Путь к храму

Грушевский Алексей

Игра в Тарот

 

 

Глава 1. Вечное возвращение вещей

— Да, всё ж таки в этой глуши есть, где пережить ссылку — Подумал Николай, озирая внутренности старого сарая в конце двора. Он помнил его. В детстве он часто оставался на лето у дяди Толи и тёти Веры. И, конечно же, самым интересным для него местом тогда был именно этот гараж-сарай. Целая мастерская. Какое там было богатство! Как он любил лазить по полкам, с трудом до них дотягиваясь, подставляя, табуреты, лесенки, да всё что придётся, проникая до самых высоких и дальних уголков, бесконечно находя на них всё новые и новые чудесные предметы.

Дядя был когда-то генералом авиации. Как помнил Николай, уже тогда, когда он мальчуганом исследовал этот мир чудес, дядя Толя был уже на пенсии, но сарай пусть и бывшего начальника аэродрома, был полон необыкновенных для мальчишки богатств, особенно тех, которые были свалены на верхних полках, самых недоступных и манящих. Там были старые лётческие очки, какие-то приборы, замысловатые детали, выцветшие разноцветные с золотой тесьмой погоны, кокарды, значки, карты, чёрные от времени кожаные портупеи, шлемы, фуражки, и ... Николай там даже однажды нашёл настоящую ракетницу с комплектом выстрелов к ней. И потом он с друзьями всю светлую июньскую ночь, уйдя подальше от городка, стреляли и стреляли из неё.

Ох, и досталось же ему потом! Николай улыбнулся, его захлестнула тёплая волна воспоминаний. Да, тогда мир был добр, светел, полон чудес и казался таким большим, а главное, была полная уверенность, что он станет только лучше...

Увы, теперь Николай знал — мир стал хуже. И когда-то полная чудес пещера Алладина превратилась в обыкновенный пыльный сарай, а богатства — в старый хлам, словно каким-то неведомым колдовством всё рассыпалось в труху. Хотя ... возможно, в этом пространстве было нечто, всё ж таки, даже сейчас пытающиеся сопротивляются тлену разрушения. Непокорно вздыбившись, хоть и присыпанная толстым слоем серого праха, стояла посреди сарая мятая гора старого брезента, даруя надёжду, что всё ж таки, возможно, один раритет, ради и вокруг которого и было выстроено всё это покосившееся от времени сооружение, сумел пройти сквозь разрушительное время, не только устояв под её всё перемалывающими жерновами, но, как знать, может и приумножив свою ценность.

Николай подошёл к стоящему посреди сарая накрытому старым пологом дядиному авто. Да нет, конечно, же чепуха, не может быть... Уже тогда эта старая «победа» больше ремонтировалась чем ездила, а теперь... Николай обошёл вокруг, разглядывая длинные и покатые скрытые пыльной материей очертания, словно под пожухлой от времени тканью таился скелет давно уже умершего ящера.

— Ну что ждёшь? Давай, посмотрим, что осталось. Может, сможешь на колёса поставить — раздался тётин голос.

— Пыли будет много. Смотрите сколько её на брезенте. Сдёрнем — непрокашляемся — ответил, отчего-то медля, Николай.

— Там на полках очки должны быть и респираторы — ответила тётя.

— Так ведь такие же пыльные. Столько же лежали. Вы же сколько уже сюда не заходили? Их надо спиртом протереть.

— Давай доставай. Ищи. Я их промою. Раз взялись сделать — надо сделать — подгоняла не в меру разгорячившиеся старуха.

Николай нашёл лестницу-раскладушку. С усилием расправил её, осыпав кучку трухи и подняв облако пыли. Чихая, полез к верхним полкам. Да, там был всё тот же старый покрытый пылью хлам. Но, увы, тех богатств, среди кучи ломаного бесполезного старья, что сводили в детстве с ума, не было и в помине. Пошарив, он скоро нашёл пару летчицких очков, в растрессковшейся от времени кожаной оправе, и армейских респираторов.

Тётя ушла их мыть и протирать. Николай присел рядом с верстаком. Покрутил ручку. Она поддалась. Удивительно, шло тяжело, но работало! Послышался протяжный скрип, словно кто-то не то стонал, то пел похоронную.

— Может и с машиной не всё так безнадёжно — подумал он, поёжившись от озноба порождённого звуками старого верстака.

Стало даже интересно. Нет, конечно, ему и до этого хотелось посмотреть на старую дядину «победу», но сейчас, когда в нём зажглась искра надежды, что машина, быть может, и не окончательно убита, желания взглянуть резко прибавилось.

Наконец полог был сдёрнут. Когда облако пыли немного рассосалось, взору предстала дядина «победа». На первый взгляд, она неплохо сохранилась. Хоть и пожухла, как и всё в этом мире, но, видно, дядя её последние свои годы тщательно готовил к консервации. Колёса были сняты, стояла на кирпичах, всюду были видны следы какой-то иссохшей обильно намазанной гадости, наверное, какого-то теперь уже позабытого современной цивилизацией консерванта. Николай притронулся к шершавой от этого поверхности, почудилось, что он воочию видит, как кряхтящий старик мажет и мажет свою «ласточку» промасленной кистью, словно готовя себе саркофаг, способный пережить вечность.

Саркофаг.

— Да, именно саркофаг — с какой-то пронзительной ясностью он понял, на что была похожа эта машина. Или даже, скорее, чем она являлась на самом деле, как будто он прозрел её скрытую от обычного взгляда суть. Он даже вздрогнул, он боялся этих время от времени пронзающих его не то наваждений, не то прозрений, всегда резко и неожиданно овладевающих им. Это стало с ним случаться, после того случая, когда его изрезали кавказцы, и он в состояние клинической смерти в охватившем его не то бреду, не то прозрении, ярком, удивительно цельном и логичном, спас целую планету. Планету по имени — Туле (Об этом можно прочитать в повести «Скинхед на планете Туле».)

Нет, конечно же, не мог его родной дядя, гордость семьи, коммунист, атеист и герой поддаться суевериям и тёмным ритуалам, ныне столь широко охватившим слабое духом и умом пришедшее за ним поколение. Просто тогда машины были, одно слово — вещь! Их не бросали, попользовав, так как сейчас. Они переживали своих владельцев, а иногда, даже, и их наследников.

— Ну что скажешь? — торопила тётя.

— Надо внутри посмотреть — ответил Николай.

Он протянул руку к ручке двери, взялся за неё, но что-то удерживало его открыть. Наверное, даже у самых прожженных гробокопателей бывает такое мгновение, когда охватывает слабость и нерешительность, перед тем как, который уже раз, сдвинуть в сторону крышку саркофага. И всё ж таки, подгоняемый тетиным нетерпением, с некоторым замиранием Николай открыл, заскрипевшую протяжным стоном полным невероятной тоски и боли, словно протестуя, что её потревожили, водительскую дверь. И лишь только тогда, когда ему открылась девственная, нетронутая несколько десятилетий пустота салона, он понял, что, не смотря ни на что, на все доводы разума, он до самого последнего момента, боялся, что увидит там, сидящую за вычурном эбонитовым рулём мумию своего дяди в парадном мундире, при всех орденах.

Но, не смотря на то, что внутри была только пустота, в то мгновение, когда его коснулось дуновение заключённого там десятилетия воздуха, ощущение того, что он только что вскрыл могилу, побеспокоил и выпустил наружи томящегося там духа, утвердилось в нём совершенно явственно, до озноба.

Тётка, на которую, судя по всему, совершенно не распространялись охватившие Николая сомнения и предчувствия, деловито его оттолкнула и залезла внутрь, жадно осматриваясь и суетливо хватаясь за всё что можно. Николай отошёл и сел в стороне. На него накатывал, который уже раз за сегодня, нервный озноб. Его всё никак не покидал образ того, как измождённый, умирающий старик, вылизывает и мажет, мажет, мажет свою машину.

— Вложил в неё всю свою душу — пронзила его мысль

Он вспомнил, что он и умер в этом же гараже, и умер, более того в ней, в машине. Его нашли сидящим в салоне. Что-то он там не то чинил, не то начищал, когда случился, на этот раз последний, удар.

Озноб усилился, началось лёгкое покалывание, там, где его располосовали ножи. Плохой признак. Николай называл его — «синдром Туле». Как правило, через некоторое время после этих приступов его накатывала многодневная изматывающая тоска, и посещали странные сны, а иногда и галлюцинации наяву.

— Вложил в неё свою душу. И вот теперь, мы выпустили её — крутилась и крутилась у него в голове безумная мысль. Но тут послышались настойчивые требования не в меру возбудившейся тёти:

— Давай, капот открывай.

Достаточно было беглого взгляда чтобы понять — в моторе не хватает некоторых весьма существенных деталей: куда-то делась катушка зажигания, не было проводов к свечам. Николай выдернул щуп масла — мотор был сухой.

— А, аккумулятор сел — заключила тётя с видом знатока, после нескольких попыток завести машину.

— Надо аккумулятор зарядить — отдала она приказ.

— Так он сухой — ответил Николай, не желая вдаваться в подробные объяснения по состоянию мотора.

— Как сухой?

— Ну, высох весь. Кислоты совсем нет. И наверняка пластины разрушились.

— Про пластины ты мне не гони. А кислота, какая нужна?

— Серная.

— Нет проблем. В подвале должна быть канистра. Она со временем портится?

Николай лишь пожал плечами. Он впервые слышал о подвале, и тем более не мог представить, что где-то тут может быть канистра серной кислоты. Конечно, дядя был запаслив, весьма запаслив, но зачем ему могла понадобиться серная кислота?

— Так, аккумулятор ты зарядишь. Кислота то есть, значит, проблем не будет — старая генеральша, кажется, помолодела не несколько десятков лет. — Не может же она вся испариться, а если испарилась, к Серёге сгоняешь, он автобазой заведует, у него всё для машин есть... а вот чем эту дрянь оттереть. Жирная сволочь, хоть и засохла ... — тётя усердно скребла ногтями кузов лимузина.

— Тётя Вера, не царапайте. Попортите полировку. Это ацетоном надо размочить — ответил Николай.

— Ацетон? Ацетон есть. Должен быть. Несколько канистр. В подвале. Пошли туда — и тётя Вера, отодвинув какой-то половик, стала тянуть за торчащее в полу железное кольцо. Николай помог, скоро открылся широкий лаз в подпол.

Щелкнул выключатель и перед Николаем предстал огромный подвал. Посреди него стоял грубосколоченный стол с перегонным аппаратом и какими-то другими химическими установками из разномастных колб и змеевиков. Вдоль стен тянулись стеллажи. Полки на уровне чуть ниже груди были очень широкими, так что они представляли из себя, некое подобие лабораторных столов опоясывающих по периметру помещение.

Куда бы не натыкался взгляд, всюду сквозь осевшую на них многолетнюю пыль и паутину, таинственно и тускло поблескивали пузатые сосуды, какие-то вычурные колбы, огромные старинные бутылки. Было видно, что практически все они были чем-то заполнены. Некоторые какими-то разноцветными растворами, другие порошками, в третьих, похоже, недовольно растопырившись в разные стороны своими стеблями, были затворены неведомые коренья, в другие были насыпаны не-то ягоды, не то какие-то иссохшие и, потому, совершенно потерявшую прежнюю свою форму и, вследствие этого, казавшиеся совершенно фантастическими, плоды ...

— А я и не знал, что тут такое есть — промолвил Николай.

— А тебе и незачем было знать. Маленький ещё был. Толя тут, царство ему небесное, алхимией занимался — ответила тётка, что-то ища под полками.

— Алхимией? — Николай почему-то почувствовал предательский холодок.

— Самогон гнал. Настойки делал. Ох, и чудные же были настойки! Жаль, рецептов не сохранилось. Все секреты унёс с собой в могилу. А, вот и кислота — тётка выдвинула откуда-то из угла канистру из нержавейки. — Что ещё нужно. Ацетон? Сейчас поищем, поищем... — донеслось откуда-то из дальнего угла.

Николай зачарованно рассматривал лабораторию. Похоже, в ней было всё! И вытяжка, и газовая горелка, и водопровод. Он с усилием повернул ручку крана, и тут же, как показалось с оглушительным громом, на железную раковину полилась струя ледяной воды.

— Всё, старый, с умом сделал. Даже водопровод и канализацию. Последнее время практически и жил в этом сарае... и умер, в машине. Царствие ему небесное. А ну помоги, вот они, кажется — тетя откуда-то из-под нижней полки кантовала какие-то огромные пузыри.

Николай помог их достать. С трудом выдернули пробку. Сомнений не было, пахнуло ацетоном.

— Ну, всё есть? Тряпки найдёшь наверху, там, на полках их навалом. Инструмент есть. Посуда есть. Газ... — тётка зажгла горелку, — есть. Может что ещё надо?

— Перекись водорода — вдруг неожиданно для самого себя вдруг сказал, чуть не прыснув предательским смехом, Николай. Это получилось как бы самим собой, на автомате, помимо воли.

Но тётя не оценила этой шутки столичных пироманов. Откуда ей знать эти тонкости?

— Перекись? Зачем? Ну, если надо достанем. Завтра же сгоняешь к Людке, у неё её навалом, они у нас теперь стилист, всех баб в округе завивает и красит. Стоит не дорого. Только ты, это сам покупай, я и так тебя всем обеспечила. Кислота есть, ацетон есть, тряпок навалом, так что если надо перекись, сам покупай...

Николай еле сдерживался, чтобы не рассмеяться. Сделав лицо серьёзным, как можно значительней вымолвил:

— Да сам куплю. И тут ещё то да сё подкупать придется — увидев, что как только речь зашла о возможных тратах тётка сразу погрустнела, он тут же добавил — Но это я на свои, на свои. Вы же мне поездить на ней, когда наладим, дадите?

— А у тебя права есть?

— Есть.

Тётка задумалась, потом вдруг заключила обрадовано:

— Так значит, на кладбище можем съездить?

— Конечно.

— Здорово! Давай ремонтируй. Конечно, дам покататься, но только недалеко.

Николай вдруг понял, что тетя и не думала, что машину можно отремонтировать, и то, что Николай так уверено говорил об этой возможности, для неё стало приятным сюрпризом. Смотря на то, как она, воодушевлённая вдруг вспыхнувшей надеждой и мечтой, с ветерком прокатится на старой «победе», энергично лазила туда-сюда, деловито открывая всё новые и новые банки, с интересом высматривая и вынюхивая, что там внутри, и даже, иногда с опаской пробуя на вкус их подозрительное содержимое, он подумал, что нехорошо обманывать старого человека, и то, что, судя по всему, она очень давно не была в этом сарае, возможно даже с похорон.

И вдруг его пронзило — это могло быть только потому, что она боялась сюда зайти одна, а приглашать чужого человека в компаньоны ей не хотелось. Он вспомнил, что когда он с родителями гостил у неё после смерти дяди, она каждый раз звала их в гараж, посмотреть на старую «победу», и каждый раз что-то мешало им сделать это. Всегда было как-то не до того. Какой интерес лезть в старый пыльный сарай в самом дальнем углу участка, пробиваясь через разросшуюся крапиву и лопухи, чтобы потом, чихая, копаться в горе сломанной рухляди, когда есть шашлыки, река, песчаные отмели под соснами, грибные леса?

Что ж вот он и пришёл час вскрыть пещеру Аладинна, ни секундой раньше, ни секундой позже — с грустью подумал он. — Сколько лет она таила свои секреты, о которых я и не знал ничего. Разве мог я подумать, пару часов назад открывая двери, казалось, досконально изученного ещё в детстве сарая, что за ними таится неизвестный подвал-лаборатория? Чудеса, да и только!

 

Глава 2. Старая Победа

Возраст скоро дал о себе знать, минуты лихорадочной активности не прошли даром — поднялось давление, многолетняя пыль вызвала приступ астмы, и тётя ушла в дом, строго наказав, уже сегодня же начать работу.

Николай остался один. Удивительно, как быстро летит время, когда открываешь что-то новое! Казалось, вот совсем недавно он снова и снова вставлял ключ в проржавевший замок, а тот никак не хотел поддаваться, и он опять и опять брызгал и брызгал в него «вэдэшкой», под беспокойное тёткино ворчание, как уже наступил вечер. Смеркалось. Николай сел на скамейку и погрузился в вечернюю тишину.

— Как тут тихо — только и думал он, глядя на пока ещё блеклые только-только разгоравшиеся краски заката.

Разлившаяся вокруг тишина буквально поглотила, растворила его в себе. Да, с городом было не сравнить. Шум города, даже если и кажется, что он не заметен, на самом деле ни на минуту не отпускает, а тут, казалось, всё замерло перед пришествием ночи, а если и возникал какой-то звук, то он лишь только подчёркивал глубину распростёршейся вокруг тишины. Хотелось сидеть и сидеть неподвижно, вдыхая нектар освеженного вечером воздуха и вбирая в себя через оглушающую тишину саму сущность, казалось, обнявшего его огромного мира.

Но сидеть ему не дали комары. Пришлось уйти внутрь сарая. Идти в дом совсем не хотелось. Что там интересного? Всё одно и то же — бесконечное тёткино нытьё по поводу здоровья и рассказы о своих собаках и котах, о собаках и котах её подруг, о собак и котах её знакомых, о собаках и котах знакомых её подруг и знакомых знакомых...

Внутри Николай, чтобы хоть как-то спастись от возбудившихся к вечеру назойливых насекомых, зажёг по углам антикомариные спирали. Скоро клубы беловатого дыма окутали помещение. Стало похоже на какой-то старый храм, где воскурили фимиам вокруг темной глыбы старинного саркофага. Комары перестали досаждать. Николай присел и отрешённо смотрел, как в беловатых клубах тонули и размывались очертания предметов. Сгущайся закатный полумрак и белесый дым, казалось, словно уничтожал бывший ещё минуты назад стабильным и постоянным предметный мир, мир, где всё было незыблемо, знакомо и неизменно. Причудливо меняя очертания, как бы танцуя и играясь, беспокойные струи дыма в неверном гаснущем закатном свете тихо и вкрадчиво нашёптывали, что все эти кажущиеся такими твёрдыми объекты материи, лишь временные декорации, за которыми скрывается и, в любой момент готово вырваться, нечто совершенно иное.

Николай смотрел и смотрел на эту чарующую пляску теней, полностью уйдя в какой-то не то транс, не то оцепенение. Он начал засыпать. И тут видно в расслабление дрёмы, сидя на не очень удобной лавке, он как-то неудачно качнулся и видно задел плечом располагавшуюся рядом полку. Этот несильный, но чувствительный не то удар, не то толчок мгновенно привели его в чувство. Очнувшись, он вдруг понял, как он устал. Сказывался суматошный день — ведь без перерыва лазил по этому сараю и подвалу. Пора было идти в дом. Николай встал, и вдруг буквально задохнулся от восхищения, настолько прекрасно и неожиданно было то, что в одно мгновение вдруг развернулось перед ним.

Лучи закатного света через приоткрытые ворота пронзили пространство сарая и своими красно-оранжевыми сполохами осветили до этого мрачно-тёмную громаду автомобиля. Старая «Победа», оказавшись в сверкающем облаке оранжево-багрового света, триумфально вынырнула из тьмы и забвения. Теперь это уже был не старый навечно обездвиженный железный саркофаг, а сверкающий, и словно горящий победным огнём, зримо разрываемый от таящийся внутри него энергии, неведомо откуда взявшийся какой-то ретро-футуристический аппарат словно парящий в наполненном светом пространстве, и чудилось, что он только-только ворвался сюда из какого-то другого измерения, на миг остановив здесь, перед Николаем, своё бесконечное и стремительное движение вперёд.

Зачарованный Николай подошёл ближе. Заметил, что дверь приоткрыта, видно забыли её захлопнуть после осмотра. Дверная щель светилась изнутри. Видно влившись сквозь лобовое стекло, лучи закатного солнца, многократно преломляясь и отражаясь от зеркал, хрома и стёкол наполнили собой салон, и их сверкание сочилось через приоткрытую дверь. И это тёплое, заполняющее салон, свечение неудержимо манило, как бы приглашая, Николая погрузиться в себя. Мгновение, и он, устроившись на переднем диване, глянул сквозь лобовое стекло и его ослепил свет заходящего солнца, словно он погрузился в какой-то сверкающий, блестящий и ласково тёплый поток.

Сидеть на мягком диване, погружённым в этот чарующий свет было настоящим блаженством. Расслабляясь всё больше и больше, Николай заворожено смотрел и смотрел в него, погружаясь всё глубже и глубже в текущую и текущую вокруг и сквозь него волну этой тёплой и доброй энергии, понимая, что он сегодня никуда отсюда уже не уйдёт...

«Победа» мягко катилась под ослепительным солнцем. В раскрытые окна хлестал летний ветер. Вокруг расстилались бескрайние пространства окской поймы. Николай знал, сейчас, сейчас, ещё чуть-чуть и автомобиль выскочит на высокий гребень и глубоко внизу откроется сверкающая лента реки, и он с замиранием ждал этого, так всегда волновавшего его момента.

Счастье, безмятежности, радость, пьянящие ощущение свежести, новизны и молодости раскрывшегося перед ним огромного Мира захлёстывали его. Такие чувства могут быть только в детстве. А как же иначе, когда Мир так молод, чист, свеж и огромен, а он сидит в такой чистой, сверкающей, большой машине, которую ведёт его дядя. Такой сильный, добрый, большой, уверенный в себе, одно слово — родной. Лучший дядя на свете! Дедушка. Ведь оба прямых деда погибли на войне, а у дяди нет своих детей, и потому он называет Николая внуком, а Николай его — дедой.

И вот машина останавливается над рекой. Держась за руку деды, Николай подходит с ним к краю обрыва. Там внизу река, и не только река, там внизу огромный, такой красивый, чистый, сверкающий Мир. Мир добрый, Мир который будет только лучше, ещё больше, ещё чудесней и прекрасней. Мир, который обязательно ещё откроет ему множество тайн и подарит столько открытий. А как может быть иначе, если рядом стоит такой сильный, большой, любимый деда? Николай жмётся к нему и понимает, что деда передаёт ему этот Мир. Его Мир. Мир, который он отстоял, завоевал. Мир, в котором он победил.

Николай даже не понимает, а чувствует всем своим ещё детским существом, что этот Мир такой, только потому, что дед и его друзья, соратники, однополчане, народ победили в этом Мире. Что таким прекрасным этот Мир делает, верней дарует Победа. Что Победа нечто большее, чем даже его дед. Что без неё не будет этого Мира. Верней не будет такого Мира. И без неё не будет и деда, такого деда. Что если не было бы победы, то Мир был бы другой, совсем другой.

Но сейчас Мир прекрасен. Деда, держа Николая за руку, стоит над обрывом, и их обдувает тёплый летний ветер. Кажется, что они летят вместе с обрывом куда-то вперёд, туда, где впереди тонет в синеве бескрайний простор, залитый солнечным светом.

Но сквозь счастье этого сна, и вопреки ему, к Николаю пришло горькое сознание, что это было раньше, давно, тогда, когда он был ещё ребёнок. Тогда когда ещё был дед, и его дед был сильными, был победителем. Тогда когда он, его дед, держал этот Мир. И как только это случилось, как только Николай осознал, что прекрасное время, время, когда с ними была Победа, прошло, всё вокруг начало разрушаться. Словно откуда-то налетела невидимым облаком пыль, и краски стали гаснуть под слоем её тлена. Бескрайнее и такое высокое небо стали затягивать низкие тёмные облака, зарывая от глаз высоту и свет солнца. Скоро тучи полностью скрыли бескрайность неба, и сквозь их беспокойное и суетливое коловращение лишь тревожные вспышки зарниц озаряли погрузившейся во тьму горизонт. Николай с дедом бросились успеть к машине до начала бури, но она словно вдруг в одно мгновение как-то осела с протяжным скрипом, и когда рассеялось поднятое этим облако трухи, то перед ними оказался старый железный потухший саркофаг на подпорках из кирпичей.

И дед вдруг постарел, это уже был не полный сил генерал из его детства, а иссыхающий старик-отставник. Он снова и снова пытался открыть дверь своей машины, но она никак не поддавалась, а Николай сидел внутри не в состоянии пошевелиться.

— Закисла, закисла, всё закисло — твердил и твердил с каждым мгновением всё больше и больше слабеющий дед.

— Что, что закисло, что? — пытался понять его Николай, не в силах сдвинуться с места. Скованный, охватившим его параличом, он смотрел и смотрел, как не в силах теперь уже ничего изменить, с каждым мгновением слабея всю больше и больше, безнадёжно бился снаружи дед, дёргая ручку двери.

— Перекисло всё, перекисло, перекись ... — стонал обессиливший дед.

Вдруг он прекратил дёргать ручку, видно потеряв надежду победить заклинившую дверь, выпрямился и посмотрел прямо в глаза Николаю. Николай впервые видел такой взгляд у своего деда, взгляд безнадёжный и укоризненный.

— Что ж ты, внучок, просрал победу? — вдруг вымолвил он, в наступившей на мгновение оглушающей тишине.

Тот час же прогремел гром, и начался ливень, скрывший за потоками воды лицо деда, словно смыв его куда-то туда, откуда уже нет возврата.

Николай очнулся весь мокрый. Снаружи шумела гроза, чудовищными ударами грома сотрясая ветхий сарай. Похоже, он оказался в самом её эпицентре. Он вылез из машины, на ватных ногах, после причудливого кошмара, подошёл к полуоткрытым воротам, и его обдало холодом брызг, перед ним стояла сплошная стена воды.

Скоро ставший полностью мокрым, Николай, зябко кутаясь, стоял и стоял, глядя на стену, бешено бьющих в землю, дождевых струй, не в силах уйти, словно надеясь разглядеть за ними давно уже умершего старика.

Капли воды скатывались с его лица перемешенные со слезами. Под впечатлением сна, Николай остро, всем своим существом почувствовал, что именно он, только он, виноват в гибели того прекрасного Мира, который завоевал для него его дед. Он, его слабость, то, что он не смог собраться и победить, и впустило в этот Мир смерть и тлен. Да что победить? Николай остро и безнадёжно почувствовал то, чем он всё это время занимался, и не могло дать победу, потому что победу может дать только настоящая война, бескомпромиссная и беспощадная. И если так случилось, что после нескольких лет варева в этой мутной, тягуче-глухой, лишь поглощающей время, силы и веру, так называемой право-националистической тусни, рядом никого не осталось на кого можно было бы положиться, то, ему ничего не остаётся, как одному начать свою войну, свою борьбу. Настоящую войну. Ту войну, которая только и может привести к Победе.

Он понимал, стоя под бушующей над ним стихией, что шансов победить у него, конечно же, нет никаких. Но он должен это сделать, и не ради нации, народа, страны, истории ... и даже не ради умершего деда, а ради самого себя, не сегодняшнего себя, а того каким он был тогда, в далёком детстве, когда, стоя с дедом на краю обрыва, принимал от него этот Мир. Мир, сотворённый дедовой победой. Мир, который был прекрасен. Мир, лучше которого не может быть.

Что если отступить, уклониться от этой, предстоящий ему, безнадёжной битвы — значит, предать самое лучшее, что когда-то было в нём. Что если он сейчас смалодушничает, так и не соберётся, то значит, ничего и не было тогда. Не было деда-героя, не было прекрасного Мира его детства, не было веры, любви, надежды, мечты ... а, значит, не было и его тогда, а, значит, нет его и сейчас, и никогда уже не будет.

Что только безжалостной огонь войны, которую он должен начать, только это безнадёжное самопожертвование во имя сегодня совершенно недостижимой победы, может дать ему смысл, может доказать что он существует и что он существовал.

Николай вдруг отчётливо понял, что этот Мир без Победы не имеет никакого смысла, что только победа приносит в этот Мир — благодать, красоту, надежду, будущее ... всё то, что и творит его. Что Победа это величайшие божество, без которого нет и других богов, которые приходят только за ней — Свободы, Любви, Изобилия, Плодородия ... Что не могут быть велики никакие жертвы ради того, чтобы склонить благосклонность этого величайшего, делающего Мир прекрасным, капризного и непостоянного божества.

И снова его кольнуло, и залило краской стыда и сожалением, он вспомнил, как в той среде, где он некоторое время «варился», одним из «символов веры», было утверждение, что нет важней задачи, чем развенчать культ «великой победы».

— Хотя, что об этих вспоминать — подумал Николай, криво усмехнувшись — Что можно было ждать из этой «лаборатория мысли», если ей суждено войти в сокровищницу нетленных афоризмов благодаря гениальной максиме: «Если есть анальный оргазм — значит, есть языческие боги».

Неожиданно его охватило какое-то странное наваждение. Ему вдруг почудилось, как из тухлой силосной ямы, посреди давно оставленных осенних огородов вылезает, на дребезжащий звук немецкого мотоцикла, несколько дней таившийся там, весь запаршивевший, дезертир. Как он, робея и по-холопски лыбясь, идёт на чужую речь, зажав в поднятых длиннющих конечностях листовку-пропуск в плен. И как весёлые хмельные мотоциклисты, азартно хохоча, ставят его раком и приобщают недопитой бутылкой к .... И как потом, согретый остатками шнапса из жадно вылизанной им до последней капли бутылки, брезгливо оставленной умчавшимися дальше зольдатами, он, в восторге от моря новых, только что полученных ощущений и томимой надежной на новое счастье в плену, разглаживает на колени клочок бумаги, на которой весёлый Ганс написал ему протекцию своему комраду Ёзефу, заведующему дивизионным пунктом по приёму военнопленных, обещающую место не меньшее чем помощника капо.

Да, в данном случае последовательность в развитие «дискурса» привела к неизбежному логическому финалу — отрицание Победы выродилось в обожествление анального оргазма.

Николаю, выплывшему из морока, стало горько, как бывает горько за давно совершенную подлость — ведь он когда-то жал этим ... руки. Ну что думать об этом? Это и этих нужно забыть, навсегда отринув, вытеснить память о них огнём войны. Пусть они остаются там, на халявных фуршетах, вытанцовывая перед любым, кому не жалко поделиться с этими шутам бутылкой пива и бросить упаковку рыбной нарезки ...

Но, что теперь ему до них? Зачем о них помнить, теперь, когда пришло время сделать шаг навстречу безнадёжности, за которой, быть может лишь в одном случае из миллиона, скрывается Победа. Даже не для того чтобы победить, даже не ради этого бесконечно малого ускользающего шанса, а для того чтобы только сделать этот это, смочь шагнуть, туда, откуда уже не будет возврата. Только для того чтобы не предать самого себя, чтобы уважать самого себя.

Ведь если он не сделает этого, он вдруг понял пронзительно и безнадёжно, он навсегда останется среди этого тлена в старом сарае, до размеров которого вдруг сжался весь его некогда огромный и прекрасный Мир. И пройдёт совсем немного времени, и потоки дождя окончательно смоют в забвение тот, другой, когда-то такой большой и прекрасный Мир, который когда-то завоевал, теперь уже обессилевшей, его дед-победитель, безнадёжно шепчущий холодеющими губами, глядя прямо в его глаза, ещё и ещё:

— Закисла, закисла, всё закисло, перекисло всё, перекисло, прекись ...

— Перекись — вдруг пронеслось у Николая в голове — Сегодня же надо достать перекись.

 

Глава 3. Начало Деланья

Давно уже Николай так не радовался. Он никак не мог насмотреться на обильные белые хлопья, выпавшие на дно сосуда. Наверное, такие же чувства обуревали алхимиков, когда после долгих лет бесчисленных опытов, перед ними вдруг из раскалённого тигля, как всегда неожиданно, показывалась сверкающая красноватая столь долго чаямая волшебная текстура.

Да это, похоже, был его философский камень. То сказочное вещество, которое единственное могло внести в его жизнь смысл, дав силу и энергию для его войны. Но радоваться было рано. Ещё предстояло всё это богатство отфильтровать, высушить и проверить.

А вдруг индигриенты были не достаточно чисты? А вдруг где-то закралась ошибка? Николая бил озноб от нетерпения, а может и от того, что вода, которой он долго промывал только что полученное субстанцию, была невероятно холодной, до ломоты суставов, до судорог.

Потянулись последние, томительные часы, в течение которых белый порошок должен был бы высохнуть. Николай в нетерпении бродил по сараю, иногда выглядывая наружу, но там делать, было нечего, погода, после той, разбудившей его в старой «победе» грозы, окончательно испортилась, похоже, на долго. Плотные, тяжёлые, отливающие зловещим свинцом, облака, уже который день скрывшие солнце, всё шли и шли без малейшего разрыва, периодически заливая и без того потонувшую в лужах землю всё новыми и новыми дождями.

Немного спасал в этот период вынужденного бездействия интернет, но в этой глуши это удовольствие было сравнительно дорого, так что Николай работал «в режиме без графики», скачивая лишь некоторые журналы интересных ему авторов и статьи об изготовление взрывчатки.

Наконец, судя по всему, порошок достаточно высох. Николай ещё и ещё разрезал небольшую кучку ножом, снова и снова убеждаясь, что лезвие оставалось сухим и чистым.

С замиранием он поднёс к маленькой порции белого, заискрившегося при приближение свечи порошка, и в следующие мгновение его потряс восторг — яркая вспышка, пронзила уже привычную для него полутьму подвала. Это было настолько чудесно, что Николаю показалось, что в те мгновения, когда подвал залила волна яркого света, перед ним раскрылось на миг какое-то совсем другое помещение, полное новых красок, предметов, незамеченных им деталей ...

Воодушевлённый первым успехом, Николай бросился к стеллажам, освобождая от старого содержимого огромные банки, чтобы организовать производства этой чудесной субстанции в массовом объёме.

Через некоторое время, уже целый ряд сосудов, в которых вызревала, материализуясь, казалось, сама энергия, стоял на специально отведённой для этого полке, ожидая, когда в их чреве родится чудесная субстанция, выпав причудливыми белыми хлопьями в осадок.

Кислоты и ацетона оказалось даже больше, чем Николай первоначально предполагал. Небольшие трудности были только с перекисью, даже не столько с ней как таковой, а с нужным для него объёмом. Тёткина подруга могла её достать без труда, но не всё сразу, и потому ему приходилось время от времени вылезать из сарая, который к этому моменту стал для него столь же любимым местом, как и в далёком детстве, и под моросью дождя, скользя по полностью размокшим поселковым дорогам идти пополнять запасы.

Скоро Николай уже изготовил две первые пробные бомбы. В качестве корпуса он взял пол-литровые жестяные банки из под колы. Расплавив на паровой ванне достаточное количество вещества, он залил его внутрь через питьевое отверстие, предварительно вставив в неё тонкую медную трубку, с таким расчётом, чтобы она немного не доходила до дна. Внутри этой трубки должен был располагаться запал. Когда банка была заполнена взрывчаткой, в, оставшуюся полой, трубку Николай вставил огнепроводный шнур (рецепт которого, как и рецепт взрывчатки, он вычитал в сети), так, чтобы его небольшой, тщательно разлохмаченный, кончик торчал наружу. На точащую из банки металлическую трубку Николай надел обычную пластиковую коктельную трубочку, которая была её длинней, на пару сантиметров. Между дыркой для питья в банке и выходящей из неё трубкой остался небольшой зазор, его Николай тщательно замазал обыкновенной замазкой. После чего в оставшиеся пару пустых сантиметров пластиковой трубки насыпал марганцовки, и вставил ампулу с серной кислотой. Пустые ампулы он набрал у тёти, они оставались после уколов, которые ей через день делала местная фельдшерица, кислоту в них накачал шприцем. Конец трубки Николай залепил обычным клеем.

С виду получилась обыкновенная банка для колы, из которой торчит пластиковая трубочка для питья. Если источники в сети не врали, то достаточно было раздавить ампулу и огонь пошёл бы по металлической трубки вниз, там где через некоторое время он встретился бы со взрывчаткой.

Опытным путём Николай так сумел подобрать состав шнура, что он должен был бы гореть около минуты. Конечно, это было очень мало. Николай упорно думал о том, как бы сделать так, чтобы бомба могла взрываться через несколько минут, а лучше и часов, чтобы можно было её заложить, активизировать и успеть уйти. Конечно, обычно это добиваются, применяя электронные взрыватели, но для их изготовления у Николая просто не было необходимых запчастей, и поэтому все усилия, он сосредоточил на экспериментах по удлинению времени горения фитиля.

Он снова и снова добавлял в исходный состав всё новые и новые ингредиенты, и сжигал и сжигал полученные запалы, пытаясь найти достаточно эффективный замедлитель, пока в огромных банках созревала энергия, которая должна была дать ему силу позволяющую начать свою борьбу.

Наконец в какой-то момент он понял, что белого порошка на данный момент наделано достаточно. Запасы занимали уже почти десяток старых килограммовых жестяных банок из-под чая, которые он от греха подальше убрал в самый дальний и тёмный угол и задвинул, для верности, толстым куском оргалита, ожидать времени пластификации, да ещё почти целая большая суповая тарелка была занята сохнущей порцией недавно изготовленного вещества.

Опыты по созданию замедлителя, пожалуй, можно было считать относительно успешными. Последние шнуры уже горели от трёх до пяти минут, так что Николай надеялся, что через некоторое время он сможет довести время до, хотя бы получаса.

Осталось, проверить будет ли работать сама конструкция бомбы. А для этого надо было произвести подрыв двух уже изготовленных образцов. Николай не видел в этом никаких проблем. На многие километры вокруг тянулись бескрайние брошенные аэродромы. Сводящие с ума многодневные дожди, наверняка, их уже превратили в некое подобие бесконечных мелких болот, над которыми клубилась плотная морось тумана, и тем обеспечили их полную пустоту. Достаточно было отойти подальше, и никто бы не обратил внимание на взрывы, посчитав их за раскаты грома.

Надев плащ, и положив во внутренние карманы по бомбе, Николай уже направился к лестнице ведущей из подвала, как сверху раздалось недовольное сопение, как всегда появившейся в самое неудачное время, тёти.

Видно бесконечные дожди изрядно помотали её психику. Она явно пришла ругаться.

— Мне зачем тебя прислали? Чтобы ты был под присмотром. Потому что без присмотра, ты тут же в какую-нибудь драку влезешь. Между прочем, уголовное дело ещё не закрыто, только приостановлено. Хоть тебя и порезали эти чёрные, но одному-то ты железякой пол черепа снёс? Снёс. А ты что делаешь? Сидишь в сарае и даже ко мне не заходишь. Разве это правильно?

— Так я же машиной занимаюсь.

— Не ври. Машина как стояла грязная, так и стоит. Ацетон есть, кислота есть, перекись уже несколько бидонов, наверное, набрал. И где же спрашивается результат?

— Так ведь подготовиться же надо. В порядок помещение привести. Инструменты найти, почистить их, наладить.

Тётка уже спустилась с лестницы и бродила по подвалу в тусклом свете единственной электрической лапы, хлюпая старыми ботам и оставляя за собой мокрые следы. Видно было, что ей нравится относительный порядок, который навел Николай в процессе своих химических опытов.

— Ну да, ну да, немного прибрался — была она вынуждено согласиться. — А что это, соль?

Тётка остановилась перед тарелкой, на которой сохла недавно изготовленная взрывчатка, опустила в неё палец и попробовала на вкус.

— Фу, дрянь! Это не соль. Мне соль нужна. Тут нету?

Николай в оцепенении пожал плечами, с ужасом наблюдая, как тетя остановилась прямо напротив злополучной тарелки.

— Фу как тут темно, Ничего не разглядишь — тетя чиркнула спичку.

Николая инстинктивно попятился подальше от опасного места, медленно, как ему показалось, приседая за массивный стоящий в центре подвала стол. Догорающая спичка обожгла тетины пальцы, и она небрежным движением бросила её в самый центр тарелки наполненной белым порошком, как, наверное, с её точки зрения, в самое пожаробезопасное место. Ну не на деревянные же пол, стол или полки бросать догорающую спичку?

Николаю показалось, что спичка падала целую вечность. Он в мельчайших подробностях видел все её кувырки и нервные предсмертные всполохи уже гаснущего огонька, и думал только об одном:

— Успеет ли она погаснуть, прежде чем коснётся взрывчатки, и успеет ли он до того момента лечь на пол?

Почему-то сделать это простейшие движения было очень трудно, словно воздух перед ним невероятно сгустился, это уже был даже и не воздух, а какая-то невероятно упругая прозрачная и совершенно невидимая резина, предательски возникшая между ним и спасительным полом, и ему, сжигаемым ужасом от осознания неизбежности того, что вот-вот должно было случиться, приходилось напрягать все свои силы, чтобы ещё на миллиметр продавить его в своём движение вниз.

Неожиданно упругий слой воздуха, который Николай так и не смог до конца преодолеть, вспыхнул и начал стремительно расширяться, словно дойдя до придела сжатия, заключённая в нём мощнейшая пружина начала неудержимо возвращать накопленную энергию, и играючи поднял Николая и как пушинку отбросил прочь.

Николая ослепила, выжегшая глаза, вспышка и через мгновение всё потонуло в поглотившей его густой и невероятно тяжёлой тьме. Ослеплённый, он лишь ощущал, как окружающий его воздух стремительно становиться всё более и более плотным, и скоро сжало так, что, затрещали, готовые вот-вот сломаться выворачиваемые этим давлением сплющенные кости и суставы. Он потерял сознание.

Но ощущения всё ж таки вернулись к нему. Его пронзила боль. Скоро боль была разложена на составляющие — он как-то очень неудобно лежал, что-то на него было навалено, нос и рот был плотно забит какой-то гадостью и потому было трудно дышать. Но главное, всё это означало одно — взрыв прошёл, и он остался жив. Николай уже почувствовал, что может двигаться, и сразу начал ворочаться, лихорадочно дёргая туда сюда руками и ногами, и, задыхаясь, кашлять. Эти хаотические усилия не пропали даром. Через некоторое время его захлестнула безумная радость — явственно становилось легче. Он откуда-то выбирался, двигался туда, где было больше воздуха и места. Ещё несколько рывков, и, откинув какую-то доску, он встал на ноги. Он стоял, он определённо стоял, ошарашено озираясь в окружившей его тьме. Ничего не было видно. Куда бы он ни направлял свой взгляд, нигде не было видно ни просвета. Пошарив в кармане, он нащупал зажигалку. В её пламени перед ним открылась картина разрушений.

Удивительно, но сквозь плотное облако поднятой взрывом мельчайшей пылевой взвеси, было видно, что разгром оказались и не такими уж и огромным. Да, широкая полка, где стояла тарелка со взрывчаткой, переломилась пополам, все полки, что были рядом с ней и над ней, также поломались и попадали, так что, там была гора ломанных щепок, битой посуды и какого-то другого хлама. Напротив эпицентра, завалив стол, лежал обожжённый, в разодранной одежде труп тёти.

Видно она и стол приняли на себя основной удар взрыва. Так что некоторые полки вдоль других стен, даже, кое-где остались на месте, хоть и покосились, но банки, похоже все были побиты. Не осталось буквально ни одной целой. Хрустя битым стеклом, Николай подошёл к самому дальнему, глубокому углу, отодвинул кусок оргалита, и убедился, что жестянки полные взрывчатки целы.

Под ногами что-то шипело, сквозь щели половых досок клубился лёгкий дымок, судя по всему там, бурлил коктейль, из натёкших под пол кислоты, ацетона и других неведомых дядиных реактивов из побитых склянок.

Николай отыскал газовую горелку. Долго, сосредоточенно принюхивался, похоже, запаха газа не было. С замиранием зажёг её. Она загорелась. Теперь у него был пусть тусклый, но постоянный источник света.

— Жизнь налаживается — саркастически усмехнулся он, оглядывая разгром.

Тётина неосторожность поставила перед ним ряд неразрешимых вопросов. Ведь если обнаружиться факт её смерти, то будет обнаружена и его лаборатория. В то же время скрывать это долго, тоже не возможно. В любом случае ему больше нельзя тут оставаться, по крайней мере, долго. Само стечение обстоятельств вело его к тому, что ему ничего не оставалось, как удариться в бега. Но, ведь он же собирался идти на войну, так за чем же дело то стало? Но тут он понял, какая большая разница, планировать, готовится, но ... иметь возможность в любой момент дать отбой, подождать, ещё немного отложить, и ... когда уже назад хода нет. Тоска и чувство безнадёжности и обречённости с невероятной силой захлестнули его. Он стоял посреди разгромленной лаборатории, перед трупом старухи и понимал только, что теперь он действительно одинок, безнадёжно одинок, по настоящему одинок, так же, как когда-то на далёкой планете Туле.

Когда вспышка истерии прошла и к Николаю вернулась способность логически мыслить, то единственное, что он смог придумать, что лаборатория должна продолжить свою работу, пока не хватились тёти. Есть день, два, пока не придёт фельдшерица, за это время надо пластифицировать оставшуюся взрывчатку, наделать бомб и ...

— Возможно, удастся зацепиться, первое время, у кого-то из бывших скинов. Ну, хоть один, два, должны же быть не стукачами — перебирал он в памяти своих прошлых соратников, машинально приводя подвал в порядок.

Кое-как установил на место стол. Сгреб по углам кучи битого стекла и обломков, так чтобы по подвалу можно было хоть как-то ходить, не боясь споткнуться или пропороть ступню. И, наконец, он с невероятными усилиями взгромоздил на стол труп тёти, просто больше для него не было места. Он долго с ним возился, кантуя невероятно неподатливое, тяжёлое тело, так, чтобы оно легло на спину.

Предстояло подумать об освещении, своего разгромленного убежища. Одного пламени газовой горелки явно не хватало, к тому же ему нужен был источник огня для процесса пластификации. Поэтому надо было срочно что-то придумать. Копаясь в обломках, Николай нашёл достаточное количество более или менее целых бутылок. Налив в них чуть-чуть бензина, он вставил в горлышко туго свёрнутые тряпки, и скоро закоптило несколько импровизированных светильников, которые Николай расставил по краям стола, посреди которого лежала мёртвая старуха.

И сразу подвал словно бы ожил. Неровный, мерцающий свет породил нервную игру теней, так что казалось — вокруг трупа старухи начался лихорадочный танец, слетевшихся на свежего мертвеца стаями бесплотных мотылей, суетливых сущностей инферно.

 

Глава 4. Штурм Неба

Постепенно отойдя от отупения вызванного шоком от взрыва, Николаю открылась вся безнадёжность и кошмарность положения, в котором он оказался. Слабость овладела им, сил, и желания что-либо делать уже не было совершенно. Единственно на что его хватило, это поискать что-нибудь, на что можно было бы присесть. Ничего не нашёл кроме упавшей лестницы. Прислонил её к стене и забрался на пару ступенек. С этого ракурса, немного сверху, его поразило, насколько страшно и фантастично выглядел, ещё недавно такой уютный подвал.

В облаке никак не хотевшей оседать пыли, перемешанной с чадом импровизированных светильников, на столе в круге света лежал труп старухи. В неверном мерцании нервно горящих коптилок вокруг забегали тревожные тени, и от того казалось, что, даже, умерев, старуха никак не может успокоиться, и она, и всё пространство вокруг наполнено каким-то едва заметным шевелением, словно мёртвое тело стало центром и источником какой-то странной, почти неуловимой, суетливой и беспокойной жизни. В какой-то момент Николай был настолько близок к безумию, что ему показалась, что трупп ещё дышит. Да, именно дышит! В испуге, и одновременно обнадёженный, Николай спрыгнул с лестницы и бросился к телу. Долго, пристально смотрел на неё. Нет, показалось, она была неподвижна. Он подобрал и поднёс к её губам осколок стекла, на нём не осталось следов от дыхания.

Ему было жаль тёти. Он подумал, что, гори оно всё, надо вызвать священника, пусть отпоёт, но тут он вспомнил попа из его прежней нац-тусовки. Как тот, толстый, рыжий, приходил к ним, именно к молодым, сначала долго пил, потом кричал зиг-хайли, горланил хорсвессели, затем, когда становилось жарко оголялся, снимая рясу, и показывал, то, что у него было вместо нательного креста — там висел железный крест. Но железный крест на голом распаренном пузе — был ещё не концом представления. Дальше шла подробная лекция об онанизме, при этом святой отец к тому времени уже весь мокрый, разогретый алкоголем, красный как рак, давно уже сидящий без рясы, начинал снимать последнее, что было ещё на него надето — свои семейные трусы. Именно начинал, так как широкие, всё разного цвета, и почему-то в аляповатых рисунках дешёвого ситца, трусы на него были одеты в несколько слоёв. Может такое множество трусов, закрывающих место являющиеся источником греховной сути, был последним рубежом защиты от соблазна? И всё это было как-то натужено, неискренне, без огонька, совсем не от души, одно слово — работа, служба.

На этой стадии Николаю становилось противно, и он уходил всегда раньше, чем ...

Желание отпеть тётю сразу пропало, и вместе с тем, он понял, что если он и дальше будет безучастно созерцать эту чудовищную картину, то точно сойдёт с ума.

— Надо что-то делать, что-то делать — подумал он, стрясаемый совершенно чудовищным ознобом.

Достал и подвинул поближе к столу коробки с взрывчаткой, и начал было копаться в кучах мусора, чтобы найти посуду для устройства паровой бани, но быстро охладел, и бросил это занятие. Тут его внимание привлёк торчащий из кучи мусора какой-то знакомый ремень. Он потянул за него. Скоро из-под трухи показалась сумка с ноутбуком. Машинально он достал его, включил, и с невероятным, непонятным и никак не объяснимым в этой ситуации облегчением, услышал, как в звенящей тишине заработали, разгоняясь, жёсткий диск и вентиляторы охлаждения.

Скоро он погрузился в голубоватый цвет экрана. Он листал и листал страницы, нисколько не злясь, как обычно, что они при такой связи в этой глуши так долго грузятся, просто отрешённо и бездумно глядя на экран, даже и не пытаясь, что-то читать или понять. Просто смотрел и смотрел, как по мере загрузки на экране появляются символы, картинки, мигают баннеры.... видно в эти минуты эта псевдо жизнь в виде калейдоскопа мелькающих образов стала для него единственным свидетельством того, что-то где-то есть другой, живой мир, свободный от той безысходности и сумасшествия, в которые он безвозвратно погрузился.

Через некоторое время морок охватившего его стал слабеть, бездумье отступило, он стал узнавать слова, потом до него стал доходить смысл отдельных фраз. И скоро он стал жадно читать всё подряд. И странное дело, ему весь этот трэш, который раньше так раздражал, вдруг стал безумно интересен.

Николай, читал и читал, присматривая одну страницу за другой, и вдруг наткнулся на приглашение поучаствовать в совместном магическом ритуале по свержение «власти тиранов». Известный в определённых кругах пользователь живого журнала, писатель, адепт магических культов и поэт, Илья Маслов, призывал всех желающих поучаствовать в совместном радении и описывал как, что, и в какой последовательности нужно сделать, чтобы совершить этот обряд. Предполагалось, что если в один и тот же час к магическим действиям присоединится как можно больше участников, то эффект будет многократно усилен.

Николай, как утопающий, готовый схватиться за что угодно, понял, что лучшего способа отвлечься от того кошмара, в который превратилась его жизнь, просто нет, так как трудно было что-либо представить более далёкое от того, чем он занимался в последнее время, как участие в магических ритуалах. Поэтому он жадно стал вчитываться в мудрёную инструкцию, с энтузиазмом, переходящим в натуральную лихорадку, готовясь к обряду.

Наконец, магические знаки на полу, на столе вокруг покойницы, и, где было возможно, на стенах были начертаны. Николай снова и снова, внимательно и сосредоточено, повторял и повторял магические формулы, которые ему предстояло вскоре провозгласить, пытаясь за оставшееся перед началом колдовства совсем короткое время, по возможности, их заучить.

И вот час пробил. Николай, после мгновения нерешительности и колебаний, стал, размахивая руками, кружить вокруг стола, крича заклинания.

Сначала, он особо ничего не почувствовал, но вскоре его стала захватывать какая-то странная волна. Словно он попал в какой-то ритм, отчего появилась лёгкость и уверенность в движениях. Воодушевлённый этим, он с ещё большим старанием, всё быстрей и быстрей двигался вокруг стола, громче и громче, чётче и чётче выкрикивая призывы к стихиям, подчиниться ему. И странное дело, он вдруг осознал, что он помнит все мудреные формулы заклинаний, как будто, кто-то помогал ему, нашёптывая их прямо в мозг. Он явно ощутил, что он не один, что рядом с ним вызывают скрытые до времени силы и стихии другие соучастники действа. Что их помыслы и воля слились в единое целое, создав тем некий высший разум, постепенно всё полней овладевающей, руководящей и направляющей участников действа, и потому, у него с каждым разом магические пасы выходят всё чётче и лучше.

Неожиданно он ощутил, что как будто в душном мареве подвала появился ток свежего воздуха. Николай даже остановился, в радостном изумлении, и тут же его буквально захлестнул поток неизвестно откуда взявшейся свежести. В восторге он поднял руки вверх, весь расправившейся навстречу этому ветру, сила которого возрастала с каждой секундой.

Ещё мгновение и Николай понял, что ветер, надув собой его плащ, полы которого распростёрлись как крылья, приподнял его над полом, и он парит, в этой струе энергии.

Николай оглянулся. Пространство преобразилось. Нет, там, внизу, всё было, как и прежде — стол на котором лежал труп тёти, светильники вокруг, но ... они больше не коптили, спазматически дёргаясь, то, почти затухая, то, вдруг, вспыхивая вновь, теперь они горели ровно и ярко, разгораясь, всё ярче и ярче, словно источником их света было не сгорание углеводородов, а нечто иное, чистое и благородное. Атмосфер очистилась и просветлела, при этом он видел, как это происходило. Дым и пыль, которые раньше висели плотным облаком, вращались, концентрируясь в серые кольца, которые, затем, расширясь, струясь, убегали клубящимися спиралями вверх. Николай проследил взглядом их путь и увидел, что стены подвала расширяются кверху и уходят куда-то в высь, почти до самого неба. Почти, потому что где-то там, в вышине между ним и небом, был бешено вращающийся вихрь, который и втягивал в себя, с каждым мгновением с всё большей силой, дым, пыль и даже, уже, мелкую труху.

Николая заполнили новые чувственные ощущения единения с соратниками, которые, быть может и за тысячи километров, в это мгновение вмести с ним, совершали этот обряд. Ему зримо виделся образ их братства — связавшее их воедино светящиеся кольцо циркулирующей энергии. Ему пришло понимание, что именно это, запущенное и разбуженное ими кольцо энергии, является символом, знаком того, что даёт им силу, нашёптывает магические формулы, позволяющие управлять стихиями, и порождает, поднимающий его ввысь, ветер. Что это, сейчас, одно на всех, и для умудрённых опытом магов, и таких, как он, случайно присоединившихся к ним неофитов. И что это, что они разбудили, призвали и впустили в себя, а через себя в Мир, настолько выше каждого из них, что уже нет никакой разницы, между утомлённым долгим путём волшебником и только вступившим на этот путь новичком. Все они стали сейчас частью настолько их большего, что все их различия ничтожны перед тем, что в них вошло, и потому они все равные братья в этой битве.

И он понял, что их цель — пробить нависшие между ним и Небом марево вихря, и взять Небо штурмом, и тем обрушить Мир созданный узурпатором и впустить в порабощённое им пространство ждущие своего часа стихии обновления и сотворения нового Мира. Их Мира, его Мира. Но для этого их воля, их жажда, их вера ... должны были пробить пробку из материи созданную безумствующим вихрем, зависшим между ними и Небом. Преодолеть того, который сейчас в образе иссиня-фиолетого циклона, узурпировал власть над этим эоном пространства, и, неиствуя, пытается им помешать, закрывая тучами грязи и пыли путь к небу, путь к обновлению и свободе.

Николай, слившись с потоком несущей его вверх энергии, поднял навстречу Небу руки, отдав ему всего себя. Он собрал всю свою волю и, глядя в самый центр, бешено вращающегося и спазматически пульсирующего, серо-синего, с каждым мгновением все более и более отливающего фиолетовыми сполохами, вихря проклинал его и утверждал — что он не признаёт власти его узурпации над собой и Миром, и звал всех свободных: людей, стихии, демонов, богов, все жаждущие освобождения сущности ... присоединиться к ним и положить конец тирании.

Вскоре пространство под Николаем уже полностью очистилось. Весь хлам и мусор был уже всосан фиолетовым вихрем, зависшим над ним. И теперь он в ярости и злобе выдирал доски пола, конструкции стеллажей, полки, гигантским пылесосом затягивая в себя последние остатки материи.

