Так закончилась моя большая любовь. Зрелая. Та, которой не страшны никакие повороты, потому что она предусмотрительна.

Тося, оказывается, не предполагала, что у нее мать — идиотка. Я расплакалась. Уля сказала, что пора бы перестать вести себя как ребенок, — я расплакалась. Моя мама позвонила и спросила, как дела, — я расплакалась. Она была потрясена. Позвонил мой отец и спросил, почему мать потрясена, но я не могла ему ответить, потому что плакала. Он был в шоке.

Адам ничего не сказал, потому что не позвонил.

Я лежала возле Бориса и плакала. Как он мог оказаться такой свиньей? И даже не позвонить? Он меня вовсе не любил. Я знала с самого начала.

Вошла Тося, посмотрела на меня. Сказала сурово:

— Ты не развеселишь пса, поигрывая его хвостом.

Не поняла.

Я видела сегодня его машину возле дома Ули. Потом Уля сказала мне, что хотела бы со мной поговорить, но я ответила, что если об Адаме, то не может быть и речи. И расплакалась.

У меня бессонница. Есть тоже не хочется. Я всегда худею, когда меня кто-нибудь предает. Еще никто никогда мне не причинял такой боли, как Адам. Черт с ним, если читал мои файлы, но мог бы по крайней мере покаяться. А теперь стало ясно — он искал лишь предлог, чтобы уйти. Испугался, что будет связан. За день до переезда. Как по статистике!

Ненавижу мужиков.

Я ворочалась до двух часов ночи. В два встала, сделала себе бутерброд. Невкусно. Покормила Бориса. Не могла читать. Включила компьютер, поиграла в такую игру, где надо отбивать мячики. Отличная игра, как раз для моего душевного состояния. В три часа на всякий случай вышла в сеть. “Получено семь сообщений. Непрочитанных сообщений: семь”.

Господи, что я наделала?

Сообщение первое — Голубой:

Мне действительно необходимо с Вами встретиться. Очень Вас прошу, ответьте.

Сообщение второе — Голубой:

Пани Юдита, я не хотел бы злоупотреблять Вашим терпением, но для нас обоих будет лучше, если мы все-таки встретимся.

Ох, Голубой, с тобой мир выглядел бы иначе. Ты со своей паранойей на тему жены по крайней мере был честен. Сообщение третье — Голубой:

Я познакомился с необыкновенной женщиной. Могу ли я с Вами этим поделиться? Если нет, ответьте, пожалуйста.

Сообщение четвертое — Голубой:

Я познакомился с необыкновенной женщиной. Ее зовут Юдита.

О, так же, как и меня…

Что мне делать, чтобы ее не потерять?

Сообщение пятое — Голубой:

Юдка, не понимаю, почему ты не хочешь со мной поговорить, не хочу, чтобы между нами были недомолвки. Может быть, так будет проще. Это я написал те письма об измене.

Идиот. Я и так знаю, что не я писала, а ты, Голубой. Параноик!

Я проводил социологические исследования, каково, например, отношение людей к измене. Я отослал письма в тридцать две редакции. От имени обманутого мужа и обманутой жены. Результат превзошел все мои ожидания. Ты ответила от имени редакции на письмо мужчины и женщины совершенно по-разному. Кстати, это очень интересно, как, в зависимости от пола, мы реагируем на различные поступки.

Твои письма мне понравились. Ужасно захотелось с тобой познакомиться. Если бы я стал корреспондентом в твоей газете, у меня, к сожалению, не было бы такой возможности. Я пытался выйти на тебя, наконец мне удалось получить кое-какую работу по договору в твоей редакции — меня рекомендовал приятель-психолог, который у вас дает консультации читателям.

Я приложил массу усилий. Понимаешь теперь, как важно мне было тебя найти? Не возьму только в толк, почему каждый раз, когда я хочу рассказать тебе об этом, ты обрываешь меня. Я надеюсь, что мы с тобой подружимся. На самом деле я вовсе не такой ужасный. Даже моя бывшая жена могла бы это подтвердить. Ты, по-видимому, чувствуешь себя неловко из-за этого отправленного мне по ошибке письма. Но это было супер! Я почувствовал себя женщиной. Наверное, тогда я в тебя и влюбился. Но не как женщина.

Сообщение шестое — Голубой:

Я люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя. Возвращаюсь завтра.

Сообщение седьмое — Голубой:

Понимаю, пока ты не хочешь об этом говорить. А когда я перевезу к тебе свой компьютер, смогу ли я посылать тебе иногда что-нибудь очень приятное? Например, планировать, чем мы будем заниматься с тобой сегодня вечером? Это так возбуждает! Привет Тосе, Борису, Сейчасу, Потому, Найденышу… не знаю, может, ты разыскала еще парочку зверюшек со вчерашнего дня, поэтому, одним словом, всем вам.

У меня голова пошла кругом. Я не поняла, ничего не поняла, ничегошеньки. Я налила себе коньяку. Потом налила еще анисовой, привезенной с Кипра. Что все это значит?

Ну и идиотка же я! Все пропало. Теперь он узнал, какая я непроходимая дура. И врунья. Он прав. Он всегда был прав. Коня мне захотелось белого, и ничего, кроме этого, я была не в состоянии видеть! Не могу ему писать. Не могу звонить. Все без толку. Это конец. Он не простит мне моей дурости. А еще я обидела его. И выгнала. И сказала, что не люблю его. О, мамочки родные, а это Голубой! О, Адам Голубенький, я приготовлю тебе рождественскую курочку и подарю тебе миллион колокольчиков, и все… но только не позвоню.

