация могла способствовать уникальному феномену еврейской распространенности? Ответов нет.

Любой рассказ об истории той или иной иудейской общины сегодня начинают со слов «согласно легенде», «считается, что» или «есть версия, что». То есть налицо полное отсутствие достоверного факта прихода евреев. И это, по нашему мнению, противоестественно. Чужаков-иностранцев и сегодня нигде не приветствуют, рассматривая как конкурентов на рынке труда, а во времена, когда люди постоянно страдали и умирали от голода, абсорбция значительного по численности пришлого населения не должна была пройти незамеченной.

Тем не менее среднеазиатские мусульмане, немцы, шведы и все остальные, как сговорившись, молчат о приходе евреев в их страны.

Ряд иудейских общин также не считает, что они откуда-то пришли. Взять, к примеру, многочисленную бухарско-еврейскую общину в Средней Азии. В ее истории нет прямых или косвенных свидетельств «прихода» или «привода» иудеев в этот жаркий и засушливый край. Наоборот, здешние евреи заявляют, что жили в Средней Азии всегда, или, во всяком случае, появились там не позже других народов, исповедующих иные религии. Их заявления подкрепляются полным генетическим, языковым и культурным единством бухарских евреев с их соседями. Они отличаются только верой.

Генетическое единство иудейского населения с коренным населением той или иной страны также не вызывает сомнений. Невозможно генетически отличить эфиопского еврея от эфиопа, бухарского еврея от таджика, шведского еврея от шведа и так далее. Можно предположить, что иудеи активно сочетались брачными узами с местным населением и в результате приобрели схожие с ним черты. Но, во-первых, еврейские общины весьма консервативны в этом вопросе, а во-вторых, многие отличительные признаки семитского происхождения, по законам генетики, должны сохраняться на протяжении 20 поколений. А это не наблюдается.

Рассмотрим некоторые результаты, на основании которых антропологи отрицают наличие еврейской расы. В брошюре "Расовый вопрос в современной науке” (ЮНЕСКО) профессор Хуан Комес приходит к такому выводу:

"Вопреки общепринятому мнению, евреи в расовом плане гетерогенны; тот факт, что они постоянно мигрировали и вступали в контакты — добровольно или еще каким-то образом — с другими народами и нациями, привел к такому смешению кровей, что так называемый народ Израиля продуцирует черты, типичные для каждого народа. Сравните коренастого, тяжеловесного еврея из Роттердама с его единоверцем, скажем, из Салоник, с сияющими глазами на бледном лице, худощавым, физически выносливым… Мы можем утверждать, что евреи в целом обладают такими морфологическими разновидностями, какие можно обнаружить между двумя или более расами".

Как подчеркивает исследователь Г. Шапиро:

"Широкий диапазон вариаций физических характеристик и разные гигиенические параметры их групп крови делают любую попытку единой расовой квалификации евреев бессмысленной. И хотя современная расовая теория допускает некоторую степень полиморфизма или вариаций внутри одной расовой группы, она (т. е. теория) не позволяет отчетливо считать разные группы представителями одной расы. В противном случае биологические цели расовой квалификации не имеют никакого значения, а сама процедура — тщетна. К сожалению, объект анализа почти никогда не рассматривается в "чистом виде", без привлечения доводов и мотивов небиологического характера, и несмотря на доказательства того, что сегодня евреи — не представители особой расы, их пытаются подвергнуть сегрегации". («Евреи: биологическая история»).

М.Фишберг, стоявший на позициях традиционной истории, отмечал следующее:

"Даже в библейских источниках говорится, что народ Израиля состоял с самого начала из представителей разных рас… В Малой Азии, Сирии и Палестине жили разные народы — амореи (они были светловолосыми, высокими, с вытянутыми головами), хетты (темнокожие и темноволосые), вероятно, монголоидного типа, кушиты, негроидная раса и много других. С представителями всех этих народов евреи вступали в брак, о чем мы можем прочитать на многих страницах Библии". («Евреи-исследование расы и окружающей среды»).

Продолжая эту мысль, Я. Кеслер писал:

«Пророки, наверно, грозили карой тем, "кто женился на дочерях чужого бога", однако израильтяне были неразборчивы в своих связях, а их вожди подавали им плохой пример. Даже их первый патриарх Авраам сожительствовал с египтянкой Агарь, Иосиф женился на Асенефе, не просто египтянке, а на дочке жреца; Моисей женился на дочери мадиамского священника Сепфоре; герой иудеев Самсон был филистимлянин; мать царя Давида — моавитянкой. А о царе Соломоне Библия сообщает: "И любил царь Соломон многих чужестранных женщин, кроме дочери фараоновой, Моавитянок, Аммонитянок, Идумеянок, Сидонянок, Хетгеянок, из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: "не входите к ним, и они пусть не входят к вам, чтобы они не склонили сердца вашего к своим богам"; к ним прилепился Соломон любовью" (3 Царств, II, 1–2).»

Видимо, царский пример повторяли и знать, и челядь, считают традиционные историки. К тому же, хотя и существовал запрет жениться на девушках-иноверках, на пленниц в военное время он не распространялся. На этом не стоило бы останавливаться, если бы не стойкий миф о библейском народе, сохранявшем чистоту расы на протяжении всей истории. (Я..Кеслер «Тринадцатое колено». гл.8)

Такова общепринятая точка зрения. С ней можно было бы согласиться, если бы не огромное количество фактов, говорящих о том, что вполне простительная слабость иудеев к девушкам-иноверкам не имеет к разнообразию еврейских типов никакого отношения. Девушек-иноверок любили мужчины их собственных племен, чья особенность заключалась лишь в том, что они, в отличие от сородичей-язычников, были единобожниками.

Что же касается «миграции евреев», то средневековая история донесла до нас хорошо зафиксированные факты внутриевропейских переселений, когда в результате различных политических интриг группы иудеев выселялись с насиженных мест. Да, они мигрировали, но причина заключалась вовсе не в их национальной принадлежности.

Тогда и наций-то не было в современном понимании этого слова. К тому же, что крайне важно, ссылка никогда не применялась к другим группам и слоям населения, то есть она не была методом решения политических, экономических и прочих проблем.

Мы не найдем в сохранившихся документах той эпохи ни одного примера, когда бы людей в массовом порядке переселяли в иные места. В лучшем случае грабили, насиловали и выгоняли. В основном же применялись массовые казни и каторга. Так было проще и быстрее. Ярчайший пример — гонения в XVI веке на французских гугенотов, желавших получать божественную благодать напрямую от Бога, без посредничества католического духовенства. Взамен они получили 24 августа 1572 года массовую резню, известную в истории как Варфоломеевская ночь, или Парижская кровавая свадьба.

Иудеев, однако, стали громить и резать гораздо позднее. Поначалу их именно переселяли. С чадами и домочадцами, с имуществом и немалыми деньгами. И встречали их на новых местах, как мы увидим в следующих главах, зачастую с почтением и уважением.

Рассмотрим официальную историю еврейской общины в Швеции.

1000–1500 Евреи отсутствуют в Швеции

1645 Королева Кристина обращается за помощью к врачу Бенедикту де Кастро (Барух Нехемия), первому еврею в Швеции, имя которого сохранила история.

1681 Крещение евреев (четырёх взрослых и восьмерых детей) в Немецкой Церкви в Стокгольме в присутствии короля и королевы. Обращенным дарованы привилегии.

1685 Небольшое число евреев, живших в Стокгольме, получило приказ в две недели покинуть страну.

1718–1772 Во время Шведской Свободы издаётся несколько последовательных декретов, направленных против евреев. В Швеции, как и во всей Европе, значительная часть жителей враждебна к евреям и препятствует их поселению в стране.

1774 Проживающему в Швеции Аарону Исааку первому дозволено исповедовать свою религию.

1775 В Стокгольме основана Еврейская конгрегация. Город Марстранд стал настоящим пристанищем для иностранцев, где они могли пользоваться возможностью свободно торговать и исповедовать свою веру. Еврейская конгрегация существовала до 1794 г.

Отметим существенный факт, отраженный в этой таблице и характерный для историй всех европейских общин иудеев. Хорошо выверенные, нелегендарные сообщения о евреях начинаются только в XVII веке, причем евреи оказывается сразу в непосредственной близости к правителям страны.

Полностью отсутствуют сообщения об иудеях — беглецах и переселенцах до 1600 года. А уже в 1681 году состоялось торжественное крещение 12 иудеев в присутствии короля и королевы, то есть этому событию придавалось огромное значение! И это в те времена, когда судьба тысяч и тысяч людей, принадлежавших к любой другой конфессии, в том числе христианской, никого не интересовала. За что такая честь иудеям?