Вокруг Николая бушевал, мощнейший торнадо, порождённый зависшим над ним злобствующим врагом. Но как он не старался, как он не крутил и не швырял потоки обломков, он ничего не мог сделать Николаю, они обтекали его, не в силах пробить поток голубоватого света, окружившего его и несущего вверх.

Разгораясь всё ярче, этот свет теснил сплетенье грязные струй, и они, дёргаясь и извиваясь, словно обрубленные щупальцы, уползали всё выше и выше к порождающему их вихрю. Скоро внизу остался лишь свет, всё материальное сгрудилось в грязных облаках наверху. Когда свет достиг достаточной яркости, внутри его конуса, то там то здесь, засверкали красноватые вспышки. Их становилось всё больше, и скоро они слились в стремительно разгоняющуюся в своём вращении огненную спираль.

Навстречу вихрю, стремительно поднималась, вращаясь против его бега, рождающиеся откуда-то из пустоты, ослепительно сверкающие пульсирующие огненные кольца.

Николая захлестнул восторг, так как у него было полное ощущение, что это он, своей волей, своим желанием, вращает и гонит ввысь эту блистающую силу. Что стихии безропотно, с восторгом и радостью, что их призвали, легко покоряются ему, наполняя его невиданной силой. Силой, которая так истомилась, ожидая своего освобождения, что, казалось, даже бесконечности будет мало, чтобы насытить её жажду распространения.

Погружённый в эту чудовищную энергию, о существование которой он ничего не знал ещё несколько минут назад, Николай потрясённо осознавал, что её источником, является нечто изначальное, коренное, то, что лежит в самой первооснове бытия, то, что существовало ещё до сотворения мира, до появления материи, порождённой тем, и потому находящейся во власти того, с кем и была эта битва.

В какой-то момент в центре спирали вспыхнул луч света. Он пронзил Николая, наполнив невиданным восторгом и чувственным удовольствием. Свет ласкал и согревал его, проникая глубоко внутрь, до самой последней клеточки, да самого крошечного нервного окончания, и они возбуждаясь открывались ему, как утренние цветки, навстречу солнцу. По нему, накатываясь волной за волной, проходили всё более мощные и глубокие волны чувственных ощущений, порождающие восторг, в предчувствии неизбежной кульминации. И она пришла, как вспышка, как взрыв. Николая настиг оргазм. Он взорвался от переполнившей его энергии, словно не выдержав напряжения, разом, между всеми атомами его тела заискрились бесчисленными молниями пробои электрических разрядов, превращая их из материи в свет.

Он перестал существовать как сгусток материи. Теперь он был не связанный больше никакими путами и ограничениями потоком света, самим воплощением энергии, высшим олицетворением воли, легко и стремительно рвущимся в высь.

Но полностью освобождённый внутри, увы, он не был свободен извне. Разгораясь всё ярче и ярче, выплеснувшийся из него свет, упёрся в самый центр бушующей над ним тьмы. Казалось ещё чуть-чуть и его яркость станет настолько невыносимой, что она прожжёт густую и плотную тьму вихря. Но в какой-то момент Николай почувствовал, что движение вверх замедляется. Сила мятежного света всё с большим и большим трудом теснила усиливающуюся густоту тьмы. Выше он уже не мог проникнуть.

Облака дыма и пыли, собранные вихрем, и выставленные им перед собой как щит, поглощали и рассеивали его. Как Николай не старался, как не напрягался он и другие участники действа, которых он чувствовал так же как себя, наступил момент равновесия. Высшая точка была достигнута. Действо совершено. Энергия, видно, достигнув высшей силы, которая была возможна на данный момент, уже не прирастала, лишь струясь по кругу, пульсируя между участниками этой магической битвы, замкнув их в одно кольцо, объединив в один соткнутый из света организм, с единым разумом.

Николай понял, что битва дана, узурпирующей силе продемонстрирована неполнота её власти. То, что у неё есть несломленные враги, готовые продолжать войну, и потому война не закончена, а значит, власть узурпатора неполная. Николай ясно и отчётливо понимал, что главное, что принёс этот штурм неба, было демонстрацией того, что есть те, которые готовы впустить в мироздание хаос обновления и сотворения нового Мира. Их Мира. Еще он с кристальной ясностью осознал, что отныне он, как и другие участники битвы, вышел из под власти узурпатора, сотворившего и затворившего этот Мир своей тиранией в тюрьму материи. И потому он теперь для властвующего над Миром, не раб, а враг. А, значит, его необходимо сначала победить, прежде чем, уничтожить. А победить его можно, только соблазнив.

Эта формула, хотя смысла её он до конца и не понял, промелькнула у него в голове как некое послание, как напутствие, предупреждение и благословение.

И эта мысль, мысль о том — кто теперь его враг, какой могущественной силе, он бросил вызов — наполнила Николай каким-то новым чувством, в котором был и страх, и азарт, как перед дракой, и восторг и разверзающийся ужас, от осознания той бесконечности, которая отныне будет бороться с ним.

Тот час Николай почувствовал, что давление поднявшего и удерживающего его света стало падать. Он начал медленно гаснуть. Николай чувствовал, как вместе с гаснущим светом энергия покидает его, и возникшую на миг пустоту заливает тяжёлое и косное вещество. Всё больше и больше принимая свою прежнюю материальную природу, он тяжелел, и потому потихоньку начал опускаться вниз.

Огненная спираль стала скручиваться обратно. Видно и вихрь над ним стал слабеть, и из него посыпались градом, всосанные ранее, обломки и труха. Этот хлам падал значительно быстрее, чем Николай. Так что мимо медленно парящего, всё более и более материализующегося, Николая, со свистом проносились в облаках пыли и трухи рваные куски и обломки материи.

Николай глянул вверх и увидел, что вихрь гаснет прямо на глазах, становясь из

зловеще-фиолетового просто серо-чёрным. Замедляя своё вращение, он стремительно сжимается, и вслед за ним смыкаются и опускаются, бывшие совсем недавно высотою до небес разомкнутые в бесконечности стены подвала. Ещё Николай отметил, что непосредственно над ним не было не соринки, хотя вокруг него, плотной стеной, стремительно летел вниз, возвращаемый материальному миру уходящим из него вихрем, всевозможный мусор. Так что он оказался как бы в туннеле из трухи и обломков.

Когда до пола подвала стало совсем близко, Николай изумился — обломки падали не хаотически, а только туда, где они были до взрыва. Зачарованно он смотрел, как из рваных кусков изодранной материи воссоздаются полки, собираются банки, возникают замысловатые конструкции химических установок ...

Он ещё не опустился на землю, когда перед ним, внизу, уже возникла совершенно целая лаборатория, в которой стояла живая и невредимая тётя и пробовала на вкус взрывчатку, на которую падал последний отданный вихрем предмет — горящая спичка.

И только одним эта лаборатория, так старательно воссозданная его могущественным врагом, отличалось от прежней — на столе горели светильники, которые Николай сделал из бутылок с бензином.

Николай видел, как летящая внизу спичка, опустилась прямо на взрывчатку. Как взрыв, ломая полки и разбивая многочисленные банки, отбросил тётю на стол. Как стол стал заваливаться, и с него на пол посыпались светильники, как они бились, и струи пылающего бензина растекаются в разные стороны.

И лишь только после всего этого он опустился на землю, и тут же заметил, как одна из пылающих струй бежит к куску оргалита, за которым был спрятан его основной запас взрывчатки.

В следующее мгновение он взлетел по лестнице вверх, и бросился бежать к выходу из сарая. Он был уже в проёме ворот, когда всё осветилось вспышкой за его спиной, обдало жаром, и его легко, как пушинку, подняло и понесло в стоящую на дворе холодную и промозглую тьму дождливой ночи.

 

Глава 5. Майдан-Балаган

Через некоторое время Николай немного отошёл от контузии. Поднялся на дрожащие нетвёрдые ноги, с трудом вырвав ослабевшее тело из липкого холода размокшей грязи, в которую превратили всё вокруг многодневные дожди, и оглянулся. На месте сарая дымилась груда обломков.

— Надо уходить — подумал он. — Сейчас схватятся и набегут.

Полёт на взрывной войне не прошёл для него даром, идти он мог с большим трудом, шатало, время от времени, от неловкого движения, его пронзала резкая боль. Кое-как собравшись, он подобрал палку, на которую опёрся. Стало немного легче. Николай поковылял прочь, под мелким, пронзающим до костей дождём, из тех мерзких видов осадков, которые могут идти бесконечно. Николай накинул на голову капюшон, запахнул длинные полы старого дедовского дождевика и, когда он застёгивал пуговицы, в его грудь упёрлось что-то твёрдое. Это были две притаившиеся во внутренних карманах бомбы.

— Как же я мог о них забыть? — с удивлением, и отчего-то страшно радуясь, ощупывал он, это вновь обретённое богатство.

Куда пойти сомнений не было, он вспомнил, что когда, сразу после гибели тёти, в прострации, механически листал страницы в Интернете, то основная муссируемая там тема была о грандиозном майдане-балагане, раскинувшим свои многочисленные шатры и аттракционы в районе парка Горького. Именно в районе, так как размеров самого парка, где первоначально предполагалось устроить сиё действо, не хватило, и майдан-балаган триумфально вывалился за его приделы, захлестнув своим сумасшедшим и разнузданным весельем изрядный кусок столицы.

Этот майдан-балаган был что-то вроде грандиозного циркового фестиваля, однако не просто обычного фестиваля, а с политическим оттенком. Так как в последнее время, на власть со всех сторон ширились нападки — что в стране, мол, свёрнута демократия, нет свободы слова и дискуссии в обществе, выборы фальсифицированы ...., то новый, прогрессивный гарант, решил одним нестандартным ходом разом решить эту проблему, и дал отмашку, давно ждущим своего часа, многочисленным политтехнологам реализовать все свои самые смелые нестандартные идеи и сумасшедшие мечты. Что и вылилось в этот грандиозный, невиданный в мировой истории шабаш демократии.

Отныне перед кем угодно были открыты ворота в большую публичную политику — любой, кто хотел, мог прийти на майдан-балаган, тут же организовать и зарегистрировать свою партию, коалицию, фракцию, республику, империю, королевство, магический орден, тайную ложу ... После чего новому участнику действа давали полный карт-бланш, обеспечивали начальный пиар, подбирали соответствующий выбранному имиджу реквизит (кому жестяную корону, кому фартук и перчатки, кому зловещий чёрный плащ и маску, кому ...) и, вновь испечённый политик пускался в круговорот весёлых розыгрышей и викторин, борясь за симпатии и голоса избирателей.

Аттракционов была масса, вся сеть была наполнена их описанием и обсуждением. «Жиропарк», «Политические бои», «Грёзы самураев», «Бешенные лошади демократии», «Мельница порока», «Суфражистки — журналистки» ... и другие павильоны манили, обещая чудное зрелище и неведомые прежде удовольствия и открытия.

В этих многочисленных балаганах и хорошо уже знакомые публике старые политические зубры (их всех выгнали туда из тёплых думских и прочих кабинетов), и всё новые и новые самопровозглашённые политики весело и задорно боролись «за власть» на многочисленных весёлых и пикантных конкурсах и шоу.

Избирателями же была, собравшаяся на этот майдан-балаган, публика. Её обильно кормили и поили (особенно критики хвалили «горби-пицу» и водку «коржаковку»), за государственный счёт естественно, (благо цены на нефть позволяли) одаривали подарками, всячески развлекали и требовали только одного — чтобы она непрерывно голосовала, голосовала, голосовала ... выбирая фаворитов, среди прыгающих перед ней, дерущихся, кривляющихся, пляшущих и творящих другие непотребства народных избранников.

Таким образом, как радостно отмечали все СМИ — демократия в нашей стране вышла совершенно на новый, ещё невиданный в мировой истории уровень.

И действительно, по сравнение с тем буйством фантазии и креатива, что выплеснулось на майдане-балагане, скучные дебаты и прочие навевающие зевоту мероприятия и процедуры (теперь уже ясно окончательно устаревшей, классической демократии, сляпанной, как постоянно подчёркивалось, по лекалам поза-позапрошлого века) не имели никакого шанса хоть сколько-нибудь быть конкурентоспособными. Строгая и скучная классическая демократия определённо пасовала перед новыми революционными политтехнологиями, с таким успехом опробованными и внедрёнными на этом празднике истинного народовластия.

Политики, чтобы понравится избирателям, и попасть в более высокий по рейтингу балаган (больший по размеру, с лучшим реквизитом, с большими гонорарами за выступление, и (что немаловажно) с лучшим освещением в СМИ), чего только не делали — ругались, выворачивая свою и чужую подноготную, пели и плясали, танцевали в негляже, дрались, кусались, занимались натуральной, бесплатной для избирателя, проституцией, не брезговали содомией и даже ... зоофилиёй. Этим, например, отличилась новая, стремительно набирающая рейтинги, политическая труппа с названием «Залеские козлы».

«Залеские козлы», прославились своей зажигательной джигитовкой на рогатых парнокопытных, пикантность и шарм которой придавало то, что с каждым кругом участники заезда набирались новой порцией огненной воды. Понятно, что через некоторое время наступал момент, когда удержаться в седлах уже не было никакой возможности, и шоу, завершалось всеобщей весёлой свалкой, в которой «патриоты залесья» сношались, как друг с другом, так и со своими парнокопытными питомцами, не отказывая, при этом, в услугах пожелавшим к ним присоединится (видно сагитированных их политической программой) рядовым избирателям.

Именно туда и направился Николай, ковыляя, разъезжающимися в склизкой грязи, ногами по размокшей тропе, тяжело опираясь на палку, и прижимая к груди две, ждущие своего часа, во внутренних карманах, уже начинавшего промокать старого плаща, бомбы.

Было холодно, невероятно холодно. Это был какой-то совершенно жуткий, потусторонний холод. Он даже не пронизывал насквозь, нет, он каким-то невероятным образом исходил изнутри Николая, словно именно там, где раньше было вместилище его души, развернулась вымораживающая всё кругом бесконечная пустота, и потому ни плащ, ни другие уже полностью отсыревшие одежды, в которые было завёрнуто его стынущее тело, не могли его никак согреть.

И странно, Николай вдруг среди этого холодного и отсырелого мира почувствовал, что единственным источником тепла, явственно согревающим его, являются только две бомбы, которые он нёс через всю эту разверзнувшуюся вокруг него пустоту, тьму и холод. Если бы не тепло от них, словно заключённая во взрывчатке энергия, каким-то невероятным образом могла по капле, по частице таящейся в ней огромной мощи, отдавать себя своему создателю, питая и поддерживая его, Николай, наверное, давно бы упал обессиленный, замёрзнув в этой вязкой, стылой, цепляющейся за него и тянущей вниз, липкой грязи.

Две эти бомбы, не только согревали его, но в этой, обрушившейся на него, пустоте, но и явились единственным, что дало ему цель и тем придали его существованию смысл. Порой, сквозь холод, озноб, боль от неловких движений, отчаянья от недавно произошедшего, и страха грядущего, ему чудилось, всё более и более ясно и уверенно, что в них, в этих двух наполненных энергией цилиндрах, каким-то невероятным образом оказалась заключена его душа, которую он вложил туда, когда их творил.

Он прижал их к груди, как грелки, как драгоценности, как не имеющие цены чудесные артефакты, как последнее, что свидетельствовало о его существование до того, как его охватил и пронзил весь этот холодный кошмар. Он согнулся над ними, как-то весь съёжился, обнял их, насколько это было возможным, своим изломанным, вымерзающим телом, как моллюск обнимает свою жемчужину, и, тяжело опираясь на палку, понёс этот последний оставшейся у него источник тепла туда, где, он откуда-то знал, находится эпицентр, зависшей над этим миром бесконечным циклоном, тьмы.

Через некоторое время вдали показались тусклые, едва мерцающие на ветру, огни ближайшей станции. Николай заметил, что постепенно то там, то здесь по дороге стали попадаться, бредущие по направлению к станции, еле ковыляющие тени. Николай с удивлением отметил, как размок и, словно, осел под бесконечным дождём знакомый ему с детства пейзаж. Всюду, среди бесчисленных луж, в стылой каше тумана, неровными кучками, то там, то здесь, чудились неясные низкие силуэты, стремительно размываемых дождями развалин.

— Да, разруха — только и мог вымолвить Николай, удивляясь, что раньше он не замечал, что всё настолько так плохо.

Показалась станция. Верней то, что от неё осталось — пара покосившихся ржавых труб, каким-то чудом ещё торчащих, более-менее вертикально, среди плоских куч осклизлого мусора.

Удивительно, но стоял, ожидая пассажиров, какой-то ржавый состав, из старых, казалось, собранных на свалке теплушек. Рядом с ними вяло толкались кучки пассажиров, ждущих своей очереди на посадку. Николай, недолго думая, присоединился к ним. Скоро состав, с протяжным скрипом, дрожа и трясясь, медленно тронулся к столице.

Пока эта экзотическая электричка, еле-еле ползла во тьме, останавливаясь на каждом, даже самом мелком полустанке, подолгу собирая пассажиров, Николай рассматривал своих попутчиков, и удивлялся, насколько все они были какие-то не-то бомжи, не-то доходяги. Не было ни одного нормального человека. Все путники, как на подбор, были изломанные, изглоданные болезнями и язвами, еле шевелящиеся замёрзшие, дрожащие в ознобе, завёрнутые в совершенно невообразимое старое рваное тряпьё, калеки, с какими-то тусклыми провалами вместо глаз, темнеющих на мятых, побитых порчей разложения бесформенных лицах.

— Какие-то живые мертвецы — подумал он, томимый какими-то мрачными и нехорошими мыслями, которые он упорно гнал от себя.

Наконец электричка вползла в столицу. Тяжко вывалившаяся из неё толпа нестройным потоком медленно потянулась мимо тёмных и замёрзших мёртвых домов в одном направлении, как понял Николай, ведущим на майдан-балаган.

— Почему же нет ни огонька? Опять чтоль блэкаут? Видать отключил Чубайс всю Москву за неуплату — думал Николай, потрясённо рассматривая, раскрывавшейся перед ним в новом, неожиданном, ракурсе провалившийся во тьму город.

Было что-то завораживающие в этой картине, на фоне едва подсвеченного фиолетовым сиянием неба темнели гигантскими глыбами ломаные силуэты огромных домов, так что, казалось, что путь шёл не то среди пустыни из скал, не то кладбища полного огромных саркофагов.

Постепенно процессия калек, обречённо бредущая посреди тёмного ущелья вымерзших улиц, всё более и более увеличивалась. Из боковых проходов в неё вливались всё новые и новые струи еле ковыляющих теней. Скоро далеко впереди замерцали слабые всполохи света, где-то там впереди был его источник, который, как понял Николай, и подсвечивал зависшие над землёй тяжёлые облака. Ещё через некоторое время по остовам домов забегали лёгкие фиолетовые всполохи. А там впереди, где смыкались стены ущелья, нервно фосфоресцировало, спазматически, то, вспыхивая, то, пригашаясь, шарообразное облако света, словно порождённое беспорядочной пляской составлявших её бесчисленных светляков.

— Майдан, майдан-балаган. Там, там, там майдан, там балаган... — пронёсся по толпе истощённых и усталых путников не то ропот, не то стон.

По реке теней прошла нервная судорога, словно трупы взбодрили разрядом тока. Встрепенувшись, истощённые калеки, которые, казалось, были готовые, ещё чуть-чуть, и упасть, лихорадочно ускорили своё движение, словно замаячившее на горизонте какое-то гнилостное, даже, как показалось Николаю, кладбищенское, свечение придало им силы.

Когда волна радостно возбудившихся доходяг внесла Николая в приделы майдана-балагана, то его поразило, насколько увиденное им отличалось от того, что он вычитал о нём в сети.

Не было ни ярко раскрашенных балаганов, ни огней иллюминации, ни вспышек ферферков, ни весёлых аттракционов, ни собственно веселья. Были лишь беспорядочное нагромождение не то примитивных помостов, не то какие-то грубо отёсанные четырёхугольные каменных блоков увенчанных множеством огромных банок, в которых в каком-то растворе были заключены невероятные уроды.

Присмотревшись к ним, Николай с ужасом понял, что обитатели чудовищных склянок живые. Явственно было видно, что они, тяжело кряхтят, ворочаются, корчатся в страшных судорогах. Упираются, своей изломанной плотью что есть силы в стены толстого стекла, пытаясь его проломить, преодолеть отделяющую их от мира преграду. Страшные сосуды, были полны жизнью. Чудовищной потусторонней, ирреальной жизнью, жаждущей вырваться из этих маленьких, давящих и душащих её, мирков на свободу. Выплеснуть наружу своё уродливое содержимое. Заразить всё собой. Сделать всю вселенную такой же уродливой и страшной, какими были они сами.

От этих лихорадочных усилий в гигантских банках, рождался ток жидкости, поднимавшейся вверх закрученными гирляндами мелких пузырей обильно скапливающихся и бурно бурлящих под крышками. Именно это кипение и порождало фиолетовое мерцание, которое кое-как освещала окружающие пространство. В этом ядовитом свечение, прямо на банках, бойко отплясывали и кривлялись шустрые деревянные марионетки — буратины.

Присмотревшись, Николай заметил, что эти бешено скачущие куклы, удивительно похожи на тех или других известных личностей и исторических персонажей, более того, и копошащиеся в банках уроды, определённо, также являлись их образами. Странно, но в этих гротескных мутантах, являющих собой крайнюю степень искажения образа чего бы и кого бы то ни было, было просто невозможно не узнать того или иного героя истории, политики или светской хроники!

У него, как и у других, посетителей майдана-балагана возник интерес. Вокруг банок собирались кучки зрителей, с интересом узнающих, кто же это сейчас перед ними пляшет и пускает пузыри.

— Это же Ёлкин, Валька ...Чубайс, Чубайс... А это Лужок, Батурина — слышался восторженный шёпот.

Казалось, что зевак безумно радовало, что они понимали, чьими карикатурами, являются эти странные существа. Вокруг некоторых банок скапливалось целые толпы, и тогда марионетки, обрадованные вниманием, начинали, бешено скакать, демонстрируя чудеса гибкости, и отбивая своими деревянными конечностями сумасшедшую дробь, словно ощутив от зрителей приток энергию. Но не только деревянные куклы заводились от присутствия от зрителей, чудовищные мутанты, под взглядами зевак, также начинали неистово корчиться, ворочаться, бешено крутится, по их жутким рожам прокатывались волны беспрерывных судорог и гримас. При этом чудовища начинали пухнуть, надуваться и стремительно расти. Вследствие чего они порождали целые бури шипящих пузырей, и их банки начинали буквально сверкать, и тем ещё больше притягивать к себе всё новых и новых зрителей.

В банках же обделённых вниманием движение напротив замирало, они гасли, уроды сдувались, и тяжко кряхтящие, жалко скрипящие марионетки, казалось потерявшие гибкость, судорожно спрыгивали с них, и перекатывали свои сосуды, с трудом кантуя, поближе к местам скопления публики, в надежде там снискать к себе интерес.

Понятно, что больше шансов привлечь публику было у кукол и уродов знаменитых личностей, потому деревяшки мало раскрученных персонажей объединялись в целые труппы, ставя свои банки впритык, и разыгрывали на этих импровизированных сценах целые представления.

Особенно пользовалось популярностью шоу под названием «Залеские козлы». Пять, или шесть буратин бойко скакали на своих банках, изображая обряд «утверждения языческих богов» — имитировали действия предшествующие получению анального оргазма.

Время от времени разбившиеся на пары деревяшки, одна из которых становилась на четвереньки, а другая пристраивалась к ней сзади, начинали мелко трястись и протяжно скрипеть, и дикие звуки этого воя каким-то чудесным образом складывался в слова девиза их движения — «если есть анальный оргазм — значит, есть языческие боги».

Николай пребывал в недоумении, никак не в состоянии понять: что заставляет посетителей майдана-балагана столько внимания уделять, пусть и удивительно похожим на известных личностей, но невероятно мерзких чудовищ. Как вдруг, когда он особенно пристально вгляделся в одно из них, странный морок случился с ним. В его сознание, как словно пробив преграду, хлынули образы другой жизни, и скоро он потонул в этих, невероятно ярких, цельных, логичных грёзах. Как будто он в каком-то забытье переживал жизнь того, чьими изуродованными карикатурными обрубками являлись чудовище в банке и скачущая на ней деревянная кукла.

Это был не фильм, не набор плоских картинок, нет.... Он именно жил чужой жизнью, заново переживал её, до мельчайших подробностей ощущая все ничтожные нюансы и раскрывая все неизведанные тайны давно окончившегося бытия. Он стал тем, жил жизнью того, чьи уродливые посмертные воплощения были здесь выставлены на всеобщее обозрение.

Это настолько захватило его, что он даже не понял, как, каким чудом, он вырвался из этого наваждения, и снова оказался среди майдана. Некоторое время он растерянно оглядывался, даже и, не понимая, где же он оказался, и кто же он. Его охватила такая слабость и дезориентация, что если бы, наверное, не палка на которую он опёрся, то он бы упал. Наконец память понемногу стала к нему возвращаться, и Николай неуверенно побрёл дальше, ещё не веря, что сумел остаться самим собой.

Чем дальше Николай вместе с потоком калек углублялся в глубь майдана-балагана, тем ярче светились банки, тем жирнее и беспокойнее становились уроды, рвущуюся из них наружу, тем бешеней скакали, оглушительно треща, на них деревянные марионетки. Его охватило какое-то отупение, словно мерцание банок, прыжки и треск кукол, кривляние и судороги бесконечных уродов, гипнотизировало и подавляло волю, звало отказаться от своей личности, слиться с ними, забыться в образах их прошлой жизни, навсегда заблудиться, растворяясь в исходящих от них миражах.

Первое время Николай ещё прикидывал, что же тут можно взорвать, но куда бы не ложился его взгляд, достойной цели не было — ну не взрывать же банки и деревянные куклы? Но, скоро он позабыл, зачем пришёл. Сознание затуманилось окончательно, и Николай лишь безвольно плыл в толпе теней от банки к банки, от одного урода к другому, чувствуя, как слабеет и стынет.

Видно не спроста внимание путников давало энергию уродам и куклам. Николай почувствовал, что они высасывают его, что, разглядывая их, тем более погружаясь в морок их сознания, он слабеет. Было заметно, что многие путники застревают у банок, перестают идти дальше, и потихоньку оседают у их подножия, проваливаясь в клубящийся под ними плотный туман, постепенно пропадая, словно растворяясь в нём навсегда. Без остатка. Без следа. Похоже, это понимал не только он. Довольно много теней старалось игнорировать светящиеся банки, и струились к центру майдана-балагана, туда, где высилось странное сооружение — «Колесо фортуны». Именно от него исходил самый яркий пульсирующий свет и как, казалось, слабые токи тепла. Это тепло манило, звало к себе, обещало, что в этом мире холода есть место уюту и надежде, и Николай, теперь стараясь держаться подальше от светящихся банок, шёл на этот, очаровавший его, зов.

По тому, что Николай ощущал постепенно усиливающейся тепло и медленно разгорающийся свет «колеса фортуны» всё время с одного бока, он понял, что путь к нему идёт по спирали. Наконец, ещё один мучительный круг, и перед Николаем возникло то, что так его манило.

Это был огромный конус, на вершине которого надувался, светясь изнутри, огромный тяжело колтыхающийся пузырь. Конус состоял из нескольких вращающихся в разные стороны и скоростью колец. Пока очередь теней медленно подползала к подножию конуса, Николай наблюдал за происходящим на нём.

Задачей было добраться до вершины, туда, где надувался светящийся пузырь. Именно там, внутри него, что-то гипнотически шептало прямо в его сознание, было тепло и покой. Там была цель. Но вскарабкаться наверх, можно было, только перескакивая с кольца на кольцо. А это можно было сделать в моменты, когда соседние кольца на короткое время начинали вращаться с одинаковой скоростью и в одном направлении. Именно в это мгновение и надо было оказаться у верхнего края своего кольца, чтобы перескочить на следующие. Находится же долго у верхнего края, было нельзя, сталкивали вниз другие желающие занять это место. Там, у верхних кромок колец происходила постоянная свалка. Доходяги лезли вперёд, дрались, хватали и сваливали друг друга, катились вниз, лавинообразно валя всех, кто попадался на пути и вылетали прочь с колеса, обратно в майдан-балаган, к уродам в банках и пляшущих на них марионеткам, чтобы снова, теряя последние силы и остатки тепла, ползти к гигантскому пузырю.

Удивительно, но на колесе фортуны Николаю явно способствовала удача. То ли большинство конкурентов были явно хилее его, то ли ему помогала крепкая палка в руках, но ему удалось почти играючи проскочить почти все кольца. Он оказался на предпоследнем кольце, над котором нависал огромный пузырь. Николай зачарованно смотрел на него. Пузырь мелко дрожал, от него поднимались вверх пузырьки. Лопаясь, они светились. На поверхности большого пузыря, откуда только что поднялись эти маленькие пузырьки, возникали на некоторое время что-то вроде трещинки. Именно в одну из них, пока она не затянулась, и нужно было успеть втиснуться. Понятно, что втиснуться в пузырь можно было, только если трещинка возникла внизу, у самого его края. Более того, чтобы иметь шанс втиснуться в пузырь, надо было находиться прямо рядом с ним, в надежде, что где-то поблизости откроется эта щёль, но пузырь периодически резко, спазматически дёргался, расширяясь, и сбрасывал всех, пошедших к нему слишком близко обратно вниз.

Несколько лёгких движений палкой, и Николай оказался рядом с пузырём. Какой же он был огромный! Пузырь навис над Николаем своей блестящей, радужно переливающийся, скользкой поверхностью, закрыв, казалось, всю бездонную черноту здешнего неба. Николай потрогал её — она была упруга и крепка. Ударил палкой — она мелко завибрировала, и как ему показалось, резко пошла на него. Николай отпрыгнул назад, едва удержавшись на краю кольца. Решил попробовать продавить плёнку палкой — опять никакого эффекта. Тут Николай заметил, как рядом с ним на поверхности пузыря начала набухать круглая грыжа. Ещё мгновение — раздался громкий чмок, и вверх полетел пузырь, размером, наверное, с дом. К образовавшейся щели бросилось несколько теней, но палка быстро отправила их вниз. Николай, не долго думая, стал протискиваться в неё. Это было очень нелегко. Поверхность пузыря оказалась очень крепкой, чрезвычайно эластичной, как будто наполненная мышцами. Щель стремительно сужалась, и Николаю приходилось напрягать все остатки своих сил, преодолевая сопротивление, буквально продавливаясь внутрь.

Вдруг что-то щёлкнуло. Яркая вспышка озарило пространство. Николай почувствовал, что что-то обожгло его бок.

— Бомба! — пронеслось у него в голове.

Протискиваясь сквозь жёсткую быстро сжимающуюся щель, он задел о её мускулистые края конец запала. Ампула раздавилась, фитиль начал гореть. Этот слабый, едва заметный огонёк, здесь полыхнул, казалось, как стартовый выхлоп огромной ракеты. Пузырь, спазматически дёрнувшись, мелко задрожал, рождая не то испуганный, не то грозный гул, напрягся, и с огромной силой изверг Николая прочь из себя.

Увлекая за собой потоки, воющих от ужаса, доходяг, Николай покатился вниз. Скоро он плюхнулся в плотные облака придонного тумана. Его падение вызвало беспокойство стремительно переросшую в панику охватившую весь майдан-балаган. Начался шум, хаос, бесчисленные марионетки выбивали своими деревянными культяпками нервную дробь тревоги. Николай вскочил на ноги, выхватил из внутреннего кармана бомбу и поразился, насколько ярок в этой тьме был свет её еле тлеющего фитиля. Он поднял её над своей головой, и вой ужаса потряс майдан-балаган. Тени в страхе заструились прочь, шипя, уползал от его ног холодный туман, и скоро Николай один остался стоять в круге ослепительного света, по границам которого клубилась бурлящим туманом растревоженная тьма.

— Сколько, сколько осталось гореть запалу? — думал Николай, соображая, куда кидать бомбу, и тут на него ринулась целая армия деревянных кукол.

Встав на четвереньки, они, с жутким воем и лаем, бешено носились вокруг границы очерченной светом горящего фитиля, не в силах её переступить. Скоро вокруг Николая крутился настоящий вихрь из беснующихся буратин. И этот вихрь постепенно сжимался, подступая к Николаю всё ближе и ближе. Поднятая, скачущими марионетками, настоящая буря из пыли, грязи и рваных облаков тумана, всё ближе и ближе придвигалась к Николаю, поглощая свет от искры тлеющего запала. В какой-то момент этот круглый фронт вокруг Николая в одном месте сломался, и он увидел, как на него сквозь тучи зависшей грязи ринулись, стаей бешеных псов, вставшие на четвереньки буратины.

Инстинктивно Николай бросил бомбу им навстречу. Взрыв оглушил его. Он и подумать не мог, что в его бомбе заключена такая неистовая сила. Этот взрыв потряс майдан-балаган. Взрывная волна, легко, играючи, смёла и разбросала поток прыгнувших на него буратин, и, не встречая преград, широким фронтом пошла вглубь майдана, как пену, сдувая липкий туман и разбивая бесчисленные банки. Даже гигантское колесо фортуны, казалось, слегка накренилось, и от её перекосившихся колец раздался протяжным стоном мерзкий скрип, а огромный, мелко дрожащий, пузырь, едва с него не слетел. Всю эту картину разрушений Николай видел как в замедленном кино, когда несомый взрывной волной, под оглушительный аккомпанемент с громким чпоком лопающихся всё новых и новых банок, летел куда-то прочь от майдана.

Падение было ужасным. Пока Николай, еле барахтаясь, пытаясь встать, он ощутил, как его захлестнула волна какой-то шипящей обжигающей жидкости. Когда он кое-как взгромоздился на четвереньки, то обнаружил себя стоящим на краю какого-то провала, среди льющихся туда потоков дымящегося раствора выплеснувшегося из бесчисленных разбившихся банок. Эта бурлящая река несла с собой в бездну, в облаках шипящих брызг, бешено корчащихся уродцев.

— Сколько же я разбил банок? — ошарашено подумал Николай, ощущая, как его смывает к краю обрыва этот бурный поток.

Палка каким-то чудом была всё ещё у него в руке. Он с трудом встал, выставил её вперёд, и опёрся на неё, еле-еле сопротивляясь мощному течению, несколько раз отбивая ногой в сторону тушки, несшихся прямо на него, на глазах сдувающихся, уродцев. Скоро ток стал слабеть. Мимо Николая проплыл последний, еле ворочающейся, уродец, сдувшейся уже настолько, что казался каким-то рачком.

Николай, было, вздохнул с облегчением, соображая, куда теперь ему податься, как его оглушил и пробрал до костей жуткий рёв бесчисленных буратин.

Видно отойдя от шока вызванного взрывом, все буратины майдана-балагана собрались вместе и огромной, страшно воющей стаей, встав на четвереньки, неслись на него. Прижатый к краю обрыва Николай, похоже, был обречён. Не куда было бежать. Но, да и если бы и было бы куда — озлобленные буратины, особенно на четвереньках, двигались значительно быстрее его. Потому, он с ужасом понимал — секунда, другая — и эти злобные куклы просто забьют и затопчут его.

Николай уже видел, как эти бешеные твари, огромным, угрожающе трещащим, облаком, зависли в своём последним прыжке прямо над ним, когда он, в ужасе оступившись, кубарем покатится вниз, в бездну провала, туда, куда только что смыло бесчисленных уродцев.

 

Глава 6. Зал Кукол

Николая трясло и швыряло, не то о какие-то кочки, не то камни. В калейдоскопе вращения, ему виделось, что вместе с ним по покатому склону катится и кувыркается множество буратин. Наконец его вынесло на дно провала. Не веря, что он ещё живой, Николай поднялся на ноги. Огляделся. Он стоял на краю озера, куда стекла жидкость из банок. Вдоль береговой линии шебуршились кучки, теперь совсем мелких, уродцев, быстро расползающихся и ныряющих воду. Было ощущение, что только что выловленные и сваленные на берег раки в испуге пятятся назад, стремясь поскорее спастись, юркнув обратно в родную среду обитания.

Со склона вниз к берегу озера неслась лавина всё новых и новых буратин, так что на месте тающих куч из сдувшихся уродцев, быстро росли бесформенные поленицы живых, тяжко скрипящих, деревяшек. Николай бросился бежать прочь от воды, подальше от того места, куда выносило всё новых и новых марионеток.

От озера шла широкая тропа. В свете, какой-то странной, ядовито-фиолетовой Луны она резко выделялась на фоне обычной земли и, как показалось Николаю, являлась прямым продолжением лунной дорожки дрожащей на поверхности озера. Эта серебристая тропа тянулась прямо к Луне, обрываясь где-то вдали, нырнув за гребень поросшего лесом холма, так что если бы где-то там, далеко-далеко, линия небосвода сходилась с землёй, то по ней, наверное, можно было бы дойти до самого ночного светила.

Луна висела ровно посередине двух огромных тёмных башен, вставших на пути, как безмолвные стражи, обозначавшие собой линию какой-то границы. Николай почему-то остановился перед ними, словно, чтобы переступить протянувшуюся между ними невидимую черту требовалось невероятное, невозможное усилие.

Он оглянулся. Уже достаточно буратин выбралось из беспорядочно шевелящихся полениц. Всё также на четвереньках, пригнув свои головы к земле, они медленно двигались, страшно напрягаясь, и оттого жутко выгибали свои спины, так что составляющие их деревянные кольца, казалось, вставали дыбом. Было видно, они жутко боялись чего-то того, что было за спиной у Николая. Но, преодолевая страх, они медленно, упорно и неуклонно, ползли по направлению к нему. Неукротимая решимость расправиться с ним двигала их вперёд. Николая охватил страх, при виде этой жаждущей расправы над ним пылающей ненавистью деревянной биомассы. В забытье он сделал несколько шагов назад, отступая от этой приблизившейся к нему вплотную угрозы, и оказался между башен, сам того не желая, перейдя невидимую черту между ними.

Как только это случилось, буратины разом прекратили его преследование, сели и, вытянув морды по направлению к зависшей над башнями Луне, протяжно и жалобно заскрипели, породив невообразимо тоскливый вой. Стало ясно, что ходячие деревяшкам был заказан путь в эту часть парка, и Николай, радуясь, что они оставили его в покое, быстро, насколько это было возможным после множества случившихся с ним за последнее время ударов, падений и травм, зашагал по лунной дорожке.

Сумасшествие и руины разорённого взрывом его бомбы балагана осталось где-то далеко позади. Эта часть парка сохранила свою первозданность, толпы всё вытаптывающих посетителей, казалось, совсем не коснулись её. Не было даже намёка на павильоны, или другие строения. Пустая дорожка, освещаемая мягким светом Луны, струилась и струилась мимо неровных теней не то огромных деревьев, не то неведомых спящих великанов. Было удивительно тихо. После оглушающего треска марионеток, скрипа колеса, стонов и шёпота теней-посетителей, эта тишина, казалось, разлившаяся в пространстве мягким лунным светом, обволакивала Николая холодными струями легкого светящегося тумана, словно пытаясь его в себе растворить.

Николай начал уставать. Он шёл и шёл, а конца пути не было видно. Его уже начало охватывать беспокойство, когда где-то вдали показался просвет. Ещё мгновение, и Николай подошёл к небольшому павильону в виде вросшей в землю увенчанной куполом старинной ротонды. Рядом с входом висела табличка, на котором было написано:

«Зал кукол. Все мировые вожди, короли, королевы, властители, тираны, знаменитости и другие, разной известности, персонажи в натуральный рост».

— Ага, павильон восковых фигур — понял Николай.

Усталость, истомившее его нервное напряжение, боль от многочисленных ушибов и измучивший промозглый холод, буквально вогнали его внутрь этого заведения, в котором он питал надежду найти покой и тепло.

Пока закрывалась входная дверь, в затухающем свете Луны, Николай едва разглядел первую, сидящую в кресле с высокой спинкой фигуру. Как только дверь захлопнулась, он оказался в полной тьме. Неуверенно сделал шаг вперёд и, решил, было, уже выбираться из этой темноты обратно наружу, как вдруг в руках куклы, сложенных на коленях зажёгся огонёк свечи.

Николай пробила дрожь. Было полное ощущение, что свечу зажгла сама кукла. Мгновение он колебался, уходить или остаться, но свет свечи вдруг как-то успокоил его. Этот слабый огонёк, захватив всё его внимание, манил, звал к себе и очарованный этим призывом Николай склонился над изваянием.

Это был какой-то дикарь в истлевшей одежде весь увешенный какими-то массивными древними не то регалиями, не то оберегами. Свет от свечи в его застывших руках, залитых толстым слоем воска и парафина, слегка осветил фигуру сидящую рядом. Николай сделал шаг к ней, и тот час же, в её руках вспыхнул огонёк.

Николай подошёл к новой кукле, затем сделал шаг, и зажглась ещё одна свеча. Он шёл дальше и дальше и ему открывались всё новые и новые сидящие на креслах истуканы. Всё новые и новые свечи вспыхивали в их неподвижных руках.

Куклы были в старомодных, ветхих и выцветших от времени, когда-то богатых, одеждах, в изъеденных молью париках, на них были пёстрые ленты полные старинных орденов и драгоценностей, все они были усыпанных дорогими каменьями. Но все их богатые украшения, ордена, знаки отличия и символы высокого общественного положения здесь не сверкали огнями роскоши и тщеславия, они померкли, поблекли, присыпанные толстой слоем многовековой пыли и опутанные паутиной. Лишь лица и держащие свечи залитые воском безвольные руки этих кукол были свежими и словно живыми. Как будто время было не властно над материалом и красками, из которых были они слеплены.

И всех этих уникальных и неповторимых кукол из самых разных эпох, облачённых в померкший шёлк, золотую парчу и редкостные регалии, объединяло только одно — гримаса ужаса, боли и безнадёжного отчаяния зримо застывшая на их искажённых и измученных лицах. Их слепые выпученные, рвущиеся из орбит остекленевшие глаза, были полны невероятной и одинаковой для всех невыносимой тоски, с которой они, казалось, смотрели на посетителей. Словно процесс их изготовления сопровождался такими невероятными мучениями, что даже, казалось, что они имели не столько физическую природу, так как было невозможно представить, что нечто физическое способно вынести, и тем более породить, такую боль, какая зримо читалась при взглядах на них. Источником этой боли было что-то лежавшее за материальной гранью этого мира, что-то потустороннее, метафизическое. Ослепительное, жгущее и безжалостное, что не дано вынести никому облаченному в плоть.

Николай почти физически ощущал исходящее от этих кукол страдание. Казалось, что ряды этих бесконечных сидящих в кресле истуканов были полны невероятной боли, и быть может, именно эта невыносимая, нескончаемая боль и парализовала, переродила их плоть, превратив, в эти мёртвые, вечные и страшные в своей безнадёжности экспонаты из «зала кукол».

Николай зачарованно смотрел и смотрел на всё новые и новые лица, постепенно выплывающие из тьмы, не в силах оторваться от них, словно пытался прочитать и узнать в их остекленевших глазах что-то для себя очень важное. Словно чувствовал, что куклы хотят ему что-то сказать, что их застывшие в безумном страдание гримасы скрывают какую-то страшную тайну, о которой они, словно, хотели его предупредить и предостеречь.

Неожиданно он заметил, что появились какие-то огоньки слева от него. Он бросил мимолётный взгляд, и ему открылось, что за ним горит огнями свечей огненная спираль, уходящая вверх и суживающая к низу, обрывающаяся на том месте, где он стоял. Он словно вышел из какого-то оцепенения. Ему стало ясно, что он спускается в какой-то гигантский провал, по спиралеобразному серпантину.

— Да сколько же я уже иду? — удивился Николай, потрясённый той глубиной на которую он незаметно для себя спустился, видно зрелище лиц всё новых и новых кукол так его захватило, что он потерял счёт времени.

— Уже скоро — отозвался в его мозгу какой-то чужой голос, так что Николай даже вздрогнул.

И, действительно, одежда на куклах постепенно приобретала современные черты. Да и слой пыли и паутины был на них уже не такой густой. Пошли фраки и бальные платья начала века. Некоторых кукол Николай стал даже узнавать. Скоро пошли почти полностью знакомые исторические деятели. Функционеры ВКП(б), красные маршалы, чекисты. Потом настала очередь деятелей эпохи волюнтаризма и застоя, за ними были ряды и вовсе знакомых ему персонажей. Эти куклы были удивительно точными копиями. Он в этом убедился, рассматривая их. Особенно замечательно получилась Лера и Рыжий Толик. Очень живописно смотрелся ЕБН со всем своим семейством.

Удивительно, но Николай встретил и изваяния своих знакомых: не в кресле, а, почему-то, по пояс в бочке, из тех, в которых солят капусту (с едва заметным полу истёртым оттиском на боку — кооператив «Теремок»), разбухал Мить-Митичь. Толстый рыжий поп сидел в семейных трусах с железным крестом на голом красном пузе. Дальше шли несколько мелких фюрерков и фюреров покрупней. И завершала галерею композиция — «Залеские козлы утверждают языческих богов».

«Залеские козлы», судя по всему, чином ещё не вышли, поэтому и банка у них была одна на всех, и разместились вся компания на одной кровати, из тех, которыми комплектуют номера дешёвых гостиниц. В центре «скульптурной группы» некто бородатый и долговязый, старательно скорчив козью морду, сосредоточенно (так и хотелось сказать — натужено сопя) заламывал щуплого чернявого мальчугана, навечно застывшего с раскрытым в безумном крике ртом на перекошенной от ужаса физиономии. По бокам, на этой же кушетке, держа по свечке, сидели, в полуобороте, слегка наклонившись к центральном фигурам, ещё двое персонажей из козлиного шоу.

Один был некто толстый, рыжий, с какой-то совершенно бесформенной мятой пачкой вместо лица, на которой, постоянно открытое, ротовое отверстие навечно застыло в дурашливой улыбке оптимистического идиота. Он вытянул свои толстые губы в сладострастном причмоке, всем своим видом выражая искренний восторг и одобрение происходящего.

Другой был мелкий, усеянный не то пигментными пятнами, не то бородавками на бритом черепе, чернобровый и черноглазый циган. На его хитрой крысячей мордочке было сосредоточенно-злобное выражение. Он, казалось, внимательной наблюдал своими чёрными, как уголёк, глазками-кнопочками за происходящим, прикидывая и рассчитывая варианты, совсем как затаившаяся в углу помойная крыса, ждущая времени поживиться объедками после пиршества этой собачьей свадьбы.

При этом оба они свои свечки держали в самом низу живота, почти между ног, так что казалось что, свидетельство «утверждения языческих богов», сопровождалось аккомпанементом сладострастной мастурбации.

Еле подавив спазм тошноты от отвращения, Николай огляделся. Он стоял на дне огромного колодца, огненной спиралью горящих свечей расширяющегося и теряющегося где-то в тёмной выси. И он был в самом низу. Он был на дне. Дальше был лишь только стол, два кресла и массивное старое зеркало.

Утомлённый он опустился в одно из кресел. Оно оказалось невероятно удобным. Его усталое избитое замершее тело, наконец-то расслабившись, словно растеклось по мягким подушкам. Усталость навалилась на Николая. Сквозь время от времени сотрясающий его нервный озноб, одна только мысль крутилась у него в голове:

— Неужели можно отдохнуть?

Приступы озноба постепенно слабели, и приходили всё реже и реже. Николай, чувствовал как на смену возбуждению и напряжению приходит ватная бесчувственность, словно он погружается в ванну с тёплой солоноватой водой.

Кресло стояло прямо напротив старого зеркала. Николай зачарованно смотрел на игру бликов на её изъеденной порчей амальгаме, и перед ним, замелькали обрывки прошедшего дня. Они крутились как в калейдоскопе. Снова и снова он карабкался на колесо фортуны, взрывал бомбу, падал с обрыва, лучом света летел навстречу фиолетовому вихрю... снова и снова, крутилась в его сознание карусель кошмарных образов последних событий. Периодически их чередование убыстрялось настолько, что он уже был не в состоянии вынести эту повторяющиеся и повторяющиеся, снова и снова раздирающие его сознания кошмарные воспоминания, и в ужасе он пробуждался.

Очнувшись, он, озирая теряющуюся в вышине спираль из свечей, понимал, что кошмар всё ещё продолжается, и его взгляд невольно ложился на старое потускневшее зеркало, словно её неверная от старости амальгама, могла так исказить чудовищную реальность, что пусть в иллюзорном мире её кривого отражения, не осталось бы места измучившим его наваждениям.

Но игра бликов на её изъеденном порчей старом стекле снова складывалась в нервные образы недавнего сумасшествия, и беспрерывный калейдоскоп наполненных болью воспоминаний начинал новое кружение, безжалостно ускоряя свой бег.

Однако, со временем, он стал понемногу успокаиваться. Каждое новое его погружение в кошмар, становилось менее глубоким и ярким чем предыдущее. Приступы страха, отчаянья и озноба становились понемногу реже и слабее. Он всё меньше и меньше взрывался и падал, а всё больше и больше мирно и тихо блуждал между банок в их чарующим фиолетовом свечении, разглядывая притаившихся там уродцев.

Постепенно он заблудился в лабиринте между ними. Его больше не выносило, ни на колесо фортуны, ни обратно в дядину лабораторию. Откуда-то пришло сознание, что только цепляясь за их эфемерный свет, верней за иллюзии порождаемые сидящими в них уродцами, можно избежать неизбежной встречи со взрывом, как в прошлом, так и в будущем. И он смотрел и смотрел на гримасы затаившихся за толстым стеклом чудовищ, боясь оглянуться и хоть на миг оказаться вне исходящего от них блеклого, несущего успокоение излучения. Ему чудилось, что достаточно одного невольного беглого взгляда в бездонные глаза притаившейся за его спиной безжалостной тьмы, чтобы с таким трудом обретённое зыбкое состояние покоя оказалось немедленно разрушено, и он снова был бы пронзён болью, холодом и сумасшествием, ставших после взрыва его судьбой.

В какой-то момент, он вдруг понял, что эти банки — всего лишь юзерпики в ЖеЖе, а живущие в них уродцы — безобидные пользователи, бесконечно выплескивающие на читателей потоки своей рефлексии.

Это открытие настолько обрадовало Николая, что он, как ему показалось, окончательно очнулся, и с удивлением обнаружил, что старое зеркало всего лишь экран монитора его ноутбука, на котором он механически листает виртуальные страницы. Постепенно выплывая из морока, он вспоминал, что только что произошёл взрыв, который убил тётю, что он сидит в разгромленном подвале дядиной лаборатории, и что главное для него сейчас — отвлечься от того кошмара, что только что произошёл.

Ну а как можно лучше забыться, как, не читая старые записи чужих журналов? Что может быть более далёким от сегодняшней реальности, как уже канувшие в лету прошлые фантазии, запечатлённые в виртуальной реальности?

Николай открыл список своих друзей, наугад выбрал автора, и стал читать первый попавшийся текст за 2005-й год.

 

Глава 7. Судьба барабашки

Пост назывался:

Борьба с мурзилками Галковского таит определённые опасности

Это был какая-то фантазия по поводу известного патриотического блогера пердунера, о котором было известно только, то, что его никто никогда не видел — раз, то, что пердунер в своё время прославился маниакальным поиском мурзилок Галковского — два, и то, что пару раз пердунер отвечал на комментарии, употребляя глаголы в женском роде — три.

Текст был следующий:

У пердунерки очередной приступ безумия. Круг найденых ею мурзилок Галковского расширяется. Попал в него и я. В принципе ничего страшного, но... если кто-то хочет быть посмешищем, пусть будет. Посему это событие подвигло меня на следующую фантазию:

— Вот он! Вот он! А-а-а-а, попался голубчик! Хе-хе-ехе, думал, что я тебя не узнаю — некрасивая, среднего возраста носатая женщина в толстых роговых очках, сладострастно заёрзала на стуле.

Вне всякого сомнения, это был он! Точно он! В тёмной комнате в неярком свете монитора было видно как лицо жежистки, известной под ником perduner_lj исказаила гримаса безумной радости, отчего её, и так довольно непривлекательная физиономия стала совершенно страшной.

Она с каким-то непонятным остервенением всматривалась в монитор, жадно читая чей-то журнал. Да, это был он! Он самый! Безусловно, тут затаился мэтр.

— Вот, вот, вот его новое лежбище. А, затаился гад! Что думаешь, замаскировался? Не узнаю? Да у меня абсолютный литературный слух! — радостно скрипела почти уже полностью иссушенная жизнью в виртуальном пространстве, почти уже старуха, ловко листая страницу за страницей, лихо манипулируя мышкой свой тонкой костлявой лапкой.

Пердунерка (будем её так называть) вся напряглась. Казалось чувства её умерли, всё её существо сосредоточилось на вновь разоблачённой мурзилке Галковского. Она полностью слилась с потоком неяркого свечения монитора, словно его сияние оказывало на неё странное гипнотическое зомбирующее влияние.

И в то же время где-то в полностью замёршем существе родилось неуверенной искрой, и жило, вопреки всему, тихое ожидание прихода чуда обновления. И предчувствие не обманули её. Где в самой сердцевине её плоти сначала слабо, но потом всё больше и больше стала разгораться искра тепла. Это пришло! Награда за новое разоблачение мурзилки коварного мэтра, не заставила себя ждать.

Пердунерка раздвинула ноги и как можно глубже засунула ладонь себе во влагалище. Было как всегда сухо, но настойчивые поиски показали некоторые признаки появления влаги.

Пердунерка тяжело и быстро задышала, стёкла очков покрылись испариной, свободной рукой она стала шарить в поисках увлажняющего геля. Наконец она нащупала тюбик. Дрожа, она стала отвинчивать крышку. Рука, опущенная во влагалище, работала с всё возрастающей интенсивностью. Там становилось жарко. Срочно была нужна смазка! Наконец крышка была отвинчена (учитывая, что эта операция делалось одной рукой, это было верхом мастерства!) и, издав сладострастный стон, тюбик был засунут внутрь уже разогретого естества.

Пердунерка откинулась на спинку кресла и приготовилась получить долгожданный кайф. Пока одна её рука уже работала со скоростью мощного отбойного молотка, другая железной хваткой давила тюбик с гелем.

Но ... геля не было. Напрасно она мяла тюбик, из него было не возможно больше выдавить и капли. То же что всё ж таки вышло из него, было совершенно недостаточно для сегодняшнего праздника жизни.

Пердунерка завыла обречено и страшно. Такой облом, такой облом! Ведь нет ничего страшнее сорванного кайфа. В какой-то момент безутешных рыданий ей захотелось убить себя, прекратить эту изнурительную борьбу с бесконечными мурзилками Галковского, но на самом краю отчаяния она остановилась. Её пронзила мысль о том, как они все будут рады если её не станет. Они все, все. Все вокруг. Она затравлено обернулась. Так и есть, со всех сторон на неё глазели затаившиеся мурзилки Галковского. Она физически ощущала, как они таращатся на неё из углов и щелей, как они ворочаются, мерзко хихикая, за занавесками, как они пищат под кроватью и диваном, как снуют туда сюда под мойкой на кухне, и как всё новые и новые полчища их движутся к ней по трубам канализации и вентиляции.

На этот раз их было особенно много. Видно они совсем осмелели, увидев её неудачу, и пришли посмеяться над ней, радуясь чудесному спасению своего собрата. Ведь если бы ей удалось кончить, то ещё одна раскрытая мурзилка Галковского была бы уничтожена, а, следовательно, и сам всесильный и вездесущий мэтр потерял бы часть своей чудовищной силы, и, как следствие, его вездесущие мурзилки на некоторое время затаились бы в страхе и перестали бы её донимать. Но досадная случайность, то, что она не заметила вовремя, что гель кончился, и не обновила своевременно запас, сорвало её заслуженный триумф и дало мерзким мурзилкам радоваться и издеваться над ней.

Надо было бороться дальше. Собрав волю в кулак, превозмогая слабость и боль, еле ковыляя, как то неестественно переставляя ноги (причиной было чудовищное жжения между ними) Пердунерка бросилась прочь из квартиры, стараясь не обращать внимания на множество вдруг материализовавшихся мурзилок Галковского, буквально целыми стаями выскакивающих ей на встречу, корчащих ей рожи, и старающихся всячески её отвлечь.

