Древние цивилизации Америки

Гуляев Владимир Иванович

Кто такие индейцы и откуда они пришли? Существовали ли в древности связи между Старым и Новым Светом и кто на самом деле открыл Америку? Один из крупнейших ученых-американистов В. И. Гуляев на основе археологического материала дает нам уникальную возможность проследить эволюцию «америндов» — американских индейцев, начиная с эпохи верхнего палеолита и кончая появлением архаических государств. Материалы из доколумбовой Америки предоставляют возможность сопоставить пути развития двух независимых моделей эволюции древних цивилизаций — в Старом и Новом Свете.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

До недавнего времени весь двойной американский континент был практически одним огромным археологическим памятником, о котором подавляющее большинство людей имело самое смутное представление. От Аляски до Огненной земли раскинулась величественная панорама погибших индейских культур. Медленно, шаг за шагом углублялись ученые в этот гигантский музей древностей.

Вместе с археологами работали представители многих других наук: этнографы, антропологи, лингвисты, геологи, палеонтологи, ботаники. Совместными усилиями всех этих специалистов была создана совершенно новая дисциплина — американистика, изучающая настоящее и прошлое Америки во всём их многообразии.

Древнейшие цивилизации Старого Света в большинстве своём умирали постепенно, передавая значительную часть созданных ими культурных ценностей соседним народам. Цивилизации же доколумбовой Америки оказались обезглавленными одним беспощадным ударом в самом расцвете своих сил. Их культурное наследие было уничтожено и вытравлено из памяти индейцев многовековым колониальным рабством. Стоит ли поэтому удивляться, что история первых цивилизованных народов Нового Света известна нам гораздо хуже, чем история Египта, Шумера, Ассирии, Вавилона, Китая и Индии.

Племена и народы индейской Америки, отделённые громадными водными преградами от остального мира, шли через века и эпохи подобно далёкой планете, двигавшейся по своему особому пути в звёздных сферах Вселенной. Античная и средневековая Европа и гордящийся своей тысячелетней мудростью Восток не оставили в своём богатом литературном наследии ни одного слова упоминания о таинственных землях на западе и их краснокожих обитателях. Сами же аборигены Нового Света зачастую не имели соответствующих летописей и хроник, по которым можно было бы восстановить их прошлое. А наивысшие достижения цивилизаций ацтеков, майя и инков были безжалостно уничтожены в XVI веке европейскими завоевателями. «Культура метафор и чисел (имеется в виду культура ацтеков. — В.Г.), — пишет известный мексиканский историк Мигель Леон-Портилья, — была разрушена оружием железа и огня. Она исчезла как сон: оперенье птицы кецаль разорвалось, работы из яшмы разлетелись на куски… От них осталось одно лишь воспоминание… Учёные были уничтожены, рукописи сожжены, а скульптуры и дворцы превращены в груды бесформенных камней».

Таким образом, немые руины и черепки — едва ли не единственный доступный источник, по которому мы можем теперь судить о прошлом доколумбовой Америки. Отсюда необычайно важная роль археологии в изучении древностей индейцев. По словам одного исследователя из США, «история Нового Света до испанского завоевания должна быть написана главным образом с помощью лопаты». В действительности так оно и случилось. Благодаря упорному труду нескольких поколений археологов, мы начинаем наконец понимать, какой богатой и яркой была история доколумбовой Америки. Только теперь удалось осознать, какую важную роль играет американский археологический материал во всех общетеоретических построениях о далёком прошлом человечества.

Следует напомнить, что Новый Свет представляет собой уникальную историческую лабораторию, поскольку процесс развития местной культуры происходил здесь почти в полной изоляции, начиная от эпохи позднего палеолита (30 000–20 000 лет назад) и до тех пор, пока ему не положило конец нашествие европейских завоевателей в XVI веке н. э.

Таким образом, в Америке представлены почти все основные стадии древней истории человечества: от первобытных охотников на мамонтов и до строителей первых городов — центров ранних цивилизаций и государств. Уже простое сопоставление пути, пройденного коренным населением американского континента в доколумбову эпоху, с основными вехами истории Старого Света даёт для выявления общеисторических закономерностей необычайно много.

Но американская археология — это не только экспедиции и раскопки, напряжённый и тяжёлый труд в жару и холод, грязь и пыль. Это не только курганы и пирамиды, могилы и черепки. Прежде всего это борьба различных представлений, концепций, идей. И за каждой из них стояли живые люди. Конкистадоры и путешественники, миссионеры и солдаты, колонисты и государственные чиновники, коллекционеры древностей и профессиональные учёные — все они, начиная с первых лет после официального «открытия» Нового Света в 1492 году и по сей день, вносили и вносят свою посильную лепту в развитие науки, изучающей настоящее и прошлое индейцев — коренных обитателей американского материка.

История индейцев интересовала многие европейские умы уже с момента эпохальных плаваний Христофора Колумба. Новый Свет и его обитатели — как древние, так и современные — с самого начала были предметом ожесточённых споров.

И вопрос вопросов, который требовал скорейшего решения, — кто такие индейцы и откуда они пришли? Его пытались решить ещё в XVI веке. Настоящей науки тогда, естественно, не было, и поэтому все необычные явления и факты объясняли, исходя из религиозных догматов христианства. В те времена для многих Библия была и жизненной философией, и историческим справочником. Согласно библейским преданиям, человечество произошло от Адама и Евы. Но после Всемирного потопа уцелели лишь Ной и его семейство. Они-то и стали истинными родоначальниками современных людей. В таком случае получалось, что либо обитатели Нового Света тоже потомки Ноя, либо они вообще не были людьми.

Некоторые из испанских завоевателей и колонистов «первой волны» предпочитали называть краснокожих недочеловеками, обезьянами и «слугами дьявола». Подобная точка зрения сулила колонизаторам и немалые материальные выгоды, оправдывая порабощение и чудовищную эксплуатацию коренного населения Америки и смягчая угрызения совести ревностных блюстителей христианской морали.

Однако в дальнейшем испанский король и официальная католическая церковь, обеспокоенные быстрым сокращением числа своих новых подданных-индейцев, отвергли эту точку зрения. Одновременно францисканский монах Бартоломе де Лас Касас возвысил свой негодующий голос гуманиста против зверств и насилий европейских завоевателей, призвав уважать человеческое достоинство американских аборигенов. В конце концов индейцев тоже стали считать частью рода человеческого, но это ещё больше обострило вопрос об их происхождении.

Каких только фантастических измышлений и небылиц не появилось на эту тему за истекшие столетия! В качестве родоначальников индейцев называли «десять исчезнувших племён израилевых», финикийцев, греков, римлян, норманнов, ирландцев, египтян, китайцев, японцев и др. — словом, почти все народы Старого Света, оставившие сколько-нибудь заметный след в истории. Стоит ли говорить, что, за исключением единичных и сравнительно поздних по времени плаваний варягов к берегам Северной Америки, наука пока не располагает какими-либо надёжными данными в пользу существования регулярных трансокеанских контактов в доколумбову эпоху. Итак, американский археологический материал даёт нам совершенно уникальную возможность проследить эволюцию довольно крупной человеческой группы — «америндов» (американских индейцев) — начиная с эпохи верхнего палеолита и кончая появлением архаических государств. Но как протекала эта эволюция? Была ли она совершенно изолирована от остального мира или же, напротив, тесно связана с влияниями извне, из-за океанов?

Ожесточённые споры, ведущиеся по этому поводу в науке вот уже более 500 лет, породили обширную литературу, в которой представлены самые разные взгляды и направления. Этот полемический накал, не уменьшающийся вплоть до настоящего дня, и служит, на мой взгляд, прекрасной иллюстрацией большого значения проблемы доколумбовых связей для понимания общего хода мировой истории. А она, в свою очередь, имеет два важных аспекта. Первый — более романтический по форме — всегда находился в центре внимания и учёных, и широкой публики. Речь идёт о ставшем уже тривиальном вопросе: кто же на самом деле открыл Америку? — и о его разновидности — существовали ли в древности связи между Старым и Новым Светом?

Другой, не менее существенный вопрос связан с тем, какую роль играли доколумбовы связи в происхождении и развитии индейских цивилизаций Мексики и Перу.

Названные выше проблемы имеют огромное теоретическое значение для правильного понимания всей истории древнего мира и особенно прошлого американских аборигенов.

Когда легионы Цезаря подчиняли власти римлян непокорных галлов, а из бескрайних азиатских степей двигались на запад, к Дунаю, орды кочевников-сарматов, на другой половине земного шара возникли первые индейские цивилизации. Они, как считает современная наука, родились самостоятельно, на местной почве, не испытав на себе существенных влияний со стороны древних народов Старого Света; и до прихода европейских завоевателей в XVI веке успели пройти долгий и сложный путь эволюции. «Встреча» двух миров и двух культур, столь непохожих друг на друга, безусловно, может быть отнесена к числу удивительных исторических парадоксов: если наиболее развитые цивилизации американских аборигенов соответствовали по своему общему уровню самым архаичным формам государственности Древнего Востока, то Европа уже прошла Ренессанс и стояла на пороге антифеодальных революций. Материалы из доколумбовой Америки предоставляют исследователю уникальную возможность сопоставить пути развития двух независимых моделей эволюции древних цивилизаций — в Старом и Новом Свете.

К тому времени, когда испанские каравеллы появились у восточного побережья Нового Света, этот огромный двойной континент, включая острова Вест-Индии, был населён множеством индейских племен и народностей, находившихся на разных уровнях развития. Большинство из них были охотниками, рыболовами, собирателями или примитивными земледельцами. Лишь в двух сравнительно небольших областях Западного полушария — в Мезоамерике и Андах — испанцы встретили высокие индейские цивилизации. На их территории родились наивысшие культурные достижения доколумбовой Америки. Наиболее яркие и развитые цивилизации на территории Мексики и Центральной Америки до прихода испанцев создали индейские народы майя и ацтеков. Учёные часто называют их «греками» и «римлянами» Нового Света. Для этого есть все основания. Майя, подобно жителям Древней Эллады, создали высокую культуру и города-государства в очень раннее время, в конце I тысячелетия до н. э. Они продолжали далее развивать традиции своей культуры непрерывно на протяжении 2 тысяч лет, оказывая заметное влияние на окружающие народы и племена.

Ацтеки, подобно римлянам, начав свое развитие в XIII веке с полуварварского уровня, завоевали обширные территории, населенные более культурными народами. Ацтеки успешно усвоили и творчески переработали все богатое культурное наследие Мезоамерики.