Как видно из таблицы, в 18 веке выходит целая серия законов, регламентирующих отношения с еврейством. Фактически признается их необходимость для страны. По всем канонам политологии, подобные законы могут быть оценены как договор равных по силе сторон. Ожидать подобную политическую мощь от только что поселившихся нескольких сотен семей-чужаков, по меньшей мере, нелогично.

В зависимости от симпатий или антипатий к иудеям авторы трудов объясняли и объясняют этот реальный социальный феномен иудейскими положительными или отрицательными свойствами. Создается впечатление, будто речь идет не об обыкновенных людях, обладающих теми же достоинствами и недостатками, что и другие, а о каких-то необыкновенных субъектах, порожденных то ли божественными, то ли темными силами. Во всяком случае, внятного и научного объяснения этого явления, действительно имевшего место в истории европейской и частично восточных цивилизаций, нигде, к сожалению, нет.

По утверждению богословов, главную роль в судьбе иудеев сыграла их вера в единого Бога, союз с Господом, закрепленный рядом ритуалов и предписаний-заветов. Основополагающие черты этой веры легли в основу и христианства, и мусульманства, объединяющих сотни миллионов людей во всем мире, и потому — опосредованно — они сыграли определяющую роль в духовной истории современного человечества.

Характерны в этом отношении высказывания классического русского историка Николая Бердяева в его книге «Смысл истории», практически сдающего научные позиции и переходящего на религиозный мистицизм, когда речь заходит об иудеях:

«Еврейству принадлежала совершенно исключительная роль в зарождении сознания истории, в напряженном чувстве исторической судьбы, именно еврейством внесено в мировую жизнь человечества начало "исторического".

Еврейство имеет центральное значение в истории. Еврейский народ есть, по преимуществу, народ истории, и в исторической судьбе его чувствуется неисповедимость Божьих судеб. Когда меня привлекало материалистическое понимание истории, когда я старался проверить его на судьбах народов, мне казалось, что величайшим препятствием для этого является историческая судьба еврейского народа, что, с точки зрения материалистической, судьба эта совершенно необъяснима. Нужно сказать, что со всякой материалистической и позитивно-исторической точки зрения этот народ давно должен был бы перестать существовать. Его существование есть странное, таинственное и чудесное явление, которое указывает, что с судьбой этого народа связаны особые предначертания. Выживание еврейского народа в истории, его неистребимость, продолжение его существования как одного из самых древних народов мира в совершенно исключительных условиях, та роковая роль, которую народ этот играет в истории, — все это указывает на особые, мистические основы его исторической судьбы. … Вокруг судьбы еврейства разыгрывается особо напряженный драматизм истории».

Так считает Н.Бердяев, и, по сути, такова логическая схема практически всех положительных рассуждений о роли народа Израиля в развитии человечества.

Что касается отрицательных, то они объединены понятием «антисемитизм». Мы еще остановимся на основных чертах этого общественного явления. Пока же скажем, что корни ненависти к иудеям искали в их национальном характере, во внешности, в привычках и образе жизни, в приверженности своей религии. Многие авторы ударились в мистику, в генетику, в наследственность. На правах серьезной научной гипотезы обсуждается даже так называемый «инстинктивный» антисемитизм. То есть ненависть к евреям заложена якобы в генах юдофобов.

Средневековое христианское описание евреев как "дьяволов" подробно документировано в труде историка Джошуа Трахтенберга «Дьявол и евреи» (изд-во Иельского университета, Нью-Хэйвен, 1941).

Довольно известный в начале 20 века историк Флавиан Бренье в своей книге «Евреи и Талмуд» писал:

«Из всех племенных и религиозных вопросов, выдвигавшихся историей, не было ни одного более постоянного, более всеобщего и более неразрешимого, чем вопрос еврейский. Как бы далеко мы ни углублялись в прошлое, со времени расселения евреев среди других племен, мы их всегда встречаем в непрекращающейся борьбе с народами, принявшими их в свою среду. Часть древней истории и все средние века полны отзвуками этой вековой борьбы. В настоящее время, если эта борьба между еврейством, с одной стороны, и Христианством и Мусульманством, с другой, внешне приобрела видимость меньшей резкости, то только потому, что Израиль искусно замаскировал свою, в прошлом почти всегда прямолинейную и открытую ненависть. Но приподнимите любую из этих так ловко сфабрикованных личин, и под угрозой национальной безопасности, материальному благополучию, религиозной свободе или общественному укладу каждого народа вы почти всегда встретите еврея.

Евреи вызвали во многих странах антихристианские гонения, дабы утолить вековую ненависть этого племени к служителям Христа. Евреи же подложили огонь под социальное здание, сея в мире идеи коллективизма при посредстве своих агитаторов и теоретиков-евреев, имена коих: Карл Маркс, Лассаль, Зингер в Германии; Неймаер, Адлер и Аарон Либерман в Австрии; Фрибург, Леон Франкель и Хальтмаер во Франции; Джемс Коен в Дании; Доброджану Хереа в Румынии; Кон, Лион и Самуил Гомперс в Соединенных Штатах.

Во всем мире, за кулисами всех попыток нравственного развращения в области литературы и искусств, вы опять наталкиваетесь на евреев. Наконец, евреи постоянно служат шпионами против всех государств, неосторожно давших им убежище».

Профессор Стайнер в своей статье в журнале «Психология сегодня» (февраль 1973 г.) отмечает:

"Тройственный призыв евреев к совершенству (через 1/еврейский этический монотеизм; 2/христианство и ислам; З/мессианский социализм) породил в общественном подсознании убийственное недоброжелательство по отношению к евреям. Евреи превратились в "нечистую совесть" в истории западной цивилизации".

Цитировать как почитателей иудеев, так и их гонителей можно бесконечно. Особенно обилен на такие «исследования» двадцатый век. Он отмечен диким разгулом нацизма, крайним выражением расизма и ксенофобии и одновременно-огромным сочувствием мирового сообщества к евреям, перенесшим Холокост и при поддержке стран — победительниц фашистской Германии создавшим государство Израиль.

Таковы два основных стереотипа оценки иудаизма и его носителя-народа Израиля. И поколебать их чрезвычайно трудно, потому что нет ни одного серьезного научного труда, объясняющего происхождение и функциональность мирового еврейства как социального явления. Между тем, жизнь и история полны фактов, противоречащих сложившимся представлениям.

Рассмотрим такой вроде бы простой вопрос, как уникальность народа иудеев. О ней столько сказано как их сторонниками, так и хулителями, что, казалось бы, и говорить тут больше не о чем. Однако не будем торопиться. Есть серьезные основания считать, что иудеями раньше были практически все. Отдельного такого народа в древности не было.

Причем доказательства, что парадоксально, видны каждому, кто не сочтет за труд их увидеть. Достаточно хотя бы взглянуть на карту мира и прочитать описания обычаев, обрядов и ритуалов народов, населяющих планету.

Карта наглядно показывает, как широко был распространен иудаизм среди самых различных народов, отстоящих друг от друга порой на тысячи километров. Они принадлежат к разным расам, у них различный цвет кожи и внешний облик, свидетельствующий о монголоидных, негроидных и прочих корнях. Они говорят на языках, не имеющих с ивритом ничего общего. Их быт, привычки, искусство в корне отличны от всего, что присуще евреям Европы.

Тем не менее, они утверждают, что являются потомками утерянных колен Израилевых, тех самых, что, согласно традиционным представлениям, когда-то рассеялись по всему миру в результате захватнических войн соседей и разорения их исторической родины.

Легенда об утерянных коленах интересна главным образом тем, что она — единственная версия, допускаемая официальной историей, объясняющая, почему иудаизм так распространен. Она позволяет не отказываться от привычных догм по поводу иудаизма, и в этом ее ценность в глазах богословов. Для них не имеют никакого значения принципиальные расовые различия между иудеями разных континентов, то, что не могут люди, принадлежащие якобы к одному народу, так отличаться друг от друга.

Но вот что говорят факты.

В горной местности, располагающейся по обе стороны границы между Индией и Мьянмой (бывшей Бирмой), живет народ Менаше (Шинлунг), насчитывающий до двух миллионов человек. Эти люди выглядят как обычное население Китая или Бирмы. Хотя Менаше — имя одного из двенадцати колен Израиля.

Люди народа Менаше (Menashe) с равином Авишалом

В соответствии с их версией, предки этих людей были сосланы в Ассирию в 722 году до н. э. с другими коленами Израиля. Позже Ассирия была завоевана Вавилоном (607 год до н. э.), который также был впоследствии завоеван Персией (457 год до н. э.). Персию захватила Греция при Александре Великом (331 год до н. э.). Именно в этот период племя Менаше было депортировано из Персии в Афганистан и другие районы.