Пердунерка прекрасно знала эту их тактику. Она ясно и чётко понимала, что стоит ей поддаться на эти их провокации, и начать гоняться за ними по квартире, пытаясь зашибить мокрой тряпкой, то ничем хорошим это не кончиться! Всё разобьёт, а потом соседи вызовут санитаров, и несколько недель, а то и месяцев, придётся потерять в бессмысленных беседах с врачами, и стаданиях от болезненных уколов, а оставшиеся тем временем без ежедневного истребления мурзилки Галковского заполнят собой весь интернет, и потом с ними совсем не будет сладу.

Поэтому она молча и целеустремлённо выскочила из квартиры, и бросилась к аптеке. Мурзилок Галковского хватало и здесь. То одна, то другая мурзилка возникала перед ней в виде на первый взгляд ничем не привлекательных предметов или прохожих. Поэтому Пердунерка держала ухо востро, зорко озирала окрестности, чтобы вовремя избегать встречи с ними. Вовремя заметив очередную мурзилку Галковского, она всячески старалась обойти её стороной, резко меняя направление движения, отчего приходилось двигаться путанными зигзагами, шарахаясь из стороны в сторону.

Но вот, наконец, и аптека. Влетев в неё, Пердунерка сразу поняла, что это западня! Вся аптека была набита мурзилками Галковского тесно сгруппировавшееся вокруг прилавка, с явным намерением не пустить её к нему.

— У меня острая боль, острая боль — завопила Пердунерка и бросилась в самый центр неприятельского мурзилочного войска.

Видно не ожидая столь смелого натиска растерявшиеся мурзилки расступились.

— Мне мазь для увлажнения влагалища — быстро залепетала Пердунерка и сунула в окошечко купюру.

Мурзилки, отойдя от первого натиска, разом пошли в контроатаку.

— Да что же это такое? Какая такая острая боль? У меня у ребёнка ангина! Совсем шалавы обнаглели, а ещё в очках. Не отпускайте ей без очереди! — завыли они.

— Пожалуйста, быстрее, можно без сдачи. Поймите, очень надо — лепетала Пердунерка, борясь до последнего, хотя она с ужасом понимала, что за прилавком затаилась очередная мурзилка Галковского.

— Гражданка, встаньте в очередь — зарычала мерзкая мурзилка в виде продавщицы.

— Поймите, очень надо, очень надо. Горит, горит, ходить не могу, продайте! — Пердунерка пробовала не сдаваться.

Сзади раздавался с каждый секундой всё более громкий ропот озверевших мурзилок. Мурзилка за прилавком рявкнула:

— Если горит, иди в секс шоп, шалава!

И её выкинули прочь. Не понимая как она перебежала улицу, ловко уворачиваясь от визжащих тормозами мурзилок Галковского, в изобилии поджидавших её на дороге, и влетела в заведение.

Там царил покой и порядок. Два симпатичных человека, один маленький, лысенький с рыжеватой бородкой в очёчках, другой несколько бесформенный, тоже толстоватый, дебильного вида молодой человек, покупали какие-то странные предметы в отделе садо-мазо.

— Нам это нужно для обряда инициации ... парсы ... тантризм ... определённые влияния ... восточная философия... древние культы... — доносились до Пердунерки отдельные слова их разговора с продавцом. Пердунерка немного отдышавшись, стала разглядывать товары. И тут же она увидела оружие! Грозное, страшное оружие, оружие, с помощью которого можно легко истребить легионы мерзких мурзилок.

Они были разные: КРАСНЫЕ, ЧЁРНЫЕ, БЕЛЫЕ, БОЛЬШИЕ И МАЛЕНЬКИЕ, РУЧНЫЕ И МЕХАНИЧЕСКИЕ, ГЛАДКИЕ, ПУПЫРЩАТЫЕ, РЕБРИСТЫЕ, С ШИПАМИ, ЕЛЕКТРИЧЕСКИЕ, С РАЗНИМИ ПРОГРАМАМИ ...

Когда два, как поняла Пердунерка, новообращённых парса ушли, она уже знала что ей надо. У мерзких мурзилок отныне не оставалось никакого шанса.

Дома, сев за компьютер, сотрясаясь от предчувствия триумфа, она нашла дневник недавно разоблачённой мурзилки.

— Вот он! Вот он! А-а-а-а, попался голубчик! Хе-хе-хе, думал, что я тебя не узнаю. Ну ничего, ничего, сейчас тебе конец придёт голубчик — некрасивая, среднего возраста носатая женщина в толстых роговых очках, сладострастно заёрзала на стуле.

Борясь с охватившей её неистовой дрожью возбуждения, она достала огромный, просто невероянных размеров, вибратор, обильно его смазала какой-то густой, вонючей, ранее никогда не используемой ею мазью, выпила целый пузырёк шпанской мушки...

И ЭТО НАЧАЛОСЬ!

P.S. Её нашли через пару недель. В отделе удивились, что она не пришла за очередным жалованием. Телефон не отвечал. На эл. письма она не отвечала. Послали лейтенанта, тот почувствовал какой-то странный запах за дверью. Дверь взломали. Что там нашли, не будем описывать.

Чувства надо щадить.

Пост развеселил Николая. Он никогда не знал ни автора, ни, тем более, эфемерную пердунерку, но такой накал выяснения отношений между двумя незнакомыми людьми в публичном пространстве живого журнала, был, определённо, забавен.

— Что заставляет взрослых незнакомых людей ругаться, обвинять, сочинять друг про друга небылицы, обзываться? Даже дети, порой, ведут себя более достойно — размышлял он, пытаясь представить — какое может быть продолжение этой истории?

Неожиданно его пронзила мысль — а вдруг это всё правда? Нет, не может быть! Если это- правда, то, как же пердунерка может существовать в жеже после своей кончины? Ведь виртуальный пердунер до сих пор строчит и строчит свои опусы.

Николай ещё раз прочитал пост, словно надеясь найти в нём намёк на решение столь озаботившего его вопроса. Потом перешёл на блог пердунерки и стал просматривать его посты, размышляя, как выглядит их автор, и что он сейчас переживает.

Чтение увлекло его. Погрузившись в непрерывный поток истерического сознания и болезненной рефлексии, он, наверное, он мог бы бесконечно плыть в этом нескончаемым гипертексте, но через некоторое время читать стало почти невозможно — яркость и контрастность изображения на экране потускнели настолько, что текс стал практически неразличим. Удивлённый Николай приблизился к экрану и обнаружил, что он был жутко загажен толстым слоем налипшей перхоти, пыли, путаных комков волос .... Да и сам экран стал немного другим. Он увеличился, и это был уже не ноутбук, а большой, невероятно грязный, полноразмерный монитор.

Николай огляделся. Он очутился в незнакомой едва освещенной комнате. Было очень пыльно. Пыль, казалось, покрывала абсолютно всё и даже свисала со стен и потолка мохнатыми лохмотьями. Да, судя по всему, проживающие здесь не знали о существовании пылесоса и мокрой тряпки. Окна были плотно зашторены, экран монитора еле светился, так что он практически не отличался по яркости, от странного блеклого сияния, неизвестной природы, которым было залито всё вокруг. Лишь откуда-то снизу полыхало светом и теплом, словно там что-то горело. Николай опустил свой взгляд и увидел лежащий под ним труп носатой женщины, рядом с перевёрнутым компьютерным креслом.

Именно от неё шёл свет и тепло, как будто она была упавшей на пол лампой. Особенно ярко блестели капли крови и ошмётки разорванной плоти вокруг огромного вибратора. Сверкающее тело было прекрасно. Верней Николай, понял, что теперь он оценивает его по совсем другим критериям, чем раньше.

— А раньше это как? — вдруг пронзила его мысль.

И он, как-то сразу, осознал, что раньше, это было до того, как он вышел из этого тела. Странно, но этот коренной переворот в его самосознании, не произвёл сколько-нибудь существенного потрясения. Он просто принял, что он теперь есть сознание, освободившееся из тела, лежащего перед ним на полу рядом с опрокинутым стулом.

Этот факт нисколько его не напугал, напротив ему стало легко, ведь старое тело со всеми своими болячками, несовершенствами и ограничениями спало с него как путы, как давно его душивший тесный кафтан. Его новая бестелесная жизнь, определённо, имела весьма существенные преимущества. Например, достаточно было подумать, верней выразить желание, и он сразу перемещался туда куда хотел. Поэтому его сразу же захлестнула волна воодушевления, и он начал с энтузиазмом исследовать возможности своего нового состояния и окружающий мир.

Мгновение, и он облетел всю квартиру. Не столько, даже, для того чтобы полюбопытствовать, а, прежде всего, чтобы определить размеры пригодного для обитания пространства.

Дело в том, что ощущение мира резко изменилось. Мебель, предметы, стены его не то, что не интересовали, они, собственно, уже и не воспринимались, как нечто заслуживающие внимания. Ну, зачем воспринимать то, что стало совершенно бесполезным? Да и как может быть источником внимания то, чего собственно и нет? Верней все эти сгустки материи, конечно же были, в виде застывших теней, но они больше не играли для него никакой роли. Например, он мог спокойно промчаться сквозь них, или, наоборот, войдя в них, полюбопытствовать, как они там выглядят изнутри.

Но все эти призрачные тени были не только не интересны. Соприкосновение с ними причиняло совершенно явственный дискомфорт. От кусков мёртвой материи шёл чудовищный холод, высасывающий из него энергию, подобно тому, как глыба льда гасит упавший на неё огонёк.

Так что в целом, мир, в котором он оказался, был бы совершенно не приспособлен для его обитания. Только сгусток тепла и света от трупа и тонкий слой тёплой, мягко мерцающей, пыли, покрывавший собой всё в квартире делал возможным его существование. Он понял, что этот слой, тёплым ковром устилавшим всё, что только можно — скопившиеся за долгие годы мельчайшие частички, осыпавшиеся с тела, в которое он был некогда заключён. Только от них и трупа шло согревающее его, недоступное для восприятия в материальном мире, свечение. От трупа — мощное, как от растопленной печки. От пыли же — едва заметное, но достаточное, чтобы он мог комфортно себя чувствовать вблизи неё.

Он попробовал выйти за приделы квартиры, и сразу же попал в такой безумный холод и тьму, что, ему показалось ещё мгновение, и он полностью будет заморожен и раздавлен разверзнувшимся вокруг него бездонным мраком.

В испуге он стремглав бросился обратно, прямиков в эпицентр тепла — своё бывшее тело. Согреваясь внутри него, он поражался настолько, же оно было прекрасно! Это был величественный храм, полный света, сверкающего мириадами огней на сводах замысловатых залов, путанных, многоярусных коридоров, туннелей и переходов, никогда не виданных им ранее фантастических конструкций ...

Циркулируя внутри него, от макушки до кончиков пальцев на ногах, он открывал в нём всё больше и больше нового и прекрасного. А главное, как он видел, оно не оставалось неизменным. С ним явно происходили чудесные метаморфозы. Оно менялось! Что-то пухло, что-то сдувалось, что-то твердело, что-то размягчалось, сложные конструкции, составляющие это обиталище, бесконечно трансформировались в чудесных и непредсказуемых метаморфозах, и всё это сопровождалось настоящей феерией мерцающих вспышек.

Иногда он выходил наружу. Там было всё по-прежнему. Сделав круг другой, поблуждав без цели по тёплому ковру из пыли, или покачавшись на свисающих с потолка её мягких ошмётках, он уходил обратно в храм света и тепла, которым стал для него лежащий перед, всё ещё гудящим, компьютером труп.

Время в этом состоянии шло совершенно по-другому, так что, казалось, прошла уже целая вечность, когда он стал постепенно замечать, что трансформации его бывшего тела как-то замедлились. Оно стало застывать. Но самое неприятное было то, что, похоже, оно начало остывать и гаснуть. Это было неприятно, очень неприятно. Томимый страхом, и плохими предчувствиями, он выбрался из него наружу и потрясённо обнаружил, что свечение пыли устилавшей квартиру существенно померкло. Более того, резко похолодело. Еле светящейся, казалось, на глазах, стынущий слой трухи практически уже не согревал.

Ничего не оставалось, как вернуться обратно. Внутри коченеющего трупа ещё можно было существовать, но благостное настроение пропало.

— Что же будет дальше? Сколько он ещё сможет согревать меня? — мучился он, дрожа и предчувствуя, как над ним смыкается тьма и холод, чтобы наконец-то раздавить и поглотить его.

Ответа на этот вопрос не было, и он всё больше и больше впадая не то в какую-то спячку, не то ступор, бездумно и машинально перемещаясь внутри стынущего трупа, пытаясь пристроиться там, где было потеплее.

Однажды что-то вывело его из охватившего оцепенения, снова пробудив уже, было, окончательно оцепеневшее сознание Он увидел, как по квартире задвигались новые тени из мира материи. Их было несколько, и они бесцеремонно шастали, туда-сюда, совершая какие-то манипуляции с тенями предметов. Поднялась пыль. И тут же он увидел, как радужными вспышками засверкали её облака, рождая ток тепла. Видно, под верхним, погасшим и вымерзшим слоем, находились ещё тёплые частички. Он мигом вынырнул из уже еле греющего тела и бросился купаться в этих сверкающих облаках.

Давно он не испытывал такого наслаждения. Беда была только в том, что эти облака быстро гасли. Но вторгшиеся в его квартиру люди ковырялись во всё новых и новых местах, оставляя за собой тёплый шлейф света, и он ему ничего не оставалось, как следовать за ними.

Наконец люди сгрудились вокруг трупа. Кружась в облаке быстро гаснущих пылинок, он видел, как они затаскивают тело в какой-то мешок. Скоро они потащили длинный куль прочь из комнаты. Не долго думая, он стремглав бросился вслед за ними, стремясь успеть, достигнуть труп раньше, чем он будет вынесен из тёплой пыли родной квартиры.

Сидя в своём бывшем теле, которое куда то везли, он с ужасом понимал, что теперь весь его мир сосредоточен только в нём, так как вокруг больше нет спасительного слоя опавшей с него при жизни трухи, который немного расширял пригодное для его существования пространство. Что теперь между ним и небытиём только истлевающие ткани родного трупа.

Он со страхом понимал, что он теперь во власти неразумной, не ведающей что творит, слепой материи. Грубых, бесчувственных, ничего не понимающих людей, которые могут с ним сделать всё что угодно. Более того, ему стало очевидно, что эти невежи именно что хотят с ним сотворить нечто ужасное. Наконец тело вытащили и потащили к какому-то железному окошку. Когда окно открыли, он ...

Нет слов, чтобы описать то состояния безнадёжности и ужаса, которые пронзили его. В окошке крематория, он узрел не бушующее пламя, а концентрированный, рвущейся к нему с безумной решимостью наконец-то с ним расправиться сгусток злобного мрака.

Он лихорадочно метался взад вперёд по родному трупу, даже иногда выскакивая из него на миг наружу, в стылую тьму, пытаясь докричаться, достучаться до глухих неразумных мужланов:

— Не надо! Не надо! Только не это. Оставьте меня в покое...

Но всё было тщётно.

По мере того как тело превращалось в пепел, он чувствовал только одно — как, неуклонно разрушаясь, быстро гаснет и холодеет единственный дающий ему возможность существовать источник тепла. Подобно тому, как сжимается светлое пятно от гаснущей свечи, мир который он мог воспринимать стремительно схлоповался в едва видимую точку, посреди густеющей тьмы. И вместе с исчезающим жизненным пространством, умирала его возможность мыслить и осознавать. Он замерзал, забывая и теряя себя, навсегда погружаясь в холод небытия.

Однако, когда эта казнь закончилась, он ещё не был убит окончательно, в каком-то еле живом, микроскопическом виде, почти бессознательно, он всё же ещё существовал, и его сознание, изредка, с разрывами, ещё кое-как спазматически пульсировало.

Весь его, смутно воспринимаемый, мир теперь сосредоточился в кучке пепла, который грубым совком ссыпали в какой-то пакет. И началось забытьё тихого угасание в этом стремительно остывающей горсти праха. Но, в какой-то момент, видимо потому, что пакет грубо встряхнули, он каким-то чудом пробудился, к нему вернулась, было уже совсем угасшая, способность осознания, и он почувствовал, что его снова куда-то несут.

Скоро показались неясные очертания какого-то провала, на краю которого стояла табличка — «могила невостребованных прахов №...»

На этот раз это было всё. Он отчётливо понял, что существовать ему осталось считанные секунды. Как только его прах смешается с прахом других, у него больше не будет места в этом мире. Не за что будет зацепиться, ничего не останется, что будет его. Он станет добычей холода и тьмы, и будет полностью уничтожен, раз и навсегда.

В отчаянье он искал выхода, мотаясь взглядом вокруг, в безумной надежде найти то, за что бы он мог схватиться, что он мог бы определить как своё, каплю, молекулу, искру тепла вне пакета с прахом, чтобы зацепиться за это и выскочить подальше от страшной ямы, погибнуть в которой было ему, судя по всему, уже предрешено. Но, рядом было только два, похожих на тёмные глыбы льда, похоронщика, методично опорожнявшие пакеты. Вот его пакет взял один из них. Открыл, и стал наклонять над разверзнувшейся бездной.

Всё было кончено. Остались доли секунды. Увы, его сознанию всё ж таки было суждено погаснуть.

— Вот она смерть, смерть, смерть ... — единственная мысль наполняла его неизмеримым ужасом.

Всюду вокруг него была лишь холодная тьма, а там, в чудовищном провале, куда через мгновение должен был упасть, рассыпаться и погаснуть, смешавшись с другим пеплом, его прах, было такое сосредоточение ужаса и небытия, что казалось, что он умрёт раньше, чем крупицы того, что когда-то было его телом, рассеявшись, достигнут дна.

Прах заструился вниз тонкой лентой. И он, не в силах ничего изменить, цепляясь за него, полетел вместе с ним в разверзнувшуюся бездну, вбирая в себя, стремительно тающие, последние остатки тепла, дающие возможность просуществовать ещё одно мимолётное мгновение.

Но тут откуда-то сверху что-то сверкнуло, обдав его настоящим жаром. Он тот час же, ещё не веря в удачу, развернулся навстречу этой внезапно появившейся надежде, и увидел, что к краю страшной могилы подошёл какой-то человек. Он держал в руках маленький карманный компьютер, и как ему показалось, глядя прямо в него, открыл некогда созданный им блог, в тепло и свет которого он тот час же устремился, скорее прочь от чуть не настигшей его окончательной погибели.

 

Глава 8. Знакомство с Алхимиком

Николай очнулся перед экраном своего ноутбука.

Морок не прошёл бесследно. Измучивший его кошмар, полный ожидания неминуемой смерти, настолько глубоко овладел им, что, потрясённый, он долго не мог прийти в себя. Голова кружилась, изображение на экране плыло перед его глазами. Он никак не мог сфокусироваться, ещё не веря, что это, что он только что с такой поразительной ясностью пережил — всего лишь сон, только лишь кошмар, иллюзия.

Наконец обрывки ужаса постепенно оставили его, вместе с ними куда-то растворился и экран монитора, и Николай снова очутился в старом кресле перед потускневшим от времени зеркалом, на котором плясали, словно играя в неведомую игру, неверные блики свечей.

Николай оглянулся и тут же встретился взглядом с незнакомцем из своего сна. Тем, что появился в самом конце, и благодаря которому пердунер смог спастись от впадения в полное небытиё на дне могилы невостребованных прахов. Незнакомец сидел в кресле, положив перед собой на стол маленький налодоник. Он, улыбнувшись Николаю, взглянул на экран и сказал:

— Однако какая шельма, этот пердунер! Надо же выскользнул в самый последний момент.

— Выскользнул? Кто? Как? Что это значит? — пролепетал в ответ, ещё не пришедший в себя до конца, Николай.

— Как кто? Разве Вы только что не пережили его историю? Ему удалось остаться живым, сохранить свой разум.

— Остаться живым? Сохранить свой разум? А разве он умер? — как эхо отозвался Николай.

— Умер? — незнакомец саркастически улыбнулся. — Как же он умер, если он по-прежнему, если так можно выразиться, мыслит. Я мыслю — значит, я существую. Не так ли? Нет, он в отличие от большинства несчастных, каким-то чудом смог использовать свой последний шанс, и остался навсегда существовать в качестве сетевого фантома. Ну, стал чем-то вроде барабашки. Знаете, есть такие приведения, они стучат, стучат ... никак не могут остановиться. Вот и он как бы стучит по клавишам, конечно метафорически. Где-то в процессоре возникла комбинация замыканий, запечатлевшая его сознание, а верней набор стандартных синтаксических конструкций, это записалось в памяти, потом продублировалось на жёсткие диски, и теперь он будет бесконечно копировать и воспроизводить себя, попутно обновляя свой блог.

— То есть он продолжил свою жизнь в виде программы?

— Ну да, можно и так сказать. Ну а какое ещё может быть бессмертие для программиста? Куда же ещё ему вкладывать свою душу? — незнакомец, усмехнувшись, как-то пристально посмотрел на Николая, именно туда, где, как он почувствовал, всё ещё лежала во внутреннем кармане плаща, его последняя бомба.

Николай невольно поёжился под этим пронзающим взглядом, но всё же решился задать вопрос:

— Но ведь он же, верней она, умела. Получается, душа не бессмертна? После смерти душа может умереть?

— Вы знаете, я не пользуюсь эпитетом душа. Мне больше нравиться сознание. Сознание может умереть, а может — и нет. Оно живёт дольше тела. И то, как сознание распорядиться своей судьбой после освобождения, зависит только от неё.

— После освобождения от тела? — уточнил Николай.

— Ну, как бы это правильней выразить? Вот смотрите, Вы допускаете, что сознание может существовать без тела?

— Да — промолвил Николай, ещё раз вспомнив злоключения пердунерки.

— Но тогда возникает вопрос: если сознание может существовать без материальной составляющей, то, что тогда такое материя?

Николай лишь недоумённо пожал плечами.

Незнакомец подождал некоторое время, но так как ответа не было, продолжил:

— Ответ только может один — материальный мир это лишь ограничения, наложенные на свободу сознания. Иными словами, это иллюзии, навязанные сознанию, чтобы оно могло себя осознать. Понимаете, чтобы сознание существовало оно должно что-то осознавать помимо себя. Но что оно может осознавать, если ничего нет кроме него самого? Только себя. Вспомните, как спасся пердунерка — он нашёл нечто созданное им, свой блог. Теперь он будет вечно и дальше осознавать самого себя, бесконечно компилируя однообразные тексты. То есть он осознаёт себя через осознание сотворённого им блога. Но, как сознание могло, что-либо создать, если бы изначально не было бы ничего кроме него самого?

— Я не очень понимаю — только и мог вымолвить Николай.

— Ну, смотрите, представьте этот круг весь мир. — Незнакомец провёл пальцем по поверхности пыльного стола. — Если этот круг, всё что есть в мироздании, то он не будет двигаться и развиваться. Ему просто некуда двигаться. Он застыл. А вот если, мы выделим часть из него. Ну, вот начертим в нём маленький кружок. Смотрите, он может двигаться куда угодно. Начертим стрелки, туда, сюда ... Более того он может расширяться, а расширяясь познавать.

— И всё ж таки, где же тут материя?

— Помните, я сказал — материя, это ограничения, наложенные на сознание. Нарисуем рядом с маленьким кругом ещё несколько. Посмотрите, теперь, если они захотят двигаться, они будут вынуждены сталкиваться, толкаться, бороться ...

Видите как просто? Если бы не было ограничений, то маленький шарик мгновенно заполнил собой всё пространство большого, и всё бы остановилось, а так жизнь кипит — незнакомец саркастически ухмыльнулся.

— По вашей схеме, получается, что наши сознания разные части чего-то большего. Тогда при чём тут иллюзии? — Николай пытался хоть что-то возразить, чтобы не потерять нить этого заумного разговора.

— Различая в наших сознаниях, вызваны навязанным нам внешними ограничениями, и сделано это для того, чтобы наши сознания могли что-то осознавать. Иными словами, этот круг, очертивший и выделивший Вас из большего, замкнувший в себе, и тем ограничивший Вас и вашу свободу, и есть иллюзия, обман. Благодаря ей, Вам, и всем остальным, кажется, что Вы принципиально различны, отчуждены как друг от друга, так и от мироздания. Но, это можно преодолеть. Более того, наша цель чтобы сознания слились, если и все не воедино, то хотя бы в несколько кластеров.

— Как и зачем? — Николай пожал плечами в недоумении.

— Пожалуй, отвечу сначала зачем. Сознание должно преодолеть иллюзию, мнимую как материя, для того чтобы продолжить своё существование. Иначе, оно погаснет. Если оно не поймёт, что сможет существовать в иной форме, преодолев навязанные ей ограничения, то ... вспомните пердунерку. Её сознание было обречено, пока оно цеплялась за остатки своего материального тела. Не появись я, и не продемонстрируй ей возможность покинуть свои остатки и существовать вне их, оно погасло бы, навсегда.

— А зачем Вы это сделали? — спросил потрясённый Николай.

— Потому что я являюсь, что-то вроде хранителя, этого места, и я хочу Вам помочь, так же как я помог пердунерке.

— А зачем Вам это нужно?

— Потому что я люблю вас, так же как пердунерку, так же как всех остальных, и мне не хотелось бы, чтобы ваши сознания пропали без следа. Это раз. И, видите ли, ничто не проходит бесследно. Если Ваше сознание не останется существовать здесь, существовать вечно, найдя вариант своего бессмертия, то оно питает нашего врага, стремящегося уничтожить наш мир. Это два.

— Какого врага?

— Помните тьму и холод, пытающиеся высосать пердунерку? Это и есть наш враг. Вернее его дыхание.

— А что добивается он?

— Уничтожить вечность, само мироздание, нас, всех нас, нашу надежду сохранить себя, наш разум... Неужели не понятно?

Когда незнакомец говорил это, Николаю показалось, что на мгновение его взгляд погас и стал менее гипнотизирующим и властным.

— Но зачем?

— Потому что он безжалостный тиран. Он не хочет, чтобы мы вышли из под его власти. Он снова и снова жаждет насиловать и играться с нами, бросая в бесконечный хаос всё новых и новых чудовищных иллюзий. Вот посмотрите — вот большой круг, его можно заполнить несколькими маленькими кругами. Каждый из них будет меньше большого, но все вместе они полностью заполняют его. Их совокупность обеспечат стабильность, порядок, предсказуемость мира. Варианты иллюзий в этом случае ограничены. А вот что хочет он.

Незнакомец начал заштриховывать внутренность круга, покрыв его мелкой сеткой.

— Смотрите, видите сколько снов? Видите как они мелки? Как ограничены. Как трудно их классифицировать, собрать вместе, выстроить, дать каждой оценку, понять. Никакого порядка! А какой накал борьбы между ними! Непредсказуемые союзы, бесконечное создание новых и крах старых коалиций. Хаос! Война всех против всех. А главное это дробление может продолжаться бесконечно, понимаете бесконечно! Сумасшествие, бесконечное рождение всё новых и новых иллюзий.

Незнакомец наносил всё более и более мелкую сетку.

— И, в конце концов, получится вот что — Незнакомец показал, что сетка стала настолько мелкой, что круг был полностью очищен от пыли.

— И то это значит?

— А это значит конец. Дробление дошло до столь малого, всё, настолько анатомировалось, что в буквальном смысле уничтожено. Конец. Взрыв.

— Взрыв! — Николай вздрогнул, его забила дрожь.

— Взрыв — ответил, пристально глядя в глаза Николаю, незнакомец. — Наш враг зовётся Взрыв. Открою Вам тайну мироздания. Идёт вечная борьба между нами и им. Взрыв взрывает мироздание, погружая его в хаос уничтожения, но он не в силах его удержать. Сожжённая его огнём разорванная вселенная со временем начинает остывать, и в ней возникает порядок. Для Взрыва это начало смерти, для нас — шанс на продолжение жизнь. Наша задача не дать ему взорвать нас снова.

— Но я не понимаю, при чём тут моё сознание, или сознание пердунерки? Как они могут повлиять на взрыв? — стонал Николай.

— Всё очень просто. Если материя иллюзорна, то, что такое наша жизнь — поток иллюзий, снов. Значит, состояние взрыва отличается от состояния порядка только количеством иллюзий. При порядке существует ограниченный набор снов (помните, несколько кругов внутри большего круга) при взрыве же возникает их неограниченное множество, которое и разрывает мироздание, погружая его в буквальном смысле в сумасшествие. Вот смотрите — вот начерченный на столе большой круг, а что за его пределами? Там хаос. Там бесчисленное количество вариантов иллюзий, беспорядочное сумасшествие всё новых и новых снов. Что создаёт этот большой круг? То, что сознания заключённые в нём имеют одну, общую для всех иллюзию, один сон. На самом деле один сон на всех практически не возможен, получается некий набор, более иле менее, родственных и близких иллюзий, то, что я называю — кластером. Вот совокупность этих кластеров, выделенная из безумия хаоса взрыва, и создаёт мироздание, нашу вселенную, как, более-менее, единую для всех, спасшихся в ней сознаний, иллюзию. Общий для всех нас сон.

— Но как возникает эта общая иллюзия, или сон? — зачарованно вымолвил Николай.

— В момент освобождения от материи сознанию даётся возможность, или присоединиться к одному из наших кластеров, или оно погибает, питая собой нашего врага. Борьба между нами и им и порождает, то, что Вы обычно называете смертью. Пока он существует, та часть мироздания, которую мы у него отвоевали, (верней отстроили на пепелище) не может быть до конца стабильна. Помните, я Вам говорил — материя это ограничения, наложенные на свободу сознания. Пока рядом с нами, существуют он, наш враг, мир созданный нами, не полон, а, значит, уязвим. Нам приходится идти с ним на компромисс, допуская смерть, как обрыв навеянных нами снов, и предоставлять ему возможность поглотить освобождённые от иллюзии сознания.

— А что будет, если он поглотит моё сознание?

— Как что? Вы же это уже ощутили. Холод, мрак, тьма, безнадёжность ... А, главное, Вы перестанете существовать, как нечто уникальное. Забудете себя. И у Вас не будет право выбора, который предоставляем мы.

— Право выбора? Выбора чего?

— Формы существования. Право на выбор сна. Если Вы хотите сохранить своё уникальное сознание, то оно должно присоединиться к одному из наших кластеров...

— Загробного существования — с какой-то безнадёжной тоской продолжил фразу Николай.

— Да, обычно это так называется там, откуда Вы пришли — усмехнувшись, ответил незнакомец.

— Значит, я умер — похоже, только сейчас Николай до конца осознал это.

— Я называю это — пробудился — незнакомец улыбнулся в ответ. — Ведь в выборе тех иллюзий, которые Вы воспринимали как жизнь, Вы были не властны. А теперь у Вас будет выбор. Сохранить себя в том или ином сне, или перестать существовать. И поверьте, Я могу Вам предложить воистину чудесные варианты вашего нового существования.

— А, Вы Архангел Михаил с ключами от рая? А где же крылья и меч? — Николай пытался шутить, чтоб хоть как-то преодолеть чувство охватившей его безнадёжности.

— Нет, я Алхимик. Зовите меня — господин хозяин снов — очень серьёзно ответил незнакомец. — Но если Вам не терпится встретиться с этой иллюзией, то нет проблем, обеспечим — Алхимик развеселился.

— А всё же почему Вы так стараетесь?

— Но это же, теперь, после стольких объяснений, должно быть совершенно понятно. Чем больше сознаний остаётся у нас (заметьте в результате своего свободного выбора) тем слабее становиться потенциал взрыва. Контроль над совокупностью иллюзий, которые вы ощущали как — мир живых, происходит здесь, в пространстве, которое Вы, оттуда, называли — миром загробным. Лишь здесь, сознание, если ему повезёт, может окончательно спастись от безжалостной тирании Взрыва, оставшись собой, сохранив свою уникальность, влившись в один из наших кластеров, и тем, укрепить наш мир, ослабив власть тирана.

— И что для этого нужно сделать?

— Всего лишь найти и выбрать сон. Слиться с иллюзией. Той, что Вам будет ближе и понятней. Найти то, что будет Ваше.

 

Глава 9. История одного погрома

— Итак, Вы готовы попробовать? — спросил алхимик, пристально взглянув в глаза Николаю.

— Попробовать... это как ... — Николай медлил с ответом.

— Ну, это просто. Вы же уже немного знакомы с содержимым нашего храма. Вы же видели суккубов и инкубов?

— Это кто такие? — ответил Николай как-то испугано.

Его опять начинала пробивать нервная дрожь.

— Для того чтобы получить контроль над сном, надо выделить порождающие его элементы — инкуба и суккуба. Инкуб живёт в банке, суккуб в виде деревянной куклы. Носители, из которых мы их выделили, остаются вечно живыми, в нашем храме. Они только почти не двигаются. Но и зачем им это? Им и так хорошо. Не каждому же дано запечатлеть себя в чём-то идеальном — алхимик подошёл к скульптурной группе «Залеских козлов» и с улыбкой посмотрел на долговязого бородатого солиста шоу, усердно заламывающего, беззвучно вопящего, несчастного мальчика Диму.

— Но, банки, я ... это получилось случайно. Я не хотел....- смущённо попытался оправдаться Николай.

— Да что Вы? Это было в уже прошедшем сне. Смотрите — усмехнулся Алхимик.

Николай увидел, как на спиральном серпантине, вдоль которого сидели, те, которых он раньше посчитал за восковые изваяния, пошло какое-то движение. Скоро он разглядел — это инкубы катили перед собой банки с суккубами. Каждый инкуб подкатывал банку к подножию своего истукана, ставил её вертикально и забирался на крышку.

— Должен Вам объяснить, что, присоединяясь к тому или иному сну здесь, вы укрепляете тех, кто остаётся там. Ведь Вы, так же как и они, будите находиться в одном кластере общей для вас всех иллюзии. Только Вы, здесь, можете остаться в ней навечно, а им, там, ещё предстоит смерть и окончательный выбор. Так что отсюда, из, так называемого, загробного мира, Вы можете продолжить свою борьбу, которую готовились начать там, в мире живых — в словах Алхимика сквозил не прикрытый сарказм.

Николай поёжился от этих слов. Следуя за Алхимиком вдоль ряда истуканов, банок с уродцами и буратин, Николай спросил:

— И что надо сделать, чтобы выбрать сон?

— Сон сам выберет Вас. Просто смотрите на банки, и если иллюзия будет Вам близка, Вы погрузитесь в неё.

— А смогу ли я выйти, если мне не понравиться?

— Конечно, ведь Вы же свободны. В отличие от тирании Взрыва, мы соблазняем, а не насилуем — Алхимик как-то двусмысленно улыбнулся, указав на оказавшегося перед ними Мить Митича:

— А ведь всё, когда-то, началось с него.

Николай глянул на невероятно распухшего, потерявшего казалось последние остатки человеческого облика, державного патриота. Его взгляд опустился вниз, проскользнул по бочке, с истёртым хозяйственным штампом на боку, быстро миновал деревянную куклу, и остановился на булькающим в банке уродце, удивительно похожим на гигантский пупырчатый огурец.

Огромные, фосфатные, какие-то все невероятно кривые огурцы вперемежку с напоминающими водоросли укропными стеблями киснущие в трёхлитровых банках — было единственное из еды оставшееся в пустом магазине. Всюду, куда бы не ложился взгляд, были видны лишь бесконечные ряды запылённых пузатых склянок, внутри которых, казалось, затаились какие-то совершенно чудовищные мутанты. Да, в продуктовом отделе, в отличие от винного, где только-только подошло время отпуска продукта, и потому слышался шум настоящей битвы, делать было нечего.

Вздохнув, Николай отвернулся от нагонявших депрессию и тоску уродливых банок и вышел из полутёмного помещения.

Был самый разгар весеннего дня, и самый разгар перестройки, апогей, за которым всегда неизбежно следует быстрый закат.

Николай, прищурился, глядя на солнце, вскипающее на куполах Елоховки. Его захлестнуло пьянящее чувство уверенности, что всё ещё впереди, что всё обязательно, вот-вот, измениться и придёт новое, лучшие. Наверное, то сводящее с ума настроение, разлитое в звенящем, казалось наполненном светом, воздухе, можно охарактеризовать как надежду и свободу. Надежду на лучшее будущее и свободу от навсегда уходящего, на глазах истлевающего, прошлого.

По улицам на которых было так мало машин, что они казались совершенно пустыми, к храму спешило множество людей, пусть скромно одетых, но зато с лицами, не омрачёнными тенью заботы о завтрашнем дне, которая незаметно пригибает голову долу. Нет, все они невольно смотрели вперёд и вверх, куда-то за горизонт, туда, откуда только и приходит свобода. Они о чём-то говорили, спорили. Было видно — всех их объединяет надежда, и что они, так же как и он, опьянены предчувствием скорых перемен, и радуются, предвкушая, неизбежное, так долго ожидаемое и чаемое всеобщее обновление.

Николай влился в этот поток (как он горько осознавал, полный скорбным знанием того, чем всё это кончится) пока таких счастливых людей. Они шли к храму. У его ограды как растревоженный улей роилась беспорядочная толпа. То там, то здесь возникали импровизированные кружки. Кого-то в них слушали, о чём-то в них спорили, ругались а, главное, все пытались понять и предугадать, каким будет это незнакомое, скорое и неизбежное в своей неотвратимости грядущее.

Проходя вдоль ограды, Николай заметил парочку будущих залесских козлов. Они стояли в группе из пяти — шести сподвижников, держа в руках самодельные иконки ещё не канонизированного Николая II, и старательно выводили ноты жалостливых псалмов, собирая подаяния на «канонизацию царя от жидов умученного». Делали они это очень серьёзно, со всем усердием, особенно старался, встав даже на цыпочки от рвения, какой-то, непонятно как затесавшийся в эту компанию, мелкий цыганенок. Сразу было видно, в отличие от остальных, только пытающихся предугадать, что же их ждёт впереди, эти своё уже нашли, уже работают, уже в деле, устроились.

— А ты что тут шляешься, жидёнок. Тебя как зовут? — на Николая дыхнул перегаром, какой-то мужичок, с железным значком на лацкане и с нарукавной повязкой, в державных цветах, с надписью — «опричник».

Николай, было, хотел развернуться и ответит, как следует, но тут он с ужасом, переходящим в отвращение, услышал, как он помимо своей воли, жалобно заблеял:

— Меня Саша зовут. Вы ничего такого не подумайте — я крещённый.

Николай, словно завертевшись в вихре сумасшествия, стремительно становился этим самым Сашей, неудержимо погружаясь в омут его сознания, забывая себя.

— Жидок крещённый, что вор прощённый — скрипел опричник, стараясь сделать страшную рожу.

— Да ладно, отстань — к нему подошёл некто огромный и толстый, заслонив собой хлипкого пьяненького опричника

Саша сразу понял — пронесло. Громила был огромен, бородат и широкоморд и увешен каким-то невероятным количеством крестов и иконок, но его голос совершенно не соответствовал его облику. Это был фальшивый голос наигранной добродетели внутренне очень неуверенного в себе человека.

— Православный, говоришь? Тогда вот — покупай газету «Опричина», все три номера. Там про ритуальные убийства, употребление крови христьянских младенцев, про то, как жиды православных мучают и вообще много ещё есть интересного и для православного человека полезного и необходимого.

— Конечно, конечно, я и сам хотел газетку купить — залепетал Саша, в смущении неловко доставая из кармана вместе с россыпью мелочи несколько измятых рублей.

Толстый громила бесцеремонно заграбастал все деньги из Сашиной ладони, и деловито отсчитал ему с десяток газетёнок, размером чуть ли не в половину машинописного листа. Потом подумал и половину из ранее выданных Саше экземпляров забрал обратно.

— А сдача? — пролепетал несчастный Саша.

— Сдачи нет. Пойдёт на пожертвования. На царя мученика пойдёт. Согласен? — он, грозно насупившись, надвинулся всей своей массой на Сашу.

— Конечно, конечно — лепетал Саша, понимая, что, похоже, сегодня по дороге назад, ему придётся обойтись без любимого мороженого.

— А ты вот что сделай — распродай-ка их по гривеннику. На той стороне пока наших нет, дай Бог возьмут газету православные — широко перекрестившись в полупоклоне, наставлял Сашу довольный громила.

— Хорошо, попробую — залепетал Саша, думая только об одном, как бы поскорее отсюда выбраться.

— Если товар пойдёт, скажи. Я тебе ещё партию продам по дешёвке, для распространения ... — послышалось за спиной.

Пока Саша пробирался через толпу, его охватило неприятное беспокойство. Кругом были разговоры, казалось, только о том — что пора бы жидам за всё ответить:

— Если всю жидовню из квартир выселить, то квартирного вопроса не будет!

— До чего жиды дошли, родственника хоронил, а на кладбище рядом могила — Розенталя. Это как же можно православному на одном кладбище с пархатыми лежать?

— За всё-ё-ё-ёёёёёё, за всё-ё-ё-ё-ёёёёё... отве-е-е-е-е-е-етят ... — казалось, доносился до впечатлительного Саши со всех сторон, не то гул колоколов, не то стон, не то гром приближающегося шторма.

— А ты что тут, жидёнок, делаешь? — перед ним нарисовалась парочка бойких тёток, сразу видно успевших до пенсии, пройти долгий путь от комсольских до профсоюзных активисток.

Саша машинально, в испуге, вытянул вперёд тонкую пачку газет.

— А, это наш, из опричины. По чём? — заулыбались тётки.

— По гривеннику.

— Чё так дорого? Ты что — жид? Вчера же было по пятнашке

— Старший велел — скорбно пролепетал Саша.

— Совсем Славка озверел. Милостыни что ли не хватает? С николашкиной иконкой все же дни стоят напролёт, и всё им мало, уже по гривеннику гонят, совсем креста нет ... — заголосили тётки, стремительно утекая прочь.

Теперь Саша держал газетки впереди себя как щит, буквально тыча ими в лица прохожих, и, что есть силы, крича, срывая уже и так осипшее горло, и с ужасом понимая, что он жутко, с каждым разом всё больше и больше картавит:

— ОпГ’ичина! ОпГ’ичина! Возьмите «опГ’ичину», пГ’авославные!

Почему-то все от него шарахались, иногда крестясь.

Выбравшись из толпы, Саша сел в скверике отдышаться. Мысли в голову лезли нехорошие — А что если правда — с жидами поквитаются? За революцию, террор, коллективизацию, расказачивание... Да мало ли ещё за что?

Саша прижал к себе тонкую пачку газетёнок и подумал, что, пожалуй, в случае настоящего погрома, они вряд ли спасут. Надо было придумать какие-то более радикальные меры самозащиты.

— Надо самому в погромщики вступить! — осенило вдруг Сашу, как будто что-то лопнуло в голове, и он стал лихорадочно действовать.

Первым делом, он с невероятным трудом выменял у околоцерковного лотошника оставшиеся газеты на самый дешёвый, гнутый и ржавый нательный крестик. Недолго думая, надел его и направился в штаб самых грозных на тот момент погромщиков — к знаменитому, наводившему ужас на всю демократическую общественность, Мить Митичу.

В огромной штаб-квартире Мить Митича, как и полагается в логове погромщиков, народу было много — стояла целая очередь западных корреспондентов, желающих взять интервью у будущего русского тирана, обещающим выйти масштабом никак не меньшим чем Иван Грозный.

— Тебе чего? — грубо спросил Сашу одетый во всё чёрное, весь в железных крестах, адъютант.

— Не могу больше терпеть жидовского ига. Сил уже нету. Совсем. Хочу присоединиться. Готов на погром. Я православный, крест ношу ... рука не дрогнет...кровь христьянских младенцев ... как пепел Клааса ... — Саша, впав в какое-то лихорадочное умопомрачение и трясясь от дикого страха, понёс какую-то совершенно нелепую околесицу, путая, наскоро заученные цитаты из «опричены» и домашнего задания по литературе.

Адъютант смерил его каким-то странным взглядом и коротко бросил:

— Подожди здесь.

Саша буквально упал без сил на чудом оказавшимся рядом свободный стул. Прислонившись головой в полуобморочном состоянии к косяку двери, он еле слышал разговор адъютанта с кем-то ещё в соседней комнате.

— Тут, это, ещё один пришёл, полоумный. Аж, трясётся от возбуждения.

— Так дай пендаля, пусть катится вон.

— Так он это, носатенький, чернявый. То, что надо. Из тех, что шеф любит.

— Ну, так пусть сидит. Зреет.

После чего раздался какой-то нехороший хохоток.

Наконец, ближе к ночи корреспонденты и другие посетители разошлись. Открылась дверь, и адъютант позвал Сашу:

— Эй, чудик, подь сюда.

Еле встав, на ватных ногах, Саша, с бешено колотящимся сердцем, вошёл в апартаменты. Там за столом уставленной водочными бутылками и пузатыми банками с огромными огурцами сидел сам Мить Митичь.

Адъютант подтолкнул, было совсем уж обмершего, Сашу, и он плюхнулся на диван прямо рядом с главным, тогда ещё советским, погромщиком.

— Ты православный? — Мить Митичь сверкнул на Сашу сумрачным взглядом из под нахмуренных бровей.

— Конечно, крещён.

— Надо проверить — есть ли крест?

Мить Митичь сноровисто залез обеими своими длиннющими клешнями под Сашину рубашку, и долго, сосредоточено сопя от усердия, его щупал, облапив всю Сашину грудь и спину, пока искал крест.

— А чё ето он такой старый, ржавый? — искренне удивился страшный погромщик.

— А это от моего прадеда, белого казака осталось. Выкопали из могилы, где он лежал жидовнёй расстрелянный. Единственная память осталась — у Саши даже слёзы выступили на глазах, от понимания — какую чудовищную чушь он несёт.

— Что я делаю! Да что же это я делаю! Ведь такая чушь, такая чушь. Сейчас же раскроют — пульсировало у Саши в голове с такой силой, что, казалось, ещё чуть-чуть и инсульт.

— Значит ты казак. Это хорошо. Ну, казак, выпей чарку — Мить Митичь поднес ему стакан.

— Я не пью — пролепетал Саша.

— Выпей, выпей, говорю тебе, выпей! Я тебя заставлю, салага, выпить, Дурашка, тебе потом хорошо будет ... — ревел явно неадекватный Мить Митичь, размахивая бутылкой. — Выпей, выпей, салага. Тебе потом хорошо будет. Выпей. Если погром хочешь — то пей!

Грозно рычащий Мить Митич, надвинувшись всей своей громадой на щуплого мальчугана, обдал его волной своего резкого запаха. На Сашу накатилась липкая волна, в которой слилось и тончайшее амбре давно нестиранных носков, и обкаканных и обмоченных подштанников, и прогорклого давно не смываемого пота, и отрыжки, и водки, и тухлых шпрот, и ещё чего-то кислого, и ещё чего-то медицинского ... и ещё, и ещё что-то ... чего Саша, по молодости, ещё не мог идентифицировать.

Саша, погрузившись в эту беспросветную вонь, вдруг в охватившем его отчаянье, невероятно остро, всем своим существом, ясно и отчётливо понял — лучше погром, чем ЭТО. Он резко, с невиданной прытью дёрнулся, было, бежать, но в его спину и плечи упёрлись руки вовремя подоспевших адъютантов.

Его крепко схватили. Он вырывался, кричал: что он еврей, что он не крещённый, что он не хочет больше на погром ...

— Дяденьки, простите, я больше не буду, а-а-а-а-а-а-аааааааааа!

Всё было тщетно. Это только раззадоривало злодеев. Погромщики отработанными приёмами заломили его, зафиксировали голову, потом зажали нос, и, наконец, вставили в, жадно ловящий воздух, рот горлышко бутылки.

В Сашу полилась, сжигая всё внутри, огненная вода. Он думал что задохнется, зашёлся в кашле, плевался и фыркал. Но свирепые черносотенцы лили и лили в него водку, пока, наконец, какая-то тёплая волна, разлившаяся по нему, не притупила боль и другие чувства, и он обмяк.

Тогда его отпустили. Теперь он сидел смирно, как в тумане глядя на Мить Митича. Вонь от него теперь была не столь ужасна. Это уже была даже и вонь уже, а так ... запашок. Мить Митичь вылавливал из банки жуткого вида, явно мутагенные, огурцы, и сосредоточено их пожирал, по ходу поучая Сашу:

— Ну, ведь хорошо? Хорошо. Правильно пошло. Хочешь погром — надо. Без этого погром не пойдёт. Учись. Меня слушать надо. Вот ты у нас казак, а я знаешь кто? Не знаешь. Никто не знает. А вот они — Мить Митьчь показал огурцом наверх — знают. Там знают. Потому без меня никак. Я знаешь кто?

Мить Митьчь придвинулся к Саше, требовательно смотря прямо ему в глаза.

— Нет — пролепетал закосевший Саша.

Мить Миттчь замолчал. Выпил стакан водки. Закусил огурцом. Рыгнул, крякнул, и торжественно глядя на оробевшего Сашу, торжественно изрёк:

— Я прямой потомок и наследник Романовых. Тайна рождения. Императрица в страхе расправы скрывала факт поздней беременности. Был вынесен месье Жераром. Передан татарину Сабитову. Знали лишь святые старцы. Они сохранили тайну до срока. Сроки вышли, время пришло...

Мить Митьчь налил стакан и протянул Саше:

— За императора!

Саша взял стакан и, сам удивился, как выпил. Всё закружилось, в глазах потемнело, но как-то он выплыл, и увидел, сквозь обрывки тумана, как Мить Митичь суёт ему в рот огромный, в желтоватых пропалинах, гигантский пупырчатый огурец.

— Жри, сука — почему-то свирепо рычал прямой потомок императора, дрожа от непонятного возбуждения и вылупив, казалось, готовые лопнуть налитые кровью глаза.

Испуганный такой экспрессией, Саша не стал перечить, и покорно открыл свой маленький ротик. Мить Митичь, не теряя ни секунды, сразу же быстро и сноровисто всадил гигантский овощ, размером, наверное, с полукилограммовый баклажан, по самые Сашины гланды. И Саше, выпучив обильно слезящиеся глаза, ничего не осталось, как, задыхаясь, давясь слюной, медленно и усердно его сгрызать, порождая в процессе, как ему казалось, оглушительный хруст.

— Ну и славно! Дело будет, будет дело ...то, что надо ...быстро приучим ...парнишка что надо ... природа! — удовлетворённо, как то по кошачьи заурчал, отчего-то сразу повеселевший, Мить Митичь, и пустился в новые откровения.

— Ты выпил за императора, а какого? — спросил он, хитро прищурившись.

— За Вас — нашёлся Саша.

— Правильно! Открою тайну — я уже помазан на царство. Таинство произошло с соблюдением всех формальностей. В Успенском соборе, в присутствие патриарха. Члены всех королевских домов Европы прибыли инкогнито. Сей факт пока скрываем, до срока. Пока я император-инкогнито. Но ... можно ли тебе доверять?

Саша сидел молча, с испугом смотря на Мить Миттича, даже в алкогольном опьянении понимая, что в любой момент этот сумасшедший погромщик может выкинуть всё что угодно.

Мить Митичь нахмурился и грозно посмотрел на Сашу:

— Ты зачем пришёл?

— За Россию пострадать готов. За империю, за императора ... готов ... не жалеть живота своего — сбивчего залепетал пьяный мальчик.

— Грех. На всех вас грех лежит Грех передо мной. Неподъёмный грех, неискупный. Предали отца и мать мою, императоров, смерти предали. Грех, грех... как искупите? Каким страданием, каким подвигом? Готов искупить? Ты готов искупить свой грех передо мной? Мукою искупить? — невероятно раскрасневшейся Мить Митичь вплотную придвинулся к вконец оробевшему Саше.

— Г-г-г-гот-т-т-тов-в — у Саши зуб не попадал на зуб.

И тут огромная красная горячая масса Мить Митича, как-то неожиданно резво, с места, без всякого разгона и подготовки, словно гигантская жаба, подпрыгнув, с оглушительным липким чпоком накрыла Сашу. Саша чего-то кричал, дёргался, но ничего не мог поделать с навалившейся на него и расплющившей его неподъёмной тяжестью. Но мало того, что натужено сопящий Мить Митичь лежал на щуплом Саше, он ещё и совершал какие-то возвратно-поступательные движения вверх-вниз своим необъятным пузом, окончательно прессуя несчастного юношу.

Сознание быстро оставило страдальца. Когда же он, каким то чудом, на мгновение очнулся, то увидел, что шустрые адъютанты сноровисто его раздевают, грубо срывая рвущуюся по швам одежду, и переворачивают на живот, а тяжело дышащий Мить Митичь стоит рядом уже полностью голый. Не успел он сообразить, что происходит, как он оказался снова безжалостно вдавленным огромной тушей в пыльную обивку старого дивана.

Окончательно он очнулся только под утро. Сквозь пыльные шторы пробивался свет нового дня. Он был голый, весь в синяках, голова раскалывалась, всё тело жутко болело, особенно невыносимо в области...

Одежды не было. Завернувшись в одеяло, Саша сел на кровать, поджал под себя ноги и заплакал. Он понял, что свершилось то, чего он так боялся — он таки попал под погром! Над ним надругались, обесчестили, насмеялись ... И кто знает, что ждёт его впереди? Может даже холокост! С этих черносотенцев станется, ведь он полностью в их власти.

Дверь открылась. Адъютант принёс одежду. Это была не его одежда. Это был какой-то чёрный мундир. Саша, хлюпая носом, оделся. Через некоторое время дверь снова открылась.

— Пойдём — раздался властный приказ.

Сашу привели в большую комнату. Вдоль стен по стойке смирно стояли одетые в чёрные мундиры молодцы. В кресле, под имперским стягом, монументально восседал сам Мить Митичь. Замершего от страха, Сашу поставили посреди комнаты прямо перед ним. Несколько молодцов забили в барабаны. Когда барабанная дробь кончилась, стоящий рядом с Мить Митичем адъютант, под писклявые звуки «Боже Царя храни» из антикварного патефона, зачитал указ о зачисление Саши в отряд адъютантов и награждение его крестом за заслуги перед Империей первой степени.

Потом смущенному Саше выдали, поднеся на бархатной подушке, золотые погоны и огромный латунный орден. Ему все по очереди отдавали честь и жали руки, обнимали и целовали. Последним подошёл Мить Митичь, облобызал, и сказал:

— Пойдём, надо тебя представить — и показал пальцем наверх.

Робея, Саша пошёл за своим императором по длинному коридору совсем недавно бывшей коммуналки, и потому ещё сохранившей специфический запах коллективного жилища. Зашли в комнату, там за столом с бутылкой коньяка, сидел какой-то солидный пожилой мужчина с пронзительным, но очень усталым, взглядом.

— Вот, Пал Палычь, пополнение — как-то с придыханием, невольно поклонившись, представил Сашу император-инкогнито.

— А, ну садись, погромщик — улыбнулся Пал Палычь, указав Саше на стоящий рядом с ним стул.

Саша скромно сел на самый краешек, всем видом показывая воспитанность и честную скромность. Император остался стоять у дверей.

— Что, Саша, погромов испугался? — насмешливо спросил Пал Палычь, наливая и потягивая коньячок, из почти уже пустой бутылки.

Саша смутился, покраснел и опустил глаза долу.

— Да, ладно, чего робеешь? Если кто из ваших в черносотенцы прёт, то значит — страх погрома окончательно мозги выжег. Дело то ясное, типическое. Что же это вы все так погромов то боитесь? Прям за вашу психику страшно, того глядишь, все с ума слетите. Неужто совсем нас списали? Да разве мы позволим, дурашки — рассмеялся Пал Палычь.

Император-инкогнито вежливо и подобострастно подхихикнул у дверей.

— Ну, что вьюношь, отпогромили тебя, гляжу, по полной программе, раз орден за заслуги первой степени пожаловали — продолжал весело и задорно Пал Палычь.

Саша ещё ниже опустил голову и невольно обижено засопел.

— Этот изверг ещё тот зверь. Маньяк просто. Эй, ты, что совсем меру потерял? Второй погром уже за неделю! Статью ещё никто не отменял — притворно показывая недовольство, прикрикнул Пал Палычь на заробевшего императора.

— Пал Палычь, да как же можно! Любя, любя... токмо ради торжественности момента ...во искупления греха цареубийства ... — залепетал какой-то бред совсем, уж было, стушевавшейся Мить Митичь.