К моменту «открытия» Америки европейцами в 1492 году в Мезоамерике и Андах жило до 2/3 всего населения Нового Света, хотя по своим размерам эти области составляли лишь 6,2 % общей его площади. Требует разъяснения и сам термин «открытие Америки» Колумбом, часто встречающийся в исторических работах как отечественных, так и зарубежных авторов. Не раз справедливо указывалось, что этот термин неверен фактически, поскольку до Колумба берегов Нового Света достигали с востока римляне, викинги, а с запада — полинезийцы, китайцы, японцы. Более того, если уж быть справедливым, то следует признать, что Америку «открыли» еще в эпоху верхнего палеолита (30–20 тыс. лет назад) далекие предки американских аборигенов — выходцы из Северо-Восточной Азии. Нужно учитывать также, что этот процесс взаимодействия и взаимообмена двух миров и двух культур не был односторонним. Для Европы открытие Америки имело колоссальные политические, экономические и интеллектуальные последствия. Американским индейцам было чем поделиться с пришельцами из-за океана. Именно благодаря им в обиход всего человечества прочно вошли картофель, фасоль, томаты, кукуруза, какао, а также хинин, каучук и т. д.

Индейские цивилизации сумели достигнуть своего апогея без важнейших технических достижений древности, хорошо известных в Старом Свете: выплавка железа, разведение домашних животных (особенно тягловых и вьючных), колесный транспорт, гончарный круг, плужное земледелие.

В Андской области обработка цветных металлов, золота и серебра производилась еще во II тысячелетии до н. э., и к моменту прихода европейцев инки широко использовали в своей практике не только бронзовое оружие, но и бронзовые орудия труда.

Однако в Мезоамерике металлы появились уже на закате первых цивилизаций классического периода (I тыс. н. э.) и использовались главным образом для изготовления украшении и культовых предметов. И тем не менее, хотя местные индейцы жили, по сути дела, ещё в каменном веке, они добились поразительных успехов в создании систем письменности и календаря, астрономии, философии и математики.

История доколумбовой Америки уже сама по себе представляет большой интерес и для ученого, и для широкого читателя. Однако этим дело не ограничивается. Сегодня наука не может успешно понять и объяснить многие важные стороны из жизни древних человеческих общин, не привлекая для этого американский материал. Идет ли речь о сложной проблеме происхождения земледелия, или об истоках первых государств, первых цивилизаций — везде роль фактических данных Нового Света будет необычайно велика.

Но это ещё не всё. В отличие от многих своих коллег в Старом Свете исследователь Древней Америки имеет одно важное преимущество: для интерпретации своих «бессловесных» археологических находок он может широко использовать этнографические данные об индейцах, происходящие из многочисленных свидетельств первооткрывателей Нового Света, а также из официальных донесений чиновников, отчётов миссионеров, описаний путешественников, а также благодаря этнографическим наблюдениям. Я напомню здесь, что во многих областях Америки окончательная гибель традиционного уклада жизни аборигенов произошла лишь в конце XIX и даже в XX веке, и поэтому немалая часть уходящего индейского прошлого успела стать объектом пристального внимания профессиональной этнографии.

Это предопределило тот большой интерес, который вызывают среди учёных всего мира достижения американской археологии. Гораздо меньше известны они широкой публике. И для этого есть свои весомые причины. Во многом это объясняется тем, что американская археология — наука сравнительно молодая. Собственно говоря, настоящие раскопки начались в Западном полушарии лишь в начале прошлого столетия.

В наших познаниях о прошлом доколумбовой Америки до сих пор зияют огромные пробелы. Тысячи забытых городов, поселений и могильников ещё ждут своего исследователя. И вполне естественно, что древняя Америка во многом остаётся ещё таинственной и непознанной землёй — terra incognita. Бесчисленные загадки и вопросы ждут здесь своего скорейшего решения.

Учёные-американисты до сих пор не могут объяснить до конца загадку гигантских «рисунков» в перуанской пустыне Наска. Немало споров вызывают и двенадцатитонные каменные шары, спрятанные в глубине лесных дебрей Коста-Рики. Кто изготовил эти колоссы? С какой целью? Когда? Что вызывало к жизни блестящую цивилизацию майя в самом сердце влажных тропических джунглей и какие причины в конечном счёте погубили её? Почему испанцы с такой лёгкостью сломили сопротивление воинственных ацтеков? Какова судьба не доставшегося Кортесу золота Монтесумы? Достигали ли древние мореплаватели Старого Света берегов Америки до викингов и Колумба?

Вопросы, вопросы. Их список бесконечен. Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена анализу лишь нескольких таких загадок древнеамериканской истории. Основная цель, которую ставит перед собой автор, — на основе имеющихся археологических данных осветить ряд таинственных и загадочных событий далёкого прошлого Мексики и Центральной Америки (Мезоамерики).

 

ВВЕДЕНИЕ

Особая культурно-географическая область — Мезоамерика — была впервые выделена в 1943 году мексиканским учёным Паулем Кирхоффом на основе ряда общих черт культуры и с тех пор прочно заняла своё место в работах американистов. Однако вопрос о точных границах Мезоамерики и времени её появления на исторической сцене до сих пор остаётся предметом острых дискуссий.

По мнению большинства учёных, Мезоамерика — это северный район зоны высоких цивилизаций Нового Света в доколумбову эпоху. Территориально Мезоамерика включает в себя Центральную и Южную Мексику, Гватемалу, Белиз, западные области Сальвадора и Гондурас. В конце I тысячелетия до н. э. здесь появились первые государства, что сразу же выдвинуло местных индейцев в число наиболее развитых народов Нового Света.

На протяжении более чем полутора тысяч лет, которые отделяют появление индейских цивилизаций от испанского завоевания (XVI в.), границы Мезоамерики претерпевали значительные изменения. В I тысячелетие н. э. в зону высоких мезоамериканских культур не входили Западная и Северо-Западная Мексика. Северная граница цивилизации проходила тогда по реке Лерма и практически совпадала с северными рубежами культуры Теотихуакана. Южные пределы Мезоамерики были одновременно и южной границей цивилизации древних майя: она проходила по реке Улуа в Западном Гондурасе и реке Лемпа в Западном Сальвадоре.

На очерченной выше территории в I–IX веках н. э. существовало много крупных и мелких археологических культур. Однако недостаточность опубликованного материала и плохая изученность некоторых из этих культур (например, тотонаков и уастеков) заставили автора сосредоточить основное внимание только на двух важнейших цивилизациях упомянутой эпохи — теотихуанской и майяской.

В конце I тысячелетия н. э. они гибнут или приходят в упадок в силу не совсем понятных пока причин (внутренние социальные потрясения, крах земледельческого хозяйства, иноземное нашествие, постоянные войны с соседями и т. д.). Но, видимо, основная причина гибели старых центров высокоразвитых культур заключается в крупных перемещениях различных племён и народов в общем направлении с севера на юг и образование новых могущественных государств и империй (тольтеки, ацтеки и др.).

Мезоамерике, как единой культурно-географической области (северный район зоны высоких цивилизаций Нового Света), противостоял пёстрый мир окружающих варварских племён, находившихся на самых разных уровнях развития. Одни из них (в Западной и Северной Мексике) сумели создать после X века н. э. собственные цивилизации и вошли, таким образом, в состав Мезоамерики, несколько расширив её границы (например, тараски). Другие так и остались вплоть до прихода европейцев на стадии примитивного земледельческого или охотничье-собирательского хозяйства.

Взаимоотношения мезоамериканских государств, особенно пограничных, с беспокойной варварской периферией всегда были сложными и нестабильными: длительные периоды относительно мирной жизни сменялись вдруг кровопролитными войнами и крупными перемещениями этнических групп. Причём далеко не всегда победа оставалась за более развитой стороной — то есть за мезоамериканцами. Так, есть все основания предполагать, что именно вторжение северных «варваров» в VII–VIII веках н. э. положило конец многовековому процветанию гигантского города Теотихуакана на северо-востоке долины Мехико. Город был ограблен, сожжён и уже не смог вновь восстать из руин. А в Мезоамерике появились новые центры влияния и силы.

Испанские конкистадоры застали в XVI веке на территории Мезоамерики две крупных индейских цивилизации: ацтекскую — наиболее могущественную из всех (в её состав входили долина Мехико и современные мексиканские штаты Морелос, Идальго, Пуэбла и др.) и майяскую (горная Гватемала и полуостров Юкатан в Мексике). Последняя, после краха Майяпанской лиги и сменившего её единого государства во главе с династией Кокомов (XV в.), распалась на ряд мелких государств («провинций»), постоянно воевавших друг с другом с целью захвата добычи и рабов.

Создатели мезоамериканских цивилизаций обладали целым набором общих характерных черт. И среди них можно назвать: иероглифическая (у майя) и рисуночная (пиктографическая) письменность (у ацтеков и других народов); книги из бумаги (сделанной из фикуса) и пергамента (из оленьей кожи), складывавшиеся как ширма; своеобразные географические карты; сложный календарь, основанный на сочетании 260-дневного «ритуального» года с годом солнечным из 365 дней; ритуальная игра («тлачтли») с каучуковым мячом на специальных прямоугольных площадках; «война цветов» — специальные «договорные» военные кампании с целью захвата пленных для принесения в жертву богам; крупномасштабные человеческие жертвоприношения (у разных народов и в разные периоды их истории); курение табака; сложный пантеон богов, как правило, включавший в себя божество дождя (Тлалока, Чака) и культурного героя — бога ветра и знаний по имени Кецалькоатль (Кукулькан) — «Пернатый Змей», бог огня и земных недр (Уеуетеотль) и др.; ступенчатые пирамиды («теокалли») из сырцовых кирпичей (адобов) и камня, с плоской вершиной, на которой стояли храмы и святилища.

Столь же специфичными для жителей Мезоамерики были набор основных сельскохозяйственных растений и способы приготовления пищи. Основу их питания составляла триада — кукуруза (маис), фасоль и тыква. Из кукурузы делали плоские лепёшки-«тортильяс» и пекли их на плоских глиняных сковородках «камалес». Муку из кукурузных зёрен получали путём растирания круглым каменным валиком («манос») на плоской или вогнутой (седлообразной) каменной же плите («метатес»).

