Рукопожатие Пирсова оказалось именно таким, каким его и ожидал Северцев. Коротким и сильным. Манера рукопожатия, само прикосновение к руке незнакомого человека может многое рассказать о нем даже тому, кто не обладает ментальными способностями.

Но к Олегу ментальные способности постепенно возвращались, и он узнал о Пирсове вполне достаточно, чтобы ему доверять.

— Я прочитал конспект вашего выступления на Совете безопасности, на который меня забыли пригласить, — произнес Пирсов, пристально разглядывая Северцева. Было заметно, что встреча с послом произвела на него благоприятное впечатление. — Мне показалось, что в ваших предложениях присутствует реальная возможность прекратить кровопролитную войну с ширанцами одним ударом. В том случае, разумеется, если ваши фронтеры не подведут нас с установкой переходника в ширанские слои пространства.

— Они не подведут, — заверил Северцев, испытывая странное чувство, что встреча с этим человеком может оказать самое непосредственное влияние не только на ход войны с ширанцами, но и на его собственную судьбу. Он понимал, что Кронов не стал бы организовывать их встречу в обстановке такой секретности, если бы от них не требовалось принятия решения чрезвычайной важности, и к тому же настолько срочного, что оно не могло подождать даже до утра.

— Что-то случилось? — спросил он Пирсова, жестом приглашая его сесть, словно был хозяином этой железной комнаты, заполненной незнакомой ему электроникой.

— Случилось. Этот ублюдок Ширамов приказал мне вывести «Ураган» из орбитального дока. Через два часа он должен стартовать.

— Куда именно?

— Об этом мне не сообщили. В приказе сказано, что координаты конечной точки маршрута мне вышлют дополнительно, уже в процессе разгона. Но поспешность старта однозначно свидетельствует о том, что Ширамов собирается увести корабль подальше от Земли, до того как президентом будет принято окончательное решение о его дальнейшей судьбе.

— И это означает, что Ширамов решился наконец на открытое выступление против президента. Он давно готовился к перевороту, наши службы об этом знали, но президент любой ценой хотел избежать кровопролития, и вот мы дождались… — подвел итог этому безрадостному сообщению Кронов.

— И что же вы собираетесь делать? — чуть отстраненно поинтересовался Северцев, все еще не считавший себя обязанным участвовать во властных политических играх родной планеты.

— Это целиком зависит от вас! — произнес Кронов, нахмурившись и не отводя взгляда от глаз Северцева, словно хотел внушить ему мысль, которую не собирался озвучивать. И в какой-то момент напряжение достигло такой степени, что эта мысль пробилась сквозь ментальную глухоту Северцева и прозвучала у него в голове:

«Вы должны захватить крейсер, господин посол!

Сами того не желая, вы задействовали невидимый рычаг событий, и теперь только от вас зависит, к чему это приведет! Вы просто обязаны довести дело до конца!»

— Вы хотите, чтобы мы, вместе с господином Пирсовым, увели «Ураган» к фронтерам?

— Вам придется сделать это немедленно, до того как станет известно о подписании президентом приказа о передаче «Урагана» в распоряжение Ширамова.

— Вы думаете, он его подпишет?

— Он его уже подписал. «Под давлением обстоятельств, желая избежать кровопролития…»

— И это означает, что во время старта нас будут поджидать крупные неприятности, — отметил Северцев.

— Не только во время старта. Мое неожиданное появление в вашем номере не могло остаться незамеченным. Как только вы покинете это помещение, я не смогу поручиться за вашу личную безопасность.

— Спасибо за откровенность! А что касается безопасности, я к ней не слишком-то привык. Зато иногда авантюрные поступки приносят неожиданные плоды. Однажды подобный поступок сделал меня послом, и кто знает, кем я вернусь из этой экспедиции, разумеется, если сумею из нее вернуться.

— Вы уж постарайтесь. Судьба всей Федерации зависит от успешного завершения вашего похода на базу ширанцев, хотя, собственно, никакой Федерации больше нет.

Совсем недавно в нее входило больше двухсот независимых колоний, теперь все они уничтожены! — с горечью отметил Кронов. — Но если вы прекратите войну хотя бы на время, мы быстро восстановим утраченные позиции. Нам нужно всего пару лет для того, чтобы построить новые корабли класса «Урагана»!

— И оснастить их фронтерскими «пробивателями пространства». Сейчас такое устройство существует в единственном экземпляре, но как только ученые фронтеры разберутся в строении Сансорина…

— Я знал, что мне не придется слишком долго объяснять вам сложившуюся ситуацию. Остается лишь пожелать вам удачи.

— Для этого нам сначала нужно покинуть пределы отеля, и сдается мне, что его охрана не подчиняется вашей конторе.

— Вы правы, — пожал плечами Кронов. — Мое влияние не так уж велико. Ширамов чувствует угрозу с моей стороны и заблаговременно принимает меры предосторожности.

