Отдохнуть с дороги Олегу так и не удалось. После того как его покинула Ин, он неожиданно оказался в каком-то вакууме и, не зная, куда себя деть, слонялся по «цветочному» поселку, разглядывая игрушечные кубики коттеджей.

Редкие прохожие не обращали на него ни малейшего внимания. Когда он попытался подойти поближе к группе молодых людей, что-то возбужденно обсуждавших, они посмотрели на него, как на пустое место, и пошли своей дорогой, так и не ответив на его неуклюжее приветствие.

Хотелось есть и пить, спина болела после не очень удобного «сиденья» жуколета. Солнце, казалось, не собиралось двигаться по небосклону и висело над планетой, как приклеенное.

В общем, его посольская деятельность «успешно» продвигалась. Он не знал, есть ли здесь общественные здания и как их отличить от частных жилищ. Он не знал, существуют ли здесь какие-нибудь денежные единицы и можно ли их обменять на земную валюту. Не было ни одного указателя. Вообще не было ни одной надписи или знака, которыми так богаты земные города.

Цветочный город оказался самодостаточным и полностью закрытым от постороннего проникновения.

Олег чувствовал себя совершенно потерянным и никому не нужным. Его миссия провалилась, так и не успев начаться. Он не мог себе даже представить, что ему следует делать, если «король» вдруг забудет об обещанном ему через Ин приеме. Идти устраиваться на работу дворником? Но здесь, похоже, не бывает даже дворников…

Надежду вселяла лишь мысль о том, что кто-то из фронтеров удосужился послать ему приглашение. Но этот «кто-то» почему-то забыл предупредить о прибытии посла остальных своих соплеменников.

И еще где-то здесь, возможно, совсем недалеко от того места, в котором он теперь находится, внутри этого чудовищного цветка живет девушка по имени Лэйла.

Ее имя, как льдинка, таяло во рту. И ей очень был нужен древний артефакт, способный пробивать проходы между мирами. Почему, собственно, он решил, что Лэйла должна помнить о том, кто помог ей найти Сансорин, нарушив ради нее все служебные инструкции и навсегда простившись со спасательной службой? А затем, как последний идиот, согласился на эту дурацкую, никому не нужную посольскую миссию.

Чем сильнее становились голод и жажда, тем сильнее мрачные мысли одолевали Северцева. Конечно, Лэйла о нем забыла, и ему ни за что не удастся ее найти в этом чужом, извращенном мире. Если и король о нем не вспомнит, ему придется покинуть этот негостеприимный поселок и начать самостоятельно исследовать планету, на которой до него не удалось побывать ни одному землянину… Хоть в этом У него есть весьма сомнительное преимущество.

Интересно, а как это сделать? Ему не удалось обнаружить ни одной лестницы, ведущей вниз со стометровой высоты, на которой раскинулась гигантская чаша цветка, не было и входа в колонну пестика. Возможно, единственным средством передвижения здесь были эти самые жуколеты, но он не сможет им воспользоваться без посторонней помощи.

Да и вообще, как долго сможет он продержаться один в раскинувшемся внизу диком лесу, полном неведомых опасностей. В лесу, где обитают хорсты…

Круг безнадежных мыслей Северцева разорвал средних лет невысокий человечек, одетый с претенциозностью циркового клоуна. На нем, несмотря на жару, был кафтан с широким жабо ярко-синего цвета. Он выбежал из коттеджа, мимо которого в этот момент проходил Северцев, и бросился ему наперерез, на ходу выстреливая слова чужого языка и откровенно в них путаясь:

— Вы есть Олег Димитриевич Северцев, с Земли человек прибывший?

Его интерлект явно требовал улучшения, но все равно появление этого аборигена обрадовало Северцева, и приветливо улыбнувшись, он ответил, стараясь не выбиваться из странной скороговорки его нового знакомого:

— Да. Я есть Олег Северцев, человек прибывший. А вы кто такой есть?

— Я есть человек, посланный королем встретить Северцева. Он ждет вас третий земной час. Куда пропал человек Земли? Никто не видел, никто не встречал. Искал я, словно земной собак. Король снесет мой башка напрочь!