С появлением и распространением ислама многие из них обращались в эту религию. Но на протяжении всего времени у племени находился свиток Торы, хранившийся у старейшин и священников.

Из Афганистана путь народа лежал на восток, в Китай, в долину реки Вей. Случилось это в 231 до новой эры. У племени есть религиозные праздники, которые отмечаются в то же время, что и еврейские.

Традиционная песня о переходе через Красное Море, написанная предками, передавалась из поколения в поколение. Русский перевод, сделанный с английской версии стиха, звучит так:

«Праздник Пасхи мы праздновать будем, мы прошли через Красное море. Ночью путь наш огнем освещался, днем нам облако путь указало. Нас враги попытались настигнуть, колесницы их море накрыло, и едою для рыб они стали. А когда испытали мы жажду, нас водою скала напоила».

В каждой деревне был священник, имя которого должно было быть Аарон. В обязанности таких священников входил надзор над жизнью деревень и исполнение религиозных обрядов. Сан священника передавался по наследству.

Все это содержится в рассказе путешественника, посетившего сравнительно недавно Менаше.

При всем доверии к рассказчику поражает, однако, скрупулёзная точность дат, якобы известных народу Менаше. Он представляет собой пастушье племя, кочевавшее веками с одного места на другое, сплошь неграмотное и не имеющее ни календаря, ни традиции фиксировать даты рождения собственных детей. Тем не менее пастухи знают с точностью до года времена Ассирийского и Вавилонского пленения, период завоеваний Александра Македонского и дату собственного прихода на китайскую землю. Может ли такое быть? Вряд ли. На наш взгляд, путешественник решил для усиления впечатления приписать пастухам собственные знания. А ведь сам факт достаточно сенсационен.

В той же Бирме, в племени Мизо, не тронутом многочисленными миссионерами и не контактирующим с народом Менаше, наблюдается множество еврейских церемоний и ритуалов: обрезание, шаббат, различные праздники и т. д.

Кашмир. В этом регионе проживают 5–7 миллионов человек, также считающих себя потомками утерянных колен Израиля, хотя все они — мусульмане. Здесь есть места с названиями явно иудейского происхождения: Хар Нево, Бейт Пеор, Писга и др. То же касается мужских и женских имен, а также названий некоторых деревень. Язык уду, используемый в этом районе, включает множество ивритских слов..

Священник Китро в своей книге "Общая История Мугальской Империи" заявляет, что население Кашмира — это потомки древних израильтян. Арабский историк и путешественник Эль Бирони сделал следующую запись: "Раньше только евреям разрешалось входить в Кашмир".

Люди народа Чан Мин (фото: Томас Торренс. 1920-е годы)

Священник Монстрат говорил, что во времена Васко да Гамы в XV веке "все населяющие эту землю люди, жившие здесь с древних времен, … ведут происхождение от древних израильтян. Их особенности, внешний вид, комплекция, одежда, способ ведения дел — все указывает на то, что они родственники древних евреев". Люди, живущие в этих местах, зажигают свечи перед началом субботы, носят локоны (наподобие пейсов), бороды; у них также есть изображение магендавида.

Священник племени Чан Мин (фото: Томас Торренс. 1920-е годы)

В области Кашмира, граничащей с Пакистаном, называемой Юсмарг (Хандвара), проживает национальная группа, которая по сей день называет себя Бней Исраэль (сыны Израиля). Многие жители Кашмира говорят, что "Бней Исраэль" — это старинное название всего населения Кашмира.

В регионе также бытует легенда о том, что Иисус Христос не умер на кресте, но в поиске утерянных десяти колен достиг долины Кашмира и жил там до самой смерти. Местное население говорит, что здесь находится его могила, а некоторые жители якобы знают, где она находится.

В одной из небольших деревень Кашмира, рядом с Валлар Линк, бытует убеждение, что в этом месте похоронен сам Моше. Более того, некоторые верят, что не кто иной, как царь Соломон дошел до Кашмирской долины. Два историка — Мулла Надири, написавший "Историю Кашмира", и Мулла Ахмад, автор "Вех Кашмира", — не сомневались, что происхождение кашмирского народа идет от древних израильтян.

ПАТАНЫ.

Эта общность насчитывает около 15 миллионов человек, проживающих на территории Персии, Индии, Пакистана и Афганистана. Как отмечает израильский антрополог Шалва Уэйль, патаны сохранили предание о том, что их праотцы — представители все тех же пропавших десяти колен Израиля. Многочисленные еврейские традиции соблюдаются этим народом по сей день.

К примеру, патаны делают своим детям обрезание на восьмой день их жизни..

У патан есть нечто похожее на небольшой еврейский Талит, называемое "Кафан". Это четырехугольное покрывало, на углах которого прикреплены кисточки.

Патаны чтят шаббат. Для них этот день — символ отдыха; в шаббат они не работают, не готовят еду, не занимаются домашним хозяйством. Перед каждым шаббатом они пекут 12 хал для того, чтобы славить субботу, как это делалось в древнем еврейском храме.

У патан есть также традиции кашрута. Так, они не едят конину и верблюжатину, очень популярные в округе, но запретные для любого еврея. Много мужчин носят имена Израиль (Исраэль), Самуил (Шмуэль) и т. д. Таких имен в мусульманском мире практически нет.

Щит Давида есть почти в каждом доме. Самые богатые жители делают его из драгоценных металов; те, кто победнее, обходятся простым деревом. Магендавид можно видеть на башнях, школах, цепочках и браслетах. В Минераджане есть школы, где он прикрепляется к двери или же подвешивается над ней.

При всем при этом, как лично сообщил нам представитель патанов, они крайне враждебно относятся к современным евреям. Вот такой поворот.

ЙЕМЕН

There are several ancient legends and modern theories about the arrival of Jews in Yemen.

Most with a cursory knowledge of the Torah, are aware of the visit of the Queen of Shvah (Sheba) to King Shlomo (Solomon). But there is a question that has never been answered: Where exactly did she come from? The Ethiopian royal family, living just across a hannel from Yemen, always claimed descent from the Queen of Shvah. The king's official title is the "Lion of Judah" for this reason.

However, the Yemenites have a legend that posits that when the Queen of Shvah returned from her visit to Shlomo, she brought back educated Jews from the Holy Land with the goal of educating her child, thus establishing the first Jewish presence in the Arabian peninsula, which includes Yemen.

Есть несколько древних легенд и современных теорий о прибытии евреев в Йемен.

Большинство с беглым знанием Торы, были осведомлены о визите королевы Shvah (Савской) к королю Шломо (Соломону). Но есть вопрос, который никогда не был дан ответ: Откуда именно она взялась? Эфиопская королевская семья, происходящая только из Йемена, всегда утверждала о своей происхождении от королевы Савской. Официальный титул царя "Лев Иуды" появился по этой причине.

Тем не менее, у йеменцев есть легенда, которая утверждает, что когда королева Савская вернулась из своей поездки к Шломо, она вернула образованных евреев на Святую Землю с целью воспитания ребенка, создав тем самым первый еврейского присутствия на Аравийском полуострове, который включает в себя Йемен.

ЭФИОПИЯ. В стране вплоть до самых последних десятилетий жили фалаши, еще одно «утерянное» колено Израиля. Как свидетельствует чешский африканист Зденек Полачек, до переселения в Израиль фалаши жили (а их остатки еще живут) рассеянно между крупнейшими североэфиопскими этническими группами (амхара и тигре) в провинциях Бегемдир и Тиграй.

Сами себя фалаши называли "Дом Израиля" (bete Izrael) или на своем родном языке кушитской группы использовали самоназвание "кайла". Иврит фалаши вообще не знали. Оригинальным произведением фалашской литературы можно считать "Субботние предписания" (Тэезазе сенбет). В этой книге Шаббат персонифицирован — он понимается как женское существо, олицетворяющее небесный свет. В ней в занимательной форме излагаются легенды, относящиеся к Шаббату.

Иудаизм фалашей содержал ряд элементов эпохи первого Храма (принесение в жертву животных, институт священства). Фалаши не знали ни Мишны, ни Талмуда. Синагога была в каждой деревне или селе, где жил хотя бы один священник. Фалашские священники (кахинат, ед.ч. — кахин) вели свое происхождение от Аарона. Кандидата на должность священника выбирала вся община. Согласно предписаниям Торы, обрезание (гизрет) делали мальчикам на восьмой день от рождения.

Фалаши — "истинные" евреи.

ЭКВАДОР.