Как далеко вглубь времён можно проследить этот специфический уклад жизни? Как считают многие учёные, Мезоамерика, как особая область аборигенных культур Нового Света, в общих своих чертах сформировалась с утверждением в регионе первых осёдлых земледельческих обществ где-то к 2000–1500 годам до н. э. Вместе с тем следует учитывать, что вряд ли все названные выше черты появились сразу, вместе с первыми посевами кукурузы и первыми постоянными селениями. Древние культуры развивались, в отличие от современных, очень медленно и неравномерно, даже в пределах единой культуро-графической области.

Экономической основой зарождавшихся мезоамериканских цивилизаций явилось высокоразвитое продуктивное земледелие, как экстенсивное (подсечно-огневое, или система «мильпа»), так и интенсивное (ирригационное и «гидравлическое», например, система «чинампа» в долине Мехико). Другое объяснение будет здесь маловероятным. Ведь общеизвестно, что по уровню развития своей технологии цивилизованные народы Мезоамерики ближе всего стоят к неолитическим племенам Евразии в Старом Свете. У мезоамериканцев не было многих важнейших достижений древности: домашних животных, колесных повозок, гончарного круга, металлообработки (в Мезоамерике — до IX–X вв. н. э.) и плуга. Вся гигантская программа строительных и архитектурных работ, монументальные каменные статуи и рельефы, изящные предметы мелкой пластики из полудрагоценных минералов типа нефрита были выполнены исключительно руками человека и с помощью орудий из камня, дерева и кости. Основными видами сырья для производства разного рода инструментов и оружия служили кремень и обсидиан (вулканическое стекло).

И хотя Мезоамерика, как культурно-географическая область, стала вырисовываться из глубины веков лишь где-то во II тысячелетии до н. э., вместе с появлением оседлых земледельческих общин, история развития культуры на её территории имеет куда более солидный возраст.

Учёные сейчас выделяют здесь следующие крупные эпохи, или периоды:

1. Палеоиндейская эпоха (25 000–7000 лет до н. э.): время господства охотничье-собирательского хозяйства;

2. Архаическая или докерамическая эпоха (7000–2000 лет до н. э.): собирательско-охотничье хозяйство с зачатками примитивного земледелия;

3. Доклассическая (или раннеземледельческая) эпоха (2000 гг. до н. э. — рубеж н. э.);

4. Эпоха классических цивилизаций Мезоамерики (I–IX вв. н. э.);

5. Эпоха постклассических цивилизаций (X–XVI вв.).

Абсолютная хронология мезоамериканских древностей строится на сведениях этнографических источников X–XVI веков для постклассической эпохи и на календаре майя («Длинный Счёт», III–IX вв. н. э.) и датах радиоуглеродного анализа для эпохи классической.

Особого внимания заслуживает и сложная экологическая среда Мезоамерики. Эта территория отличается большим разнообразием природно-климатических условий. В целом её можно разделить на три большие области: западную, центральную и восточную.

Западная область — Тихоокеанское побережье — сравнительно узкая полоса между горами и океаном, с засушливым климатом и умеренным количеством осадков. Местные плодородные почвы при надлежащем уходе и наличии необходимой влаги давали высокие урожаи важнейших сельскохозяйственных культур и прежде всего кукурузы, фасоли и тыквы.

Центральная область — цепи высоких горных хребтов (Сьерра Мадре Оксиденталь, Сьерра Мадре Ориенталь, Сьерра Мадре дель Сур), идущих в общем направлении с северо-запада на юго-восток и пересечённые многочисленными речными долинами (важнейшие из них — долина Мехико и долина Оахака) и каменистыми плоскогорьями. Это — зона активной вулканической деятельности, где как в древности, так и в наши дни просыпающиеся время от времени огнедышащие вулканы вносят свои коррективы в жизнь местного населения. Вот как описывает особенности здешней природы отечественный учёный В. М. Полевой: «Полные удушающих испарений джунгли, выжженные солнцем каменистые нагорья, где днём палит зной, а ночью замерзает вода, грозные вулканы, покрытые снегами, заливающие иногда долины раскалённой лавой, частые разрушительные землетрясения, хищные звери и ядовитые змеи — такова была среда, в которой существовали древние племена и народы Мексики».

Восточная область — довольно широкая полоса влажных низменностей, покрытых болотами, саванами и вечнозеленым тропическим лесом (сельвой).

Климат большей части Мезоамерики тропический, но температура и количество осадков (а с ними — растительность и животный мир) земетно меняются в зависимости от высоты данной местности над уровнем моря. И если у подножья горных хребтов и на дне глубоких долин мы встречаем чисто тропическую пышную флору и весьма разнообразную фауну, то на высотах от 900 до 2000 метров идут дубовые и сосновые леса, ещё выше — альпийские луга из низких травянистых растений и кустарников, а на конусах наиболее высоких вулканических пиков лежат вечные льды и снега.

Это необычайное разнообразие природно-климатических условий древние мезоамериканцы всегда умели использовать с максимальной пользой для себя.

Именно в горных районах Мезоамерики и зародились ещё в незапамятные времена первые зачатки земледелия. Неисчерпаемые биоресурсы Тихого и Атлантического океанов надёжно обеспечивали пищей (рыболовство, сбор моллюсков и съедобных водорослей) обитавшие на побережье группы населения задолго до появления стабильного земледельческого хозяйства.

Таков был экологический фон, на котором возникли и развивались древние культуры Мезоамерики.

 

ГЛАВА I

ПЕРВЫЕ ОБИТАТЕЛИ КОНТИНЕНТА

 

Учёные спорят

Согласно общепринятой научной теории предки индейцев пришли на американский континент из Северо-Восточной Азии через Берингов пролив и Аляску. Здесь Азия и Северная Америка в буквальном смысле слова протягивают друг другу руки через неприветливый, холодный океан. В ясный, солнечный день азиатское побережье можно отчётливо видеть с американской территории, поскольку полуостров Сьюард, выдающийся в море далеко на запад, отделён от мыса Восточный на азиатской стороне всего лишь 90 км водного пространства. Во время суровой арктической зимы узкий Берингов пролив надолго замерзает, и местные жители (эскимосы и чукчи) ещё совсем недавно охотно пользовались этим ледяным мостом для санных поездок из Азии в Северную Америку и обратно. Точно так же могли поступать и древние обитатели американского континента.

Однако если маршрут первых волн переселенцев в Новый Свет сейчас более или менее установлен, то относительно того, когда именно это произошло, как выглядели первобытные колонисты и каков был характер культуры, которую они принесли с собой, до сих пор ведутся бурные научные дискуссии. Правда, о времени первоначального заселения Америки могут свидетельствовать данные геологии и физической антропологии.

Так, согласно расчётам геологов человек мог появиться в Новом Свете не ранее периода последнего оледенения в Северной Америке, называемого учёными «Висконсинским». Начало его приходится приблизительно на 70 000 лет назад, а конец — 10–11 000 лет назад; максимальное распространение ледников — время около 20 000 лет назад. Известно, что в ходе Висконсинского оледенения тысячи кубических километров воды превратились в лёд, а это, соответственно, резко понизило уровень мирового океана. Такое понижение составило в целом от 60 до 100 метров по сравнению с современным уровнем. В итоге между Азиатским и Американским континентами образовался сухопутный перешеек — «Берингия», просуществовавший до конца Висконсинского оледенения, пока интенсивное таяние ледников вновь не подняло уровень океанов.

Но прежде чем эта «передняя дверь» в Америку захлопнулась, через неё уже успело пройти немало переселенцев из Азии. О характере культуры, которую они принесли с собой, мы знаем очень немного. Бесспорно только одно: древнейшие жители Нового Света были охотниками и собирателями каменного века (верхний палеолит). Таким образом, первые американцы, или палеоиндейцы (как их часто называют в работах археологов), по-видимому, и не подозревали о том, что они были первыми обитателями Нового Света. Их появление на севере американского континента явилось результатом медленного расселения из Азии на северо-восток по суше, через «Берингию». Не была это и какая-то единая крупная волна переселенцев из Сибири.

Просто имело место медленное, растянутое на тысячелетия «просачивание» групп сибирских охотников и собирателей каменного века, двигавшихся вслед за стадами непуганых животных ледниковой эпохи (мамонт, шерстистый носорог, северный олень, лошадь, верблюд и др.) и незаметно для себя оказавшихся в пределах совершенно нового материка.

И так продолжалось до тех пор, пока около 10 тыс. лет назад «Берингия» окончательно не погрузилась на дно морское. По мнению учёных, наиболее благоприятные моменты для проникновения первобытного человека из Азии в Америку (если учитывать наличие сухопутного моста и общее расположение ледников на Аляске) существовали с 28 по 25 тысячелетие до н. э. и с 15 до 10 тысячелетие до н. э.

Второй надёжный вывод о времени появления человека в Новом Свете даёт нам физическая антропология. Антропологи давно доказали, что на американском континенте никогда не было ни живых, ни ископаемых человекообразных обезьян-приматов. Таким образом, Америка не может считаться местом происхождения человека. Все останки первобытных людей, найденных там, относятся к виду «Хомо сапиенс» («Человек разумный»), т. е. человеку современного облика. Следовательно, первые переселенцы могли появиться в Новом Свете не ранее чем 40 тыс. лет назад, поскольку именно тогда «Хомо сапиенс» окончательно сформировался как особый вид в Старом Свете.

Последние исследования в области антропологии заставили нас отказаться от одной старой и очень привлекательной идеи: учитывая то, что коренные жители Западного полушария в момент первых контактов с европейцами были преимущественно монголоидами, следует считать таковыми и первоначальных переселенцев. В действительности всё оказалось сложнее. Например, древнейшие обитатели Южной Америки явно отличались по своему физическому облику от монголоидов. Более поздние костные останки демонстрируют постепенное возрастание монголоидных черт, что связано, вероятно, с последующими миграциями из Азии или местной эволюцией физических типов палеоиндейцев. Некоторые учёные допускают для наиболее ранних периодов заселения Нового Света миграции из Азии живших там тогда многочисленных немонголоидных групп: негроидов (веддоидов или австралоидов) и европеоидов (предков современных айнов). Они были вовлечены в общий поток переселенцев из Азии в Америку, и это произошло в довольно ранние времена. Есть и другие мнения. Разнообразие типов американских индейцев объясняют, помимо многих волн различных миграций, воздействием на пришельцев местной природной среды в ходе их приспособления к специфическим условиям Нового Света.

Но есть же и ещё один вид необходимых нам источников, на первый взгляд, наиболее важный из всех — археологические данные. К сожалению, здесь мы чувствуем себя не так уверенно, как в первых двух случаях.

