Жуколет взмыл над цветочным поселком, резко набирая высоту.

На его широкой спине с трудом разместились четыре человека, кроме Олега и Ланы был еще пилот и охранник с лучевым пистолетом на поясе, не спускавший с Олега подозрительного взгляда.

Олегу пришлось воспользоваться ремнями безопасности, чтобы удержаться на неудобном сиденье, и он невольно покосился на Лану, но она, казалось, не испытывала ни малейшего дискомфорта во время этого сумасшедшего взлета, и вдруг, чуть позже, он услышал ее мысль, обращенную непосредственно к нему:

— Они должны форсировать все возможности своего механизма, чтобы выиграть для нас несколько лишних километров маршрута. — Это мысленное обращение, адресованное непосредственно ему, поразило Олега, поскольку он не предполагал, что кому-то из фронтеров известны его ментальные способности. На некоторое время он отвлекся от вида уносящейся вниз гигантской чаши цветка. «Она знает о моей способности слышать их мысли, но если она это знает, знают и остальные!» — Он настолько растерялся от неожиданности, что не успел вовремя перехватить свою мысль, и она отчетливо сформировалась в его речевом канале. И сразу же пришел ответ от Ланы:

— Ни черта они не знают! А эти двое козлов, выделенных для нашего сопровождения, вообще с трудом воспринимают мысленную речь.

Этот обмен короткими репликами вызвал в голове Олега настоящую бурю. Телепатические послания не несут в себе эмоциональной окраски, но грубость и безапелляционность проявилась в мыслях Ланы достаточно четко.

Грубость не вязалась с ее ангельским личиком, но дело было не в этом, а в том, что она относилась к двум соплеменникам Ланы и адресовалась Олегу, человеку совершенно чужому и для нее, и для всего ее мира.

И снова перед ним встал вопрос, с каждой минутой приобретавший все большую актуальность: кто же она, эта таинственная женщина, и каково истинное задание, полученное ею от короля? Если ей, как он предполагал вначале, поручено избавиться от него во время этого опасного маршрута в столицу, тогда зачем понадобилось это обращение к нему и для чего вообще она решилась на мысленный контакт со своим «объектом»?

Чего она добивается? Пытается усыпить бдительность будущей жертвы или она не собирается выполнять полученные от короля указания и намерена действовать по своему собственному плану?

В любом случае хорошо бы в этом разобраться до посадки, потому что после нее события могут принять совершенно неожиданный оборот, к которому он не будет готов…

И вновь все упиралось в один и тот же вопрос: кто такая эта Лана и почему с каждой минутой, проведенной в ее обществе, он все больше убеждался в том, что знал ее задолго до того, как эта женщина Появилась в королевском зале приемов. Ее ангельское лицо начинало казаться ему маской, искусной подделкой.

У фронтеров могут существовать технологии изменения внешности, о которых он ничего не знает.

Эта биологическая цивилизация, способная выращивать города-цветы, наверняка может до неузнаваемости изменить внешность человека.

Но для чего это могло понадобиться? Ведь до своего визита на их планету он не знал никого из фронтеров… Хотя… Одну фронтерку он все-таки знал. Вот только Лэйлу он не спутает ни с кем, какую бы личину на нее ни надели.

Кроме внешности, у каждого человека существует неповторимое биополе, такое же индивидуальное, как рисунок глазной сетчатки. Олег узнал об этом совсем недавно, после того как обнаружил в себе способность принимать чужие телепатеммы, и еще не научился как следует использовать свои новые способности. Однако сейчас, если после посадки он хочет остаться в живых, ему следует ими воспользоваться.

Биополе Даны выглядело как багровый шар, прорезанный светлыми жилками, совершенно затерявшимися в этом багровом мареве. Ее биополе невозможно забыть, так же как и ее лицо — вот только он его никогда не видел.

Снова он оказался в тупике. Хотя это открытие мало чем могло ему помочь. До своего визита на Фронту он не мог видеть биологические поля людей, которых знал на Земле, и, следовательно, не мог их запомнить. Но если это так, то из этого следовало, что он встречался с Ланой именно на Земле, потому что, случись такая встреча на Фронте, забыть рисунок ее биополя он бы уже не смог!

Слишком малая вероятность подобного события до сих пор мешала ему сложить в единое целое десятки мелочей, которые его память услужливо подсовывала ему при каждой встрече с Ланой, ведь только один-единственный человек с Земли мог оказаться на Фронте! Но так ли это? Неожиданное сомнение заставило его вспомнить светлое пятно какого-то летательного аппарата, на долю секунды мелькнувшего в иллюминаторе его шлюпки перед посадкой на Фронту. Тогда он посчитал это пятно случайной помехой, но если это не так? Что, если вместе с его шлюпкой из закрытого отсека доставившего его к Фронте корабля выпустили еще одну посадочную шлюпку? Если это действительно произошло, то находиться в ней мог только один человек…

— Капрал Емец! — Телепатемма вырвалась помимо его воли: он так и не научился глушить свои эмоции до того, как те формировались в отчетливые слова.

