Инспектор внеземных поселений Николай Крамер прибыл на планету Тантал, ставшую десять лет назад базой двести восемнадцатой земной колонии, обычным рейсовым транспортом.

Он всегда так делал, хотя имел право воспользоваться любым специальным кораблем своего управления.

Прибытие на планету инкогнито давало ему восхитительную возможность несколько дней вживаться в ритм жизни новой, незнакомой ему планеты и приступать к серьезной работе лишь тогда, когда он сам сочтет это нужным.

Далеко не все сотрудники управления внеземных поселений могли пользоваться подобной свободой, но отчеты Крамера всегда были настолько точны, а выводы настолько безупречны, что начальство предпочитало не вмешиваться в методы его работы.

В этот день, 12 декабря далекой трехтысячной эры, сойдя с трапа пассажирского трансперелетчика, он еще не знал, что судьба уготовила ему незавидную роль — стать первым летописцем начала странной войны…

* * *

В левом верхнем углу дисплея связи, стоявшего на столе стандартного блока жилого комплекса базы эвакуаторов, появился желтый мерцающий треугольник, означавший, что Олег Северцев кому-то понадобился.

Поскольку вызов шел по обычной диспетчерской линии, Олег не слишком торопился отвечать. Он не любил, если его прерывали в те редкие минуты, когда ему удавалось уединиться и полностью погрузиться в рукопись своего знаменитого деда. Но вызов — есть вызов, и, тяжело вздохнув, Олег переключил терминал на диспетчера.

— Вы просили напомнить, лейтенант. Ваш вылет через полчаса!

— Спасибо! — коротко ответил Олег. Эта рукопись всегда производила на него такое сильное впечатление, что, даже отключив дисплей от ее страниц, эвакуатор Олег Северцев все еще некоторое время пребывал в далеком мире прошлого…

* * *

Инспектор Крамер, никого не известивший о своем прибытии, отправился на рыбалку. Люди всегда стараются использовать те немногие блага, которые иногда предоставляют им служебные командировки. До тех пор пока подобная тенденция не выходила за определенные рамки, начальство предпочитало смотреть сквозь пальцы на подобные мелочи. В не затронутых промышленным рыболовством морях Тантала было полно рыбы. Клев начался сразу, едва инспектор забросил в прибрежную заводь свой спиннинг.

Утро на Тантале, разукрашенное восходом голубого солнца, было достойно кисти лучшего живописца Федерации, и, если бы Крамер умел писать пейзажи, он бы немедленно этим занялся. Но он не умел рисовать. Зато Крамер прекрасно знал, что на Тантале в это время года не бывает облаков. И появ ление в небе темных, размытых теней вызвало у него сначала недоумение, а затем тревогу.

Прежде чем он понял, что происходит, из самого большого облака, которое, разумеется, было совсем не облаком, вырвался огненный протуберанец и понесся к поверхности планеты. Он ударил по городу, расположившемуся на противоположном берегу залива, мгновенно превратив его в огненный ад.

В тот день увлечение рыбалкой спасло деду Олега жизнь и позволило ему впоследствии стать знаменитым военным летописцем.

«Интересно, какая судьба ждала бы его, если бы он родился на полстолетия раньше?» — подумал Олег, натягивая свой полетный комбинезон и выбрасывая из головы все посторонние мысли.

Олег работал эвакуатором уже третий год. Вначале он хотел поступить в школу военных космопилотов, но не прошел по конкурсу. Возможно, укажи он в анкете фамилию своего деда, которую поменял еще отец, не любивший отблеска чужой славы, результат был бы иным. Но подобные действия никак не укладывались в семейные традиции Крамеров. И, чтобы хоть немного приблизиться к своей мечте, Олегу пришлось поступить в школу эвакуаторов.

Кое-кому из служащих корпуса эвакуаторов удавалось лет через пять безупречной и опасной службы преодолеть непробиваемый конкурсный балл космической школы военных пилотов.

Человек десять эвакуаторов за выдающиеся заслуги и за проявленное мужество были удостоены особой чести — их приняли в школу космопилотов без конкурса.

«Возможно, в будущем и мне удастся попасть в число подобных счастливчиков, — подумал Олег, присоединяя легкий герметичный шлем к воротни ку своего комбинезона, — но сейчас лучше не забивать этим голову».

Необходимость в специальном корпусе эвакуаторов возникла с началом странной войны, длившейся, с небольшими равномерными перерывами, вот уже больше сорока лет, с того самого, первого нападения ширанцев, которое так красочно описал его дед.