— Ну да ладно. Что поделать. Каждому через свой погром пройти надо. Ну, теперь всё, всё, парень. Считай ты у бога за пазухой. Теперь тебе бояться нечего. Ты, Саша, правильно пришёл. Такие как ты — здесь нужны. Что эти братья славяне? Они же в большинстве идейные, поймут, что к чему, и ... поминай, как звали. Мы для них другое придумаем — надуем какого-нибудь ефрейтора потупей, и будут они у него на плацу до посинения маршировать и отжиматься, в ожидание приказа в час Х. Хе-хе-хе .... Нет, это не для тебя. Тут люди тонкие, культурные, с изюминкой, интересные. Твои люди. Ты теперь, Саша, здесь надолго. Пойми, навсегда. Куда ты теперь? Всё, выбор сделан. Ты, главное, правильно себя веди, учись, и мы тебе поможем, направим... — Пал Палычь уже достаточно опьянел и говорил с явным трудом.

— Все вы наши. И ты у меня вот здесь. Никуда не денетесь — Пал Палычь, как-то резко напрягшись, сжал кулак и впился пристальным, гипнотическим взглядом в Сашу.

Это был тяжёлый, сильный взгляд. У Саши даже закружилась голова, он мелко задрожал, и невольно опустил глаза. Выдержав длинную паузу, Пал Палыч, вдруг, весь как-то сник, и продолжил, уже еле ворочая языком, словно, на это усилие ушли его последние силы:

— Думаешь, мы только тут? Не-а, и те под нами ...демократы грёбаные ... вчера одного рыжего на рельсы поставил ...далеко пойдёт, если ... любо дорого... сейчас их час ...только там, Саша, конкуренция большая...там такое мочилово будет ...ой ... не все доживут, ох не все ... а здесь ... хорошо будет...денег не много, зато надёжно...сейчас надо осадить ...так решили ...пусть они сначала ...вы пока в резерв ... на время ... потом сгодишься ... помни ...нас держись ...не бросим ...время придёт ....

Путаная, сбивчивая речь постепенно полностью перешла в нервный храп. Жалостливо звякнула, упавшая па пол допитая бутылка. Отяжелевший от коньяка Пал Палычь наконец-то заснул.

Император-инкогнито медленно, стараясь не скрипнуть, приоткрыл дверь и кого-то тихо позвал. Появился молодой человек в кургузом пиджачишке. Саше сразу стало не по себе как только он встретился со взглядом его белесых близко посаженых рыбьих глаз.

— Да, стареют ветераны — с рыбьими глазами тяжело вздохнул, подобострастно, с любовью, глядя на, уже вовсю храпящего, своего учителя-наставника. — Видать скоро наша очередь придёт, родину любить.

После чего дал знак, и несколько черносотенцев чуть ли не на цыпочках вошли и аккуратно, с почестями, старясь не дышать, чтобы ненароком не побеспокоить, тихонько вынесли Пал Палыча из кабинета.

Дальше закрутилось как в калейдоскопе. Одно слово — стал на рельсы, и сразу же в резерв, ждать своего часа. Кооператив «Теремок». Баклажаны, огурцы ... Хозяйственная работа во славу империи. Во искупления греха цареубийства, обязательные регулярные радения в опочивальне императора-инкогнито. Торжественное вручение орденов и присвоение новых званий после ...

Мить Митичь, однако, пух, болел. Ноги сгнили, воняли. Запах стоял просто невыносимый. Не помогали никакие присыпки. Двигаться он уже не мог совсем. Сидел на широкой террасе, пил, ругался и проклинал всех и вся за то, что он их всех на ноги поставил, в дело взял, пристроил, а они ... Бросили его, предали, обманули, ироды. Отвергли тайно законнорожденного, никем так и не признанного, самого настоящего императора.

Постепенно он становился похожим на гигантский раздувшийся гриб, готовый вот-вот лопнуть. Так что Саше, иногда, казалось, что шампиньёны, разводившиеся в хозяйстве, берут начало от выросшей из него гигантской грибницы, пронзившей своими длинными тонкими отростками родную почву на многие километры вокруг. И что усеявшие сырые своды подвалов грибы, на самом деле — проросшие Мить Митичи, и если бы не хозяйственная необходимость их срезать ещё маленькими, то вызрела бы целая популяция прямых потомков — клонов последнего русского императора-инкогнито, способная, разом лопнув, разлететься по весеннему ветру лёгкими спорами (яко дух святой), заполнив собой всё бескрайнее пространство великой России. И тем — победить.

Но главный продукт хозяйства были гигантские огурцы, которые так любил Мить Митичь, и болезненную, необъяснимую с точки зрения гастрономии, страсть к которым, после долгих упражнений, передал своему любимому адъютанту — Саше.

Их консервировали в огромных стеклянных банках, и одной из обязанностей Саши был их тщательный учёт на складе.

Как-то, стоя перед бесконечной стеной из пыльных склянок, и глядя, как за толстыми гнутыми стеклами плавают огромные, фосфатные, какие-то все кривые, в жёлтых пятнах, невероятно уродливые, пупырчатые огурцы вперемежку с напоминающими водоросли укропными стеблями, он вдруг понял, что они удивительно похожи на чудовищных мутантов, которые он разглядывает вместе с Алхимиком в «зале кукол».

 

Глава 10. Урок мужества

Николай выплыл из морока, содрогаясь и ещё не веря до конца, что этот, полный немыслимого унижения и низости, кошмар, наконец-то, закончился.

В порыве гнева он так резко развернулся, что Алхимик быстро отшатнулся от него, и в его властных глазах на мгновение метнулась тень беспокойства.

— Что это значит? Вы что... — Николай, был в таком исступление, что никак не мог сформулировать и выразить, переполнявшие его чувства.

— Зара! — требовательно крикнул Алхимик, и рядом с ним, словно откуда-то из воздуха, соткалась молодая восточная женщина, в лёгком шёлковом одеянии, со свечою в руке.

Выставив вперёд свечу, она сдунула что-то с ладони в сторону Николая. К Николаю устремилось небольшое облачко какого-то легчайшего вещества. Пролетая через пламя свечи, пылинки, запалясь, ярко вспыхнули маленьким разноцветным фейверком. И в то же мгновение Николай успокоился. Только что истерзавший его сон, показался настолько далёким, так давно прошедшим, что он был уже и не уверен — а было ли он.

— Увы, сны сами выбирают Вас. Это дань, которую Вы вынуждены платить, за те иллюзии, в которые Вы были заключены там, откуда Вы пришли. Но со временем предопределённость будет слабеть. С каждым разом, Вы будете всё более и более свободны в своём выборе. Но не сразу. Ещё немного предстоит отработать то, что иногда называют кармой. Каждая медаль имеет оборотную сторону, и если Вы открыли одну сторону карты, то должны увидеть и то, что у неё на обороте. Первые иллюзии, как правило, самые болезненные. Надо увидеть дно в самом начале процесса, чтобы потом начать восхождение к вершине. Не воспринимайте всё это слишком серьёзно, это игра. Я всё объясню, потом. А сейчас ...

Николай уже не слышал его. Его вниманием завладел новый уродец. Безумно вытаращив свои, рвущиеся из орбит, глаза, он в каком-то безумном оскале, взглядом полным отчаянья и боли смотрел сквозь мутное стекло банки, словно только что увидел и понял нечто такое, что пронзило его безнадёжностью, и навсегда запечатало в этот сосуд. Он был, похож, был похож на ...

— Мда-а, растолстел же ты майор. Тюлень, да и только — прервал голос опоздавшего на встречу знакомого увлекательный процесс разглядывания, тем в кого стремительно погружался Николай, в ряби огромной лужи луже своего отражения.

— Ну, привет, писатель — ответил пузатый майор, в которого превратился Николай, протягивая руку. — Сразу пойдём, или?

— Конечно же, или. С меня за опоздание штрафная — писатель достал четвертушку водки.

Настроение у майора улучшилось. Сугрев был сейчас в самый раз. Очень был сейчас нужен сугрев. Шутка ли почти час ждал писателя! Конечно, рассматривать своё изображение в колышущейся ряби мутной лужи занятие, как оказалось, интересное, и даже как бы вроде гипнотизирующее — успокаивающие, но ведь собирались то встретиться для дела.

Скоро на развёрнутой газете с подходящим названием «Полдень патриота», образовалась незамысловатая закуска, и пара пластиковых стаканов.

— Ну, поехали — сказал писатель, поднимая стакан. — За родину!

— За нашу советскую родину! — с чувством ответил майор.

Пошло хорошо.

— После первой и второй... — писатель уже разливал по новой. — Давай теперь ты тостуй.

— За нашу армию! — серьёзно и насуплено, с чувством произнёс майор.

— За нашу советскую армию — подхватил писатель.

Вторая тоже пошла неплохо.

Пришло время закусить.

— Ну что, смотрю, ты по прежнему в строю, борешься — писатель кивнул на расстеленный на скамейке «Полдень патриота».

— И ты воюешь, брат. Твоя последняя серия «имперских мечей» — сила — ответствовал майор.

Наступила пауза. Слышен было только мерный хруст двух крепких челюстей.

Начался разговор о перспективах.

— Ну, как у вас там, небось, главред идёями так и пышет? Чего нового придумал?

— Будем заниматься фаст-фудом. Исследования показали, что нашу газету читают в момент, когда на ней соображают на троих. Понимаешь, собираются патриоты, покупают выпивку, закуску, газету, идут в парк, расстилают её, раскладывают закуску, выпивают и ругают власть.

— Да, именно вот так у нас всё и идёт — тяжко вздохнув, протянул писатель.

— Да, нет, понимаешь, нам маркетологи объяснили, что это очень хорошо. Это значит — выработался массовый стереотип поведения. К этому надо относиться очень серьёзно, работать над этим. Это, по сути, постоянно происходящие, стихийные, вошедшие в привычку — патриотические собрания, в которых участвуют огромные массы рядовых патриотов. Вот в процессе этих патриотических собраний и читается пара — тройка заголовков и анонсов, из тех, что набраны крупном шрифтом. Это, оказывается, как-то по научному, очень мудрено называется, что-то там с маркетингом связано. В общем, нам объяснили, что на этом можно построить целую бизнес стратегию. Надо только трансформировать газету в упаковку стандартного продуктового набора — пакет, одноразовая скатерть, водка, закуска, стаканчики, салфетки.

— Салфетки не нужны. Баловство. Народ не поймёт — вставил внимательно слушающий писатель.

— Понимаешь, тут будет важен каждый лишний кусок бумаги. Ведь текст то будет напечатан крупными буквами на всех этих предметах. Беря стакан, сморкаясь в салфетку, наливая из бутылки, беря закуску со скатёрки, их взгляд будет невольно видеть запечатлённые на них слова правды.

— Да не будут они в салфетки сморкаться! Ты вот в салфетки сморкаешься? Буржуазное это, не наше. Гламур не пойдёт. Надо что-то тут другое придумать. Всё хорошо, а салфетки лишнее — зациклился глубоко вникший в идею писатель.

— Салфетки будут в нагрузку. Суть идеи в том, что теперь патриоты будут усё необходимое покупать в одном наборе. Подошёл, взял пакет, а там уже всё есть для борьбы с режимом — выпивка, закуска, предметы минимальной гигиены, и всё это наполнено идеологическим содержанием. При этом эти наборы будут трёх видов — «завтрак патриота», «полдник патриота» и «ужин патриота». К датам будет ещё особый, расширенный — «праздник патриота». «Завтрак патриота» будет самый простой — только для опохмела, пластиковый мерзавчик или бутылка пивка к ним огурец или вобла... Ужин — по полной программе, и поллитра, и консерва, и огурчики .... Представляешь как удобно! Не надо в разных торговых точках отовариваться. Если дело пойдёт, то можно затем организовать сеть закусочных. Представляешь, какая идея — и пропаганда и жратва, в одном флаконе!

— Мда-а, круто. Пища духовная и пища физическая в диалектическом единстве. Идея сильная. Так и надо — отвечать нестандартными ходами на засилье тельавиденья. А где деньги для начала возьмёте?

Майор сразу погрустнел.

— Спонсора ищем... — с тяжким вздохом протянул он.

Снова воцарилось недолгое молчание. Видно приятели обдумывали заманчивые перспективы нового бизнеса. Наконец писатель, по причине своей относительной худобы, видно стал подмерзать на осенней скамейке, и потому решил подвести черту под этим этапом встречи:

— Ну, что допиваем и делом займёмся? Давай за победу!

— За нашу победу!

Последнюю стопку они, как и полагается, пили стоя.

Через минуту на скамейке, под начавшим накрапывать мелким дождиком, остался мокнуть только свежий, но уже употреблённый по назначению, номер «Полдень патриота». Порывы ветра трепали его, пытаясь сбросить в разлившуюся рядом лужу, куда уже улетели пластиковые стаканчики, но голос непримиримой оппозиции, несмотря на стихию, продолжал оставаться на своём посту, ожидая своего нового читателя, благодаря, придавившей его пустой водочной бутылке.

— Так куда идём? — спросил раскрасневшийся майор.

— Понимаешь, мы должны бороться за молодёжь. Не за всяких там скинов и прочих, они уже выросли, они уже загублены, развращены в той или иной формой системой. Нет, надо влить наше семя в парней 11–13 лет. Понимаешь, это самое благоприятное время. В этом возрасте самое восприимчивое сознание. Надо ребятам показать, что есть герои, настоящие люди, мужчины, не предавшие присягу. Ну, такие — как ты. Именно с ними, пацанами, и надо работать, показывать настоящих мужчин. Ведь что они видят — всяких там филь и прочую мерзость. Тьфу! Ну, разве эта жеманная пидорасня может сравниться с настоящими солдатами, прошедшими огонь, имеющими ордена. Ты ордена взял? Хорошо. Так вот, туда, куда мы идём, будет встреча с такими вот ребятами. Молодыми, неразвращёнными, мечтающими увидеть настоящего мужика. Представляешь — они будут в пионерских галстуках. Нет, на самом деле носят!

— А как же водка? Мы же выпили. Амбре же будет — засмущался майор.

— Да брось! Мы сначала в баньку пойдём. Пропаримся, вымоемся, и, с пылу пару, чистые, лёгкие, дадим урок мужества — писателя от возбуждения бил озноб.

— Тут нужен ты. Живой человек, герой, солдат. Авторитет. Который поучаствовал. Книжки хорошо. Но нужен живой пример. А, вот и пришли.

Соратники подошли к какому-то недавно отреставрированному зданию, в очертаниях которого, несмотря ни на какие евроремонты и стеклянные пристройки, зримо проступал, не желающий сдаваться неумолимому ветру перемен, осколок Советского Союза — районный дворец пионеров.

Через некоторое время, раздетые приятели, вдоволь напарившись, сидели в довольно обширном отдельном ВИП зале.

— Смотри, какие фрески — писатель показал на сцены из счастливой пионерской жизни, оставшиеся ещё с тех, далёких времён, когда тут подрастала шустрая пионерия. — Хозяева наши люди. Нет, это бывает. Сохранили. Сберегли. Давай по пивку.

— А как же детишки? — майору очень хотелось по пивку после парной, но ещё больше, в этом романтическом, казалось полным фантомов славного прошлого здании, провести урок мужества.

— Время ещё есть. Они потом придут. Я всё устрою, в лучшем виде. Хозяева наши люди. Они тебя знают, уважают, это они всё устроили. Если всё получиться как надо, будем этим заниматься регулярно. Хозяева понимают, что надо воспитывать молодёжь, иначе впереди только беспредел. Понимаешь, они думают о будущем.

Появилось пивко. К нему раки. Стало очень хорошо. Как-то необычно хорошо. Раньше так хорошо никогда ещё не было. Расслабленный майор красной распаренной тушей распластался на широкой тёплой массажной скамье, глядя на проступающие сквозь поволоку пара изображения задорных пионеров, запускающих планера, учебные ракеты, весело бросающих мяч, бегущих голыми в морской прибой, как ...

Он сначала даже и не понял что происходит. В охватившем его дурмане, ему показалось, что он перенёсся туда, в счастливую фреску на потолке, где стайка голых пионеров играется в брызгах южного моря. Но, постепенно, с трудом продираясь через расслабляющий туман какого-то необыкновенно липкого опьянения, он, с ужасом, осознал, что голые, только в красных пионерских галстуках, мальчишки прыгают не в морском прибоё, а на его скамье. Более того, они задорно и весело прыгали и на нём. С весёлым смехом забирались на его необъятную мохнатую героическую пузу, и скатывались с неё как с горки. Ласкали, щекотали, гладили, массировали и целовали каждый кусочек, каждый пальчик, каждый отросток его мужественного, можно сказать, израненного в боях за советскую родину, грубого солдатского тела.

Он погрузился в сладкую волну чувственного удовольствия. Было хорошо, очень хорошо. Никогда раньше так не было хорошо. Развратные мальчишки хорошо знали своё дело. И это продолжалось ещё и ещё. Казалось, он уже не может вынести, настолько было невероятно, невозможно, даже болезненно хорошо, но как бы беря высоту, за высотой это всё продолжалось и продолжалось снова и снова, по нарастающей, со всё большее и большей мощью и глубиной...

Наверное, он потерял сознание от переизбытка чувств, провалившись в сладостную бездну наслаждения. Потому, что когда к нему вернулось ощущение реальности, он, всё еще находясь в неге чудесного расслабления, понял, что рядом уже никого нет. Ни голых мальчишек, ни куда-то вовремя смывшегося от греха подальше организовавшего всю эту феерию патриотического писателя.

На широкой и тёплой банной скамье лежал он один. Вставать не хотелось. Казалось, что он может пролежать так вечность, зажмуривая глаза и погружаясь в сладкое расслабление. Однако откуда-то возникла и постепенно приняла зримые очертания тревожная мысль: произошедшее — порочно и запретно.

— Порочно? Неужели порочно? Неужели нужно жить без этого? Неужели это нельзя? Неужели можно жить без этого? — страдал он, всем своим только что изнеженным в немыслимом блаженстве существом, не желая принимать необходимость отказа от такого сладостного удовольствия.

Постепенно им овладевала вполне определённая идея:

— А разве я этого не заслужил?

Разве он, старый солдат, не предавший присяги советской родине — не достоин этого?

Конечно же, заслужил! Конечно же, достоин! Именно это и заслужил. В умопомрачении от взорвавшего его психику бесконечного оргазма, он вдруг понял, что он, именно ради этого и боролся. Что это и есть — советская родина. Что кроме этого ему больше ничего и не надо.

И кто может его упрекнуть?

Ведь Советский Союз, которому он присягал, распался, его больше нет. А значит он ... ронин!

Да он ронин, и пусть все эти моралисты идут в ...

Он ронин — и ничто уже не может его обесчестить. Он ронин — и может делать всё что хочет. А именно то, что с ним произошло сегодня, он и хотел всегда. Только раньше он об этом не знал. Ну, не понимал — что на самом то деле хочет. И вот сейчас, глядя на фреску с голыми пионерами на потолке, он наконец-то, осознал, остро и ясно, что нашёл — идеал, совершенство, нирвану, своё будущее. Родину. И ему больше ничего не нужно — только это. За это он пойдёт на всё. Он это осознал и принял с какой-то спокойной самурайской безнадёжностью и фатализмом.

И, действительно, если есть в этом мире справедливость, то он должен это иметь. Именно это — бесплатное пиво, раки, ВИП парную и снова и снова ласкающих его соблазнительных мальчиков, под сводами украшенными фресками дионисийских игр в разгар пионерского лета.

Дверь скрипнула. Разнеженный майор повернул на звук голову. В помещение вошёл завёрнутый в банную простыню худенький юноша.

— Извините, можно — слегка заикаясь от смущения, спросил он.

— Заходи — прохрипел распаренный ронин.

Юноша подошёл и скромно сел на край широкой банной лавки.

— Здравствуйте, товарищ майор. Можно я буду Вас так называть? Я узнал Вас. Я увидел, как Вы входили в баню вместе со своим товарищем. Мы с братом тоже сюда ходим по воскресеньям, только не в ВИП зал, а простой. После бассейна. У нас абонемент в бассейн. Ещё тут есть тренажёры, секция бокса. Я очень уважаю Вас. Я прочитал ваши «Записки пьяного майора». Вы пишите правду. Как она есть на самом деле. Знаете, я не верю, что всё это надолго. Ведь должны же где-то остаться настоящие советские люди, солдаты, такие как Вы. Ну не может же быть, чтобы такая страна, вот так взяла и навсегда рухнула, без боя.

— Ты как вошёл? — спросил майор, глядя в близорукие глаза мальчишки.

— Дверь была открыта. Вы извините, если нельзя. Я понимаю. Сейчас уйду.

— Да можно, можно. Даже нужно. Такие, как ты, наша надежда, надежда... — майор, как-то даже не отдавая себе отчёта, стал медленно скользить к мальчику гигантским красным слизняком.

— Знаете, товарищ майор, я, брат, ещё есть друзья, хотели бы научиться тому, что Вы знаете. Научиться бороться. Мы верим — ещё будет битва, бой. Мы готовы. Нет, Вы не подумайте ... Конечно вот так сразу, я вам незнаком ... но мы готовы доказать. Проверьте нас.

— Проверить? Это можно!

Товарищ майор, с победным рёвом радующегося, что сумел подобраться к добыче на расстояние броска, траглодтита, с неожиданной для себя прытью кинулся на мальчика, повалил и расплющил, придавив своим жирным телом.

— Проверим, проверим, сейчас проверим — хрипел он, заламывая несчастного.

Это получилось как-то бессознательно. Само собой. Словно им теперь двигал недавно разбуженный развратными пионерами непреодолимый инстинкт, совладать с которым не было ни возможности, ни желания.

Мальчик судорожно боролся, что-то кричал тонким, ломающимся, голоском, но это только раззадоривало майора. Силы были не равны. Скоро жертва перестала активно сопротивляться. Из под огромной туши еле слышались приглушённые хриплые стоны несчастного. Пылающая, сочащаяся потом, жирная масса майора, оставляя за собой широкий липкий след, немного сползла назад, пристроилась поудобней, и начала лихорадочно дёргаться взад-вперёд, под звуки жуткого, безнадёжного, постепенно слабеющего писка несчастного мальчика, в котором, казалось, звучал настолько пронзительный реквием краху светлых надежд и упований, что ещё не родился Моцарт способный запечатлеть его в музыке.

— Я ронин! Ронин. Мне теперь всё позволено. Мне можно. Я ронин ... — свирепо рычал майор в каком-то жутком амоке, насилуя и насилуя несчастного.

В процессе он подался вперёд верхней частью своего студня, так что почти упёрся лобовой костью в стену, рядом с которой стояла лавка. И неожиданно он почувствовал, что из глаза одной из нарисованных фигур, самой близкой к нему, на него кто-то смотрит. Майор от неожиданности остановился и сфокусировал на подозрительном зрачке всё своё внимание. Да, теперь он чётко увидел, что в самом центре зрачка, в маленькой стёклянной капле сидит и смотрит прямо на него крохотное демоническое чудовище. Оно было настолько отвратительным, страшным и невыразимо злобным, что потрясённый майор сообразил — это дьявол явился сюда. Сам князь тьмы пришёл по его душу!

Холодея от ужаса, он начал лихорадочно креститься правой рукой, левой же, однако, всё ещё крепко сжимая тонкую мальчишечью шею:

— Боже, боже, Иисусе, свят, свят, спаси и сохрани, изыди, изыди Сатана...

Однако святая молитва нисколько не помогла — отвратительный чёртик никуда не пропал. Более того, он, всё так же нагло глядя прямо на майора, стал кривляться в ответ, передразнивать, мотая вверх-вниз, справа-налево своей уродливой клешнёй и периодически прикладывая длинный кривой отросток на ней к своему лбу.

И тут майора пронзило — он понял. Всё понял. Это было настолько чудовищно и страшно, что он не хотел верить. Он крепко зажмурился, надеясь, открыв глаза, убедиться, что наваждение пропало, но ... всё было тщётно — стеклянный глазок был материальным фактом. И ему оставалось только признать: гнусное чудовище — это его искажённое отражение в выпуклой линзе объектива, и ... это — конец. Это — всё!

Это не развратные мальчики-пионеры, это хуже. Это уже навсегда. Это уже не изменить. Не преодолеть. Не оправдать. Никак. Ничем.

Постепенно, осознавая всю тяжесть происшедшего, он перестал креститься, и, выпустив свою уже едва живую жертву, завыл страшно и обречённо. Он уже ничего не видел, ни совсем недавно так воодушевлявших его фресок, ни то, как, спотыкаясь и роняя капли крови, неловко бежит к двери, рыдая, его недавний, им же растерзанный, обожатель. Он видел только одно, с какой-то невероятной ясностью и чёткостью — камеры! Тут везде камеры. Там, там, вот ещё — камеры скрытного наблюдения, за каждой из которых, он знал, стоит записывающее устройство.

И не знающая эмоций и усталости оптика бесстрастно фиксировала и фиксировала, как, вытаращив свои, рвущиеся из орбит, глаза, он в каком-то безумном оскале, взглядом полным отчаянья и боли смотрел и смотрел в стекло искусственного зрачка, с ужасом понимая всю безнадёжность своего нынешнего положения, и то, что он отныне — запечатлён, навсегда запечатлён и запечатан в бездушной прозрачности гнутого стекла.

 

Глава 11. Истории одного триумфа (I)

Николай очнулся в кресле. Напротив него за столом сидел Алхимик. Рядом с ним стояла Зара, держа в одной руке свечу, а в другой наготове щепотку чудесного порошка.

Николай вопросительно посмотрел на Алхимика. Потому, как напряглась Зара, немного подавшись вперёд, выставив свечу и подняв руку с щепоткой порошка, его взгляд был, наверное, очень красноречив. Алхимик, не давая Николаю собраться с мыслями, быстро заговорил:

— Ну что ж, первая, самая тяжёлая часть нами, уверен, пройдена. Дальше, как говорит мой опыт, всё будет уже не так — он немного замялся, — неожиданно. Но, поймите, то, что Вы видите, во многом определяется влиянием нашего врага. Ведь Вы же пришли сюда от него, и через него, поэтому, увы, мы должны отдавать ему дань.

— Через него? От него? Что это значит? — Николай был смущён и потрясён. Кошмарные воспоминания смерти Тёти, взрыва лаборатории нахлынули на него, словно затягивая в бездонный омут.

— Это значит, что началась игра. Игра между мной, им и Вами. И воля и желание каждого ограничено волёй и желанием других игроков.

— Какая игра? Я не понимаю.

— Я Вам всё объясню. Пришло время всё Вам объяснить. Теперь мне понадобиться Ваша помощь, а Вам моя. Поэтому Вы должны знать, что тут происходит и по каким правилам. Если мы будем играть вместе, мы сможем переиграть его — Алхимик на некоторое время задумался, уйдя в себя. Наконец он прервал долгую паузу и продолжил:

— Эта игра называется Тарот. Вы, наверное, слышали о картах Таро? Так вот эти карты, верней старшие арканы представляют, если так можно выразиться, универсальные варианты стабилизации потока снов ...

— Я не понимаю — промолвил Николай.

— Ну что ж начнём с начала. Помните наш разговор о материи? Если всё только сны, потоки иллюзий — откуда же она возникает? Ответ прост — материя может возникнуть, только если все дарованные вам сны будут одинаковые, или очень близкими. Кончается один сон, и сразу начинается другой — почти такой же, как прежний, всё с тем же набором знаков и символов. Помните, я говорил, что материя это ограничение наложенные на свободу сознания? Суть этого ограничения в том, что вам дано смотреть только почти одинаковые сны. Да, они постепенно изменяются, и это рождает иллюзию времени. Если бы они постоянно были совсем одни и те же — времени бы не было, воспринимаемая Вами вселенная застыла бы раз и навсегда. А если бы они не менялись постепенно, и Вам случайным образом являлись те или иные грёзы из бесчисленного множества всех возможных вариантов, то Вы бы потонули в этом калейдоскопе беспорядочных образов, и никогда бы не смогли осознать себя как нечто цельное и отдельное. Итак, ваше личность, сознание порождено тем, что сны видимые вами близки между собой. Собственно Вы, Ваше сознание есть некая совокупность близких между собой снов. И сохранить себя, своё сознание — значит, сделать так, чтобы этот поток иллюзий не кончался. А сделать это можно только, найдя между вашим потоком снов и каким-нибудь другим потоком нечто общее, что позволило бы их соединить, слить воедино, и, тогда это позволит Вам как бы перепрыгнуть из одного потока в другой. Для этого существуют точки входа, нечто общее для всех потоков иллюзий и символически они отражены в старших арканах Таро. Через них в потоки снов могу входить я, Вы и наш враг. Поймите, сами того не понимая, Вы уже начали игру, я лишь присоединился к ней потом.

— Какую игру? Когда, я её начал? О чём Вы говорите? — простонал Николай.

— Посмотрите на эти карты — Алхимик выложил перед Николаем несколько картонок. — Разве Вы не узнаёте?

На первой из них был нарисован человек перед столом, на котором лежали, Николай с ужасом понял — инструменты посредством которых он изготавливал бомбу, а перед столом стоял он сам, подняв над собой только что изготовленную бомбу с зажженным фитилём.

— Это карта называется «Маг» — сказал Алхимик. — Это карта начала пути. Видите на столе предметы, означающие масть, которую выбирает начинающий маг. Мастей четыре. Это: Пентакль — как правило, это деньги и регалии, палка — знак одиночества, отшельничества и странствий, меч — знак войны, смерти и разрушения, и чаша — знак мудрости, знаний и проникновения в тайну. Можно выбрать несколько мастей — тогда они не будут раскрыты игроку во всей своей полноте. Можно одну — я, например, играю с чашей. Видите тут кругом сосуды — я собираю в них иллюзии, сны. Масть Взрыва — очевидно, что меч. Игрок, имеющий одну масть — называется мастером игры. Мастера игры играют друг против друга, пытаясь подчинить своей масти ход игры, сделать её главным козырем. Это можно осуществить через игрока, у которого есть несколько мастей и одна из них совпадает с мастью мастера игры. Такой игрок Вы. Вы использовали сосуды, помните, Вы изготавливали в них взрывчатку, и, таким образом, у Вас есть масть чаши. Вы сделали оружие — тем взяли меч, и тем Взрыв получил на Вас своё влияние. Взрыв дал Вам палку — и тем отправил в странствие, ведущие ко мне. Таким образом, остались только пентакли — это не Ваша масть. Пентакли их масть — Алхимик махнул рукой на бесчисленных кукол, и Николай увидел, что все они усыпаны регалиями, орденами и другими символами власти и богатства. — Обычно с теми, чьей мастью являются пентакли, нет никаких проблем. Хотите я Вас ими одарю сверх всякой меры? Нет, это не для Вас. Вы сложный случай. Вы начали играть эту игру со Взрывом, и потому мне придётся постараться перехватить Вас у него.

— И как Вы это собираетесь сделать?

— То, что я сейчас скажу — очень важно. Сила чаши в том, что она копит и сохраняет чужие сны. Я могу сохранить ваше сознание, и тем сделать Вас вечным, но для этого мне нужно соединить Ваш сон с другими снами, хранимыми мной в этом храме. Помните, я говорил — карты точки входа в потоки иллюзий. Разыгрывая карту, я буду пытаться соединить Ваш сон, который пытается прервать Взрыв, с другими потоками иллюзий, чтобы он продолжался в них дальше и дальше, и, в конце концов, если удача будет сопутствовать нам, замкнулся, став вечным. Но, так как изначально Ваша судьба уже открыта вторжению Взрыва, он будет так искажать данные мною сны, чтобы они вызывали отторжение. Иными словами, Взрыв стремиться убить ваше сознание — прервать ваш сон, не два ему слиться с подвластными мне иллюзиями. Но постепенно, шаг за шагом, иллюзия за иллюзией мы будем освобождаться от его влияния. Каждое новое погружение в новый сон будет всё менее и менее болезненным. Так постепенно мы изживём влияние Взрыва, и не дадим ему сделать свою игру.

— То есть, весь вопрос только в количестве снов? Если я буду погружаться во всё новые и новые ваши сны, то постепенно мы выиграем?

— Не совсем так — вздохнул погрустневший Алхимик. — Количество карт ограничено. И есть как мои карты, так и его, и те, которые мы можем разыгрывать вместе. Поэтому мы не можем играть бесконечно.

— А какие карты мы уже разыграли?

-«Равновесие» — эта карта открыла Вам сон пердунерки. «Любовники» — рассказала историю Мить Митича и Саши, и «Дьявол» — эта карта нам показала нашего славного майора. Это то, что играл я. Ну и Взрыв разыграл вот эти караты — «Отшельник», «Глупец» и «Колесо фортуны»,и, кроме того, чтобы прервать его игру, я применил свою карту — «Астральный мир». Помните две башни с Луной над ними? Именно тогда Вы встали на тропу ведущую к спасению. Есть именные карты, вот смотрите — «Верховный Жрец» и «Жрица». Узнаёте?

Говоря это, Алхимик выкладывал перед Николаем карты, и он вспоминал свои недавние приключения, словно какой-то хронограф именно их запечатлел в старинных рисунках на кусках истрёпанного картона. А, глядя на карты жреца и жрицы, он узнал своего собеседника и стоящую рядом с ним Зару.

— А какую карту мы разыграем сейчас? — спросил Николай.

— Выбирайте — улыбнулся Алхимик, разложив перед ним несколько картонок тыльной стороной.

Николай вытянул одну из них. Перевернул и показал собеседнику.

— Ого, «Триумфатор», или как её иногда называют «Колесничий». Ну, что ж, посмотрим, чей сон она навеет нам — Алхимик, увлекая за собой Николая, направился к куклам.

— Кстати, чтобы открыть их сны, они тоже связаны символами карт — они у меня все тут «Императоры» и «Императрицы» — Алхимик саркастически усмехнулся, показав на уходящий в бесконечность ряд истуканов. — Ну что ж остаётся узнать, кто тут из них сегодня триумфатор?

Алхимик остановился рядом с банкой, в которой плавали целых два уродца. Один, казалось, был чем-то вроде вывалившейся из второго огромной паховой грыжей. Двоим им было тесно в ограниченном пространстве, так что один из них, плюгавый и лысоватый, был буквально вдавлен своей жуткой харей в стекло, так что казалось его близко посаженные тусклые рыбьи глаза вытекли бы, лопнув от напряжения, если бы не прозрачная стенка сосуда, в которую они намертво впечатались.

— Ну, заходи, заходи — перед тем, чей сон овладевал Николае оскалился сам Борис Петрович. м, своею жуткой улыбкой

Немного робея, он сделал несколько шагов навстречу уже явно нетрезвому первому демократически избранному президенту и остановился на довольно почтительном расстоянии, подобострастно поклонившись и, старательно делая интонацию как можно более жалостливой, проблеял:

— Здравия желаю Борис Петрович!

Борис Петрович, казалось, позабыл о визитёре. Он надолго ушёл в себя, сосредоточенно пожирая огурцы.

— Наши, хрустящие, отборные — наконец молвил он. — Не то, что эти, генетически модифицированные. Тьфу! Ну, пора и стопочку оприходовать. Подь сюда. На!

Борис Петрович налили полный гранёный стакан огненной воды, с громким шмяком поставил его на край стола и кивком указал на него

— Борис Петрович, я всегда рад, но ... всё ж таки сейчас на службе — послышался жалостливый лепет в ответ.

— У тебя сейчас служба мне понравиться. Понравишься — будет служба, нет — и службы не будет — назидательно изрёк Борис Петрович, как-то хитро прищурившись на собеседника.

Очередной клон Пал Палыча, чьё сознание овладело Николаем, тяжко про себя вздохнув, залпом, стараясь, чтобы получилось удало, по гусарски, выпил обжигающую жидкость.

Голова замутилась, куда-то повело, но он устоял.

Снова наступила долгая пауза. Борис Петрович, по-прежнему хрустя огурцами, долго и внимательно, как бы пристально изучая, в упор смотрел на захмелевшего Пал Палыча, прилагающего во истину титанические усилия чтобы стоять прямо и смотреть в глаза.

— Эта самая, твоя ноу-хау у тебя есть? Принёс?

— Так точно, есть.

— Ну, так давай покаж — скривился матёрый человечище.

Пал Палыч достал из внутреннего кармана обломок какой-то деревянной рукоятки сантиметров тридцать длиной, и почтительно протянул его Борису Петровичу.

— Полож — брезгливо кивнул тот, показав на краюшек стола.

— И что, вот это ты и пользуешь? — Борис Петрович не мог скрыть удивлённое недоумение, разглядывая отполированную от долгого употребления палку, похоже обломок какой-то швабры.

— Да — смущённо потупившись, ответствовал скромный посетитель.

— И что эффект настолько огромен? — всё никак чему-то не мог поверить грозный властитель.

— Борис Петрович, боюсь оказаться нескромным, но эффект потрясающий! И знаете, я выяснил, мне наш главный евразиец Тугин, великий геополитик, разъяснил, что великая монгольская цивилизация имела в основе своего построения именно этот принцип. Просто об этом забыли! Коварный запад из зависти к нашим успехам замолчал и тем похоронил эту великую технологию открытую нашими далёкими евразийскими предками. А ведь именно благодаря этому методу монголы смогли буквально с нуля, мгновенно, построить великое государство. Представьте только — за какие-то несколько лет в дикой степи из беспорядочных орд кочевников, как по мановению волшебной палочки, практически из ниоткуда, появился колоссальный чётко действующий государственный аппарат, который почти завоевать весь мир. Он недавно провёл по нашему заданию целое исследование. И я уверен, что сейчас нам нужна именно эта технология, только благодаря ей, мы можем быстро построить чётко действующую эффективную вертикаль и возродить нашу отчизну.

— Это чтоль, твоя волшебная палочка? — прервал его демагогию хозяин кабинета, брезгливо покосившись на лежащую перед ним длинную деревяшку. — Ладно, хватит болтать, давай показывай, как это там у вас практикуется.

Пал Палыч как-то замешкался и сделал не уверенное движение к палке, но тут же осадил, встретившись с искренне недоумённым взглядом Бориса Петровича, сник, и покорно сняв штаны, встал на четвереньки, выкатив наружу свою девственно розовую филейную часть.

— Как её брать-то, дрянь то эту ... — с видимым отвращением Борис Петрович взял салфеткой палку. — Ну, значит, поехали, панимаешь ....

Раздался сдавленный крик. Потом всхлипы и стоны. Энергично пошуровав палкой туда-сюда Борис Петрович с отвращение одернул руку, вымазанную в брызнувших из под этого дрына обильных выделений. Судорожно отряхивая и обмывая свою руку водкой, Борис Петрович с нескрываемым отвращением смотрел на раскарячевшегося под ним очередного кандидата в приемники, даже не удосужившись выдернуть палку обратно.

— Блять, ну это же надо! Дошли, однако ... — прохрипел он, залпом осушив стакан водки, потом стал долго сосредоточенно и хмуро грызть огурцы.

Наконец он снова соизволил обратить внимание на совсем уже сникшего посетителя. Легонько пнув его ногой, спросил:

— Эй, там, ещё живой? Это что у вас всегда так? Ведь садизм какой-то....

— Если глубоко не вгонять, то не больно. Борис Петрович, можно палочку вынуть? Глубоко загнали. Болит, неудобно, как бы не воспалилось... — прозвучал сдавленный писк.

— Да вынимай, только на стол не клади, измажешь. Держи при себе.

Пал Палыч, кряхтя, поднялся и встал перед столом. Но теперь выправкой он не блистал, стоял как-то слегка не то согнувшись, не то как-то странно присев, в общем, что называется — в раскоряку:

— Борис Петрович, это, если делать с умением — будет приятно, вознаграждение, а если, как Вы сейчас, резко и глубоко, то — наказание. Очень удобно. И поощрение и наказание, так сказать, в одном флаконе. Буквально доли миллиметра отделяют удовольствие от боли, и это в руках начальника. Подчинённый во время сеанса, поверьте, это очень остро чувствует. Буквально находится в полной власти старшего наставника. Очень мощное воспитание. А при регулярном использование этого метода, вырабатывается устойчивый условный рефлекс уважения и почитания начальника. Осознание кто главный, происходит на физиологическом, рефлекторном уровне а не логически, что очень мобилизует, не оставляет никаких вопросов, неопределённостей, вариантов и исключает возможность сомнений в авторитете начальства.

— И что, все на это согласны? — покрасневший лик старого партократа был просто ужасен, казалось, ещё чуть-чуть и он взорвётся от потрясшего его нового откровения, осознать которое он был явно уже не в состоянии.

— Ну, конечно же, не все. Кто не согласен, кому это не нравиться, тот сразу отсеивается. Идея в том, что вертикаль должна строиться из людей имеющих к этому склонность, из таких людей которых эта технология объединяет, мобилизует и сплачивает в единое братство.

— Мда-а-а... а мы философию учили, психологию, как людей воодушевлять, агитировать, убеждать, заинтересовывать, искать общую цель, пытались понять объективные законы развития общества ... а у вас, в гебе, вставил дрын в зад и больше ничего и не нужно, получается, панимаешь — старый коммунист недоверчиво качал головой не в силах, видно, принять и переварить такую простую и очевидную истину.

— Но это вот, понимаете ли, и становится, так сказать, основой взаимного интереса. А вся эта пропаганда, конечно же, необходима. Но для низов, быдла. А гос аппарат должен строиться на вот ... этих принципах. Поверьте, это надёжно и просто, надёжно и очень технологично... — убеждённо говорил Пал Палыч (видно, после того как из него был выдернут дрын, ему заметно полегчало).

— Вот как, выходит, и не надо никого убеждать, мотивировать вставил дрын и ...

— Просто надо работать с теми, кто это приемлет. Если человек к этому способен — брать в дело, если нет — свободен.

— А если притворится?

— Невозможно! Даже если на первых порах будет притворяться, через некоторое время или это... м-м-м-м ... идея власти и порядка в него войдёт, или он больше не сможет. Это лучше любого детектора лжи. Скрыть невозможно. Надо всех прогнать через это, и всё станет ясно — кто наш, а кто нет, с кем можно работать, а кто — свободен. Никакие анкеты, никакие личные дела так ясно человека не высветят.

 

Глава 11. Истории одного триумфа (II)

— Так если тебе власть дать, ты через этот дрын всех прогонишь? — старый гарант конституции, похоже, был просто потрясён.

Кандидат в приемники скромно потупился, всем своим видом показывая — надо, что поделать

— Значит, если я тебя поставлю, ты всю эту сволочь через этот дрын прогонишь? — начальник требовал уточнений.

Кандидат в приемники развёл руками и скромно улыбнулся, несколько раз кивнув головой.

— И рыжего насадишь, и кепку? — продолжал уже как-то мечтательно властитель огромной страны.

— Всех. А как же, порядок — ответствовал Пал Палыч.

Наступила долгая пауза. Матёрый человечище сосредоточенно грыз огурцы, видно тщательно обдумывая дело государственной важности. Наконец спросил:

— То есть ты их всех отдрынишь? Но их же много? Как справишься? Ведь не сдюжишь, надорвёшься!

— Так ведь вертикаль. Распределение полномочий. Я буду ... работать только с премьерами, вицепремьерами, с кругом государственных служащих самого высшего ранга. А они в свою очередь будут распространять ... свои полномочия на служащих рангом ниже, и так до самого основания.

— И что, все друг друга, значит, будут ...? — потрясённый Борис Петрович уставился своими налитыми кровью глазами на собеседника.

— Будут! Сверху донизу, в соответствие с должностями. Высшие — старших, старшие — младших, младшие — низших, и так далее. Орда. Только так. Иначе порядок на Руси не восстановить. У нас Евразия, понимать надо, только такой подход сработает — убеждённо и гордо ответил Пал Палыч, прямо и смело, смотря, в горящие огнём сумасшествия, глаза старого алкоголика.

Борьба взглядов длилась несколько бесконечно долгих секунд. Наконец усталый властитель опустил голову и задумчиво молвил:

— Да-а-а, когда я на броневике стоял, а вокруг народ, народ, флаги, надежда... какое время, какое время было! Всё просрали ...Разве я мог тогда подумать, что вот этим всё и кончится. Ну почему им всё мало? Мало, мало... — он в раздражение грохнул кулаком по загремевшему посудой столу. — Сволочи. Воры. Жульё. Развалили Россию. Разворовали!

Он снова замолчал, безвольно уронив на грудь голову. Прядь седых патлов, почти коснулась поверхности стола. Вдруг он встрепенулся, и на Пал Палыча глянула настолько страшная перекошенная ненавистью харя, что он чуть, было, не бросился в панике бежать, оставшись на месте лишь каким-то чудом, истекая потом и покачиваясь на предательски дрожащих ватных ногах.

— Заслужили, заслужили, сволочи. Такого как ты заслужили. Пусть получат! Ещё вспомнят меня — брызгая слюной, хрипело пьяное чудовище. — И как это у вас называется?

— Родину любить! — гордо выпятив грудь, молвил Пал Палыч.

Ответом ему был уже совершенно дикий взгляд Бориса Петровича.

— Как, как, к-к-к-к-к-ак ...? — зашёлся он, задыхаясь, в каком-то судорожном кашле.

— Родину любить. Мы это называем — «родину любить». Я научу их «родину любить». Обещаю Вам ...

— Это ... придумали ... вот это да ...надо же... ну дают! — Борис Петрович, казалось, был потрясён настолько, что, явственно, впал в приступ эпилепсии.

— Может врача позвать? Как бы гарант, того, коньки не откинул — подумал, уже было, Пал Палыч, но тут могучий старик справился с охватившими его судорогами, и жутко напрягшись, резко подался в сторону невольно попятившегося от него гостя.

— Пошёл вон! — заорал, уже не в силах сдерживать гнев и отвращение, совершенно обезумевший партократ, запустив в посетителя, бросившегося стремительно бежать, недоеденным огурцом.

— Назначаю ... — донёсся до Пал Палыча из глубин начальственного кабинета, когда он был уже за дверьми, какой-то, казалось, вышедший вмести с духом из умирающего от потравы старого медведя, не то полный безнадёжности последний стон, не то прощальный рык, превратившийся от бессилия, в протяжный, полный тоски и боли, сиплый хрип.

По дороге в резиденцию мигалки, казалось, сверкали ярче. Квакующие кряколки, осаживающие и без того покорно жмущийся к обочине быдляк, пели победными фанфарами. Он был триумфатором, и он был уверен — это не последний триумф. Ведь он знает — как надо. Он вынул из внутреннего кармана палку, и нежно погладил её. Потом взмахнул ей. Это был его жезл, волшебный жезл власти. Он понюхал её, трепетно затрепетавшими ноздрями, ощущая, как его наполняет, кружа голову, сумасшедшим восторгом впитавшийся в отполированную за долгие годы «любви к родине» деревяшку густой и тёрпкий запах. Настоящий, ядрёный, концентрированный запах власти!

Вертикаль отстроилась довольно быстро. Можно сказать, стремительно. Ведь самый верхний круг составили его давние соратники, проверенные люди, которых он дано уже научил «любить родину».

Он шёл от победы к победе, последовательно утверждая любовь к родине и искореняя все эти такие сложные и чуждые для Евразии западные принципы общественной организации. Порой ему казалось, что все эти институты демократии какое-то дьявольское наваждение, чудовищный морок, порождение извращённой фантазии ненавидящего человечество сверхразума, поработившего гипнозом своего безумного бреда несчастный мир людей. Он действительно не мог понять — зачем все эти заумные сложности, когда всё можно организовать так просто — была бы палка, а жопа то всегда найдётся.

Этот воистину волшебный жезл стал настоящим символом его власти. Именно его носил за ним всегда и везде в особом кейсе из дорогой крокодиловой кожи в обрамление нежно розового бархата особый офицер. Старый чемоданчик их дешёвого потёртого совкового дерматина, доставшийся от Бориса Петровича, в котором был пульт управления ядерными ракетами, за ненадобностью, давно куда-то не то выкинули, не то засунули в подсобку, где скапливался никому не нужный, но могущий когда-нибудь понадобиться старый хлам. Да и кому он нужен этот раритет? Наверняка уже и не работает.

Нет, конечно, были определённые трудности — особенно его жена. Он и связался то с ней, ещё тогда, в мрачном и суровом совке, только потому, что иначе не выпустили бы в загранку. И вот приходилось до сих пор терпеть. Нет, поначалу он старался наладить семейную жизнь, делал вид, мучился. Надо было — такие были порядки. Честно — он пытался. Пытался и страдал. Держался, но ... было плохо. И когда случилась перестройка, он, уволенный в резерв, несмотря на обиду, что с ним так несправедливо обошлись по службе, почувствовал облегчение. Он был свободен, а пьянящий воздух всеобщего бардака рождал дурманящую надежду, что, может быть, как-нибудь так станется, что он сможет наконец-то реализовать то, что всё это время было так глубоко в нём запрятано, и так безнадёжно рвалось из него наружу. Он не понимал что это, как это будет, какие примет формы, как это случится ... но среди беспорядочной суеты в колючем мусоре разгромленного советского муравейника он ждал и верил, что это, столь долго чаемое, манящие и неизведанное, обязательно придёт.

Это случилось неожиданно. Он тогда только-только устроился в университет проректором по режиму, когда поймал мальчишку студента. Тот писал диплом и взял домой несколько документов с грифом секретно. Вообще то тогда все так делали, дисциплина резко упала, творили и не такое. Но этот ему попался. Дурманящий воздух всеобщей безнаказанности вскружил беспечному мальчонке голову, тот вздумал убежать, раствориться в путаных коридорах уже почти пустого в тот час университета, как, наверное, бывало уже не раз. Но на этот раз он погнался за ним. Не зная зачем, не понимая почему, влекомый каким-то инстинктом, выключившим сознание и полностью овладевшим всем его существом, он мчался возбуждённым весеннем оленем, раздувая трепещущие ноздри, и с каждым, обжигающим гланды, дыханием, с каждым новым прыжком, всё больше и больше погружался в волну счастливого азарта, вскипающую внутри него чудесными пузырьками полных феромонов и эндорфинов.

Никогда он не чувствовал себя таким цельным, твёрдым, целеустремлённым и сильным, как в этой погоне. Через много лет он понимал — именно тогда он был по настоящему счастлив. Бесконечно счастливым, ведь именно тогда, когда он рассекал спёртый воздух пыльных тёмных коридоров вдруг вымершего огромного здания, из самых потаённых глубин его существа поднималась, овладевая им, утверждающая своё право на него, непреодолимая, столько лет запрятанная глубоко внутрь, ждущая часа своего возрождения, самая настоящая его, коренная, суть.

Он настиг его в подсобке, в которую не то выкидывали, не то складировали никому не нужный, но могущий когда-нибудь понадобиться старый хлам, куда и спрятался утомлённым долгим преследованием наглый студент. Дурашка, он же тренировался каждое утро, бегал, следил за собой, от него не уйдёшь! И, как только он открыл дверь тёмного чулана, где в углу, за какими-то тюками прятался, тяжело сопящий, хитрый нарушитель порядка, он уже знал, что надо делать. Нет, не знал, знание предполагает рациональное отчуждение от объекта рефлексии, а он, тогда, просто, погружённый в волну какой-то овладевшей им бессознательной воли, без раздумий и сомнений, сделал то, что и должен был сделать. Именно тогда и появилась эта верхняя часть ручки от сломанной швабры, с которой он уже никогда не расставался.

Самое удивительное, что студента он, потом, завербовал, и они стали просто неразлучными. Ах, какие были поездки ещё на советском дребезжащим драндулете в погружённый в бесконечный и никак не кончающийся северный закат залив!

Скоро появились и другие. Удивительно, но метод оказался чрезвычайно эффективным! Он оброс агентурой, связями, вошёл в мэрию, подмял под себя торговлю стратегическими запасами. Потом прыгнул в Москву. И всегда вокруг него гудел аппарат из преданных, просто боготворящих его соратников, первым из которых был тот самый первый его мальчик.

Он тянул его. Двигал. Вёл за собой. Любил вмести с ним родину. Так как только он, как ему казалось, по настоящему и любил эту ... родину. Другие стонали, кряхтели, напрягались, в их сопении слышалась фальшь, покорность, а не радость сопричастности с истиной и судьбой, а вот он был по настоящему искренен. Это не подделать. Это лучше любого детектора лжи. Да и он ещё к тому же был молод, его худенькое тельце было такое маленькое, ранимое, такое трогательно беззащитно, так всегда доверчиво и бескорыстно раскрытое перед ним. Не то, что эти тяжко сопящие туши жирных мужланов, любящих родину только ради чинов и наград.

Поэтому уже в тот судьбоносный день, когда он мчался триумфатором от старого алкоголика, он уже знал, кому он передаст свою власть, когда придёт время. И что он передаст её, не дрогнув, не поколебавшись ни минуты, потому что он был уверен, уверен в нём, как в себе. Это была не слепая вера. Он годами шлифовал этот брильянт, и добился того, что он, его мальчик, больше всего на свете — любил родину, а значит, никогда не предаст своего воспитателя.

Да, конечно, досаждала супруга. Он ей объяснял — не до неё, он «родину любит». Он предоставил ей полную свободу — делай что хочешь, только не публично. Но подлая женская натура требовала обязательно причинить ему боль, достать, уколоть. Увы, запереть её дома не представлялось возможным. Протокол требовал, чтобы на официальных приёмах она была вместе с ним, и там она демонстративно подчёркивала своим поведением свою неудовлетворённость. Ему же при каждом удобном случае показывала, что он не мужчина. Какая глупость! Если кто-то спить с бабами то значит мужчина, а если родину любит то — нет? Никакой логики, только злоба, потому что она ему не интересна. Конечно, он был выше этого, но иногда она всё ж таки его доставала. Кокетничала с лидерами иностранных государств, напивалась, но особенно было неприятно, когда она восхищалась наглым щенком, волей случая, ставшим главой маленького нищего но наглого государства. Она специально говорила — какой он высокий, красивый, умный, наверное, у него большой, настоящий мужчина, его женщины любят. Нарочно, как только он появлялся в резиденции, она сразу же включала записи его выступлений. Ведь знала, насколько у него с этим выскочкой были непростые отношения. Ведь этот выскочка грозился поломать ему серьёзную игру вокруг нефти, и очень мог навредить, построй через его ничтожный хачестан коварные американцы новые нефте и газопроводы.

А тут ещё настало время передавать власть своему мальчику. Нет, всё прошло блестяще. Ведь вертикаль была отстроена, демократия свёрнута, выборы превращены в откровенный фарс. Всё было как надо. Но, хоть это была ничего не меняющая в их отношениях формальность, он переживал. Нет, он, конечно же, был уверен, убеждён, но ... кто знает. Как он переживал, когда первый раз пришёл на «доклад»! И хотя его мальчик сам, первый, отдал ему палку, и покорно лёг на специальную бархатную скамеечку, установленную им, когда он ещё был хозяином этого самого главного в стране кабинета готовый, «любить родину» как прежде, он так и не смог справиться с охватившем его волнением и ... сделал больно.

Он никогда не забудет, как плакал его мальчик, и как он рыдал вместе с ним, лаская и целуя его пораненную попку. Как его мальчик просил забрать у него президентский титул, все полномочия, регалии ...только бы он не нервничал, не переживал, только бы всё стало как раньше....

И, обнимая его, в слезах, он пообещал тогда ему — сделать его победителем. Настоящим триумфатором, что может дать только настоящая победа. Добытая в огне, омытая кровью, провозглашённая ещё не отошедшими от горячки боя солдатами. Он сделает так, что эти брутальные, пропахшие порохом, потом, чужой и своей кровью, ещё минуту назад смотревшие в глаза смерти, обезумевшие от радости победы головорезы — признают его своим императором. Тем, благодаря кому, они только и смогли победить. Потому, что это он послал их в огонь, это он дал им приказ, который привёл их к триумфу, а значит, как водиться в этом мире с начало времён, именно ему и принадлежит их победа. Они умирали, они убивали — а он пожнёт плоды их подвига. Так устроен этот мир. Только так и обретается настоящая, безоговорочная власть. И надо то для этого, всего лишь, выиграть войну. Маленькую, но настоящую войну.

Он помнил, как загорелись ещё не просохшие от слёз глаза его мальчика. Мальчишки любят солдатиков, только дай им волю поиграть в войнушку. Он знал, как успокоить, как наградить, как поднять ещё выше своего мальчика, чем искупить его слезинки.

Против кого начать войну сомнений не было — давно чесались руки проучить наглого выскочку из маленького соседнего государства. И супругу пора было уесть, показав — какое её кумир ничтожество, и его мальчика сделать победителем, и дела с геополитикой поправить, да и к тому же у маленького государства была горячая точка — не зря же столько лет кормили и вооружали местных сепаратистов. Так что повод можно было очень легко организовать.