Но у этой комнаты есть черный ход для прислуги, о котором она, разумеется, не знает. Тропинка, ведущая через задний двор, выходит в парк. Постарайтесь, чтобы вас не заметила охрана с улицы. А я задержу внутреннюю, насколько сумею.

Он протянул Олегу руку на прощанье, и по тому, насколько была напряжена ладонь Кронова, Северцев понял, как нелегко далось ему только что принятое решение.

— Может быть, полетите с нами? После того, что вы сейчас сделали, ваше положение в столице становится весьма опасным.

— Кто же тогда будет разгребать здешнюю навозную кучу? Президент практически отстранился от дел, все висит на мне. Если вам удастся увести отсюда «Ураган», это остановит на какое-то время Ширамова и стоящего за ним Горзина. Крейсер — их главный козырь в затеянной схватке за власть. Если он зависнет над столицей во время начала мятежа, сопротивление верных президенту частей быстро будет сломлено.

После того как Олег вместе с контр-адмиралом благополучно миновали парк отеля и смешались с густой толпой прохожих у остановки городского транспорта, Северцев спросил, стараясь, чтобы его вопрос прозвучал как можно более нейтрально, не выдавая волнения, которое он испытывал. Все их дальнейшие действия зависели сейчас от этого ответа.

— У вас, как я понимаю, должен быть челнок, доставивший вас с орбиты?

— Ну, на капитанском катере я не мог бы сохранить секретность предстоящей встречи. Пришлось воспользоваться старым контрабандистским ботом, случайно оказавшимся в доке.

— С вами был пилот?

— Нет. В подобных случаях я сам предпочитаю управлять ботом. А почему вы спрашиваете?

— Потому что, если бы с вами был пилот, ваш бот мог бы и не оказаться на месте посадки.

— Вы не слишком доверяете людям, а, господин Северцев?

— Жизнь научила меня осторожности. И давайте перейдем на более дружеский тон общения, случайно сорвавшаяся в неподходящем месте фраза, что- нибудь вроде «господин контр-адмирал» или «господин посол», может нам дорого стоить.

— Вы правы. Меня зовут Юрий Викторович, а ваше имя я узнал из официального личного дела. Моя должность позволяет мне знакомиться с любыми архивами, Олег Сергеевич.

— Я и не сомневался, что вы изучили все доступные материалы, прежде чем решиться на эту авантюру.

— Вы считаете предстоящую нам экспедицию авантюрой?

— В какой-то степени. Все связанное с большим риском обычно называют авантюрой. И уж, тем более, я не знаю, каким еще словом можно назвать попытку захватить самый мощный корабль Федерации.

Внимательно осмотревшись вокруг и не заметив ничего подозрительного. Пирсов решил:

— Я вызову таксокар. Так будет быстрее.

— Таксокар легко проследить по диспетчерскому пульту.

— Вы думаете, они и так не знают, куда мы направляемся? Сейчас все решает время. У того, кто первым попадет на корабль, появится огромное преимущество. Офицер, которого пришлет Ширамов, наверняка будет располагать письменным приказом о передаче корабля под его начало.

— Вы сомневаетесь в своем старшем помощнике?

— До начала смуты я бы этого не сказал, но сейчас трудно угадать, что творится в головах людей. Все боятся за своих близких и опасаются за собственную жизнь. Каждый старается найти себе если не убежище, то хотя бы надежную опору. А людям, не знающим Ширамова, он наверняка кажется надежной опорой.

Северцеву пришлось согласиться с предложением контр-адмирала воспользоваться таксокаром, хотя ему и не слишком нравилась эта идея. Даже если они рассчитаются наличными, что само по себе уже должно вызвать удивление, поскольку сейчас все предпочитали расплачиваться кредитными картами. диспетчеру не составит труда выяснить, что за странные пассажиры заказали таксокар у Гранд-отеля, в котором могли останавливаться лишь очень известные личности, всегда привлекавшие к себе внимание специальных служб. Ну, а если таксокар полетит к космопорту, это сразу же вызовет повышенный интерес к нему всех наземных и воздушных полицейских служб…

Словно угадав его мысли. Пирсов сказал:

— Нам не придется лететь в космопорт. Я посадил свой бот на общественной стоянке в районе центральной городской площади. Это одно из преимуществ маленькой машины. Капитанский кар не смог бы там сесть.

— Вы предусмотрительны, Юрий Викторович, и мне почему-то кажется, что вы пришли на нашу встречу с уже готовым решением, заранее будучи уверены в моем согласии. Не зря же вы перелопачивали старые архивы, отыскивая мой послужной список, — с легкой усмешкой заметил Северцев.

— Вы правы. Любой флотский командир моего ранга обязан уметь предвидеть развитие событий хотя бы на несколько ходов вперед и всегда должен иметь в резерве запасной план действий, если основной не сработает.

— И какой же у нас запасной план?

— Этого я вам не скажу. Запасной план всегда хуже главного, а я пока не вижу причины от него отказываться. И не хочу выглядеть в ваших глазах еще большим авантюристом. — Сказав это, Пирсов достал свой мобильный информатор и сделал заказ таксокара. Ждать пришлось недолго, буквально через минуту на небольшую площадку, расположенную прямо над проезжей частью, опустился таксокар, разукрашенный шахматными клеточками.