Что касается южно-американских индейцев и их возможного родства с утерянными коленами Израиля, то в израильской газете "Маарив" (декабрь 1974 года) была опубликована заметка следующего содержания:

"В 1587 году иезуит Николас Делтсу был отправлен в Южную Америку королем Испании с миссионерской целью — обратить индейцев в христианство. В Аргентине Николас обнаружил народ, люди которого носили еврейские имена, как-то: Авраам, Давид, Моше и т. д. На вопрос о том, обрезаны ли они, эти люди отвечали так: "Да, как и наши предки". В этом же районе были найдены каменные ножи, используемые для обрезания. Заостренные каменные ножи упоминаются и в Библии как специальные инструменты для совершения обряда обрезания.

Не меньший интерес вызывает аргентинское племя, где была найдена каменная плита с тремя заповедями: "Не кради", "Не лги" и "Не убий". Можно предположить, что это заповеди из Ветхого Завета и в здешних землях они появились раньше прихода испанцев.

В 1974 году в том же районе были найдены круглые каменные плиты с изображенной на них еврейской менорой (семисвечником); по бокам меноры на арамейском языке была сделана надпись "Песах". Арамейский язык, напомним, — язык древних евреев.

Рядом с плитой обнаружен длинный камень, формой напоминающий кирпич, с изображением судна (герб колена Зевулуна) и с выгравированным словом "Ципора" (имя жены Моше, а может быть, и имя корабля).

Значит ли это, что евреи приплыли сюда на корабле?

…Ученые считают, что этому камню около 3 тысяч лет.»

Следует сказать, что проблема южноамериканских индейцев-иудеев занимала умы в Европе еще в XVII веке. Много лет отдал ей амстердамский раввин Менаше Бен Исраэль. Человек глубоко религиозный, он верил, что существует на земле упоминаемая в Талмуде загадочная субботняя река Самбатион. Ее чудесным свойством является то, что она, бурная, перекатывающая камни, совершенно непреодолима по будним дням, но с наступлением субботнего отдыха затихает и становится спокойной. Евреи, живущие по ту сторону Самбатиона, не имеют возможности перейти реку, поскольку это было бы нарушением шаббата, и могут лишь переговариваться со своими соплеменниками по эту сторону реки, когда та затихает. О Самбатионе писали древние историки Иосиф Флавий («Иудейская война») и Плиний Старший ("Естественная История").

Менаше Бен Исраэль в своей книге подчеркнул, что многие ученые уверены в том, что десять колен Израиля обосновались на другом берегу реки. Он также цитирует многих авторов, например, Иосифа Флавия, который в своих трудах утверждал, что якобы сам император Тит видел эту реку.

Позже, после встречи Менаше с миссионером Антонио де Монтецинусом, раввин окончательно уверился в том, что именно американские индейцы являются потомками 10 колен Израиля.

Менаше узнал от Монтецинуса, что в 1642 году, когда тот путешествовал по горной местности Эквадора, ему повстречались четыре индейца, которые приветствовали его еврейской молитвой "Шма Исраэль": "Слушай, Израиль, Г — сподь — Б — г наш, Г — сподь один".

Путешественник сказал, что индейцы говорили с ним на иврите и называли себя потомками колен Реувена и Леви.

Тут Менаше и пришел к выводу, что американские индейцы являются потомками потерянных колен Израиля. 23 декабря 1649 года он написал Джону Друри, пуританскому богослову:

"Я думаю, что потомки десяти колен живут не только в Америке, но и по всему свету. Это те евреи, которые не видели Второго храма; они, возможно, так и будут находиться в рассеянии, пока предсказания об их воссоединении не сбудутся".

ЯПОНИЯ. Следы влияния утерянных колен Израиля находят даже в здесь. Японский писатель Аримаса Кубо провел специальное исследование («Израильтяне пришли в древнюю Японию») и пришел к выводу: множество местных церемоний свидетельствуют о том, что иудеи пришли когда-то на территорию этой страны и здесь обосновались. Синтоизм, традиционная религия японцев, несет ярко выраженные черты иудаизма. Аримаса Кубо собрал обширный этнографический материал в подтверждение своего вывода.

Вот некоторые доводы писателя.

В префектуре Нагано находится большая синтоистская святыня Сува-Таиша. Здесь каждый год проводится традиционный фестиваль "Онтохсай" (когда японцы, как и евреи, использовали лунный календарь, праздник проводился в марте или апреле). Во время фестиваля происходит некое действие, иллюстрирующее что-то очень похожее на историю жертвоприношения Исаака.

На фестивале, вплоть до прошлого века, происходило следующее: к деревянному столбу привязывали мальчика и ставили его на бамбуковое покрытие. Синтоистский священник, держа в руке нож, подходил к мальчику и угрожающе отрезал кусок верхней части столба. Внезапно к священнику подходил посланник (другой священник), и мальчика освобождали.

На этом же фестивале происходило жертвоприношение животных, а именно: 75 ланей. В древние времена в Японии не было баранов, и это может быть причиной того, почему в этом обычае использовали ланей (лань — кошерное животное). Даже в давние времена традиция приносить в жертву ланей казалась странной, так как жертвоприношение животных не является синтоистским обычаем.

Сегодня сохранился обычай символически изображать то, как мальчика собираются принести в жертву, а затем освобождают: существует деревянный столб, называемый "оние-башира", что означает "жертвенный столб".

Японские религиозные священники "Ямабуши" накладывают черные маленькие коробочки (токин) на лоб точно так же, как евреи — тфилин.

Этот обычай существовал в Японии гораздо раньше, чем буддизм распространился по стране (17 век). Размер токина практически тот же, что и у еврейского тфилина. Единственное различие — в форме: если еврейский тфилин — квадратный, то японский токин — круглый.

У ямабуши есть в арсенале еще одна вещь: большая морская раковина, которую он использует как горн. Этот горн напоминает еврейский шофар из рога барана. Даже звуки, издаваемые обоими инструментами, похожи друг на друга.

В Японии существует легенда о «Тенгу», легендарном существе, обладающим сверхъестественными возможностями. Суть легенды: ниндзя, выполняя волю своего господина, идет искать Тенгу в горы, чтобы получить такие же возможности. Тенгу не только наделяет ниндзю особыми силами, но и дает ему "тора-но-маки" (свиток "тора"). Этот "свиток тора" дается ниндзе как очень ценная, почти волшебная книга, способная помочь в любой ситуации. Фраза "тора-но-маки" стала японской идиомой и широко используется по сей день.

Платья израильского и японского священников похожи друг на друга. Марвин Токайер, раввин, проживший в Японии 10 лет, писал: "Льняные платья, которые носят японские синтоистские священники, имеют ту же форму, что и льняные платья древних израильских священников".

Строение японского синтоистского храма похоже на строение Шатра Откровения в древнем Израиле. Шатер Откровения в древнем Израиле состоял из двух частей. Первая — Святилище, вторая — Святая Святых. Японский Синтоистский Храм также делится на две части. Одни только синтоистские священники или особые люди имеют право входить в Святилище. В Святая Святых японских храмов священники заходят лишь во время особых праздников.

Напротив японского храма обычно находятся 2 статуи льва — "комаину". Они играют роль охранников. Такая же традиция была и в древнем Израиле. В Храме Всевышнего в Израиле и во дворце царя Соломона были статуи львов (Млахим (3-я книга Царств) 7:36, 10:19). Между тем, в древней Японии вообще не водились львы.

У японцев есть традиция использовать соль для очищения и освящения чего-либо. Иногда люди насыпают соль после присутствия рядом неприятного человека… Возможно, такая же традиция была и у древних израильтян. Например, когда Авимелех разрушил Сихем, он "засеял его солью". (Книга Судей (Шофтим 9:45).

Синтоизм является политеистической религией, но Кубо полагает, что когда-то синтоисты также верили в Яхве. Самым первым синтоистским богом считается "Аменоминакануши-но-ками". Японцы верят, что он был рожден прежде всех богов, жил в центре вселенной, не имел формы, был бессмертен и, будучи невидимым создателем вселенной, являлся единым богом.

Знак на воротах Ирода в Иерусалиме (слева) и герб императорского дома Японии (справа)

In Japan, people have been using crests which look like the Shield of David since very old days. For instance, Asa-no-ha crest, which also resembles the Shield of David, has been used widely as symbles for clothes since about Kamakura-era (the 12-14th century C.E.). And Kagome crest was used by Komiya clan and Magaribuchi clan, etc., who are descendants of emperor Seiwa (the 9th century C.E.).

We can also see the symbols which resemble the Shield of David as regalias of several cities of Japan. The city regalias of Nishi-no-miya city (Hyogo prefecture), Oomuta city (Fukuoka), Otaru city (Hokkaido), Wakkanai city (Hokkaido), and Fukuchiyama city (Kyoto) are all in the shape of 6 edged star, and resemble the Shield of David very much.

