Они шли к северу уже целый день, оставив жуколет далеко позади. Медленное солнце Фронты второй раз с того момента, как Олег и Елена покинули Королевство Голубого Цветка, начинало медленно клониться к закату, словно устав за этот бесконечный, двадцатичасовой день.

Они шли, не останавливаясь, позволив себе лишь один небольшой привал, торопясь полностью использовать дневное время.

Лес постепенно терял свою схожесть с земным Ухоженным парком и, по мере того как ослабевало Облагораживающее ментальное излучение, исходившее от королевства Голубого Цветка, становился все более диким.

Появились глубокие овраги и коварные карстовые проемы, прикрытые густой травой. Деревья местами смыкались в непроходимые заросли, и приходилось идти в обход. Всевозможные препятствия не позволяли двигаться по прямой, почти вдвое удлиняя их путь.

Но это всё были цветочки. Ягодки, как пообещал Коул, начнутся ближе к вечеру, когда все дневные хищники выйдут на свою последнюю охоту, перед тем как попрятаться на ночь и предоставить лес во владение хорстам.

Олег все время старался держаться ближе к Коулу, как губка впитывая исходившую от него информацию и задавая бесконечные вопросы, на которые тот довольно охотно отвечал.

— Как вашим врагам удалось вырастить такие гигантские цветы? Эти растения не могут быть природным образованием!

Олег спрашивал, не задумываясь над сложным построением фраз, давно перестав удивляться образованности собеседника.

Коул объяснил свои знания тем, что для неполноценных детей в каждом Голубом Цветке были организованы специальные школы, в которых педагоги, хорошо владевшие устной речью, пытались пробудить в них скрытые ментальные способности. Однако чаще всего их усилия оказывались напрасными. Коулу попался очень хороший учитель, предоставивший ему возможность пользоваться переводами обширнейшей ментальной библиотеки Голубого Цветка и не жалевший своего времени для создания таких переводов…

Не очень-то в это верилось. Слишком сложное и малоправдоподобное, с точки зрения Олега, объяснение. Он подозревал, что Коул почерпнул свои знания из какого-то другого, более серьезного источника, о котором, по непонятной для Олега причине, не желал ничего говорить.

По его словам, те, кого впоследствии изгоняли из королевства за полную ментальную глухоту, уносили с собой порядочный запас знаний. Но это не могло объяснить глубокие познания Коула в области здешней природы, астрономии и даже конструкций космических кораблей.

В конце концов Олег начал подозревать, что Коул тщательно скрывает от окружающих свое настоящее прошлое. Этот человек с каждым часом, проведенным в его обществе, становился для Олега все большей загадкой. Вот и его ответ на вопрос о гигантских цветках поразил Олега глубоким знанием ботаники и биологии.

Коул начал свой рассказ об истории появления гигантских цветов на Фронте с легкой усмешкой, словно почувствовав недоверие Олега.

— Конечно, в природе не могло образоваться такое растение просто потому, что в эволюционной борьбе у него не было бы ни малейшего шанса на выживание. Только в специально созданной среде, питаясь мозговыми излучениями симбиозных паразитов, это гигантское растение может существовать и развиваться, постепенно совершенствуясь, причем вовсе необязательно в том направлении, которое предусматривалось первоначальными установками его хозяев.

Первый такой цветок растили много десятилетий. Лучшие менталисты планеты принимали участие в этом проекте, не подозревая, что чудовище, которое они в конце концов создали, поработит их.

— Поработит? Ты считаешь, что цветочники находятся в рабстве? Я этого почему-то не заметил!

— А разве нет? Им не приходится добывать себе пищу или производить необходимые в хозяйстве Предметы. Все, что им потребуется, немедленно выращивает для них цветок, отучая их от любой полез-

деятельности, да к тому же незаметно и последовательно высасывая за это часть их мозга… Но они стараются не замечать происходящее и выдумывают различные теории, оправдывающие их паразитический образ жизни. Они не в состоянии больше чем на пару дней покинуть свою цветочную тюрьму, а в случае какой-то болезни или гибели цветка все поселение обречено на уничтожение… Неужели это не похоже на рабство?

— Разве они не могут переселиться в соседний цветок?

— Он их не примет и не станет приспосабливаться к чужим для него мозговым излучениям. Ему гораздо проще отвергнуть незваных гостей, что он и делает каждый раз, когда подобное происходит.

Неожиданно Олег резко остановился, устремившись своим ментальным слухом к стоящему на холме высокому дереву.

— Мне кажется, оттуда за нами кто-то наблюдает!