«Старые традиции умирают последними», — по думал Северцев. В кабине не оказалось пилота — кар управлялся автоматом.

«Хоть в этом нам повезло», — подумал Олег, стараясь отыскать на площадке возможных преследователей. Но старт прошел благополучно, и минут через пятнадцать машина уже плавно шла на посадку на плоскую крышу Звездной Башни.

Здесь была оборудована самая большая в столице площадка для стоянки частных каров, плотно забитая машинами различных марок. Но даже в этой толчее можно было сразу же заметить удлиненный корпус контр-адмиральского бота, который благодаря своим увеличенным бакам для горючего и двигателям, способным вывести его в космос, заметно отличался от своих собратьев.

— Вам не кажется, что оставлять машину здесь, в самом центре, где на нее мог обратить внимание любой полицейский, не слишком удачное решение?

— У нее номера главного управления внешней разведки. Вряд ли какой-нибудь полицейский захочет связываться с этим ведомством без специального указания. А получить подобное указание они наверняка еще не успели. Слишком мало прошло времени. Зато эта стоянка позволит нам сэкономить почти полчаса сейчас, когда дорога каждая минута.

Излишняя самоуверенность контр-адмирала могла оказаться опасной. Этот человек привык не обращать внимания на такие пустяки, как полицейские кары, кружившие над стоянкой. В его статусе капитана самого мощного федерального крейсера это было оправдано, но в их теперешнем положении могло обернуться серьезными неприятностями.

И опасения Северцева вскоре подтвердились. Стоянка машин была так плотно забита, что свободным оставался лишь крохотный пятачок в самом углу, специально предназначенный для таксокаров.

Расплатившись с автоматом наличными, они вызвали его явное недовольство, выразившееся в том, что автомат долго не соглашался принять предложенную Пирсовым купюру, а после того, как всё-таки сделал это, отказался выдать сдачу.

Выругавшись непереводимым морским словечком, Пирсов выпрыгнул из кабины и, лавируя между узкими проходами в лабиринте машин, двинулся к своему боту, не дав себе труда убедиться в том, следует ли за ним Олег.

В узком проходе путь им неожиданно преградила какая-то странная личность в лохмотьях, больше походившая на переодетого агента, чем на нищего. Уж больно новенькими выглядели эти лохмотья. Создавалось впечатление, что личность совсем недавно изрядно поработала над своей еще вполне приличной одеждой.

— Господа торопятся? — поинтересовалась личность и продолжила без остановки, словно повторяла заранее заученный текст: — А не могли бы вы помочь человеку, волей судьбы выброшенному в клоаку этого города, и уделить ему немного своего драгоценного времени?

Северцев едва не рассмеялся, уж очень комичными показались ему в устах переодетого шпика эти выспренние слова. Однако у контр-адмирала встреча с псевдонищим вызвала совершенно иную реакцию.

— А ну прочь с дороги! — тихо, но очень внушительно, сквозь стиснутые зубы произнес Пирсов, доставая откуда-то из глубин своей гражданской одежды тяжелый армейский бластер, ношение которого в городе запрещалось даже военным, независимо от их звания.

«Ему следовало надеть адмиральскую форму для полноты картины!» — с раздражением подумал Северцев.

Однако на «нищего» оружие произвело нужное впечатление, и он немедленно нырнул обратно в свое укрытие. В последний момент Северцев заметил мелькнувшую в его руках коробочку новенькой армейской рации.

— Сейчас он предупредит все патрули о нашем появлении!

— Пусть предупреждает. Без санкции своего начальства они не посмеют нас остановить, слишком серьезные номера на моей машине. А пока будут получать эту самую санкцию, нас здесь уже не будет!

Пирсов занял место пилота, и едва Олег успел пристегнуться, как мощное ускорение вдавило его в кресло. Старый контрабандистский бот был оснащен новейшими двигателями, способными увести его от преследования таможенников.

За секунду до того, как бот стартовал, один из полицейских каров развернулся и помчался им наперерез. Но было поздно, на такое ускорение этой маленькой машины полицейские не рассчитывали.

Уже через минуту панорама города внизу стала похожа на топографическую карту, а крохотная бусинка полицейского кара, пытавшегося их преследовать, вообще пропала с экрана.

— Все-таки полицейские обратили на нас внимание и теперь предупредят внешние орбитальные посты, — отметил Северцев.

— Док, в котором стоит «Ураган», находится за пределами зоны их контроля. Зря вы беспокоитесь, Олег Сергеевич. В любой военной операции прежде всего следует подумать о путях отхода, я этому правилу следую и в мирной жизни.

Эта фраза еще больше укрепила мнение Северцева о том, что самоуверенность Пирсова граничит с авантюризмом. Но почему-то это ему нравилось, возможно, потому, что отвечало его собственным жизненным установкам.