В Японии люди использовали гребни, которые выглядят как щит Давида с очень давних дней. Например, Аса-но-га гребень, который также напоминает щит Давида, широко используется в качестве symbles для одежды, так как о Камакура эпохи (12-14-го века н. э.). И Кагоме гребень использовался Komiya клана и Magaribuchi клана и т. д., которые являются потомками императора Seiwa (9 век н. э.).

Мы также можем увидеть символы, которые напоминают щит Давида регалии нескольких городах Японии. В городе регалии из Ниси-но-мия города (префектуре Хего), Oomuta города (Фукуока), город Отару (Хоккайдо), город Вакканай (Хоккайдо) и Fukuchiyama города (Киото), все в виде 6 краями звезды, и напоминают щит Давида очень много.

Японский каллиграф, учитель Кампо Харада, считающий себя потомком колена Зевулуна. Фотография сделана у него дома, на фоне ковчега, Киото. (А. Фоменко)

Было время, когда к иудеям относили себя даже татары, живущие испокон веков на территории современной России и исповедующие ислам вот уже нескольких веков.

В 1664-65 годах из Европы в Московию совершил путешествие Николаас Витсеп. Сохранились его записи. В них сказано:

«…Сегодня я узнал, что [ногайские] татары восточнее Казани во многом схожи с евреями; несомненно, это когда-то вывезенные племена [евреев], сохранившие старинные обычаи: они не едят свинины, совершают жертвоприношения по древнему обычаю, их жрецы получают десятину, правосудие проводят таким же образом и так же становятся "нечистыми", совершают обрезание, имеют по древнему обычаю скимию (Скимия — походный храм у евреев), у них тоже в обиходе псалмы Давида и книги Моисея, да они и говорят, что происходят от евреев. В Крыму живут такие же люди, они убежали от тех же, и у них тоже наблюдаются остатки иудаизма; это рассказал нам один из их рода, который здесь на службе».

Четкие следы влияния иудейского монотеизма на всем пространстве Евразии прослеживаются во многих документах средневековья.

Вот письмо хана Гуюка римскому папе, написанное на персидском языке и обнаруженое в 1920 г. в архиве Ватикана. (Джиованни дель Плано Карпини. «История монголов». Глава 9. Прим. 217. М., 1957):

«Силою Вечного Неба (мы) Далай-хан всего великого народа; наш приказ (Эти строки написаны по-тюркски). Это приказ, посланный великому папе, чтобы он его знал и понял… Вы послали мне такие слова: "Вы взяли всю область Majar (Венгров) и Kiristan (христиан); я удивляюсь. Какая нужда была в этом, скажите нам?.. "Чингис-хан и Каан послали к обоим выслушать приказ Бога. Но приказу Бога эти люди не послушались. Те, о которых ты говоришь, даже держали великий совет, они показали себя высокомерными и убили наших послов… В этих землях силою вечного Бога люди были убиты и уничтожены…

Силою Бога все земли, начиная от тех, где восходит солнце, и кончая теми, где сходит, пожалованы нам. Кроме приказа Бога, так никто не может ничего сделать».

Бог хана Гуюка неотличим от Яхве, бога Ветхого Завета. Сам тон письма, обороты речи, приказы бога, куда идти и что делать, — все как бы взято из Священной книги иудеев. Хан Гуюк по вере — ветхозаветный монотеист-израильтянин.

Фактически это подтверждает и Карпини. Он пишет:

"§ I. О богопочитании Татар.

1. Они веруют в единого Бога, которого признают творцом всего видимого и невидимого, а также признают его творцом как блаженства в этом мире, так и мучений, однако они не чтут его молитвами, или похвалами, или каким-либо обрядом".

Современные историки считают сочинение Карпини о монголо-татарах заслуживающим полного доверия, а вот абзац «о богопочитании татар» объявляют ошибкой. Срабатывает жесткое правило: все, что не соответствует традиционным представлениям, ошибочно.

Таким образом, географическая распространенность тех или иных обычаев и ритуалов иудаизма колоссальна. Следовательно, либо евреи-иудеи являются родоначальниками чуть ли не всего человечества, либо иудейского народа никогда не существовало, а иудеями назывались приверженцы веры Авраама, к какому бы роду-племени они не принадлежали.

Вспоминаются слова раввина Адина Штейнзальца, современного иудейского богослова, духовного наставника евреев России:

«Еврейство — не национальность. Это — метафорическая сущность людей, несущих определенную миссию, призванных стать инструментом для исполнения и реализации Божественного замысла». (журнал «Эксодус», 2003 год)

Проблему существующего определения еврейства по материанской линии Адин Штейнзальц решает с помощью сравнения иудеев с дворянами. Дворянство бывало и бывает потомственным и пожалованным за какие-либо заслуги. Еврейство идет теми же путями. Одни евреи определяются по материнской линии, другие проходят обряд посвящения — гиюр.

По нашему мнению, сравнение иудеев с дворянами имеет глубокий исторический смысл, гораздо более глубокий, чем считает сам А. Штейнзальц.

 

ЧЕМУ ПОКЛОНЯЛИСЬ ПРЕДКИ

Последователи каждой из религий, существующих в мире, убеждены не только в истинности свой веры, но и в том, что эта вера уникальна и неповторима. Мы не спорим с их взглядами. Мы с уважением относимся ко всем верованиям, основанным на человеколюбии и доброте, на принципах, помогающих жить в мире и согласии с окружающими. А вот насчет уникальности хотелось бы высказать несколько соображений.

Они сводятся к тому, что религий, не похожих ни на одну другую, возникших как бы внезапно, нет и никогда не было. И иудейский монотеизм средних веков, о котором идет речь в нашей книге, родился не вдруг и не на пустом месте. По большому счету он стал результатом последовательного развития многих верований-предшественников, то есть не был случайным в истории человечества. В духовном развитии людей ничего случайного не бывает.

Разберемся же, чему поклонялись предки до монотеизма. Какие были у него предшественники? Это можно понять, анализируя сегодняшние религиозные обряды и ритуалы. Они чрезвычайно выразительны и настолько четко сохранили домонотеистические черты, что специалисты без колебаний определяют их древнее языческое происхождение. Весь вопрос в том, насколько оно древнее. Тут у нас со специалистами-сторонниками традиционной историей — принципиальные разногласия.

Вспомним общеизвестные факты, связанные с такой особенностью иудаизма, как обрезание. Ему придается глубочайшее религиозно-мистическое значение. Это — знак Союза избранного народа со Всевышним. Евреи считают, что Адам был создан совершенным человеком и был обрезанным. Но после изгнания из рая у потомков его появилась крайняя плоть — как знак несовершенства человеческой природы. И лишь много времени спустя Бог приказал Аврааму, праотцу всех евреев, совершить обрезание себе и всем мужчинам его дома.

Всевышний повелел: «Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол». (Бытие; 17:10)

Авраам совершил обряд сам и заставил его совершить всех мужчин — членов своего рода, в том числе — старшего сына, Исмаила, от которого, в соответствие с Кораном, ведут свою традицию обрезания мусульмане. Но уже младшего сына, Ицхака, Авраам обрезал, согласно завету, на восьмой день после рождения.

С тех пор, в строгом соответствии с заветами, всех младенцев мужского пола иудеи обрезают на восьмой день жизни. В символике Торы число восемь обозначает духовный мир, превосходящий земной. Ребенок, обрезанный на восьмой день, обретает контроль над природными инстинктами с помощью духовного начала. Кроме того, как сказано в Талмуде: «В секунду обрезания Ангел Иеговы сходит на обрезаемого младенца и остается на нем до самой смерти».

У мусульман, также считающих Авраама своим праотцем, нет жестких правил в удалении крайней плоти. У них обрезание не составляет догмата, а только традиционный обычай (соннат). Поэтому турки совершают обряд. над мальчиками 8 — 13 лет, персы — над 3 — 4-летними, малазийцы — над 10 — 18-летними, арабы городские — на 5–6 году, а деревенские — на 12–14 году. То, что отрезано, у мусульман закапывается в землю как символ того, что из земли мы произошли и туда возвращаемся.

Так считают сегодня сторонники ислама. Есть серьезные основания думать, что были времена, когда закапывание отрезанной крайней плоти имело совершенно другой смысл. Но о том будет сказано дальше.

Как бы то ни было, иудеи и мусульмане считают этот обряд уникальным. По их убеждению, таким способом Бог выделил их из общей людской массы, отметил своим особым, Божественным знаком. Тем самым Он показал остальному человечеству, что они наделены особыми функциями и особой миссией в жизни. Они — носители слова Божьего, откровений и заветов Всевышнего. При этом иудеи считают, что избранность связана с целым рядом ограничений, запретов, строжайших правил поведения, касающихся всех сторон жизни. Эти правила объединены понятием «кашрут». Недаром популярна среди верующих евреев поговорка: «Тяжело быть евреем». Действительно, нелегко соблюдать все правила.