По его глазам, смотревшим в разные стороны, и маслянистой алкогольной улыбочке можно было предположить, где именно проходили его неудачные поиски.

— В кабаке небось искал?

— Что есть «кабак»? Извиняюсь, непонятное слово. Везде искал. Пойдемте, возможно быстрее, король совсем не любит ожидания!

Королевский коттедж оказался самым большим в поселке и располагался в центре, одной стеной прижимаясь к колонне цветочного пестика, похожей на лифтовую башню земного небоскреба, которой она, по сути, и была.

Здесь находилась единственная дверь, ведущая во внутренние помещения цветочного комплекса, к системе гравитационных лифтов, которую так безуспешно искал Северцев. Об этом ему доверительно сообщил его провожатый, пока они петляли по узким извилистым проходам, напоминавшим гипертрофированно увеличенные сосуды земного растения.

Размеры зала королевских приемов оказались намного значительнее, чем можно было предположить по наружному виду коттеджа.

Очевидно, большая часть этого строения уходила своим торцом внутрь цветочного пестика и была не видна с улицы.

Прием, если открывшееся Северцеву действо можно было назвать «приемом», к моменту его появления находился в самом разгаре.

Весь зал перегораживал длинный стол, похожий на стометровую беговую дорожку, уставленный всевозможными незнакомыми Олегу блюдами и напитками.

За столом восседала пестрая и уже изрядно принявшая на грудь компания, члены которой от души Веселились, не обращая никакого внимания на грустного короля, одиноко сидевшего в конце стола.

Северцев узнал его по небрежно сдвинутой набок короне, украшенной огромными самоцветами.

Их, как и все богатства этого мира, можно было вырастить в недрах волшебного цветка, стоило лишь выразить соответствующее пожелание. Возможно, поэтому материальные ценности не имели здесь Практически никакой цены, и новоявленный посол никак не мог понять, что же их заменяет в этом странно устроенном мире? Должны же его обитатели как-то оценивать труд или хотя бы услуги, оказываемые друг другу? Неужели вся их жизнь проходит вот в таком беззаботном веселье? Если это действительно так, то здесь все переворачивалось с ног на голову, поскольку исчезал основной рычаг, поддерживавший власть в мире Северцева.

Не мог он в это поверить. Кто-то же должен бороться с хорстами, кто-то возвел непроходимый барьер в космическом пространстве, да и сами эти цветы, вырастившие внутри себя такие райские города, вероятней всего, были созданы человеческим разумом.

Слишком уж хорошо они отвечали поставленной перед ними задаче: охранять и снабжать всем необходимым это беспечное общество.

Кто-то стоял за всем этим, и Северцеву в первую очередь следовало выяснить, кто руководит этим многоуровневым миром.

С этой мыслью он и направился к королю, надеясь хотя бы здесь получить вразумительные ответы на некоторые свои, вполне официальные, вопросы.

— Ну вот и посол наконец отыскался! — громко приветствовал его появление король. Но никто из присутствующих не обратил на этот возглас ни малейшего внимания. — Садись здесь рядом со мной, посол. Извини, что прием начали без тебя. Слишком долго ты на него собирался!

Северцев начал бормотать какие-то объяснения, но его никто не слушал. Кто-то из слуг (хоть слуги здесь были самые обычные, а то уж Северцев стал предполагать, что подносы с пищей летают в этом зале по воздуху), повинуясь жесту короля, пододвинул ему стул и усадил по правую руку от короля.

Тот немедленно наполнил бокал Северцева какой-то зеленоватой жидкостью подозрительно ядовитого цвета. Затем король произнес здравицу за успешное сотрудничество с земной цивилизацией и приподнял бокал, ожидая, когда Северцев последует его примеру. Отказаться было бы верхом невежливости. Незаметно для окружающих Северцев нажал на своем часовом браслете скрытую в корпусе кнопку. На циферблате загорелся крохотный зеленый огонек, свидетельствуя о том, что все находившееся на столе не может причинить серьезного вреда его организму.