— Наконец-то догадался! Но тише. Прекрати передачу, иначе они тебя услышат. В городе у них есть хорошие слухачи, способные распознать передающего на большом расстоянии.

— Но как? Как ты здесь оказалась и почему стала Ланой?!

— Слишком долго объяснять. Ты все равно не поверишь. А мне трудно поддерживать закрытый от наших спутников телепатический канал. Все объясню после посадки, а пока просто делай то, что я говорю, если хочешь остаться в живых и выполнить миссию, ради которой покинул Землю!

И она замолчала, больше не отвечая на его требовательные, почти отчаянные телепатеммы. Настоящий вихрь поднялся в голове Северцева после Этого открытия. Итак — она Емец… Капрал могла очутиться на Фронте только двумя путями: или ее Тайно от него отправили земные службы безопасности, чтобы не терять его из виду, но это не объясняло

Кардинально измененной внешности — на Земле было биотехнологий, способных проделать подобный фокус. Существовала, правда, вероятность того, что ее изменили уже здесь, на Фронте. Но, спрашивается, зачем фронтерам изменять ее внешность? И, вообще, зачем им использовать земного агента, могли бы подсунуть ему и своего… Впрочем они, похоже, пытались это сделать, если вспомнить историю с приглашением в умвират Ин.

Однако существовала еще одна вероятность. Емец могла быть агентом ширанцев! Тем самым неуловимым агентом, который сообщал врагам Звездной Федерации все нужные им сведения! Это предположение объясняло почти все известные ему факты. Ширанцы мечтали заполучить своего агента на Фронте, а заслать его туда самостоятельно у них не было ни малейшей возможности. Зато, используя приглашение фронтерами Северцева в сопровождении еще одного представителя землян, они могли попытаться это осуществить. А вот у них могли отыскаться и нужные для изменения внешности агента технологии, и очень серьезная причина сделать это! Ведь Северцев не должен был обнаружить подмену! Ни в коем случае не должен был узнать свою бывшую охранницу в ее новом обличье!

Но тогда сразу же становилось непонятным, зачем Емец открылась ему?.. Концы с концами опять не сходились. Чувствуя отчаянье и ярость от невозможности разобраться в ситуации, от которой зависела судьба всей его миссии, а возможно, и его собственная жизнь, Олег напрягся, словно пружина, готовящаяся в нужный момент к мгновенному броску.

Последние часы полета оказались самыми трудными. Как ни старался Олег заставить себя расслабиться, чтобы дать телу и мозгу хоть немного отдохнуть перед предстоящими событиями, ему это не удалось.

Рано или поздно кончается любое ожидание. Пришло время, когда пилот отдал жуколету четкую мысленную команду, и биологический аппарат, удивительным образом сочетавший в себе живую материю и механическое устройство, резко пошел вниз,

ловко лавируя между вершинами шарообразных деревьев.

Пилот долго высматривал подходящую для посадки площадку. Она должна была быть достаточно большой, чтобы не поломать о ближайшие деревья хрупкие крылья механического насекомого, и Олегу казалось, что этот изматывающий нервы полет будет длиться вечно.

В конце концов подходящее место было найдено, и жук нырнул вниз, к самой земле. Не дожидаясь завершения посадки, Северцев начал действовать.

Прежде всего нужно было освободиться от ремней, сковывавших его движения, но это ему не удалось. Рычажок отключения заклинило, или он был заранее отключен. Олег все время ожидал чего-то подобного и теперь, не теряя ни мгновения, выхватил нож, пытаясь перерезать хотя бы поясной ремень, но не сумел сделать даже этого. Тонкие стальные тросики, предусмотрительно вплетенные кем- то в ремень, лишили его возможности освободиться в Нужный момент.

Зато капралу не пришлось терять эти драгоценные мгновения. Ее ремни легко отстегнулись перед самой посадкой, и, ловко использовав толчок приземления, она послала свое тело в воздух, одновременно переворачиваясь в полете.

Не ожидавший с ее стороны нападения, охранник все внимание сосредоточил на Северцеве и был оглушен резким, хорошо отработанным в частях земного спецназа ударом носка ботинка в висок.

Следующей жертвой этой летающей фурии стал пилот жуколета. Не прошло и минуты после посад-

как все было кончено. Они оказались вдвоем на спине жуколета, управлять которым не умел ни один них.