Однако миссия быть евреем еще и почетна! Не-иудею необходимо очень и очень постараться, чтобы попасть в ряды избранных. Массового перехода в иудаизм быть не должно. Иудеи во все времена оставались в незначительном, порой почти исчезающем меньшинстве, но так и полагается жить избранному народу. Иначе само понятие избранности потеряет смысл.

Таким образом, иудаизму свойствен ярко выраженный замкнутый, кастовый характер. Это его родовой признак, такой же неотъемлемый и неискоренимый, как генетическое своеобразие каждого из нас.

Мусульмане, напротив, убеждены, что призваны не только нести откровение Божье во все концы планеты, но и множить ряды обрезанных. Процесс закончится только тогда, когда не останется на земле ни одного мужчины с крайней плотью.

Христианство, как известно, не признает обрезания. Однако тот факт, что, согласно Новому Завету, Иисус Христов был обрезан, требовал объяснения отцов церкви. В результате родилось следующее положение: Господь, Творец закона, принял обрезание, являя пример, как людям следует неукоснительно исполнять Божественные установления. Господь принял обрезание для того, чтобы никто впоследствии не мог усомниться в том, что Он был истинным Человеком, а не носителем призрачной плоти, как учили некоторые еретики (докеты). В Новом Завете обряд обрезания уступил место таинству Крещения, прообразом которого он являлся (Кол. 2, 11–12).

Вместе с обрезанием, воспринятым Господом как знамение Завета Бога с людьми, Он получил и Имя Иисус (Спаситель) как печать Своего служения делу спасения мира (Мф. 1, 21; Мк. 16, 17; Мк. 9, 38–39; Лк. 10, 17; Деян. 3, 6 Деян. 3, 16; Фил. 2, 9-10). Эти два события, совершившиеся в самом начале земной жизни Спасителя, напоминают христианам, что они вступили в Новый Завет с Богом и "обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым" (Кол. 2, 11).

Это — мнение верующих.

Есть и бытовая точка зрения. В современном обществе широко распространено убеждение, что circumcision служит средством мужской гигиены. Мусульмане, в частности, уверены, что эта процедура укрепляет здоровье и благотворно влияет на умственные способности мужчин.

Чисто сексуальное объяснение также имеет место. Мужчинам, прошедшим circumcision, приписывают неутомимость в любви и способность доставлять женщинам величайшее наслаждение.

Такое мнение распространено не только среди иудеев и мусульман. Что бы они ни говорили об уникальности обрезания, с этим ритуалом мы встречаемся во всех частях света — в Австралии, Полинезии, Африке, Америке, на Малайском архипелаге. Без преувеличения можно сказать, что он — всечеловеческий.

С фаллосом проделывают самые различные операции. Его разрезают снизу по всей длине, протыкают насквозь сверху вниз или с одного бока до другого, надевают на него кольца, держат в специальных футлярах… Ни с одним человеческим органом не связано столько ухищрений, граничащих с садизмом, сколько с этим.

Причина как обрезания, так и остальных манипуляций, кроется в том, что в определенный период человеческой истории повсеместно процветал культ фаллоса. Предки поклонялись именно ему, мужскому детородному органу. Отголоски того далекого языческого периода живы до сих пор.

Вкратце поясним, почему существовал такой культ и почему он породил обряд обрезания.

В основе всех земледельческих религиозных представлений в древности, а кое-где и в наше время, лежит почитание плодородия. Это находит свое отражение во многих как исчезнувших, так и сохранившихся обрядах и ритуалах.

При переходе наших предков от охотничьего промысла к упорядоченному животноводству и земледелию неминуемо менялись верования. Прежде все зависело от охотничьей удачи, и боги, которым молились и приносили жертвы, служили именно ей. Это были лесные духи, невидимые хозяева всех животных, равнин и гор, боги огня и охоты. Обычно им приносили в жертву части или целых животных, хотя, если долго не приходила удача, то прибегали и к человеческим жертвоприношениям. Жертву часто выбирали среди соплеменников, чтобы одновременно уменьшить число голодающих в роду или клане.

С переходом к оседлому животноводству и земледелию зависимость человека от удачи резко сократилась. Люди перестали быть зависимыми от «богов зверей» и потому перестали приносить им дань. Вместо старых богов появились новые-те, от которых зависел урожай и приплод скота. На первое место во всех верованиях вышли культы солнца, дождя и плодородия.

Хорошо известно, что практически во всех земледельческих культурах Европы и Азии главным богом было Солнце, а плохая погода считалась проявлением гнева богов.

Но это только одна часть мифологии. Есть и другая, включающая в себя богов плодородия. В отличие от первой, она изучена плохо, и причиной стал пуританизм, свойственный евроазиатской цивилизации XVIII–XX веков. Так уж мы воспитаны, что сексуально-религиозные представления наших предков нам иногда даже неловко обсуждать.

В самом деле, как говорить о почитании половых органов? А ведь именно в них предки видели и причины, и символ плодородия, и, хотим мы того или нет, надо признать, что именно этот культ оказал огромное влияние на развитие современной цивилизации. Но о том человечество предпочитает вспоминать как можно реже.

Наши предки не считали секс «грязным» делом. Наоборот, считали делом чистым и угодным богам. И устраивали в честь него игры, шествия, гуляния. И носили на праздниках, в отличие от нас, не флаги и транспаранты, а нечто совсем другое.

— В «древней» Греции во время проведения праздника Бахуса девственницы — "канефоры" несли изображение фаллоса, украшенное цветами.

— В Провансе, Лангердоне и Лионе пользовался большим почетом Св. Футэн, последователь Приапа. Св. Футэну приписывалась сила наделять плодовитостью.

Согласно ритуалу, ему подносили изображения ослабленных или больных половых членов. Статуя его имела вид громадной фаллической ветви.

— Святой Августин был свидетелем того, как в Карфагене во время праздничной процессии в изумительной по красоте колеснице провозили гигантский макет фаллоса, который женщины украшали гирляндами цветов.

— Знаком Осириса был "тау", а Исиды — "ван" — так египтяне называли мужской и женский половые органы.

— Ярило — это восточно-европейское божество, связанное с языческим культом Солнца.

Во время обрядов соломенное чучело Ярилы изготовлялось с огромным торчащим фаллосом.

Кстати сказать, в современной России, да и в других странах, где люди исповедуют православие, во время пасхи выпекается сдобный хлеб-кулич вытянутой цилиндрической формы, стоящий торчком. Он обливается глазурью цвета мужской спермы и обкладывается вареными куриными яйцами, выкрашенными, как правило, в темные коричневые тона. Все это считается истинно христианским православным обычаем, и священник после богослужения в честь пасхи освящает куличи.

— Викинги считали шест фаллическим символом, оплодотворяющим Мать — Землю. Вокруг этого шеста потомки викингов до сих пор водят хороводы, пляшут и пьют пиво.

— У народов Крайнего севера крупные моржовые пенисы ставят торчком в гробницах шаманов, и по ним всегда можно определить, где могила колдуна, а где простого смертного.

— Корейцы фаллический дух называли Пугын, а в посвященных ему святилищах вывешивали на стене изготовленный из дерева фаллос. Несмотря на официальный запрет, культ сохранялся до начала ХХ века.

— В Японии до сих пор в ряде мест, особенно на селе, проводятся празднества в честь фаллоса. Изображения и макеты полового органа проносят по улицам поселений на специальных носилках, и женщины воздают им почести, стараются к ним прикоснуться, как к источникам, помогающим в рождении потомства.

Важно подчеркнуть, что эти праздники не носят фривольного и пошлого характера. Они вовсе не призваны подстегнуть низменные инстинкты толпы, разжечь похоть, призвать к сексуальным оргиям. Все гораздо серьезней и значительней.

Без оплодотворения нет потомства у людей, нет урожая на полях и приплода скота. Нет жизни. Поэтому и поклонялись фаллосу. И плуг, взрыхляющий мать-землю, тоже олицетворял для них оплодотворяющий пенис. Оплодотворяло землю и Солнце своим сиянием. Оно посылало жаркие лучи, и растения впитывали их и расцветали, чтобы потом принести плоды. Так считали предки.

Следы культа оплодотворяющего Солнца остались в языках народов. Слово «Сион» связывается не только с «сиять» (shine), но и с «сын», объясняя удивительную похожесть слов «sun» и «son» в английском языке. Есть серьезные основания считать, что слово “Christ” означало то же самое, что и «Сион», только на другом языке, а “Jesus Christ” что-то вроде «посланник света».

В представлениях предков фаллос выполнял не только свои прямые задачи. О том сообщал, например, арабский путешественник Ибн Фадлан. Он констатировал, что многие башкиры-мужчины носили на шее деревянные амулеты в виде фаллоса как признак мужественности. Подобные, но более мелкие амулеты надевали на детей как способ защиты от окружающего зла.