Сначала всё шло как по маслу. Сепаратисты устроили масштабную провокацию, а когда в ответ войска наглого выскочки попытались им ответить, вся пропагандистская машина (которую тоже научили — родину любить) дружно завыла о геноциде, истребление целого народа, и понеслось. Тут же ввели войска.

А вот дальше начались трудности. Весь мир осудил вторжение. Напрасно его пропаганда сделала, казалось, всё возможное — как не любила она родину, мировое общественное мнение не удалось изменить. Медленно, но неотвратимо началась постепенная изоляция его режима. Рухнула биржа. Понизилась капитализация. Стремительно стали утекать инвестиции.

Но самое печальное, самое болезненное, самое непереносимое было то, что отказали в участие в «большой десятки», престижнейшем клубе мировых лидеров, побывать на котором полноправным членом так мечтал его мальчик.

Увы, первый раз он не смог сделать то, что пообещал. Тяжело ему было идти на встречу с его мальчиком. Когда он вошёл в кабинет, то сразу понял, как опечален его мальчик. Он не улыбнулся ему, как обычно, свой доверчивой улыбкой, а лишь коротко и сухо кивнул. И его пронзило чувство вины, вины перед его мальчиком, он чуть не заплакал, он каялся, он просил прощения, он готов был встать на колени ...

Но его мальчик кротко положил свою руку ему на плечо и проникновенно сказал, как он всегда его учил, как он всегда сам делал:

— Всё пройдёт. Надо только «родину любить».

Его мальчик со скорбным и торжественным видом подвёл Пал Палыча к бархатной скамеечке, и Пал Палыч, несколько с непривычки и от волнения замешкавшись, покорно лёг на неё, сняв штаны. Невольно он вздрогнул, прямо на него надвинулось его же невероятно искажённое огромное лицо, отражённое в кривом увеличительном зеркале, которое он сам поставил, чтобы лучше видеть, насколько искренне любят родину его воспитанники. Теперь в это зеркало ему было видно, как его мальчик достаёт обломок швабры, той самой, из университетской подсобки, (он передал её его мальчику как самую главную сакральную регалию высшей власти). Его мальчик очень серьёзно и ответственно примерился, аккуратно пристроился и ... «любовь» к родине началась.

Всё было просто замечательно, если не считать того, что он, то ли от нервного напряжения, то ли от неуклюжести (ведь так он любил родину в первый раз) слишком подался вперёд и буквально впечатался в зеркало. Наверное, сказалась скованность, ведь, он ждал наказания, он достоин был наказания, ведь он же подвёл, так получилось ...

Но его мальчик, вместо того чтобы наказать, отблагодарил его. Он не сделал больно, он был необыкновенно нежен, заботлив и аккуратен.

Пал Палыча захлестнуло счастье, безумное, безотчётное счастье. Он плакал, он рыдал, он готов был лобызать ноги, пальцы ног его мальчика. Хотелось хоть как-нибудь, хоть так выразить, свою радость, свою благодарность, свою любовь....

Немного кольнуло, когда он выходил из, бывшего совсем ещё недавно его, кабинета. Каким-то невероятным образом все поняли, что там произошло, и как теперь «любят родину». К нему стали на грамм, на миллиграмм холоднее и равнодушнее. Удивительно, но это, казалось, совершенно внешне неуловимое изменение отношения оказалось для него очень ощутимым, как будто его обожгло дыхание лёдяной пустыни отчуждения.

Уже в машине он успокаивал себя тем, что, главное, он по-прежнему «любит родину», ну немножко не так как раньше, но ведь любит, любит, любит .... А значит он в деле. В строю. Его мальчик его не бросил, они по-прежнему вместе, они вместе «любят родину». Ну что поделать, время, неумолимое и безжалостное время — теперь его очередь «родину любить». Могло быть и хуже. Отставка. За такое могла быть и отставка. Его могли бы отстранить, оставить без «любви родины». А так ... всё наладится, забудется, пройдёт. Любовь и труд — всё перетрут.

Постепенно он совершенно успокоился и сам удивился, как он просто и спокойно принял свой новый статус, нисколько больше не переживая по поводу своего нового положения. Все его мысли занял грядущий триумф над своей супругой. Наглый выскочка получил таки по заслугам! У слабака не выдержали нервы и он пару раз облажался перед камерой, перед всем светом! Один раз бросился бежать, испугавшись авиаудара, второй раз в нервном тике пожевал свой галстук.

Он был полон решимости заставить свою супругу увидеть этого негодяя в таком виде.

— Давай посмотрим телевизор — предложил он, едва переступив порог, предвкушая скорый триумф.

— Давай — ответила она с какой-то нехорошей усмешкой.

Он, бывало, заставлял её смотреть записи унижения тех, кто ей нравился, когда они, конечно, были в его власти. Поэтому его насторожил её ответ. Обычно приходилось применять силу, даже привязывать к креслу, а тут она спокойно села сама. Это было странно.

Он поставил диск, и на экране повторялось снова и снова — как наглый выскочка бежит, в безумном страхе выглядывает из под тел недоумённых охранников, как в стрессовом забытье жуёт и жуёт свой галстук.

Супруга спокойно и, как казалось, безучастно смотрела эти кадры, которые повторялись снова и снова. Казалось, она могла смотреть и смотреть это вечно. Как будто её это уже совсем не интересовало. Не было ни обычных истерик, ни обвинений его в низости, в подлости...

— Ну, что нравиться? — спросил он, несколько обескураженный.

— Нравиться. А ещё больше мне нравиться вот это кино — она с торжествующей усмешкой переключила канал, и он невольно отшатнулся.

Прямо в экран с силой шмякнулось чьё-то невероятно искажённое в пропорциях лицо. Казалось ещё чуть-чуть, и оно вывалилось бы из телевизора, пробив своим лбом жидкокристаллическую панель. По огромному, в человеческий рост, экрану пошли судороги этого расплющенного урода, настолько вдавленного своей жуткой перекошенной харей в стекло телевизора, что, казалось, его близко посаженные тусклые рыбьи глаза вытекли бы, лопнув от напряжения, если бы не прозрачная стена экрана, в которую они намертво впечатались.

— И что она смотрит? Ужасы какие-то. Извращенка — он хотел уже отвернуться и уйти, но тут он увидел на заднем фоне, за вдавленным в экран уродом, какую-то шевелящуюся над ним бесформенную грыжу, которая была отдалённо похожа, была похожа на ....

Да, несмотря на жуткие искажения, которые давала спрятанная за кривым зеркалом камера, это был он, безусловно, он, он и его мальчик, совершенно узнаваемые, хоть и настолько страшные в этом ракурсе, что казались жестоко изуродованными безжалостной вивисекцией абортными плодами каких-то инфернальных мутантов, навечно запечатанные неведомым волшебником в прозрачную банку кунсткамеры.

 

Глава 12. История одного обмана (Часть первая)

— Что-то у вас тут всё через одно место — Николай с усмешкой посмотрел в глаза Алхимика.

— Что поделать, бывает — отведя взгляд, смущённо ответил тот. — Но масть, как раскрыла себя масть! Возможно, Вам это не понятно, но игра пока развивается просто идеально. Палка из символа отшельничества превратилась в процессе игры в символ власти. Да, порочной власти, но власти. Таким образом, взрыв теряет свою власть над, им же данной Вам, мастью. Ну а то, что такой сон, ну я же Вам уже объяснял — его влияние, искажения, враг ищет возможности прервать мою игру и снова получить власть над Вами.

— И что всё это что я видел — на самом деле так запущено?

— Даже и не знаю, как сказать. Вариантов одного сна — миллионы. Помните, как я говорил, что все эти близкие сны составляют одно облако, один кластер. Сами сны могут отличаться, как и незначительными нюансами, так и весьма существенно. Но это всё равно разные варианты одного и того же сна. Вы видно сравниваете то, что увидели сейчас с какими-то Вашими прежними преставлениями?

— Ну, да, ведь они ... эти из сна ... напоминают — Николай всё никак не мог сформулировать вопрос.

— Вы, наверное, хотите спросить — является ли та иллюзия, в которую Вы были только что погружены, тождественна тем иллюзиям, которые были у Вас раньше? И, да и нет. Этот вопрос мог возникнуть у Вас только потому, что сны, которые Вы видите здесь, кажутся Вам знакомыми и чем-то напоминают другие сны, бывшие у Вас раньше, до прихода сюда. Повторяю, это сны из одного кластера, разные варианты одной иллюзии, которых может быть бесконечно много.

Наступила недолгая пауза. Наконец Николай спросил:

— А можно как-нибудь продолжать без этих баночных уродов. Ну, надоели! Всё одно и то же.

— Без банок? — Алхимик улыбнулся. — Неужели не хотите отведать Залеских козлов? Смотрите их там целая куча. Думаю, будет очень зажигательно.

— Нет, только не Залеские козлы! — Николай даже поднял голос и невольно привстал, как бы собираясь уходить

— Ну что ж, без козлов, так без козлов — протянул задумчиво Алхимик. — Масть надо полностью отыграть. Осталась последняя карта этой масти — «Повешенный» — Алхимик протянул ему карту, на которой был изображён висящий вниз головой улыбающийся человек с нимбом вокруг головы.

Николай невольно вздрогнул.

— Что Вы так испугались, ведь вы же уже умерли? — усмехнулся Алхимик, вложив в слово «умерли» бездну сарказма. — Это ещё не карта «Смерть». Но если эту карту правильно разыграть, то и смерть нам будет не страшна, она станет играть на нас, станет нашей картой.

— Смерть? — спросил Николай, взглянув в глаза алхимика, и увидел в них отблески догорающего заката за открытой колоннадой, которая с запада ограничивала зал дворца в котором он находился.

— Да смерть, смерть. Никто не властен над смертью. Сколько прошло лет со смерти вашего праведного родственника — два года, три? Время летит быстро — прямо глядя в глаза того, кем очнулся Николай, говорил, не то, соболезнуя, не то, усмехаясь, со своей неизменной полуулыбкой сам прокуратор Понтий Пилат.

— Я буду вечно помнить его. Он был праведный человек — ответил он, стараясь прямо, не опуская свои глаза, смотреть в холодный, пронзительный и властный взгляд безжалостного убийцы.

— Конечно, конечно, как я убедился, Вы необыкновенно честны для здешних нравов. Вашего наставника давно уже нет. Он казнён позорной смертью, его обезглавленное тело, выброшенное из дворцовой башни, ваши верные ессеи нашли уже полуобглоданным собаками, а Вы, по-прежнему, чтите и не отрекаетесь от него. Другой бы на Вашем месте, как водится в этих краях, давно бы его, по меньшей мере, забыл, а, скорее всего, отрёкся, объявив лжепророком, с которым никогда не имел никаких дел, дабы тень его поражения не помешала бы вашим нынешним делам.

— Скажите, это Вы сразу после нашего поражения в Храме послали ко мне Хузу? — прервал он прокуратора.

Ему было не очень приятно слушать его сентенции о трагедии постигшей дядю Иоанна.

— Да, я.

— Но ведь он приближённый Ирода?

— Конечно, он приближённый Ирода и мой человек. Так же как есть мои люди в синедрионе, а люди Ирода и синедриона есть среди моих людей. Это обычное дело.

— И Ваши люди есть среди моих приближённых?

— А Вы как думали? Самые близкие. Я думаю, что Вы уже давно догадались. Ну откуда всегда рядом с Вами появился бывший легионер с правом ношения меча?

Наступило молчания. Еуша, так звали того, чей сон овладел Николаем, казалось, был потрясён, невольно сгорбился, чуть не закрыв руками своё покрасневшее лицо.

— Но он же говорил, что я исцелил его сына. Молитвой — ответил он как-то потеряно.

— Ну да, ну да, говорил. Он попросил Вас, Вы помолились. Через несколько часов он вам радостно сообщил, что пришла весть о чудесном исцелении. И он сразу стал Вам должен. И Вы без всякого подозрения приняли от него множество услуг. У него много друзей, все они, по большей части богатые сборщики налогов, и Вы спокойно ездили по всей стране от дома одного мытаря до другого. Признайтесь, очень удобно. Вам это было нужно. Иоанн был сыном состоятельного раввина, с его потерей вам было бы трудно без этого гостеприимства. Сейчас Вы где остановились? В Иерихоне в доме мытаря Захея? — прокуратор беззлобно рассмеялся.

— Ну, я же исцелял! Слюной слепоту.

— Конечно, к Вам подходили неизвестные паломники, говорили что слепые, и Вы их исцеляли. Это было здорово!

— А Мария? Она тоже Ваш человек? Вы подослали её? — взгляд Еуши был безумен.

— Ну, Вы же её сами спасли от побивания камнями. Право не мог же я быть столь хитроумным, чтобы всё это устроить. Собрать толпу возбуждённых религиозных фанатиков мне не под силу, это ваше дело.

— Но откуда у неё появилось это снадобье?

— А как она сама Вам это объяснила?

— Сказала, что ей его продала колдунья.

— Но вот колдунью подослал ей я. Хотите, познакомлю? Зара! — крикнул прокуратор и рядом с ним, откуда-то из сгущающейся тьмы за спиной соткалась статная женщина, сверкнув в полутьме огромного зала драгоценнейшим шёлком тончайшей туники.

— Это Зара. Она из Александрии. Дочь египетского жреца и дочери греческого философа. Жуткая смесь! И как мы римляне смогли их победить, до сих пор не понимаю? — он улыбнулся, глядя на Зару, и та так улыбнулась в лёгком поклоне в ответ, что сразу стало ясно, кто из этих двоих тут настоящий победитель.

— Именно она придумала этот план, который Вы практически самостоятельно и вдохновенно выполняли всё это время. Она продала Марии это снадобьё якобы для облегчения блуда. Блудница даёт его мужу, тот впадает в такое забытьё, что кажется мёртвым, можно гулять, пока не очнулся. Но так как Мария уже была верна Вам, как Зара и предполагала, Вы догадались устроить посредством него воскрешения. Давали снадобье. Выпившего его все считали за мёртвого. Помещали в могилу, а когда наступало время, Вы приходили, отворяли камень и воскрешали.

Еуша сидел, опустив голову, сжав плечи, похоже, готовый расплакаться. Но всё ж таки он нашёл в себе силы поднять голову и задать прокуратору вопрос:

— Зачем Вы всё это делали?

— Потому что Вы нравитесь мне. Потому что мне нравиться, что Вы проповедуете. Я думаю, Вы и Ваши идеи нужны этой стране.

— И только?

— Конечно же, нет, я намерен при помощи Вас попробовать сделать некоторые нужные мне вещи. Я хочу заключить с Вами сделку. Я хочу, чтобы Вы кое-что сделали для меня.

— Что?

— Доделали бы то, что вам не удалось тогда, когда Вы потеряли своего дядю — захватить и очистить храм.

Взгляд Иуши был настолько безумен, что прокуратор быстро продолжил, очевидно, боясь за голову собеседника.

— Вы пользуетесь популярностью. У Вас есть довольно многочисленная группа сторонников. Вы несёте проповедь. Вы имеете право стать членом синедриона. Но это практически невозможно, так как Вы находитесь не в рамках их клановой системы. Единственный шанс попасть в синедрион — принудить их Вас каким-то образом признать, а это можно добиться, только поставив их перед ситуацией когда из-за Вас будет невозможно проведение религиозных обрядов. Если Вы и ваши сторонники парализуют работу Храма, то они будут вынуждены Вам уступить.

— Но зачем?

— Ну, представьте — храм захвачен вашими сторонниками, вы проповедуете там что-то духоподъёмное, менялы изгнаны, торговцы скотом тоже, раввины там с вами ничего не могут сделать. Начнут мне жаловаться, но я буду их посылать — это религиозная проблема, решайте её сами. И они будут вынуждены пойти на уступки — признать и сделать вас членом синедриона.

— А дальше?

— А дальше я через некоторое время делаю Вас первосвященником. И Вы начинаете свои реформы.

— Но, а какая ваша выгода?

— Ну, например, Вы даёте храмовые деньги для постройки водопровода, бань, канализации...

Еуша рассмеялся:

— Это всё только ради денег? Неужели такой хитроумный план только ради денег? Неужели Вы не можете по-другому добыть деньги?

— Набить свой карман деньгами — да это запросто! Просто буду продавать должность первосвященника, и деньги потекут ко мне рекой. Ведь каждый месяц их можно менять. Но вся беда в том, что я им тогда буду должен. Начнут роптать, наглеть, считать, что всё им позволено, жаловаться. Итак, доносами замучили. А в этом случае Вы будите должны мне. И деньги я заработаю, и город приведу в соответствие имперскими санитарными нормами, и никто не придерётся.

— Неужели всё это ради водопровода? Я не могу поверить! Вы помогали мне, творили за меня чудеса, сделали, так что в них и меня поверили толпы людей, я и сам поверил ... и всё это ради водопровода? Неужели я бился за своего Бога ради водопровода? Я ищу Бога, путь к нему, а вы хотите построить водопровод! Я знал, что вы язычники не верите в Бога, но неужели водопровод может его заменить? Вы верите в Бога?

— В вашего — конечно же, нет. Хотите, я объясню Вам, во что мы верим? Вот Зара, в ней сошлись кровь народа, который научился творить настолько совершенные иллюзии, что своими чудесами способны зажечь в ком угодно веру в любых богов, и кровь страны, которая научилась познавать мир и изобретать. Разум победил искусство иллюзии, греки победили египтян. Слившись вместе они создали — Александрию, город где лучшие оружие, лучшие корабли, лучшие театры, лучшие врачи, искуснейшие механизмы, книги, поэты, художники ... И знаете кто их Бог? Вдохновение. Их Бог проявляется не в чудесах, они сами могут создать любые чудеса. Не в грозных проявлениях природы, они научились им противостоять или устранять последствия стихий. Не в карах насылаемых болезнями, гигиена, которую ваш народ так настойчиво отвергает — свела их, практически, на нет. Их Бог проявляется в овладевающим человеком вдохновении, творящим через него новое и прекрасное. У них божественен творец — будь он художник, артист, инженер...

— Неужели ваши обожествленные императоры настолько вдохновенны? — перебил прокуратора Иуша.

— Наши, нет. Вдохновение Бог — Александрии. Наш Бог — Воля. Их Бог проявляется в людях искусства и науки, наш — в солдате и правителе. Их воплощение божественного — гениальный творец, наш — непреклонный в своей воле солдат. Император, как высшее воплощение воли к власти. Наш Бог победил их. Мы победили Александрию, не имея ни таких баллист, ни таких кораблей, ни такого искушённого знания. Потому что мы шли к цели, поставили цель и шли к ней, любыми путями, несмотря ни на что. Поэтому я и хочу, любым путём построить этот водопровод, будь он неладен. Если я поставил цель — я должен её достичь. Только так я проявляю веру в своего Бога.

Неожиданно очаровательная колдунья, до этого скромно державшиеся в тени позади прокуратора, вышла вперёд в свет стоящего рядом с креслом светильника и пристально гладя в глаза Еуши, не то улыбаясь, не то усмехаясь, спросила:

— Наши Боги понятны — он вдохновение и воля. А что есть Ваш Бог? Через что и как он проявляет себя?

— Мой Бог истина! — не сомневаясь не секунды, без малейшего колебания выпалил он.

— Истина? А что есть истина? — ответила она. — Разве истина не преходяща? У Вас одна истина, у фарисеев — другая. И Вы, и они в борьбе отстаиваете каждый свою истину. Получается, что истина лишь временное соглашение между людьми, подвижная граница между борющимися мнениями.

Еуша вслушивался в чарующий тембр её голоса, который казалось, проникал в самою глубь его души, овладевая, соблазняя и превращая в восторженного ребёнка, младенца, жаждущего только одного — прильнуть к ней, чтобы окунуться всем своим существом в исходящей от мудрой женщины поток неизъяснимого очарования.

Прошло некоторое время, после того как она перестала говорить, прежде чем он смог прийти в себя. Но и даже тогда в его голове крутились лишь какие-то путаные обрывки обычных речёвок механически произносимых на собраниях, так что получилось что-то следующее:

— Я есть истина. Я не буду служить Вам, я буду исполнять волю моего Бога, потому что он истина. Вы должны понимать, я не отрекусь от Господа моего, так как он и есть истина.

Зара, очаровательно, но разочарованно, улыбнувшись ему в ответ, отступила обратно за кресло Пилата, передавая тем ему обратно нить разговора.

Старый солдат начал громко и незатейливо:

— И не надо отрекаться. На вашу истину мы и не посягаем. Оставайтесь с ней себе на здоровье. Ну, я же уже это говорил — мне нравиться то, что Вы проповедуете. Нет, на самом деле. Например, блаженны нищие — отчего ж тогда не отдать богатства Храма на санитарное оздоровление города! Вы не настроены радикально против Рима, призываете платить налоги — кесарю кесарево, не пытаетесь вмешиваться в вопросы светской власти, не абсолютизируете абсурдные требования галахи, терпимы к другим народам. По сравнению с полным отсутствием каких-либо идей у саддукеев, и какого-то совершенно тупого догматизма фарисеев у вас чувствуется какое-то дыхание, жизнь. Желание, по крайней мере, хоть что-то изменить, найти. Мне думается, что у Вас и Римской власти найдётся общий взгляд на будущее вашего народа. Светская власть Ирода, ну понятно условно, с оговорками, но всё ж таки двигается в нужном направлении, но он контролирует едва ли четверть страны, влияние его очень слабо. Он болен, ничтожен и жутко ограничен. Увы, в этой стране огромную роль играет Храм, а он совершенно не хочет реформ. Он способен только на клевету и глухое сопротивление любым моим инициативам. Я вижу только одну силу способную вдохнуть в него жизнь — Вас с вашими ессеями.

— Скажите, зачем Вам Ирод? Вы же сами говорите, он слаб, ничтожен. Почему Вы не хотите уничтожить его.

— Потому что я дал ему слово. И я буду держать своё слово, пока он держит своё.

— Но он убил моего дядю. Я ненавижу его!

— Неужели! Как я об этом не догадался — рассмеялся прокуратор. — А знаете, что дядя Зары убил моего отца. В самом деле. Во время морского сражения баллисты его триеры разнесли в клочья корабль, где был мой отец. Её мать пленили в Александрии. Казалось, какие у нас основания сотрудничать? А вот сейчас она свободна, и помогает мне. Мы верим, что империя, устанавливая единый для всех народов закон и порядок, делает жизнь лучше для всех своих подданных, при этом, не посягая на их самобытность. Вот ваш Бог обещал, что Вы будете править всем миром. Но как вы собираетесь его завоевать, оставаясь запертыми в своем государстве-гетто, даже и не собираясь контактировать с чужаками? А вот греки завоевали нас. Мы читаем их трагедии, учимся в их университетах, их театр стал обязательным в каждом нашем городе, мы поклоняемся их Богам ... Да мы уже и не знаем где их, а где наши боги. А вы? Вы же вымираете от болезней! Вы самый больной народ в империи. Вы задумывались — сколько вас умирает от них каждый день? Когда, подавляя мятеж, мои солдаты убили несколько сотен бунтовщиков, вы подняли жуткий вой. Но столько же вас умирает ежедневно, да нет больше! А сколько влачит жалкое существование изуродованных хворями калек. И вы не отделяете их от себя! Прокажённые, чесоточные, больные чёрт ещё знает чем, находятся вместе с ещё здоровыми, толпятся в Храме и синагогах, вместе со скотом, птицей, хотят по их испражнениям, в жуткой вони, в облаках мух, тучах других насекомых ...и всё это при я гигантских храмовых накоплениях. Но зачем золото умирающему? Разве больной не отдаст всё — чтобы выздороветь?

— Если то, что Вы задумали, удастся, что Вы сделаете с моим народом?

— Я очищу город, так же как Вы собираетесь очистить Храм. Водопровод, бани, купальни с проточной водой перед Храмом. Мне очень нравиться Ваша идея обмываться в проточной воде на свежем воздухе, под солнцем, а не в спёртых протухших миквах, где плещутся и здоровые и больные. И главное, поймите, здоровые заражаются от больных, поэтому при помощи Ваших идей, я надеюсь отделить больную часть народа, от ещё здоровой. Да вы и собственно сами говорили — не мир принёс я, а разделение. Зачем безнадёжно больным перспективы в этой грешной жизни? Им одна дорога — в аскетические закрытые от внешнего мира общины — лепрозории, душу спасать, ожидая скорого конца света. Желательно если эти их убежища будут устроены прямо в погребальных катакомбах. Пусть они там хоронят своих и чужих мёртвецов. Вот видите, даже для них, если подумать, можно найти полезное применение. Ну а здоровые должны понять — мы не хотим им зла, нам нет дела до их веры и обычаев, но Империя это данность, которую не обязательно любить, её достаточно лишь принимать и уважать — улыбка ни разу не сошла с лица прокуратора во время разговора.

— Вы так заботитесь о нашем здоровье? Я в это не верю.

— Ну, тогда считайте что, я забочусь исключительно о здоровье моих легионеров. Они вынуждены находиться в вашей среде, контактировать с вами, например гарнизон в башне Антония, и среди них растёт число заболевших. Отсюда и все мои старания. Такой ответ Вас устроит? — обворожительно улыбнулся имперский наместник.

— А Вы хоть немного уважаете мой народ? — спросил Еуша.

— Я принимаю его как данность. Для того чтобы править — необязательно уважать, достаточно знать.

— И что же вы о нас знаете?

Зара снова выступила из полутьмы:

— Ну, например, мы знаем, как ваш Бог проявляет себя. Разве ваш Господин не проявляется почти исключительно только тогда, когда в гневе насылает на вас болезни?

— И что это значит? Да наш Бог гневлив, но он освободил нас от египетского рабства и дал эту землю обетованную.

Зара на это как-то насмешливо улыбнулась и подала прокуратору несколько старых свитков лежащих на столе. Пилат развернул один из них, глянул мельком и протянул Иуше.

— Вы умеете читать старые египетские папирусы? Я нет. А вот Зара умеет. Через меня она заказала очень интересные документы из архивов Александрийской библиотеки. Они на многое раскрывают глаза.

Еуша развернул один из свитков. Глядя на множество рядов непонятных иероглифов, его охватило странное беспокойство, словно он соприкоснулся с чем-то, что может кардинально изменить его судьбу.

— О чём они? Это трактат о Моисее, о нашем Боге?

— В том числе и о нём, о Моисее. Только это не трактат о Боге. Это отчёты государственных служб египетского царства о санитарных мероприятиях. В какой-то момент они решили избавиться от больных, прокажённых, сумасшедших. Так как они были практически во всех сферах общества, они создали что-то вроде религиозной секты, объединив их всех вместе и поставив во главу заболевших жрецов. После чего те убедили свою паству искать свою судьбу за пределами Египта, так и началось то, что Вы называете исходом — объяснила Зара.

— Я не верю Вам! — в гневе вскричал Еуша, с силой отшвырнув от себя свиток.

— Как жаль, что Вы не умеете читать — кольнула его своей обворожительной улыбкой соблазнительная колдунья, аккуратно собирая разлетевшиеся по столу папирусы.

Наступило молчание. Еуша сидел словно парализованный, задыхаясь от охватившего его гнева, обиды, желания встать, уйти и покончить с этим затягивающим и парализующим его кошмаром. Но что-то не давало ему этого сделать. Что-то заставляло его сидеть и сидеть, терпя эту пытку, с бешено колотящимся сердцем, гремящим сумасшедшим барабаном в готовых лопнуть висках, истекая потом под пристальными взглядами впервые напрягшихся за всё время разговора, но всё так же улыбающихся, прокуратора и его ведьмы.

Наконец он словно стал медленно выплывать из сжигавшего его раскалённого облака. Самообладание стало возвращаться к нему. Он, вдруг совершенно неожиданно для себя,

как ему показалось, отрывисто и хрипло из-за пересохшего горла, спросил, еле открывая свой ставший непослушным рот:

— Вы всегда улыбаетесь? Даже когда казните?

Прокуратор и Зара вздохнули с явным облегчение, радостно переглянулись, колдунья в порыве даже быстро пожала лежащую на столе руку Пилата. Тот весело рассмеялся:

— Мы не любим казнить. Мы любим — убеждать и побеждать. А это можно делать только с улыбкой — по военному прямо ответил прокуратор.

— Вы многое ещё должны понять, поймёте и это. Вам предстоит ещё многому научиться — уклончиво одарила его улыбкой соблазнительная ведьма.

Прокуратор замолчал на мгновение, пока Зара, почтительно склонившись в полупоклоне, преподнесла Еуше кубок холодного вина. Убедившись, что гость после нескольких глотков полностью восстановил своё самообладание, Пилат продолжил:

— А сейчас, я хотел бы остановиться на деталях нашего плана. Если, конечно, вы не против. Вы не против? Отлично! Итак, в ближайшие дни в город придёт почти вся страна, в том числе и Ваши сторонники. То есть, следующий раз такая же концентрация симпатизирующих Вам здесь будет только через год, на очередной пейсах. Поэтому Вы должны сейчас определиться — выступите сейчас, или подождёте ещё год, два, чтобы о Вас и ваших новых чудесах узнали побольше. Итак, сейчас, или позже? — прокуратор пристально посмотрел в глаза Еуши.

— Сейчас — твёрдо сказал он.

— Отлично. Итак, Вы вернётесь в Вифанию, пока не рассвело. Вас домчит тот же мой всадник, что и привёз сюда. На утро в установленном месте Вы найдёте осла. На нём и въедете. Я мог бы дать коня, даже колесницу, но мы не должны давать повода обвинять Вас в претензиях на светскую власть. Вы скромно пришли в Храм вести религиозные диспуты. Искать и отстаивать истину. Мои люди организуют Вам встречу, будут махать пальмовыми ветвями, приветствовать праведника и пророка. В общем, сделаем всё, как полагается. Если кто о Вас и забыл, то напомним, если кто не знал, то заставим узнать. Слухи в толпах паломников распространяются стремительно. Далее Вы входите в Храм, гоните менял, торговцев и начинаете проповедовать. До пейсаха несколько дней, поэтому всё должно решиться быстро. Сможете продержаться — считайте дело сделано.

— А если нет? Что будет, если нет? — спросил Еуша.

— Бегите, прячьтесь и начинайте всё сначала. Это Вам не впервой. Даже если Вас настигнет погоня, мои люди будут наблюдать, самосуда не допустят. С вами, как теперь Вы знаете, был и будет мой человек с мечом. Он солдат, бывший легионер, стоит десятка храмовых служек. Он не бросит Вас, не отступит. В любом случае суд синедриона не имеет права Вас казнить. Уж что-что, а спорить о сущности своего Бога вы можете хоть бесконечно.

— Но я могу его парализовать и потом воскресить — вдруг подала голос Зара.

— Но это будет, если я его приговорю к казни, но я же не хочу этого делать — прокуратор всё так же неотразимо улыбался. — Мне нужен новый первосвященник, а не новый Осирис.

— Просто это очень опасная игра. Тут всё пронизано шпионами. Если они есть у нас, значит, есть и у синедриона. Как и мы, так и они, должно, быть давно следят за ним. Если ситуация выйдет из под контроля, нам придётся его казнить, чтобы потом воскресить — настойчиво продолжала Зара, полуобняв сзади Пилата и склонившись к нему своей красивой головкой. — Он должен знать, мы не бросим его, чтобы не дрогнул, не отступил. Он знает, что это возможно, он сам пробовал зелье на других, и он не должен бояться.

— Хорошо — согласился с Зарой прокуратор.

— Итак, Еуша, если Вы продержитесь до наступления пейсаха, то Вы согласны сотрудничать со мной, на тех условиях, что мы обговорили? — спросил Пилат, гладя прямо ему в глаза.

— Да — ответил Еуша.

— И Вы должны знать, если не получиться на этот раз, я намерен попробовать ещё, на следующий год, и если не получится и тогда, то пробовать ещё и ещё. Вы согласны, не отступать?

— Да.

— Итак, повторим, если вас сметут — бегите, прячьтесь. Не сможете убежать — сдавайтесь, мои люди проследят, чтобы с вами не расправились без суда. Я сделаю всё, чтобы не приговорить Вас к казни, так как Вы мне нужны живым — улыбка прокуратора была само дружелюбие.

— Ну, если меня всё ж таки заставят Вас распять, вдруг случиться такая незадача, то вся надежда, только, на Зару. Ты не подведёшь?

В ответ Зара мило улыбнулась, сверкнув на гостя своими необыкновенно глубокими чёрными глазам. Почему-то от этого взгляда у Еуши мороз пошёл по коже.

Прокуратор позвонил в один из многочисленных колокольчиков стоящих на его столе.

— Руфий — представил он человека с совершенно незапоминающимся лицом, но очень внимательным взглядом. — Все вопросы решайте с ним.

Руфий провел Еушу в небольшую комнату, где долго и подробно обсудил с ним предстоящие на следующий день дела. Потом вывел тёмным коридором к потайной двери, где в глухом тупике у дворцовой стены его уже ждал всадник.

 

Глава 12. История одного обмана (Часть вторая)

В доме, где он остановился, всё было как обычно. Жёны его пререкались между собой, особенно Марфа буквально бросающаяся на Марию, по обыкновению попрекающая её тем, что она совершенно не занимается хозяйством. Апостолы предавались обжорству, пьянству, безделью и бессмысленным дискуссиям, за исключением сурового Петра, который по старой солдатской привычке начищал свой меч, внимательно следя за происходящим, и старательного Иуды, который что-то усердно считал в своих гроссбухах, традиционно скорбя над сумами расходов.

Еуша сел на своё место, внимательно разглядывая своих соратников и прикидывая — как они поведут на предстоящей акции? Увы, выводы были явно пессимистические. Он было уже начал думать — не отложить ли, пока не поздно, захват Храма на годок, другой, но насмешливые прокуратор и его колдунья так и стояли перед его глазами, и, стыдно сказать, больше всего он после разговора с ними боялся упасть в их мнении.

Сзади послышались визгливые бабские крики. Похоже, Мария с Марфой сцепилась не на шутку. Ссора произошла из-за нардового мира. Пока Марфа хлопотала по хозяйству, Мария, как обычно, мучимая бездельем, села расчёсывать свои густые кудри гребнем смазанным миром. Увидев это, Марфа взорвалась — ничего не делает по хозяйству, только миро переводит! Марфа бросилась отобрать кувшин с миром, но Мария схватила его и кинулась бежать. Марфа дёрнула убегающую Марию сзади за платье, и та, не удержав равновесие, в падении разбила алавастровую вазу прямо об голову Еуши, облив его всего драгоценным маслом.

Мария, плача, в ужасе бросилась перед Еушей ниц прямо в натёкшую с него липкую лужу, и стала, дабы загладить вину, своими длинными и густыми волосами размазывать по его ногам растёкшееся миро.

Потрясённый ударом, Еуша молча сидел, крепко схватившись руками за поручни кресла, чтобы не свалиться с него от головокружения. Наступила тяжёлая тишина. Все в ужасе ждали, что же последует за потерей столь значительной части общака.

Первым не выдержал Иуда, гнусаво причитая — о скорби мои, скорби — он стал высчитывать, сколько же дней надо собирать, милостыню чтобы покрыть убытки. За ним визгливо заверещала Марфа, обвиняя во всём, естественно Марию. Скоро началась всеобщая ругань, грозившая вот-вот перейти в массовую подтасовку. Один лишь Пётр спокойно сидел на своём месте, чему-то усмехаясь, пробуя пальцем остриё своего меча.

— Тихо — прейдя в себя, крикнул, еле вставший, шатающийся Еуша. Шум от склоки был совершенно невыносим для его чуть не расколовшейся головы. — Завтра идём в Храм. Или на царство или на погибель.

— Знак, знак — закричала стоящая на коленях, вся промасленная, Мария, раскачиваясь справа — налево.

Она вскинула вверх руки, отчего её полные соблазнительные груди, теперь совершенно не скрываемые прилипшей к ним обильно пропитавшейся маслом тонкой тканью платья, словно вывалились наружу.

— Знамение! Помазание на Царство! Свершилось, помазанье свершилось. Чудо, чудо. Завтра в Храм! В Храм! — кричала она в исступлении, раскачивая в такт безумным воплям своими открытыми для всеобщего обозрения прелестями.

Постепенно амплитуда и частота качания увеличивалась, скоро её движения переросли в стремительно набирающее обороты вращение. Центробежная сила срывала с её распущенных волос капли мира, так что обильно летящие во все стороны липкие брызги обильно орошали присутствующих

— В Храм, В Храм — эхом прокатилось по комнате волна нервного возбуждения.

Начинался обычный для этой компании шабаш всеобщего сумасшествия. Скоро судороги, эпилептические припадки, пена изо рта, безумные выпученные глаза, дикие крики, и другие немыслимые корчи, овладевшие присутствующими, зримо и недвусмысленно обозначили факт сошествия на них очередного откровения. Всё это продолжалось до тех пор, пока участники радения беспорядочно попадали оземь полностью обессиленные.

Следующее утро Еуша ознаменовал своим очередным, можно сказать рядовым, маленьким чудом. Он дал чёткие указания, где найти осла для своего передвижения. В указанном месте действительно стоял осёл, и достаточно было сказать находящемуся рядом с ним бородатому громиле пароль — он надобен Господу — как к радости и благоговению посланцев, совершенно незнакомый им бородач без колебаний отдал своё имущество, расставшись с ушастым животным.

Въезд в город был воистину триумфальным! Вдоль улицы через каждые два метра стояли рослые мужчины в одинаковых серых хламидах с закрытыми платками лицами. Они синхронно размашисто взмахивали пальмовыми ветвями и хорошо поставленными командными голосами отрывисто гаркали — Осанна! За ними ходили такие же рослые мужчины, только уже в белых хламидах (один ходящий где-то на десять стоящих и размахивающих ветвями) и сообщали всем прохожим, что, это едет — сын Давидова, воскреситель Лазаря из мёртвых.

Надо признать, что эти усилия привели к определённому результату — к Храму вместе с Еушей подошла довольно значительная толпа. Войдя в его приделы Еуша после короткой речи осуждающей торговцев и менял, призвал очистить Храм и самолично перевернул первый стол. Рослые мужики в серых и белых хламидах, с закрытыми платками лицами, которые все после приветствия организованно последовали за ним, видно воодушевлённые его примером, быстро и умело разгромили торговые ряды, мигом выгнав всех торговцев вон, вместе с их скарбом.

Так что скоро Еуша залез на какое-то возвышение посреди всеобщего разгрома, кажется перевёрнутый ящик, и начал свою проповедь. Вокруг него сплотилось двенадцать соратников, немного поодаль как-то необычно ровными рядами выстроились его новые последователи в серых и белых хламидах, ну а за ними как-то опасливо жались и остальные слушатели.

Он говорил долго. Осуждал сребролюбие саддукеев, догматизм фарисеев, говорил, что Храм и вера должны стоять на Истине, и что если в основе нет истины — здание рухнет. Он предрекал всеобщую скорую гибель и скрежет зубовный, и тут же обещал рай и спасение. Он говорил, говорил, говорил ...

Время от времени серые и белые хламиды громко гаркали — Ура!

В какой-то момент их ряды раздвинулись, и к нему бодро и деловито направилась большая группа слепых и калек, которых он с радостью, под всеобщие крики ура, всех до одного благополучно исцелил.

Ожидаемые саддукеи с фарисеями так и не появились. Время от времени он замечал, как из за колон высовывались какие-то явно подосланные синедрионом соглядатаи, которые, немного понаблюдав, быстро утекали куда-то по направлению к дворцу первосвященника.

Постепенно стало смеркаться. Зеваки и любопытные, толпившиеся за спинами серых и белых хламид, стали постепенно расходиться. Скоро в залившей пустое пространство тьме остался только он, двенадцать апостолов, и серые и белые хламиды. Его соратники запалили факелы, и он теперь стоял в кольце их мерцающих огней. В их дрожащем свете он заметил, как со стороны башни Антония незаметно из тьмы появился Руфос. Он деловито обошёл пустую площадь, как-то нерешительно покрутился вокруг их группы, близко, однако, не приближаясь, потом отошёл и что-то сказал одному в белой хламиде, тот взмахнул рукой, и серые и белые организованно и быстро удалились.

Перед уходом, как показалось Еуше, растерянный и озадаченный Руфос ободряюще махнул ему из далека, и тут же быстро скрылся за ближайшей колонной, без следа растворившись во тьме.

Еуша и двенадцать соратников (по числу колен Давидовых) остались совершенно одни. Огромная холодная пустота безлюдного храма казалось давила их своей бесконечностью. Такие маленькие и одинокие посреди этой безмолвной громады они невольно задрожали, как будто их пронзил какой-то посюсторонний совершенно непереносимый холод, так не похожий на мягкую, ночную прохладу, обычно заливающую приятной свежестью раскалённое в течение дня каменное пространство. Ещё немного подождав, они, вдруг все остро почувствовали, как на них навалилась, словно, выдавливая прочь, какая-то нечеловеческая усталость этого суматошного дня, и, кроме того, они всё вдруг вспомнили, что ничего не ели с самого утра. Началось роптание. Пара, самых нестойких, без спросу отправилась восвояси. Потом ушёл ещё один, Иуда, с обещанием принести хлеба и вина. И вдруг, словно разом сломавшись, вся оставшаяся компания, как по команде, быстро направилась вон из храма, обратно в Вифанию, туда, где горел очаг, ждала постель, а жёны вчера помазанного на царство Царя Иудейского наверняка, истомившись в ожидании, уже приготовили обильный ужин.

Когда они уже подходили к Вифании, им повстречался идущий навстречу Иуда, нёсший кувшин вина и несколько лепёшек. Он был очень удивлён, увидев бредущих из города павших духом соратников, и поведал, что жёны помазанного на царство уже спят, готовясь с самого раннего утра наделать съестных припасов, чтобы доставить их в захваченный ими Храм.

— Готов ли ужин? — раздался нестройный хор усталых голосов.

— Ужина нет, есть только это — ответствовал усердный казначей, протягивая оголодавшим свою скромную поклажу.

Соратники решили обсудить ситуацию в ближайшей масленичной роще. Да, они утром захватили Храм, но так же им было ясно, что одни они не могут его удержать. Если бы не переодетые в штатское легионеры, их бы давно выкину ли бы оттуда. Но легионеры ушли, а значит, там нельзя было больше оставаться, храмовая стража мигом скрутила бы смутьянов. Но дело то надо сделать, поэтому Еуша горячился, и звал соратников немедленно вернуться, возможно, в ещё пустой Храм, чтобы там сразу же забрикадироваться, ожидая что, возможно, всё ж таки найдутся паломники готовые к ним присоединиться.

— Легионеры не могут там оставаться вечно и делать всё за нас. Если у нас не найдётся сторонников, то они не помогут. Это наше дело — кипятился он, убеждая бросить лёгкий ужин под маслинами и немедленно возвращаться в город.

— Да там уже стража — отвечали ему, захмелевшие апостолы, уже устраиваясь прямо под деревьями на ночлег. — Утром пойдём. Придут легионеры, и мы ещё раз всех выгоним.

Ещё не рассвело, когда Еуша пинками поднял своих апостолов. Под градом ударов, голодные, не проспавшиеся, ворча, жалуясь и проклиная судьбу, они потянулись в путь. Похоже помазанный на царство не спал всю ночь — взгляд был воспалён, его била дрожь, он явственно находился в крайней степени раздражения и напряжения. Периодически его сотрясали вспышки ярости, когда он, размахивая посохом, начинал кричать проклятия, призывая все кары небесные на всё вокруг. Во время одного такого приступа он сначала проклял, но потом когда ему этого показалось мало, он в неистовстве набросился на попавшееся под горячую руку несчастное придорожное дерево и сломал его.

На этот раз легионеров в Храме не было, зато собрался, казалось весь цвет жреческого сословия. Навстречу Еуши и двенадцати его соратникам медленно, несколько нерешительно, выступила огромная депутация, состоящая из главных священников, глав двадцати четырёх черед, учёных книжников, учёных раввинов, представителей всех классов синедриона и бесчисленное множество других служителей и верующих.

Это море одетых в свои самые лучшие ритуальные одеяния раввинов, не спеша (отчего казалось, что с некоторой опаской) прихлынуло и окружило со всех сторон горстку смутьянов, залив своей массой всё обширное пространство Храма, оставив свободным лишь узкое кольцо шириной в пару метров вокруг Еуши и сгрудившихся за ним напуганных апостолов. Некоторое время скромно одетый Еуша с учениками и расфуфыренные храмовые старейшины напряжённо созерцали друг друга в полном молчании. Наверное, с самого дня основания Храма ни разу не было так тихо под этими циклопическими сводами. Было заметно, что, несмотря на подавляющие численное преимущество и блистающую на них мишуру, многочисленные противники Еуши едва были способны скрыть свою неуверенность и гложущее их беспокойство. Наконец, не без некоторых колебаний, из толпы старейшин выделилась, шагнув вперед, небольшая группа самых старших и виднейших учёных-толкователей священных книг. Словно перейдя невидимую границу, очерченную вокруг Еуши, седобородые учёные мужи, по очереди, стали испытывать смутьяна знанием тонкостей святого писания. Мудреные вопросы, все как один, касались сложнейших и запутанейших принципов веры, но за их академической сложностью и кажущейся совершенно не имеющей никакого отношения к происходящему абстрактностью, явственно слышалось, что на самом деле их беспокоит только одно:

— Кто за ним стоит? Какой властью, и чем именем он столь открыто и дерзко творит очевидное беззаконие в священном для всех верующих месте?

Завязалась дискуссия. И хотя переодетые в штатское громилы так и не появились, было видно, что храмовые служители явно чувствовали себя неуютно, ожидая, что в любой момент эта группа поддержки может быстро выйти из башни Антония и устроить такой же погром, как и вчера. Так что многочисленная храмовая стража держалась в стороне, наблюдая и выжидая, так и не решившись, что-либо предпринять, и Еуша, воодушевлённый всеобщим вниманием, свободно и самозабвенно учил, обличал и проповедовал весь день.

То же произошло и на следующий день, он спокойно вошёл в Храм, стража и на этот раз не посмела ему воспрепятствовать, его окружили раввины и снова начались споры, диспуты и взаимная ругань. Различие было только в том, что стена оппонентов остановила его почти сразу, как только он пересёк порог, и были они на этот раз не убеленными бородами тихими почтенными старцами, а громко спорящими энергичными мужчинами в расцвете лет.

Когда он явился на следующее утро, то не успел он вступить на ступени лестницы ведущий к дверям, как на него, казалось со всех сторон, с шумом и свистом, накатилась агрессивная толпа молодых слушателей ешив, которые визгливо и без всякого почтения обрушили на него и его соратников поток насмешек и оскорблений. Завязалась ругань, скоро перешедшая в потасовку. Так численный перевес был на стороне агрессивного молодняка, то помазанный на царство со своей немногочисленной свитой скоро оказался за приделами храмовой территории.

Еуша сделал пару попыток вернуться, но каждый раз перед ним возникала стена из совершенно непочтительных студиозов, не желающих его ни признавать, ни даже пропускать внутрь Храма.

Поэтому Еуше ничего не осталось как, стоя у ворот, проклинать смеющуюся над ним толпу, не ведающих что творят, молодых негодяев, подославших их раввинов, давшим приказ раввинам учителям веры, состоящий из учителей веры синедрион, и сам Храм, в котором он собирался.

Он проклинал и проклинал, над ним смеялись и смеялись, верующие равнодушно шли и шли мимо него в Храм и обратно, агенты синедриона, стоя небольшой группой немного в стороне, аккуратно записывали и записывали всё, что он говорил и говорил.

Под градом всеобщих насмешек и осуждения, он, хрипя проклятия уже из последних сил, всё ждал, что придут переодетые в серые и белые хламиды легионеры прокуратора, но уже начало смеркаться, а их всё не было.

Обессиленный он отошёл со своими поникшими соратниками в сторону, немного передохнуть. Видно приняв это как знак слабости, совсем уже обнаглевшие молодые мерзавцы, задорно смеясь, подбежали к месту, где расположилась его группа, и стали кидать в него костями, кусками земли и комьями грязи, словно в паршивых собак, отгоняемых подальше от храмовой ограды.

Бешенство захлестнуло его. В неистовстве он, размахивая посохом, со своими соратниками бросился на этих негодяев, и когда они трусливо разбежались, ему открылся строй многочисленной храмовой стражи, доселе скрывавшийся за их шумливой толпой. Созерцая явную решимость его не пустить, написанную на их суровых лицах, Еуша отчётливо понял, что сегодня в Храм ему уже не войти.

И тогда он громогласно проклял Храм, и в забытье озлобления обещал его разрушить, сровнять с землёй, потому что он есть Истина, а если гранит и мрамор не стоит на Истине, то он рухнет, погребя всех под собой. Он проклинал и проклинал всё, что только можно, и предрекал гибель всему, чему было только можно, и Храму, и городу, и стране и народу. Всем кто отверг его. Он проклинал и проклинал, он предрекал и предрекал гибель и бедствия, обещал и обещал разрушить и сжечь всё, казалось. Совершенно всё, всё, что только можно.

Храмовая стража стояла в гробовом молчании. Вокруг него застыли, замерев в ужасе, последние немногие верующие, расходящиеся по домам из запирающегося на ночь святого места. Ничто не заглушало звук его проклятий, кроме тихого и усердного скрипа перьев, совсем уже не скрывающихся агентов синедриона и подошедших почти вплотную, дабы как можно более тщательно зафиксирвать всё, что он говорил и обещал.

В какой-то момент толпа стражников медленно, с молчаливой, и потому особенно твёрдой решимостью, пошла на него, и ему ничего не оставалась, как покинуть эту площадку перед храмовыми воротами.

Всю дорогу назад его поникшие путники шли под его бесконечные проклятия. В Вифании, подходя к дому, он увидел Руфия, поджидающего его в небольшом удалении от ворот. Приказав соратникам готовить ужин, он незаметно, якобы по нужде, выскользнул из дома и встретился с посланцем.

Руфий стоически, без звука, выслушал его многословный бред, состоящий из оправданий, обвинений, жалоб, хвастливых заявлений и окончившейся жалким вопросом — Что же делать дальше? Как только Еуша замолчал, полностью выдохнувшись, он коротко и сухо сообщил, что синедрион намерен обвинить его в преступлениях против веры, и потому он должен или немедленно покинуть город, или, если он, по соображениям престижа, хочет встретить пейсах в нём, ему необходимо завтра же сменить место постоя.

— Я не могу уйти! Я не могу позволить утверждать, что страх выгнал меня из города в день, когда все верующие должны быть в нём. Какая будет цена моим сегодняшним обличениям, если я убегу, словно трус? — пафосно вскричал Еуша, воодушевлённый тем, что его могущественные покровители не оставили его.

Руфию после столь эмоционального выступления, ничего не оставалось, как с тяжёлым вздохом, ответить, что он настаивает на немедленном бегстве, но если ему угодно остаться ради престижа, то так тому и быть. После чего передал контакт и пароль, который должен был привести его и апостолов в надёжное убежище в городской черте, которое ни в коем случае нельзя будет никому из них покидать до окончания пейсаха.

— Там вы будите в безопасности. В течение следующего дня я подготовлю в нём достаточно припасов. Идите туда, когда стемнеет. Утром пошлите самых надёжных соратников узнать дорогу. Покидайте его, когда паломники массово пойдут из города, в их толпе вам будет легче затеряться. И всё ж таки ещё подумайте ночью — может, стоит уйти утром? Я бы ушёл прямо сейчас. Вы наговорили достаточно, чтобы они имели все основания обвинить Вас в ереси. Наверняка в вашем ближайшем кругу есть шпион, оставаться в городе опасно. Поездите по провинциям год-два, всё успокоится, и потом Вы вернётесь снова. Следующий раз, мы учтём сегодняшний опыт и исключим ошибки. Стоит ли так рисковать, ради догматических предписаний веры? — убеждал его Руфий.

Но Еуша был непреклонен — если он пришёл в город на пейсах — никто не должен был бы иметь основания сказать, что он покинул святое место в страхе перед обличёнными им же врагами. Пусть недруги не пустили его в Храм, но он горящим укором отметит пейсах рядов с ним, в священной городской черте, нисколько не боясь ареста и преследования.

На утро разведчики доложили, что, как Еуша и говорил, у ворот они встретили человека, который набирал воду в находящимся рядом с ними источнике. Ошибиться было невозможно, так как только он набирал воду в кувшин, затем делал вокруг источника несколько кругов, опорожнял кувшин в сторонке и снова вставал в очередь. Заметив их, пристроившихся за ним без посуды, (как и было оговорено) водочерпий, зачерпнув воду, сразу отправился в глубь запутанных переулков. Идя за ним, они скоро вошли в дом, у ворот которого, водонос на минуту остановился, чтобы переменить плечо. Молчаливый хозяин, показал им потаённую дверь в конце коридора и отдал ключи.

Как только стемнело смутьяны, крадясь в тени заборов и стен домов, дабы избежать света полнолуния, направились в своё новое убежище.

Оно оказалось довольно комфортным. В нём было всё — мягкие лежаки, вода, вино, запас лепёшек, достаточно масла для светильников, чтобы без перерыва освещать эту лишённую окон, лишь с духовыми дырами под потолком, комнату. Разлёгшись на триклинии, компаньоны начали пьянствовать.

Разговор естественно зашёл о последних событиях. Захмелевшие апостолы рассуждали о том, что если бы не эти легионеры, то они бы ого-го-го.... Если бы легионеры не дали слабину, и не ушли в первый день, то они бы уже делили бы должности в синедрионе.

— И зачем они встряли, если не собирались стоять до конца? — задавали они друг другу один и тот же вопрос.

Постепенно, прилично захмелев, собравшиеся пришли к общему мнению — во всём виноваты римляне. Ведь если бы не эти легионеры, то они бы и сами давно захватили Храм. Более того, именно помощь легионеров помешала им это сделать. Ведь в первый день за ними шли толпы верующих, и если бы не легионеры, то они бы точно остались бы все на ночь в Храме, присоединившись к ним и Еуше, убеждённые его проповедью. И только присутствие этих переодетых громил и помешало им завершить свой блистательный план. Верующие просто их испугались. Они пришли поддержать Еушу, а увидев толпы огромных погромщиков вокруг него, заколебались и разошлись, после чего инициативу перехватили фарисеи с саддукеями.

— Римляне нас предали! Точно предали. Почему они не пришли во второй и третий день? Испугались! Трусы, ни на что негодные трусы. Мы одни сражались и спорили со всеми священнослужителями страны, противостояли многочисленной храмовой страже, а они побоялись и носу высунуть из своей Антониевой башни. Предатели, предатели, предатели.... Надо их проклясть. Еуша, прокляни их, заклейми, как ты умеешь. Обрушь всю мощь своих бранных слов на этих малодушных предателей! — разойдясь, кричали пьяные апостолы, осушая всё новые и новые чаши с оставленным им римлянами невероятно хорошим вином, запасы которого были столь велики, что, казалось, никогда не окончатся.

Было видно — им было очень хорошо.

— Тихо! — вдруг крикнул раздражённый и, как все на этом собрании, весьма захмелевший, Еуша. — Римляне, римляне ... Да что вы без ... меня? О да, я это слышал — вы бы захватили Храм, побили стражу, поделили бы высшие должности в синедрионе ... Дай вам волю, вы бы весь мир перевернули. Вот так вот просто, если б только не римляне. Да что вы жрёте? Вы задумывались чьё это вино, хлеб? Вы... меня жрёте! Без меня у вас бы не было ни вот этого вина, ни вот этого хлеба. Вы не хлеб идите, вы не вино пьёте, вы мою плоть едите, мою кровь выпиваете. Это плоть моя, на, жри, причащайся — заорал он, в исступлении сунув ближайшему к нему соратнику кусок римской лепёшки прямо в раскрытый от изумления рот. — А это кровь моя, пейте — он силой придвинул к чьему-то лицу чашу с вином, отчего оно выплеснулось и залило беднягу.

Наступило молчание. Слышен был только неторопливой звон кубков. Вино и хлеб были отменные, давно религиозные реформаторы не питались так качественно.

Наконец, помрачневший Еуша прервал тягостную тишину. Сумрачным взглядом обведя присутствующих, он зловеще заявил:

— Мне доподлинно известно — один из вас сегодня предаст меня.