Ведь невозможно же звонить в четыре утра! В четыре утра я могу, например, еще выпить. Восхитительно. Очень и даже очень! И если еще чуть-чуть добавить, то можно даже отправить письмецо. По электронной почте. В пять утра мне удалось разобрать то, что написано сверху: “Ответное сообщение”. Э-э-э, да чего там… Еще рюмашку, и полный порядок, как ни в чем не бывало пошлю, но только одно короткое предложение, которое скомпрометирует меня раз и навсегда, он никогда не вернется, потому что Адам не из тех, кто связывается с глупыми обманщицами, имеющими лишний вес, проблемы с сантехниками и с шерстью на собачьей груди, на груди у собаки, само собой разумеется. Это должна быть очень умная и хорошая фраза:

Не растворяйся в дожде, Голубой Адамчик…

В пять тридцать на экране мне удалось разглядеть надпись: “Когда отправишь сообщение, оно будет помещено в папку “Ящик отправителя” и будет выслано после команды: “Вышли и получи”. Я нажала ОК. И сделала еще глоточек прямо из бутылки. Теперь надпись на моем экране двоилась: “В ящике отправителя неотправленное сообщение, выслать его сейчас?”

О, этого я не знала. Мне не следовало бы ничего отправлять. Я все уничтожила. Всегда все уничтожаю. И правильно, что Эксикушел к Иоле. Которая, кстати, абсолютно нетолстая. Он правильно сделал, неглупый парень. Он был совсем не глуп. Я могу еще немножко выпить. Аромат аниса и Кипра. Обожаю Кипр. Обожаю Голубого. Я его всегда буду любить, до смерти, и он, только когда я умру, узнает, как сильно я его любила и как была глупа.

Я нажала ОК. Соединение установилось с первого раза. Вот ловкачка… Потому что пять утра. Еще глоточек — и можно заснуть навсегда. Потому что завтра воскресенье. Накануне воскресенья от выпивки вообще не бывает вреда…

О Господи, почему кто-то так громко звонит? Мамочка родненькая, никогда больше в рот не возьму анисовой водки. Кто там звонит по утрам? Это не телефон! Я спустила с кровати ноги. Комната слегка покачивалась вправо-влево. Это был домофон. На рассвете? В воскресенье? Я взглянула на часы. Час дня. Пошла в кухню. Почему Тося не открыла и не сказала, что я умерла?

А-а-а, у Тоси в одиннадцать соревнования по волейболу. Значит, она ушла.

Я была пьяна в доску. Мертвецки пьяна. А у калитки я разглядела белого коня. Я упилась до белой горячки. Спряталась за тумбочку. Выглянула еще раз. Верхом на коне сидел Адам. Под уздцы коня держала девушка в шапочке, с хлыстиком в руке.

Это была галлюцинация! Нет белых коней. Есть белые мыши. Никогда в жизни больше не прикоснусь к алкоголю. Я потихоньку продвигалась в прихожую. Звонок. У меня слуховые глюки. Потому что зрительные галлюцинации не могут еще и звонить в домофон. Я вернулась в кухню.

Они стояли там втроем. Белый конь, девушка в шапочке, державшая его за уздечку коня, и Адам. Три призрака.

Я нажала кнопку. Они вошли. Все трое. Я открыла дверь.

Адам сполз с седла. Наверное, впервые в жизни сидел на коне. Борис кинулся к двери, поджав хвост, и запутался у меня под ногами, когда я в панике пыталась спастись. Я упала на траву. В ночной рубашке. В час дня. На глазах у незнакомой женщины. Собственно говоря, это земля, пахнущая анисом, как-то навалилась на меня.

Адам поднял меня и поцеловал. О Боже, не надо целовать меня, даже когда я восемьдесят раз почищу зубы. Девушка в шапочке рассмеялась. А она красивая!

— Вот он, твой белый конь. Девушка была так любезна, что согласилась одолжить его нам ненадолго. Клянусь, это в последний раз, большое вам спасибо.

Она все смеялась, по-видимому, думая, что имеет дело с ненормальными.

Я крепко вцепилась в Адама. Пусть не пытается любезничать с девушкой, нет-нет, я так рада, мне так хочется пить, Господи, какая же я дура.

Коня увели, Борис заливался лаем, никогда в жизни он еще так громко не лаял, мне было просто необходимо выпить какого-нибудь соку. Адам обнял меня за талию, хорошо, что я немножко похудела, и сказал:

— Приятная девушка, правда? У него смеялись глаза.

Что в ней приятного? Может быть, она даже болела оспой, или нет, пускай лучше у нее будут прыщи, а еще лучше пусть она вообще не будет такой красивой, и я семикратно ее благословила, пожелала ей семь величайших благ…

…Рождество. Мама и папа поехали к моему братцу, видимо, любят его больше меня. Уехали, потому что считают, что не надо мной заниматься, и думают, что если я взялась за ум, то они возьмутся за братца. Нет справедливости в жизни.

Ужин подошел к концу. Это наш первый совместный праздник. Пришли Уля и Кшисик с дочерьми. С гитарой. — Будем сидеть возле наряженной елки с традиционным творожным тортом и петь рождественские колядки. Дома тепло, камин натоплен, торт на столе. Настоящий — из натурального масла, деревенских яиц, сахара и жирного творога. Очень вредный для здоровья.

Кшись бренчал на гитаре. Адам открывал вино.

Уля пришла за мной в кухню и сказала:

— А ты зарекалась, что никогда больше никаких мужчин, что они все одинаковые!

Неужели я была настолько глупа?

Ведь он не такой, как все.