Почитание фаллоса выражалось и в ношении защитных чехлов, предохраняющих причинное место. Этот обычай отмечается в десятках мест, но прежде всего в Средиземноморье — Египте, Греции, Малой Азии. Так, например, чехол для гениталий фигурирует среди эмблем египетских фараонов.

Особое место занимает фаллос в жертвоприношении. В качестве жертвы богам мужская половая принадлежность ценилась значительно выше, чем любые другие.

Разумеется, поначалу отрезали не собственные пенисы. На эту участь были обречены враги. В Африке и сейчас имеется племя, где процветает такой обычай. Чтобы мальчика признали воином и женихом, он должен принести своей избраннице отрезанный пенис врага, который невеста варит и съедает. Она в буквальном смысле вбирает в себя «плодородие» этой части тела.

В официальной истории «древнего» Египта читаем:

«В перечислении трофеев, добытых египетскими воинами в Ливии в XIII веке до н. э., упомянуто 13 320 пенисов. Они закапывались на поле. Так повышалось плодородие».

Одновременно, как отмечают исследователи, решались и сугубо практические проблемы. Эта процедура стала заменой убийства военнопленных при рабовладении и других формах принуждения.

Оскопление донесено до нас во множестве историй и легенд. Оно характерно для культов Исиды и Осириса, Адониса, Таммуза, Диониса. На нем основан и культ богини-матери Кибелы и Аттиса. Традиционная наука относит его к VIII в. до н. э. и описывает родину этого культа как полумифическую страну Фригия в Малой Азии.

В этом культе бог Аттис, возлюбленный Кибелы, умирающий и воскресающий бог, согласно мифу, был вынужден оскопить себя, став прообразом для жрецов богини Кибелы, являвшихся евнухами. Кибела, будучи причиной оскопления и гибели Аттиса, сама воскрешает его. Жрецы этого культа, после самооскопления, бросали фаллос в лицо жестокой богини. Описывается, что примеру жрецов следовали многие граждане.

Нам представляется, что этот факт свидетельствует еще об одном аспекте кастрации как общественно-религиозного явления. На определенном этапе оскопление стало методом отстранения людей от всего, что считалось мерзким, грязным, отвлекающим от высоких мыслей о небесах, о духовном. На ее базе, под ее влиянием родились культы, в которых определяющим стало понятие «очищение». Более подробно мы расскажем об этом дальше.

Сейчас же отметим, что со временем скопец был признан наиболее подходящей фигурой для управления государственными делами на всех уровнях, даже на самом высоком. Прошедшего «очищение» ничто не отвлекало от дел, его нельзя было соблазнить чувственными наслаждениями. Он не заботился о потомстве, о накоплении богатств для детей и внуков, поскольку их не было. Физически и психически травмированный, кастрат находил смысл жизни лишь в работе на благо тех, у кого он был в услужении. И чем выше по лестнице власти он взбирался, тем беспощаднее относился к тем нормальным людям, судьбами которых распоряжался. Он как бы мстил им за свое увечье. А это только способствовало укреплению власти и накоплению богатств его повелителей. Очень ценным чиновником считался скопец.

Возвышение кастратов произошло тогда, когда утвердился институт отцовства. В этом нет противоречия.

Ни для кого не секрет, что в обществах, основанных на охоте и рыболовстве, институт личного отцовства практически отсутствовал. Так же, как и у обезьян — высших приматов, в племенном поселении существовали доминантные производители потомства. Современный вопрос «от кого ребенок» никого не волновал: отцы участвовали в воспитании детей лишь опосредованно и коллективно.

Остатки такого отношения к браку до сих пор встречаются у народов Крайнего севера и у африканских племен. Там секс с одной из женщин, даже замужней, может быть предложен гостю в знак уважения, как и другие атрибуты гостеприимства.

Только при переходе к земледелию, чьи плоды позволяют семье жить отдельно от клана, вопрос о семейной принадлежности и отцовстве приобретает актуальность. Этому в огромной мере способствуют, накопление знаний о семени и плодородии, с одной стороны, и распад племенного строя, с другой.

Как только у мужчин появилось самоосознание «мой ребенок, мое семя», зарождается институт наследования и, как следствие этого, четкое определение, кто — папа, а кто — дядя. Заодно в представлении предков женщина превращается в рожальную машину, не имеющую права на детей. Она уподобляется земле, давшей урожай. Земля не имеет никакого права на урожай, не правда ли? Его снимает земледелец, вспахавший поле и бросивший в него семена.

Такое отношение к женщинам сохранилось и поныне у многих народов и народностей Азии и Африки. В слегка измененной форме оно укрепилось в исламе.

В результате, помимо кастратов, в обществе возникает их противоположность — многоженцы. Надо же кому-то создавать потомство! Среди супер-отцов в основном — главы родов, земельные феодалы. Они могут позволить себе содержать гарем, множество детей и стражей гарема — евнухов. При этом складывается симбиоз противоположных полюсов сексуальности — бесполых евнухов и многоженцев. Люди, живущие под одной крышей, как правило, становятся нечужими, и именно этот известный психологический феномен, в данном случае сближение сюзерена и евнуха, способствовал колоссальному влиянию оскопленных на управление государственными делами.

Профессор Shih-shan Henry Tsai, (Fulbright College, USA) в статье «Могущество Импотентов: Евнухи в Китае»(2002 год) доказывает, что практически вся верховная власть в древнем Китае была сосредоточена в руках кастратов. Наследники престола росли в окружении мальчиков-евнухов, которые и становились их лучшими друзьями и советниками. Кастрированные получали высшие посты в налоговых институтах, суде. Но самое главное — в религиозных структурах.

Это происходило не только в Китае. В византийских хрониках есть упоминания о том, что некоторые должности в религиозно-государственной иерархии давались только кастрированным.

Их влияние огромно. Они выдвинули множество идей, усвоенных впоследствии большинством религий: самоотречение, самоистязание, пророчество, целомудрие и культ девственности. Они привнесли в средневековое общество аскетизм и мученичество, создали закрытые для всех других секты или касты «святых», то есть «чистых» людей.

Именно тогда впервые секс объявляется «грязным делом». Латинское слово casta, или катар по-гречески, означает «чистый». Вспомним известное понятие «катарсис», оставшееся с того времени во всех европейских языках и означающее «духовное очищение». Каста первоначально обозначала закрытую секту очищенных от сексуального греха. Оскопленный человек, стоящий у власти, неминуемо проповедовал отрицание сексуального, выраженного через понятие «грязного» в интимных отношениях.

Механизм этого процесса наглядно показан в литературных сюжетах средневековья. Один из них изложен в романе «История моих бедствий» Пьера Абеляра (традиционно 1079–1142 гг., вероятно, значительно позже). Классический французский теолог, которому приписывают концепцию божественного Триединства, описывает собственное оскопление. Рассказывается, что дядя возлюбленной Пьера нанял разбойников для совершения этой операции. Дядя отомстил на поруганную честь племянницы.

Автор говорит о том, что потерял мужское достоинство и вынужден уйти в монастырь. Само словосочетание «мужское достоинство», обозначающее фаллос, лишение которого вычеркивает человека из обычной жизни, хорошо доносит до нас атмосферу тех лет. Скопцы — не мужчины, у них нет «достоинства», и они не принадлежат больше обществу. У них одна дорога — служить богу, думать о духовном. Только там они еще могут быть полезны людям. Правда, монахи, судя по роману, не отличались ни благочестием, ни строгим поведением. Но это уже детали, надежно скрытые монастырскими стенами.

Напрашивается вывод, что монастырь, место совместного проживания людей одного пола, зародился поначалу как сообщество оскопленных. Об этом свидетельствуют не только литературные сюжеты, но и вся внешняя монастырская атрибутика, традиционно считающаяся христианской. Перевязанный веревкой балахон с капюшоном, смиренный взгляд аскета в землю и многое другое — все это пришло из общества оскопленных и не имело отношения к учению об Иисусе Христе.

Кастрация, особенно в Европе, где она была в наибольшей степени распространена, играла и другую роль.

Вот что пишет Patrick Barbier в книге "The World of the Castrati" «…the whole of medieval Europe was concerned to a greater or lesser degree with the phenomenon of castration. It was still used in various places to torture prisoners and also to punish men who had committed crimes and rape [sic]. The medical profession, too, did not hesitate to use it, mistakenly as a rule, to cure or prevent certain illnesses such as leprosy, madness, epilepsy, hydrocele, gout and various inflammatory conditions. For a long time also it was claimed as a cure for hernia. This was one of the many pretexts put forward by Italian families in order to justify the operation during the golden age of castrato singers. In France castration remained very common, although it was not used for the same musical purpose. Statistics drawn up in 1676 by the Societe Royale de Medecine mentioned more than five hundred cases of boys castrated because of hernia in the single diocese of Saint Papoul near Carcassonne. [Like circumcision for "redundant prepuce and phimosis"!]»