По логике вещей, если первобытный человек попал в Америку через Берингию, то наиболее ранние следы его пребывания должны находиться на Аляске, в Канаде и северных районах США. Однако в действительности это не совсем так. В научной литературе широко отражена точка зрения, высказанная в достаточно общей форме американским учёным Найгелем Дэвисом. «Среди древнейших, более или менее признанных дат, — пишет он, — это те, что связаны со стоянкой Олд Кроу на реке Юкон в Северо-Западной Канаде: здесь самая ранняя дата по С-14 относится ко времени до 40 000 лет назад…». Но вот что отвечает ему известный археолог из США Майкл Д. Ко в энциклопедическом издании «Атлас Древней Америки»:

«Точная дата прихода Homo sapiens в Западное полушарие остается одной из главных археологических загадок… Бассейн Олд Кроу на территории Северного Юкона в Канаде лежит на восточном конце бывшей Берингии — плейстоценового субконтинента, соединявшего самые западные части Северной Америки с Восточной Сибирью. Здесь обнаружен комплекс Олд Кроу, датируемый археологами по С-14 временем 29 100, 27 000 и 25 750 лет назад. Найденные предметы — это разбитые и слегка обработанные кости животных ледниковой эпохи, но каменных орудий здесь нет…» Таким образом, по уточнённым данным, возраст Олд Кроу не 40 000, а в лучшем случае около 30 000 лет. К тому же ни одного каменного орудия, сделанного рукой человека, в этом месте найти не удалось.

Не обнадёживают по поводу ранних находок и материалы из более южных районов США: стоянка в гроте Мидоукрофт (в 48 км от Питтсбурга, штат Пенсильвания) содержит многочисленные каменные орудия, а угли очагов дали серию радиоуглеродных дат от 14 225 до 10 850 лет назад; стояка Вильсон Бат Кейв (штат Айдахо) демонстрирует остатки костей ископаемых животных и три каменных орудия, относящиеся по С-14 к 15 000–14 000 лет назад. Большинство надёжно датированных стоянок «первых американцев» на территории Северной Америки относится к так называемой культуре Кловис, 12 000–11 000 лет до н. э. Открытие на западном побережье Аляски стоянки Онион Портидж не меняет общей картины: в самом нижнем её слое обнаружено много каменных орудий с ретушью, имеющих параллели с сибирскими; их возраст 13 000–10 000 лет до н. э.

Однако исследования археологов последних десятилетий на территории Мезоамерики и Южной Америки позволяют значительно удревнить время первоначального заселения Нового Света человеком. В Мексике, в районе Вальсекильо (штат Пуэбла) и в Тлапакойе (долина Мехико), обнаружены кости ископаемых животных вместе с каменными орудиями и примитивными очагами. Эти археологические памятники надёжно датируются большой серией радиоуглеродных дат и по геологическим данным временем 22 000–20 000 лет назад.

В Южной Америке (Перу и Чили) найдены стоянки предков индейцев, которые в широком диапазоне могут быть отнесены к 22 000 году до н. э. (Паккайкаса, Перу) и 17 000 году до н. э. (Монте Верде, Чили).

 

Тепешпанский человек

Итак, на территории Северной Америки самые ранние следы пребывания человека относятся к 29 000–20 000 лет назад (Олд Кроу на Аляске, Тьюл-Спрингс в Неваде, Ла-Холья в Калифорнии и др.). А на самой южной оконечности американского континента, в Патагонии, на каменных полах пещер Пальи-Айке и Фелл древнейшие материалы, оставленные охотниками и собирателями, датированы лишь 7000 г. до н. э.

Аляска удалена от Патагонии более чем на 17 600 км. Сколько же времени и сил нужно было затратить первым немногочисленным группам переселенцев, чтобы преодолеть те большие и малые препятствия, которые воздвигала перед ними суровая и дикая природа нового континента: гигантские горные хребты, огнедышащие вулканы, влажные девственные джунгли, широкие реки и озера. Почти 800 поколений первобытных людей в течение 20 тысячелетий шли по этому длинному и опасному пути, пока не достигли крайних южных пределов Нового Света.

В ходе этого великого переселения палеоиндейцам приходилось пересекать разные климатические зоны (от арктических снежных равнин до вечнозеленых тропических лесов), вступать во всевозможные контакты с такими же бродячими группами, подолгу жить в изоляции, в определенном природном окружении, приспосабливая к нему свой быт и хозяйство. Так постепенно, незаметно для самих себя, эти первобытные человеческие общины подверглись столь значительным изменениям, что составили уже совершенно новый физический тип людей — американских индейцев.

Как же выглядели те, кто в числе первых ступил на землю нового континента?

Парадоксально, но, несмотря на тщательнейшие поиски, найти скелеты древнейших обитателей Нового Света удавалось лишь в крайне редких случаях. Одно из таких открытий было сделано в 1947 году в местечке Тепешпан (долина Мехико). На дне геологического разреза, в слое, относящемся к ледниковой эпохе, учёные обнаружили скелет человека. Он лежал ничком, колени были подогнуты к животу. Часть костей спины отсутствовала, видимо растащенная ещё в древности птицами и зверями. И условия находки (на месте старого болота), и поза скелета говорили о том, что тепешпанский человек погиб насильственной смертью и был брошен в болотную грязь лицом вниз. Что послужило причиной трагедии, разыгравшейся здесь почти 10 тыс. лет назад, мы, вероятно, никогда не узнаем.

Изучение скелета показало, что он принадлежал крепкому коренастому мужчине в возрасте 50–55 лет. Никаких примитивных черт у черепа обнаружить не удалось. Антропологи и скульпторы позднее восстановили примерный облик тепешпанского человека. И вот он глядит на нас из музейной витрины своими широко посаженными глазами. Скуластое слегка монголоидное лицо, низкий лоб, орлиный нос, длинные, ниспадающие на плечи, прямые волосы — всё это удивительно напоминает облик современных мексиканских индейцев, на что уже не раз обращали внимание исследователи.

Древний протоамериканоидный антропологический тип представлен в наиболее чистом виде у современного коренного населения Центральной и Южной Америки, тогда как индейцы и эскимосы на севере континента (особенно в таёжной и тундровой зонах) обладают более заметными монголоидными чертами. Возможно, это связано с тем, что коренные жители Центральной и Южной Америки в массе своей — дальние потомки палеоиндейских охотников, которые ещё в глубокой древности начали своё продвижение на юг. В то же время другая часть палеоиндейцев, обитавших севернее, подверглась впоследствии сильному воздействию со стороны новых волн переселенцев-монголоидов из Азии.

 

Райская долина

Археологические открытия последних лет на территории Мексики показывают, что тепешпанский человек отнюдь не был первым обитателем этих мест. И хотя мы сейчас не знаем точно, когда именно первобытные охотники и собиратели впервые достигли долины Мехико, не приходится сомневаться, что это случилось не позднее чем 21–22 тыс. лет назад. Во всяком случае, именно так датируется палеоиндейская стоянка в Тлапакойе (на окраине современного г. Мехико) с помощью целой серии радиоуглеродных анализов. А ведь есть ещё и остатки ископаемых гигантских животных ледниковой эпохи, найденные вместе с каменными орудиями, сделанными рукой человека, в Вальсекильо (штат Пуэбла, Центральная Мексика). Судя по геологической периодизации, этой находке около 20 тыс. лет, а по данным радиоуглеродного анализа 21–23 тыс. лет.

В этот период долина Мехико и прилегающие к ней районы должны были казаться первобытным охотникам и собирателям настоящим раем. Климат тогда был влажным и умеренным. Почти всю площадь долины занимала цепь мелководных озёр с болотистыми, топкими берегами, густо поросшими растительностью — травами и кустарниками. Эта богатая флора, в свою очередь, давала превосходную пищу крупным стадным животным ледниковой эпохи — мамонтам, мастодонтам, бизонам, лошадям, оленям, верблюдообразным, а также мелкой дичи и водоплавающей птице. И в этот вот заповедник непуганых зверей пришёл человек. Первое, что привлекло его внимание, были гигантские млекопитающие ледниковой эпохи — мамонты, эти живые горы мяса, густо заросшие рыжеватой длинной шерстью. Правда, взять их открытой атакой, с помощью каких-то жалких дротиков и копий казалось почти невозможным. Но, в конце концов, люди справились с этими гигантами. Поджигая сухую траву, охотники гнали их в сторону болот, где тяжёлые животные безнадежно увязали в прибрежной грязи и становились лёгкой добычей индейцев. Поверженных зверей разрубали на куски прямо на месте и, созвав сородичей, устраивали великолепное пиршество, длившееся много дней. Каждый стремился наесться до отвала: видимо, это была своеобразная компенсация в предвидении неизбежных будущих голодовок.

Дошедшие до наших дней следы таких первобытных пиршеств служат самым надежным свидетельством пребывания палеоиндейцев в долине Мехико в конце ледниковой эпохи. Одно из них было обнаружено в 50-х годах мексиканскими, археологами близ местечка Санта Исабель Истапан: это — скелет мамонта, наверняка убитого человеком. Обсидиановый ножевидный наконечник копья всё ещё торчал между ребрами животного, а несколько других орудий, предназначенных для убийства и разделки туши зверя, валялись вокруг гигантских костей, отчетливо указывая и на уровень техники первобытного человека тех времён, и на дату — IX–VIII тысячелетие до н. э. Таким образом, в Истапане учёные впервые получили твёрдые доказательства в пользу того, что человек жил на территории Мексики одновременно с исчезнувшими в конце ледниковой эпохи гигантскими животными. И всё же, когда держишь в руках эти узкие кремнёвые наконечники копий и дротиков, трудно представить себе, что древний охотник мог успешно охотиться с их помощью на гигантских животных ледниковой эпохи. Это неправда, что такой наконечник расскажет нам о первобытных людях столь же много, как и керамика о древних земледельцах. Но если заметить, что наконечники типа Фолсом археологи находили главным образом в рёбрах бизонов, а более ранние наконечники типа Кловис в основном среди рёбер мамонтов, то уже одно это говорит о многом. Правда, чтобы представить себе повседневную жизнь первобытных охотников и их борьбу за существование, скупые археологические находки необходимо дополнить полётом живого воображения. Вот, например, как описывает охоту на бизонов в ту далекую эпоху археолог из США Джон М. Корбет:

«Десять тысяч лет до нашей эры. Усталые и голодные охотники осторожно приблизились к группе бизонов, не без труда отогнанных от основного стада. Десять бизонов остановились, наконец, у маленького ручейка в изгибе каньона, чтобы утолить жажду. Полтора дня люди неотступно следовали за стадом в надежде, что животные перестанут бояться и их можно будет окружить и приблизиться к ним для нанесения смертельного удара. Наконец, это мгновение настало. Двое охотников с противоположных сторон осторожно взобрались на крутые откосы каньона в поисках места, откуда они могли бы сбросить на животных большие камни или метнуть вниз свои смертоносные копья. На дне ущелья их терпеливо ожидали пять соплеменников, спрятавшихся в высокой траве. Когда все приготовления были закончены, предводитель дал условный сигнал. И вот на мирно пасущихся бизонов полетели сверху обломки скал и засвистели в воздухе прицельно брошенные копья. Одно или два пролетели мимо цели, но несколько вонзились в бока одного из зверей. Перепуганные бизоны помчались вон из опасного места, но один из них был опасно ранен и явно отставал от остальных. Охотники сконцентрировали всё своё внимание только на этом животном, и вскоре ещё три копья поразили его. Зверь рухнул на землю, катаясь в предсмертных судорогах…»

Можно, конечно, продолжить описание этой доисторической сцены: представить, как охотники разделывают ещё тёплую тушу, вырезают мягкие части — сердце, почки, печень и сразу же жадно их пожирают; затем взваливают на плечи самые сочные куски мяса и несут к стоянке, где их радостно встретили женщины и дети, сидящие у ярко горящих костров.