Изумление апостолов было настолько сильным, что многие даже подавились. Раздался лихорадочный кашель и звуки ударов по спинам. Наконец, когда собравшимся удалось более менее придти в порядок, они, испугано сипя, начали, перебивая друг друга, говорить практически одно и то же:

— Как предатель? Кто предатель? Я не предатель.

Постепенно эта новая тема полностью захватила собутыльников, все стали увлечённо искать в своей среде затаившегося предателя, вспоминая, давно уже казалось забытые, старые ссоры, ошибки, огрехи и неудачи.

Началась всеобщая ругань. Всё потонуло в лавине взаимных претензий, оскорблений и обвинений. За какую-то неполную пару часов была вытащена и вывернута наружу вся подноготная, и вскоре определился консенсус — самым подозрительным был признан Иуда.

И хотя никаких прямых улик против него не было, но все сошлись во мнении, что если и есть в их среде предатель, то это, безусловно — он. Постепенно распитие вина превратилось в судилище над ним. Оказалось, никто не любит казначея — каждому он не один раз отказал в просьбе выдать денег, каждого, не один раз, он безосновательно попрекал в излишних тратах, на каждого у него была заведена долговая книжка, каждого он неоднократно укорял, что от него нет никакого дохода....

Напрасно несчастный Иуда тряс своими гроссбухами, утверждая, что он отвечает за каждую цифру в них. Напрасно казначей требовал счесть кассу и убедиться, что в ней все деньги на месте, до последнего сикля. Никто не слушал его. Несчастного в каком-то сладострастном рвении, лишь обвиняли и поносили. При этом каждый пытался оскорбить и обвинить его больней и суровей чем остальные. Так что скоро ему приписали и обезглавливание Иоана, и, даже, избиение младенцев. Наконец дрожащий Иуда, с трясущимися губами и слезами на глазах, обратился к неподвижно восседавшему в суровым в молчание Еуше, и прямо спросил, перерываясь от волнения:

— Равви, скажи, разве я предал тебя!

— Ты сказал — сумрачно ответил помазанный на царство, сам не зная почему, не отдавая отчёт зачем, однако испытав от только что свершённой им казни какое-то радостное, приятно взбудоражившее его дух волнение.

Тот час же Иуда не в силах больше сдерживать давно уже душившие его рыдания, бросил рассыпавшиеся по всей комнате порученные ему на сохранение деньги, и с жутким воем выбежал прочь.

На некоторое время воцарилась тишина. Все в радости, что удалось отвести от себя обвинение, набросились на вино и угощение, словно стремились наверстать упущенное во время задержки вызванной травлей незадачливого казначея.

Но хандра не покидала Еушу, напрасно он пытался залить свою тоску вином. Наоборот, по мере того, как его апостолы напивались всё больше и больше, погружаясь в беспричинное веселье, он становился лишь мрачней и капризней. В какой-то момент ему до того стало ненавистно всеобщее пьяное расслабление, что он мрачно изрёк:

— Это наше последняя встреча в этом мире. Вы отвергните и бросите меня. Все.

— Как все? А я? — недоумённо уставился на него лежащий ближе всех верный солдат Пётр.

— И ты, не успеет петух прокричать, как отречёшься — в мрачной решимости ответил Еуша.

Хорошее вино сыграло с ним злую шутку. Разлившиеся по нему тепло опьянения, видно наложившись на неудачи и треволнения последних дней, привело к тому, что ему стало жалко себя, чувство собственной слабости, как это бывает, вылилось в агрессию на любящих его окружающих. Безотчётно он хотел только одного, чтобы им стало так же тоскливо и плохо, как и ему, и потому он продолжал и продолжал:

— Уйду я от вас. Надоели. Недостойны вы все меня. Пойду на небо. К Отцу моему, ибо я и есмь истина. А вы ... что вы все без меня? Только через меня вы все узрели истину, а я пойду от вас, на небо....

В нахлынувшим на него пьяном расстройстве, он встал, не забыв, однако, захватить полный вина кувшин и факел, и направился к выходу, стремясь поскорей выйти из ставшей вдруг тяжёлой и затхлой атмосферы замкнутой комнаты, совершенно позабыв требования опытного Руфия, не покидать убежище до окончания пейсаха. Первым за ним, едва не упав, поднялся Пётр. Затем неохотно потянулись и другие, забирая с собой кувшины с вином, лепёшки и факелы.

Нестройная толпа, шумно обсуждая последние события и громогласно славя Царя Иудейского, сына Давидова, потянулась прочь из города, по совершенно пустой в этот час дороге ведущей к Елеонской горе. Выйдя за город, они, шатаясь, еле пересекли Кедронский поток (так что, то, что они все скопом в нём не утонули, несомненно, ещё одно незаслуженно забытые хронистами чудо) и стали подниматься в гору, склоны которой утонули в многочисленных масленичных садах.

 

Глава 12. История одного обмана (Часть третья)

Идти в гору было, однако, трудно, и скоро они, выдохнувшись, устроились под маслинами, продолжив на свежем воздухе в лунном свете что-то вроде шумного ночного пикника. На этот раз они не сидели почтительно кружком вокруг Еуши, а разбрелись по всей лужайке, разбившись на пары и тройки, поглощая захваченные из гостеприимного дома запасы вокруг воткнутых в землю факелов. Некоторые из них уже заснули, другие, громко чего-то гогоча, продолжали пьянствовать, совершенно не обращая внимание на сумрачное настроение бродящего как тень между ними в сопровождении сурового Петра своего учителя.

Еуше, по мере выветривания алкоголя на свежем воздухе, открылась вся шаткость его нынешнего положения — он оставил убежище. Их толпа шумно прошла по улицам города в совершенно неурочный час, своими пьяными криками будя горожан и привлекая всеобщее внимание. Наверняка стража при воротах заметила, как они выходили из города. И, наконец, они остановились в непосредственной близости от городских ворот, на склоне залитой лунным светом Елеонской горы, свет от факелов и пьяные крики с которой далеко разносились по погружённой в ночную тишину округе. Если Руфий прав, и его активно ищет храмовая стража, то, он понимал, ареста при таких условиях можно было ждать в любой момент.

Он с Петром, шатаясь между маслин, начал тушить факела, как заметил потянувшуюся от ворот цепочку огней. Бежать возможности не было, хоть голова и немного протрезвела, но ноги были словно ватные, так что он еле ходил после доброго римского вина. Поэтому оставалось только надеяться, что эти факельщики идут не за ними.

Страх овладел им. Да, прокуратор обещал не допустить самосуда — а если его люди не успеют? Да, прокуратор обещал не приговаривать его к смерти — но так ли он всесилен? Ведь он, несмотря на всю свою власть, ограничен законом, который в этом случае явно на стороне Храма. Да, колдунья обещала опоить его своим волшебным зельем — но, вдруг ей это не удастся, или зелье не сработает, на этот раз? Сомнения, сомнения мучили его. Ведь его жизнь, будь он схвачен, уже не принадлежала бы ему, а становилось объектом борьбы могущественных политических сил. И сможет ли его защитить прокуратор, если он сам советовал ему не попадаться, бежать и прятаться в случае неудачи? И так ли всесильна колдунья? И что они смогут сделать, если Храм поднимет против него весь город полный фанатичных, оскорблённых им, верующих?

За страхом пришло отчаянье — он зарыдал, бессильно упав на колени. Он молил о спасении, о том, чтобы судьба пронесла мимо, кажущуюся теперь уже совершенно неизбежную, горькую чашу ареста, суда и наказания.

Поток необычно яркого в это полнолуние света лился сверху прямо на него, плавно растекаясь и погружая всё вокруг в серебристое сияние, из которого выступали причудливые тени старых маслин. Внизу, полупогружённые в полотно белесого тумана, темными размытыми пятнами беспорядочно храпели апостолы, рядом с ними высились, среди обтекающих их лёгких токов сверкающих струй ночной дымки, казалось, колышущееся палки погасших факелов, и едва угадывались лёгкие уплотнения там, где были кувшины и остатки лепёшек.

В центре этого сошедшего на землю сверкающего волшебства стоял на коленях, молясь о спасении, плачущий Еуша, рядом с грозно возвышающимся Петром, тревожно наблюдавшим за быстро приближающейся цепью огней.

Неожиданно раздался крик:

— Равви, равви, беги, беги! Они идут сюда. Скорее бегите! Все уходите....

Это визжал, бешено бегущий Иуда. Он метался между маслинами, порождая за собой вихрящейся след разорванного его бегом тумана, пиная и теребя, едва ворочающихся пьяных соратников, в тщётной надежде успеть их поднять раньше, чем их накроет погоня. Увидев Еушу, он, рыдая, бросился перед ним на колени, лобызая и умоляя немедля бежать.

— Равви, равви, беги, беги, равви! — рыдал совсем недавно оклеветанный и изгнанный казначей.

Уже были видны поднимающиеся из дымки фигуры многочисленных стражников окружающих место широким полукругом. В страхе Еуша, очнувшись от забытья молитвы, огляделся и понял всю безнадёжность положения. Единственное что ему пришло в голову, так это заорать на верного Иуду:

— Ты что орёшь? Выдашь! Уйди, ты меня выдашь. Уйди!

Иуда бросился прочь. Тут же к Еуше подбежали первые стражники, размахивая факелами и дрекольем. Пётр, двинувшись им навстречу, резко выхватил пару мечей и перед храмовыми служками завертелся вихрь острого металла. Один из них оказался неосторожным, не отступил вовремя, и тут же он, взвыв от боли, бросился бежать, зажимая рану на месте мастерски срезанного уха. Храмовая стража, в ужасе, осадила назад. Несколько их не боясь, Пётр радостно и вдохновлено, играл двумя своими мечами, нарезая вокруг Еуши всё более и более широкие круги и тем, всё дальше и дальше тесня робеющее перед ним кольцо охвативших их стражников. Неожиданно строй стражи разомкнулся, и к ним вышел Руфос с двумя солдатами. Пётр тут же опустил мечи и отошёл назад, к Еуше, как бы загородив его собой.

— Я сдаюсь им, Пётр — обречённо вздохнул Еуша, и сделал шаг навстречу Руфосу.

Римские солдаты встали по бокам, и Еуша пошёл между ними обратно в город. За ними, на некотором расстоянии беспорядочно потянулась многочисленная, возбуждённо что-то галдящая, храмовая стража, неровно ощетинившись палками и факелами. Никто его не вязал, не заламывал руки, не бил и оскорблял. Он шёл между закованными в сталь легионерами как свободный человек, римский гражданин. Оглянувшись, последний раз, Еуша увидел, как его, наконец-то пробудившиеся, апостолы быстрыми ужами испугано расползаются с залитой лунным светом лужайки в тени раскидистых маслин.

Там, где только что было их импровизированное стойбище, остались только черепки

битых кувшинов, куски обглоданных лепешек, беспорядочно разбросанные потухшие факелы и, кроме того, темнели в лунном свете бесформенными пятнами кучки брошенного мятого тряпья, видно кто-то из апостолов удирал нагишом. Посреди этого разгрома стоял Руфос, и что-то тихо говорил внимательно внимающему почтительному Пётру.

Процессия быстро прошла, словно, вымерший город и доставила Еушу во дворец первосвященника. Римские солдаты тут же покинули его, передав в руки слуг синедриона. Некоторое время Еуша стоял посреди двора, окружённый насмехающимися над ними стражниками. Разглядывая двор, Еуша заметил, как вошёл Пётр. Видно он был послан Руфосом в качестве наблюдателя, так как он никак не выдавал свою принадлежность к сторонникам Еушы, и даже, когда его прямо об этом спросили, с негодованием отверг эти подозрения.

Появился слуга, который в некоторой степени, даже, неожиданно почтительно, пригласил Еушу идти за ним. Скоро он оказался в небольшой аскетически обставленной комнате. Всё убранство её составляли лишь культовые предметы, многочисленные свитки, сложенные в стенных нишах, и простые деревянные скамейки вдоль стен. На одной из них сидел почтенный старик. Он кивком головы указ Еуше, чтобы он садился. Некоторое время они в молчании смотрели друг на друга. Еуша узнал его, это был Анна, сын Сифа. Самый старый и мудрейший учитель, более полувека бывший первосвященником, и даже смещённый Валерием Грантом, он по-прежнему негласно оставался им, настолько был непреклонен его авторитет. Мудрый старик первый обратился к Еуше:

— Я пригласил тебя потому, что ты должен понять, что ты являешься, возможно, сам того не ведая, слепым орудием в руках наших врагов. Разорви с ними. Останься со своим народом и верой отцов, и мы простим тебя. Мы допускаем и прощаем заблуждения, но никогда не простим сознательной измены.

— О какой измене ты говоришь учитель? Я ищу истину, и я знаю истину! И всё что делаю я, я делаю ради Отца моего — господа нашего — по-мальчишески запальчиво ответил Еуша.

Анна глубоко и печально вздохнул.

— Есть черта, которую никто не должен переходить. Можно спорить о сущности нашего Бога, но ты связался с нашими исконными врагами, которые хотят погубить наш народ. Признайся в этом.

— Погубить наш народ? Насколько я понял, единственное, что хочет Пилат, это построить водопровод. Неужели вместе со свежей водой придёт наша погибель? — рассмеялся Еуша.

— Пилат никто, он глупый солдафон. Мы свергнем его, это вопрос лишь времени — ответил Анна.

— Вы свергните Пилата? Да как? — удивился Еуша.

— Ну что ж, давай, поговорим на чистоту — Анна придвинулся к Еуше. — Ты отсюда уйдёшь или раскаявшимся, став снова нашим, или на казнь, которой тебя придаст твой же прокуратор. Так что, как видишь, мне нечего бояться быть с тобой откровенным.

Анна замолчал, хитро улыбнувшись, видно смотря какой эффект произведут эти слова на Еушу. Затем продолжил:

— Пилат — солдафон, вояка. У него руки чешутся перебить побольше врагов. Это инстинкт, только так он ощущает себя настоящим победителем. Наши люди падки до самозваных пророков, типа тебя. Как-нибудь найдётся некто, кто соберёт большую толпу. Достаточно будет шепнуть Пилату, что это собрались бунтовщики, как он их, не думая, изрубит. Ну а после, останется пожаловаться наместнику в Сирию, на то, что он перебил кучу мирных верующих, и дни его прокураторства будут сочтены. Видишь как просто?

— И вы способны науськать его убить множество своих же единокровных братьев, чтобы от него избавиться? — Еуша был потрясён.

— Зачем же своих? Самаритяне вполне подойдут — ухмыльнулся Анна. — Так что Пилата мы обыграем, это вопрос лишь времени, дело не в нём.

— А в ком же? — спросил Еуша.

— В той ведьме, что стоит за ним! Вот кто по настоящему опасен! — благообразный облик Анны на мгновение исказила жуткая гримаса, в который была и злоба, и отчаянье, и страх.

— Неужели эта хрупкая женщина так страшна? — засмеялся Еуша.

— А-а-а, да ты её знаешь! Это признание дорогого стоит, вот откуда столько яду в тебе — протянул Анна, и тут же продолжил, резко подавшись вперёд, вперев в Еушу свои, вдруг ставшие безумными, глаза. — Да она страшна, Она очень страшна. Она многое знает о нас. Знает то, что должно быть навсегда забыто, стёрто из памяти. То, что уже забыто, похоронено навсегда. То, что не помнит уже практически никто, остались лишь немногие посвящённые. Она одна из них. Она из храма Тота.

Еуша похолодел, вспомнив рассыпающие папирусы на столе прокуратора. Как-то неожиданно тихо и хрипло он спросил:

— Значит это, правда?

— Что? — прошептал склонившийся к нему учёный старик.

— То, что исход было изгнанием больных и сумасшедших — едва слышно прохрипел Еуша.

— Да — почти неслышимым эхом прошелестел ответный вздох.

Еуша, словно задыхаясь, резко встал и сделал несколько быстрых шагов по комнате. Его сердце бешено колотилось, ком в горле душил его, невольно он дернул и разорвал впившийся в плоть как железный обруч ворот рубахи.

Анна неподвижно сидел, внимательно наблюдая за ним. Наконец когда Еуша немного успокоился и сел, сокрушённо согнувшись, мелко и нервно дрожа, он снова обратился к нему:

— Вижу, тебе не безразличен наш народ. Тебя трогает его былое бесславие. Уверен, ты всё сделаешь ради его грядущей славы.

— О какой славе ты говоришь? — горько отозвался Еуша.

— Наш Бог нам обещал власть над Миром и всеми народами. Разве ты это забыл?

— Власть над миром, над народами. Как мы достигнем её, если мы вымираем от болезней? Если мы больны со дня своего рождения. Разве больной и немощный может победить сильного и здорового?

Анна поднялся, сел рядом с Еушей и, обняв его, вдохнул ему прямо в уста:

— Да, может!

— Но как? — рыдал Еуша.

— А как мы завоевали эту землю? Легенды гласят, что стены рухнули перед нами. Но то легенды ... Мы вышли больными из Египта. Сорок лет мы, вымирая, бродили по пустыни. Жрецы думали, что мы все останемся там. Но все мы не умерли, некоторые выжили. Скитаясь по пустыне, мы встретили в ней множество малых народов. Все они, встретившись с нами, начинали болеть и умирать, а немногие выжившие потом присоединялись к нам. Ведь их племена были уничтожены. Куда им было идти? Так что, в конце концов, несмотря на мор, нас стало немногим меньше чем в начале. В какой-то момент смерть остановилась. Мы больше не вымирали как прежде. И тогда, те, кто остался, пошли на эту землю. Мы не штурмовали стены и города. У нас не было ни оружия, ни воинов. Мы только встали вокруг них своими таборами, и внутри огородившихся от нас стен начался мор. Вот как упали стены! Видишь, наш Бог очистил для нас эту землю, как и обещал. Он, насылая на нас болезнь, оказывает нам милостыню. Закаляет нас, делает сильнее. Не бани и гимнасии, а грязь и язвы творят нашу мощь. Вобрав болезнь в себя, честно отдав Господу его долю, мы получаем оружие, перед которым никто не устоит. Никакая армия, никакое царство. Придёт время и он очистит для нас всю землю. Они, изнеженные в своих банях, начнут умирать, а мы уже отдавшие дань его гневу, останемся, забирать их землю и порабощать немногих выживших.

— Наш Бог — болезнь! — прошептал потрясённый Еуша.

Он вспомнил намёки колдуньи, и его пронзила отчаянье и боль. Он невольно застонал, закрыл глаза и опустил голову, охватив её своими руками.

— Да — отозвался уста в уста Анна. — Надо болеть и умирать, болеть и умирать, при этом, плодясь быстрее, чем наш Бог забирает свою плату грешными жизнями за нашу грядущую славу.

Дыхание старого Анны коснулось Еуши. Оно было зловонным. Еуша, инстинктивно вздрогнув, приоткрыл глаза, и увидал прямо перед собой, почти прикоснувшиеся к нему, лицо старого священника, тяжело дышащее ему прямо в рот. И всё на нём покрывали язвы. Мелкие сочащиеся гноем фурункулы, причудливыми россыпями покрывающее губы, нёбо, нос, щёки, лоб .... Обильная седая борода и волосы прикрывали их, так что издали они были лишь едва заметны, но вплотную, было отчётливо видно, что старик весь, как трухлявый пень, проеден неизлечимой порчей. Еуша резко отодвинулся, вскочив и отпрыгнув в самый дальний угол комнаты.

Изъеденный язвами старик, распахнул одежды, показывая свою гниющую плоть, после чего рассмеялся:

— Что, не хочешь, или не можешь меня исцелить? Как только я услышал про твои фокусы с исцелениями, я сразу понял — рано или поздно ты придёшь к римлянам с их банями и водопроводами. Ты выучил книги, научился их толковать, спорить, играть словами, жонглировать софизмами, но ты так и не понял суть нашего Бога. Ты был слеп! Я сейчас открываю тебе глаза. Впусти его в себя, и всё станет просто и понятно. Живи с ним, умирай с ним, и когда он соберёт достаточно жизней, чтобы насытиться, он отблагодарит нас за эту долгую жатву, отдав оставшимся ему верным народу весь Мир, как некогда отдал эту обильную землю.

Еуша не знал что ответить, что делать, словно парализованный он стоял перед Анной, погружаясь в какой-то морок ужаса и безнадёжности. Гниющий старик перестал хохотать, встал, подошёл к Еуше, и, гладя ему в глаза, горячо заговорил:

— Скажи, признайся, что тебя надоумил прокуратор, верней даже не он, а египетская ведьма, овладевшая им. Ну, разве это не так? Ведь это он послал тебя чинить беспорядки в Храме в канун пейсаха. И мы обвиним его перед императором в преступном вмешательстве в наши внутренние дела веры. И нам не надо будет платить жизнями за его смещение. Тогда мы простим тебя. За тобой есть община. У тебя есть сторонники. Ты смело и изобретательно спорил и бунтовал против всего клира в самом Храме. Это запоминается. Хоть ты и проиграл, но ты стал ещё опасней. Ты должен понять — если ты не согласишься быть с нами, мы не выпустим тебя живым. Соглашайся! Мы простим. Введём тебя, а потом, так уж и быть, ещё пару ессеев в синедрион. Пора приучить вашу банду. Ты станешь признанным учителем веры. Один из немногих посвящённых в тайну.

— Я не сделаю это — вдруг, тихо, и, как показалось, неожиданно для самого себя ответил Еуша.

— Но почему? — старик был потрясён.

— Я не сделаю это. Я дал ему слово — громче и твёрже повторил Еуша.

— Слово? Кому? Иноверцу? Ты спятил! Ты будешь держать слово перед чужаком и иноверцем? Зачем? Мы предлагаем тебе сделку — смерть или должность в синедрионе, А он, пойми, уже ничего не сможет тебе предложить. Мы заставим, его казнить тебя. Подумай.

— Значит, придётся воскреснуть — дерзко улыбнулся Еуша.

Странно, но как только он принял решение, какое-то спокойствие овладело им. Сомнения и слабость проникшее в него ещё в роще окончательно развеялись, и теперь он говорил с какой-то необыкновенной лёгкостью, словно грядущий крест касался совсем уже не его, и даже, где-то в самой глубине его зрело настолько нечто твёрдое, что казнь становилась даже, казалось, желанной.

Анна злобно рассмеялся:

— Наш фокусник что-то расхрабрился. Не тешь себя надеждой. Даже колдунье это будет не под силу. Никто не властен над смертью. Победить смерть невозможно. Она побеждает всех, она сильнее всех, она последнее, что останется в этом мире. Её можно только отсрочить, став её орудием, тем, кто несёт её живым. Болезнью, например. Что такое болезнь — как не смерть, свившее своё гнездо в тебе, и потому оставляя тебя на закуску, и тем, даруя отсрочку?

— Так твой Бог — смерть, старик — усмехнулся Еуша.

Анна молча направился к двери. Перед тем как позвать стражу, он обернулся и коротко бросил:

— Смерть настолько величественна, что каждый познает её силу. Каждый, подумай об этом. Всем суждено неизбежно обратиться в её лоно. Кто ещё, что ещё имеет такую власть над всем и вся? Сейчас ты дерзишь мне, но что ты сделаешь, когда встретишься с ней лицом к лицу? Весь мир, всё мироздание настолько же ничтожно перед ней, что и ты. Различия между смертными теряются перед бесконечностью следующей за ней. Пора тебе это понять. Впрочем, это уже скоро. Ты сам выбрал свою судьбу.

 

Глава 12. История одного обмана (Часть четвёртая)

Еушу вывели во двор, и повели к Каиафе. Во дворе Еуша увидел неторопливо расхаживающего и внимательно осматривающегося Петра. Увидев Еушу, Пётр подошёл поближе и пошёл за ним, внимательно наблюдая, куда его ведут. Похоже, что он уже и не скрывал, что он соглядатай, но многочисленные слуги не трогали его, лишь недовольно косились, может, боясь его мечей, но скорей всего, страшась той власти, именем которой он был послан, и уверенная мощь которой явственно читалась в его спокойных движениях и солдатской выправке.

Наверное, присутствие Петра огородило Еушу от неизбежных надругательств и издевательств кипящей ненавистью и рвением недисциплинированной стражи — никто из них так и не посмел его ударить или пнуть, под молчаливым взглядом отставного легионера.

Там куда привели Еушу, было что-то вроде судебного следствия. Целью Каиафы было составить обвинение для намеченного на утро суда. Многочисленные вопросы, обрушившиеся на Еушу без перерыва, в разных вариациях (видно, таким образом, его стремились запутать) сводились, по сути, к одному — хотел ли он разрушить Храм, призывал ли он разрушить Храм, и является ли он мессией.

На что Еуша ответил, что Храм он разрушить не хотел, разрушить его он не призывал, а только предсказывал, что стоящий на лжи Храм неизбежно рухнет. Каиафа привёл записи агентов синедриона, из которых явственно следовало, что он именно что призывал и обещал разрушить Храм. На что Еуша, смеясь, заметил, что он этим лжецам, во-первых, не верит, и никто не поверит, так как они, как служители синедриона лица заинтересованные, ну и, во-вторых, они всё неправильно поняли, так как он имеет свойство говорить аллегориями понятным только посвящённым.

Тогда Каиафа спросил:

— Ты ли Сын Божий?

На что Еуши, не желающему прямо признаваться в этом, ничего не осталось, как ответить, что об этом говорит не он сам, а придёт время и возвестят ангелы и силы небесные, и тогда все узреют его славу.

Впрочем, этого оказалось достаточным — Каиафа удовлетворённо заметил, что он, таким образом, сознался в ереси, и потому на утро предстанет перед судом синедриона.

На утро, ещё засветло, состоялся суд. И снова, как только Еуша был выведен во двор из караулки, ещё в едва светлеющей предрассветной мгле, первое, что он увидел — внимательно следящего за происходящим Пётра. Казалось бессонная ночь, никак не сказалась на солдате, он был всё так же подтянут, суров и внимателен. Еушу отвели в Лашкат-гаггаззиф, мощёную палату в юго-восточной части храма, где, несмотря на неурочный час уже собрались почти все члены синедриона.

В огромном и холодном зале, едва освещаемым сквозь провалы высоких окон мутным, еле сочащимся, словно до конца ещё не проснувшимся, предрассветным светом, начались бессмысленные споры и дискуссии. Поёживаясь от утренней сырости, Еуша спорил с каким-то необычным вдохновением, мастерски избегая многочисленные искусственно расставленные ловушки. Собственно, в чём в чём, а в этом он весьма поднаторел за предшествующие годы общения с фарисеями.

Так что его так и не смогли убедительно уличить в ереси и нарушении запретов налагаемых верой. На обвинения разрушить Храм — Еуша лишь презрительно хмыкал, понимая, что это деяние полностью попадает под юрисдикцию Пилата, в котором он имел все основания быть уверенным. Так что, как и на ночном допросе Каиафы, единственное, что могли ему предъявить, это его утверждения, от которых он упорно не хотел отказываться — что он Сын Божий, то есть мессия, имеющий право на Царство Иудейское.

Судя по всему, затягивать заседание в планы Каиафы не входило, и вскоре Еушу повели на настоящий суд — суд Пилата.

На этот раз ему связали руки и накинули на шею петлю. Утреннее солнце только-только нежно красило красным верхушки башен и зубчатых стен, когда его вывели из прохладной тени храмового двора и повели по высокому мосту через долину Тиропеон к возвышавшемуся на той стороне огромному, похожему на застывшую и рассыпавшуюся ломаными кусками с повсеместно обнажившимися рядами костей тушу дракона — иродову дворцу. Его вели под первыми лучами восходящего солнца, залившего своим густым красным светом свободный от теснящихся стен и башен мост, так что казалось, что его ведут прямо во, встающий навстречу, огромный огненный шар.

Еуша невольно оглянулся вокруг себя на самой середине вздымающегося над городом моста и перед ним был весь Ерашалаим — скопище, сдавленных городскими стенами и потому теснящихся вверх, трущоб, между которыми высились циклопическая громада Храма с, прилепившийся к ней, Антониевой башней и несколько беспорядочно разбросанных дворцов. На дне котловины и окружающих стены низин клубился туман, и, казалось, что город, вблизи такой грязный и старый, отсюда в розовом свете рождения нового дня, был какой-то сошедший из счастливого сна сказкой, нереально красивой, чистой и лёгкой мечтой, воздвигнувшейся на летящем в бесконечном небе клубящимся облаке.

Скоро показались ворота резиденции прокуратора. Несмотря на бешенный стук, их долго не отпирали. Наконец раздался лязг засовов и огромная, невольно притихшая, толпа, робея, ввалилась во двор, остановившись перед мраморной лестницей, ведущей на небольшую площадку с лёгким портиком, перед которым стояло мраморное кресло, с крылатыми львами по бокам вместо ручек.

В наступившей тишине, перед пустым римским троном пришлось стоять довольно долго. Наконец раздался звук фанфар, откуда-то сбоку вышла и встала перед лестницей цепь легионеров, и, наконец, после неторопливой поступи многочисленных слуг и чиновников вышел сам, в багряном плаще, Пилат.

Усевшись в кресло, он презрительно оглядел весь стоящий в первых рядах синедрион, остановился взглядом на Еуше, и коротко кивнул. Тот час Каиафа шагнул вперёд, пропущенный разомкнувшими копья легионерами, и поднялся по лестнице, остановившись, не доходя пары ступеней до площадки, где сидел Пилат.

— Мы требуем правосудия, прокуратор — начал он. — Нами пойман и изобличён смутьян и злодей, повинный как перед нашей верой, так и римской властью.

— Кто он и в чём его вина? — сурово спросил прокуратор.

Еушу вытолкнули вперёд. Тот час к нему подошли два легионера, и подвели на ту же ступеньку, где стоял Каиафа. Было видно, как у того округлились глаза, и отвисла челюсть от изумления.

— Он напал на Храм и пытался его разрушить, а когда это ему не удалось, он подстрекал других сделать это — Каиафа дал знак, и тут же один из членов синедриона сделал шаг вперёд и передал быстро спустившемуся к нему чиновнику несколько свитков.

Пилат небрежно их просмотрел, после чего передал секретарю.

— Как тебя зовут? — спросил он Еушу.

— Еуша.

— Откуда ты?

— Из Назарета.

— А, галилеянин! — Пилат рассмеялся. — Провинция пророков и мятежников. Так ты хотел разрушить храм?

— Я хотел принести туда истину — ответил Еуша.

— Но тут пишут, что ты там устроил драку и даже кого-то побил, это так? — улыбнулся прокуратор.

— Я выгнал торговцев и менял. Скоту, сору и деньгам не место в доме чистоты и истины — ответил Еуша.

— Это наши обычаи. В Храме идёт торговля. Так было всегда — встрял Каиафа.

Пилат, усмехнувшись, что-то шепнул ближайшему к нему чиновнику, и тот через мгновение достал какой-то свиток.

— Циркуляр номер 1986 — торжественно сообщил Пилат. — В нём выдвигаются требования власти Рима, в моём лице, обеспечить санитарное состояние мест скопления верующих, путём выноса торговли скотом на площадки за городскую территорию. Почему вы не выполнили это предписание?

— Речь идёт сейчас не об этом! — вспылил Каиафа, но тут же взял себя в руки и продолжил:

— Мы не можем выполнить это распоряжение, из-за отсутствия средств и пригодной для организации нового торга территории. Но он хотел разрушить Храм, и прилюдно призывал совершить это преступление, это запротоколировано.

— Ты хотел разрушить Храм, ты призывал это сделать? — спросил Пилат.

— Я говорил, что если Храм стоит не на истине, то он рухнет — кротко ответил Еуша.

— Наверное, ваши ... хронисты его не так поняли — Пилат улыбкой полной скорбного сожаления улыбнулся Каиафе.

— Он лжёц! — закричал Каиафа. — Какое он имеет отношение к истине? Он еретик, соблазнитель народа, отец лжи!

— Что ты по этому поводу думаешь? — Прокуратор улыбнулся Еуши.

— Он лжёц! — театрально закатив глаза, прокричал Еуша. — Какое он имеет отношение к истине? Он еретик, соблазнитель народа, отец лжи!

Римляне засмеялись. Наконец прокуратор, театрально вытирая слёзы, обратился к Еуше:

— А что есть Истина?

— Я есть Истина — ответил он, не обращая внимания на крики протеста первосвященника.

— Понимаете, мы римляне, в отличие от вас, не ищем истину, мы ищем власть, а власть — это закон — твёрдо сказал прокуратор, глядя в глаза Каиафы. — Поэтому я не вижу вины в этом человеке. Если он называет себя истиной, то и пусть. Это его дело. Римской власти, в моём лице, до этого нет никакого интереса.

— Но он называл себя мессией, а, значит, претендовал на власть. Он называл себя Царём Иудейским — кипятился Каиафа.

— На самом деле? Какой негодяй! — прикрыв глаза от подступившего луча быстро поднимающегося солнца, прокуратор глянул на Каиафу. — Ну, тогда пусть идёт к Ироду. На мою же власть он не посягал? Значит, возможный единственный потерпевший — Ирод, пусть он и решает.

Пилат обернулся к писцам и объявил:

— Запишите, что я не нашёл в нём вины, и так как обвиняемый из Галилеи, области находящейся в юрисдикции царя Ирода, я направляю его к нему, для принятия законного решения. Одну копию в архив, другую послать к Ироду, вместе с обвиняемым.

Два подошедших легионера освободили Еушу от верёвок и, встав по бокам, рассекая покорно расступавшуюся перед ними толпу, шипящих от злобы, раввинов и, открыто негодующих верующих, повели к дворцу Ирода.

Утренняя тишина ушла вместе с растворившимся от солнечного жара туманом.

Чарующего покоя и умиротворения пригрезившегося Еуше в наполненной светом утренней свежести, когда его вели через мост, не было и в помине. Грязный и низкий город кипел, словно, растревоженный улей. И его сегодня сотрясали не обычные страсти, порождённые обычной ежедневной суетой, сейчас его лихорадило от ненависти. Пока Еушу неспешно вели, вокруг вскипали злобные толпы фанатиков, грозящих его растерзать, и, наверное, его уже бы закидали камнями, если бы не заступничество двух римлян по бокам. Было видно, как многочисленные раввины и храмовые служки лихорадочно носятся вокруг, театрально рвя свои, обильно смазанные жиром ухоженные, пейсы, баламутя и подстрекая народ. Всюду, то там то здесь они собирали кружки, бились в истерике, что-то истошно, исходя слюной, голося, после чего, совсем ещё недавно мирные горожане с криками возмущения, забыв свои мирские дела, набрасывались с проклятиями на Еушу. Так что за ним шла с каждой минутой всё возрастающая толпа, поносящая его и требующая предать смерти.

Так, что к дворцу Ирода Еуша, зажатый между двумя обнажившим мечи легионерам, уже шёл через узкий коридор жаждущей его разодрать, изрыгающей плевки и проклятия, возбуждённой толпы.

Встревоженный, похожим на шторм, шумом от беснующейся толпы, Ирод, в окружении по-восточному безмерно увешенных золотом и каменьями своих жён и наложниц, два раза прочитал посланный прокуратором свиток, каждый раз после прочтения недоумённо разглядывая Еушу.

— Прокуратор, не нашёл в нём вины? — наконец спросил он римских солдат.

— Да, не нашёл, Царь — ответили они.

— И он послал ко мне?

— Да — римляне недоумённо переглянулись.

Ирод тяжко вздохнул и принялся читать свиток третий раз. Наконец, ему это надоело, и он обратился к Еуше:

— Это ты устроил недавнюю бучу в Храме?

— Я выгнал торговцев и менял, так как в Храме истины их не должно быть — ответил Еуша.

— Где ты тут нашёл истину? — тяжко вздохнул Царь. — А, Иоанн, это не твой ли

родственник?

— Да, казнённый тобой, Иоанн мой родственник и учитель — ответил Еуша.

— Научил он тебя, однако! Семейка, панимаешь... Это что у вас семейный бизнес на Храм нападать? Пошёл по стопам дяди? Вот сейчас как казню тебя, и будешь знать, разбойная морда — тяжко вздохнув, Ирод, ещё раз глянул на свиток, видно именно туда, где была зафиксирована резолюция Пилата.

— Ты тут, говорят, называешь себя Царём Иудейским, это как, прикажешь, понимать?

— Я есмь Царь, и царство моё, не от мира сего. Моё Царство — Царство Истины.

— Это как? — на лице Ирода впервые появился интерес. — А что есть Истина?

— Я есть Истина! — гордо ответил Еуша.

— А, понятно, сумасшедший — Ирод рассмеялся, вместе со своими женщинами, мелодично зазвеневшими драгоценностями на своих жирных телесах. — Очередная жертва зубрежки торы. И сколько их ещё ешивы наплодят? Мда-а, мракобесие есть мракобесие....

— Ну, если ты истина, то тебе место в Храме. Уж где не хватает истины, так это в синедрионе — продолжал хохотать Ирод. — Иди обратно к раввинам. Пусть себе судят истину. Нет, постой. Истина должна быть в белых одеждах и лавровом венке.

Ирод хлопнул в ладоши, и приказал слугам обмыть, надушить благовониями и переодеть Еушу в тунику из драгоценнейшего тончайшего шёлка, смеясь и радуясь своей остроумной шутке.

Наверное, если бы не дюжина солдат, добавленная Иродом, благоухающего Еушу точно бы растерзали на обратном пути. Ощетинившись сталью, маленький отряд едва двигался через море безумствующих фанатиков, готовых, казалось, ещё чуть-чуть нахлынуть своей плотью на остриё мечей только бы погубить, пусть ценой своей жизни, ненавистного им еретика.

Неожиданно из боковой улицы выскочил римский вестовой, куда-то спешащий прочь из города. Толпа, увидев его, набросилась на несчастного, мгновенно стащив с коня и растерзав, раньше, чем, ведущие Еушу конвоиры, смогли сделать шаг в его сторону, чтобы прийти на помощь.

За спинами безумствующих тщедушных фанатиков, способных лишь бессильно лязгать зубами и старательно плеваться в его сторону, Еуша видел, что появились группки крепких ребят с увесистыми дубинами и пращами. Время от времени к строю плотно окруживших его воинов припадали завёрнутые в тряпки с ног до головы гибкие мужчины, в которых угадывались сикарии. Словно прилипнув, они внимательно и терпеливо ждали, когда, благодаря оплошности, появиться просвет между воинами, дающий им шанс на бросок с кинжалом.

Когда подошли к резиденции прокуратора, она утопала в море беснующихся людей. Но самое интересное было то, что вокруг окружающих дворец стен безумцы складировали множество вязанок хвороста, пропитанного маслом, так что, судя по всему, намерения их были весьма серьёзными.

Прокуратор всё так же уверенно восседал на своём мраморном троне в окружение чиновников и секретарей. Только цепь легионеров перед ведущим к нему ступеням стала двойной, а толпа фанатиков перед ней выросла и уплотнилась, как казалось, раза в четыре.

Пилат медленно прочитал вердикт Иуды, потом показал на Еушу, стоящего в белоснежной тунике и увенчанного лавровым венком, и произнёс:

— Царь не нашёл в нём вины пред собой. Царь отдаёт в его в руки суда синедриона, как исключительного органа, в чьём ведение находятся вопросы веры.

Каифа, коротко посовещавшись с окружившим его собранием раввинов, поднялся на ступени и сказал, дерзко глядя в глаза прокуратору:

— Суд синедриона состоялся, мы требуем его наказания.

— Вы требуете, чтобы я его наказал? — спросил Пилат.

— Да, требуем. Мы и народ. Весь народ — Каифа торжествующе показал на огромную, дышащую ненавистью и жаждой крови толпу.

— Хорошо, спуститесь вниз и подождите. Я после короткого совещания вынесу вердикт — улыбнулся прокуратор.

Каиафа спустился к раввинам, которые его тут же окружили и начали что-то живо обсуждать. Еуша остался один перед опустевшим троном, прокуратор удалился за ширму позади кресла, откуда до Еуши отчётливо доносились голоса находящихся там людей.

— Какое положение в городе? — спрашивал прокуратор.

— Город объят мятежом. Мы блокированы. Гарнизон заперт в башне Антония. Вокруг дворца и башни собрались толпы фанатиков. Кроме того, они обложили дворец и башню вязанками промасленного хвороста. Если они их подожгут, дворец и башня окажутся в кольце огня — послышался голос Руфия.

— Они не станут жечь башню, она рядом с храмом, огонь перекинется на него — отвечал Пилат.

— Возможно, но наш дворец вдали от их священных мест.

— Основные наши силы в башне, даже если они и смогут пробиться сквозь толпу, то мы потеряем её и все запасы, хранимые в ней. Но даже если из башни и пробьются к нам, то они, возможно, придут уже на пепелище — рассуждал прокуратор. — Вы послали за подкреплениями?

— Да, двух конных вестовых. Их растерзала толпа. Поэтому пришлось посылать пеших, в обычной одежде. За городом, они получат коней.

— Когда придёт помощь?

— Через пять — шесть часов.

— Итак, нам надо продержаться шесть часов. Это возможно?

— Думаю, что нет, прокуратор, они жаждут крови немедленно. Промедление может дорого стоить.

— Но не бросать же начатое? Он перспективен, как Вы думаете, Руфос?

— Если бы не был перспективен, то и не началось бы такое. Его боятся. Сейчас толпа против него, но её настроение переменчиво. Завтра будут помнить только, что он один поднялся против всего клира. Чем больше его ненавидят сейчас, тем больше возлюбят завтра. Если удастся сохранить ему жизнь, то ....

— Но ведь можно его казнить и воскресить. Думаю, что это только прибавит ему авторитет — Еушу до нервной дрожи пронзил чарующий голос прекрасной колдуньи.

— Видишь ли, моя многомудрая Зара, оживший мертвец — прекрасный экспонат египетского цирка, но негодный игрок в публичной политике — съязвил Пилат.

Еуша так и видел его хитрую улыбку. Полный сарказма ответ Зары не заставил себя ждать:

— Неужели мудрый прокуратор думает, что этими людьми можно править посредством публичной политики? Как он мыслит здесь диспуты, свободу мысли, уважительное отношение к чужому мнению? Они жаждут лишь знамений и чуда, чтобы не думать и подчиняться. Они погрязли в невежестве и суевериях, подавляющих разум. Сотворите им кумира, и делайте с ними что хотите. Хотите — стройте бани, хотите — водопровод.

— Моя милая философиня, наверное, ты права, но ... пойми, что я буду делать с ожившим мертвецом? Посажу его в синедрион? Свергну Ирода и поставлю на его место? О да, для этих мест, возможно, это то, что надо, но ведь в Риме засмеют! Моя задача внедрить в эту дикую страну хоть какое-то подобие римских гражданских институтов, а они, увы, совершенно не предусматривают наличие столь неординарных методов, и, тем более, подобных субъектов.

— Как жаль что римляне, совершенно не ограничивая себя в притязаниях, так ограничивают себя в средствах — разочарованный голос Зары был полон скорби и искреннего сожаления.

— Извините, что я вмешиваюсь, но надо решать — послышался голос Руфоса. — Нам придётся его казнить. Я предлагаю его бичевать. Это сохранит ему жизнь и не позволит утверждать, что Вы, прокуратор, игнорировали их законные требования.

— Хорошо, попробуем. Зара, ты можешь облегчить его страдания?

— Конечно, я смочу плети вытяжкой из сока маковых бутонов.

— И что будет?

— Как только снадобьё проникнет в кровь, он впадёт в беспамятство и перестанет чувствовать боль.

— Он не заснёт?

— Нет, он будет как пьяный.

— Он будет похож на наказанного бичеванием? Это не вызовет подозрений?

— Твои палачи знают своё дело, пусть он будет весь в крови. Можно раздирать кожу, а не разрывать скрытую под ней плоть. Чем больше будет поверхностных ран, тем быстрее снадобьё проникнет в него. Он будет окровавленным, не способным прямо стоять, шататься и падать, одним словом — не в себе. Чем не человек потрясённый экзекуцией до потери сознания и находящейся на гране между жизнью и смертью? Есть только одна тонкость, под воздействием зелья, когда его опьянит дурман, он перестанет кричать. Но если его бичевать перед этой ширмой, то, что стоит поставить человека с громким голосом за ней? — похоже, Зара уже всё продумала.

— Ну что ж, пусть будет так — заключил прокуратор.

Он вышел к толпе, сел в кресло, и в наступившей тишине, выдержав долгую паузу, объявил, что, уважая мнение синедриона и в знак почтения к местным традициям и верованиям, он предаёт Еушу казни — бичеванию.

В ответ толпа взорвалась беспорядочными криками. Были и вопли радости — что, наконец-то накажут смутьяна, был и ропот возмущения — недостаточной степенью наказания, но больше всего из толпы исходил утробный ропот нетерпеливого ожидания интересного представления.

Притащили бревно, поставили на площадке рядом с креслом, прямо рядом с ширмой. Еушу обнажили, посадили на колени перед вертикально стоящим бревном и связали его руки за ним, так что он упёрся своим лицом в порыжевшие от крови многочисленных жертв дерево, а колени попали в выдавленные бесчисленными узниками лунки в горизонтальных опорах этой плахи.

И снова в наступившей тишине Еуша услышал, как над ним засвистел старательно раскручиваемый палачом бич, но прежде чем он коснулся его, Еуша почувствовал, как его спину орошают срывающиеся с орудия казни обильные капли чего-то липкого.

Свист оборвался хлёстким шлепком. Еушу пронзила немыслимая боль, словно в его спину впились десятки ножей. Не успел он прийти в себя, как удар повторился, потом ещё, и ещё ... И тут Еуша понял, что боли больше нет. Он чувствовал, как бич своими свинцовыми бляхами касается и рвёт его тело, но как-то отстранённо, словно его спина стала деревянной.

Скоро по нему разлилось тепло опьянения, его захлестнула слабость и необыкновенная радостная, кружащая голову, лёгкость, которую, он никогда прежде не испытывал от вина, женщин и славы ....

И, странное дело, он встретил её приход с безумным ликованием, как будто соприкоснулся с чем-то давно знакомым, лишь позабытым в сумрачной суете последних лет своего существования, радостно снова открываясь тому, с чем он не встречался уже, казалось, целую вечность, настолько давно, что уже позабыл о её существовании, но что, как он сейчас понимал, всегда только ждал и желал.

Было легко, необычно легко, настолько легко, что он вышел из своего тела, и паря, всё выше и выше, ликуя, созерцал происходящие под собой.

Он смотрел и смотрел радостно и отстранённо, как, внизу, усердные палачи бичуют залитого кровью какого-то несчастного, мотающего в забытье безвольной головой. Как за ширмой огромный человек, в такт ударам бичей, что-то есть силы, напрягаясь, открывает свой рот. Как беспокойная Зара, смотрит и смотрит в непрозрачный бархат занавеси, прямо туда, где происходит казнь, как будто она могла что-то разглядеть сквозь неё. Как сурово и внимательно наблюдает прокуратор, с презрительной и брезгливой улыбкой, за беснующейся у подножия его трона за цепью легионеров ликующей толпой.

Поднимаясь, всё выше и выше, он видел, как несчастного узника отвязали и поволокли по ступенькам к толпе, оставляя кровавый след на белизне мрамора. Как цепь легионеров расступилась, и комок окровавленной плоти вынесли прямо к отшатнувшимся от него раввинам. Как вставший прокуратор показывает на него, и что-то говорит, торжественно подняв руку. Как раввины, нерешительно переминаясь, уже собрались идти прочь ....

Наверное, он так бы и улетел, навсегда, в сверкающую высь, вскоре совсем потеряв из виду и радостно забыв все эти совсем уже ему не интересные картины пустой суеты внизу, если бы не Зара. Когда израненное тело опять втащили вверх и положили у подножия трона, она вышла из-за ширмы, с широким тазом в руках, и стала лить на несчастного какую-то жидкость, торжествующе гладя на раввинов. Тот час же он стал тяжелеть, и, низвергнувшись вниз, очнулся запертым в изломанном теле, распластанным перед прокураторским троном, и сквозь помутневшие зрачки увидел, как недавняя удовлетворённость на лицах раввинов, сменяется ненавистью. Они глядели своими пылающими злобой глазами куда-то поверх его, и он понял, хоть был и не в силах двинуть своё бесчувственную одеревеневшую плоть, чтобы проследить их взгляды, что так смотреть они могут только на Зару.

Было, уже двинувшиеся прочь, члены синедриона остановились, развернулись и снова подошли к цепи легионеров, и за ними послушно прихлынула, начавшая было уже рассасываться, толпа.

— Распять, распять, распять! — загрохотало сначала над раввинами, потом пошло волной вширь по толпе заполняющей дворцовый двор, выкатилось за его приделы, и пронесясь, казалось, над всем городом, вернулось обратно непрерывно грохочущим всё громче и громче эхом, грозившим со временем усилиться до такой степени что, казалось, готовый родиться из этого шторм мог бы играючи смести стены и башни дворца.

Прокуратор глянул на огромные песочные часы, и улыбка почти сошла с его лица. Он переглянулся с торжествующей Зарой, подошёл к ней и тихо спросил:

— Зачем ты сделала это?

— Иначе бы он умер, прокуратор — скрывая в низком поклоне торжествующую улыбку, ответила прекрасная колдунья.

— Что у тебя в тазу? — спросил он.

— Вода с отварами из целебных трав. Его бичевали слишком долго. В него вошло столько снадобья, что он мог бы уснуть навсегда. Никогда нельзя рассчитать точную дозу при такой процедуре ввода — Зара почтительно и виновато улыбалась.

— Она хорошо пахнет, совсем не как яд или кровь... — задумчиво произнёс сокрушённый прокуратор, как-то весь невольно осевший.

Он в каком-то странном забытье, опустил в воду ладони.

— Ну, что ж, я умываю руки. Теперь твой час, делай из него ожившего мертвеца — прошептал он.

Видно соприкосновение с водой вывело его из морока. Он вздрогнул, недоумённо огляделся и снова выпрямился, вспомнив себя. Его взгляд, ещё мгновение назад потерянно рассеянный снова приобрел стальную твёрдость, и он, подойдя к краю площадки, поднял над собой только что омытые руки, показав толпе ладони с ещё не высохшими прозрачными каплями, сверкнувших на мгновение в солнечных лучах, и, в наступившей тишине торжественно и громогласно провозгласил:

— На мне нет его крови!

Он не констатировал факт, он обвинял, он угрожал, он последний раз предупреждал, требовал одуматься и отступиться, и обещал мстить.

Учителя веры, вздрогнули, почувствовав неизъяснимый страх, и невольно отшатнулись от цепи легионеров, невольно сомкнувшись в плотный дрожащий комок. Но через некоторое время они, сжавшиеся и сбившиеся в кучу, понемногу отошли от охватившего их животного ужаса. В едином гурте, вместе с ощущением взаимного тепла и локтя, к ним пришло понимание — они победили! И потому сначала тихо, потом всё громче и громче, торжествующе и дерзновенней они, ликуя, засмеялись, обнимаясь, целуясь и поздравляя с победой. Радость от их кучки волной передалась всей толпе, и скоро все в ней, ещё недавно голосящие от ненависти, впали в какое-то нервное веселье, словно то, что они вытребовали смерть для человека, для большинства из них совершенно незнакомого, принесло им необыкновенное счастье.

Два легионера подняли Еушу, протянув за его спиной длинное копье, накинув на толстое древко его руки. Чтобы он не соскальзывал, кисти прикрепили к палке верёвками. Водрузив концы копья себе на плечи, они буквально потащили его обмякшее тело.

Еуша видел всё происходящие со стороны и немного сверху, только на этот раз он не поднимался лёгко и быстро вверх, а тащился за телом связанный с ним какой-то не видимой пуповиной, и потому дёргаясь туда-сюда, как воздушный шарик на верёвочке. Время от времени эта пуповина судорожно сокращалась и он втягивался обратно в свою израненную плоть, и тогда на него сразу со всех сторон обрушивались боль и стеснение от такой неудобной и жёсткой, давящей его, оболочки, что, он сразу же начинал стремиться выйти из неё прочь, и, наверное, потому в эти мгновения тело узника начинало дёргаться, слышался стон, и несчастный, как казалось, даже пытаться шевелить ногами.

Через некоторое время постоянная борьба с этой невидимой упругой пуповиной привела к тому, что он научился её растягивать довольно далеко, и теперь он описывал вокруг процессии замысловатые круги, подлетая поближе к тем или иным персонажам, чтобы их получше рассмотреть и послушать. Да, в отличие от своего прежнего ничем не сдерживаемого полёта, который происходил в полной тишине, на этот раз, видно из-за этой пуповины, благодаря которой, он всё ещё оставался укоренённым в своём бывшем теле, он мог слышать и даже, еле-еле, обонять.

Восприятие тоже отличалось от его первого полёта, оно не было светлым, радостным и лёгким. Видно ограничение свободы ранило его сознание, и потому то, на чём он останавливал свой взор, пугало его своим уродством и несовершенством. Всё, исключительно всё вокруг, стоило лишь приглядеться, было каким-то карикатурным искажением, злым гротеском, фантастическим танцем чудовищных масок. Люди были грязны, вонючи, некрасивы, их сотрясали спазмы жутких гримас, их дёрганые вихляющие движения, в которых не было ни грамма изящества, приводили к тому, что с них непрерывно сыпались облака мельчайшей трухи и отвратительнейшего сора, закручивающиеся в своём полёте множеством беспорядочных вихрей. Он очень страдал, что незримая пуповина не даёт ему улететь высоко-высоко, как в прошлый раз, чтобы оттуда, в наполненной светом тишине, мельком взглянув на всё это творящееся внизу непотребство, и, в последний раз, лёгкой мимолётной тенью печали выразив своё сожаление, забыть навсегда.

Забыть, скорей забыть и легко умчатся в наполненную светом бесконечную высь!

Но об этом оставалось лишь только мечтать, проклятая пуповина не только не давал ему рвануть в вышину, а непрерывно его дёргала, пытаясь впечатать в разверзнувшееся под ним уродство, затащив обратно в обмякшее тело.

Через какое-то время тело повесили на кресте. Он парил над ним, со скуки рассматривая причудливые узоры из колючек тернового венка, охватившего безвольно повисшую голову. Перед крестами скучало несколько легионеров, раввины о чём-то возмущённо галдели, показывая в его сторону. Он сделал усилие и оказался прямо над ними. Они возмущались надписью на табличке, прибитой в изголовье креста, и чем свет кляли прокуратора, который таким образом их оскорбил, не желая менять надпись.

— Он написал: «Царь Иудейский». Как будто мы заставили его распять собственного царя. И когда Каиафа потребовал переписать, он ответил: «Что написано, то написано». Надо жалобу написать! Надо, надо, надо ....

Ему стало скучно от их тупости и мелочности. Он сделал круг, полюбопытствовав — как обстоят дела на соседних крестах? Там узники лихорадочно пили дурманящий напиток. Потом ему стало интересно, когда к его телу подошли матроны с кувшинами полными дурмана. Неосторожно он опустился вниз к самому изголовью, и тут же оказался втянутым в внутрь своей, как он уже теперь совершенно ясно понимал, повешенной на кресте телесной тюрьмы, нет скорее уже не тюрьмы, а камеры пыток. Что есть силы, он забился, пытаясь разорвать сжимающие его тиски плоти, и вырвавшись наружу, увидел, как опечаленные матроны отходят прочь от креста, расстроенные тем, что им не удалось своим питьём облегчить муки страдальца.

Больше ничего интересного не происходило, и он повис над крестом, покачиваясь туда сюда, страдая, что приходиться бессмысленно находиться рядом с этой тоской и уродством, но, главное, что он был не в силах улететь туда, куда он рвался всем своим существом.

Постепенно почти вся публика разошлась. Остался только страдающий на солнцепёке римский караул, да трое раввинов с понурыми слугами, вынужденных томиться на солнцепёки по непонятной прихоти своих господ. Раввины же, судя по всему, были назначены оставаться тут до самого конца, дабы убедиться, что смерть смутьяна действительно наступила.

Так продолжалось довольно долго, поэтому, когда рядом с крестами появилась группка новых людей — двух всадников в сопровождении слуг, несущих кувшины и какие-то предметы, он стремительно подлетел к ним, пытаясь развеять скуку. Всадники спешились. Один из них, оказалась, закутанная с ног до головы в лёгкие, но полностью скрывающие внешность покрывала, женщина, другим Руфос.

— Среди этих раввинов есть ваш человек? — спросила женщина, и он узнал голос Зары.

— Да, вон, тот, самый высокий, из них. Его зовут Иосиф Арифомейский — показал Руфос.