Сотню лет назад, когда человеческая раса, не встречавшая до сих пор никакого сопротивления, создавала в казавшемся бесконечным космосе одну колонию за другой, никто и подумать не мог, что глубины вселенной таят в себе угрозу, противостоять которой человечество окажется не в состоянии.

Вооруженное могущественными достижениями механизированной цивилизации человечество распространило свое влияние на добрую сотню звездных скоплений и на тысячи колонизированных планет. Но, неожиданно столкнувшись с более сильным противником, не желавшим вступать ни в какие переговоры, вынуждено было отступать, теряя одну колонию за другой.

* * *

Однажды из неведомых глубин подпространства вынырнула флотилия кораблей, похожих на черные свечи, с развернутыми назад факелами дюз… Вряд ли кому-нибудь после его деда удастся описать в таких подробностях картину первого появления этих убийц над человеческим поселением на Тантале. Живых свидетелей тех далеких событий уже не осталось…

Неторопливо и планомерно черные корабли начали уничтожать мирную колонию землян, обрушив на головы безоружных поселенцев смертоносные удары своих кварковых излучателей. Погибли сотни тысяч колонистов, а их города и фермы были обращены в пепел.

Словно не удовлетворившись этим, черные корабли продолжали поливать уже мертвую планету сиреневым плазменным огнем, испаряя озера и реки, сжигая леса и оставляя за собой лишь безжизненную корку базальтовой лавы.

Затем эскадра исчезла так же внезапно, как появилась, и немногие уцелевшие на спутниковых станциях операторы так и не смогли ответить на вопрос, откуда пришли эти корабли.

Слой подпространства, укрывший их в своем чреве после завершения варварского набега, был неизвестен земной науке, и глаза земных межзвездных локаторов, легко преодолевавших расстояния в сотни тысяч световых лет обычного подпространства, оказались слепыми перед этой загадкой.

Ровно через два года, после того как его дед, один из сотни счастливчиков, успевших эвакуироваться с Тантала до окончательной гибели планеты, выложил в сеть свое первое описание нашествия ширанцев, атака повторилась.

Сомнительная честь окрестить варваров, напавших на Тантал, ширанцами принадлежала его деду, и Олег до сих пор не понимал, почему тому пришло в голову придумать для них такое странное имя. Но поскольку за все последующие годы войны никому так и не удалось связаться с ширанцами, чтобы выяснить настоящее название расы этих космических убийц, — имя, впервые использованное его дедом в своей летописи, постепенно перекочевало во все учебники.

На этот раз целью черных кораблей оказалась колония на лямбде той же звезды, вокруг которой Вращалась сожженная ими колония Тантала. А вслед за этим, через равные промежутки времени, были полностью уничтожены еще десять земных колоний…

В конце концов отделу стратегических разработок военного ведомства удалось рассчитать некую закономерность, позволявшую определить время и место очередной атаки ширанцев, логика действий которых так и осталась непонятной земным психологам. К расчетному времени «X» весь космический флот Федерации выстроился в боевые порядки, прикрыв своим могучим шитом колонию на Альфе Бетельгейзе.

Адмиралы флота были уверены в том, что, если расчеты теоретиков оправдаются, враг получит урок, который надолго отучит его приближаться к границам Федерации.

Но произошло нечто еще более странное, чем необъяснимое поведение неприятеля, совершенно бессмысленно уничтожавшего редкие в космосе пригодные для жизни планеты.

Черные корабли появились в точно рассчитанное время и именно в том месте, где убийц и поджидали земные эскадры. Не удостоив их вниманием, корабли ширанцев направились к планете и начали поливать ее огнем своих излучателей. Сразу же выяснилось, что огонь земных кораблей неспособен причинить неприятелю, находившемуся в ином слое пространства, ни малейшего вреда.

Завершив полное разрушение планеты, ширанцы исчезли так же бесследно, как появились, не ответив ни на один выстрел земных кораблей, продолжавших барражировать над теперь уже безжизненной планетой и не имевших ни малейшей возможности преследовать неприятеля, бесследно растворившегося в недоступном для землян слое подпространства.

Два года спустя был принят закон федерального парламента о принудительной эвакуации земных колоний, которые, по расчетам теоретиков, а в точности этих расчетов теперь уже никто не сомневался, должны были подвергнуться нападению в ближайшее время.

Эвакуаторам удалось спасти почти все население двух земных колоний, атакованных ширанцами вслед за Альфой.

На первый взгляд казалось, что достаточно предупредить людей о надвигавшейся опасности, и они бросятся в пункты эвакуации, чтобы спасти собственную жизнь. Однако в действительности все выглядело далеко не так, как предполагали правительственные чиновники.

Многие так и поступали, услышав сообщение о предстоящем нападении: поселенцы собирали свой багаж, строго ограниченный в весе, и покидали обжитые места. Многие, но далеко не все.