Приблизительно так же проходила охота и на мамонтов.

Однако не следует думать, что мясо мамонтов, носорогов и бизонов являлось непременной частью ежедневного рациона людей того времени. Для получения такой ценной добычи требовались усилия большой группы охотников, каждый из которых шёл в данном случае на смертельный риск в схватке с могучим и свирепым зверем. Редкие удачи часто сменялись здесь жестокими потерями. И первобытные общины предпочитали в повседневной жизни больше полагаться на добывание мяса с помощью охоты на мелких животных — сусликов, кротов, белок, кроликов. Надо сказать, что простая полевая мышь значила в ежедневном рационе палеоиндейца неизмеримо больше, чем мясо мастодонта или носорога. Во всяком случае, остатки мышей, обуглившиеся, но с полным набором костей скелета, найденные на древних стоянках, показывают, что люди заглатывали зверьков целиком, вместе с шерстью и хвостами. Огромную роль в их питании играли и всевозможные съедобные растения. Эта пища была в определённое время года всегда под рукой, и проще было сорвать поспевший плод или выкопать съедобный корень, нежели весь день гоняться за быстроногим оленем.

 

Экологический кризис и эра собирателей пищи (7000–2000 гг. до н. э.)

В конце VIII тысячелетия до н. э. в Мексике произошло резкое изменение климата. Он стал гораздо суше и теплее, приближаясь к современному. Растительный и животный мир страны постигла подлинная катастрофа. На обширной территории, от североамериканского штата Юта и до границ Гватемалы и Гондураса, влажные луга и саванны превратились в засушливые степи и полупустыни. Все растения, для которых требовалось много влаги, погибли, а вместе с ними быстро вымерли почти все крупные животные ледниковой эпохи: мамонты, мастодонты, лошади, бизоны, верблюды. Ранние страницы человеческой истории часто заполнены такими драматическими событиями. В ту эпоху взаимосвязь человека с природой выступала как никогда выпукло и ясно. В жестокой битве за существование охотники на мамонтов потерпели поражение. Но собиратели диких плодов и растений выиграли её. Рыболовство, добыча речных и морских моллюсков, охота на мелких зверьков и птиц служили важным дополнением к растительной пище. И хотя у нас нет пока полной картины образа жизни людей этой переходной эпохи, мы знаем её достаточно хорошо, поскольку многие её формы сохранились вплоть до прихода европейцев в Новый Свет. Даже во времена цивилизованных ацтеков в XVI веке на севере Мексики существовали племена «диких людей» — чичимеков. Вот что пишет о них испанский летописец Диего Дуран: «Они жили среди высоких гор и в самых суровых горных местах, где вели почти животное существование. У них не было никакой нормальной человеческой организации, кроме того, что они все вместе гонялись за пищей как звери в тех же самых горах, и они ходили абсолютно голыми, не закрывая даже своих срамных мест. Весь день они охотились на кроликов, зайцев, кротов, диких кошек, птиц, змей, ящериц и мышей. Собирали они также червей, саранчу, травы и коренья. Вся их жизнь свелась к постоянным поискам пищи… Эти люди спали внутри пещер или в кустах и не делали каких-либо попыток посеять, вырастить и собрать свой собственный урожай. Они не заботились о завтрашнем дне и съедали все, что они добывали каждый день, сразу и без остатка…»

В настоящее время следы культур собирателей и охотников обнаружены во многих районах Мексики: пещерные стоянки в штате Тамаулипас (северо-восток страны), пещера Осокоаутла (штат Чьяпас), пещерные стоянки из долины Техуакан (штат Пуэбла). Все они возникли примерно в VII тысячелетии до н. э. Затем цепь исторического развития как бы прерывается, и около 2000 года до н. э. мы встречаем здесь уже вполне сложившиеся культуры оседлых земледельцев.

Что же происходило в течение этого загадочного переходного периода? Какие подспудные процессы и изменения превратили «дикие» племена с охотничье-собирательским хозяйством в «культурных» земледельцев, владеющих уже многими навыками и ремеслами? Где находился первоначальный центр американского земледелия?

Для науки упомянутые вопросы имеют далеко не праздный интерес. Теперь вряд ли кто будет отрицать, что земледелие — это главная движущая сила в формировании и развитии высоких культур древности, с их городами, письменностью и календарем. Поэтому решение проблемы происхождения земледелия в Новом Свете открывает прямую дорогу к решению проблемы происхождения главных цивилизаций индейцев доколумбовой Америки.

Формирование земледельческих культур не могло происходить сразу на всей территории Западного полушария. Первое необходимое условие для появления навыков земледелия — наличие полезных растений, годных для возделывания. Между тем они имелись далеко не везде. Подавляющее большинство растений, на которых в древности основывалось американское земледелие, происходит из сравнительно небольшого района — Южной Мексики и Центральной Америки. Последний, между прочим, занимает по площади менее 1/20 части огромного североамериканского субконтинента. Именно там и следовало, по всей вероятности, искать прародину первых земледельческих культур индейцев.

Первым, кто поставил и успешно решил эту сложную проблему, был наш соотечественник — выдающийся русский биолог академик Н. И. Вавилов. После целого ряда экспедиций в Западное полушарие он ещё в начале 30-х годов прошлого XX века пришёл к выводу, что в доколумбову эпоху в Новом Свете существовали два основных очага земледелия: мексиканский (включая часть Центральной Америки) и перуанско-боливийский. Первый дал человечеству кукурузу (маис), фасоль, тыкву, какао, хлопчатник, второй — картофель.

Кроме того, Н. И. Вавилов установил, что все главные центры, как американского, так и мирового земледелия, находились, как правило, в горных тропических и субтропических зонах, создававших наиболее благоприятные условия для развития растений и для жизни древнего человека. Как раз в этих районах со старыми земледельческими традициями и возникли впоследствии важнейшие цивилизации доколумбовой Америки.

 

Сокровища горных пещер

Все свои выводы Н. И. Вавилов построил на чисто ботаническом материале, поскольку никаких других источников по данному вопросу тогда не было. Тем поразительнее выглядит почти полное совпадение взглядов русского учёного с результатами недавних археологических исследований, проведённых в горных районах Мексики (штаты Тамаулипас и Пуэбла) под руководством американца Ричарда Мак Нейша. Там, в высоких сухих пещерах, хорошо защищённых от влаги, в течение многих тысячелетий жили предки современных мексиканцев. Слой за слоем откладывались на полах пещер хозяйственные отбросы: кости животных, орудия труда, остатки растений, тканей, корзин. А исключительно благоприятные климатические условия обеспечили этой своеобразной летописи прошлого прекрасную сохранность. В руки ученых попал наконец долгожданный материал в виде остатков древних растений, диких и домашних, найденных в определённом культурном контексте (т. е. вместе с древними вещами, сделанными человеком). Появилась фантастическая возможность установить приблизительное время введения в культуру ряда полезных растений с помощью радиоуглеродного метода. Основное значение работ Мак Нейша в том и состоит, что ему впервые удалось поставить вопросы, связанные с происхождением мексиканского земледелия, на твёрдую хронологическую основу. И тогда выяснилось, что история земледелия в Западном полушарии началась гораздо раньше, чем предполагали до этого многие серьёзные исследователи.

Важное место в изучении данной эпохи в истории Мексики занимают материалы из долины Техуакана (Пуэбла). Раскопки американской археолого-ботанической экспедиции во главе с Мак Нейшем в 1960–1965 годах в этом районе благодаря комплексному характеру исследований, тщательно продуманной методике работ и поразительной сохранности органических остатков в сухих пещерах позволили с такой полнотой и объективностью проследить процесс становления земледелия в долине, что аналогов ему нет пока ни в одном другом регионе земного шара. Достаточно сказать, что в ходе полного исследования этой чашеобразной речной долины (её размеры — 112 км в длину и 32 км в ширину), окружённой горами и расположенной на высоте около 1500 м над уровнем моря, было выявлено свыше 400 археологических памятников разных эпох — от X тысячелетия до н. э. до испанского завоевания в XVI веке н. э.; 30 поселений было изучено с помощью шурфов и траншей, а 12 раскопано полностью. Такие подробные исследования и позволили создать полную схему развития местных культур от эпохи первобытных охотников до европейского вторжения в Мексику.

Новые природные условия, пришедшие с концом ледниковой эпохи, заставили население долины Техуакана перейти преимущественно к собирательству растительной пищи и охоте на мелких зверьков. Эта хозяйственная деятельность была всецело подчинена сезонным циклам (с сентября по май здесь длится сухой зимний сезон, а с июня по сентябрь — влажный летний сезон) и основывалась на эксплуатации определённых природных микрозон, расположенных в зависимости от высоты в пределах одной и той же сравнительно небольшой горной долины. Её жители хорошо знали, где и когда в данный отрезок времени можно добыть в своём природном заповеднике необходимое количество пищи.