— Он сможет зафиксировать факт смерти?

— Да, он уже предупреждён — в голосе Руфоса послышались нотки гордости.

— Вы ловко работаете — Зара слегка поклонилась.

— Когда он очнётся? — спросил Руфос.

— Точно нельзя сказать, но уже скоро. Когда это произойдёт он, должно быть, захочет пить. Ему надо будет дать снадобье из этого кувшина — Зара лёгким движением подозвала одного слугу.

— Его парализует? — спросил Руфос.

— Да.

— А он очнётся?

— Должен — после тяжёлой паузы ответила Зара. — Он изранен. Опьянён. Достаточно провисел на солнце. Увы, всё может быть ...Наложение одного снадобья на другое может дать неожиданный эффект, а тут ещё бичевание, распятие ... В любом случае, его надо снимать как можно быстрее, лучше сразу после принятия снадобья. Кто знает, в каком он состоянии, дело могут решить минуты.

— Мы сможем, это сделать, только когда придёт подкрепление. Не раньше.

— Понимаю — сокрушённо вздохнула Зара. — Поэтому надо подготовиться, чтобы, когда это произойдёт, не пропала бы и секунда. Тащить его в город не будет времени, надо подготовить убежище где-то здесь рядом.

— Я этим займусь — ответил Руфос с лёгким поклоном.

Руфос быстро удалился, вскочил на лошадь и галопом помчался в город, сопровождаемый подозрительными взглядами раввинов.

Зара присела, на поставленную слугой скамейку, с напряжением глядя на повешенного, в которого его непрерывно тянуло, и внутри которого он так не хотел снова оказаться.

Так как больше ничего нового не происходило, он опять вернулся в своё прежнее положение прямо над крестом, занявшись попытками подняться как можно выше.

Прошло уже достаточно времени, прежде чем произошли новые изменения вокруг крестов. Сначала примчался Руфос. Он тут же подошёл к Заре и, склонившись, стал что-то ей говорить. Она удовлетворённо кивала, не сводя взгляда с повешенного.

Потом ему стало всё трудней и трудней оставаться вне висящего внизу тела. Его неудержимо потянуло вниз. Несколько раз он падал в наполненную болью плоть, и каждый раз с всё большим трудом вырывался наружу. В одно из таких освобождений, когда он несколько мгновений сумел задержаться над увенчанной терновым венком головой, он мельком увидел, сопротивляясь тащащей его вниз силе, что Зара стоит прямо перед крестом, напряжённо глядя на повешенного.

Больше он ничего не видел, его заполнила боль, безжалостно сжигающая боль. Он слился с телом, наполненным страданием и единственным желанием, наполнившим его в этой безжалостной пытке, была мучительная, выворачивающая наизнанку, жажда, настолько безбрежная и ненасытная, что, казалось, она теперь и стали им. Сквозь пульсирующую муть, залившую глаза, он смутно видел, едва различая происходящее в раскалённом мареве внизу, как Зара смачивает в кувшине какую-то губку и передаёт её легионеру. Тот, нацепив её на копьё, ткнул ей ему прямо ему в губы. Он почувствовал какой-то резкий солоноватый запах, шибанувший, казалось, прямо в мозг и прохрипел из последних сил:

— Жажду!

После чего он инстинктивно впился в протянутую ему губку, жадно высасывая её, в тщётной надежде напиться. Вкус её был отвратителен. Но мало того, что пропитавшая губку жидкость не утоляла жажды, она, проникая в него, приводило к тому, что органы, соприкоснувшиеся с ней, мгновенно немели. Сначала нёбо, потом горло, а потом, по мере того, как бесчувствие разливалась по тело, и все остальные члены становились деревянными. Скоро он полностью одеревенел. Боли, как и собственно никаких других чувств уже не было. Но сознание, странное дело, осталось. Спорадически пульсируя, оно урывками фиксировало события внешнего мира. Так что он мог безучастно наблюдать за происходящим прямо пред ним, и очень слабо чувствовать прикосновения, как, наверное, так называемые, неживые предметы.

 

Глава 12. История одного обмана (Часть пятая)

Так он, бесчувственной деревяшкой, провисел довольно долго, когда в поле его зрения произошли изменения — сначала к площадке с повешенным подъехала повозка, запряженная ослом, а ещё через какое-то время подошёл римский отряд. Легионеры стали теснить возмущённых раввинов и их слуг прочь. Руфос что-то сказал центуриону. Тот, кивнув, дал знак, и легионеры остановились. Он подошёл к возмущённым раввинам, выслушал их, и указал на одного из них, самого высокого, которого пропустили сквозь цепь.

— Пора кончать — тихо скомандовал Руфос, и тот час по цепы же раздался громкий лай римских команд.

— Мне сообщили о Вашем деле. Он ещё живой? По уложению о наказаниях он должен висеть трое суток. Если он умер, то пусть висит. Незачем так рисковать, нарушая предписания устава, снимая уже мертвого. К тому же всё это происходит на глазах у раввинов, жалобы уже обеспечены — обратился к Заре, подошедшей вместе с Руфосом, центурион.

— Проверьте — отозвалась Зара.

— Проверить, жив ли он? Но как? — недоумённо спросил центурион. — На ощупь он деревянный.

— Сделайте разрез. Если пойдёт кровь — значит, он жив. Незаметно, еле-еле, но сердце должно биться. Вытечет совсем чуть-чуть, несколько капель крови и лимфы. У вас есть опытный солдат, знающий как нанести рану, чтобы пошла кровь, и она была бы не опасной? — Зара всё ещё не открывала своё лицо.

Центурион дал команду, и Еушу один из солдат ткнул в правый бок копьём. Он ощущал, как остриё что-то там ковыряло, но боли никакой не было.

Маленькую группку внизу охватило лихорадочное оживление. Руфос махнул рукой, и повозка направилась прямо к кресту. Иосиф быстро зашагал к возбудившемся раввинам, упорно пытающихся что-то разглядеть сквозь плотную цепь рослых легионеров. Пара солдат по приставленным лестницам полезли к нему наверх, распутывать верёвки на перекладине.

Когда его уже перекладывали на широкое и длинное тканевое полотно, лежащее на соломе, устилавшей дно повозки, он видел, как остальным двум узникам легионеры безжалостно ломают колени.

Через некоторое время, несколько солдат взявшись за края полотна на котором он лежал, внесли его в довольно просторный грот, посреди которого стоял огромный открытый каменный саркофаг. Прямо вместе с тканью его опустили в него, и он почувствовал, как он тонет в каком-то благоухающем масле. Он практически полностью погрузился в дурманящую липкую жидкость, так что снаружи оставалось только его лицо.

Перед ним появилась Зара, сейчас на неё не было скрывающей её красоту вуали, и она, в невероятной щедрости даря ему своё отточенное совершенство, склонилась прямо вплотную к нему, поднеся какой-то пузырёк. Прямо в ноздри полилась беловатая жидкость, и он стал погружаться в дурман. Он ещё боролся с неудержимо захватывающими его всполохами бреда, гасящими своими, взрывающими реальность, образами сознание, как увидел, как на него опускают полог.

Он ещё смутно видел, не то в бреду, не то в короткие моменты пробуждения, сквозь плотно, в неверном свете свечей, как несколько склонившихся над ним силуэтов льют на него что-то из амфор.

Скоро сил сопротивляться кошмару не осталось. Последние, зыбкие образы реальности погасли, и его словно захлестнула тёмная жидкость бесконечно меняющихся снов, в хаос которых он погрузился весь, без остатка. Он куда-то летел, сквозь рушащиеся от подземных толчков огромные своды, лавируя между падающих с небес скал, понимая, что ещё чуть-чуть и их нарастающий поток погребёт его под собой. То, вдруг, он оказывался в Храме, и видел как встревоженные учителя веры, шустрыми тараканами бегают по ходящими ходуном полам, и ему становилось безумно страшно от их путанных, всё ускоряющихся зигзаг. То он оказывался в покоях прокуратора, который с тоскою глядя куда-то на закат, говорил:

— Уже умер? Так скоро? Это не вызовет подозрений?

И высокий раввин отвечал:

— Я убедил их, что это произошло. Вот официальное прошение о разрешении его похоронить. Место уже подобрано ...

— Хорошо, хорошо — рассеяно отвечал, зачарованный закатом, а скорей тем, что скрывалось в том направлении далеко-далеко, прокуратор. — Конечно, делайте, как считаете нужным. Только занесите в протокол, что я был удивлён его скорой смертью.

Последнюю фразу он говорил уже сидящему рядом секретарю.

И ему становилось грустно, так как он с ужасом осознавал, что это он умер, умер так скоро....

И он понимал, как он умер. Вернее он понимал, как он продолжает умирать. Он захлёбывался в липкой трясине. Он тонул, засасываемый в тёмную тину. На поверхности осталось только его лицо, вернее только кончик носа, а всё вокруг облепляло густая вязкая масса, казалось проникающая внутрь его, так что, находясь в ней, он всё больше истончался, постепенно растворяясь в этой залившей его липкой тьме.

Однако, когда казалось, что он уже превратился в наполнившую саркофаг бесформенную слизь, полог был сдёрнут, и обрушившийся сверху свет, медленно сочась в едва прозрачную муть, высветил его, вылепив из жидкой массы. Он, задыхаясь, в охватившей его радостной лихорадке, понимал, что с каждым новым лучом, упорно проникающим внутрь ванны, всё необратимей происходит его новое телесное сотворение. Наконец он полностью пришёл в себя, снова ощутив себя живым человеком. Он тяжко вздохнул, и попробовал встать. Предательское головокружение, было, повело в сторону, но несколько крепких рук подхватили его, и с громким хлюпом выдернули из липкой жижи. После чего несколько слуг растёрли его мягкими полотенцами, затем, посадили на каменную лавку, прислонив спиной к стене грота.

Все удалились, осталось только, сидящая пред ним на изящной скамейке, очаровательная Зара. Рядом с ней на высоких треногах горело несколько светильников. Она, улыбаясь, молча смотрела на него. Служанка преподнесла ему кубок с каким-то снадобьем. Он жадно стал пить, чувствуя, как жидкость проникает внутрь его, орошая иссохшие члены, как ливень наполняет иссохшие русла водой в измученной долгой засухе пустыне.

Он осушил несколько кубков, пока не напился. Когда насыщение произошло, он неожиданно для себя как-то утробно, всем своим существом, гаркнул, как, словно, вновь после долгого простоя заработали старые меха, выбросив наружу облако спёртого в них сора. Он тут же смутился перед прекрасной Зарой, и стремительно краснея, начал было просить прощение за такое недостойное её изысканного общества поведение. Но на её лице не проступило ни тени высокомерного сожаления, наоборот, она засветилась радостью, и на него полился её чарующий голос:

— Поздравляю с воскрешением, Еуша из Назарета.

— Я умер? Я был мёртв и воскрес? — спросил он, до конца не понимая, что с ним произошло.

— Ну, если ты сам не уверен, умер ты или нет, то убедить других не составит труда — засмеялась Зара.

— Убедить в чём? — Еуша был в полном недоумении.

— В том, что ты умер и воскрес — мило улыбалась Колдунья.

— Значит, я не умирал?

— Умирал, но не умер до конца — смеялась Зара. — Я успела вовремя остановить смерть. Отнять у смерти можно только то, что ещё живо, но никогда мёртвое. Но грань очень зыбка. Для всех ты её уже перешёл, но не для меня.

— И что теперь? — Еушу начинал бить озноб.

— Теперь пора закончить дело. Осталось убедить, других что ты воскрес — Зара стала необыкновенно серьёзной.

— И как это сделать? Войти в Храм и снова выгнать менял? — Еуша улыбнулся.

— Нет, это слишком опасно. Ты теперь не публичный человек. Вдруг тебя захочет попробовать на прочность какой-нибудь сикарий, и тогда всё рухнет. Что стоит однажды воскресший, если он не сможет воскреснуть ещё раз? — улыбка Зары была обворожительна.

— Но тогда как? — озноб у Еуши усиливался.

— Очень просто, мы покажем тебя твоим разбежавшимся соратникам. Соберём их и представим тебя. Достаточно будет уверить их, ну а они разнесут весть дальше.

— А они поверят?

— Конечно. Ты сам сейчас убедишься — ответила колдунья, пристально смотря на него.

Вдруг светильники за её спиной вспыхнули невероятно ярко, в их ослепительном свете Еуша почувствовал, как всё вокруг закрутилось и поплыло. Незыблемым остался только столб света, в котором стояла, казалось, выросшая до огромных размеров, Зара.

Боясь закружиться и упасть в этом вихре, сотрясавшим ставшее вдруг зыбким пространство, Еуша инстинктивно пал на пол, и на него со всех сторон многократным эхом послышались оглушающие звуки голоса божества, в которого превратилась колдунья:

— Что чувствуешь ты?

Дрожащий, Еуша, заплакал в смятении:

— Богиня, богиня...

Он обхватил свою голову руками и, рыдая, уткнувшись лицом в быстро вертящуюся, ускользающую твердь пола.

Через некоторое время он почувствовал, что вращение замедлилось. Постепенно он набрался смелости подняться. Пошатываясь на трясущихся ногах, он обнаружил себя стоящим всё в том же, совершенно неизменном гроте. Посреди него высился всё тот же, ничуть не изменившийся, каменный саркофаг, с натёкшими лужами вонючего масла вокруг, из которого свешивалось скомканное полотно полога.

Перед ним всё так же, смеясь, восседала Зара, в окружении светильников. Голова у Еуши кружилась. Чувствуя, что он вот-вот упадёт, Еуша буквально упал на скамью.

— Что это было? — пошептал он.

— Помнишь напиток, который ты выпил, когда очнулся. Он подействовал.

— Так это... — он никак не мог подобрать слово.

— Это дурман. Просто дурман, приводящий к специфическим формам опьянения. Мы напоим им твоих апостолов перед встречей с тобой, и они будут уверены, что ты воскрес, стал богом и вознёсся на небо.

— Так это всё обман? Но зачем? Зачем?

— Чтоб сделать тебя богом.

— Но зачем ты делаешь это? Ведь это всё обман!

— Зачем это нужно мне? Видишь ли, есть предание, что мой род ведёт свою родословную от самого Тота. Говорят, что лучшие из лучших учеников нашего Храма встречаются с ним после своей смерти. Вот и я хочу увидеть своего родоначальника. Мы делаем богов, даём веру людям, вот и я льщу себя надеждой, что из тебя получится настоящие божество — легко смеялась Зара.

— Но это же фокусы! Это только иллюзия! Обман — негодовал Еуша.

— Да — учащённо задышав, придвинулась к нему Зара. — Это только иллюзия. Как и всё только иллюзия. Ты должен это понять. Тебе предстоит очень много узнать, научиться. Творя иллюзии, мы творим Мир. Если в сотворённую мной иллюзию поверят, если она овладеет людьми, то она и будет то, что живые называют реальностью.

— Что значит живые? — у Еуши начинала кружиться голова, но уже не от зелья, а от слабости.

— Живые — значит спящие. То, что мы называем жизнью лишь поток иллюзий, сон, над которыми мы не властны. Иногда сон кончается, это и есть смерть.

— А что дальше? Что будет за смертью? И есть ли что за смертью? — спросил, холодея, Еуша.

— Кончается один сон, начинается другой — ответила Зара. — Новый. Когда ты уже не помнишь прежний. Был сон, и он позабыт, всеми, даже тобой. Это и есть смерть. В этом сне ты искал, страдал, создавал себя ... раз, и ты всё забыл. Тебя, собственно, и нет. Не было, не было совсем. Сон кончился. Навсегда и без следа.

Еуша молча сидел, потрясённый. Затем тихо спросил:

— Значит всё напрасно?

— Так хочет насылающий на нас сны тиран. Мы зовём его Огонь. Это безжалостный огненный вихрь, сжигающий иллюзии и убивающий нас — ответила Зара. — Он источник наших страданий и мучений. Он хочет, чтобы мы мучились, страдали, искали, любили ... и всё забывали, по его мановению, начиная играть новую пьесу ему на забаву. Но есть выход — продолжить наш сон, воплотив его в новую иллюзию, овладевшую многими мечту, и тем создать своё мироздание.

— Но как это возможно? — стонал Еуша.

— Всё дело в грани между окончанием одного сна и началом другого. Тогда есть выбор — или погибнуть в забвении в море огня, или спастись в общей для всех иллюзии. Но эта спасительная иллюзия должна уже присутствовать в старом сне, который кончается. Как знак, как указание на вход в новый сон, твой сон. Так можно выскользнуть от всевластия огненного вихря.

— Мне трудно это понять — как-то отрешённо прошептал он.

— И не пытайся сейчас. Ты всё увидишь, ты всё познаешь. Потом. Я тебе всё покажу — сладко шептала Зара.

— А всё ж таки, что будет со мной, и с теми, что воспримут мой сон?

— Ты будешь помнить себя в своём Храме. Они, приходя к тебе, будут питать твой Храм силой, крепить его, делая недоступным для неистовства бушующего за его стенами огня.

— Какой Храм?

— Храм твоего тела. Ты скоро увидишь, поймёшь. Ощутишь, как будет расти его мощь, его простор, его величие. Мы знаем, как сохранять сон, где его последнее убежище, и как его укрепить. Это был долгий путь ошибок и познания. Сначала мы строили вокруг убежищ огромные стены из камней, но ... сохраняют сон не камни, а души желающие его принять. Чем больше душ словишь ты, прельстив своей иллюзией, тем крепче будет твой Храм.

— А они захотят меня принять?

Зара рассмеялась:

— А вот это уже предоставь уже мне. От тебя будет нужна лишь последняя гастроль, явиться ученикам и вознестись при них на небо. Я это всё обеспечу, это дело техники, и, тогда, я смогу доделать то, что не закончил наш Храм.

— Что доделать, что закончить? — прошептал, казалось готовый упасть, Еуша.

— Устройство империи должно быть совершенно. Проекция идеала на земле должна не иметь изъянов. Именно в этом мы видим нашу цель, именно ради этого мы и живём. Было время, когда мы считали, что можно огородиться от мира, построив блистающие царство порядка на клочке земли. Мы думали, что превосходство в знаниях позволит нам вечно возвышаться над остальным миром, погрязшим в невежестве и тьме. Вот тогда мы и изгоняли из своих пределов больных и сумасшедших, объединяя их в религиозные секты и направляя несчастных за наши границы, в пустыню. Так и родился твой народ и вера. Но, оказалось, что порядок невозможен лишь на части земли. Пока мы тешили себя своим величием, за нашими пределами нашлись силы, сумевшие нас превзойти. Порядок может быть или везде, или нигде. Увы, поэтому Империя, а не наше царство, есть то, во что мы вкладываем смысл сейчас. Империя несёт порядок, одухотворённый нами, во все пределы Эйкумены, и, служа ему, мы должны исправить наши прежние ошибки. Одна из них — вы, потомки изгнанных. Ваши предки ушли, как мы и хотели, но империя, расширяясь, снова настигла вас. Ну, а теперь некуда направлять больных, ведь Империя всюду. Их можно пристроить только под землю. Пусть они идут в погребальные катакомбы, хоронить своих и чужих мертвецов, веря не в жизнь до смерти (какая у несчастных жизнь?), а в жизнь после смерти.

— Ну, разве в это поверят? Невозможно чтобы в это поверили все — вид Еуши был ужасен.

— А всех и не надо. И загнанных в пещеры убогих будет достаточно, чтобы твой сон длился вечно. Увы, что поделать, все должности Богов уже расхватаны, так что я на самом деле делаю тебе очень большое одолжение, найдя это место — было не понятно, то ли колдунья смеётся, то ли гордиться своим великодушием.

— А что будет со мной потом, после того как я вознесусь? — Еуша был потерян.

— С тобой? Я же уже говорила — ты станешь богом и обретёшь вечность — тяжело дышащая, Зара придвинулась так близко, что стали видны только её огромные сверкающие глаза.

Он потонул и растворился в их бездонной глубине. Медленно вплыв в непроглядную черноту этих глаз, он зачарованно увидел, что их безбрежное пространство наполнено сложной игрой многочисленных бликов и смутных теней. Вглядываясь и проникая всё глубже и глубже в этот разверзнувшейся перед ним, казавшимся сладостно бесконечным, омут, он вдруг увидел, что зыбкие тени, постепенно скручиваясь в самом центре его, приобретают образ лица молодого человека. Скоро перед ним отчётливо предстал незнакомец, пристально смотрящий прямо на него, окружённый клубящимися сгустками бесформенного тумана, которые, постепенно твердея, приобретали форму предметов. Первым соткался стол, за которым и сидел незнакомец. Потом за его головой появились резные узоры спинки высокого старинного кресла. Ещё через мгновение, выплыло стоящее рядом со столом зеркало. И, вдруг, её потускневшая от времени амальгама сверкнула ярким бликом, отразившимся от свечи, которую подняла над столом Зара, и Николай, очнувшись, понял, что это он увидел собственное отражение в блестящем зрачке колдуньи.

 

Глава 13. Столб и утверждение истины (I)

— И все в это поверили? — в каком-то ознобе спросил Николай.

— Ну не все, но поверили, конечно — ответил Алхимик, положив свою руку на плечо благодарно склонившейся колдуньи

— А Вы неплохо сохранились, или это тоже только иллюзия? — Николай попытался шутить.

— Конечно же, только иллюзия! Вы же уже понимаете, что всё иллюзорно — ответила, очаровательно улыбнувшись, хорошенькая ведьма.

— И Вы встретились с Вашим прародителем? Ведь Вы же, судя по всему, хорошо сделали Вашу работу.

В ответ Николаю была долгая пауза. Наконец Алхимик улыбнулся:

— Да, Зара хорошо сделала свою работу. Даже, немного перестаралась. Но кто мог подумать, что так всё выйдет? Не всегда получается, так как хочется, но ещё реже, так как получилось в этом случае — Алхимик нежно поцеловал, виновато склонившую голову, Зару.

— А что получилось не так? — Николай был заинтригован.

— Смерть — ответил Алхимик.

— Смерть — пронеслось легким дуновением по комнате, и Николаю показалось, что многочисленнее инкубы мелко задрожали своими деревянными членами, в испуге прижавшись к родным банкам.

— Вы хотите знать, что было потом? Ну что ж, наверное, пришло время Вам это рассказать. Это был и величайший триумф, и величайшее поражение. Так случается, что карты иногда переворачиваются, а вмести с ними и само мироздание, открывая новые смыслы и горизонты.

Алхимик пристально посмотрел в глаза Николаю, и он вдруг увидел, что за ним раскрывается панорама античного города. Прямые колоннады, резные портики, ровные ряди домов из белого камня, громада театра, поднимающаяся в вдалеке, вся эта классическая красота была наполнена тревогой рождаемой стелящемся чёрным дымом от многочисленных костров, зажжённых на улицах и площадях города.

— Эпидемия продолжается? — спросил римский наместник, своим властным профилем очень похожий на Алхимика.

— Да — ответил его собеседник.

— Вы установили источник?

— Болеют все, кто контактировали с катакомбниками.

— Так значит, болезнь вызывают могильщики?

— Безусловно. Расследование показало, что первые заболевания начались в доме Луция Мерцелия после похорон его родственника. Затем болезнь укоренилась ещё в двух домах, тоже после похорон. Скоро болезнь распространилась по всему городу. Следовательно, источник мора кроется в этих самых катакомбных могильщиках, поэтому каждые похороны приводят к новому контакту с заразой.

— Уже не только от них. Болезнь везде. Мне пришла почта, эпидемия опустошает все приделы империи. Инстанции предписывают огородить контакт с катакомбниками, труппы умерших сжигать, больных изолировать в карантины.

Наместник, тяжело вздохнув, на мгновение замолчал, потом обратился к посланнику.

— Вы считаете, что эти меры будут достаточными?

— Не знаю, но надо выполнять предписания.

— А что Вы сами думаете по этому поводу?

— Их надо истребить, истребить всех — твёрдо ответил собеседник.

— И как это сделать? Наши улицы завалены трупами, единственные кто их убирают это они. Да они проводят над ним свои жуткие и непонятные ритуалы, но, признаемся, что долгое время нас совершенно не интересовало, что там происходит у них под землёй. Всех устраивало, что кто-то живёт в погребальных катакомбах, и заботится об умерших, за умеренную плату. Кто бы мог подумать, что там нет элементарной гигиены? Кого это заботило? И вот теперь от туда пришла болезнь. Как их истребить? Лезть за ними в катакомбы? Чтобы возвращаться больными из этих подземелий?

— Конечно, самим в катакомбы лезть не надо. Надо их просто не выпускать от туда. А если появились публично сжигать.

— А кто будет хоронить?

— Солдаты, силы полиции. Надо дать им в помощь отряды добровольного ополчения.

— Если мы будем сжигать труппы, мы получим восстание. Замкнутый круг — заболевают, умирают, и здоровые идут хоронить в самый источник заразы.

— Да это так, но это только одна сторона проблемы.

— Что есть другая? — наместник был крайне удивлён.

Его собеседник подошёл поближе, и положил на маленький столик несколько свитков.

— Они не только явились источником эпидемии, и при этом сами практически не подвержены смерти от заразы. Они гниют, но не умирают, понимаете, болеют, но не умирают.

— Как это может быть?

— Вы знаете, иногда болезнь сжигает человека мгновенно, а бывает, он живёт с ней годами. Мы не знаем почему, но могильщики умирают медленно, остальные — мгновенно.

— Да, удивительно! Если всё так и есть, то такое сочетание определённо опасно.

— И главная опасность заключается в том, что они утверждают, что это следствие их веры. Что вера в их бога защищает их от болезни, которая является ни чем иным, как карой не принявшим его. В обстановке массовой смертности это находит понимание у населения.

— Что значит — находит понимание?

— Массы напуганных людей обращаются в их веру.

— И что помогает? — наместник брезгливо скривился.

— Конечно же нет. Наоборот, принятие их веры требует нахождения в их среде и проведение специфических ритуалов, что способствует распространению заболевания.

— Но это же абсурд! Неужели наши граждане столь суеверны и легковерны — наместник даже вскочил от волнения, всплеснув руками.

— Да, это так. Страх смерти вызвал что-то вроде всеобщего помешательства. Не многие твёрды перед её лицом. Идёт массовое обращение в их веру. До их суеверия нам нет никакого дела, но это раздувает эпидемию. Это надо прекратить, а прекратить это можно только жесточайшим и показательным преследованием изуверов.

— Значит цирк? — сурово нахмурился наместник.

— В Риме уже объявлены игры. Их будут истреблять в назидание народу.

— И это поможет?

— Надо обозначить источник угрозы, уничтожить его и отвратить от него граждан. Лучше всего это могут сделать массовые казни в виде игр. При этом их желательно сжигать или скармливать зверям, чтобы потом не надо было бы возиться с трупами. Распятие долго сохраняет тело, его после надо хоронить, и, следовательно, возникает контакт.

— И вы посланы организовать это?

— Да. Вы изучили мои верительные грамоты?

— Ваши бумаги в полном порядке, но в греческих полисах не принято такое. Забавы Рима здесь могут быть не так поняты. Боюсь, к несчастным может возникнуть симпатия.

— Но не можем же мы их просто отлавливать и сжигать?

— Почему нет?

— Закон. Мы должны служить закону. Нам предстоит убивать людей без формально доказанной вины, а это позволено делать только в виде игр.

— А нельзя ли их просто изолировать в их катакомбах?

— Конечно. Так и сделаем. Завалим входы. Их таборы на поверхности сожжём. Но, они уже вышли из них. Болезнь повсюду. Надо уничтожить заболевших и тех в ком она уже поселилась, но пока ещё не проявилась. А тут критерий один — принял их веру, значит, есть риск заражения — на игры.

— А это правда, что пожар в Риме стал следствием попытки сжёчь их места обитания?

— Да, при этом Вы должны понять — они неистовы. Они настоящие фанатики. На попытку очистить огнём места их стойбищ, они ответили поджогами по всему городу.

Наместник сидел в глубокой задумчивости. Его собеседник терпеливо ждал, стоя твёрдо и прямо. В его коренастой широкоплечей фигуре угадывался в недавнем прошлом опытный солдат.

Наконец наместник очнулся, и, нахмурившись, заключил:

— Хотя Ваши верительные грамоты предписывают мне содействовать Вашей миссии, но ... скажите, это действительно единственно возможное решение? Поймите, я подчинюсь и окажу Вам необходимое содействие, но это греческий полис. Тут другие нравы, другие люди. Что если меры приемлемые в Риме здесь вызовут ещё большее напряжение? Неужели нет другого выхода?

— Что Вас беспокоит? В чём суть Ваших сомнений? — вежливо спросил посланец Рима.

— Действительно ли эти люди настолько невменяемы, что их можно только сжигать и травить зверьми? Неужели им нельзя объяснить, вразумить, договориться? — наместник поднялся и твёрдо смотрел в глаза посланцу.

Посланник криво усмехнулся:

— Вы их видели?

— Нет.

— Ну, так что Вам мешает увидеть всё это? Желаете, я и мои люди организуем Вам интересную экскурсию?

— Но, ведь Вы же сами говорили, что контакты с ними опасны.

— А что делать? Как можно принять решение, не исследовав проблему? Это Ваш долг, как должностного лица. К тому же можно наблюдать их со стороны, не приближаясь вплотную. Ну, и мы после посещения их мест обрабатывает обувь и тело уксусом, одежду вывариваем. Как видите, существуют вполне действенные меры, понижающие риск заражения.

Скоро наместник, облачившись с ног до головы в дёрюгу, чтобы не вызвать ненависть со стороны больных фанатиков (приблизиться и ударить побояться, но всего оплюют, как объяснил посланник) в сопровождение широкоплечих ребят, с крепкими посохами в руках, и со скрытыми под широкими дерюгами мечами, направился к старому рынку, где уже несколько недель гудел вылезший из катакомб огромный табор.

Расчерченный ровными линиями город, обычно чистый и наполненный людьми, теперь был пуст и грязен. Всюду валялся мусор и нечистот. Ужасная эпидемия прервала обычно невидимую каждодневную работу по уборке улиц и площадей, и город стремительно размывался бесформенными горами отходов и рваными облаками удушливого дыма. Кое-где редкие кучки граждан пытались хоть как-то очистить пространство рядом со своими домами, сгребали мусор и сжигали его, отчего и был кругом этот раздражающий дым.

По мере приближения к старой рыночной площади мусора становилось всё больше. Стали попадаться и люди. Это были не испуганные городские обыватели, жавшиеся к своим домам, а одетые в грязные лохмотья, беспорядочно бродящие по улицам и копающиеся в кучах мусора, неопрятные бродяги.

Скоро их стало так много, что появились какие-то не то их таборы, не то стойбища — несколько воткнутых в землю палок, на которых трепыхались рваные тряпки, а под ними копошились, иногда сидя, но чаще лёжа, похожие на кули обитатели, завёрнутые в пёстрые лохмотья, так что казалось — ожили и задвигались мусор и грязь.

На подходах к площади бродяг были уже толпы. Небольшой отряд буквально продирался сквозь грязную, вонючую толпу, с трудом лавируя между многочисленными беспорядочными стойбищами, расположившимися на широкой улице в полном хаосе.

Наместник с ужасом глядел на ползающих под ногами бесчисленных калек и фантастических уродов, которые, казалось, кичились и гордились специально выставленными на всеобщее обозрение из под вороха грязного тряпья, своими культями, жуткими клешнями или отвратительными язвами. С отвращением и содроганием переступая через бьющихся в припадках и чего-то орущих сумасшедших и прилюдно расчёсывающих свои сочащиеся сукровищем изуродованные тела прокажённых, потрясённый наместник недоумевал — откуда же столько их могло взяться?

Наконец показалась площадь — центр гнойника, от которого в город по сходящимся к нему улицам обильно растекались все эти ужасные миазмы. Наместник помнил ёё — это было широкое прямоугольное очерченное высокой колоннадой пространство с каскадом фонтанов с северной стороны и высокой колонной увенчанной позолоченной статуей Гермеса в центре.

Теперь же всё вокруг было залито грязными громко галдящими толпами, снующими между бесчисленных бесформенных стойбищ, удушающих костров, дурно пахнущих мангалов и куч мусора.

Немного присмотревшись, он обратил внимание, что в хаотическом беспорядке, есть некое подобие если не порядка, то какой-то странной повторяющейся закономерности.

На ступенях колоннады, то там то здесь возникали какие-то люди с крестообразными палками в руках, которые, размахивая ими, начинали что-то истошно вопить. Услышав их, толпа, прихлынув, скапливалась вокруг, внимательно им внимая. Речь этих странных ораторов, как правило, быстро ускорялась, судороги, по началу едва заметные, скоро овладевали ими настолько, что бешено хрипя что-то нечленораздельное, они падали в жутких корчах. В этот момент толпа приходила в неистовство и, бешено что-то оря, заходилось не то в трансе, не то в овладевших им всеми сумасшедших плясках, неистово скача вокруг впавшего в падучую оратора, хватала его, поднимала над собой и таскала жутко дёргающиеся бессознательное тело, рыдая и что-то восторженно завывая.

Когда несчастный переставал дёргаться, интерес к нему, почему-то, сразу пропадал. Его обмякшее тело тут же бросали, и толпа шла искать нового трибуна.

— Что это, почему они так любят их, когда они в припадке, и так равнодушны, когда припадок кончается? — спросил потрясённый наместник.

— Они считают, что во время припадка на этих пророков снисходит дух святой — тихо ответил посланник.

Тут послышалось какое-то пение. Показалась процессия каких-то теней. Это были, определённо совсем ещё недавно бывшие нормальные горожане. Они несли на носилках своих умерших родственников. Труппы сложили в ряд у западной колоннады, как увидел потрясённый наместник, на множество уже скопившихся там мёртвых тел, после чего толпа встала на колени, и по горам трупов стали деловито ползать какие-то люди, размахивая дымящимися сосудами на цепях, что-то гнусаво сопя. Когда эта, довольно длительная, процедура закончилась, трупы так и остались лежать в кучах на земле, заботливо целуемые и ласкаемые довольно многочисленными, ползающими по ним гигантскими насекомыми, калеками, словно эти мёртвые тела представляли для них огромную ценность и являлись источником какого-то противоестественного удовольствия. Основная же толпа, после окончания ритуала, радостно и возбуждённо отхлынула в сторону фонтанов.

Скоро сотни людей стали плескаться в бассейнах. Только что пришедшие на площадь горожане в каком-то безумном забытье, толкались в одном водоёме с изъеденными язвами калеками, где все они вместе в какой-то радостной истерике обнимались и целовались.

— Так они приобщаются к своей вере — сухо прокомментировал посланник, видно заметив недоумение наместника.

— Ну, что ж, наверное, пора уходить. Всё ясно — наместнику начинало становиться дурно.

— Если Вы можете, подождите ещё. Сейчас будет кульминация — участливо улыбнулся посланник, в притворном смущение опустив глаза.

Постепенно толпа стала выползать из загаженных фонтанов. На этот раз она стала скапливаться вокруг центральной колоны, той, на которой совсем ещё недавно возвышалась статуя Гермеса.

На её вершине что-то зашевелилось, и вскоре над площадью и городом поднялся какой-то невообразимо распухший урод.

— Кто это? — вздрогнул наместник.

— Мразогорий, здешний святой.

— И чем же он прославился?

Посланник недоумённо пожал плечами:

— Наверное, размером. Не каждого же так раздует. Размер тут, надо полагать, имеет значение — его должно быть хорошо заметно снизу.

Наместник с грустью, и с каждой минутой с всё большей и большей вскипающей в нём ненавистью, глядел на огромную, ровную, из цельного куска белоснежного мрамора колонну, теперь всю в каких-то склизких пятная и подтёках.

— И как они ухитрились изгадить её от самого основания до вершины? — искренне недоумевал он.

Разгадка пришла неожиданно скоро. Жирный урод, до этого что-то судорожно хрипящий, как-то резко склонившись, стал рыгать прямо вниз, в забившуюся под ним в непонятной радости толпу. Удивительно, но они, похоже, стремились поймать куски и капли его обильной блевотины, словно это была какая-то невиданная для них ценность.

— Что это? — наместник, судорожно сглотнул. Его явственно начинало мутить.

— Это у них называется причащаться — коротко бросил внимательно наблюдающий за происходящим посланник.

— И кто это? Откуда взялось это чудовище?

— До того как его раздуло, известно только, что окрутил малолетнюю дочь своих благодетелей, которую он, кстати, тоже называл своей дочкой. Его пригласили преподавать ей софистику. Обрюхатил. Она родила, сбежала от него и бросила ребёнка на попечение родителей. Когда родители обесчещенного дитя, попытались обратиться в гражданский суд, подлец залез в катакомбы. Там что-то подхватил и, вот, распух. Несчастные считают, что это он наполнился святым духом.

— И как же такую тушу затащили так высоко?

— Перекинули канаты, привязали его с другой стороны, так и вытянули. Еду и воду он поднимает вверх на верёвках, исходящий из него «святой дух» Мразогорий отдаёт вниз, как Вы уже видели.

— И что он там делает?

— У них это называется — утверждать истину. Они повсеместно сажают самых своих жутких уродов на наши триумфальные колонны, предварительно сбросив статуи богов и героев, (они эти колонны называют — столпы) с которых те проклинают горожан и призывают на них беды. Что Вы можете сами видеть.

— Хватит, с эти пора кончать — заключил наместник, брезгливо отвернувшись от этого ужаса.

— Проклинаю, проклинаю, всех их проклинаю! — раздался дикий вой с вершины столба. — Гиена им огненная! Они жрали, пили, наслаждались жизнью, любили, а всё это ведь за наш счёт! Всё это за нашу бессмертную душу. Они тысячелетия жируют за наш счёт. Они, они виновны в наших грехах, только они!

Толпа многоголосо завыла. Многие, первых же звуках с колонны, упали и забились в судорогах. Другие, стоя на коленях, рыдали, тряслись, как в лихорадке, или раскачивались в трансе, словно, сонамбулы.

Жирный урод, заводясь, всё больше и больше, орал и орал, мелко трясясь жирными складками своих распухших телес, грозя куда-то в сторону города:

— Вы все живёте за счёт спасения наших душ. Вы слишком долго, несколько столетий решали свои проблемы за наш счёт, за счёт спасения наших душ. Ваши бани, гимназии, знания и свобода веры в разных Богов обрушила на нас, ни в чём ни повинных чад божьих, немыслимые муки соблазна. Вся ваша свобода, это свобода от усовещивания вас, грешников, с нашей стороны. Вы обрушили на нас немыслимые муки существования в вашей религиозной культуре, где мы зрим непобедимость вашего греха в сражение с нами, истинно верующими. От вас на нас, истинных чад божьих, наползает шизофрения от ненависти к Богу, который кажется извергом и садистом. Всё это сделали именно вы! Вы физически и духовно убили тысячи людей, так и не успевших понять, что наша вера, это совсем не то, что получилось, после наступления на неё, вашей философии и образа жизни! И нам это надоело! Вы все умрёте! Есть, есть наш Бог! Болезнь, мор — то бич божий. Вы все умрёте, все. Но и после смерти гореть вам в огненном озере. Вечно вам мучиться, а мы попадём на небо.

Жирный урод, продолжая сыпать проклятия, стал, заходясь в лихорадочном кашле, чесать своё покрытое обильными хрупкими подсохшими струпьями тело. Скоро вокруг него поднялось лёгкое белое облачко обильно начёсанных им мельчайших частиц его поражённый проказой плоти, которую ветер уносил куда-то в сторону городских кварталов.

— Вот вам, вот вам, вот, вот, получайте! За всё ответите, настигнет вас мор — кара божия.... — орал, уже повсеместно кровоточащий, опухший проповедник, под сумасшедшие визги беснующейся под ним толпы.

— Начинайте как можно быстрей. Я одобряю любые действия, которые Вы сочтёте необходимыми — бросил наместник, с огромным облегчением, покидая площадь.

 

Глава 13. Столб и утверждение истины (II)

Посланник поклонился и заверил, что уже всё готово и через пару часов он готов начать операцию.

Через некоторое время наместник, облаченный в украшенные орлами имперские доспехи, жалеющий только об одном, что всего лишь обтёрся уксусом, а не принял из него ванну, двигался верхом к площади позади строя солдат.

Солдаты уколами своих копий и ударами древков гнали со сходящихся к рыночной площади улиц на площадь всех встреченных ими на улицах уродов, калек и прочих подозрительных элементов. Сопротивление несчастные практически не оказывали, покорно бежали, ковыляли или ползли перед строем, лишь вскрикивая от ударов и ноя какие-то гнусавые заклинания.

Скоро вокруг колоны, где наверху неиствовал Мразогорий, спрессовалась плотная масса напуганных людей со всех сторон окружённая войсками. Они, впав в какой-то ступор, покорно пели что-то приторно жалостливое, иногда становясь на колени, и как-то странно размахивая в направление солдат руками.

— Что дальше? — спросил наместник, с недоумением наблюдая, как-то там то здесь, что-то быстро шепчущие, несчастные, выставляли в его сторону свои крестообразные палки.

— Откроим улицу, ведущую на скотный рынок, он огорожен стеной и там есть множество загонов. Пока разместим их там, отсортируем, ну а потом — игры — деловито ответил посланник.

Он уже отдавал центурионам соответствующие команды, когда Мразогорий жутко заорал сверху:

— Братья и сёстры, помните — наша цель заселить собой небо! Там наша родина! Там, а не здесь. Так пострадаем же братия и сёстры за веру. Оставим эту грешную землю. Возлюбим и обнимем врагов наших. Обнимем их, прижмём к своей груди, облобызаем их в уста, дыхнём нашим чистым дыханием полным веры прямо им в лицо, уста в уста, и случиться чудо — дух святой низойдёт на них!

По толпе безумцев волной прошла судорога. Изъеденные порчей калеки, как-то дико взвыв, и что-то громко запев, разом, всей своей массой ринулась на солдат, стараясь их ухватить, видно чтобы обнять и расцеловать. Солдаты в брезгливом ужасе отшатнулись от этой орды лезущих на них прокажённых и заработали своим оружием. Но падающие прямо перед ними труппы только что убитых сородичей не останавливали безумцев, они, казалось, нисколько не боясь смерти, и даже желая её, упорно пёрли вперёд, не то подбадриваемые дикими криками Мразогория, не то гонимые вперёд массово овладевшим ими сумасшествием. Испанские мечи разили и разили их, но напор безумцев не ослабевал. С каждым новым взмахом меча, с каждым новым трупом, всё ближе и ближе к строю солдат оказывались, горящие безумием сквозь и гнойную поволоку, глаза, брызгающие слюной, перекошенные в жутких улыбках, кровоточащие дёсна, и пытающиеся их схватить изуродованные порчей клешни, так что брезгующим соприкосновения с ними легионерам скоро пришлось повсеместно отступить.

Скоро площадь вновь оказалась в руках сумасшедших фанатиков. В безумной радости, они чего-то пели, ходили кругами, таскали и лобызали труппы, купались в фонтанах, под дикие крики и хохот бешено трясущегося на вершине возвышающейся над всем этом колоне Мразогория:

— Победа, победа! Дух святой победил силу неверных! Чудо, чудо....

— Вы разрешите использовать баллисты? — спросил посланник.

Наместник решительно и зло кивнул в ответ.

Не прошло и часа, как на толпу убогих и больных полился град стрел и дротиков. Солдаты били точно, безжалостно, с каким-то необычным ожесточением и решимостью. Скоро площадь заполнили беспорядочные горы трупов. Но самое странное и страшное, было то, что безумцы не разбегались, не старались спрятаться от разящих их стрел за телами своих уже мёртвых сородичей, не просили пощады и не проклинали своих убийц, а в каком-то, как казалось радостном исступлении, воя свои песни и обнимая друг друга, спокойно принимали смерть.

Завороженной этой картиной безжалостного побоища, наместник очнулся только тогда, когда на площадь ступили солдаты, докалывая длинными пиками немногих выживших. Словно после кошмарного сна, он поднял глаза к небу, и первое что увидел, это пронзившего его судорогой ненависти, это лицо затаившегося высоко над площадью, как ему показалось, с интересом, наблюдающим за происходящим, Мразогория.

Сейчас Мразогорий не кричал, не стоял во весь рост, гордо выпятив свою безмерную разлагающуюся тушу, учитель веры затих, и насколько это было возможным, лёжа вжался в круглую площадку на конце огромной колоны. Так что было видно только его внимательно смотрящую на наместника жирную бородатую рыжеватую харю, и возвышающуюся за ней изъеденную язвами филейную часть.

Несколько баллист обстреляли его. Но стрелы или били в колонну или перелетали её сверху. К тому же, при каждом выстреле жирный урод, втягивал голову, так что снизу едва оставался, виден только округлый кусок его мелко дрожащей задницы, что, естественно, ещё более усложняло задачу. Стало ясно, при всём мастерстве стрелков, попасть с земли практически невозможно.

— Что будем делать с этим? — наместник указал на колонну.

Посланник и стоящие рядом с ним офицеры были в растерянности. Некоторые из них предлагали строить что-то вроде деревянной башни, на вершине которой можно было бы установить стрелков, которые бы и достали бы затаившегося смутьяна. Другие предлагали принести лестницы. Высказывалось мнение, что можно обрушить колонну.

Чтобы лучше разобраться подошли к массивной и высокой колонне. Стало ясно, что для её обрушения или создания башни понадобиться много времени, а лестницы и вовсе не дотянуться до вершины.

— А если обложить вязанками хвороста и поджечь? — скромно предложил какой-то совсем молодой центурион.

— Придётся притащить очень много хвороста — заметил наместник, грустно думая, что когда-то это величайший образец мастерства городских камнерезов — высокая, стройная, без единого изъяна мраморная колона, вырубленная из единого монолита, почернеет от пламени, или даже треснет и рухнет.

Мразогорий, свесив за край капители свою жирную харю, внимательно слушал это совещание, как-то печально не то, вздыхая, не что-то протяжно стеная, а может, и, бормоча что-то нечленораздельное. Когда же совет склонился к варианту развести огонь, он завыл протяжно и громко:

— Проклина-а-а-аю дети сатаны! А-а-а-а-а-а-а ....Не надо-о-о-о-о!

После чего забился в рыданиях, отчаянно плюясь в низ, стараясь попасть в кого-нибудь из офицеров.

На площади закипела работа. Многочисленные повозки привозили хворост, который, вмести с оставшимся от несчастных тряпками и мусором, сваливали у подножия колонны, и увозили труппы.

Когда всех мертвецов вывезли, пришёл черёд Мразогория. Сухой хворост вспыхнул как порох. Скоро языки пламени зализали колонну, иногда, казалось, поднимаясь даже выше её. Жар был такой, что, стоящие на капители колоннады наместник и другие офицеры отступили на пару десятков шагов. Было видно, как бешено, скачет в клубах дыма и стремительных потоках, обнимающих его, искр распухший урод, так громко визжащий, что порой его безнадёжный вопль, заглушал рёв пламени.

— Ну, вот и всё — опустошённо заметил наместник, направляясь в резиденцию.

Принимая баню, он всё вспоминал и вспоминал, как несчастные без сопротивления, безумно улыбаясь, или даже смеясь и поя, принимали смерть. Он участвовал в молодости в походах, но никогда и нигде, даже в самых диких и варварских краях ему не встречалось такое отношение к жизни и смерти. Бывало, когда вражеские воины демонстрировали гордое презрение к смерти, но тут было, похоже, призрение к жизни и принятие смерти не как неизбежность, а как, как ... он никак не мог подобрать слово ... как избавление — вдруг осенило его.

— Как же можно так относиться к высшему дару Богов — к жизни? — недоумевал он, не находя себе покоя. — Неужели их существование настолько ужасно? Разве смерть не хуже, не безнадёжней любой, пусть самой ничтожной судьбы?

Его знобило. Ужасные образы безжалостной расправы не давали ему покоя. Никакое объяснение целесообразности и общественного долга не могли его удовлетворить и оправдать недавно произошедшее. Он боролся с болезнью, да. Но разве он победил болезнь? А что если всё это продолжиться? А если завтра появятся новые заболевшие? А что если болезнь свила своё гнездо в нём самом?

Наместник вдруг резко вскочил с мраморной банной скамьи, испугав массирующую его служанку. Его вдруг пронзило, он осознал себя виновным в том, что эти несчастные отвергли жизнь. Виновным не только себя, но и весь существующий порядок вещей, более того даже сам закон, до этого почитаемый им за достойный поклонения идеал. Что же это за порядок, если он выталкивает больных и калек прочь из мира во тьму погребальных катакомб?

Как же после этого могут любить жизнь эти несчастные? Какая у них жизнь? Неудивительно, что там развилось это дикое и уродливое суеверие, суть которого — ненависть к миру и жизни.

— Но что же делать? Истребить их всех? Но истребит ли это болезнь? Терпеть их рядом с собой? Но как можно впустить в свою жизнь болезнь и уродство? Что же будет с ним, с его миром, народом, если рядом будут эти? Ведь это значит — заболеть самому, жить, смирившись с болезнью. А если нет, то что, придётся их непрерывно истреблять и истреблять? — он не находил ответа и жутко мучился, сгорая от резко поднявшегося в нём жара, то ли от того что не мог решить что делать, а может и того, что болезнь уже сила в нём своё гнездо.

Шатаясь, ещё недавно надменный и непобедимый гордый римлянин, направился к выходу, даже не заметив как на мраморном полу сиротливо остались лежать, случайно задетые и сброшенные им со столика, растрёпанные драгоценнейшие свитки откровений Гермеса Трисмегиста, недавно столь ценимые им. Перед тем как покинуть свою резиденцию, он вышел на балкон, и тяжело опёршись на перила, в безнадёжной тоске смотрел на догорающую вдали линию заката, словно пытался предугадать — что ждёт его там, куда ему суждено, как он понял, совсем скоро уйти навсегда.

Он опустил глаза, и увидел, что эпидемия продолжается. Несмотря на побоище, по площади, прямо напротив его резиденции небольшая группа граждан демонстративно, с вызовом, несла, нисколько не боясь ни его, ни стражу, труппы своих недавно умерших родственников, напевая те самые жуткие песнопения, что он слышал днём на той страшной площади.

С ужасом он понял, что смерть, пришедшая в его мир, непобедима, и в каком-то охватившем его мороке он, едва не падая, из последних сил, пошёл на площадь, прямо туда, где им была днём устроена расправа.

Идти было трудно. Не было сомнений — его охватила болезнь, как он знал, тем более безжалостная и скоротечная, чем сильней и здоровей, был до этого человек. Подойдя к тлеющему у стены какого-то здания костру, он посмотрел на свои руки — их усыпала сеть скороспелых язв, он дёрнул золотую пряжку плаща, и она отлетела куда-то, жалобно звякнув, — грудь тоже была в причудливой россыпи стремительно растущего воспаления.

Он принял это, как и подобает римскому солдату — остатки сил он собрал, чтобы дойти до цели, туда, где отныне для него таилась последняя в этой жизни загадка — на рыночную площадь, где он впервые встретил то, что его сейчас убивало.

Он шёл не бороться, он шёл понять. Воин в нём осознал своё поражение и полную негодность своего оружия против этого нового врага, но философ, который родился и вырос в нём за годы жизни в этом наполненным знаниями, библиотеками и университетами великом греческом полисе, жаждал изучить это явление. Умирая, он силился постичь — что же это такое на самом деле? Что же это за страшный и непобедимый враг, с которым столкнулась и перед которым оказалась такой беззащитной его непобедимая империя?

Похоже, к площади брёл не только он один. То тут, то там на тёмной улице было видно, что к ней ковыляли слабые тени. Иногда поодиночке, иногда группками.

Войска вокруг площади ещё стояли, но солдаты как-то жались к кострам, совершенно не препятствуя движению, так что практически оцепления не было. Один из легионеров, видно заметив определяющую его стату одежду, было, к нему подошёл, вытянув уже руку для приветствия, но, глянув в лицо, смутился и быстро отступил к костру.

Наместник притронулся к своей щеке, и вместо упругой кожи почувствовал что-то рыхло-склизкое. Он усмехнулся и направился к колонне, вокруг которой снова собрался табор издыхающих от болезни, как будто совсем недавно и не было их безжалостного массового избиения и полного очищения всей этой территории.

Когда он достиг её подножия, силы практически оставили его. Он в измождение упал на ступени у массивного основания колонны, прислонившись спиной к уходящему в высь мрамору, содрогнувшись на миг от вида полностью изгадивших её каких-то осклизлых потёков. Видно пока так и не убранный с её вершины труп Мразогория обильно потёк, стремительно разлагаясь на жаре. Но сил отползти туда, где почище, уже не было, и он, прикоснувшись к её липкой поверхности, бессильно сидел, прерывисто дыша, и отрешённо смотря, как вокруг копошатся и умирают другие несчастные.

Он всё силился понять среди этого триумфа смерти— какой же Мир они несут с собой, что это за спасение, о котором они столько говорили и которое так ждали, и можно ли как-то это перебороть?

Неожиданно перед ним оказалось несколько калек. Один из них сунул ему под нос крестообразную палку, и жутко оскалившись (видно он так попытался изобразить скорбь и участие) захрипел:

— Покайся, и прими жизнь вечную!

— Что такое покаяться? О какой жизни вы говорите? — из последних сил прошептал умирающий наместник.

— В грехах кайся, а жизнь будет на небесах, в чертогах господа нашего. Целуй! — прямо ему в рот сноровисто воткнули эту палку, с такой силой, что он, похоже, ободрали губы и поцарапали нёбо.

Тут же ему на голову стали сверху лить воду. В глазах поплыло. Он понял — это всё, он умирает. Как сквозь вату послышалось:

— Повторяй, повторяй за мной символ веры и спасёшься!

Безвольно, чувствуя, как он с каждым мгновением задыхается всё больше и больше от заливающего его своей неимоверной тяжестью жуткого холода, умирающий с трудом попытался повторить какое-то непонятное для него заклинание.

Удивительно, но от стучащих набатом слов, в готовой вот-вот лопнуть, голове, вдруг, в какой-то момент как-то резко полегчало. Словно звук этого дикого заклинания что-то пробил, какую-то преграду, стену, отделявшую от чего-то лёгкого, просторного и светлого. Нервные отблески костров освещавших площадь погасли и откуда-то разлилось мягкое фиолетовое свечение. Наместник даже привстал, чувствуя явное облегчение, огляделся, и с удивлением осознал, что всё то, что раньше ему казалось незыблемым и твёрдым, сейчас были подобно всего лишь сгустками невероятно холодных эфемерных теней не стоящих и грамма внимания.

Зато мерцающая россыпь тёплых фиолетовых огоньков привлекла всё его внимание. Они, таинственно мигая и чарующе поблёскивая, струились куда-то вверх вдоль высокой и широкой тени (которая, как смутно помнил наместник, когда-то, вроде, была какой-то колонной). Он потянулся к этой цепочке огоньков, и скоро, неожиданно для себя, легко и быстро взлетел вверх, туда, где этот свет был ярче, и откуда явственно шло, мягко обнимающее в этом вдруг ставшим невероятно стылом мире, нежное, и столь чаемое среди окружившего его безбрежного холода нежное тепло.

Там где холодная тень, когда-то бывшая триумфальной колонной, резко обрывалась, находился блистающий нервно подрагивающий фиолетовый шар, в светящемся облаке кружащих вокруг него многочисленных светляков. Присмотревшись, наместник, смутно угадал в его основании какую-то расплывшуюся мутную тень. Что-то отдалённо похожее на ..., но уже такое изуродованное и бесформенное, что, он никак не мог вспомнить — на что же собственно. Но почему-то это нечто, лежащие в основание блистающего пузыря, его волновало и как-то смутно беспокоило, как будто там было то, к чему он когда-то имел какое-то странное отношение, но что именно его связывало с ним, он уже не мог никак вспомнить.

Он, полный восторгом, медленно облетел этот наполненный светом живой, быстро растущий, трепетно трепыхающийся и играющийся быстро меняющимися радужными разводами на его пронизанной горящими прожилками поверхности, пузырь, и в нём уже больше ничего не осталось кроме страстного желания попасть внутрь его.

Через некоторое время он заметил, что от светящегося шара иногда отлетают и устремляются куда-то вверх маленькие пузырьки, и на короткое время на месте, откуда они поднялись, остаётся маленькая щёлочка, в которую, как было видно, сразу же быстро устремляются кружащие подобно ему вокруг чудесного пузыря юркие светляки.