Как только объявлялась эвакуация очередной колонии, обреченной ширанцами на уничтожение, вспыхивали многочисленные конфликты колонистов со службами спасателей. Люди не желали покидать свои дома. Несмотря на очевидные факты, на ежедневно прогонявшиеся через информационную сеть ролики страшных разрушений, которым подвергались уничтоженные ширанцами планеты, жители очередной предназначенной на заклание колонии считали, что к ним все эти ужасы не имеют никакого отношения. Они оказывали эвакуаторам, пытавшимся спасти их жизни, отчаянное, порой даже вооруженное сопротивление.

Пришлось срочно реорганизовывать только что данную службу спасателей, которая теперь была вынуждена воевать с собственными гражданами.

Там, где ни просьбы, ни убеждения не действовали, приходилось применять силу.

Олегу повезло в том, что он не попал в отряд силовой зачистки, взваливший на свои плечи весь ужас и боль людей, которых силой выгоняли из собственных домов в неизвестность и которые во всем винили правительство, не сумевшее их защитить. В глубине души Олег считал, что в этом обвинении было немало правды. Вместо теоретических расчетов следующего места атаки ученым следовало сосредоточить все свои усилия на изучении законов пространства, позволявших их врагам безнаказанно уходить от возмездия. Но исследования в этой области науки так и не продвинулись ни на шаг за все время странной и страшной войны.

На долю Олега выпало контрольное патрулирование уже освобожденной от колонистов местности. Он должен был отыскивать тех, кому удалось ускользнуть от полицейских локаторов групп основной зачистки. В его задачу входила последняя проверка обреченного колониального города, который, как правило, был единственным на планете, поскольку первые атаки ширанцев в самом начале войны приходились на самые дальние, лишь недавно освоенные поселения землян.

Вот и в этот раз ему предстояло провести последнюю проверку на Глории, колонии землян, находившейся от его базы на расстоянии десяти светолет. Создать базу эвакуаторов так далеко от зоны непосредственных боевых действий стало возможным благодаря практически мгновенному перемещению земных кораблей в обычных слоях подпространства.

Олег собрался было выйти из жилого отсека и направиться к своему кораблю, когда зазвучал тревожный зуммер над диспетчерским дисплеем. Он, как и большинство пилотов базы, терпеть не мог этот прибор, от которого не стоило ждать ничего хорошего. Вот и сейчас бегущие по экрану строчки сообщения предупреждали его о том, что атака ширанцев на планету, над которой назначено его патрулирование, началась на час раньше расчетного времени. И это означало, что ему вновь придется пробираться сквозь огненную завесу горящей планеты, рискуя собственной жизнью и кораблем.

Тяжело вздохнув, Олег снял с полки плюшевую Чебурашку, талисман удачи, доставшийся ему в наследство от деда, верившего в ее чудодейственные свойства. Следуя его завету, Олег всегда брал ее с собой на самые опасные задания.

* * *

Закончив патрульный облет планеты, который, вопреки его ожиданиям, не принес никаких неприятных сюрпризов, Олег совсем было собрался набрать высоту и развернуть свой небольшой кораблик в сторону базы, когда взвыл зуммер биоиндикатора, луч которого нащупал внизу что-то живое. Это могла быть кошка, собака или всего лишь крыса — с такой высоты прибор не в состоянии был определить массу объекта. Но, прежде чем уходить, Олег обязан был убедиться в том, что это не человек.

Бывали случаи, когда после всех прочесываний, предупреждений и облав, принудительной эвакуации на гибнущей планете оставались какие-то безумцы. Собственно, для их обнаружения и принудительной транспортировки с гибнувшей планеты и была создана служба эвакуаторов.

Каждый такой случай считался событием почти Чрезвычайным, свидетельствующим о плохой работе Массовых эвакуационных служб.

Иногда на обреченной планете бывали и встречи совершенно иного рода. В самый последний момент сюда приземлялись корабли так называемых независимых собирателей. Многие колонии обзавелись подобными службами сразу же после начала войны. Эвакуаторы называли этих деятелей мародерами. Но это название так же плохо отражало занятия залетных гостей, как и первое. «Собиратели» занимались сбором наиболее ценных вещей и материалов, оставшихся на планете после эвакуации населения. У Федерации едва хватало кораблей и времени для того, чтобы закончить вывоз жителей до начала очередного нападения. О транспортировке грузов не могло быть и речи. А поскольку все оставшиеся на планете ценности неизбежно уничтожались уже через несколько часов после окончания эвакуации населения, правительство Федерации смотрело сквозь пальцы на деятельность этих незаконных формирований, старавшихся выхватить, что называется, из- под огня все наиболее ценное из брошенных на гибнущей планете вещей.