Они использовали для своих нужд сотни видов полезных растений. Среди них — однолетние травы, вроде дикого маиса или лисохвоста, а также плоды авокадо и черного сапота, дикий лук, жёлуди, сосновые шишки, амарант-бархатник. Однако три вида растений имели особое значение для всех без исключнений древних обитателей Мексики: магей семейства амарилловых, доступный для употребления в пищу круглый год; ряд сочных видов кактуса, плоды которых встречаются лишь в определённое время года, но молодые листья вполне съедобны и доступны круглый год; мескит и гуахе — ряд близких видов древесно-стручковых растений, дающих съедобные стручки только в сезон дождей. Магей — одно из самых известных растений в современной Мексике: из него делают текилу. Однако мало кто знает, что во времена ранних собирателей и охотников его широко употребляли в пищу. Магей, доступный для сбора круглый год, обеспечивал людей едой в самое голодное время года — в сухой зимний сезон, когда почти отсутствовали все другие пищевые ресурсы. Но магей в сыром виде несъедобен — он нестерпимо горек, и тем не менее на всех пещерных стоянках, как в Пуэбле, так и в соседнем Оахаке, «жвачки» из магея — комки неразжёванной и спрессованной волокнистой массы от стебля растения — самая распространённая находка среди растительных доземледельческих остатков.

Оказывается, магей становится съедобным лишь в случае, если его испечь, но это весьма сложный и длительный процесс. И первобытные обитатели мезоамериканских пещер, видимо, его уже знали. Но в чём же конкретно он состоял — оставалось для современных учёных неразрешённой загадкой. И вот совсем недавно удалось выяснить, что процесс приготовления в пищу магея почти в первозданном виде сохранился у индейцев-сапотеков в мексиканском штате Оахака. Суть его состоит в следующем. Небольшую круглую яму глубиной 1–1,5 метра и диаметром 0,9–1,2 метра обкладывают камнями, помещают на них дрова из медленно горящих пород древесины (дуб), затем — слой листьев магея и, наконец, разрубленные на куски стебли этого растения. Сверху яму закрывают листьями того же магея и засыпают слоем земли. «Выпечка» длится от 24 до 72 часов, в зависимости от возраста и мягкости приготовляемого растения. Удивительно, но этот довольно сложный процесс обработки магея стал использоваться в Мезоамерике ещё в доземледельческие времена, сыграв немаловажную роль в выживании первобытного человека в голодный зимний период.

Современные индейцы, живущие по соседству от раскапываемых археологических памятников Оахаки и Пуэблы, хорошо знают, что лучшее время для рубки и употребления в пищу стеблей магея наступает сразу же после его цветения. Цветение бывает у магея лишь после 6–8 лет жизни. Затем растение медленно умирает, и в нём начинается процесс естественного брожения, делающий его более мягким и повышающий в нём содержание сахара. Большое количество цветов магея, найденное в древнейших слоях стоянок Оахаки, доказывает, что первобытные собиратели тоже отлично знали, когда лучше собирать данное растение. Одновременно это означало, что человек, сколько бы он ни рубил цветущих стеблей магея, не мог резко сократить общее их число, так как речь шла фактически об использовании растений, уже обречённых природой на смерть и успевших отдать свою пыльцу.

Аналогичным образом древний человек научился эксплуатировать и животные ресурсы. Анализ остатков фауны из пещерных стоянок Пуэблы и Оахаки показал, что наиболее широко представлены там кости оленя-белохвоста. Это животное служило древним мексиканцам одним из главных источников мясной пищи как в силу своего широкого распространения, так и из-за высокой приспособляемости к самым различным условиям. Олень-белохвост имеет чётко выраженные тропы-маршруты от лежек до пастбищ и водопоев, поэтому его можно подстеречь и убить из засады. Орудиями охоты служили копья и дротики с кремневыми наконечниками, бросаемые с помощью копьеметалки.

В весенне-летнее время, когда обилие влаги создавало и обилие растительной пищи, всё население пещерных стоянок участвовало в сборе плодов и растений с целью запасти их как можно больше, пока этот природный урожай не исчезнет по естественным причинам или от набегов зверей и птиц. Охота на оленей в это время практически не велась.

Осенью и зимой запасы семян и плодов на стоянках постепенно подходили к концу. Тогда мужчины отправлялись охотиться на оленей, а женщины и дети — на сбор стеблей магея и кактусов — растений «голодного» сезона. Лишённые листвы окрестные леса не скрывали теперь животных от зоркого глаза охотника. На оставшейся растительной пище выросшее за лето стадо оленей долго жить не могло. Поэтому охотничьи трофеи техуаканцев, доходившие порой до 30–40 % поголовья оленей, не вели к уничтожению всей популяции, так как оставшиеся особи получали больше шансов выжить в трудное зимнее время. В этой связи весьма примечательно, что именно на зимних стоянках процент костей оленя особенно высок.

Таким образом, можно утверждать, что сезонные циклы и тесно связанные с ними виды хозяйственной деятельности играли огромную роль в жизни древних обитателей горных районов Мексики. Многие съедобные растения были доступны им только в течение одного сезона или даже его части. Это и предопределило особый режим собирательской экономики, её специализированную направленность в доземледельческий период.

Р. Мак Нейш наглядно показал в своих работах, как человеческие коллективы той эпохи реагировали на сезонные циклы. В течение летнего дождливого сезона, когда существовало максимальное изобилие растительной пищи, люди часто объединялись (видимо, для более быстрого сбора урожая с природных нив) в более крупные группы, состоявшие, видимо, из нескольких родственных семей. В разгар же сухого сезона, когда съедобных растений оставалось совсем немного, эти крупные группы вновь распадались на более мелкие единицы, лучше приспособленные к условиям голодной зимы.

Эти же природные факторы препятствовали и дальнейшему росту населения. Около 3000 года до н. э. всё население долины Техуакана (площадь около 3500 км2) составляло, по подсчётам Р. Мак Нейша, не более 120–140 человек. Подавляющее большинство местных стоянок, судя по остаткам растений, было обитаемо лишь один сезон или даже часть его.

И вот постепенно в этот хорошо отлаженный механизм взаимодействия человека и природы всё больше стало «вмешиваться» зарождающееся земледелие. Сложный и довольно длительный путь возникновения земледельческого хозяйства в недрах присваивающей (собирательско-охотничьей) экономики археологические материалы из долины Техуакана демонстрируют с достаточной убедительностью и полнотой. Первой формой земледелия было, вероятно, огородничество или садоводство с набором самых различных растений во влажных западинах и лощинах возле пещер и открытых стоянок. Гораздо позднее люди стали переходить к выращиванию на более обширных участках (например, на речных террасах) нескольких определённых растений — в первую очередь маиса, фасоли и тыквы. Одновременно производилась и гибридизация особо важных растений. Этот медленный процесс зарождения земледелия, длившийся в долине Техуакана примерно 4,5–5 тыс. лет (с 7000 по 2000 г. до н. э.), привёл к тому, что люди, собирая со своих огородов всё большие урожаи, стали меньше зависеть от сезонных колебаний природы и продолжительнее жить на стоянках, расположенных в особо благоприятных для примитивного земледелия местах.

Следовательно, растущая роль земледелия во многом способствовала усилению оседлости местного населения. Обработка крохотных полей требовала возвращения к ним для снятия урожая и для охраны от зверей и птиц в период созревания, что как бы «привязывало» человека к определенному месту. По мере того как в культуру вводилось всё большее число растений и росла продуктивность нового вида хозяйственной деятельности, люди всё более продолжительное время оставались жить на своих стоянках. Конечным продуктом этой длительной эволюции явились постоянные земледельческие посёлки, состоявшие из наземных деревянных, обмазанных глиной хижин. Первые их признаки (правда, пока с полуземляночными жилищами) отмечены в долине Техуакана ещё в 3500–2300 годах до н. э. А в 2300–1500 годах до н. э. здесь уже существовали типично земледельческие деревни, состоящие из наземных домов. Что касается новой производящей системы хозяйства (земледелия), то её окончательное формирование относится к рубежу III–II тысячелетия до н. э.

Культивируемый маис (кукуруза) появился впервые в Мексике в IV тысячелетии до н. э. именно в долине Техуакана. Обыкновенную фасоль начали возделывать в Пуэбле или поблизости от нее около 4000 года до н. э. Правда, примерно в то же время она встречается и в пещерных стоянках штата Тамаулипас, на северо-востоке страны (4000–2300 гг. до н. э.). С другой стороны, остальные виды фасоли, такие, как ползучие бобы, появляются в Техуакане сравнительно поздно, в 3000 году до н. э. Для сравнения укажем, что культивируемые чёрные бобы представлены в соседней Оахаке уже с VII тысячелетия до н. э. Судя по приведённым выше данным, в Мезоамерике не было единого центра происхождения всех основных культурных растений. Скорее можно говорить о существовании нескольких микроочагов, в каждом из которых появляется одно-два важных растения и ряд менее значительных. Среди этих микроочагов особое место занимают Центральная и Южная Мексика (штаты Пуэбла и Оахака), где впервые одомашнены некоторые виды кукурузы, фасоли и тыквы.

Итак, к 2000 году до н. э. земледелие становится в Мексике основным видом хозяйства. Возникают первые постоянные посёлки. В это же время появляется гончарное искусство — керамика. В истории местных индейских племён начинается новая эпоха — эпоха расцвета раннеземледельческих культур.

 

ГЛАВА II

ПО СТУПЕНЯМ ПРОГРЕССА:

РАННИЕ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЫ МЕЗОАМЕРИКИ

 

Основы хронологии и периодизации

После того как люди, вооруженные примитивными орудиями труда, смогли обеспечить себя постоянными урожаями со своих полей, они постепенно стали переходить к оседлому образу жизни. В истории населения Мезоамерики наступила новая важная эпоха — доклассическая. Археологические раскопки, в какой бы части страны они ни производились, открывают поразительно однообразную картину: остатки хрупких глинобитных хижин с тростниковыми крышами, глиняная посуда, маленькие лепные женские фигурки, каменные орудия и зернотерки.

По мнению большинства ученых, доклассические племена прошли в своем развитии три больших этапа: ранний, средний и поздний. Теоретически грань между ранним этапом земледельческой эры и предыдущей эпохой охотников и собирателей проводят исходя из того момента, когда хозяйство местного населения начинает основываться преимущественно на земледелии. В Мезоамерике это произошло, по крайней мере, около 2000 года до н. э. Последующие границы этапов выделяются на основании изменений в стилях керамики и глиняных статуэток, а также ряда других признаков, связанных с предполагаемой эволюцией в хозяйстве, социальных институтах и характере поселений. Абсолютные даты для каждого из них до сих пор точно не установлены. Это объясняется как малочисленностью радиоуглеродных анализов для доклассических памятников, так и слишком частыми расхождениями их с данными полевой археологии. Наиболее приемлема, на наш взгляд, следующая хронологическая шкала: ранний этап — 2000–1000 годы до н. э., средний этап — 1000–500 годы до н. э., поздний этап — 500–100 годы до н. э.