Лишь после этого Олег осторожно пригубил незнакомый напиток, совершенно не похожий по вкусу ни на один земной.

Сначала он почувствовал лишь легкий холодок, какой бывает, если глотнуть охлажденного мятного коктейля, но затем неожиданный огонь пробежал по его жилам. Мир изменился, стал более выпуклым и ярким. И это еще не все. После второго глотка чудесного напитка он услышал какой-то неясный шепот, который стал гораздо более четким после третьего глотка, а после четвертого Олег понял, что может слышать отголоски мыслей сидевших за столом людей…

— Этот неотесанный болван с примитивной варварской планеты не сумел даже правильно приветствовать короля!

— Посмотри лучше, как он держит фацию! Он собирается зачерпнуть ею тригинский соус!

— Но говорят, он может контролировать свой сон и сражаться с хорстами! Карсин говорил, что ему Удалось убить двоих или троих из этих страшных тварей!

— Это полная чепуха! Ин утверждает, что он дрых вместе со всеми непробудным сном и никаких хорстов в ту ночь не было. Им просто повезло!

— А он ничего… Посмотри, какие у него плечи!

Может, предложить ему вступить в мой умвират на пару дней?

— Ин уже предлагала и убедилась в том, что он полный импотент. Промучилась с ним весь день, а потом выгнала из своей постели. Так что не советую пробовать…

Ощущение было настолько новым и неожиданным, что Северцев не сразу понял, что слышит не просто обрывки случайных чужих мыслей. Фронтеры общались друг с другом с помощью телепатии, и он неожиданно стал участником разговоров, не предназначавшихся для его ушей. Они не знали, что предложенный королем напиток подействует на него подобным образом. Не могли и не должны узнать об этом! Впервые он почувствовал, что в его руках оказалось хоть какое-то оружие против этих заносчивых снобов.

«Так вот что они о нем думают! Дикарь с варварской планеты…» Олег едва сдержал внешние проявления гнева. Не следовало показывать, что он слышит их разговор, он может узнать много любопытного, пока они не будут знать об этой неожиданно открывшейся в нем способности. Нужно будет обязательно сделать запас этого сока и завести что-то вроде карманной фляги, с которой не расстаются земные алкоголики. Северцев терпеть не мог пьяниц, но теперь, возможно, будет вынужден к ним присоединиться, по крайней мере, в своем внешнем поведении.

О том, что фронтеры общаются с помощью телепатии, он догадался еще во время полета на жуколете, но лишь теперь эта догадка получила реальное подтверждение.

Разбираясь в своей новой способности, Олег понял, что слышит лишь ту часть мыслей, которую сидевшие за столом люди обрекали в конкретные слова, обращенные к кому-то из своих собеседников. Возможно, он и сам смог бы участвовать в этой застольной беседе, вот только пробовать это не следовало ни в коем случае. Если попытка окажется удачной, он лишится только что приобретенного важного преимущества, которое весьма ему пригодится в этом чужом и, как выяснилось, далеко не дружелюбном мире.

«А Ин хороша… Чисто женская месть — ужалить из-за угла. Интересно, что еще она придумает, чтобы отомстить за его отказ оказаться в ее постели?»

Следующим открытием было то, что наиболее четкими становятся мысли человека, на которого был обращен его взгляд, а мысли остальных в это время переходят в неразборчивый шепот. Поняв это, Олег сконцентрировал все свое внимание на короле. От этого человека слишком многое зависело. И все дальнейшие планы надо будет строить на основе принятых королем решений, что бы там ни говорила Ин о его ограниченной власти, король — есть король…

Как раз в этот момент король повернулся к сидевшему слева от него полному человеку, мундир которого украшала позолоченная лента с орденом, и Мысленно произнес:

— Рано или поздно наш «посол» попадет в столицу. Не стоит ему в этом препятствовать, иначе Коралон заподозрит неладное.

— Зачем же препятствовать? Надо, наоборот, помочь, ведь дорога в столицу полна опасностей, и мы не Можем гарантировать ему благополучное прибытие. Как только он покинет пределы нашего поселения, вся юридическая ответственность за этого варвара с нас снимается. Мне кажется, это стоит использовать.