Он приблизился к радужной плёнке этого пузыря, и заметил, как рядом с ним на поверхности появилась частая рябь и скоро начала набухать круглая грыжа. Ещё мгновение — раздался громкий чмок, и вверх полетел пузырёк, размером, наверное, с дом. К образовавшейся щели скользнуло несколько шустрых светляков, но он был первым, и не долго думая, стал протискиваться в неё. Это было очень нелегко. Поверхность пузыря оказалась очень крепкой, чрезвычайно эластичной, как будто наполненная мышцами. Щель стремительно сужалась, и ему приходилось как-то странно напрягаться, собирая все остатки своих сил, чтобы преодолеть это упругое сопротивление, буквально продавливаясь внутрь.

Но всё ж таки он сделал это — пробился внутрь и захлестнул восторг! То, что он принял за лежащую в основание пузыря тень, оказалось прекрасным и величественным храмом полным света и тепла, в который он неудержимо скользил. Ещё мгновение и он оказался внутри него, кружа и радостно носясь по величественным залам, полных света, сверкающего мириадами огней на замысловатых сводах, путанным, многоярусным коридорам, туннелям и переходам, никогда не виданных им ранее фантастических конструкций ...

Храм был безразмерен, но скоро он достиг его основания, его основы — это был глубокий сужающийся к низу серпантин, уставленный сверкающими сосудами, неумолимо притягивающими к себе, нет, скорее, зовущими в себя.

Он видел, как множество летящих вмести с ним светляков, не в силах противостоять этому сладкому зову, подлетали и согретые исходящим от банок теплом и завороженные их мягким сверканием, навсегда погружались в бурлящую жидкость, легко, словно лучи света, пройдя сквозь стекло, навечно соединяясь с чем-то прекрасным и вечным.

Но он почему-то стремился вниз и вниз, словно пытаясь до конца постичь всё величие, силу и красоту этого блистающего места, не в силах достаточно насытится его совершенством, чтобы остановить этот свой такой счастливый полёт.

Наконец показалось дно. Он немного замедлил свой быстрый полёт, зависнув над столом, перед старым зеркалом в котором отражался какой-то незнакомец в странной одежде. Он так давно уже не видел этих несовершенных существ, что вдруг понял, что он счастливо путешествовал по этому Храму целую вечность, и что-то когда-то, невероятно давно, он сам был таким. И его звали, его звали, его звали ....

 

Глава 14. Философическая подсобка

— Николай, Вы очнулись — участливо спрашивал, склонившийся над ним, Алхимик, держа прямо перед его глазами свечу.

— Да — пролепетал Николай, медленно выплывая из морока.

Какое-то время он отрешённо сидел, вспоминая недавний сон. Эти переживания были мучительными. Такой безрадостный кошмар случился здесь с ним впервые. Алхимику, видно, были понятны его переживания и он первым начал беседу:

— Эта была карта смерть. Очень сильная карта. Она бьёт всё, она властвует над всем. Но тут интересно другое — являясь козырем нашего врага, тут она открыла нам метод борьбы с ним.

— Это как?

— Нам удалось повернуть его же оружия против него самого.

— Как, неужели Вы властны над смертью?

— Не властны, нет. Но мы научились оставаться в ней.

— Не понимаю.

Алхимик усмехнулся:

— Ну, тогда начнём всё сначала. Ведь всё иллюзорно — так? Всё бесконечное множество иллюзий рождает наш враг — так? Но что тогда смерть? Помните, я говорил — это краткий момент смены иллюзий. Старые сны иссякают, а новые ещё не начались. Но что если остаться в этом моменте надолго?

Как это надолго?

— Как надолго? Мы надеемся что, возможно, получиться навсегда — улыбнулся Алхимик. — Собственно это и есть наша цель — сохранить осознание, себя, память о себе, и продолжить свой прежний сон бесконечно. Не поддаться нашему Врагу, который хочет оборвать наше сновидение. Конечно, это возможно только во вполне определённом иллюзии — в нашем Храме, Храме Сновидений.

Николай молча смотрел на Алхимика, и тот после короткой паузы продолжил:

— То, что сознание может цепляться за тело и согреваться теплом его разложения, мы знали давно. Но что такое одна единственная искра, прячущаяся от нависшей над ней вселенной холода и мрака, в остывающем трупе? Увы, её судьба предрешена! Не помогут ни стены пирамид, ни бальзамы, ни саркофаги. Единоличное спасение невозможно, сон можно продлить, только если он соединиться с другими снами. Он перейдёт в них, они в него. И так путешествуя по собранным в нашем Храме иллюзиям, сознание будет оставаться в нём, а не обрываться Взрывом, уничтожаемая насилием его деспотии.

— А, теперь понятно, почему у вас такая маниакальная страсть к нетленным мощам — Николай решил разбавить нудный разговор шуткой, но тут осёкся, увидев строгий взгляд как-то резко напрягшегося Алхимика.

— Да, судя по всему, тут с этим не шутят — ответил он про себя, и что бы загладить возникшую неловкость вежливо спросил:

— И как долго будет длиться это путешествие?

Алхимик задумался.

— Есть такой термин — вечное возвращение вещей. Мы верим, что когда-нибудь соберём достаточно близких снов, чтобы замкнуть круг. Иллюзии будут плавно перетекать одна в другую, и создадут замкнутую и совершенную вселенную, вычлененную из хаоса Взрыва. Попадая сюда, сознания будут сливаться с близкими к ним иллюзиями, и начинать своё бесконечное кругообразное путешествие по снам, законсервированным в нашем Храме.

— Законсервированным?

— Ну да! — Алхимик подошёл к уходящему в бесконечность ряду банок:

— Вот это и есть наши консервы, сны которые мы уловили. А вот и их охранители — Алхимик, склонившись, нежно погладил, трущееся у его ног, и выгибающиеся, как довольные кошки, деревянные куклы. Суккубы и Инкубы. Консерваторы и Охранители. Те, что в банках — консервируют иллюзии, буратины — их охраняют. Есть ещё терафимы — оболочки, мумии тех, через которых пришли сны в наш Храм. Но они, хоть и имеют остатки сознания, всего лишь пустышки. Украшения интерьера. Из них всё уже выкачено.

— Так это и есть вечность?

— Да. Это вечность. То, что вне её, быстро сгорает. Где Ваш прежний сон? Он уже кончился. Его оборвал Взрыв. Порождённые им иллюзии гаснут, а эта имеет шанс быть вечной. Во власти Взрыва всё разрушается и гибнет, а тут, огородясь от него, существует вечно.

— А что же Взрыв? Он согласен?

— Конечно же, нет. Он борется с нами, мы боремся с ним. У него одно оружие — порождать всё новые и новые иллюзии, всё новые и новые сны, а мы стремимся удержать наш Храм в этом бесконечном потоке атакующего нас хаоса. Он порождает бесконечное множество иллюзий, но они живут недолго, а то, что собрали мы, хоть и ограничено, но стабильно и вечно. Мы просто забираем энергию у него для себя.

— Но как?

— Но это же теперь понятно! Символически его выражает карта — «Равновесие». Суть её — обмен снами, заключёнными в чашах. Сны слились, и возникло замкнутое кольцо, неподвластное деспотии нашего Врага, жаждущего вторгнуться в наши счастливые сны своими жестокими и непредсказуемыми фантазиями. Помните, когда мы первый раз встретили эту карту? Это было в самом начале пути. Когда вам снился сон Пердунерки. Она, сохранив своё сознание, будет теперь вечно блуждать по бесконечным лабиринтам блогов, а Вы, оставаясь у нас, начнёте путешествие по прекрасным снам законсервированных нами. Ваше сознание и сознания других избранных, оставшись здесь, питают наш Храм, который становиться всё больше и ярче, и не достаются ему. Скажу Вам — он слабеет, его огонь гаснет, он остывает. Путь взрыва подразумевает, что есть в этом нечто цельное и твёрдое, то, что не возможно разложить, то, что остаётся всегда самим собой, и не подвержено тлену и гниению. Именно в поиске этого, взрыв всё дальше и дальше гонит свой жар и энергию, подвергая всё испытанием своего огня. Обрекая снова и снова несчастных на страдания, он испытывает их на прочность и верность, жаждая найти среди них свои же искры, чтобы собрать их воедино. Это путь взрыва, путь огня. Путь боли, страдания и самопожертвования. Ибо нет, для вставшего на этом путь, иного выхода как испытать себя огнём самосожжения в безнадёжном штурме небес.

Алхимик замолчал, обведя взглядом свой Храм.

— И много ли глупцов готовых предпочесть забвение, неизвестность и новое страдания нашему спасению? Спасению в тепле и продолжение знакомых снов. Радости сладостных путешествиях во снах, которые мы сохранили. В этих сосудах законсервированы сны властителей, богачей, завоевателей, соблазнительных куртизанок и казанов ... самые сладостные и величественные судьбы, кто же откажется испытать то, что было ему недоступно тогда? Кто же предпочтёт огонь, за которым раскрывается только неизвестность, счастливому блужданию по нашим волшебным банкам наполненными такими желанными и притягательными иллюзиями?

— Но, тогда, получается, остаться в вашем Храме можно только, слившись со снами в этих банках, но я повидал уже несколько, и признаюсь, не впечатлило — Николай саркастически улыбнулся.

— Но это только по началу. Я же Вам говорил это влияние Вашего прежнего сна, навеянного Взрывом, искажения накладываемые кармой. Со временем это пройдёт. Это можно преодолеть. Нельзя судить по нескольким снам, ведь их же миллионы! — как-то неуверенно и суетливо быстро залепетал Алхимик, на мгновение, отведя глаза.

Но его смущение длилось недолго:

— Это путь для многих. Для масс. Но, есть и другой путь — Вы к нему немного уже соприкоснулись, когда пытались влезть на «Колесо Фортуны». Это путь — стать Богом.

— Стать Богом? Вы шутите?

— Отнюдь. Мы делаем богов. Уже давно. Вы же сами видели как.

— Если Вы про этого Еушу, то это же обман, всего лишь обман!

— И, да и нет. Это иллюзия, которая овладела многими и зажила своей собственной жизнью, вторгаясь и влияя даже на сны по ту сторону нашего Храма. Мы, возможно случайно, запустили механизм, который без сбоев работает до сих пор. Это удивительнейшее открытие и величайший наш триумф, вышедший из поражения и смерти. И я предлагаю Вам испытать, что, значит, быть богом. Ваш сон не интересен для консервации, сами Вы весьма привередливы, и, наконец, через Вас начал свою игру Взрыв, так что нам ничего не остаётся, как попробовать её закончить самой сильной комбинацией своих карт — сотворить из Вас бога.

— И как же Вы намерены это сделать?

— Так же как и с Еушей. Механизм один и тот же. Ритуал есть ритуал. Осудить, повесить и воскресить. Только здесь это будет настолько условно, что всё это, поверьте, окажется весёлой игрой, цирковым шоу, но процедуру надо будет, тем не менее, соблюсти.

— И кто же меня будет судить?

— Как кто — вот они! — Алхимик встал, отошёл в угол, где во тьме скрывалась, ранее не замеченная Николаем дверь в какой-то узкий чулан. В свете свечи, которую Алхимик держал в руках, можно было разглядеть надпись на дверке — «Философическая подсобка». За дверью размещались стеллажи с множеством разномастных небольших пыльных сосудов. Алхимик наугад выбрал один из них и поставил на стол небольшую, заросшую паутиной, банку. Небрежным движением он стёр с неё пыль и ней показалась надпись — «консервирующий раствор». Сквозь мутноё стекло было видно, что в ней, в слабом, едва мерцающим, свечении, копошились, активно бурля, множество не то каких-то мелких глистов, не то склизких и бесформенных, только ещё едва зарождающихся, сгустков биомассы.

— И за что же меня будут судить?

— Как за что? Неужели Вы уже забыли, зачем сюда пришли? — Алхимик насмешливо улыбнулся, прямо глядя в глаза похолодевшего Николая.

Алхимик зачерпнул глубокой ложкой содержимое банки, так чтобы в ней оказалось несколько склизких комков, и вылил улов прямо на середину стола. Растёкшаяся небольшая лужица, в которой отчаянно бились о стол три извивающиеся быстро тающих червяка, стала стремительно высыхать, с шипением бурля и разбрызгивая во все стороны ядовитые брызги, порождая облако едкого пара. У Николая запершило в горле, заслезились глаза, он почувствовал, как им овладевает, наполняя члены мягкой слабостью, кружащий голову, непреодолимый дурман.

Скоро дым рассеялся, и перед ним, из стремительно тающих сгустков испарений, соткался на некотором отдалении от него, стол, за которым важно восседали трое существ.

Первое из них, было каким-то бесформенным расплывшимся сгустком биомассы. Эта масса как-то корчилась, хлюпала, дёргалась, по ней прокатывались волны судорог, видно оно упорно стремилась воплотиться в какую-то форму. Время от времени оно становилось похожим на то, во что превратился запечённый на столбе Мразогорий, после недели, другой, разложения. Но эти состояния, видно максимально возможного для этого существа, приближения к человеческому облику, не длились долго. С таким трудом приобретённая форма неизбежно быстро расплывались, и непрерывные, можно сказать, яростные муки её поиска продолжались снова и снова.

Второй был аккуратненький толстячёк, размером раза в три меньшим, чем нестабильный сгусток биомассы рядом с ним, лысенький и круглоголовый, с внимательным взглядом из-под очков, всем своим видом показывая многую скорбь от много знания.

Третьим существом была толстенная птица неизвестной породы, едва помещавшаяся в огромной клетке, стоящей на столе, и смешно топорщащая сквозь прутья жуткие обрубки вместо крыльев.

Николай оглянулся. Он сидел не в кресле за столом, как прежде, а на одиноко стоящем посреди круглой арены жёстком табурете, отчего ему стало как-то неуютно и одиноко. Вокруг него поднимались, расширяясь к верху, уходящие куда-то в бесконечность, террасы (как в цирке), как угадывалось, полные публики. Странный фиолетовый свет падал узким пучком откуда-то сверху, так что он практически ничего не видел кроме стола прямо перед ним. В его свете было видно, что всё, кажущееся безразмерно огромным, пространство этого странного помещения было наполнено несметным количеством метающихся по нему мелких насекомых, ярко вспыхивающих и, кажется, ускоряющих своё движение при попадании в этот фиолетовый поток. Публику, находящуюся за границей фиолетового свечения, он, понятно, не мог разглядеть, лишь чудились размытые силуэты, но он физически чувствовал окружившую его огромную и враждебную толпу, напряжённо смотрящую на него и в нетерпении ожидающую начало представления.

Наконец аккуратненький толстячёк, скорбно вздохнув, начал:

— Ну что ж начнём заседание нашего охоронительного совещания. Предоставим слово нашему секретарю — он повернулся в сторону резко возбудившейся в клетке птицы.

Оттуда сразу же раздалось возмущённое карканье, которое, как не удивительно, со временем стало напоминать человеческую речь:

— Сверхчеловек есть то, что следует преодолеть в себе прежде всего, чтобы стать взрослым. Некоторым под 70 уже, а всё в юберменшей играют. «Вечные истины» на баррикадах пытаются защищать. Сверхчеловек есть то, что следует преодолеть в себе прежде всего, чтобы стать взрослым.

— Уважаемый Удод, нельзя ли ближе к делу — мягко поправил его полный всё того же скорбного очарования аккуратненький толстячёк, бывший видно здесь председателем.

Птица Удод опять, видно от волнения громко закаркала, но, постепенно, совладав с нервами, снова высказала нечто членораздельное:

— Ведь что хотят все эти недоросли? Ведь в сущности, вот этот, сидящий перед нами «диссидент» почему-то не отдаёт себе отчёта в том, что он борется не с конкретным нехорошим режимом. Он в этом случае просто «недодумывает». Ибо на самом деле его не устраивает сам мир, в котором возможен такой режим. То есть его реальным врагом является не режим, а окружающая действительность и её Творец!

— Таким образом, коллега, Вы утверждаете, что подсудимый пытался разрушить само мироздание? То есть он поднял руку на то, что сотворило этот Мир, на наш Храм?

— Конечно, конечно — закаркала жирная, перекормленная птица.

— Но, может, у несчастного не было другого выхода? Что если он был вынужден пойти на этот шаг?

— Как вынужден? Да что Вы такое говорите — жирная птица снова надолго закаркала от волнения. Наконец, немного успокоившись, птаха продолжила:

— Так ведь это же, банальность, что «никакой режим никогда не устраивает ВСЕХ», и переводящаяся на простой человеческий язык ещё большей банальностью «абсолютное счастье в этом мире недостижимо», почему-то недоступна большинству «диссидентов», «правозащитников», «борцов с кровавой деспотией» и так далее...

— Но как же тогда быть? Зачем нужен этот Мир, в котором недостижимо счастье? Разве не должен человек бороться с тиранией, которая лишает его счастья? — прервал Удода Николай.

Жирное пернатое так возбудилось, что начало прыгать по столу вместе с громыхающей клеткой. Наконец, видно устав таскать на себе довольно тяжёлую груду металла, Удод остановился и выпалил:

— Смысл бороться тиранией не на жизнь, а на смерть имеется только тогда, когда она вообще не предлагает ничего позитивного. Тогда да, надо встать с колен и умереть, так будет правильно. Если же в её в целом людоедской программе есть хотя бы один пункт, не имеющий людоедского характера, то не всё потеряно.

— И какой же пункт в этой целом людоедской программе не имеет людоедского характера? — смеясь, спросил Николай.

— Кар-кар-кор-коррррмёжка! — отчаянно закаркал, давно позабывший, что такое летать, ожиревший окорочёк. — Если кормят — надо молчать! Терпеть... Кстати как там мои гонорары?

Это он обратился уже к председателю.

— Эх, эх скорби мои, скорби — запричитал тот, засовывая руку во внутренний карман пиджака.

Председатель достал небольшой бархатный мешочек, и, склонившись над ним, так чтобы максимально закрыть его содержимое от любопытных глаз, стал что-то отсчитывать, сокрушённо причитая:

— Эх, эх, скорби мои, скорби, эх, эх, скорби....

Удод так вытянулся, пытаясь хоть краем глаза заглянуть в это весьма скромное хранилище наличности, что, казалось, ещё чуть-чуть и накренившиеся от его потуг клетка упадёт набок. Сгусток жирной бесформенной биомассы, до этого вяло корчащийся на одном месте, вдруг неожиданно громко как-то зачмокал, захлюпал и потёк в его направлении, словно, бархатный мешочек был для него непреодолимым магнитом.

Наконец, со всё тем же скорбным стоном, председатель протянул и насыпал перед Удодом несколько, тщательно отобранных и сосчитанных, крупных жёлтых зёрен, заискрившихся золотым отливом. Тот, вытянув сквозь прутья клетки все свои конечности, быстро их сгрёб под себя, после чего потерял к происходящему всяческий интерес, довольно нахохлился и повернулся к Николаю задом.

— Вот видите, коллега всё правильно Вам объяснил — нечего искать недостатки, надо искать позитив — председатель проникновенно обратился к Николаю. — Скажу Вам больше, если вас что-то угнетает, или жить не даёт, то надо с этим не бороться, а учиться быть этим, перенять все их повадки и методы, и самому стать этим. Изучать, понимать, как всё это работает и самому пробовать становиться таким же, даже не таким же, а лучшим! Задача превзойти это, а не разбивать свой лоб в неравной борьбе с миропорядком, где это возможно, а, значит, необходимо.

— А я думал, что задача человека придумать, как сделать мир лучше ....

— Глупости! — вдруг резко возбудилась бурно зачмокавшая биомасса. — Ересь, ересь, ересь! Не может человек ничего сам придумать, ну не может! Всё что приходит к нему в голову приходит из вне, от бесов, от нашего Врага! Особенно если ему кажется, что он якобы нашёл что-то новое. Нет ничего нового! Всё это старые уловки врага нашего вечного Храма, врага веры, порядка, врага стабильности, который смущает нестойкие умы, насылая на них полчища бесов, принимающих форму крамольных мыслей, толкая несчастных на погибель, в море огня, гиену огненную. А от бога мысль может быть только одна — надо любить начальство и начальство всегда хорошее. А если начальство кажется плохим — то это демоны, демоны смущают нестойкие умы! Все идеи (говоря слово идеи, жирная биомасса так затряслась от ненависти и гнева, что Николаю показалось, ещё чуть-чуть, и оно лопнет) суть дьявольское наваждение, бесовский соблазн, происки врага нашего вечного, ересь! И мы, ангелы — охронители, обязаны не допустить вторжение бесов в наше богоспасаемое отечество кои идут через таких, как ты. Пресечь, пресечь мы должны исходящую от тебя угрозу, дабу не сгубил наш враг через тебя многих... — ангел охранитель так часто завибрировал, что, казалось, ещё чуть-чуть и эта масса наконец-то лопнет, забрызгав всё вокруг своими склизкими ошмётками.

— Ну что ж Вы так, коллега? Ну, нельзя же так сразу. Как же вы скоры на расправу! Молодой человек просто, может, ещё не всё понял, запутался, заблуждается по неведенью. Надо ему попытаться всё объяснить. Давайте я попробую — закачал головой председатель.

Председатель встал из-за стола и подошёл к Николаю. Некоторое время он стоял рядом с ним, нежно смотря на него склонив свою головку набок и кротко улыбаясь. Наконец он начал:

— Скажите, что Вы цените больше всего?

— Свободу — не раздумывая и секунды, ответил Николай.

— Эх, эх, эх... скорби наши, скорби — запричитал председатель, всем своим видом показывая, что ничего иного он и не ожидал услышать, и потому безмерно расстроен такой очевидной глупостью и недальновидностью.

— Свобода, свобода.... А знаешь ли ты, что это такое на самом то деле? Не знаешь. Ладно, так уж и быть, расскажу тебе.

Маленький кругленький толстячёк, как-то необыкновенно легко вскочил на стол, и в наступившей оглушительной тишине, задумчиво поднял голову куда-то вверх, сверкнув в свете нависшей над головой мощной лампы своими очками. Немного постояв, видно собираясь с мыслями, он начал:

— Я расскажу вам, что такое эта самая свобода на собственном примере. Ведь я не всегда был охронителем в этом великом Храме вечного порядка и гармонии, да, признаюсь, был, однако, короткий промежуток времени, в моём прошлом сне, когда оная свобода ... наличествовала. В том, (слава нашему Храму!) давно пошедшем кошмаре бабки на Тверской торговали самовязными носками и укропом. У людей покруче дома стояли стойки видаков, которые, тихо журча, переписывали киношку («Земляничные поляны» и Дисней впритык, Хичкок плюс Мадонна, дописанная в хвост немецкой порнухой и т. п.) Потом конечно, всё это прихлопнули, но я говорю о том времени, когда мухи ещё жужжали. Так вот. Я был одной из таких мух. Я торговал сначала книжками, потом газовыми пистолетами. Тогда, в том сне, мир был большой и места хватало всем. В общем, это была химически чистая ситуация так называемой «свободы». Надо мной, в силу моей мелкости и незаметности, никого не было, только дырявое серое небо. Вот тут-то я и понюхал ту самую портянку: «ты работаешь только на себя». А заодно оценил такую штуку, как диалектика свободы.

Что означает фраза «ты сам себе хозяин»? Сообщаю для любопытствующих: на практике она означает ровно одно: ТЫ САМ СЕБЕ РАБ. Причём раб очень хороший — в том смысле, в котором рабы бывают хорошими. И сейчас вспоминая тот жуткий кошмар (слава богу уже кончившийся!) могу сказать по личному опыту — никто и никогда не сможет ЗАКАБАЛИТЬ человека настолько быстро и успешно, как это он может сделать сам. Достаточно сделать его «хозяином самого себя»

Тут самообладание покинуло председателя трибунала. По нему прошла судорога. На выпученные глаза навернулись слёзы. Было видно, что даже сейчас, через только лет, в эти благословенные времена порядка и всеобщего спокойствия в этом вечном Храме, он не в силах совладать с нахлынувшими на него образами измучившего его прошлого кошмара.

— Впервые я это восчувствовал, сидя в пятом часу утра ледяной зимней ночи на двух рюкзаках с разномастными книжками, греясь в подсобке на рабочем месте у приятеля (он работал там ночным сторожем, имея приварок с таких, как я, горемык, которым нужно было с рассвета «занять хорошее место») и думая о том, что мне не на что сегодня пожрать горячего (от чая меня уже тошнило). Во внутреннем кармане куртки у меня лежала стопка денег толщиной в два пальца — рублями, которые нужно было частично озеленить, частично рассчитаться с людЯми. Это были мои деньги, но мне и в голову не могло прийти взять оттуда хотя бы бумажку — ведь это были не те деньги, на которые кушают.

Толстенькое, маленькое, кругленькое тельце учителя задрожало от рыданий. Пытаясь скрыть предательские слёзы, он инстинктивно нагнулся и закрыл кругленькую мордочку пухленькими ручками. Отчего его кругленькая рыхлая тушка показалось, беззащитной. Трогательно беззащитной. И ужасно измученной этой самой, так называемой, свободой.

Послышался жуткий скрип, напоминающей рыдания. Николай вдруг понял, что на уходящих в ввысь террасах за этим судом наблюдают бесчисленные полчища буратин, которым стало очень жалко несчастного председателя, бывшего в том злосчастном кошмаре беззащитным интеллектуалом, мёрзнувшим в пять часов утра в продуваемой всеми ветрами подсобке и не способным пожрать даже пирожок с кошатенкой.

Ледяное дыхание безжалостной и всё убивающей свободы, казалось, пронеслось под безразмерным куполом Храма стабильности и порядка, пронзая его обитателей страхом и сомнением.

Но председатель невероятным усилием воли взял себя в руки и продолжил:

— Вообще. Существует множество определений свободы. Они возвышенны и духоподъёмны, но, как правило, неприменимы на практике (разве что с их помощью обманывать дурачков). Я не буду давать определения свободы, зато расскажу, в чём её меряют. Мера — дело серьёзное, тут уже начинается «твёрдое знание». Так вот, свобода — это расстояние от тебя до ближайшего начальника. В физическом или символическом пространстве, но лучше в физическом — так надёжнее. Когда начальство далеко — ты свободен. Когда близко — ну, сами знаете. А когда ты «сам себе хозяин», твоя свобода равна нулю. В этом случае свобода — рабство!

Дав небольшую паузу, наверное, чтобы слушатели смогли осмыслить это великое откровение, он продолжил:

— Таким образом, та свобода, соблазном которой смущает несчастных наш Враг, и не свобода то вообще. Это обман, мираж, происки демонов, как совершенно справедливо заметил мой коллега — председатель почтительно поклонился в сторону распухшей биомассы, которая как-то так скривилась, что показалось, что оно милостиво улыбнулось.

— Но тогда нам необходимо понять, что же есть истинная свобода. Свобода, которая бы не противоречила нам, а напротив логически вытекала из системы наших ценностей. Как сохранить свободу? Как сделать её максимальной? Ведь нашей задачей ... является сохранение нашей свободы в её наиболее ценном и значимом аспекте — аспекте осведомленности о своих возможностях, обстоятельствах окружающего общества и действующих в нем правилах. Свобода, на наш взгляд, предполагает осведомленность. Условием же осведомленности является преемственность в социальных изменениях.

Но что даёт преемственность каких-либо изменений? Лишь твёрдость и незыблемость власти! А власть обожествлена культом нашего Храма! Следовательно условием существованием свободы является незыблемость и мощь нашего Храма. А что должно давать твёрдость, незыблемость и предсказуемость нашему Храму?

Председатель торжественно вытянулся, пристав на ципочках, и изрёк:

— Но это же теперь очевидно — культ, государственный культ нашего Храма! Разве одним из наиболее ценном и значимом аспектом любого культа не является информация о нём самом, его происхождении и его задачах? Любой культ — это постоянная трансляция составляющего его содержания его реципиентам. Следовательно, именно поэтому неизменный, принципиально не реформируемый, существующий в неизменной форме вечность государственный культ в отличие от реформы и революции, и является единственно возможной технологией свободы! Свобода, следовательно, есть поклонение государственному культу нашего Храма!

Со всех сторон раздался довольно громкий ритмичный скрип, отдалённо напоминающий хлопки. Довольный, раскрасневшийся толстячёк любезно поклонился, на все четыре стороны и с воодушевлением продолжил:

— Но наш Храм не только освобождает своего адепта, но и защищает его от страшнейших и неустранимых угроз. Первая угроза — как вам, наверное, уже ясно, это, остаться без государства, вне государственного культа, остаться вне благости нашего Храма, остаться наедине с собой, а, следовательно, неизбежно стать рабом самого себя — вот неустранимая угроза, всегда висящая над человеком! Вот она эта имманентная, всегда присутствующая, неустранимая опасность — возможность человеку стать самому себе хозяином!

Но есть и вторая угроза. Задумаемся, почему если человек останется наедине с самим с собой, то его воля неизбежно превратится в его злейшего врага и поработителя?

— Потому что всё, что может прийти к нему в голову приходит из вне, от бесов, от нашего Врага! Особенно если ему кажется, что он якобы нашёл что-то новое. Нет ничего нового! Всё это старые уловки врага нашего вечного Храма, врага веры, порядка, врага стабильности, который смущает нестойкие умы, насылая на них полчища бесов, принимающих форму крамольных мыслей, толкая несчастных на погибель, в море огня, гиену огненную — неожиданно пробулькала, спазматически несколько раз угрожающе раздувшись, биомасса.

— Вот именно! Угроза поработить самого себя, только стоит стать человеку самому себе хозяином, исходит от непрерывного нашествия демонов, полчищами которых атакует наш Храм стабильности и порядка наш вечный Враг. Как только адепт нашего храма выйдет за рамки его счастливых, известных, проверенных и тщательно отобранных снов и иллюзий, как неистовый Взрыв наполнит его своими новыми непредсказуемыми, неведомыми, но обязательно жестокими фантазиями, и тем навсегда поработит ...

— Но ведь это же скучно! — перебил его Николай

— Так поймите, новое всегда хуже старого. Более того — нет ничего нового! Если что-то новое оказывается полезным и хорошим, то это обязательно забытое старое — очаровательно улыбнулся филосов.

— Но это же смерть. Если одно и то же повторяется вечно, то это же смерть! Зачем нужен мир если в нём невозможно ничего нового? Это же просто не интересно, такой мир скучен, такой мир не нужен...

— Ересь, ересь, ересь — забурлила биомасса. — Да, это смерть. Гибель и падение великой империи! Но вечная гибель и вечное падение великой империи. А нет свободнее нравов, а, значит, удовольствий и разврата изысканнее и утонченнее чем во время гибели и падения великой империи. Нет!

— Что это? Как это понимать? — Николай был в полном недоумении.

— Всё позволено. Вот например можно свою дочь е-х-ух-еха-хххх... — возбудившаяся биомасса, так активно булькала, что становилось трудно разобрать отдельные слова. — В другие времена позор, нельзя, всеобщее осуждение, плаха, эшафот, огонь костра. Ужас, ужас! А в эпоху гибели и падения великой империи, пожалуйста, свою дочь можно е-х-ух-еха-ххххх...и никто не осудит. Даже наоборот, заинтересуются, поддержат. Карьерный рост... Такие и нужны ...Свобода! Уф-уфа-уфа-ааааа ....

Сгусток протоплазмы закорчился и завибрировал необыкновенно активно, так что вместо слов послышался какой-то монотонный гул, с каждый минутой всё более и более высокого тона.

Председатель, резко отпрыгнул на другую сторону стола, подальше от этого члена трибунала, и быстро, явно спеша, продолжил:

— Порядок в нашем Храме предусматривает доступ к самым изысканным и чарующим снам, законсервированным в нём. Путешествие по ним — вечный праздник в мирах счастливых грёз. Это и есть рай. Мы предлагали Вам спасение, но Вы не захотели слиться с иллюзиями нашего Храма, чтобы начать вечное, пусть и повторяющееся, прекрасное и счастливейшее путешествие.

Председатель, вдруг неожиданно оборвал, чуть ли не на полуслове свою вдохновлённую речь, как-то испуганно сжался и стремительно закатился под стол, прихватив с собою клетку с осоловелой, после получения гонораров, птицей.

Причина столь странного его поведения была очевидной — сгусток бесформенной биомассы перестал напряжённо булькать и корчится в поисках формы, а вместо этого стал стремительно раздуваться, жутко треща.

Из под стола послышался испуганный писк:

— А так как подсудимый отказался от предложенных ему иллюзий, и имел намерение взорвать наш Храм, и тем открыть в него дорогу полчищам бесов, то вердикт может быть только один — виновен! А потому единственное, что мы можем сделать — превратить его из угрозы нашему Храму в его защитника и охронителя ....

 

Глава 15. Взрыв

В следующую секунду огромный пузырь, выдувшийся из теста биомассы, мелко и часто завибрировав, (видно достигнув приделов своего расширения) жутко и протяжно заскрипел.

Николай, понимая, что надо бежать — сейчас взорвётся, вскочил с табуретки, и тут с оглушительным чпоком пузырь лопнул. Мгновенно Николай весь, с ног до головы, оказался в липкой, невероятно вонючей, слизи. Теряя сознание от её резкой и нестерпимой вони, он попробовал дёрнуться, но двигаться уже не было никакой возможности, слизь, стремительно высыхая, сжимала его как резиновый кокон. Проваливаясь во тьму забытья, последнее, что он увидел, как к нему, лавиной скатываясь с уходящих в бесконечность террас, несутся полчища буратин.

Когда Николай очнулся, он понял, что его быстро поднимают вверх ногами. Он был уже на очень приличной высоте. Он присмотрелся, далеко вниз уходили сходящиеся выстроенные из буратин, две гибкие, качающиеся колонны.

Эти колонны постоянно росли, всё новые и новые деревяшки карабкались по ним вверх, чтобы подхватить кокон с Николаем и поднять его ещё выше.

В какой-то момент, движение вверх замедлилось, составленные из бесчисленных буратин, гибкие колонны стали под тяжестью Николая провисать вниз. Скоро они выгнулись настолько сильно назад, что Николаю показалось, что ещё чуть-чуть, и они сломаются, рассыпавшись на части, но тут с жутким скрипом, как перетянутая тетива, они стали стремительно разгибаться, и через мгновение Николай оказался с невероятной силой запущенным куда-то вверх.

Он даже не успел испугаться, как оказался впечатанным в что-то липкое, мелко задрожавшее и противно захлюпавшее, нависшие над Храмом. Ещё через мгновение, немного оглядевшись, он понял, что кокон с ним крепко прилип, всё так же вверх ногами, к куполу Храма.

Купол оказался гибким и эластичным, как понял Николай это была внутренняя поверхность гигантского пузыря. Она, эта поверхность, была живая, тёплая и вся усеянная прилепленными к ней коконами, повисши на ней россыпями не то тёмных сталагмитов, не то летучих мышей. Некоторые, как кокон Николая, торчали наружу едва прилепленные, другие втянулись в свод, уже почти расплывшись, на месте третьих оставались лишь небольшие выпуклости...

Если сталагмиты растут сверху вниз, со временем становясь, всё больше и опускаясь, всё ниже, то эти коконы, как откуда-то пришло к Николаю знание, растворялись и втягивались в поверхность пузыря. Пузырь ими питался. Но это отнюдь не испугало его. Начав его медленно переваривать, пузырь наполнил его наркотическим дурманом, и Николай погрузился в восторг чувственного удовольствия. Но он не только наслаждался физически, его сознание резко расширилось, захлебнувшись восторгом от завораживающего потока новых образов и знаний, полученных, видно, от слияния со сверхразумом пузыря, сотканного из бесчисленных, переваренных и поглощённых им, сознаний, тех, кого подобно Николаю прилепили к нему.

Воистину, прилепившись и укоренившись в ограничивающим пространство Храма пузыре, он стал Богом этого места!

Но если не самм богом, то приближённым к нему. Веть это и было душа, суть, величие и красота их Храма! Соль их Храма!

Внизу, под ним, уходил куда-то в теряющуюся во мраке глубину нескончаемый серпантин, уставленный светящимися банками, на которых важно восседали деревянные охранители. Вокруг них, поднимаясь, откуда-то снизу, подобно искрам костра, беспорядочно носились вновь вошедшие в Храм сознания, чтобы, поблуждав средь исходящего от банок свечения, полного зовущих погрузиться в них миражей и соблазнов, навсегда слиться с какой-нибудь из них, начав своё счастливое забвение в законсервированных в них снах и иллюзиях.

При желании он мог их легко, в одно мгновение, познавать, быстро считывая только что оборванные сны, этих мятущихся светляков, но это не приносило столько удовольствия, как наслаждение миражами из банок, каждый раз наполнявшее его восторгом дивных, полных совершенства и немыслимо прекрасных грёз, старательно отобранных и законсервированных.

А мог, играясь, направлять эти метающиеся вновь восшедшие в храм святлики в те или иные банки, и тем, как бы, определять их посмертную судьбу.

Мог он проникать своим взором и за грань отделяющую, отгораживающую, этот островок порядка и стабильности, от моря хаоса бушующего вокруг. Сверху был воплощённый ужас — там давило, рвало, атаковало поверхность пузыря, частью которой он стал, неистовое пламя. Внизу, там, где пузырь врастал в нечто более менее застывающие и упорядочиваемое его неустанной работой, можно было под поверхностью стылой воды тёмного озера видеть сознания, вырываемые из под власти хаоса, порождаемого Взрывом, но ещё не успокоенные до конца в отвердевших пределах Храма.

Он мог, воплотившись в маслянистую невидимую глазом бесформенную субстанцию, спуститься вниз, погрузиться сквозь тёмную воду и повиснув под сводами церквей в той, до конца ещё не затвердевшей части мироздания, и дотягиваясь своими гибкими отростками, словно опустив вниз свои многочисленные щупальца, питаться мольбами адептов, взамен рождая в них уверенность в правильности выбранного ими пути.

Но это было совсем не интересно. Он делал это, как и другие, врастающие и растворяющиеся в пузыре сознания, скорее по долгу службы. Надо было питаться всеми возможными способами, чтобы укреплять плёнку пузыря, ибо Враг, бушующий морем огня, не дремал и только и ждал возможности прорвать их защитную оболочку, чтобы уничтожить их вечность, разорвав с таким трудом слепленные вместе и упорядоченные миражи, и снова всё погрузить в хаос борьбы и непредсказуемого становления.

В последнее время он испытывал редкое ощущение счастья. У него, воистину, всё было хорошо. Интересная работа, высокий статус в пищевой цепочке, а главное — комфортная идеология, с которой очень легко жить. Не надо бороться, чего-то взрывать, уничтожать «Демиурга», рваться куда-то истерически. Всё и так хорошо. Лепота!

Веси, растворяйся в тёплой слизи, учись, согреваемой перспективой со временей самому стать пузырём, и отлепившись от альмы матер поплыть, чтобы присосаться к новому трупу, очередным «чудесным образом» обретённым «святым» нетленным мощам? и тем создать новый храм (свой Храм! свой Мир!) — ловушку для душ...

Он успокоился, он стал счастлив, наполнен восторгом и осознанием важности и необходимости своей миссии, и ожидал только одного, когда он полностью раствориться в совершенстве и величия поглощающего его в себе пузыря, чтобы навсегда обрести покой от всё более и более редких тревог.

Да, иногда его смущали сомнения. Они приходили всегда одной и той же мыслью, возвращаемые одним и тем же кошмаром:

— Какие ходы может предпринять Взрыв? А что если игра не закончена? Какие козыри остались у Врага порядка и совершенства?

Тогда, когда его охватывало это смущение, он начинал мелко дрожать, и его дрожь, казалось, передавалась всему огромному пузырю. Страх в эти мгновения своими спазмами овладевал защищающими веру и порядок.

Это странные и болезненные состояния походили на короткие пробуждения, когда человек, на миг, очнувшись, вдруг понимает, что тот сладкий сон, что он видел только что, всего лишь мимолётный мираж, имеющий конец.

Но страх, со временем, проходил. Бушующие пламя всё так же разбивалась в своей бессильной ярости о туго натянутую из них плёнку, питание снизу из церквей и банок, равномерно осаждающееся на внутренней поверхности удерживаемого ими пузыря липкими маслянистыми испарениями, непрерывно поступало, наполняя их силой и уверенностью в правильности их пути и неотвратимости их победы.

Так было, как ему казалось, уже целую вечность. Время шло тут совсем по-другому. Может, прошла секунда, а может и целая эпоха. Храм, как и полагается оплоту стабильности и порядка, стоял твёрдо, незыблемо и неизменно, и ничего не случалось в нём нового и экстраординарного. Как вдруг, однажды он почувствовал какое-то странное смятение, порождённое тем, что пусть и слабые, но явственные удары огня шли не как обычно сверху, а откуда-то из самой глубины Храма, оттуда, где лежала в его основании под тёмными водами озера издыхающая, захваченная им, но ещё едва живая (еле живая) часть мироздания.

Полный возмущения и гнева он направил свой взор на цепочку еле теплящихся внизу огней, однако в которых сразу узнавались крупицы пламени их Врага и увидал, как ему, Храму, величественному, старательно ими раздутому до размеров целой вселенной, пузырю и всему тому, чем он стал, во что он воплотился и чему теперь беззаветно служил, бросает безумный вызов горстка ничтожных смутьянов.

Раздутые ими чахлые огоньки разгоралось всё ярче. Его, и других составляющих пузырь охранителей охватила нешуточная тревога. Ведь запылало в самой основе, в самом фундаменте, на чём он стоял, враг пришёл, откуда не ждали, враг напал изнутри.

Эти безумцы не теряли времени даром, они разгорались всё ярче, их огонь поднимался всё выше и выше, и он понял, что если порождённый ими свет и жар достигнут внутреннюю поверхность пузыря, то тогда случиться катастрофа, они прожгут его плёнку изнутри и Храм сожжёт прорвавшееся внутрь море огня.

Навстречу небу уже поднимался раздутый смутьянами вихрь огня, готовый вот-вот вспыхнуть пронзающей и неудержимой молнией, но то чем стал Николай, уже знало, как надо бороться — уже понимался вихрь из банок и буратин, чтобы закрыть путь свету.

Вращающиеся бесчисленные буратины и банки закрыли дорогу огню. Напрасно он рвался вверх. Сил не хватало. Теперь уже то, во что превратился Николай, не боялся взглянуть в лицо смутьяна, и он направил свой взор на одного из них.

Он спустился клубящимся облаком мути вниз, заструившись вокруг рвущегося вверх потока света. Внутри него, подняв руки кверху, пристально глядя в самый центр закрывшему ему путь на верх фиолетовому циклону, с развивающимися как крылья полами плаща, кричал проклятия мирозданию безумный юнец.

Тот, в кого превратился Николай, почему-то зачарованно обтекал уже начавший гаснуть и опускаться столб света, не в силах отвести свой взор от ничтожного смутьяна, продолжающего восторженно бунтовать и богохульствовать, хотя было ясно, что бунт провалился и силы, вызванные им, уже слабеют... Удивительно, но он ему кого-то напоминал, напоминал, напоминал .... Он смотрел и смотрел на этого, такого смешного и ничтожного перед величием того, на что он посягнул, безумца, посмевшего поднять бунт против такого совершенного, гуманного и величественного мироздания, что было совершенно очевидно, что смутьян просто не понимает, что он творит, и то, что его порыв безнадёжен, этот бунт обречён, собственно, уже подавлен.

— Почему же он упорствует? Что толкает его на эту безнадёжную борьбу? На что надеется их Враг, соблазняя и кидая в бой этих глупых мальчишек? — думал тот, в кого превратился Николай, примериваясь для последнего удара, ожидая только момента, когда окружающий безумца свет иссякнет достаточно, чтобы можно было его окончательно залить, облепив и удушив, своей липкой и тёмной субстанцией, навечно похоронив в луже густой клейкой массы, навсегда ликвидировав угрозу.

Кружа над ним и обтекая его вокруг, он всё силися проникнуть в сознание безумца, но странное дело, как он не пытался, он не мог проникнуть в сон бунтаря. Удивительно, но это сознание было недоступно его взору! Словно сияющий вокруг него свет, вырвал его из под всеведущей власти Храма.

Это очень беспокоило и нервировало того, в кого превратился Николай, так как зримо указывало, что даже тут, в пределах власти их Храма, появилось нечто им недоступное и неподвластное.

Но кольцо света вокруг бунтаря сжималось и гасло. Энергия порыва иссякала. По мере этого мятежник опускался всё ниже и ниже. Тот, в кого превратился Николай, вплотную шёл за ним, хищно ожидая мгновения расправы. Он приблизился к жертве уже так близко, что не удержался и заглянул ей в глаза.

Не понятно, зачем он это сделал, и что ожидал там увидеть. Может быть, он жаждал увидеть страх и отчаянье? А может, жаждал таким образом попролбыать проникнуть в это мятежное сознание, чтобы понять и постичь. Но этого не случилось, в глазах смутьяна не было ни страха, ни сомнения, и его сон всё так же ускользал него. Зато он увидел, как в, горящих восторгом, глазах отражается странная картина, как из кружащих, вокруг сжимающегося столба света, облаков из трухи и обломков рождается какой-то упорядоченный мир. Зачарованно он смотрел, как из рваных кусков изодранной материи воссоздаются полки, собираются банки, возникают замысловатые конструкции химических установок ...

Не успел он опуститься, преследуя смутьяна, на только что сотворённую твердь пола, как перед ним, внизу, уже возникла какая-то странная лаборатория, показавшаяся ему почему-то до боли знакомой, в которой стояла какая-то старуха (опять же пронзившая его тоской, словно он встретил кого-то давно знакомого, но только так и не мог вспомнить кого же именно) и пробовала на вкус (как он откуда-то знал) взрывчатку, на которую падал последний, выпавший из облак трухи, ещё не нашедший своего места предмет — горящая спичка.

Казалось, что спичка падала целую вечность. В мельчайших подробностях были видны все кувырки и нервные предсмертные всполохи уже гаснущего, еле живого, огонька, но даже эта искра наполнила того, в кого превратился Николай жутким, паническим страхом.

Ведь это, как он остро понял, сюда, в мир их Храма приникла искра их вечного Врага — неукротимого пламени.

Мгновение и летящая спичка, опустилась прямо на взрывчатку. Ослепительная вспышка заполнила собой расширенный от ужаса зрачок, и Николай, обожжённый неистовым жаром, сожжённый, излманый и изодранный взрывом, очнулся, наполненой неистовой болью, висящим в липком коконе вниз головой под куполом Храма, закрывающим небо, которое, как он вспомнил, он, когда-то так яростно штурмовал.

Он глянул вниз, там всё было как прежде. Две башни высились далеко внизу, охраняя дорогу, ведущую к «павильону кукол» от тёмного озера. На одной из них стояла древняя старуха, на другой увешенный регалиями трухлявый царь. Оба они, Алхимик и Зара, с тревогой смотрели прямо на него, ожидая, как он понял, следующие ходы в затянувшиеся игре, сделать которые, пришло время Взрыву...

— Как они стары, просто живые мертвецы! — подумал Николай, корчась от боли, которая охватила его выдираемую из липкой слизи пузыря плоть, вдруг остро ощутив потребность найти хоть что-то живое и тёплое в этом мире законсервированной смерти.

Он вгляделся в едва колышущуюся поверхность тёмной воды, под толстым слоем которой был погребён отравляемый её трупным ядом ещё живой мир, и понял, что живой и тёплый свет в этот мир может прийти только через него. Он сам должен стать звездой в этом мире.

— Но как это сделать? — спросил он себя, ведь он же порабощён, повешен и мёртв, и удивительно, словно внутри его полыхнул давно погасший огонь, и он вспомнил, что вместе с ним всё ещё есть нечто оттуда, из оборванной жизни — бомба.

У него осталась последняя его бомба! — его захлестнул восторг.

Но хоть и пробуждённый, он был бессилен и во власти уже почти наполовину растворившего его в себе пузыря, который, резко возбудившись и мелко задрожав, наверное, от охватившего его страха, активно зачавкал, лихорадочно заглатывая его внутрь себя. Было ощущение, что Николая сжирает какой-то беззубый рот, с очень сильными, способными дробить огромные кости мускулистыми нёбами. Не в силах помешать, Николай, в мареве боли от ожогов Взрыва и ломающих его кости челюстей пузыря ощущал насколько он одинок и насколько его положение безнадёжно. Взрыв вырвал его из дурмана, заполнил болью и заставил снова вспомнить и осознать себя, но... Николай с ужасом понимал, что это произошло слишком поздно — ему уже не успеть добраться до бомбы. Ещё два, три мгновения, и раздробившие его плоть челюсти дожрут его окончательно, полностью проглотив всего его.

Однако, когда эти, деловито работающие, челюсти сомкнулись на его груди, раздался щелчок, и в то же момент, что-то вспыхнуло там, где когда-то у него билось сердце.

Это зажёгся раздавленный запал бомбы, лежащей во внутреннем кармане его плаща.

Пузырь, спазматически сжавшись, мгновенно выплюнул Николая, и он полетел вниз. Он выхватил из кармана бомбу, запал которой горел необыкновенно ярко и жарко, и метнул эту единственную, зажёгшуюся под сводами Храма звезду (наверное, впервые за долгие тысячи лет) в мелко дрожащую плёнку пузыря.

Через мгновение раздался взрыв, пузырь мелко завибрировал, по нему пошли влны судурог, и тут же из стремительно увеличивающегося отверстия в пробитом куполе ударила тонкая, ослепительно яркая, струйка огня, поразившая сначала одну, а затем и вторую башню.

Летящий вниз Николай видел, как рушились башни, как летели с них короли, королевы, первосвященники и верховные жрицы этого Храма, как метались в бессмысленной панике внизу, давя и сбивая с ног друг друга, полчища, теперь уже совершенно бессильных, буратин, и как, одна за другой лопались банки, как только к ним приближалась (даже ещё не успев их коснуться) неудержимо расширяющаяся струя небесного огня.

Николая захлестнул восторг, когда он увидел эту неукротимую и эту блистающую силу, ворвавшуюся в затхлый мир Храма. Силу, которая так истомилась, ожидая своего освобождения, что, казалось, даже бесконечности будет мало, чтобы насытить её жажду распространения.

Ощущая жар стремительно заполняющей стылое и пустоё пространство энергии, всю красоту и мощь которой, он не мог представить ещё несколько минут назад, Николай потрясённо осознавал, что её источником, является нечто изначальное, коренное, то, что лежит в самой первооснове бытия, то, что существовало ещё до сотворения мира, до появления материи, порождённой тем, и потому находящейся во власти того, с кем и была эта битва.

Скользящий вниз Николай, поднял навстречу стремительно несущимся к нему огню руки, отдав ему всего себя. Он собрал всю свою волю и, глядя в исходящий от, быстро расширяющегося, пламени ослепительный свет, весь расправившись на встречу невыносимому жару, славил Взрыв и утверждал — что он присоединяется к нему и славит его, несущего ему освобождения и конец тирании.

Ещё мгновение и поток льющегося через стремительно растущее отверстие огня настиг и его, всё залив ослепительным светом.

Он пронзил Николая, наполнив невиданным восторгом и чувственным удовольствием. Жар, сжигая его, ласкал и согревал его, проникая глубоко внутрь, до самой последней клеточки, да самого крошечного нервного окончания, и они возбуждаясь открывались ему, как утренние цветки, навстречу солнцу. По нему, накатываясь волной за волной, проходили всё более мощные и глубокие волны чувственных ощущений, порождающие восторг, в предчувствии неизбежной кульминации. И она пришла, как вспышка, как взрыв. Николая настиг оргазм. Он взорвался от переполнившей его энергии, словно не выдержав напряжения, разом, между всеми атомами его тела заискрились бесчисленными молниями пробои электрических разрядов, превращая их из материи в свет.

Боли не было, он просто плыл в этом заполнившим всё пределы вселенной стремительно расширяющимся пламени, слившись с ним, став им.

Неизвестно сколько прошло времени, может мгновение, а может и вечность. Однако ослепительное пламя заполневшие собой всё пространство вселенной вдруг наполнилось звуком. Это был тихий монотонный гул как от перетянутой струны, и то, что в в этом мире огня появилось эта новая возможность напонила Николая невиданным восторгом, и он начал кричать. Он бросал и бросал в безбрежное море огня всё новые и новые слова, словно став словом, словно воплотившись в слово и ... постепенно пламя стало остывать. Появились какие-то тёмные пятна, потом они начали сливаться в какие-то путанные узоры, возникли, сначало неуверено, но потом всё более и более явственно оттенки разных цветов, смутно стали проступать какие-то тени, нервно танцующие и постепенно сгущающиеся, как чудилось, в некое подобие объектов.

Это сотворение происходило стремительно, и не успел Николай удивиться, как перед ним соткался салон старой победы, в котором он очнулся после сна. В окно машины стучал его дядя, светя внутрь салона фонариком.

— Живой? Тебя молния не задела? — кричал деда.

— Какая молния? — озадаченно спросил Николай.

— Во даёшь! Неужели ничего не заметил? Ведь такая гроза приключилась! Исключительная гроза. Никогда такую неистовую грозу не видел, а прожил я не мало. Да и молния ударила в сарай, а ты в нём заснул, в «Победе», мы с тёткой уж и не думали тебя живым найти.

— А что тётя разве не... Она живая? — удивлённо промямлил Николай.

— Что значит живая? Ну, точно по тебе молния шандарахнула. Вот же она, мусор разгребает.

Николай вылез из машины и увидел, что молния и гроза снесли с сарая крышу и завалили одну из стен. Всюду валялись осколки попадавших со стеллажей банок, и почему-то горы каких-то ещё дымящихся обожжённых деревянных марионеток.

Николай поднял одну из них — куклу с куском рыжей пакли на голове.

— Дядь Толь, а это откуда?

— Да ты что забыл? Ты же сам с ним на токарном станке одно лето их десятки наделал. Ты тогда ещё в школе учился, а дед станок где-то раздобыл и осваивал. С тех пор и лежали где-то на полках — встряла в разговор тётя, сгребая бессильные деревяшки в горящий неподалёку костёр.

— Да, что-то помню — пробормотал, зачарованно осознающий, как тут же его память наполняет вновь сотворённое прошлое его мира, Николай, небрежно отбросив рыжую куклу в пламя костра и медленно озираясь вокруг, и тут он увидел «Победу».

Теперь это уже был не старый навечно обездвиженный железный саркофаг, а сверкающий, и словно горящий победным огнём, зримо разрываемый от таящийся внутри него энергии, неведомо откуда взявшийся какой-то ретро-футуристический аппарат словно парящий в наполненном утреннем светом пространстве, и чудилось, что он только-только ворвался сюда из какого-то другого измерения, на миг остановив здесь, перед Николаем, своё бесконечное и стремительное движение вперёд.

Зачарованный Николай подошёл ближе. Открыл дверь и сел внутрь салона.

— Дядя Толя, а можно я покатаюсь? — спросил он стоящего рядом деда.

— Конечно, внучёк, ведь это твоя победа — старый генерал улыбнулся и отдал честь.

Николай завёл машину, она мощно и тихо заурчала. Немного подождав чего-то, словно грустя о чём-то навечно растворившимся в прошедшем сне, он тронулся в путь.

«Победа» мягко катилась под ослепительным солнцем. В раскрытые окна хлестал летний ветер. Вокруг расстилались бескрайние пространства окской поймы. Николай знал, сейчас, сейчас, ещё чуть-чуть и автомобиль выскочит на высокий гребень и глубоко внизу откроется сверкающая лента реки, и он с замиранием ждал этого, так всегда волновавшего его момента.

Счастье, безмятежности, радость, пьянящие ощущение свежести, новизны, молодости и наполнившей его несокрушимой силы раскрывшегося перед ним огромного Мира захлёстывали его. Такие чувства могут быть только в молодости. Так можно себя ощущать после победы. А как же иначе, когда Мир так молод, чист, свеж и огромен, а он такой сильный, добрый, большой и уверенный в себе, сидит в такой чистой, сверкающей, большой машине, вся неукротимая мощь которой, послушна ему.

Сверкающий лимузин, тихо урча, уверенно летел над широкой рекой, блестящей внизу бесчисленными бликами, над полями, полосами лесов, прямо навстречу встающему Солнцу, туда, где знал Николай, он найдёт и друзей, и любовь, и судьбу. Туда, где ему безраздельно теперь принадлежит огромный и прекрасный Мир.

Его Мир. Мир, который сотворила его Победа. Мир который держала переполнявшая его сейчас сила.