Иногда отдельным счастливчикам удавалось даже разбогатеть на этом поприще, но гораздо чаще, ослепленные собственной алчностью, они погибали, не сумев правильно рассчитать время и вовремя вывести свои корабли из-под удара ширанцев.

«Собиратели» никогда не действовали в одиночку и к тому же соблюдали негласные правила, установленные федеральными патрулями, обязывавшие их заблаговременно сообщать о предстоящем визите. Однако на этот раз подобных сообщений не поступало.

Чтобы лишний раз убедиться в этом, Олег вновь вывел на экран блок последних переговоров с базой. Сообщений о визите «собирателей» в нем не было. И никаких чужих кораблей, кроме черных свечей ширанцев, находившихся с самого начала атаки в ином измерении пространства, в ближайшем районе космоса не наблюдалось.

У Олега оставалось всего несколько минут для принятия правильного решения. Собственно, выбор у него был небольшой — приземлиться и попытаться обнаружить неизвестный объект, замеченный его локатором за несколько минут до того, как на город обрушится огненный смерч, или же улететь.

В сложившейся ситуации инструкция обязывала его немедленно уходить из опасной зоны, а те, кто нарушал инструкцию, недолго оставались в составе эвакуационного корпуса. Да только Олег знал, что потом никогда не сможет простить себе этого поступка и навсегда останется сомнение, не трусость ли заставила его бежать? В его возрасте вопрос о том, на что он в действительности способен, оставался достаточно актуальным…

В любом случае следовало попытаться известить о своих намерениях диспетчера базы, хотя помехи, возникавшие в стратосфере планеты после удара кварковых излучателей ширанцев, как правило, исключали возможность любой связи с базой, он обязан был в этом убедиться. Но, разумеется, сколько ни вертел Олег верньер настройки рации космической связи, кроме рева помех, он ничего не услышал.

Был еще один момент, удерживавший его от решительного броска машины вниз, к улицам обреченного города…

Как только он приземлится, близстоящие здания закроют от него объект, и сканер сможет показывать лишь общее направление к местонахождению цели. Координаты, которые в данную минуту высвечивались на его дисплее, исчезнут, и он не сможет найти объект, постоянно менявший направление своего движения. Объект на экране перемещался слишком уж быстро для обычного человека, если только тот не пытался уйти от преследования, спасая свою жизнь…

Возможно, именно это соображение заставило наконец Олега принять решение. Он повернулся к плюшевой Чебурашке, раскачивавшейся над дисплеем главного компьютера, заглянул в ее неподвижные стеклянные глаза и спросил чуть дрогнувшим голосом:

— Ну что, будем садиться?

И ему показалось, что игрушка утвердительно кивнула в ответ. Он знал, что с вещами, побывавшими в глубоком космосе, могут твориться странные вещи, но не до такой же степени… Впрочем, это могло быть всего лишь следствием удара очередного турбулентного потока, идущего от горевшей поверхности планеты. Однако последние сомнения Олега после этого кивка исчезли, и его рука решительно нажала на тумблер посадочного автопилота.

С этой минуты с машиной начало твориться нечто странное. Не обращая больше никакого внимания на его команды, она резко нырнула вниз, теряя высоту. Перегрузка вдавила Олега в кресло с такой силой, что он с трудом вдохнул загустевший воздух.

Первой мыслью было, что машина вышла из-под контроля из-за какой-то поломки, но приборы на панели свидетельствовали о том, что с машиной все в порядке. Автопилот, через несколько мгновений отвесного пикирования, полностью вернул ему управление.

Уходить вверх теперь уже не имело смысла. Его корабль находился над самым центром города, в том месте, где пятнышко, обозначавшее неизвестный живой объект, оказалось почти в центре перекрестия посадочного сканера.

«Что все-таки случилось с машиной?» — напряженно думал Олег. Любой пилот знает, как опасна машина, способная выкидывать неожиданные фортели, особенно во время посадки. Но рассуждать об этом сейчас было бессмысленно. Техники на базе разберутся в том, что произошло. Ему же оставалось лишь завершить посадку.

В последний момент Олегу удалось максимально приблизить машину к прыгающей, как мячик, точке на дисплее. Перекрестие центра дисплея, высвечивавшее точку посадки, на миг даже совместилось с объектом, но затем пилоту пришлось отвернуть немного в сторону, чтобы найти подходящую свободную площадку.

Казалось, неподвижно замершие улицы обреченного города рванулись ему навстречу, словно хотели покончить с дерзким пришельцем, решившим нарушить их предсмертный покой…