Я подумаю над вашим предложением, канцлер, а пока следует немедленно заняться подготовкой соответствующей экспедиции, тем более что Лана настаивает на этом.

— Я бы на вашем месте, ваше высочество, их немедленно познакомил. Прежде чем отправлять такую экспедицию, следует убедиться, что посланник не догадается о том, кто такая Лана.

— Это невозможно. Но вы правы, канцлер, в этом деле следует проявлять особую осторожность.

Кажется, он и в самом деле узнал кое-что важное… И это женское имя… Знакомое имя… Очень похоже на Лену. Неужели он не ослышался? Теперь нужно осторожно спросить короля об этой экспедиции, стараясь не переводить подлинный смысл вопроса в возможную телепатемму.

— Ваше высочество! — обратился Северцев к королю, отложив в сторону широкую вилку, которую кто-то из присутствующих назвал фацией. Он поверил словам Ин о том, что местный король — всего лишь мелкий администратор, и, по-видимому, ошибся… Все, что говорила эта женщина, было пропитано ложью. Хотя, возможно, сейчас в нем говорит лишь уязвленное мужское самолюбие. Неважно! Во время этого разговора его не должны отвлекать посторонние мысли. — У меня сложилось впечатление, что моя миссия должна проходить в другом месте. Я со всем уважением отношусь к вашему поселению, здесь я узнал много ценного для нашего сотрудничества в совместной борьбе с ширанцами, но теперь настало время отправить меня в ваш главный центр, в столицу, если таковая у вас имеется!

Король резко обернулся и с минуту молча изучал выражение лица Северцева. Олег почувствовал, как невидимые усики ментального контакта потянулись к его мозгу, и постарался резко перекрыть им дорогу. Король вздрогнул и поморщился, словно испытав внезапную боль. Справившись с собой и вернув на свое лицо прежнее безмятежное выражение, он произнес:

— Вы правы, конечно. Только это совсем не так просто, как нам бы хотелось!

Одним движением глаз король вызвал над столом голограмму, изображавшую планету Фронта с высоты космического полета. Вдоль меридиана тянулась цепочка голубых огоньков, отмечающих, очевидно, поселения фронтеров, или «пояс цветов», как называла его Ин. Северцев хотел их пересчитать, но не успел. Один из огоньков приблизился и превратился в подробную карту приютившего его поселка.

— Здесь мы живем, — произнес король, кивнув на изображение. — А вот здесь находится столица. — В голограмме вспыхнул новый яркий огонек. Он располагался значительно севернее всех остальных поселений. — До нее не меньше четырехсот километров. Ни один жуколет не сможет преодолеть такое расстояние до наступления ночи. К тому же нашим жукам необходим постоянный контакт с цветком для пополнения запасов внутренней энергии.

— Но такое расстояние, в крайнем случае, можно преодолеть и пешком! — возразил Северцев.

— Конечно, можно. Но лишь с обязательной ночевкой. Вы уже знаете, чем грозит ночевка в дикой местности моим соотечественникам. Ночью мы совершенно беспомощны. А один вы не сможете найти Дорогу в нашем лесу. Никакая карта вам не поможет.

На какое-то время король замолчал, и по его Северцев понял, что тот обдумывает Какое-то важное решение, но так и не сумел пробиться сквозь поставленный королем мыслещит.

Почувствовав, что с телепатическими способностями Северцева не все так просто, как предполагалось вначале, король решил на всякий случай обезопаситься. Наконец после минутной паузы он продолжил:

— К счастью, мне удалось найти среди наших следопытов человека, который, так же как вы, способен регулировать свой сон. Иногда подобные аномалии встречаются у наших детей, и мы всячески бережем и развиваем эти весьма полезные для нас способности. Я знал о том, что вы захотите посетить столицу, и уже распорядился о подготовке соответствующей экспедиции. Сейчас я познакомлю вас с ее руководителем и проводником.

Король сделал едва заметное движение глазами, и Северцев услышал его мысленный приказ:

— Лана, ты можешь войти. Объект уже подготовлен.