 

Первые переселенцы

Ранние земледельческие памятники изучены пока очень слабо. Словно маленькие островки возвышаются они над морем археологической целины, ждущей своих исследователей. Пожалуй, лучше всего нам известны древности долины Мехико и её ближайших окрестностей.

Первые поселения земледельцев возникли здесь по берегам рек и вокруг огромного озера Тескоко, где сама природа создала все условия для ведения земледельческого хозяйства. Это были в большинстве своем небольшие поселки. Обломки обожженной глины с отпечатками жердей и прутьев, которые так часто находят там, позволяют воссоздать внешний облик убогих жилищ этих людей. Их глинобитные хижины с высокими крышами из листьев или тростника очень похожи на скромные домики современных мексиканских индейцев. Разбросанные вокруг зеленеющих маисовых полей, эти хижины и по своим размерам и по внутреннему убранству ничем не отличались друг от друга. В ранних доклассических селениях даже при самых тщательных исследованиях не найдешь никаких следов монументальной храмовой архитектуры: ее тогда попросту не было.

Жизнь первых земледельцев Нового Света была нелегка. Со дня рождения и до самой смерти она вращалась вокруг бесконечных циклов изнурительных сельскохозяйственных работ. Все зыбкое равновесие только что созданного производящего хозяйства целиком зависело от величины собранного урожая. Стоит ли удивляться, что древние обитатели Мезоамерики так ревностно поклонялись небесным духам, от милости которых зависел, по их убеждению, урожай, а следовательно, и само существование. Подобно всем земледельческим народам древности, они поклонялись обожествленным силам природы: солнцу, ветру, дождю. Правда, первоначально эти верования носили довольно примитивный характер, не выливаясь в какие-то осязаемые формы и образы. Но если верно предположение некоторых ученых, что многочисленные глиняные статуэтки (главным образом женские), найденные в ранних поселениях, связаны с культом плодородия, то мы имеем здесь дело с первым конкретным воплощением религиозных канонов в искусстве. Маленькие фигурки из обожженной глины — настоящая энциклопедия древней жизни. Благодаря им мы знаем, как одевались и украшали себя предки современных индейцев, каков был их внешний облик. Это были довольно приземистые, крепкие люди. И мужчины, и женщины ходили полуобнажёнными, в одних лишь набедренных повязках. Свои тела и лица они покрывали татуировкой или красивыми росписями и узорами. Пышные головные уборы в виде тюрбанов завершали их костюм. То изящные и выразительные, то, напротив, нарочито огрубленные и схематичные, статуэтки производят тем не менее сильное впечатление. Короткие толстые тела, мясистые носы, выпученные глаза и похожие на обрубки руки и ноги мало отвечают современному идеалу красоты. Однако держа в руках одну из таких статуэток и задумываясь над каждым этапом ее изготовления, мы проникаемся впечатлением исходящей от нее чрезвычайной серьезности и постигаем целый мир мысли, скованной техническими возможностями выражения. Человек, одаренный интуицией, нередко угадывает богатый мир искрящейся фантазии даже за жалкими каракулями ребенка. В этих статуэтках ощущается суровое восприятие сложных ритмов рождения, роста и смерти в природе.

Главной пищей древних земледельцев долины Мехико была, вероятно, кукуруза. Урожай они хранили в особых зерновых ямах или же в маленьких круглых домиках, выстроенных специально для этой цели. В быту древние индейцы употребляли тогда точно такую же утварь, какая почти повсеместно сохранилась у многих современных индейских племён: каменную зернотёрку, или «метате», на которой растирали муку, глиняную сковороду, или «камалес», на которой пекли тонкие маисовые лепёшки — «тортильяс».

Столь же незамысловатыми были и религиозные верования первых земледельцев. Когда человек умирал, соплеменники закутывали его тело в кусок ткани или циновку и помещали в неглубокую яму, выкопанную рядом с жилищем. Вместе с умершим клали убогий скарб, совершенно необходимый, по тогдашним поверьям, для загробной жизни: глиняные горшки с пищей и водой, обсидиановые ножи, наконечники копий и стрел, зернотерки, каменные топоры. При этом количество и качество вещей в каждой могиле почти одинаково, что свидетельствует об относительном имущественном равенстве всех членов племени.

Картина, которую раскрывают нам ранние доклассические памятники долины Мехико, отражает общие тенденции в развитии всех мезоамериканских культур того времени. Постоянные поселки, состоящие из глинобитных хижин, маисовое земледелие как основа хозяйства, простая одноцветная керамика, культ глиняных женских статуэток — все эти черты без труда прослеживаются в любом уголке древней Мезоамерики.

 

Основные памятники раннего доклассического этапа (2000–1000 гг. до н. э.)

Наиболее быстро развивались в это время земледельческие общины Мезоамерики на побережье Тихого океана и в горных районах. Причём появление земледелия сопровождалось широким распространением глиняной посуды. Довольно раннее присутствие керамики отмечено в пещере Санта-Марта в штате Чьяпас, Мексика, где древнейший этап Чьяпа I (или Которра) датирован по методу С-14 1320±200 год до н. э., т. е. около 1500 года до н. э.

Но на Тихоокеанском побережье Чьяпаса в Альтамире найдена ещё более ранняя глиняная посуда этапа Барра в местной периодизации: она стратиграфически залегает ниже слоя с керамикой типа Которра (Чьяпа I), с примерным возрастом 1800–1400 годы до н. э.

Небольшая община времён Барра, жившая в Альтамире примерно до 1400 года до н. э., задала немало сложных загадок учёным. Следует отметить, что люди Барры пользовались каменными сосудами того же типа, какой был широко распространён у обитателей пещерных стоянок в долине Техуакан (штат Пуэбла, Мексика), где существовала одна из древнейших земледельческих культур Мезоамерики. С другой стороны, некоторые глиняные сосуды Барры сделаны в виде тыкв и других плодов и овощей, напоминающих близкие формы керамики из Эквадора и Колумбии. Морские продукты (рыба, крабы, моллюски), видимо, играли важную роль в жизни общины, хотя наличие «растительных форм» керамики — явное указание на какое-то примитивное земледелие.

Орнаментация в виде полос особой блестящей красной краски этапа Барра из Альтамиры имеет аналогии на поселении Ла-Виктория (Тихоокеанское побережье Гватемалы, в 3 км от мексикано-гватемальской границы), в материалах этапа Окос (1500–1000 гг. до н. э.), видимо, частично одновременного с Баррой. В то время население Ла-Виктории было уже преимущественно земледельческим и возделывало на своих участках маис (его примитивные разновидности «пре-Чапалоте» и «Наль-Тель»), бобы и тыкву. Однако по-прежнему огромную роль в хозяйстве играли рыболовство и собирательство различных «даров» моря: устриц (Ostrea Columbiensis), двустворчатых крупных моллюсков (Polumesoda radiata), крабов, черепах и т. д. Видимо, земледелие ещё не стало настолько продуктивным, чтобы полностью в течение всего года обеспечить обитателей посёлка пищей, и они дополняли свой рацион интенсивной эксплуатацией неисчерпаемых запасов прибрежных вод океана, многочисленных лагун и устьев рек, подверженных воздействию океанских приливов. На сравнительно узкой полоске побережья было представлено такое изобилие всевозможных видов пищи, что местные земледельцы получили возможность, живя практически круглый год на одном месте, целиком восполнить с помощью рыболовства и прибрежного собирательства те издержки, которыми, увы, страдал ещё такой сравнительно новый вид хозяйственной деятельности, как земледелие.

Рыболовство осуществлялось уже, по-видимому, с помощью сетей (наличие грузил из камня и глины).

Остатки адобов (сырцовых кирпичей и куски глиняной обмазки с отпечатками прутьев) позволяют предполагать, что население Ла-Виктории жило тогда в лёгких глинобитных хижинах общим числом не более полутора десятков, т. е. перед нами небольшой посёлок с числом жителей, не превышающим 100 человек.

Наиболее представительной частью вещевого комплекса «Окос» является керамика. В ней безраздельно господствуют монохромные виды посуды: с бурой, чёрной, серой, коричневой поверхностью. Набор форм крайне ограничен. Преобладают крупные горшки — «текоматес» с округлыми боками и без шейки, а также плоскодонные чаши с отогнутыми наружу стенками. В тесте сосудов часто содержится примесь вулканического пепла. Орнаментальные мотивы и способы их нанесения крайне бедны. Это преимущественно всевозможные пластические операции: вдавления палочкой, пальцем, «шагающим штампом» и т. д., отпечатки верёвки, резные линии, отпечатки ткани, лощение поверхности по зонам; есть и росписи красной краской. Подавляющая часть посуды не имеет ни лощения, ни ангоба. Кроме керамики, среди материалов этапа Окос из Ла-Виктории имеется около 40 фрагментов лепных глиняных статуэток. Большинство из них изображают женщин. Характерная особенность этих фигурок — трактовка зрачка глаза с помощью крошечного отверстия-точки. Аналогии этим статуэткам есть в Чьяпа де Корсо (этап Чьяпа I, или Которра).

Приведённые выше данные позволяют в предварительном плане поставить вопрос о происхождении керамики в Мезоамерике. Напомню, что самые ранние керамические комплексы на территории этого региона отмечены в долине Техуакана (штат Пуэбла, Мексика), где местный этап Пуррон имеет по С-14 начальную дату 2300 г. до н. э. Столь же солидный возраст демонстрирует и керамика этапа Покс в Пуэрто Маркое на Тихоокеанском побережье штата Герреро (Мексика): дата С-14 2400±140 год до н. э. Кстати, она во многом близка керамическим изделиям с поселений этапа Пуррон в Пуэбле (Техуакан).

В долине Мехико использование керамических форм в быту и культуре также началось довольно рано, если судить по находке статуэтки из обожжённой глины в Сохапилько, датированной 2300±100 год до н. э.