Северцев ожидал, что третьей жертвой будет он сам. За то время, пока Емец занималась сопровождавшими их фронтерами, он сумел освободиться от проклятых ремней и уже потянулся к висевшему на поясе игольнику.

Но капрал неторопливо обтерла окровавленный нож о край куртки убитого пилота и убрала его обратно в ножны. На ее ангельском личике не отразилось никаких эмоций. Словно это и в самом деле было фарфоровое личико Барби.

— Что дальше? — охрипшим голосом спросил Северцев, в свою очередь, отводя руку от кобуры пистолета. — Может быть, объяснишь наконец, что происходит?

— Ну, пока что мы, кажется, захватили этот жуколет.

— Зачем? Убив пилота, ты лишила нас возможности воспользоваться им!

— Это не совсем так… Жуколет управляется силой мысли, направленным ментальным воздействием.

— Вот именно. Об этом я и сам догадался. Может быть, ты обладаешь необходимыми ментальными способностями и пилотским навыком?

— Я нет. Но ты ими обладаешь. Ты хоть знаешь, почему из миллионов землян фронтеры остановили свой выбор на тебе?

— Мне объяснили, что это случайный выбор их компьютера!

— Как бы не так! Они выбрали тебя потому, что твой псипотенциал зашкаливает за сотню психронов, хотя ты сам об этом даже не догадываешься.

— И откуда ты все это знаешь?

— Это слишком длинная история. Сейчас для нее нет времени. Я попробую обучить тебя основным навыкам передачи мысленных команд жуколету, хотя настоящего психодела начинают обучать с младенчества, но несколько практических приемов, я думаю, ты сможешь усвоить.

— И куда ты с моей помощью собираешься лететь?

— Разумеется, не в столицу. Тут есть одно неплохое местечко. Целый подземный городок, хорошо защищенный от ночных нападений хорстов.

— Вот как? А как же быть с моей дипломатической миссией? — Олег, хоть и чувствовал растерянность от этих обрушившихся на него новостей, вполне владел собой и лишь подыгрывал Емец, явно не принимавшей его всерьез.

Гораздо удобней, когда противник недооценивает тебя, а он еще не решил, следует ли отнести капрала к категории потенциальных противников.

Олег остро нуждался в поддержке в этом чужом мире, и призрачная надежда сделать из Елены своего соратника еще не покинула его.

В конце концов, они родились на одной планете. И даже если она, как он догадывался, предала Федерацию и стала агентом злейших врагов их родины, всё еще можно было изменить, если ее завербовали с помощью угроз или подкупа.

— Можешь позабыть о своей миссии! — обратилась к нему Емец, впервые переходя от ментала к обычной звуковой речи. И в тоне, которым были сказаны эти слова, Олег не обнаружил для себя ничего хорошего.

— Там же идет война, Елена! Как я могу забыть о Том, что в наших колониях каждый день гибнут тысячи ни в чем не повинных людей? — Он произнес это как можно мягче и специально использовал ее земное имя. Но его надежды не оправдались.

— Хватит болтать! Подымай это чертово насекомое! Повторяй за мной! Просто переводи мои слова в мыслеформы и старайся делать это как можно четче!

— А если я не соглашусь? — вкрадчиво поинтересовался Олег.

— Тогда я покажу, что с тобой может сделать настоящий психодел, достигший третьей ступени!

— Если ты так искусна, почему бы тебе не взять управление жуколетом на себя?

— Потому что я не пилот!

И в следующую секунду на Олега обрушился ментальный удар такой силы, что он едва сдержал крик боли.

Мышцы свело в какие-то каменные сгустки; казалось, сейчас разорвутся сухожилия, затрещат кости, лопнет перегруженное сердце…

Но если бы Емец знала, к какому демону она прикоснулась, она бы ни за что не рискнула проделать свой ментальный эксперимент.

Она надеялась самым простым и понятным ей способом добиться безусловного подчинения «объекта», чтобы в дальнейшем без всяких помех использовать его в собственных целях.

Но внутри Северцева, отделенный от него глухой непробиваемой стеной обыкновенного человеческого сознания, много лет жил огненный демон… Он лишь изредка напоминал хозяину о своем существовании, и никто из окружающих людей, включая и самого Олега, даже не подозревал о силе упрятанного внутри него чудовища.

Сотня психронов? Как бы не так… На всей Земле не нашлось бы прибора, способного зафиксировать силу ментального излучения, рванувшегося наружу, навстречу чужому удару.

На мгновение капралу показалось, что в нее ударила шаровая молния. В глазах Елены вспыхнул ослепительный свет, а затем мир вокруг нее почернел и исчез.