— Человек или животное?

— Не могу понять… Его ментальное излучение смазано, оно чем-то похоже на излучение хорстов, но не такое четкое. Скорее, это животное.

— Дело плохо. Нам надо немедленно выбираться из оврага на открытую местность. Нападение может произойти каждую минуту, а на дне оврага мы совершенно беспомощны!

Они начали быстрый подъем по наиболее пологому склону, но все же не успели выбраться из природной ловушки, в которую так неосмотрительно забрели. Увлеченные беседой, они забыли, что остальные члены их группы даже не пытаются определять маршрут, полностью положившись в этом на Коула и слепо следуя за ними.

Огромная черная тень сорвалась с дерева, которое привлекло внимание Олега, и стремительно по неслась к ним. Не было слышно обычного для большой птицы хлопанья крыльев и боевого клекота, так свойственного земным летающим хищникам. Через мгновение Олег понял, что это вообще не птица…

Что-то неопределенное, размытое, скорее тень, чем существо, распластало над ними свои черные крылья, мгновенно закрывшие от них солнце. Это существо, если только это было существо, походило на небольшую грозовую тучу.

— Всем лечь на землю и не двигаться! — крикнул Коул. Его команда немедленно была выполнена. Лишь Олег подчинился ему не до конца. Он тоже упал на землю, но сразу же выхватил свой игольник и попытался поймать смутную тень напавшего на них монстра в перекрестие прицела. — Не стреляй. Твое оружие не причинит лагринду вреда. Его тело слишком разрежено для летящих со скоростью пули разрывных игл твоего пистолета. Они пройдут сквозь него, не взорвавшись. Лучше побереги заряды, они нам еще пригодятся.

Произнеся это предупреждение, Коул натянул тетиву лука, и его стрела со свистом рванулась к небу, через секунду бесследно исчезнув в туманном теле лагринда. Одновременно с ним выстрелил и Роменд, давно обменявший свой меч на лук, с которым обращался очень умело.

Оба лучника сразу же после выстрела перекатились в сторону, а в то место, где они только что лежали, ударили две ветвистые молнии мощного электрического разряда.

Олег заметил, что стрелы, выпущенные лучниками в это странное подобие тучи, не спешили возвращаться на землю. Очевидно, для медленно летевших стрел, снабженных ядовитыми наконечниками, тело лагринда представляло достаточно вязкую среду чтобы они могли в нем застрять.

Тетивы луков почти одновременно звякнули вторично. Промахнуться по такой огромной цели было невозможно. И на этот раз попадание явно не понравилось лагринду. Он вильнул в сторону, а затем, издав долгий звук, похожий на завывание бури, бесследно растаял в воздухе. Лишь отдельные клочки темного тумана, которые ветер не спеша уносил прочь, напоминали о недавнем нападении.

— Что это было? — хрипло спросил Олег. Он все еще не мог справиться с собственной растерянностью, вызванной необычной и совершенно непонятной ему природой напавшего на них существа, и корил себя за это.

— Мы зовем его лагриндом или облачным монстром. Он появляется только накануне сильной бури и заряжается атмосферным электричеством. Каким-то образом оно поддерживает его короткую жизнь, — ответил Коул, проверяя в своем колчане остаток стрел, которых там было не так уж много.

— А что ему понадобилось от нас?

— Он нападает на всё, что движется. Видимо, просто потому, что такова его природа. Но у нас нет времени на долгие разговоры. Солнце почти село, к тому же, раз появился лагринд, скоро начнется буря. Они здесь налетают внезапно, и ветер при этом почти всегда достигает ураганной силы.

Мы должны как можно быстрее отыскать укрытие. Здесь недалеко есть карстовая пещера. Небольшая и не слишком уютная. Я рассчитывал засветло добраться до нашего охотничьего схрона, но теперь это не получится, и придется провести ночь в не слишком комфортных условиях. Нам не привыкать, но вот ваша женщина…

— О ней можешь не беспокоиться, Емец выдержит любую бурю! — успокоил Коула Олег, с саркастической усмешкой глядя на Елену, которая с момента своего поединка с Ингрудом хранила упорное молчание. Вот и сейчас она не удостоила их даже взглядом, всем своим видом показывая, что его замечание не имеет к ней ни малейшего отношения.

После короткого стремительного перехода они остановились перед отверстием, расположенным на высоте человеческого роста на пологом склоне холма.

— Это здесь.

— Но мне кажется, у этой норы уже есть хозяин! — возразил Олег, указывая на следы небольших лап, отчетливо запечатлевшихся на песке.