 

История изучения мезоамериканской архаики

В конце XIX века в научных кругах Европы и Америки не было ни малейшего представления об основных этапах развития культур в доиспанской Мезоамерике. Конечно, каждый исследователь твёрдо знал, что ацтеки появились на исторической арене сравнительно поздно и было неопределённое предположение, что величественные руины Теотихуакана — продукт деятельности более раннего народа. И это всё! Можно представить себе шок, который испытали мексиканские коллекционеры древностей, когда в их собраниях стали появляться небольшие лепные глиняные фигурки наивного и восхитительного стиля — совсем не похожие на отлитые в формах терракоты поздних народов в долине Мехико. Найдены они были в слоях, перекрытых «Педрегалем» — панцирем окаменевшей лавы, покрывшей большую часть юго-западной части долины, что свидетельствовало об их большой древности. Учёные, привыкшие давать всему ярлыки, немедленно назвали культуру, к которой принадлежали глиняные фигурки и связанная с ними многочисленная керамика, — «архаической», а в 1911 году Мануэль Гамио стратиграфически определил чередование этапов развития культуры в Центральной Мексике, от древнейших к более поздним: «Архаический», «Теотихуаканский» и «Ацтекский».

Раскопки вскрыли остатки памятников «Архаической» культуры по всей Мексике и Центральной Америке. Найдены подобные статуэтки и керамика даже в Южной Америке. Основываясь на их распространении, Герберт Спинден (США) в 1917 году высказал предположение о том, что существовал «Архаический» основополагающий комплекс, лежащий в основе всех цивилизаций Нового Света. Это была единая культура, произошедшая от людей, осуществлявших первыми доместикацию маиса в долине Мехико и которая распространилась с этим растением повсюду, а фигурки служили её характерной чертой. Но последующие раскопки опровергли данную идею, показав большое разнообразие стилей в предположительно монолитной культуре.

Я определяю доклассический период как время, когда земледелие, основанное на маисе, бобах (фасоли) и тыкве, действительно стало эффективным — эффективным в том смысле, что деревни и хутора распространились по всей Мексике. Как таковой, этот период вполне сопоставим с неолитом в Старом Свете — здесь были представлены почти все неолитические черты культуры, за исключением скотоводства: строительство компактных поселений, керамика, ткачество, работа по полировке камня и лепка женских фигурок из глины.

Селения концентрировали в себе большее количество людей, а это, в широком смысле, явилось результатом заметно возросших пищевых запасов. Что привело к такому результату? Как было изложено в предыдущей главе, растения, необходимые для стабильного земледелия, были доместицированы за несколько тысячелетий до начала доклассического периода. Мы можем предполагать быстрое улучшение в размерах початка и количестве зёрен у маиса в результате растущего скрещивания его со своим диким сородичем теосинте. В конечном итоге вся Мексика быстро покрылась постоянными селениями с оседлым образом жизни.

Когда это случилось? Несколько произвольно можно предположить, что мы можем провести нижнюю границу перехода по факту массового появления керамики — согласно данным С-14 около 2000 года до н. э. (Пуррон и Барра-Покс в Мексике дают время 2300–2000 гг. до н. э). Верхняя граница — рубеж нашей эры, когда появляется цивилизация Теотихуакана, а майя классического периода начинают высекать из камня первые монументы с календарными надписями. Таким образом, эти даты охватывают длительный и сравнительно спокойный отрезок времени примерно в 18–20 столетий.

Есть основания спросить, почему для предков мексиканцев потребовалось так много времени для того, чтобы достичь порога оседлой земледельческой жизни. В Старом Свете это событие произошло на холмистых флангах Месопотамии ещё в VII тысячелетии до рождения Христа, не намного позднее первых экспериментов с доместикацией животных и растений. В Мексике, где американский индеец первоначально сделал этот шаг, процесс доместикации занял по меньшей мере четыре с половиной тысячелетия; было ли это отставание вызвано отсутствием домашних животных, характером доместицированных растений, культурным багажом Мексики, или какими-либо иными факторами? Каков бы ни был ответ, подобного рода отставание — это и есть реальная причина того, почему Мексика XVI века была ниже по уровню развития, чем Европа. Учитывая этот поздний старт индейцев к цивилизации, которую разрушил Кортес, следует сравнивать Мезоамерику не с Европой эпохи Ренессанса, а с бронзовым веком Ближнего Востока и Китая.

Как уже отмечалось, впервые постепенный переход к земледелию и оседлости в Мезоамерике был прослежен Р. Мак Нейшем в долине Техуакана (штат Пуэбла, Мексика). Есть основание предполагать, что такие же процессы имели место и в других горных районах Южной Мексики. В долине Оахака, в 160 км к югу от Техуакана, американский археолог Кент Флэннери проследил аналогичную цепь событий. Развивая идеи Р. Мак Нейша, он предположил, что переход к оседлоземледельческому образу жизни произошёл не просто благодаря росту продуктивности земледельческого хозяйства, а скорее был вызван прямой необходимостью для больших племенных групп постоянно оставаться в том или ином районе для того, чтобы сажать растения, служившие им источниками пищи, и собирать урожай. Иными словами, всё увеличивающая зависимость от доместицированных растений в конечном итоге заставила обитателей горных долин — таких, как Техуакан и Оахака, — оставаться в своих деревушках в течение всего года.

Как развивалась эта всё усиливавшаяся зависимость от земледелия и оседлости? По мнению К. Флэннери, происшедшие изменения можно рассматривать как пример положительной «обратной связи», которой вообще могло бы не быть без случайных житейских мутаций, пошатнувших равновесие между ранними культурами и их экосистемами: «Этими… незначительными или случайными исходными стимулами была серия генетических изменений в одном или двух видах мезоамериканских растений, используемых человеком. Эксплуатация этих растений представляла собой малую систему обеспечения по сравнению с эксплуатацией магея, кактуса, фруктовых или бобовых культур, однако положительная обратная связь, как следствие этих начальных генетических изменений, привела к тому, что одна малая система выросла непропорционально всем другим системам, что и в конечном счёте изменило всю экосистему горной Южной Мексики».

Случайные (вначале) изменения в системе вызвали позитивную обратную связь, которая в итоге привела к превращению возделывания маиса в самую выгодную для Мезоамерики сферу земледелия. Чем шире разворачивалось возделывание маиса, тем больше появлялось возможностей для благоприятного скрещивания и обратной гибридизации. Благоприятные генетические изменения приводили к росту урожаев, последнее способствовало росту населения, а это, в свою очередь, заставляло расширять масштабы возделывания культурных растений.

Предложенные Р. Мак Нейшем и К. Флэннери модели дают ключ к пониманию сути процессов возникновения земледелия и перехода к оседлому образу жизни. Сам Р. Мак Нейш полагает, что при всей разнице в экологических условиях между Старым и Новым Светом решающая роль в возникновении и развитии постоянных земледельческих поселений в Шумере, Египте, долине Инда и в Мексике, вероятно, принадлежала растущей необходимости пребывать в непосредственной близости к возделываемым участкам. Разумеется, между двумя культурными регионами существовали большие различия. Как уже отмечалось, в Мезоамерике, в отличие от Ближнего Востока, не было одомашненных животных, которые могли бы служить источником протеина и выполнять нужные человеку работы, такие как пахота, перевозка людей и грузов и т. п. Эти регионы отличались по климатическим условиям и видам выращиваемых растений: если важным элементом хозяйственной базы Старого Света было выращивание зерновых — главным образом пшеницы и ячменя, — то у древних мексиканцев основной сельскохозяйственной культурой был маис (кукуруза).

 

Начало важных перемен

В начале среднего доклассического этапа (I тыс. до н. э.) замкнутая жизнь ранних земледельцев претерпела серьезные изменения. Совершенствовались методы земледелия, увеличилось общее число возделываемых культур, значительных успехов достигла селекция (скрещивание примитивных ее видов с другими растениями и выведение гибридных сортов).

Успехи в хозяйственной сфере немедленно сказались и на других сторонах жизни. Расширился торговый обмен с соседними областями, появилось некоторое имущественное неравенство. Среди статуэток этого времени встречаются весьма любопытные экземпляры. Это изображения людей в вычурных головных уборах или высоких конических шапках. На плечах у них — длинный плащ, а на лицах иногда — маска. Хотя эти хрупкие фигурки не имеют вполне сложившихся канонизированных форм, они отражают, по-видимому, процесс зарождения жречества, ставшего впоследствии могучей политической силой в истории древних цивилизаций Мезоамерики. Примерно в то же время появились первые святилища и храмы, построенные из дерева и глины. Их размеры были невелики, но они гордо возвышались на высоких пирамидальных основаниях над окружающими хижинами земледельцев.

Некоторые деревушки в долине Мехико превратились в довольно крупные селения, что связано, безусловно, с ростом населения. Возникло и много новых поселков. Все эти внутренние процессы, признаки которых можно проследить по всей Мезоамерике, отражали, в свою очередь, какие-то важные изменения в экономике и социальной структуре, к сожалению, почти неуловимые на археологическом материале.

Появились фигурные вазы в виде разнообразных зверей и птиц, сосуды-бутылки. Сосуды с ручками и водосливами, сосуда-триподы на трёх ножках, сосуды с плоским днищем, а также глиняные статуэтки новых типов. Это — женские фигурки с выразительными, миловидными лицами.

Погребения этого времени находятся уже в специальных некрополях, часто вынесенных за пределы селений. Набор вещей, сопровождающих умерших, становится гораздо богаче и разнообразнее, чем прежде.

 

Загадки одного могильника

На одной из окраин города Мехико, в местечке с экзотическим названием Тлатилько, что в переводе означает «Место, где спрятаны вещи», с давних времён добывали прекрасную глину, которая шла главным образом на изготовление кирпича. Часто вместе с ней рабочие поднимали наверх истлевшие человеческие кости и всевозможные древние вещи: вычурные вазы в виде зверей и птиц, старинные глиняные фигурки людей, наконечники стрел и копий из блестящего черного обсидиана. К сожалению, учёные узнали об этом не сразу. Большая часть найденных в Тлатилько предметов старины попала в руки скупщиков и коллекционеров. Лишь в 1947 году сюда пришли археологи и начали широкие научные исследования этого уникального памятника. За два с небольшим года было раскопано свыше 200 погребений, найдены сотни разнообразных вещей, значительно расширивших наши представления о жизни людей, населявших долину Мехико около 30 веков назад. Но главное значение открытий в Тлатилько состоит в том, что они впервые дали возможность проследить постепенное зарождение многих черт, свойственных индейским цивилизациям последующей, классической эпохи.