«… Во всей средневековой Европе были обеспокоены в большей или меньшей степени с феноменом кастрации. Он был до сих пор используются в различных местах пыткам заключенных, а также наказать людей, совершивших преступления и изнасилование [так в оригинале].Медицинской профессии, тоже не стесняйтесь использовать его, по ошибке, как правило, вылечить или предотвратить некоторые заболевания, такие как проказа, безумия, эпилепсия, водянка, подагре и различных воспалительных процессах. В течение долгого времени также было заявлено в качестве лекарства от грыжи. Это было одним из многих предлогов выдвинутых итальянскими семьями, чтобы оправдать операцию в золотой век певцов кастратов. Во Франции кастрации осталось очень распространены, хотя она не была использована для тех же музыкальных целей. Статистика составлена ​​в 1676 году Societe Royale де Медицина упоминается более пятисот случаев мальчиков кастрировали из-за грыжи в одной епархии Святого Papoul около Каркассон. [Как обрезание для "избыточной крайней плоти и фимоз"!]»

Особенно часто практикуемым это явление стало в на юге Европы, где мальчиков с красивым голосом кастрировали для нужд пения вплоть до 18 века.

В определенный период средиземноморской истории кастрация приняла массовый характер, а кастрация военопленных стала вообще делом обычным.

В «Historical atlas of the Crusaders» by A. Konstam приводится изображение малоприятной сцены, взятой из средневекового французского манускрипта. Автор рисует картину резни после взятия крестоносцами Antioch. На рисунке прекрасно видно, что палач кастрирует подвешенные, уже безжизненные тела, а на полу ждет своей очереди не кастрированный труп.

Имеет ли эта сцена отношение к христианству, каким мы его знаем? Конечно, нет.

Вторая интересная деталь на этом рисунке: все живые безбородые, а все убитые — бородачи. Традиционная история приписывает возникновение обычая бриться «древним» римлянам. На тех, кто это написал, можно подать в суд и обвинить в садизме. Бритьё бронзовым, быстро тупящимся ножом может быть только одним из видов пытки, особенно в полевых условиях. Если же предположить, что кастрированием (на рисунке) занимаются сами кастраты, у которых волосы на лице просто не растут, то картина приобретает совершенно иной смысл: жрецы культа, кастраты, отрезают фаллосы по религиозным причинам, скорее всего, как уже сказано, — для закапывания в землю. Заметим, что внешняя атрибутика на картине — чисто средневековая. Так, когда же был культ фаллоса?

По историческим меркам, он продержался недолго — до тех пор, пока не насытил общество оскопленными. Одновременно силу и мощь набрало окружение скопцов.

Сложилась непростая ситуация. Кастраты — высшая ступень в иерархии чиновников — практически отстранилась от непосредственного управления государственными делами, доведя до логического предела понятия «чистый» и «грязный». Но без управления общество жить не могло, и потому всю полноту власти взяли в свои руки их помощники. В то же время они не были оскоплены. То есть не имели знака принадлежности к высшему руководству.

Вот тогда, по нашему мнению, и появилось у них особое отличие-обрезание. Они совершали символическую кастрацию. Лишаясь крайней плоти, они как бы давали богу расписку в том, что, в конце концов, кастрируются по-настоящему. Заключали сделку с небесами!.. Зигмунд Фрейд писал: «Circumcision is a symbolical substitute of castration…» — «Обрезание символическая замена кастрации …» (Sigmund Freud, "Moses and Monotheism")

Обрезание, таким образом, стало договором с богом, «союзом слова». И его заключали только избранные. В Египте обрезание применялось в ритуальных целях лишь фараонами и жрецами. Всем прочим категориям населения это было строжайше запрещено. Факт чрезвычайно важный и показательный, идентичный неприятию иудеями массового circumcision. О союзе с Богом через обрезание прямо говорится и в Ветхом завете.

Однако оскопляться, то есть выполнять договор, никто не спешил. В отличие от кастратов, обрезанные чиновники были кровно заинтересованы в том, чтобы завоеванные ими привилегии и господствующие места в обществе переходили по наследству потомкам. Они были нормальными людьми и желали своим детям и внукам безбедную жизнь. Так что все постепенно встало на свои места. Кастраты неизбежно должны были уйти с арены истории. И также неизбежно пришло время, когда их места заняли потомки тех, кто первыми сделали обрезание. Оно осталось и использовалось как свидетельство древней принадлежности к избранным.

Сама процедура обрезания точно воспроизводила и воспроизводит у иудеев процедуру кастрации. Поясним, в чем дело. Обрезание безопасно в любом возрасте, а вот кастрация нет. С точки зрения современной медицины, кастрация восьмидневного младенца наиболее безопасна. В первые недели после рождения его организм активно вырабатывает большое количество антител и антибиотиков, помогающих залечивать последствия родового кризиса. Кастрация в этот период резко снижает риск серьезных последствий и тем более летального исхода.

Вот почему иудеи обрезают детей именно на восьмой день. В этом мы видим четкий след ушедшей в небытие кровавой традиции.

Но вернемся к духовному наследию кастратов. Под их влиянием, под воздействием понятий «чистого» и «грязного» возникло убеждение, будто для восприятия наиболее возвышенных понятий необходимо "укрощать плоть". Но уже не с помощью ножа или ножниц, а другими более щадящими методами.

Эта идея получила широчайшее распространение во всех странах мира. История религий сохранила тысячи случаев, когда люди морили себя голодом до тех пор, пока у них не появлялись галлюцинации и они не начинали «общаться» с небом. Другие неделями сидели на столбах, отстраняясь от всего земного. Третьи приказывали запереть себя в пещерах, в гробницах, в гробах, чтобы еще при жизни прикоснуться к потустороннему миру. Сотни уходили в пустыни, в горы, на необитаемые острова — куда угодно, лишь бы быть подальше от этого «грязного» мира, в котором имеются женщины. Наиболее ретивые укротители плоти, например, жрецы индейцев-алгонкинов, продолжали подвергать себя кастрации и отказывались принимать пищу, приготовленную женщинами. Но теперь это были лишь отдельные рецидивы прошлого.

В Индии жрецы Шивы не были кастратами, в отличие от жрецов Вишну, но были обязаны соблюдать целомудрие. Во время религиозных церемоний они стояли полностью обнаженными, в то время как женщины опускались перед ними на колени и брали в руки их половые органы. И если мужчины проявляли хотя бы малейшие эмоции, верующие забрасывали их камнями. Не греши даже в мыслях!..

Под несомненным влиянием духовного наследия кастратов сформировались аскетические, чисто языческие верования — так называемые гностические культы. Наиболее распространенные из них известны под именами катарской веры, богомилов, манихеев.

Они связаны с развитием городов и ремесленничества, следующего этапа в жизни общества. Как мы уже говорили, новые способы добычи хлеба насущного, независимые от солнца и плодородия, имели направленность, не связанную с фаллосом и кастрацией. Поэтому и родились иные верования.

Что лежит в основе благополучия ремесленников? Знание ремесла. Вся жизнь человека зависела от нескольких производственных приемов, которые передавались исключительно по наследству и тщательно скрывались от конкурентов. Еще не было ни всеобщего образования, ни книгопечатания, ни профессиональных курсов. Поэтому секретное знание стало главной ценностью в жизни.

Рождаются профессиональные касты ремесленников и закрытых цеховых гильдий. В условиях конкуренции и глубокой тайны мастерства появляется культ Высшей Мудрости.

Конечно, полностью отказаться от религии предков ремесленники не могли. Люди не меняют свои верования быстро и легко. Поэтому атрибутика аскетизма вошла в новые культы божественного откровения. При этом разделение мира на «чистое» и «грязное» стало основой для системообразующих понятий Добра и Зла.

Наиболее познавательным является культ Гермеса Трижды величайшего — египтянина Гермеса Трисмегиста. Гермитисты поклонялись Божественному откровению, Высшей мудрости, причем в предметном отношении это выражалось через культ «философского камня».

Современная история называет эту абсолютно полноценную языческую религию средневековыми суевериями, которые якобы возникли параллельно с христианством. Это совсем не так.

Хорошо известное и описанное почитание тайных откровений Каббалы, традиция «почитания Книги» современных иудеев — прямое следствие появления городских ремесленных каст и гностицизма.

Ниже приведены таблицы, характеризующие верования, объединенные понятием острой борьбы Добра и Зла. В современной науке они названы дуалистическими.