— Если здесь и живет какой-то зверь, то он не опасен. Наши охотники недавно обследовали эту пещеру и ничего угрожающего здесь не обнаружили. Так что не теряйте времени, буря скоро начнется.

Им едва удалось поместиться в небольшом пространстве пещеры. Пришлось даже лечь на пол, так как низкий потолок не позволял выпрямиться, а узкие стены заставляли их тесно прижиматься друг к другу. Олег подумал, что двое охотников, случайно Или нет оказавшихся рядом с Еленой, не слишком огорчены этим обстоятельством.

Вскоре все мелкие неудобства показались им не стоящими внимания, потому что снаружи заревел Ураган. Небо мгновенно заволокло тучами, и вскоре хлынул чудовищный ливень. На склон, где располагался вход в пещеру, обрушился целый водопад. вода не успевала скатываться по склону и вскоре начала Подтекать в пещеру.

— Мне здесь не нравится! — заявила Емец и начала решительно пробиваться к выходу, ползком Преодолевая загораживавшие ей путь тела мужчин.

— Останови свою женщину, иначе она погибнет, — предупредил Олега Коул. — Во время здешних бурь возникают гигантские молнии, поражающие все живое на больших площадях.

— Остановитесь, капрал! — командным голосом приказал Олег, не слишком, впрочем, рассчитывая на успех.

— Хорошо, командир! Только вам придется лечь на мое место, потому что там, подо мной, лежит какая-то живая здоровенная крыса.

— Здесь не водится крыс! — возразил Коул.

— Значит, это не крыса. Но там определенно кто-то есть!

Олегу пришлось зажечь фонарик, пожертвовав несколькими амперминутами бесценной здесь батареи.

На том месте, где только что лежала Емец, действительно сидел какой-то пушистый зверь, размером с небольшую собаку. Он выглядел довольно безобидно и сейчас, подслеповато моргая от яркого света, походил на большую белку.

— Вполне симпатичный зверь! — заявил Олег. — Мы заняли его логово, и нечего привередничать. Хозяин останется пережидать здесь бурю вместе с нами.

Словно поняв смысл его слов, зверь часто-часто закивал и, попятившись, забился в угол пещеры, стараясь стать как можно незаметнее.

— Все равно он похож на крысу! И он меня трогал своими лапами!

— Боюсь, это были не его лапы, — мрачно возразил Олег, вызвав своим замечанием взрыв хохота-

— Его нужно немедленно выгнать! — Елена продолжила нападки на несчастного зверя. — Неизвестно, как он поведет себя ночью. Он может начать кусаться.

— Он не будет кусаться. И вообще я не позволю выгонять зверя на верную гибель! — Олега прервал чудовищный раскат грома. — Слышите, что творится снаружи? Это его пещера, а мы здесь просто незваные гости!

В конце концов Олегу удалось отмести все возражения Елены и, воспользовавшись своим, официально пока не подтвержденным правом старшего в группе, он настоял на том, чтобы зверя оставили в покое. Правда, за это ему пришлось пожертвовать своим уютным, сухим местечком в углу пещеры и переместиться туда, где только что лежала Елена.

Здесь стоял не слишком неприятный слабый мускусный запах зверька. А песок на полу оказался изрядно подмоченным проникавшей снаружи водой. Пол в этом месте, как нарочно, понижался, и вся вода, которой удавалось попасть в пещеру, стекала теперь под Олегово ложе. Вскоре ему пришлось встать и ползком заняться устройством более высокого ложа из заплечных мешков с провизией и свободным снаряжением.

Хозяин пещеры отнесся к его действиям с явным одобрением, поскольку сразу же взобрался на высокую лежанку, оставив Олегу лишь узкую полоску пространства между холодной стеной и своим теплым тельцем. Казалось, его совершенно не беспокоило столь близкое соседство человека.

— Посмотри, какие у него зубы! Немедленно выгони этого зверя! От него воняет, и он нас всех искусает ночью, когда мы заснем! — вновь начала свои Нападки Емец.

Но Олег остался непреклонен и не дал в обиду хозяина приютившего их жилища. Возможно, именно Поэтому ночь прошла спокойно.

К сожалению, утро здесь наступало слишком поздно, и после восьми часов полноценного сна они проснулись в кромешном мраке. Оба спутника Фронты давно скрылись за горизонтом, а до восхода солнца оставалось еще не меньше десяти часов.

Двигаться во тьме, в мире, принадлежавшем хорстам, было бы безумием, и всё, что им теперь оставалось — это терпеливо ждать рассвета.